Декларация независимости Нидерландов 1581

Опубликовано в Февраль 4th, 2013 in Право буржуазных стран от admin

ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ НИДЕРЛАНДОВ
1581 год
Главные Государства Объединенных Провинций Нижних Земель, всем, кого это может касаться, настоящим документом сообщают:
Поскольку для всех очевидно, что государь создан Господом в качестве правителя народа, чтобы он охранял народ от угнетения и насилия, как пастух свою овцу; и поскольку Бог не создал людей рабами своего правителя, которые соблюдают его приказы, правильные или неправильные, а скорее создал правителя ради подданных (без которых он не был бы правителем), чтобы он правил ими, соблюдая справедливость, любя и поддерживая их, как отец своих детей или пастух свою отару, и, даже рискуя собственной жизнью, охранял и защищал их. И когда он поступает иным образом, и наоборот, подавляет народ, стремится нарушить его древние традиции и привилегии, требует рабского повиновения, то он больше не является правителем, а становится тираном, и поданные не могут его больше рассматривать в этом качестве. И, в частности, когда это делается умышленно, без разрешения государств, народ может не только отклонить его власть, но и начать законный процесс выбора нового правителя для своей защиты. Это единственный метод, который остается подданным, чьи смиренные прошения и протесты не смягчили правителя и не разубедили его в совершении тиранических действий; и это то, что диктует закон природы для защиты свободы, которую мы должны передать следующим поколениям, даже рискуя собственной жизнью. И это происходило периодически в нескольких странах при возникновении подобных ситуаций, и есть известные примеры, более правомерные на нашей земле, которая всегда руководствовалась древними привилегиями, которые выражались в присяге, принимаемой правителем во время принятия правления; большинство Провинций получили своего правителя при определенных условиях, которые он клянется поддерживать и при нарушении которых он перестает быть сувереном.
Так, в настоящее время это был король Испании после передачи престола, его отца, Чарльза Пятого, светлая ему память, (от которого он получил все эти провинции), забыв службу подданных этих стран и его отцу, и ему, благодаря которой он одержал блистательные и памятные победы над своими врагами, а его имя и власть стала знаменитой и наводящей страх во всем мире, забыв также наставления его императорского величества об ином, привел скорее к обсуждению этими испанцами его особы, которые почувствовали тайную ненависть к этой земле и ее свободе, потому что они не могли иметь высокие звания и занимать почетные должности в таких государствах, как Неаполь, Сицилия, Милан, Индия и других странах королевского доминиона. Таким образом, соблазненные богачами указанных провинций, с которыми многие из них были знакомы, эти советники, как мы их называем, или большинство из них часто возражали королю в том, что для репутации и величия его величества необходимо покорить Нижние Страны второй раз и сделать себя абсолютом (т.е. быть тираном по своему усмотрению), а затем править согласно ограничениям, которые он принял, и поклялся соблюдать при вступлении на престол. С этого времени король Испании, следуя этим злым советникам, стремился всеми способами привести эту страну (лишая древних привилегий) к рабству под управлением испанцев, которые сначала под предлогом религии стремились закрепить новых епископов в самых крупных и важных городах, финансируя и предоставляя им самые богатые аббатства, назначая каждому епископу девять канонов для содействия им в качестве советников, три из которых должны управлять инквизицией.
В рамках этого объединения указанные священники (которые были как иностранцами, так и местными жителями) были на первом месте и участвовали в голосовании в ассамблеях государств, и всегда были преданными сторонниками правителя; и в дополнение к указанным канонам он проводил испанскую инквизицию, которая всегда была ужасной и ненавистной в этих провинциях, как самое худшее рабство, в таких формах, которые его императорское величество предложил для этих стран ранее, и после которых прекратились протесты, что является доказательством большого влияния правителя на подданных. Но, несмотря на возражения, направленные королю многими провинциями и отдельным городами в письменном виде, а также выраженные в устной форме некоторыми основными лордами; а именно, Бароном Монтигни и Графом Егмонт, которые по одобрению Герцогини Пармы, в последствии правительницы Нижних Стран, и по совету совета государства несколько раз отправлялись в Испанию для этих целей. И хотя король на словах давал им основания для надежды, что их просьбы услышаны, но в письме он издавал указы об ином, в частности о том, чтобы немедленно после издания указа, под страхом его гнева, принять новых священников, передать им их епархии и связанные аббатства для того, чтобы осуществлять суд инквизиции на местах, подчиняться и исполнять указы и распоряжения Тридентского Собора, которые во многих случаях нарушают привилегии страны.
Когда это стало известно народу, это дало повод для масштабного беспокойства и протестов, а также для снижения хорошего отношения, которое народ всегда демонстрировал по отношению к королю и его наследникам. И особенно из-за того, что он хотел не только терроризировать подданных и их имущество, но и посягал на их сознание, за которое, по их мнению, они отвечали только перед Богом. На фоне этих событий глава дворянства из сострадания к бедному народу в 1566г. выразил определенные возражения в форме петиции и робких увещеваний, чтобы успокоить народ и предотвратить общественные беспорядки; эти аргументы заключались в том, что было бы желательно, если бы его величество (демонстрируя милосердие, присущее хорошему правителю в отношении его народа) смягчило свою позицию по указанным вопросам, и особенно, в отношении безжалостной инквизиции и смертной казни за религиозные проступки. Для того, чтобы сообщить королю об этих вопросах в более официальной форме, объяснить ему, как важно для мира и процветания общества, упразднить вышеуказанные нововведения и смягчить строгость его заявлений, опубликованных в отношении церкви, по просьбе указанной правительницы, совета государства и основных государства, в Испанию были отправлены Маркиз де Берген и вышеупомянутый Барон; король же, вместо того, чтобы предоставить им аудиенцию и исправить недовольства, которые их беспокоили (при том, что недостаток своевременной помощи всегда приводил к плохим последствиям среди простого народа), он, по совету Испанского Совета, объявил всех, причастных к указанным протестам, повстанцами и виновными в государственной измене, которые подлежат наказанию в виде смертной казни и конфискации их имущества; и более того, (будучи уверенным в подавлении этих стран под абсолютной тиранией армии Герцога Альва), действительно вскоре после заключения в тюрьму упомянутых правителей-послов казнил их и конфисковал их имения, в нарушение права народов, которое всегда соблюдалось даже самыми тираничными и жестокими правителями.
И, хотя указанные волнения, которые произошли в 1566г. по вышеупомянутым причинам, были успокоены правительницей и ее министрами, и многие сторонники свободы были изгнаны или подавлены, и у короля не было причин использовать армию и насилие и продолжать угнетение страны, всё же по этим причинам задолго до того, как совет Испании (по свидетельствам перехваченных писем от испанского посла, Алана, с указаниями Герцогине Пармы) предложил аннулировать все привилегии данной страны и ввести в ней тираническое управление, как в Индии; и на новых завоеванных землях, по наставлению совета Испании, который мало заботился о народе (что было прямо противоположно обязанности хорошего правителя в отношении его подданных), отправил Герцога Альва с мощной армией для покорения этой земли, который за свою нечеловеческую жестокость считался одним из самых больших врагов, и его сопровождали советники, не сильно от него отличавшиеся. И хотя он зашел без малейшего сопротивления, бедные подданные оказали ему все почести и проявили милосердие, которое король часто лицемерно обещал в своих письмах, вместе с заверениями лично приехать и отдать приказы для удовлетворения народа после отъезда Герцога Альва, снаряженного флотом, чтобы отплыть из Испании, и другим флотом в Зеландии, который должен встретить его, причинив большие расходы для страны, намеренно обманув своих подданных и обманом стимулировать их к более тяжкому труду, тем не менее, указанный герцог, непосредственно после прибытия (хотя он был иностранцем и не имел никакого отношения к королевской семье), объявил, что он является почетным командующим миссии, а вскоре после это – губернатором этих провинций, нарушив все древние традиции и обычаи; и в дополнение к своим заявлениям он немедленно поставил гарнизоны во всех главных городах и замках, приказал построить крепости и убежища во всех крупных городах, чтобы их покорить, и очень вежливо отправил за предводителями дворянства от имени короля под предлогом того, что хочет получить их советы и принять их на службу стране. Те, которые поверили его письмам, были вывезены из Брабанта, в нарушение закона, где они были заключены в тюрьму и признаны виновными в качестве преступников перед ним, при том, что он не имел на это права и не был компетентным судьей; и, наконец, он, не выслушав их защиту, приговорил их к смертной казни, которая проводилась в исполнение публично и позорно.
Другие, которые лучше были знакомы с испанским лицемерием, проживая в других странах, были объявлены вне закона, а их имущество конфисковали, чтобы бедные подданные не могли пользоваться их крепостями и, чтобы их правители не защищали их в обороне их свободы от нарушений со стороны священников; несмотря на большое количество других дворян и состоятельных граждан, некоторые из которых были казнены, а другие были изгнаны и их имущество было конфисковано, подвергая мучениям других честных жителей, не только калеча их жен, детей и нанося вред имениям испанскими солдатами, которые разместились в их домах, а также принуждая их платить различные взносы для строительства убежищ и новых укреплений городов, помимо налогов в сто, двадцать и десять пенсов, которые использовались, чтобы нанимать и оплачивать как иностранцев, так и коренных жителей, против своих соотечественников и против тех, кто, рискуя своей жизнью, боролся за свободу. Чтобы довести до нищеты подданных и сделать их неспособными мешать его замыслам, и чтобы он мог с минимальными усилиями выполнять инструкции Испании, обращаться с этими странами как с новыми завоеванными территориями, он начал изменять правосудие на испанский манер, прямо нарушая наши права и привилегии; и, считая, что ему нечего уже боятся, он приложил основные силы, чтобы ввести налог, называемый десятиной, на торговлю и производство, чтобы полностью разрушить эти страны, процветание которых зависит от активной торговли, несмотря на частые протесты, не только одной провинции, но объединением их усилий, с которым он столкнулся, если бы не Принц Оранжа с различными дворянами и другими жителями, которые присоединились к нему в его ссылке, большинство из которых были у него на жаловании, и выселены Герцогом Альва с другими лицами, которые были между ним и всеми провинциями, наоборот, стремились всеми возможными обещаниями, данными уже преданным ему полковникам, чтобы получить немецкие отряды, которые были закреплены в главных крепостях и городах, и с их помощью он мог подчинить их, как он подчинил уже многих из них, и присоединить их к своим интересам, чтобы, с их помощью, принудить тех, кто к нему не присоединялся в ведении войны против Принца Оранжа и провинций Голландии и Зеландии, более жестокой и кровавой войны по сравнению с предыдущим. Но, как любое лицемерие не может долго скрывать наших намерений, этот план был раскрыт до его реализации; и он, неспособный выполнить свои обещания, и вместо мира, которым он хвалился во время приезда, разожглась новая война, еще не утихнув.
Все эти факторы дали нам достаточно причин для отречения от Короля Испании и для поиска другого более могущественного и милостивого правителя, чтобы он взял нас под свою защиту; и, особенно, потому что эти страны на протяжении последних двадцати лет были брошены своим королем в беспорядках и угнетении, и в течение этого времени к жителям относились не как к поданным, а как к врагам, насильно загнанным в рабство своими губернаторами.
Более того, после смерти Дона Хуана, Барон де Селлес заявил, что он не допустит установления мира в Генте, который Дон Хуан от своего королевского имени поклялся поддерживать, и каждый день предлагал все менее выгодные условия соглашения. Несмотря на эти препятствия, мы использовали все возможные средства, посредством письменных обращений и посредничества самых великих правителей христианских стран, чтобы помириться с нашим королем, и, наконец, долгое время поддерживая наших депутатов в Конгрессе Кельна в надежде, что заступничество его императорского величества и избирателей сможет обеспечить достойный и длительный мир и некоторый уровень свободы, в частности, в отношении религии (которая, главным образом, касается Господа и нашего сознания), в конце концов, мы на опыте поняли, что от короля ничего нельзя получить просьбами и соглашениями, которые он использовал, чтобы разделить и ослабить провинции, чтобы он мог легко и строго выполнить свой план, покоряя их одну за одной, что в последствии проявилось в определенных заявлениях и запретах приказов короля, в силу которых мы и все офицеры Объединенных Провинций со всеми нашими союзниками объявлялись повстанцами и лишались нашей жизни и имущества. Таким образом, передавая нас всем, он мог прекратить нашу торговлю, приводя нас в отчаяние, предложив большую сумму любому, кто убьет Принца Оранжа.
Таким образом, не имея никакой надежды на примирение и не получив никакой другой помощи, мы, соблюдая естественное право на свою защиту, подержание прав, привилегий и свобод наших соотечественников, жен, детей и защищая последующие поколения от рабства испанцев, отреклись от Короля Испании и использовали такие методы, которые казались наиболее подходящими для обеспечения древних свобод и привилегий. Настоящим объявляется, что этому положен конец, мы единогласно и сознательно объявили и настоящим документом подтверждаем, что Король Испании потерял, в силу самого закона, все наследственные права на суверенитет этих стран, и с этого момента он не может заявлять о своей власти и юрисдикции, совершать любые действия в отношении территорий Нижних Стран, использовать свое имя в качестве правителя или принуждать других делать это. В свете вышесказанного, мы объявляем всех офицеров, судей, дворян, вассалов и других жителей этой страны, любого уровня или направленности, свободными от всех присяг и обязательств, принятых перед Королем Испании в качестве суверена этих стран. И принимая во внимание изложенные мотивы, большая часть Объединенных Провинций, по общему согласию их членов, была передана под управление и суверенитет выдающегося Правителя и Герцога Анжу, и на определенных условиях, утвержденных с его высочеством, и принимая во внимание, что самый жестокий Эрцгерцог Маттиас уступил правление этими странами с нашего согласия, мы приказываем всем судебным работникам, офицерам и всем, кого это может касаться, не использовать в дальнейшем имя, звания, большую или малую печать Короля Испании; а вместо них, во время отсутствия его высочества Герцога Анжу по срочным вопросам, связанным с благосостоянием этих стран, по согласованию с его высочеством или другими лицами, они должны временно использовать имя и звание Президента и Совета Провинции.
И, до тех пор, пока президент и члены совета будут избраны, созваны и начнут действовать в этом качестве, они должны действовать от нашего имени, кроме Голландии и Зеландии, где должно использовать имя Принца Оранжа, и имени государств указанных провинций, пока вышеуказанный совет не начнет проводить законные заседания, и затем должен придерживаться направлений, согласованных с его высочеством. И, вместо упомянутой печати короля, они должны использовать нашу большую государственную печать, центр-печать и кольцо-печать в вопросах, связанных с народом, которые время от времени передаются совету для решения. В вопросах, связанных с отправлением правосудия и операциями, характерными для каждой провинции, провинциальный совет и другие советы этой страны должны использовать соответственно название, звание и печать указанной провинции, в которой должен проходить суд, и никакие другие атрибуты под угрозой того, что все письма, документы и депеши будут аннулированы. И для лучшего исполнения этих положений мы приказали и настоящим документом приказываем и повелеваем, чтобы все печати Короля Испании, которые находятся в этих Объединенных Провинциях, были немедленно, после публикации настоящего документа, предоставлены во владение каждой провинции или лицам, которые имеют право на это владение, под угрозой дискреционного наказания.
Более того, мы приказываем, чтобы с этого времени деньги не чеканились с именем, титулом или гербом Короля Испании в любой из Объединенных Провинций, и все новые золотые и серебряные монеты, их половинки и четверти, должны иметь на себе выражения, определенные государствами. Кроме этого, мы приказываем президенту, другим лордам тайного совета, всем другим канцлерам, председателям, финансовым контролерам, другим лицам счетных палат в указанных странах, а также всем судьям и офицерам, поскольку мы освободили их от присяг, принятых перед Королем Испании, до вступления в должность принять новую присягу перед страной, от юрисдикции которой они зависят, или перед назначенными комиссарами, которые должны быть верными нам против Короля Испании и всех его последователей, и присяга должна составляться генеральными штатами. И мы должны предоставить указанным членам совета, судебным должностным лицам и офицерам, нанятым в этих провинциях, которые обязались ради нас с его высочеством Герцогом Анжу, разрешение и в дальнейшем оставаться на соответствующих должностях, вместо новых полномочий, статью, временно аннулирующую бывшие полномочия, до приезда его высочества. Более того, всем членам совета, контролерам, судебным исполнителям и офицерам данных Провинций, которые не обязались перед его высочеством, мы должны предоставить новые полномочия под их подпись и печать, кроме случаев, когда указанные должностные лица не обвиняются и не осуждены за действия, во время прошлых полномочий, направленные против свобод и привилегий данной страны или другие подобные проступки.
Мы, в дальнейшем, приказываем от имени председателя и членов тайного совета, канцлера Герцогства Брабант, канцлера Герцогства Гелдерс, графства Зютфен, председателю и членам совета Голландии, управляющим великих ведомств Беустершелдт и Бевестершелдт в Зеландии, председателю и совету Фриз, Эскулету Мехелена, председателю и членам совета Утрехт и всем другим судебным исполнителям и офицерам, к которым это может относиться, и всем лейтенантам, опубликовать настоящее распоряжение и провозгласить в рамках своих соответствующих юрисдикций в обычных местах, предназначенных для подобных целей, чтобы никто не мог ссылаться на незнание. И для надлежащего неукоснительного исполнения настоящего распоряжения, мы приказываем быстро и беспристрастно наказывать нарушителей; поскольку это считается необходимым ради общего блага. И для лучшего поддержания всех и каждой статьи настоящего документа, мы, открытым приказом, предоставляем всем и каждому из вас полную власть и полномочия,. Для закрепления вышесказанного мы скрепляем данный документ нашими подписями и печатями, на собрании в Гааге, 6 и 12 июля, 1581, скрепленный приказами генеральных штатов и подписью Дж. Де Ассельерс.

Обсуждение закрыто.