Суд ООН по Косово

Опубликовано в Февраль 11th, 2017 in Европа от admin

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ РЕШЕНИЙ, КОНСУЛЬТАТИВНЫХ ЗАКЛЮЧЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ

СООТВЕТСТВИЕ ОДНОСТОРОННЕГО ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ КОСОВО НОРМАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
КОНСУЛЬТАТИВНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ОТ 22 ИЮЛЯ 2010

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД
2010 ГОД
22 июля 2010 г.

Юрисдикция Суда для вынесения запрошенного консультативного заклю¬чения.
Статья 65, параграф 1 Статута — Статья 96, параграф 1, Устава — Полномо¬чие Генеральной Ассамблеи запрашивать консультативные заключения — Статьи 10 и 11 Устава — Утверждение о том, что Генеральная Ассамблея вышла за пределы своих полномочий по Уставу — Статья 12, параграф 1, Уста¬ва — Разрешение запрашивать консультативное заключение не ограничивает¬ся Статьей 12.
Требования в отношении того, чтобы вопрос, по которому Суд просят вынести заключение, был «юридическим вопросом» — Утверждение о том, что акт принятия декларации независимости регулируется внутренним кон¬ституционным правом — Суд может ответить на вопрос посредством ана¬лиза международного права, не обращаясь при этом к внутреннему праву — То обстоятельство, что какой-либо вопрос имеет политические аспекты, не лишает этот вопрос его юридического характера — Для Суда не имеют зна¬чения ни политические мотивы, обусловившие просьбу, ни политические по¬следствия, которые может иметь его заключение.
Суд обладает юрисдикцией для вынесения запрошенного консультатив¬ного заключения.
Дискреционное право Суда решать вопрос о том, должен ли он выносить заключение.
Целостность судейской функции Суда — Только «веские основания» должны заставить Суд отказаться от осуществления своей судебной функ¬ции — Мотивы отдельных государств, являющихся авторами резолюции, в которой содержится просьба о вынесении консультативного заключения, не имеют значения для осуществления Судом своего дискреционного права — Оценка запрашивающим органом цели, целесообразности и политических по¬следствий заключения.
Разграничение соответствующих полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи — Характер причастности Совета Безопасности к проблеме Косово — Статья 12 Устава не препятствует принятию Генераль¬ной Ассамблеей мер в отношении угроз международному миру и безопасности, находящихся на рассмотрении Совета Безопасности — Генеральная Ассамб¬лея принимает меры в отношении ситуации в Косово.
Отсутствие веских оснований для того, чтобы Суд использовал свое дискреционное право не выносить консультативное заключение.
Объем и смысл вопроса.
Текст вопроса в резолюции 63/3 Генеральной Ассамблеи — Полномочие Суда уточнять вопрос — Отсутствие необходимости менять формулировку вопроса, поставленного Генеральной Ассамблеей — Для надлежащего осуще¬ствления своей судебной функции Суд обязан идентифицировать авторов дек¬ларации независимости — Отсутствие у Генеральной Ассамблеи намерения ограничивать свободу Суда разрешать этот вопрос — Задача Суда заключа¬ется в определении того, была ли декларация принята в нарушение норм меж¬дународного права.
Фактическая сторона.
Рамки для временной администрации в Косово, установленные Советом Безопасности — Резолюция 1244 (1999) Совета Безопасности — Учреждение Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово (МООНК) — Роль Специального представителя Генерального секре¬таря — «Четыре опоры» режима МООНК — Конституционные рамки для временного самоуправления — Отношения между временными институтами самоуправления и Специальным представителем Генерального секретаря.
Соответствующие события в процессе определения окончательного статуса — Назначение Генеральным секретарем Специального представителя по процессу определения будущего статуса Косово — Руководящие принципы Контактной группы — Провал консультативного процесса — Всеобъемлющее предложение об урегулировании статуса Косово, представленное Специаль¬ным представителем — Провал переговоров о будущем статусе Косово под эгидой «тройки» — Проведение 17 ноября 2007 года выборов в Ассамблею Косово — Принятие 17 февраля 2008 года декларации независимости.
Соответствует ли декларация независимости нормам международного права.
Если исходить из практики государств, то запрет на декларации незави¬симости отсутствует — Аргумент о том, что запрещение односторонних деклараций независимости подразумевается принципом территориальной це¬лостности — Охват принципа территориальной целостности сводится к сфере межгосударственных отношений — Из практики Совета Безопасности в отношении деклараций независимости невозможно вывести общий за¬прет — Аспекты, касающиеся объема права на самоопределение и существо¬вания какого-либо права на «ремедиальное отделение», выходят за пределы вопроса, поставленного Генеральной Ассамблеей.
Общее международное право не содержит применимого запрета на дек¬ларации независимости — Декларация независимости от 17 февраля 2008 года не нарушила общее международное право.
Резолюция 1244 Совета Безопасности и Конституционные рамки — Ре¬золюция 1244 (1999) порождает международно-правовые обязательства и яв¬ляется частью применимого международного права — Конституционные рамки носят международно-правовой характер — Конституционные рамки являются частью специфического правопорядка, созданного во исполнение ре¬золюции 1244 (1999) — Конституционные рамки регулируют вопросы, кото¬рые относятся к внутреннему праву — Надзорные полномочия Специального представителя Генерального секретаря — По состоянию на 17 февраля 2008 года резолюция 1244 (1999) Совета Безопасности и Конституционные рамки сохраняли свою силу и применимость — Ни тот, ни другой документ не содержит положения, предусматривающего прекращение его действия, и не от¬менен — Специальный представитель Генерального секретаря продолжает осуществлять свои функции в Косово.
Резолюция 1244 (1999) Совета Безопасности и Конституционные рамки образуют часть международного права, которое надлежит рассмотреть, чтобы ответить на поставленный перед Судом вопрос.
Толкование резолюций Совета Безопасности — Резолюцией 1244 (1999) учреждены международные гражданское присутствие и присутствие сил безопасности в Косово — Временное приостановление осуществления Сербией власти, проистекающей из ее сохраняющегося суверенитета над территори¬ей Косово — Резолюция 1244 (1999) создала временный режим — Объект и цель резолюции 1244 (1999).
Идентификация авторов декларации независимости — Была ли деклара¬ция независимости актом Ассамблеи Косово — Авторы декларации не стре¬мились действовать в рамках временного самоуправления Косово — Авторы обещали выполнять международные обязательства Косово — В подлинном тексте на албанском языке нет ссылок на то, что декларация исходит от Ассамблеи Косово — Молчание Специального представителя Генерального секретаря — Авторы декларации независимости совместно выступили в каче¬стве представителей народа Косово вне рамок временной администрации.
Действовали ли авторы декларации независимости в нарушение резолю¬ции 1244 (1999) Совета Безопасности или нет — Резолюция 1244 (1999) адре¬сована к государствам — членам Организации Объединенных Наций и инстан¬циям Организации Объединенных Наций — Отсутствие конкретных обязанно¬стей, адресованных другим субъектам — Резолюция не содержит какого-либо положения, посвященного окончательному статусу Косово — Совет Безопас¬ности не зарезервировал за собой окончательное определение ситуации в Ко¬сово — Резолюция 1244 (1999) Совета Безопасности не препятствовала авто¬рам декларации от 17 февраля 2008 года выступить с декларацией независи¬мости — Декларация независимости не нарушила резолюцию 1244 (1999) Со¬вета Безопасности.
Декларация независимости не была провозглашена временными инсти¬тутами самоуправления — Декларация независимости не нарушила Консти¬туционные рамки.
Принятие декларации независимости не нарушило какую-либо примени¬мую норму международного права.
КОНСУЛЬТАТИВНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Состав Суда: Председатель Овада; Вице-председатель Томка; судьи Корома, Аль-Хасауна, Бюргенталь, Зимма, Абраам, Кит, Сепульведа-Амор, Беннуна, Скотников, Кансадо Триндади, Юсуф, Гринвуд; Секретарь Куврёр.
О соответствии международному праву одностороннего провозглашения независимости Косово,
СУД,
в указанном выше составе,
выносит следующее консультативное заключение:
1. Вопрос, по которому было запрошено консультативное заключение Суда, изложен в резолюции 63/3, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (далее — «Генеральная Ассамблея») 8 октября 2008 года. Письмом от 9 октября 2008 года, которое было получено в Секрета¬риате по факсу 10 октября 2008 года и подлинник которого был получен в Сек¬ретариате 15 октября 2008 года, Генеральный секретарь ООН официально препроводил Суду решение Генеральной Ассамб¬леи представить вопрос для вынесения консультативного заключения. К пись¬му были приложены заверенные подлинные копии резолюции на английском и французском языках. Эта резолюция гласит:
«Генеральная Ассамблея,
Памятуя о целях и принципах ООН,
принимая во внимание ее функции и полномочия по Уставу ООН,
напоминая, что 17 февраля 2008 года временные институты само¬управления Косово провозгласили независимость от Сербии,
сознавая, что этот акт был неоднозначно воспринят членами ООН в плане его соответствия действующим нор¬мам международного правопорядка,
постановляет, в соответствии со статьей 96 Устава ООН, просить Международный Суд, согласно статье 65 Статута Суда, вынести консультативное заключение по следующему во¬просу:
‘Соответствует ли одностороннее провозглашение независимости временными институтами самоуправления Косово нормам международного права?’»
2. Письмами от 10 октября 2008 года Секретарь во исполнениеСтатья 66, параграф 1 Статута сообщил о просьбе о вынесении консультативного за¬ключения всем государствам, имеющим право доступа к Суду.
3. Постановлением от 17 октября 2008 года в соответствии с пунктом 2 статьи 66 Статута Суд постановил, что Организация Объединенных Наций и ее государства-члены могли бы представить информацию по данному вопросу.
Тем же постановлением Суд установил соответственно 17 апреля 2009 года в качестве срока для подачи письменных докладов по этому вопросу и 17 июля 2009 года в качестве срока, в течение которого государства и организации, представившие письменные доклады, могут представить письменные замеча¬ния по другим письменным докладам в соответствии со Статьей 66, параграф 4.
Суд постановил также, что, поскольку односторонняя декларация незави¬симости от 17 февраля 2008 года является предметом вопроса, который пред¬ставлен Суду для вынесения консультативного заключения, авторы вышеука¬занной декларации могли бы представить информацию по данному вопросу. В этой связи он постановил далее предложить им представить письменные мате¬риалы Суду в те же сроки.
4. Письмами от 20 октября 2008 года Секретарь информировал Органи¬зацию Объединенных Наций и ее государства-члены о решениях Суда и пре¬проводил им копию постановления. Письмом от той же даты Секретарь ин¬формировал авторов вышеуказанной декларации независимости о решениях Суда и передал им копию постановления.
5. В соответствии со Статьей 65, параграф 2, Статута 30 января 2009 года Генеральный секретарь ООН направил в Суд досье из документов, которые могли бы пролить свет на данный вопрос. Это досье впоследствии было размещено на веб-сайте Суда.
6. В пределах установленного Судом для этой цели срока письменные доклады представили (в порядке получения) следующие страны: Чешская Рес¬публика, Франция, Кипр, Китай, Швейцария, Румыния, Албания, Австрия, Египет, Германия, Словакия, Российская Федерация, Финляндия, Польша, Люксембург, Ливийская Арабская Джамахирия, Соединенное Королевство, Со¬единенные Штаты Америки, Сербия, Испания, Исламская Республика Иран, Эстония, Норвегия, Нидерланды, Словения, Латвия, Япония, Бразилия, Ирлан¬дия, Дания, Аргентина, Азербайджан, Мальдивские Острова, Сьерра-Леоне и Боливия. Авторы односторонней декларации независимости представили письменные материалы. 21 апреля 2009 года Секретарь направил копии пись¬менных докладов и письменных материалов всем государствам, представив¬шим письменные доклады, а также авторам односторонней декларации незави¬симости.
7. 29 апреля 2009 года Суд постановил принять письменный доклад, представленный Боливарианской Республикой Венесуэла 24 апреля 2009 го¬да — после истечения соответствующего срока. 15 мая 2009 года Секретарь направил копии этого письменного доклада всем государствам, представившим письменные доклады, а также авторам односторонней декларации независимо¬сти.
8. Письмами от 8 июня 2009 года Секретарь информировал Организа¬цию Объединенных Наций и ее государства-члены о том, что Суд постановил провести начиная с 1 декабря 2009 года слушания, на которых они могут пред¬ставить устные доклады и замечания, независимо от того, представили ли они письменные доклады и, в зависимости от обстоятельств, письменные замеча¬ния. Организации Объединенных Наций и ее государствам-членам было пред¬ложено информировать Секретариат до 15 сентября 2009 года о том, намерены ли они принять участие в устном производстве. В письмах указывалось далее, что авторы односторонней декларации независимости могут представить уст¬ную информацию.
Письмом от той же даты Секретарь информировал авторов односторонней декларации независимости о решении Суда провести слушания, предложив им сообщить в установленный срок, намерены ли они принять участие в устном производстве.
9. В пределах установленного Судом для этой цели срока письменные замечания представили (в порядке получения) следующие страны: Франция, Норвегия, Кипр, Сербия, Аргентина, Германия, Нидерланды, Албания, Слове¬ния, Швейцария, Боливия, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки и Испания. Авторы односторонней декларации независимости пред¬ставили письменную информацию относительно письменных докладов.
10. По получении вышеуказанных письменных замечаний и письменной информации Секретарь 24 июля 2009 года направил их копии всем государст¬вам, представившим письменные доклады, а также авторам односторонней декларации независимости.
11. Письмами от 30 июля 2009 года Секретарь направил Организации Объединенных Наций и всем ее государствам-членам, которые не участвовали в письменном производстве, копии всех письменных докладов и письменных замечаний, а также письменной информации, полученной от авторов односто¬ронней декларации независимости.
12. Письмами от 29 сентября 2009 года Секретарь направил подробное расписание слушаний тем, кто в течение установленного Судом для этой цели срока выразил намерение принять участие в вышеуказанном разбирательстве.
13. В соответствии со статьей 106 Регламента Суда Суд постановил сде¬лать доступными для публики с момента открытия устного производства пись¬менные доклады и письменные замечания, представленные Суду, а также письменную информацию, полученную от авторов односторонней декларации независимости.
14. В ходе слушаний, состоявшихся 1-11 декабря 2009 года, Суд заслу¬шал (в порядке их перечисления) устные доклады, с которыми выступили:
за Республику Сербия: Его Превосходительство г-н Душан Т. Батакович, доктор истории, Университет «Париж-Сорбонна» (IV Парижский), Посол Республики Сербия во Франции, заместитель директора Института балканистики и препода¬ватель Белградского университета, глава деле¬гации,
г-н Владимир Джерич, доктор юридических наук (Мичиган), адвокат, «Микиель, Янкович и Богданович», Белград, поверенный и адвокат, г-н Андреас Циммерман, магистр права (Гар¬вард), профессор международного права, Пот¬сдамский университет, директор Потсдамского центра прав человека, член Постоянной палаты третейского суда, поверенный и адвокат,
г-н Малколм Н. Шо, королевский адвокат, профессор международного права, удостоен¬ный кафедры им. сэра Роберта Дженнингса, Лестерский университет, Соединенное Коро¬левство, поверенный и адвокат,
г-н Марсело Г. Коэн, профессор международ¬ного права, Институт высших исследований по международным проблемам и проблемам раз¬вития, Женева, ассоциированный член Инсти¬тута международного права, поверенный и ад¬вокат,
г-н Саша Обрадович, генеральный инспектор в Министерстве иностранных дел, заместитель главы делегации
за авторов односторонней декларации независимости: г-н Скендер Хюсени, глава делегации,
сэр Майкл Вуд, кавалер ордена Свв. Михаила и Георгия II степени, член английской адвокату¬ры, член Комиссии международного права, по¬веренный,
г-н Даниель Мюллер, научный сотрудник Нан- терского центра международного права (СЕДИН), Университет «Париж-Запад — Нан- тер — Ла-Дефанс», поверенный,
г-н Шон Д. Мерфи, профессор права, удосто — енный исследовательской кафедры им. Патриции Робертс Харрис, Университет Джорджа Вашингтона, поверенный;
за Республику Албания: Его Превосходительство г-н Газменд Барбулу-ши, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Албания в Королевстве Нидерлан¬дов, юрисконсульт,
г-н Йохен А. Фровайн, магистр сравнительного правоведения, почетный директор Института международного права им. Макса Планка, по¬четный профессор Хайдельбергского универ¬ситета, член Института международного права, юрисконсульт,
г-н Терри Д. Гилл, профессор военного права в Амстердамском университете и доцент между¬народного публичного права в Утрехтском университете, юрисконсульт;
за Федеративную Республику Германия: г-жа Зузанне Васум-Райнер, юрисконсульт, Федеральное министерство иностранных дел (Берлин);
за Королевство Саудовская Аравия: Его Превосходительство г-н Абдулла А. аш-Шагруд, Посол Королевства Саудовская Аравия в Королевстве Нидерландов, глава де¬легации;
за Аргентинскую Республику: Ее Превосходительство г-жа Сусана Руис Се- рутти, Посол, юрисконсульт в Министерстве иностранных дел, внешней торговли и по де¬лам культов, глава делегации;
за Австрийскую Республику: Его Превосходительство г-н Хельмут Тихий, Посол, заместитель юрисконсульта, Федераль¬ное министерство европейских и международ¬ных дел;
за Азербайджанскую Респуб¬лику: Его Превосходительство г-н Агшин Мехдиев, Посол и Постоянный представитель Азербай¬джана при Организации Объединенных Наций;
за Республику Беларусь: Ее Превосходительство г-жа Елена Гриценко, Посол Республики Беларусь в Королевстве Ни¬дерландов, глава делегации;
за Многонациональное Госу¬дарство Боливия: Его Превосходительство г-н Роберто Кальса- дилья Сармьенто, Посол Многонационального Государства Боливия в Королевстве Нидерлан¬дов;
за Федеративную Республику Бразилия: Его Превосходительство г-н Жозе Артур Денот Медейрус, Посол Федеративной Республики Бразилия в Королевстве Нидерландов;
за Республику Болгария: г-н Златко Димитров, доктор юридических на¬ук, директор Управления международного пра¬ва, Министерство иностранных дел, глава де¬легации;
за Республику Бурунди: г-н Тома Баранкице, правовой референт, пове¬ренный,
г-н Жан д’Аспремон, доцент, Амстердамский университет, приглашенный руководитель кур¬са, Лёвенский католический университет, по¬веренный;
за Китайскую Народную Республику: Ее Превосходительство г-жа Сюэ Ханьцинь, Посол при Ассоциации государств Юго¬Восточной Азии (АСЕАН), юрисконсульт Ми¬нистерства иностранных дел, член Комиссии международного права, член Института меж¬дународного права, глава делегации;
за Республику Кипр: Его Превосходительство г-н Яковос Друшио- тис, Посол Республики Кипр в Королевстве Нидерландов,
г-н Вон Лоу, королевский адвокат, член анг¬лийской адвокатуры, профессор международ¬ного права, удостоенный Чичелской кафедры, Оксфордский университет, поверенный и адво¬кат,
г-н Поливиос Г. Поливиу, поверенный и адво¬кат;
за Республику Хорватия: Ее Превосходительство г-жа Андрея Метелко-Згомбич, Посол, главный советник по право¬вым вопросам в Министерстве иностранных дел и европейской интеграции;
за Королевство Дания: Его Превосходительство г-н Томас Винклер, Посол, заместитель секретаря по правовым во¬просам, Министерство иностранных дел, глава делегации;
за Королевство Испания: г-жа Консепсьон Эскобар Эрнандес, юрискон¬сульт, глава Департамента международного права, Министерство иностранных дел и со¬трудничества, глава делегации и адвокат;
за Соединенные Штаты Америки: г-н Харолд Хонджу Го, юрисконсульт, Государственный департамент, глава делегации и ад¬вокат;
за Российскую Федерацию: Его Превосходительство г-н Кирилл Геворгян, Посол, директор Правового департамента, Ми¬нистерство иностранных дел, глава делегации;
за Финляндскую Республику: г-жа Пяйви Каукоранта, генеральный директор, Правовая служба, Министерство иностранных дел,
г-н Мартти Коскенниеми, профессор Хель¬синкского университета;
за Французскую Республику: г-жа Эдвиж Белльяр, директор по правовым вопросам, Министерство иностранных и евро¬пейских дел,
г-н Матьяс Форто, профессор Университета «Париж-Запад — Нантер — Ла-Дефанс»;
за Иорданское Хашимитское Королевство: Его Королевское Высочество принц Зейд Раад Зейд аль-Хусейн, Посол Иорданского Хаши¬митского Королевства в Соединенных Штатах Америки, глава делегации;
за Королевство Норвегия: г-н Рольф Эйнар Фифе, генеральный директор, Департамент по правовым вопросам, Мини¬стерство иностранных дел, глава делегации;
за Королевство Нидерландов: г-жа Лисбет Лейнзад, юрисконсульт, Мини¬стерство иностранных дел;
за Румынию: г-н Богдан Ауреску, статс-секретарь, Мини¬стерство иностранных дел,
г-н Космин Динеску, генеральный директор по правовым вопросам, Министерство иностран¬ных дел;
за Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии: г-н Дэниел Бетлехем, королевский адвокат, юрисконсульт при Министерстве иностранных дел и по делам Содружества, представитель Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, поверенный и адвокат,
г-н Джеймс Крофорд, старший адвокат, про¬фессор международного права, удостоенный Уэвеллской кафедры, Кембриджский универ¬ситет, член Института международного права, поверенный и адвокат;
за Боливарианскую Республику Венесуэла: г-н Алехандро Флеминг, заместитель Министра по делам Европы в Министерстве народнойвласти по иностранным делам;
за Социалистическую Респуб¬лику Вьетнам: Ее Превосходительство г-жа Нгуен Тхи Хоанг Ань, доктор права, генеральный директор, Де¬партамент международного права и договоров, Министерство иностранных дел.
15. В ходе устного производства члены Суда задали вопросы участни¬кам; некоторые из них представили ответы в письменной форме, как это требо¬валось, в пределах установленного срока.
16. В устном производстве принимал участие судья Ши; впоследствии 28 мая 2010 года он вышел в отставку, завершив работу в Суде.
I. ЮРИСДИКЦИЯ И ДИСКРЕЦИОННОЕ ПРАВО
17. При получения запроса о вынесении консультативного заключения Суд, в первую очередь, должен рассмотреть вопрос о том, обладает ли он необходимой юрисдикцией для вынесения запрошенного заключения и, в случае утвердительного ответа – есть ли какие-либо основания, в силу которых Суд, пользуясь своим дискреционным правом, должен отказаться осуществлять такую юрисдикцию (Законность угрозы ядерным оружием или его применения, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1996 (I), с. 232, п. 10; Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 144, п. 13)
A. Юрисдикция
18. Таким образом, Суд, в первую очередь, рассматривает вопрос о том, обладает ли он юрисдикцией для вынесения консультативного заключения, запрошенного Генеральной Ассамблеей 8 октября 2008 г. Полномочия Суда выносить консультативное заключение закреплено в Статье 65, параграф 1, его Статута, согласно которому:
«Суд может давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу по запросу любого органа, уполномоченного делать такие запросы в соответствии с Уставом ООН.»
19. Применяя данное положение, Суд указал следующее:
“…Предпосылкой осуществления Судом юрисдикции заключается в том, что запрос о вынесении консультативного заключения должен быть направлен органом, должным образом уполномоченным в соответствии с положениями Устава на направление таких запросов, что он должен быть направлен в отношении юридического вопроса, и что, кроме случаев, касающихся Генеральной Ассамблеи или Совета Безопасности, вопрос должен входить в сферу деятельности органа, направившего его.» (Ходатайство о пересмотре решения No. 273 Административного трибунала ООН, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1982, сс. 333-334, п. 21.)
20. Именно Суд определяет, имеет ли орган ООН или особое ведомство, направившее запрос о вынесении консультативного заключения, соответствующую компетенцию. Генеральная Ассамблея уполномена направлять запросы о вынесении консультативного заключения на основании Статьи 96 Устава, которая гласит следующее:
«1. Генеральная Ассамблея или Совет Безопасности могут запрашивать от Международного Суда консультативные заключения по любому юридическому вопросу.
2. Другие органы ООН и особые ведомство, которым Генеральная Ассамблея может дать в любое время разрешение на это, также могут запрашивать от Суда консультативные заключения по юридическим вопросам, связанным с их сферой деятельности.»
21. Несмотря на то, что параграф 1 Статьи 96 наделяет Генеральную Ассамблею полномочиями запрашивать консультативные заключения по «любому юридическому вопросу», в прошлом Суд иногда указывал на необходимость связи между вопросом, являющимся предметом запроса о вынесении консультативного заключения, и деятельностью Генеральной Ассамблеи (Толкование мирных договоров с Болгарией, Венгрией и Румынией, Первый этап, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1950, с. 70; Законность угрозы ядерным оружием или его применения, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1996 (I), сс. 232-233, пп. 11-12; Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 145, пп. 16-17).
22. Суд отмечает, что Статья 10 Устава предусматривает следующее:
«Генеральная Ассамблея может обсуждать любые вопросы и ситуации, находящиеся в рамках настоящего Устава или касающиеся полномочий и функций любых органов, предусмотренных настоящим Уставом, и, кроме случаев, установленных в Статье 12, давать рекомендации членам ООН или Совету безопасности по любым таким вопросам и ситуациям.»
Кроме того, Статья 11, параграф 2, Устава непосредственно наделяет Генеральную Ассамблею полномочиями обсуждать «любые вопросы, связанные с поддержанием международного мира и безопасности, поставленные перед нею каким-либо членом ООН» и, с учетом ограничений, предусмотренных положениями Статьи 12, давать рекомендации по любым таким вопросам.
23. Статья 12, параграф 1, Устава предусматривает:
«Когда Совет Безопасности выполняет возложенные на него настоящим Уставом функции по отношению к какому-либо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея не может делать какие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации, если Совет Безопасности не запросит об этом.»
24. В рамках настоящего разбирательства было указано, что, поскольку Совет Безопасности занимается ситуацией в Косово, то согласно Статье 12, параграф 1, Генеральная Ассамблея не обладает полномочиями запрашивать консультативное заключение согласно Уставу и, соответственно, не может реализовать разрешение, предусмотренное положениями Статьи 96, параграф 1. Однако Суд замечает, как он это уже делал ранее, что «запрос о вынесении консультативного заключения сама по себе не представляет «рекомендацию» Генеральной Ассамблеи «в отношении какого-либо спора или ситуации» (Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 148, п. 25). Таким образом, хотя Статья 12 и ограничивает сферу охвата решений, которые Генеральная Ассамблея может принимать после получения заключения Суда (вопрос, в отношении которого Суд не обязан принимать решение в настоящем контексте), сама по себе она не ограничивает разрешение запрашивать консультативные заключения, предоставленное Генеральной Ассамблее согласно Статье 96, параграф 1. Вопрос о том, может ли определение границ соответствующих полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи — один из аспектов которого регулируется положениями Статьи 12 — стать основанием для Суда не реализовывать в данном деле свою юрисдикцию на вынесение консультативного заключения – это самостоятельный вопрос (который будет рассмотрен Судом в параграфах 29-48 ниже).
25. Именно Суд определяет, является ли вопрос, по которому его просят вынести заключение, «юридическим вопросом» в рамках значения Статьи 96 Устава и Статьи 65 Статута. В настоящем деле вопрос, поставленный перед Судом Генеральной Ассамблеей, заключается в том, соответствует ли «нормам международного права» провозглашение независимости. Вопрос, прямо требующий от Суда ответа на то, соответствует ли международному праву какое-либо действие, безусловно, представляется юридическим вопросом; Суд уже отмечал ранее, вопросы «сформулированные в юридических терминах и затрагивающие проблемы международного права … по своему характеру допускают ответ, основанный на положениях права» (Западная Сахара, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1975, с. 18, п. 15) и, следовательно, являются вопросами правового характера в целях Статьи 96 Устава и Статьи 65 Статута.
26. Тем не менее, некоторые участники настоящего разбирательства сочли, что вопрос, поставленный Генеральной Ассамблеей, на самом деле, не является юридическим вопросом. Согласно этому утверждению, международное право не регулирует акт принятия декларации независимости, который следует рассматривать как политический акт; только внутреннее конституционное право регулирует акт принятия такой декларации, в то время как юрисдикция Суда выносить консультативные заключения ограничивается вопросами международного права. Тем не менее, в данном деле Суд просили вынести заключение не в отношении того, соответствует ли декларация независимости какой-либо норме внутреннего права, а в отношении того, соответствует ли она нормам международного права. Суд может ответить на этот вопрос посредством анализа международного права, и ему не нужно вторгаться в систему внутреннего права.
27. Кроме того, Суд уже неоднократно заявлял, то обстоятельство, что какой-то вопрос имеет политические аспекты, является недостаточным для того, чтобы лишить этот вопрос его характера как юридического вопроса (Ходатайство о пересмотре решения No. 158 Административного трибунала ООН, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1973, с. 172, п. 14). Какими бы ни были его политические аспекты, Суд не может отказываться реагировать на юридические элементы вопроса, в котором ему предлагается выполнить по существу судебную задачу, а именно дать оценку акту на основе международного права. Суд также четко указал, что при разрешении юрисдикционной проблемы в отношении того, является ли поставленный перед ним вопрос юридическим вопросом, его не интересует ни политический характер мотивов, которые могли обусловить запрос, ни политические последствия, которые может иметь его заключение (Условия приема государства в члены ООН (Статья 4 Устава), Консультативное заключение, 1948, Официальные отчеты 1947-1948, с. 61, и Законность угрозы ядерным оружием или его применения, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1996 (I), с. 234, п. 13).
28. В свете вышесказанного Суд считает, что он обладает юрисдикцией для вынесения консультативного заключения в ответ на запрос Генеральной Ассамблеи.
B. Дискреционное право
29. Однако то обстоятельство, что Суд обладает юрисдикцией, не означает, что он обязан осуществить ее:
«В прошлом Суд неоднократно напоминал, что Статья 65, параграф 1, Статута, которая предусматривает, что ‘Суд может давать консультативное заключение …’ (выделение добавлено), должна толковаться в том смысле, что Суд имеет дискреционное полномочие воздерживаться от вынесения консультативного заключения, даже если соблюдены условия в отношении юрисдикции.” (Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 156, п. 44.)
Дискреционное право в отношении того, отвечать ли на запрос о вынесении консультативного заключения, существует для того, чтобы оградить целостность судебной функции Суда и его характер как главного судебного органа Организации Объединенных Наций (Статус Восточной Карелии, Консультативное заключение, 1923, С.C.I.J., Серия B, No. 5, с. 29; Ходатайство о пересмотре решения No. 158 Административного трибунала ООН, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1973, с. 175, п. 24; Ходатайство о пересмотре решения No. 273 Административного трибунала ООН, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1982, с. 334, п. 22; и Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), сс. 156-157, пп. 44-45).
30. Вместе с тем Суд помнит о том, что его ответ на запрос о вынесении консультативного заключения «представляет собой его участие в деятельности Организации, и, в принципе, он не должен отказывать в этом» (Толкование мирных договоров с Болгарией, Венгрией и Румынией, Первый этап, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1950, с. 71; Вопрос иммунитета от уголовной юрисдикции Специального докладчика Комиссии по правам человека, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1999 (I), сс. 78-79, п. 29; Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 156, п. 44). Таким образом, в соответствии с практикой Суда только «веские основания» могут заставить Суд отказаться от вынесения заключения по запросу, находящемуся в рамках его юрисдикции (Решения Административного трибунала МОТ по искам, поданным против ЮНЕСКО, Официальные отчеты 1956, с. 86; Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 156, п. 44).
31. Суд обязан убедиться в целесообразности осуществления им своей судебной функции в настоящем деле. Поэтому Суд тщательно изучает вопрос о том, имеются ли у него, в свете прошлой судебной практики, веские основания для того, чтобы отказаться от выполнения запроса Генеральной Ассамблеи.
32. Один аргумент, выдвинутый рядом участников настоящего разбирательства, касается мотивов запроса. Эти участники обратили внимание на заявлении единственного автора резолюции, в которой Генеральная Ассамблея запросила заключение Суда относительно того, что
«консультативное заключение Суда станет нейтральной в политическом отношении, однако авторитетной в судебном отношении директивой для многих стран, все еще пытающихся определить свой подход к одностороннему провозглашению независимости с точки зрения его соответствия нормам международного права.
Поддержка этого проекта резолюции также будет способствовать подтверждению ключевого принципа: права любого государства-члена ООН обратиться к Суду с простым, основополагающим вопросом, касающимся проблемы, которую он считает чрезвычайно важной. Голосование против него будет фактически означать отказ любой стране – сейчас и в будущем – в праве обращаться в судебные инстанции посредством системы ООН» (A/63/PV.22, с. 1.)

По мнению этих участников, данное заявление демонстрирует, что заключение Суда запрашивается не для оказания содействия Генеральной Ассамблее, а для обслуживания интересов одного государства и что в этой связи Суд должен воздержаться от ответа.
33. Консультативная юрисдикция представляет собой не одну из форм обращения государств к Суду, а средство, с помощью которого Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности, а также другие органы ООН и организации, которым Генеральная Ассамблея прямо разрешила сделать это в соответствии со Статьей 96, параграф 2, Устава, могут получить заключение Суда в целях содействия им в осуществлении их деятельности. Заключение Суда дается не государствам, а тому органу, который его запросил (Толкование мирных договоров с Болгарией, Венгрией и Румынией, Первый этап, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1950, с. 71). Тем не менее, именно по этой причине мотивы отдельных государств, которые являются авторами или которые голосуют за принятие резолюции с запросом о вынесении консультативного заключения, не имеют значения для осуществления Судом его дискреционного права, в отношении того, давать ли ответ на запрос. Как отметил Суд в своем консультативном заключении о Законности угрозы ядерным оружием или его применения,
«если Ассамблея, приняв резолюцию, запросила консультативное заключение по юридическому вопросу, Суд, при определении того, существуют ли какие-либо веские основания для того, он отказался дать такое заключение, не должен принимать во внимание истоки или политическую историю данного запроса, или же распределение голосов в отношении принятой резолюции « (Отчеты МОТ 1996 (I), с. 237, п. 16).
34. Некоторые участники разбирательства отметили также, что резолю¬ция 63/3 не содержит указаний в отношении цели, для которой Генеральной Ассамблее необходимо заключение Суда, и ничто не свидетельствует о том, что это заключение будет иметь полезный правовой эффект. Данный аргумент не может быть принят. Суд неизменно подчеркивал, что именно орган, который запрашивает заключение, а не Суд, должен определять, нужно ли ему данное заключение для надлежащего выполнения своих функций. В своем Консультативном заключении о Законности угрозы ядерным оружием или его применения, Суд отклонил аргумент, согласно которому он должен отказаться давать ответ на запрос Генеральной Ассамблеи на том основании, что Генеральная Ассамблея не объяснила Суду, для какой цели она запрашивает заключение, заявив следующее:
«не дело Суда претендовать на решение вопроса о том, нуждается ли Ассамблея в консультативном заключении для выполнения своих функций или нет. Генеральная Ассамблея имеет право сама принимать решение о целесообразности заключения с учетом своих нужд.» (Отчеты МОТ 1996 (I), с. 237, п. 16.)
Аналогичным образом, в консультативном заключении о Правовых последствиях строительства стены на оккупированной палестинской территории, Суд указал, что «Суд не может подменять своей оценкой целесообразности запрошенного заключения оценку органа, который запрашивает такой заключение, а именно Генеральной Ассамблеи” (Отчеты МОТ 2004 (I), с. 163, п. 62).
35. Суд также не считает, что он должен отказываться отвечать на запрос Генеральной Ассамблеи на основе соображений некоторых участников разбирательства о том, что его заключение может привести к отрицательным политическим последствиям. Как Суд не может подменять своей оценкой оценку запрашивающего органа в отношении того, является ли его заключение целесообразным для этого органа, он также не может — особенно в случае, когда нет основы для того, чтобы можно было бы сделать такую оценку — подменяться своим собственным мнением оценку того, будет ли заключение иметь отрицательные последствия. Как заявил Суд в своем консультативном заключении Законность угрозы ядерным оружием или его применения, в ответ на представление о том, что ответ Суда может негативно повлиять на переговоры по разоружению, и с учетом того, что были высказаны противо¬положные аргументы по этому вопросу, «не существует очевидных критериев, позволяющих ему отдать предпочтение одной оценке по сравнению с другой» (Законность угрозы ядерным оружием или его применения, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1996 (I), с. 237, п. 17; см. также Западная Сахара, Консультативное заключение, Официальные отчеты 1975, с. 37, п. 73; и Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), сс. 159-160, пп. 51-54).
36. Один из важных вопросов, который Суд обязан изучить, заключается в том, должен ли Суд как главный судебный орган ООН, с учетом соответствующих функций Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи в отношении ситуации в Косово, отказаться отвечать на запрос, который был ему направлен, на том основании, что запрос о вынесении Судом заключения поступил от Генеральной Ассамблеи, а не от Совета Безопасности.
37. В течение более 10 лет до поступления рассматриваемого запроса о вынесении консультативного заключения решения в отношении ситуации в Косово принимал Совет Безопасности в порядке осуществления своей ответственности за поддержание международного мира и безопасности. Впервые Со¬вет принял решение, конкретно касающееся ситуации в Косово, 31 марта 1998 года, приняв резолюцию 1160 (1998). За ней последовали резолюции 1199 (1998), 1203 (1998) и 1239 (1999). 10 июня 1999 года Совет принял резолю¬цию 1244 (1999), которая уполномочила учредить международное военное присутствие (впоследствии известное как «СДК») и международное граждан¬ское присутствие (Миссия ООН по делам вре¬менной администрации в Косово, «МООНК») и создала рамки для админист¬рации в Косово. В резолюции 1367 (2001) Совет Безопасности постановил пре¬кратить действие запретов на продажу или поставку вооружений, установлен¬ных пунктом 8 резолюции 1160 (1998). Совет Безопасности получает периоди¬ческие доклады от Генерального секретаря о деятельности МООНК. В досье, представленном Генеральным секретарем Суду, зафиксировано, что в период с 2000 по конец 2008 года Совет Безопасности собирался для рассмотрения си¬туации в Косово 29 раз. Хотя декларация независимости, являющаяся предме¬том рассматриваемого запроса, Советом обсуждалась, Совет не принял по по¬воду нее никаких решений (Совет Безопасности, предварительный стеногра¬фический отчет, 18 февраля 2008 года, 15 ч. 00 м. (S/PV.5839); Совет Безопас¬ности, предварительный стенографический отчет, 11 марта 2008 года, 15 ч. 00 м. (S/PV.5850)).
38. Генеральная Ассамблея также принимала резолюции по поводу ситуации в Косово. До принятия Советом Безопасности резолюции 1244 (1999) Генеральная Ассамблея приняла пять резолюций о положении в области прав человека в Косово (резолюции 49/204, 50/190, 51/111, 52/139 и 53/164). После резолюции 1244 (1999) Генеральная Ассамблея приняла еще одну резолюцию о положении в области прав человека в Косово (резолюция 54/183 от 17 декабря 1999) и 15 резолюций о финансировании МООНК (резолюции 53/241, 54/245A, 54/245B, 55/227A, 55/227B, 55/295, 57/326, 58/305, 59/286A, 59/286B, 60/275, 61/285, 62/262, 63/295 и 64/279). Тем не менее, более широкое рассмотрение вопросов ситуации в Косово не было частью повестки дня Генеральной Ассамблеи в момент объявления независимости и, соответственно, в сентябре 2008 года возникла необходимость утвердить новый пункт повестки дня для рассмотрения предложения о направлении запроса на вынесение заключения Суда.
39. В свете вышеизложенного было указано, что с учетом соответст¬вующих полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, в случае запроса о вынесении заключения Суда по поводу того, соответствует ли дек¬ларация независимости нормам международного права, такой запрос должен исходить, скорее, от Совета Безопасности и что это обстоятельство является веским основанием для того, чтобы Суд не отвечал на просьбу, исходящую от Генеральной Ассамблеи. Такой вывод, как было заявлено, обусловлен как ха¬рактером участия Совета Безопасности в решении этого вопросе, так и тем, что для ответа на поставленный вопрос Суду неизбежно придется толковать и применять резолюцию 1244 (1999) Совета Безопасности с тем, чтобы опреде¬лить, соответствует ли декларация независимости нормам международного права.
40. Хотя представленный Суду запрос касается одного аспекта ситуации, которую Совет Безопасности характеризует как угрозу международного мира и безопасности и которая, по-прежнему, стоит в повестке дня Совета в этом его качестве, это не означает, что Генеральная Ассамблея не имеет законного интереса в данном вопросе. Статьи 10 и 11 Устава наделяют Генеральную Ассамблею очень широкими полномочиями для обсуждения вопросов, входящих в сферу деятельности ООН, в том числе вопросов, касающихся международного мира и безопасности. Эти полномочия не ограничиваются ответственностью за поддержание международного мира и безопасности, которая возложена на Совет Безопасности согласно Статье 24, параграф 1. Как указал Суд в консультативном заключении о Правовых последствиях строительства стены на оккупированной палестинской территории, параграф 26, «Статья 24 касается главной, но не обязательно исключительной компетенции». То обстоятельство, что ситуация в Косово рассматривается Советом Безопасности и что в отношении этой ситуации Совет осуществляет свои полномочия согласно Главе VII, не препятствует тому, чтобы Генеральная Ассамблея обсуждала любые аспекты этой ситуации, включая декларацию независимости. Ограничение, которое Устав устанавливает в отношении Генеральной Ассамблеи с тем, чтобы оградить роль Совета Безопасности, содержится в Статье 12 и ограничивает полномочие Генеральной Ассамблеи выносить рекомендации после обсуждения, а не ее полномочие проводить такое обсуждение.
41. Кроме того, Статья 12 не препятствует принятию Генеральной Ассамблеей любых решений в отношении угроз международному миру и безопасности, которые находятся на рассмотрении Совета Безопасности. Суд довольно подробно проанализировал этот вопрос в параграфах 26 и 27 своего консультативного заключения о Правовых последствиях строительства стены на оккупированной палестинской территории, в которых Суд отметил, что со временем стала более активно проявляться тенденция, в соответствии с которой Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности одновременно рассматривают один и тот же вопрос, касающийся поддержания международного мира и безопасности, и указал, что Совет Безопасности чаще занимается аспектами, которые касаются международного мира и безопасности, а Генеральная Ассамблея рассматривает вопрос более широко, затрагивая также гуманитарные, социальные и экономические аспекты.
42. Рассмотрение Судом этой проблемы в своем консультативном заключении Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории производилось в связи с изучением того, обладает ли Суд юрис¬дикцией для вынесения консультативного заключения, а не того, следует ли ему использовать свое дискреционное право не давать заключения. В настоящем деле Суд уже решил, что Статья 12 Устава не лишает его юрисдикции, возложенной на него Статьей 96, параграф 1 (параграфы 23 и 24, указанные выше). Однако Суд пола¬гает, что к проблеме использования дискреционного права в данном деле также имеет отношение анализ, содержащийся в консультативном заключении 2004 года. Этот анализ показал, что то обстоятельство, что какой-либо вопрос входит в сферу главной ответственности Совета Безопасности применительно к ситуациям, которые могут влиять на поддержание международного мира и безопасности, и что Совет осуществляет свои полномочия в этом отношении, не препятствует тому, чтобы Генеральная Ассамблея обсуждала эту же ситуацию или в пределах, установленных Статьей 12, выносила по ней рекомендации. Кроме того, как указал Суд в своем консультативном заключении 2004, резолюция 377A (V) Генеральной Ассамблеи («Единство в пользу мира») предусматривает вынесение Генеральной Ассамблее рекомендаций от¬носительно коллективных мер по восстановлению международного мира и безопасности во всех случаях, когда имеются основания усматривать угрозу миру, нарушения мира или акт агрессии, и Совет Безопасности оказывается не в состоянии действовать ввиду разногласия постоянных членов (Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, Официальные отчеты 2004 (I), с. 150, п. 30). Эти соображения имеют отношение к вопросу о том, представляет ли собой разграничение полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи веское основание для того, чтобы Суд отказался отвечать на запрос Генеральной Ассамблеи о вынесении заключения в настоящем деле.
43. Разумеется, факты настоящего дела значительно отличаются от фак¬тов, лежащих в основе консультативного заключения Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории. Положе¬ние на оккупированной палестинской территории активно рассматривалось Генеральной Ассамблеей в течение нескольких десятилетий, прежде чем она при¬няла решение просить Суд вынести заключение, и Генеральная Ассамблея об¬суждала именно тот самый предмет, по которому было запрошено заключение Суда. В настоящем деле применительно к ситуации в Косово этим вопросом активно занимался Совет Безопасности. В этом контексте он обсуждал буду¬щий статус Косово и декларацию независимости (см. параграф 37 выше). Разумеется, факты настоящего дела значительно отличаются от фак¬тов, лежащих в основе консультативного заключения «Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории». Положе¬ние на оккупированной палестинской территории активно рассматривалось Генеральной Ассамблеей в течение нескольких десятилетий, прежде чем она при¬няла решение просить Суд вынести заключение, и Генеральная Ассамблея об¬суждала именно тот самый предмет, по которому было запрошено заключение Суда. В настоящем деле применительно к ситуации в Косово этим вопросом активно занимался Совет Безопасности. В этом контексте он обсуждал буду¬щий статус Косово и декларацию независимости (см. пункт 37 выше).

Страницы: 1 2 3

Обсуждение закрыто.