Свод законов земли Ленчинской

Опубликовано в Май 13th, 2012 in Западные и южные славяне от admin

СВОД ЗАКОНОВ ЗЕМЛИ ЛЕНЧИЦКОЙ
(начало XV века)

Неполность и непрочность централизации польского государства, проводившейся в период правления короля Казимира III, объясняется прежде всего тем, что в Польше в то время отсутствовали необходимые для этого экономические предпосылки. Значительную роль в торможении процесса централизации сыграла борьба феодальной верхушки – магнатов за сохранение и упрочение своих привилегий и своей независимости от центральной власти, В результате польское государство XV – XVI вв., будучи по форме своего правления сословно-представительной монархией, никогда, по существу, не являлось единым и централизованным, хотя борьба центростремительных сил, представляемых шляхетскими депутатами в сейме, с тенденциями магнатов к децентрализации продолжалась на протяжении всего XVI века.
Стремления к централизации, в частности, отразились в общих для всей Польши сводах польских судебников, именуемых Статутами Казимира Великого (см. выше), которые были изданы в половине XIV века отдельно для Великой и отдельно для Малой Польши.
Благожелательное отношение к статутам со стороны шляхты нашло свое выражение в Нешавских статутах 1454 года, где прямо указывается, что «все судьи должны судить писаным правом по Статутам короля Казимира».
Однако в некоторых землях, например, в земле Ленчицкой, не входившей в состав королевства польского в момент издания Статутов Казимира Великого, развивался до половины XV века процесс партикулярного правотворчества, представлявшего некоторые особенности по сравнению с общепольскими законами, которые начали там применяться лишь со второй половины XV века.
Законодательство второй половины XV и XVI вв., как правило, не внесло принципиально новых положений в польское право. Все же оно представляет определенный интерес, так как характеризует изменения в области общественных отношений, государственного управления и конкретизирует содержание отдельных правовых институтов.
О характере правовых памятников XV–XVI вв. можно судить на основании приводимых ниже выдержек из свода законов земли Ленчицкой (начало XV века), из «Formula Processus Judiciarii» (1523 г.), на основании статутов о насилиях, изданных в Торуне в 1520–1527 гг., и городского права 1558 г. В этих памятниках дается довольно подробная характеристика правового положения зависимых крестьян–кметов, положения городского населения, взаимоотношений горожан со шляхтой и т. п. Особый интерес вызывает содержащаяся в своде законов Ленчицкой земли детальная регламентация институтов давности и наследования.
Вопросам процесса полностью посвящен памятник: «Formula Processus Judiciarii», в котором было кодифицировано польское процессуальное право и подробно рассмотрен порядок предъявления и рассмотрения исков.
Приводимые законодательные акты носили ярко выраженный классовый характер, обеспечивая защиту интересов господствующего класса феодалов (в особенности шляхетства).
«Городское право» занимает несколько обособленное место. Оно является переработкой так называемого Магдебургского права, действовавшего в польских городах с XIII века на основании полученных городами при их «локации» («Локация» – основание новых городов и сел по так называемому «немецкому праву») привилегий. Подвергшись изменениям в соответствии с условиями страны, оно было переведено в половине XVI века на польский язык Бартоломеем Гроицким, который в предисловии заявил, что переводимое им право «не должно быть называемо магдебургским, но lus Municipale Polonicum, то есть городским польским правом, так как его мещане в королевстве польском считают своим правом»..
Переводы извлечений даны по польским текстам, приведенным в указанном сборнике проф. J. Sawicki, t. Icz. I, стр. 83 и сл., 118 и сл., 133 и cл.
[Извлечения]
Записаны здесь постановления и права земли Ленчицкой, составленные всеми виднейшими землевладельцами и давным-давно соблюдаемые.
О КМЕТЕ, КОТОРЫЙ РАНИТ ИЛИ УБЬЕТ ШЛЯХТИЧА
1. Если кмет ранит или убьет какого-либо шляхтича, то под каким бы правом он ни находился, не может защищаться правом немецким или каким-либо другим, а будет обязан отвечать по праву польскому. Это соблюдается во всех землях польского королевства.
О ДАВНОСТИ РАЗЛИЧНЫХ ДЕЛ
2. Давность для ран – один год и шесть недель, давность для долгов любого вида – один год и шесть недель; давность для убийства (свободного) мужа или головщины («Годовщина» или «головничество» – выкупная плата, штраф за убийство) в праве польском – двенадцать лет; давность для поручительства – три года. Давность для земельной собственности и прочего крупного имущества – 12 лет. Тот, кто в течение 12 лет этими вещами спокойно владеет или держит, должен доказать свидетелями эту давность. Давность для земельных владений, купленных или проданных, составляет один год и шесть недель.
Давность для долгов мещан Ленчицкий земли составляет три года; по истечении этих лет никто не имеет права вести спор об этих долгах.
Давность для изгороди – один год и шесть недель; давность для имущества, оставленного (после смерти), составляет один год и шесть недель; давность для крупной: кражи – двенадцать лет; давность для мелкой кражи – три года.
ДОКУМЕНТ О ПЕРЕДАЧЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО (РОДОВОГО) ИМЕНИЯ
24. Установил пан Ян из Оленницы (Ян был ленчицким старостой в 1394–1397 гг.): если кто-либо продает и передает (свое) наследственное имение другому, то документ о передаче не должен вручаться до истечения шести недель. Все это – в интересах ближайших (родственников); с этим согласилась вся земля; если же никто не оспаривает эту передачу и не воспрепятствует ей в течение шести недель, тогда писарь должен выдать такой документ или привилегию на наследственное владение, в противном случае ближайший (родственник) может его выкупить, уплатив (то), что указано в документе, или в привилегии, (а именно) уплатив тому, кто купил, и пусть он это сделает до праздника Обрезания господня без присяги.
Если же ближайший (родственник) надлежаще как указано выше, воспрепятствует передаче и в течение шести недель обратится с иском в суд и получит право на наследственное имение по близости (родству), тот, кто купил имение, пусть заявит, подкрепив соответственной присягой, за сколько он его купил, а этот родственник пусть уплатит эту сумму до ближайшего праздника Обрезания господня, в противном случае кутивший получит наследственное имение на вечные времена, а писарь выдаст ему документ.
О ПОКУПКЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ИМЕНИЯ И ОБ ОТСУТСТВИИ ДОКУМЕНТА О ПЕРЕДАЧЕ
25. Постановляем, (что) если кто-нибудь покупает какое-либо наследственное имение и не имеет документа о передаче от старосты, или судии, и подсудка, будем считать его (находящимся только) в залоге.
О ПЕРЕДАЧЕ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ИМЕНИИ, ГДЕ И В ПРИСУТСТВИИ КОГО ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ СОВЕРШАЕМА
26. Постановляется, что передачи наследственных имений должны производиться не в ином другом месте, как только в ленчицком городе, где собираются в большом числе землевладельцы, у старосты или на вече, а не у коморников, заседающих в иных местах вне (ленчицы).
О КМЕТАХ, НАХОДЯЩИХСЯ КАК ПОД НЕМЕЦКИМ, ТАК И ПОД ПОЛЬСКИМ ПРАВОМ, КОГДА, КАК И В КАКОЕ ВРЕМЯ МОГУТ УХОДИТЬ ОТ СВОЕГО ГОСПОДИНА
34. В том же господнем году, паны знатные земли собрались на съезд в Ленчицком городе с согласия всей страны (communitas) и постановили нижеперечисленные статьи в день святого Брикция (13.XI.1418), что кметы, находящиеся как под немецким правом, равно как и под правом польским, могут уйти от своего пана только (начиная) от праздника Рождества Христова, получив согласие своего пана за две недели до Рождества Христова, посадив на свое место другого кмета; в противном случае пусть он заплатит две гривны с четвертью, а также он должен починить дома и ограды по оценке и полюбовному определению четырех лиц: двух от господина и двух от кмета, (а именно): ограды – до праздника Троицы, а дома – до праздника си. Войтека.
КОГДА ГОСПОДИН ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ОТ СВОЕГО КМЕТА ЧИНШ И ДРУГОЕ ПРИЧИТАЮЩЕЕСЯ (ЕМУ)
35. Указанные кметы могут оставить землю также и в середине года и когда захотят, после уплаты господину трех гривен и после починки домов и оград, так как выше написано, не ожидая праздника Рождества.
36. А также пан села должен собрать (все) ему причитающееся и чинш за две недели до Рождества, прежде чем кмет получит разрешение (уйти), а после разрешения не может его (кмета) обременять своей властью и распространять на него право (заставлять) жить в (данном) месте (jus locare). В отношении кметов, сидящих (находящихся) на польском праве, которые уходят, как выше написано, (они) должны уплатить вдвое меньше, чем (сидящие) на праве немецком.
О КМЕТЕ, УХОДЯЩЕМ ОТ СВОЕГО ПАНА ТАЙНО
37. Устанавливаем: если какой-нибудь кмет будь-то днем или ночью тайно уйдет от господина без (соблюдения) положенного срока и без какой-либо несправедливости со стороны господина, тогда господин, к которому он бежал, будет обязан вернуть его под страхом (уплаты) штрафа в пятьдесят и четверть (3 гривны) суду в качестве королевского штрафа и к этому господину, должен быть отправлен посланец, чтобы вернуть кмета.

Обсуждение закрыто.