Статут парижских ткачей шерсти

Опубликовано в Сентябрь 26th, 2011 in Франция от admin

СТАТУТ ПАРИЖСКИХ ТКАЧЕЙ ШЕРСТИ

1. Никто не может быть в Париже ткачом шерсти, если не купит ремесло у короля. И его продает от имени короля тот, кто купил (этот) взнос у короля, одному дороже, другому дешевле, как ему заблагорассудится.
2. Ни один ткач шерсти и никто другой не должен иметь мастерскую в пределах Парижского округа, если не умеет собственноручно заниматься ремеслом, если он не сын мастера.
3. Каждый парижcкий ткач шерcти может иметь в cвоем доме два широких станка и один узкий, а вне дома он не может иметь никакого, если не хочет иметь его на тех же правах, на которых мог бы иметь его чужак.
4. Каждый сын мастера ткача шерсти, пока он находится под опекой своих отца и матери, т.е. если у него не было и нет жены, может иметь 2 широких станка и один узкий в доме своего отца, если он умеет заниматься ремеслом собственноручно; и не должны оплачивать ночную стражу, ни (платить) другие взносы, ни покупать ремесло у короля, пока они находятся в этом положении.
5. Каждый ткач шерсти может иметь в своем доме одного из своих братьев и одного из своих племянников; и для каждого из них может иметь в своем доме 2 широких станка и один узкий с тем, чтобы братья и племянники работали собственноручно, и как только они перестанут работать, мастер не сможет держать станка. Братья и племянники не обязаны покупать ремесло у короля, ни нести ночную сторожевую службу, ни платить талью, пока они находятся под опекой своего брата и дяди.
6. Мастер ткач шерсти не может из-за сыновей или одного из своих братьев или племянников иметь вышеупомянутые станки вне своего дома.
7. Ни один ткач шерсти не может иметь эти станки ни для кого, кроме сыновей от законной супруги, или своих братьев, или племянников, рожденных в законном браке; так как для сына своей жены, ее брата или племянника он их иметь не может, а только для своих братьев и племянников, и ни для одной души он не может их иметь, если не для своих сыновей или братьев по отцу или по матери, или сыновей брата или сестры от законного брака.
8. Каждый ткач шерсти в своем доме может иметь не больше одного ученика, но он не может иметь его меньше, чем на 4 года службы и за 4 парижских ливра, или на 5 лет службы за 60 парижских су, или на 6 лет службы за 20 парижских су, или на 7 лет службы без денег.
9. Мастер ткач может взять ученика на больший срок службы и за бoльшую плату, но за меньшую он его взять не может.
10. Ученик может выкупиться со службы, если угодно мастеру, но лишь в том случае, если он прослужил 4 года. Но мастер не может ни продать его, ни расстаться с ним, если он не прослужил четырех лет, ни взять другого ученика, если не случилось, что ученик сбежал, женился или отправился за море.
11. Мастер ткач шерсти не может иметь (другого) ученика, пока длятся четыре года, в течение которых ему может служить (первый) ученик, если этот ученик не умер или не отказался от ремесла навсегда. Но как только он умрет или откажется от ремесла, мастер может взять другого на вышеупомянутых условиях, но только одного ученика.
12. Если ученик убежит от своего хозяина по безрассудству или легкомыслию, он должен возвратить хозяину все издержки и убытки, которые тот понес вследствие его вины, с тем, что он может вернуться к ремеслу у этого хозяина, не у другого, если хозяин не хочет его покинуть.
13. Если ученик уйдет от своего хозяина вследствие вины хозяина, он или его друг должны прийти к старшине ткачей и это перед ним засвидетельствовать; и старшина в течение двух недель должен призвать к себе хозяина ученика, сделать ему выговор и сказать, чтобы он достойно содержал ученика, как сына уважаемого человека, одевал и обувал. И если он этого не сделает, ученику подыщут другого хозяина.
14. Если хозяин ученика этого не сделает по приказу старшины, последний должен взять ученика и поместить его в другое место, где ему покажется лучше, и должен заставить дать деньги ученику, если он умеет их заработать, и если ученик не может зарабатывать денег, старшина ткачей должен подыскать ему другого хозяина среди членов цеха и его пристроить.
15. Если ученик уйдет от своего хозяина по вине хозяина в течение четверти года, хозяин возвращает ему три четверти его денег; и если он уйдет в течение полугода, хозяин возвращает ему половину, а если он уйдет, когда ему остается прослужить лишь четверть года, хозяин возвращает ему лишь четвертую часть его денег, и если он пробыл у хозяина целый год и тогда уходит по вине хозяина, хозяин вовсе не возвращает ему денег, так как в течение первого года он не имеет никакой прибыли.
16. Если мастер так беден, что не может возвратить своему ученику, который уходит от него по его вине, денег целиком или частью, как выше сказано, если он умирает или убегает, старшина цеха должен подыскать ученику достойным образом хозяина из среды членов цеха; так как в их цехе постановлено, что никто не должен брать ученика иначе как по совету старшины и по крайней мере двух из четырех присяжных.
17. Старшина и двое присяжных или трое, или четверо, если (они стоят перед обязанностью взять ученика), должны смотреть, имеет ли мастер достаточно имущества и смышленности, чтобы взять ученика. И если старшина и присяжные видят, что мастер, который берет ученика, не имеет нужных качеств для того, чтобы держать ученика, они могут взять хороший и достаточный залог и выполнить все сполна по отношению к ученику, чтобы ученик не терял своего времени, а его отец своих денег.
18. Ни один ткач не может ткать этанфор камелэн , если в ткани не будет 2.200 ниток в ширину.
19. Парижский ткач может красить в своем доме во все цвета, кроме гэд ; окрашивать в цвет гэд можно только в двух домах; так как королева Бланка, да отпустит ей Бог грехи, пожаловала, что цех ткачей может иметь 2 дома, где можно заниматься ремеслом красильщиков и ткачей свободно без обязанности платить красильщикам какие-либо взносы, и что эти ткачи могут иметь рабочих и подмастерьев красильщиков без (слияния с цехом красильщиков и без уплаты причитающихся с последних взносов). И подобным же образом другие ткачи могут иметь рабочих и подмастерьев из красильщиков, чтобы окрашивать в другие цвета.
20. Когда ткач, красильщик в цвет гэд, умирает, парижский прево по совету мастеров и присяжных ткачей должен назначить на его место другого ткача, который будет иметь такое же право окрашивать материю в цвет гэд, какое имел первый. В цехе ткачей можно окрашивать материи в цвет гэд только в двух домах, и это пожаловала им королева Бланка, как выше сказано.
21. Ни один ткач не может ткать этанфор камелэн, если в (материи) не будет 2.200 ниток в полной ширине и 7 картье (quartier, quarteron) ширины; если она yже 7 картье, он заплатит 5 су штрафа королю и присяжным, из каковых 5 су король имеет 2 су 6 денье и присяжные 2 су 6 денье за их труды. И если он ее выткет меньше 2.200 ниток в ширину ткани, уплатит 5 су штрафа. И если у кого-нибудь есть такая ткань, которая имеет меньше 7 картье в ширину и меньше 2.200 ниток в полной ширине ткани, подлежит 10 су штрафа; половина королю, половина присяжным вследствие того, что они часто теряют дни, охраняя тех, так как не всегда они находят (причину для взимания штрафов).
22. Ни один ткач не может ткать в Париже коричневых и белых камелэн, если основа и уток не одинаковой прочности, если они имеют меньше 2.200 ниток и 7 картье ширины. И если ткань имеет меньше 2.200 ниток, мастер подлежит 5 су штрафа, и если ткань не имеет ни достаточной ширины, ни 2.200 ниток, он подлежит 10 су штрафа, из которых король имеет половину, а старшина и присяжные другую половину за их труд и заботу.
23. Ни один ткач не может ткать в Париже полного сукна, если не одинаково прочны основа и уток, если в полной ширине ткани меньше 1.600 ниток и 7 картье ширины и 5 картье в основе, под угрозой вышеупомянутого штрафа.
25. Чистым сукном называют в Париже сукно, в котором основа и уток одинаковой прочности.
26. Все ткани, какого бы они ни были сорта сукна, должны быть по крайней мере 7 картье ширины, под угрозой вышеупомянутого штрафа.
27. Ни один ткач, какое бы он сукно ни ткал, не должен оставлять больше 20 зубьев берда незаполненными с одной и с другой стороны; если он оставляет больше 20 пустых зубьев, он подлежит 12 денье штрафа за каждый зубец. Из этого штрафа половину имеет король, половину присяжные за их дни и заботы.
28. Если какая-нибудь работа испорчена, т.е. спутана, и тот, чья работа, даст знать об этом старшине и присяжным, старшина и присяжные могут ему позволить ткать с бoльшим, чем 20, числом пустых зубьев, сообразно с тем, что им покажется лучшим.
29. Никто в Париже не может употреблять в работу шерсть и нитки, окрашенные в черный цвет котла, если снаружи нет другого цвета, ни белых ниток, окрашенных с помощью лакмусового ягеля, ни радужной шерсти, ни в основе, ни в окраске, если это не основа для сукон радужного цвета, без того, чтобы не подлежать штрафу в 5 су, половина королю, половина старшине и присяжным, ткачам или иным.
30. Расчесанный уток синего, коричневого, зеленого цвета нельзя ткать иначе, как на той же основе, т.е. на основе того же самого цвета, в который шерсть была окрашена и расчесана. И если он поступит иначе, подлежит 20 су штрафа, если он работает для себя, а если он работает не для себя, своей жены или для лиц, принадлежащих к его дому, или с целью перекрасить, должен уплатить вышеупомянутые 20 су штрафа и поклясться на св. Евангелии перед старшиной и присяжными, что он ни одной душе не продаст этого сукна, прежде чем не скажет ему без спроса об этом браке; и если он продает сукно и не говорит о браке, как он поклялся, старшина и присяжные должны дать знать об этом парижскому прево, и прево должен его наказать согласно его разумению. Из этих 20 су половину получает король, другую половину старшина и присяжные за их труд и заботу.
31. Никто при выделке сукна не может класть вместе с настоящею шерстью шерсть ягненка, и если он это сделает, подлежит 10 су штрафа за каждый кусок: половина королю, другая половина старшине и присяжным за их заботу и труды.
32. Все сукна должны быть целиком из шерсти и так же хороши в начале, как и в средине, и если они не таковы, тот, кому они принадлежат, подлежит за каждый кусок сукна 5 су штрафа, с какого бы они ни были станка; половина королю, половина старшине и присяжным за их заботу и труд.
33. Ни у кого не должно быть сукна эполе (espaule), т.е. такого, у которого основа не была бы так же хороша в центре, как по краям, без того чтобы он не подлежал 20 су штрафа, половина королю, половина старшине и присяжным, где бы (такое сукно) ни было найдено.
34. Старшина и присяжные должны заставить принести в Шатлэ испорченное сукно, когда они его найдут, и тогда сукно должно быть разрезано на 5 кусков, каждый кусок в 5 он (aunes) , если в куске есть (столько мер). И тогда старшина и присяжные отдают тому, чье было сукно, его куски, по приказу прево, при уплате вышеупомянутых 20 су штрафа.
35. Ни один ткач, ни один красильщик, ни сукновал не могут устанавливать в своих цехах цены благодаря какому-либо сообществу, из-за чего те, которые будут иметь нужду в продуктах их ремесла, не смогут их иметь за такую низкую цену, которую они были бы в состоянии заплатить, и даже те, которые являются членами вышеупомянутых цехов, не смогут работать за такую низкую плату, как бы они хотели. И если бы какой-либо из этих цехов организовал внутри цеха какое-либо сообщество, старшина и присяжные дали бы знать об этом парижскому прево, и прево раскассировал бы это сообщество и взял бы штраф сообразно с тем, что бы ему показалось лучшим.
36. Ни один ткач, едущий на Шампанские ярмарки, не должен продавать сукон из Сен-Дени, или Ланьи, смешав (их) с парижскими сукнами, ни в самом Сен-Дени, ни в рядах, которые парижские ткачи имеют на парижском главном рынке. И если бы он был в этом уличен, они были бы для него потеряны, и их получила бы местная юстиция, т.е. в Париже король, в Сен-Дени аббат и в других местах местная юстиция.
37. Ни один ткач не должен терпеть у себя или у кого-либо другого из членов цеха вора, убийцу или человека дурных нравов, который содержит любовницу в поле или дома. И если бы у кого-нибудь в городе оказался такой слуга, мастер или подмастерье, которым это было бы известно, должны дать знать старшине и присяжным цеха; старшина и присяжные должны уведомить прево, и прево, если ему будет угодно, должен заставить его очистить город. Но он не нашел бы никого, кто бы взял его на работу, если бы он не отказался от своего безумства.
38. Парижский ткач, если у него есть для продажи своих сукон лоток в рядах, должен уплачивать королю каждый год с каждого лотка 5 су алажа (halage): в средине поста два с половиной су и на св. Ремигия два с половиной су; (он должен уплачивать) каждую субботу с каждого лотка обол кутюма; на ярмарке Сен-Ладр, прежде чем ярмарка будет закрыта, он должен заплатить 5 су ларькового сбора. Уплатой этих 6 су он освобождается от платежа вышеупомянутого обола и тонлье за сукно, которое он покупает или продает, пока длится ярмарка. И следует указать, что каждый лоток не должен быть длиннее пяти картье; они не должны платить большей суммы алажа, ларькового сбора, ни майлей , сколько бы человек ни держало один лоток.
39. Ни один ткач не должен платить тонлье за сукно, продаваемое по частям.
40. Каждый ткач должен за каждую цельную штуку сукна, продаваемую в рядах, 6 денье в качестве тонлье. И столько же должен покупатель, если он покупает не для собственного употребления.
41. Каждый ткач должен за цельную штуку сукна, продаваемую в течение недели в его доме, 2 денье в качестве тонлье, если живет на королевской земле. Столько же должен покупатель, если покупает не для собственного употребления, за исключением недели епископа, когда каждый ткач, где бы он ни продавал, в своем доме или в рядах, или в другом месте, должен (уплатить) 6 денье в качестве тонлье за каждую штуку сукна, и столько же тот, кто покупает, если покупает не для собственного употребления. Вышеупомянутый тонлье продавец не обязан получать или спрашивать с покупателя, если не хочет, и даже свой собственный взнос он не должен платить, если у него не спрашивают; за это во всех других землях, кроме королевской, с него не должны требовать никакого штрафа. Ткачи уплачивают тонлье в одном месте в большем, в другом в меньшем размере, как привыкли, за сукно, продаваемое в их домах в течение недели.
42. Никто не должен платить за продаваемое сукно, где бы он его ни продавал: в своем доме, в рядах или в другом месте, ничего, кроме вышеупомянутого тонлье, какого бы сукно ни было цвета и из какого бы оно ни было места, покупает ли он или продает.
43. Каждый ткач должен за каждые шесть мотков ниток, которые он покупает на парижском рынке или в другом месте на королевской земле, один денье в качестве тонлье, столько же он должен, если продает. Если он их покупает на чужой земле, должен заплатить тонлье, согласно местным обычаям.
44. Если не ткач, а кто-нибудь другой, женщина или мужчина, покупает или продает нитки, должен с 18 денье – обол и ничего не должен с меньшей суммы, и сколько бы нитки ни стоили, вплоть до 9 ливров по весу, не должен больше обола, так как с 9 ливров следует платить только обол. И если они весят 9 ливров, и было не больше 17 лишних (связок) ниток, не должен больше обола. Итак, с большего количества больше, с меньшего меньше, от девяти до девяти ливров.
45. Ни один ткач не должен класть в работу грубых ниток и грубой шерсти , и если положит, подлежит 5 су штрафа, если это будет замечено во многих местах; из них 5 су – половину – получит король, половину присяжные.
46 (§ зачеркнут). Подмастерья ткачи должны приходить на работу в час, когда другие идут на работу, а именно: плотники и каменщики.
47 (§, приписанный на полях). Никто из вышеупомянутого цеха не должен начинать работу раньше восхода солнца под угрозой штрафа в 12 денье мастеру и в 6 денье подмастерью, если только не в силу необходимости закончить штуку сукна; в этом случае подмастерье может прийти (раньше времени, но) лишь в течение одного дня.
48. Ночная королевская служба ткачей заключается в том, что старшина и ткачи платят 20 парижских су королю каждую ночь, когда они должны нести караул, и 10 парижских су тем, которые его несут, как в качестве их жалованья, так и в качестве жалованья страже Малого и Большого мостов; а также в том, что они ставят 60 человек в качестве караульных каждую ночь, когда обязаны нести караул.
49. Старшина цеха ткачей должен созывать ночной караул, и в этом отношении он является королевским служащим и должен это делать хорошо и честно, согласно присяге.
50. Ни один ткач не обязан ночной караульной службой, если ему минуло 60 лет или если жена его родила, и об этом он должен дать знать старшине цеха, который созывает караул от имени короля.
51. Подмаcтерья ткачи должны оcтавлять работу, как только прозвонит первый удар колокола к вечерне, в каком бы приходе они ни работали, но cкладывать работу они должны после молитвы (puis ses vespres).
52. Ни один ткач не должен продавать в Париже сукно оптом, если не торгует в розницу.
53. Все вышеупомянутые штрафы должны быть уплачиваемы парижскому прево или его подчиненному. И из рук прево или его подчиненного присяжные должны за свои труды получать половину, как выше изложено.

Обсуждение закрыто.