Золотая булла короля Андрея 1222

Опубликовано в Февраль 21st, 2013 in Право буржуазных стран от admin

ЗОЛОТАЯ БУЛЛА КОРОЛЯ АНДРЕЯ II (1222 Г.)
Во имя Святой и нераздельной Троицы. Андрей, Божьей милостью наследственный король Венгрии, Далмации, Кроации, Рамы (Боснии), Сербии, Галиции и Лодомерии. Так как вольности дворян нашего королевства, а также и других, установленных королем Св. Стефаном, были в большей своей части уменьшены властью некоторых королей частью по их собственным побуждениям, частью по вероломному внушению людей злых и корыстолюбивых, то дворяне много раз обращались к нашему величеству и предшественникам нашим со своими мольбами и бесчисленными просьбами о введении реформ в королевстве. Посему желая удовлетворить их просьбы в меру наших обязанностей, особенно в виду того, что между нами и вами вследствие всего этого возникли большие недоразумения, считая более приличным избегать всего этого для сохранения во всей полноте королевского достоинства (которое может лишь возвыситься благодаря им), мы жалуем как им, так и другим свободным людям нашего королевства вольности, дарованные им святым королем, а относительно других государственных реформ в нашем королевстве мы повелеваем принять следующие спасительные меры:
1. Мы устанавливаем, что мы обязаны ежегодно в стольном Белграде (Штульвейссенбурге) созывать торжественные собрания во время празднеств в честь святого короля, если только нам это не помешают сделать серьезные обстоятельства или болезнь; и если мы не будем в состоянии там присутствовать лично, палатин наш будет непременно присутствовать там вместо нас и выслушает от нашего имени все тяжбы, а все дворяне, которые только пожелают, могут там собираться свободно.
2. Мы также желаем, чтобы ни мы, ни наши преемники под влиянием могущественных лиц не предавали наказанию, ни освобождали от наказания никого из дворян, если он не был предварительно позван на суд и изобличен в вине в порядке судебного разбирательства.
3. Сверх того, мы не должны налагать какой-либо подати или платы на дворян и мы не должны входить к ним в дом или в их владения без того, чтобы они не позвали нас. Мы не должны также налагать какую-либо подать на слуг церкви.
4. Если какой-нибудь дворянин умирает, не оставив после себя сына, дочь получает четвертую часть его имущества; оставшимся он может распоряжаться по своему усмотрению, а если смерть в том ему помешала, оставшееся имущество переходит к наиболее близким родственникам. Если же после него не осталось никакого потомства, имущество его принадлежит королю.
5. Окружные графы (comites parochiani, föispanok) могут считать себе подсудными дела по дворянским имуществам только тогда, когда это касается денег или десятины. Придворные графы (comites curiae parochiani, alis panok) могут судить только тех, кто принадлежит к числу их дворцовых слуг. Воры и разбойники должны судиться королевскими судьями, но у ног (под председательством) самого окружного графа.
6. Сверх того нельзя более привлекать к ответственности по доносу воров, довольствуясь по обычаю присягой всех обитателей.
7. Если король намерен пойти с войском за пределы королевства, дворяне не обязаны следовать за ним за свой счет. И после их возвращения домой он не может предавать их военному суду. Но если неприятельская армия вторглась в пределы королевства, все обязаны идти вместе. Далее, если мы желаем повести армию за пределы государства, и мы сами стоим во главе армии, все те, которые стоят во главе комитатов, обязаны идти с нами за наш счет.
8. Палатин судит без различия всех свободных людей нашего королевства; но те дела дворян, которые влекут за собой смертную казнь или конфискацию их имуществу не могут быть решены без согласия короля. Судьи могут иметь каждый в своем ведомстве лишь по одному заместителю.
9. Наш придворный граф (curialis comes, udvarbiro), когда он находится при дворе, может судить всех и оканчивать всякое дело повсюду, если только оно началось при дворе. Но когда он пребывает в своих владениях, он не может произносить никакого приговора, ни призывать на свой суд.
10. Если какой-либо магнат умрет в армии, его сын или его брат получают то же звание. И если какой-нибудь нотабль умирает при таких же обстоятельствах, сын его вознаграждается по усмотрению короля.
11. Если богатые иностранцы переселяются в королевство, они не могут быть удостоены какого-либо звания без согласия королевского совета.
12. Жены умерших или осужденных на смерть и лишившихся жизни при приведении приговора в исполнение или от единоборства, или всяким другим способом не могут быть лишены своего приданого.
13. Когда магнаты следуют за двором или совершают какое-нибудь путешествие, бедные не должны быть ими притесняемы или лишаемы их имущества.
14. Сверх того, если какой-нибудь граф не ведет себя с достоинством, как того требуют обязанности его звания, или если он притесняет жителей своего комитата, то после изобличения его вины пред всем королевством он позорнейшим образом лишается своего звания и присуждается к возвращению всего того, что он отнял.
15. Наши оруженосцы, пестуны и сокольники не имеют права вторгаться во владения дворян.
16. Впредь мы не будем жаловать на правах наследственности целых комитатов, и никакого звания в виде принадлежности к какой-нибудь области или какому-нибудь имению.
17. Никто не может быть лишен имущества, приобретенного им за законную службу.
18. Сверх того дворяне могут с нашего разрешения свободно собираться около нашего сына, и за это они не должны опасаться потери своих имуществ. Мы не будем принимать к себе никого из тех, кто правильно осужден нашим сыном, и не разбирать никакого дела, возбужденного пред нашим сыном и им не оконченного; наш сын, со своей стороны, должен делать то же самое.
19. Вассалы (jobagiones castrorum) должны пользоваться вольностями, установленными королем св. Стефаном; равно и иностранцы всяких государств – согласно вольностям, предоставленным им по тем же основаниям.
20. Десятина не должна взиматься деньгами, а продуктами земли, вином и зерном; и, если епископы этому будут противиться, мы никакой помощи им не окажем.
21. Епископы не обязаны по примеру дворянских земель вносить десятины для наших лошадей, и слуги их не должны также вносить свою десятину на королевских землях.
22. Сверх того наши свиньи не могут пастись в лесах и полях дворян без согласия последних.
23. Сверх того наша новая монета может обращаться только в течение года, от Пасхи до Пасхи, и денье (монета) должна быть таким же, каким оно было во времена короля Белы.
24. Графы монетной палаты, надзиратели за соляными озерами и по взиманию податей должны быть назначаемы из дворян нашего королевства; они не могут быть назначаемы из турок или евреев.
25. Сверх того, соль не может быть предметом надзора внутри страны, но исключительно в Саболце, Регече и на границах.
26. Сверх того, никакое государственное имущество не может быть пожаловано иностранцам; если какие-нибудь подобные имущества были пожалованы или проданы, они должны быть возвращены народу королевства для выкупа.
27. Куний мех облагается налогом, согласно обычаю, установленному королем Коломаном.
28. Если кто-нибудь правильно осужден судом, никто не может за него заступиться.
29. Графы (comites) пользуются только доходами, присвоенными их должности; король получает все другие доходы, которые ему принадлежат, а именно: чаны, налоги, быки и две трети городов.
30. Сверх того, за исключением четырех баронов: палатина, бана, графов короля и королевы, никто не может носить два звания.
31. И чтобы эта льгота и этот указ продолжали иметь силу в течение нашей жизни и наших преемников, мы его составили в семи экземплярах и приложили к ним нашу золотую печать: один экземпляр был послан его величеству папе, чтобы он занес его в свои реестры; второй – ордену госпитальеров; третей – ордену тамплиеров; четвертый – королю; пятый – Эстергомскому капитулу; шестой – Колочскому капитулу; седьмой должен всегда храниться у занимающего должность палатина, чтобы он мог всегда иметь текст закона пред глазами и ни сам бы не нарушал ни одного из заключающихся там предписаний, ни допустил бы, чтобы король, дворяне и другие нарушали эти предписания, чтобы они пользовались своими вольностями и чтобы они оставались верными нам и нашим преемникам, не отказывая в законном повиновении королевской власти. И если мы или кто-нибудь из наших преемников пожелает когда-нибудь нарушить настоящей указ, епископы и другие бароны и дворяне нашего королевства, все вместе или отдельно, настоящие или будущие, имеют право, в силу этого указа, без опасения быть обвиненными в неверности, оказывать нам и нашим преемникам противодействие и сопротивление.

Обсуждение закрыто.