Регистры ремесел и торговли города Парижа

Опубликовано в Октябрь 7th, 2011 in Франция от admin

РЕГИСТРЫ РЕМЕСЕЛ И ТОРГОВЛИ ГОРОДА ПАРИЖА

Предисловие.
Еще задолго до первого опубликования в 1837 г. «Книги ремесел» (Livre des metiers) Этьена Буало текст этого интереснейшего источника привлекал внимание исследователей, историков, юристов, лингвистов и использовался ими в виде цитат из рукописных сборников. После полного издания текста, сделанного Деппеном , а затем Леспинасом и Бонардо , интерес этот еще более усилился. «Книга ремесел» стала одним из самых важных источников по истории не только парижского ремесла XIII в., но и средневекового цехового строя вообще.
Для такой оценки есть все основания. «Книга ремесел» — первая подробная запись порядков, существовавших во многих цехах Парижа в середине XIII в. Этим она выгодно отличается от записей XII — начала XIII в., как правило, весьма кратких и касающихся лишь некоторых, немногочисленных цехов. «Книга ремесел» — своего рода свод, кодекс цеховых порядков, дающий весьма цельную картину, изобилующую к тому же многими ценными красочными деталями.
Запись цеховых порядков была произведена при Э. Буало лишь с целью их регистрации, а не введения каких-либо новых норм. Поэтому источник весьма достоверен, отображает реальную действительность, а не тенденцию законодателя, которая в средние века претворялась в жизнь почти всегда с значительными изменениями.
Кроме того, «Книга ремесел» — ценный источник для истории городских ремесленных организаций не только середины XIII в., но и более раннего периода. Порядки, записанные в этом своде, гораздо старше XIII в. если не во всех деталях, то во всяком случае в своей сути. Сделанная при Этьене Буало подробная запись, позволяющая провести весьма интересные сопоставления с более скудными и редкими записями предшествующих веков, дает основу для составления картины развития цехового строя до середины XIII в.
Но именно здесь следует внести важную оговорку. Наш источник относится к очень большому городу. Париж середины XIII в.— город с многочисленным населением и очень дифференцированным ремеслом. [307]
Перед парижским прево прошли, излагая свои издревле сложившиеся порядки, представители ста ремесел; но и этой, чрезвычайно большой для средневекового города, цифрой отнюдь не исчерпывались все цехи, существовавшие тогда в Париже. Уставы некоторых из них были записаны несколько позже, в конце XIII — начале XIV в.; другие, как, например, устав одной из древнейших организаций — мясников, долгое время (вплоть до XVI в.) вообще не был официально оформлен, а существовал лишь в устной традиции.
Все эти данные свидетельствуют, что процесс разделения труда между отдельными цехами зашел в Париже в середине XIII в. еще дальше, чем это явствует из «Книги ремесел», где порой уже очень ясно выражена весьма узкая специализация отдельных цехов (особенно в области обработки металлов, кожевенного дела и др.). Столь дробная дифференциация ремесел была невозможна в типичном (т. е. сравнительно небольшом) средневековом городе. Поэтому картину состояния ремесла XIII в., ярко обрисовывающуюся по 100 статутам «Книги ремесел», нельзя без существенных оговорок относить к любому, даже крупному центру того времени. Вместе с тем по богатству сведений, и в особенности по уровню развития у цеховой системы как таковой, эту картину можно было бы назвать классической.
* * *
Обстоятельства, вызвавшие оформление в письменном виде существовавших в тот момент в Париже цеховых порядков, изложены Этьеном Буало (ок. 1200—1270 (?) гг.), занимавшим с 1258 г. должность парижского прево. во вступлении к «Книге ремесел» (см. стр. 590 перевода). Произведенная между 1261 и 1270 гг. запись статутов была лишь первой частью составленного в ту пору большого сборника. Во второй части его имелась запись поборов, поступавших в казну с парижской торговли; в третьей — перечень привилегий сеньориальных юстиции на некоторых землях в Париже и в округе. Это дает основание полагать, что появление «Книги ремесел» было связано с упорядочением королевской администрации и вообще с реформами Людовика IX.
Во время пожара 27 октября 1737 г., уничтожившего ценнейший архив парижской Счетной палаты, сгорел тот список «Книги ремесел», который был, по-видимому, оригинальным экземпляром данного текста, т. е. был написан по приказу Этьена Буало. Известно, что этот список обозначался обычно как «Первая книга ремесел» (Premier Livre des metiers) по названию его первой части, касавшейся именно ремесел. Сохранилась лишь копия оглавления этого списка с перечнем статутов, который свидетельствует о стремлении сгруппировать их по некоторым крупным разделам: снабжение города продовольствием, обработка металлов, текстильное производство, кожевенное, седельное и т. д. Это оглавление издатели положили в основу при публикации статутов, поскольку в сохранившихся списках нет единообразного порядка.
Издания сделаны по старейшему из сохранившихся списков (рукопись Национальной библиотеки, список В в издании Деппена), изготовленному в конце XIII в. Он хранился в библиотеке Сорбонны. Заголовок на переплете гласит: «Установления парижских ремесел» (Establissements des metiers de Paris). В списке имеются многочисленные вставки и исправления к тексту 100 статутов, а также дополнения их другими статьями и статутами (вплоть до 1360 г.). Очевидно, в XIII—XIV вв. список находился в Шатле (резиденция парижского прево) и использовался для практических целей судопроизводства и управления.
Прочие более поздние списки или содержат неполный текст, или написаны менее архаичным языком. Один из них (середины XIV в., список С в издании Деппена) имеет такой же заголовок, как и сгоревший оригинал: «Premier Livre des metiers». По-видимому, в соответствии с этой традицией и утвердилось обыкновение называть текст 100 статутов «Книгой ремесел» (Livre des metiers).
Наличие многочисленных вставок, поправок, дополнений и т. д. очень затруднило публикацию источника. Издания не свободны от существенных недостатков, которые коренятся главным образом в недостаточно тщательном изучении рукописной традиции текста. Поэтому нелегко разобраться в дополнениях, вставках и т. п. и с полной уверенностью выделить первоначальный текст источника, а также точно датировать отдельные его части. В ряде случаев неясности текста проистекают, по-видимому, от ошибок в чтении отдельных слов, особенно технических терминов.
* * *
В русском переводе полный текст «Книги ремесел», т. е. первой части сборника, составленного при Этьене Буало, появляется впервые. Надо надеяться, что он сделает возможным более широкое ознакомление с этим интересным и цепным источником. Язык оригинала — французский язык XIII в.— для неспециалиста весьма труден главным образом потому, что текст статутов был записан на слух и редакционной отделке не подвергался. Сама форма большинства статей: «никто… не может и не должен» делать то-то и то-то..,» усложняет построение фразы, нагромождая отрицания. Имеются и другие многочисленные синтаксические неясности, дет сколько-нибудь сложившейся орфографии и т. п.
В целях экономии места в переводе, как правило, не сохранены абзацы оригинала, где каждая статья начинается с красной строки. Некоторые статьи (о прюдомах, несении караула, уплате тальи и т. п.) приведены полностью лишь в первых статутах; в дальнейшем они опущены и дается лишь ссылка на номер того статута, текст которого они точно воспроизводят. Такие длинные и часто употребляющиеся слова, как «вышеупомянутые», «вышесказанные», заменены местоимениями «эти», а некоторые шаблонные формулы (в пределах одного абзаца) — многоточием.
Перевод сделан по изданию Доппена. Краткие реальные комментарии даны в примечаниях.
Наиболее часто встречающиеся меры и дни церковных праздников приводятся в сводном списке. Оглавление.
Парижские меры и деньги
Сетье — около 156 литров
Мина = 0,5 сетье — около 78 литров
Мино = 0,5 мины — около 39 литров
Буассо — около 13 литров
Мюид вина — около 268 литров
Туаз — около 2 метров
Парижский ливр = 20 су и 240 денье;
денье = 2 оболам; обол = 2 майлям
Оглавление.
Дни церковных праздников
Крещение — 6 января Сретенье — 2 февраля
Успенье богоматери — 15 августа
Рождество богоматери — 8 сентября
Вознесенье — на 40-й день после пасхи
Троица — на 50-й день после пасхи
Воздвижение св. креста — 14 сентября
Обретение св. креста — 3 мая
День апостолов — 1 мая
Разделение апостолов — 15 июля
День св. Петра и Павла — 29 июня
» св. Петра — 1 августа
» св. Варфоломея — 24 августа
» св. Мартина зимнего — 11 ноября
» св. Николая зимнего — 6 декабря
» св. Магдалины — 22 июля
» св. Якова — О июля
» св. Христофора — 25 июля
» св. Лаврентия — 10 августа
» св. Якова и Филиппа — 1 мая
» св. Дионисия — 22 апреля
» св. Денизы — 6 декабря
» св. Женевьевы — 3 января и 28 октября
» св. Ремигия — 1 октября
» св. Иоанна Крестителя (Иванов день) — 24 июня
» всех святых — 1 ноября
» мертвых — 2 ноября
» Ярмарка Сен-Дени (Ланди) — 6 июня
» Сен-Ладр-с 22 мая
» Заговенье — последний день масленицы
Оглавление.

Начинаются установления парижских ремесел. Этьен Буало, прево Парижа, всем горожанам (bourguis) и всем жителям Парижа и всем, кто прибудет в пределы этого места, кому знать надлежит, привет! Мы видели в Париже в наше время много тяжб и распрей из-за порождающей тяжбы нечестной зависти и необузданной жадности, самой себе наносящей вред, и из-за неразумия людей молодых и несведущих, из-за распрей между занимающимися каким-нибудь ремеслом чужаками и городскими жителями по причине того, что они продали чужакам изделия своего ремесла не столь хорошего и доброго качества, как должно; между сборщиками парижских пеажа и кутюм и теми, кто их должны или не должны уплачивать; и даже между нами и теми, кто имеет право суда или юрисдикцию в Париже и кто у нас просил и требовал сверх того, что он должен иметь и что имел по обычаям. И поскольку мы опасаемся, не понес бы король ущерба и не потерпели бы убытка те, кто взимает кутюмы от имени короля, и что будут в Париже изготовляться и продаваться плохие изделия и дурные обычаи там укоренятся; и поскольку обязанность хорошего судьи состоит в том, чтобы по возможности ускорять и заканчивать тяжбы и стремиться всех исправить не только из-за боязни наказаний, но и ради получения похвал,— мы намереваемся осветить в первой части этого труда, как только можем лучше, все цехи Парижа, их установления, способы нарушений в каждом цехе и их штрафы.
Во второй части собираемся мы говорить о шосье, тонлье, травер, кондюи, риваж, алаж, пуа, ботаж, руаж и обо всем остальном, что относится [310] к кутюме. В третьей, и последней части, — о судопроизводстве и юрисдикции всех, кто имеет судопроизводство и юрисдикцию в городе и предместьях Парижа. Это мы делаем для пользы всех, в том числе бедных и чужаков, которые приходят в Париж покупать какие-либо товары, ради того, чтобы эти товары были сделаны честно и чтобы никто не потерпел от них ущерба, равно как и для тех, кто в Париже обязан или не обязан каким-нибудь побором или какой-нибудь кутюмой, а также, чтобы наказать тех, кто из-за жадности к бесчестной прибыли или по неразумию требуют [эти поборы и кутюмы] и поступают против бога, права и разума. Когда все это было сделано, собрано, составлено и утверждено, мы дали это прочесть в присутствии большинства самых мудрых, самых честных и самых старых людей Парижа, тех, кто должен все это знать, и все они согласно одобрили этот труд. Мы предписываем всем парижским цехам, всем сборщикам пеажа и кутюм этого города и всем, кто имеет судопроизводство и право юрисдикции в стенах и предместьях Парижа, чтобы они его не нарушали; если же они это сделают по своей вине;, то будут платить штраф по воле короля и возместят противной стороне по законному нашему и наших преемников определению все затраты, все расходы и все убытки, которые та понесет и сделает при этом случае. Оглавление.
Статут I
В этом статуте говорится о булочниках в пределах Парижского округа
Никто не может быть булочником в пределах Парижского округа, если он не купил у короля ремесло, исключая тех, кто живет в Сен-Марселе, в Сен-Жермен-де-Пре вне стен Парижа, или на старой земле св. Женевьевы, или на земле капитула Парижской богоматери, расположенной в Гарлянд, За исключением земли Сен-Маглуар внутри и вне стен Парижа, и земли Сен-Мартен-де-Шан вне стен Парижа; продают же вышеупомянутое ремесло от имени короля те, кто его от короля купил, одному булочнику дешевле, другому дороже, как им заблагорассудится. Никто не может быть булочником в пределах Парижского округа, исключая тех, кто живет на вышеупомянутых землях, если не платит королевского обана и кутюм цеха, разве только у него есть королевская привилегия. Булочники, живущие на вышеупомянутых землях, не покупают ремесло у короля, если того не желают, а плательщиками обана становятся, если пожелают; если же платят обан, то имеют все прочие вольности как плательщики обана; если же не платят обана — должны платить взносы в цех как чужаки. Если новый булочник купил ремесло до дня св. Иоанна Крестителя, то, если он живет на вышеупомянутых землях, он уплачивает в качестве королевского обана 6 пар. су в ближайший день св. Мартина зимнего и в каждый последующий день св. Мартина зимнего по 6 пар. су в качестве королевского обана в течение всего времени, пока не пожелает быть плательщиком обана и входить в цех булочников. Если булочник, плательщик обана, поселится на какой-либо из вышеупомянутых земель, он, если пожелает, совершенно свободен от уплаты обана, но будет обязан уплачивать кутюмы и взносы в цех как чужак. Если новый булочник купит [311] ремеслo булочника между днем св. Иоанна Крестителя и днем св. Мартинa зимнего, он не платит в этот день св. Мартина 6 су обана, но он будет их платить в каждый последующий день св. Мартина зимнего, если он не живет на какой-нибудь из вышеупомянутых земель, как выше сказано.
Обан — название одной из кутюм, по которой было издавна установлено, что всякий, кто будет платить обан, будет более свободен и будет платить меньше поборов и кутюм с товаров своего ремесла, чем тот, кто нe будет платить обана. Было издавна установлено, что плательщик обана вносит мюид вина, а потом добрый король Филипп заменил этот мюид вина 6 пар. су из-за спора, который случился между бедными плательщиками обана и виночерпиями короля, взимавшими обан от имени короля. Среди мастеров —плательщиков обана одни должны пол-обана, т. е. 3 су, другие — полный обан, т. е. 6 су, третьи — полтора обана, т. е. 9 су. Не все мастера Парижа являются плательщиками обана, и никто не может им быть, если не принадлежит к цеху, имеющему обан, или если король не предоставит ему это в качестве дара или за деньги. Булочники-плательщики обана свободны от тонлье при покупке и перепродаже свиней при условии, что последние уже были один раз накормлены их отрубями. булочники также совершенно освобождены от тонлье со всего зерна, которое покупают для выпечки, и с хлеба, который они продают, за исключением полутора хлебов, которые каждый новый и старый булочник уплачивает еженедельно королю в качество тонлье. Новый булочник в первый год, как он купил ремесло булочника, должен уплатить королю 25 денье кутюмы на крещенье, 22 денье на пасху и 5 денье 1 обол в день св. Иоанна Крестителя, и ежегодно 6 су обана и еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье; столько же он должен во второй, и в третий, и в четвертый годы, и так должен поступать каждый новый булочник в течение вышеупомянутых четырех лет, причем в крещенье делается зарубка на бирке против того, кто собирает хлебную кутюму от имени короля. Когда новый булочник выполнит всё указанным образом в четыре года, он доложен взять новый глиняный горшок с орехами и пирожками (nieules) и прийти к дому старшины булочников, а с ним вместе сборщик кутюмы и все булочники и старшие подмастерья (mestres valles), называемые joiudres; и должен новый булочник отдать свой горшок и орехи старшине и сказать: «Старшина, я сделал всё, и закончил мои четыре года», а старшина должен спросить сборщика кутюмы, правда ли это, и если тот подтвердит, что это правда, то старшина должен вручить новому булочнику его горшок с орехами и приказать, чтобы он бросил его об стену. И тогда новый булочник должен бросить свой горшок с орехами и пирожками о наружную стену дома старшины, и после этого сборщик кутюмы, новый булочник и все другие булочники и подмастерья должны войти в дом старшины и тот должен дать им огонь и вино. И каждый булочник, в том числе и новый, и старшие подмастерья должны дать по 1 денье-;таршине булочников за вино и за огонь, которые он им дал. Старшина булочников должен сообщить сборщику кутюмы, булочникам и старшим подмастерьям, чтобы они пришли в этот день в его дом, и они должны прийти или прислать свои денье старшине булочников за вышеупомянутое вино. Если же кто-либо из булочников или старших подмастерьев не придет сам в этот день или не пришлет своего денье старшине булочников, старшина может запретить им заниматься ремеслом, пока они не заплатят это денье. День, который старшина должен назначить сборщику кутюмы, булочникам и старшим подмастерьям, должен быть первым воскресеньем после нового года. Когда для нового булочника закончатся указанные четыре года, он будет работать с этого дня как мастер-булочник и платить королю [312] ежегодно по 10 денье кутюмы на рождество, по 22 денье на пасху, по 5 денье и оболу в день св. Иоанна Крестителя, по 6 су обана в день св. Мартина зимнего, и еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье, а именно: половину хлеба в среду и целый хлеб (danree) в субботу; причем на третьей неделе три полхлеба берет епископ, т. е. король получает две недели, а на третьей — епископ.
Если новый булочник потеряет свой образец меры (eschantillon) один раз или неоднократно в течение вышеуказанных четырех лет, он должен всякий раз, как его потеряет, отдать одного каплуна или вместо него 12 денье тому, кто взимает королевскую кутюму от имени короля. Псе новые и старые булочники должны королю еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье и другие вышеупомянутые кутюмы и поборы; если же они проживают на вышеуказанных землях и приносят свой хлеб на рынок, они должны давать полтора вышеуказанных хлеба и другие кутюмы, которыми обязаны булочники-чужаки. Король Филипп отдал сбор этого тонлье одному рыцарю, и тот, то этим сбором владеет, должен брать с каждого булочника половинку хлеба в среду, если у булочника есть хлеб на прилавке или в печи, и целый хлеб в субботу, если у него есть хлеб на прилавке или в печи, если же у него нет хлеба в эти дни, он не должен ни половинки хлеба, ни обола.
Король предоставил, пока ему будет угодно, своему главному хлебодару (mestre panetier) управление цехом булочников, а также низшую юрисдикцию и штрафы с булочников, старших подмастерьев и подмастерьев, равно как и рассмотрение дол о нарушениях в цехе, о драках без пролития крови и судебных исках, кроме исков о собственности. Главный хлебодар должен охранять цех булочников и взимать штрафы от имени короля, пока ему будет угодно; и должен этот хлебодар выбрать наиболее достойного (preudome) булочника, который за него охранял бы цех и штрафы и умел распознавать доброкачественность товаров. Как только король поручит хлебодару управление цехом булочников, тот должен приехать в Париж и с помощью своего заместителя собрать всех булочников и отобрать из цеха 12 прюдомов, или же больше или меньше, смотря по тому, как ему покажется лучше, которые бы больше других разбирались в хлебе и лучше других знали ремесло, для пользы проживающих в городе. И должны эти 12 прюдомов поклясться на святых , что они будут честно и добросовестно охранять цех и что, оценивая качество хлеба, они не пощадят ни родственника, ни друга и не присудят неправильно никого к наказанию из-за ненависти или недоброжелательства.
Никто из булочников не должен печь в воскресенье, ни в рождество, ни на следующий, ни на третий день после рождества, но на четвертый день он может печь …, не может печь в день крещенья, в день сретения господня, в дни божьей матери, в середине августа и в сентябре …, в те дни апостолов, накануне которых положено поститься, в день св. Петра в начале августа, в день св. Варфоломея, на следующий день после пасхи, в день вознесенья, на следующий день после троицы …, в дни св. креста после августа и в мае, в день рождества Иоанна Крестителя, в день св.Мартина зимнего, в день св. Николая зимнего …, в день Магдалины, в дни св. Якова, св. Христофора и св. Лаврентия …, в день св. Якова и св. Филиппа, в день св. Дионисия, в день всех святых, в день мертвых, кроме как эшоде (eschaudes) для раздачи нищим, в день св. Женевьевы после [313] рождества … [и] накануне этих праздников, кроме как при условии, чтобы хлебы были посажены в печь но позже часа зажигания света; ни в субботу, кроме кануна рождества, когда они могут печь до звона к заутрене в соборе Парижской богоматери. Булочники могут печь по понедельникам на рассвете, как только позвонят к заутрене в соборе Парижской богоматери, если только это не придется на один из вышеупомянутых праздников. Если же кто-либо из булочников будет печь в какой-нибудь из этих праздников, он должен заплатить старшине с каждой печи 6 денье штрафа и па 2 су (saudeos) хлеба, который старшина и присяжный раздадут нищим всякий раз, как булочник будет уличен; если же хлеба в Париже будет недостаточно, то надлежит получить от старшины булочников разрешение выпекать хлеб. Никто из булочников но может выпекать хлеб большего размера, чем в 2 деньо, если это нс пирог для подарка, ни меньшего размера, чем в обол, если это нс эшоде. Все булочники должны делать хлебы ценою в денье и в обол и хлеб ценою в 2 денье хорошим и доброкачественным, согласно ценам на зерно.
Если какой-нибудь булочник продает 3 двойных (doubliaus) хлеба дороже, чем за 6 денье, или дешевле, чем за 5 денье и обол, он теряет хлеб и старшина булочников распоряжается этим хлебом по своей воле. Парижский булочник должен делать такие большие и хорошие хлебы ценою в деньо и в. обол, чтобы 6 хлебов в один денье не могли быть проданы дешевле, чем за 5 денье и обол ; нельзя продать 6 хлебов в один денье и один хлеб в обол за 6 денье или 12 хлебов в денье за 11 денье, а 13 хлебов в денье за 12 денье.
Присяжные, оценивающие хлеб, должны ходить по городу для проверки маленьких хлебов всякий раз, как назначит старшина; он назначает столько присяжных, сколько пожелает, но не меньше четырех всякий раз, когда нужно пойти по городу. Когда старшина и присяжные идут по городу для проверки маленьких хлебов, они берут одного сержанта из Шатле; и с окон, где они находят выставленный на продажу хлеб, старшина берет хлеб и передает присяжным, а присяжные смотрят, достаточен он или нет; если он достаточен, присяжные кладут его обратно на окно, если же недостаточен, вручают хлеб старшине, и тогда старшина знает, что хлеб недостаточен и может взять все хлебы, оставшиеся от этой выпечки. Если в окне есть хлеб разного сорта, старшина должен проверить каждый сорт и те хлебы, которые окажутся малыми, старшина и присяжные раздадут нищим. Никакой хлеб не может быть взят, кроме как в присутствии старшины и присяжных; малые хлебы не могут быть отданы нищим без совместного согласия старшины и присяжных; слишком малым можно считать хлеб только тогда, если в этом сорте больше малых, чем больших [хлебов]; но малые хлебы всегда отбираются. Если старшина находит плохой хлеб (mescheve), т. е. если продают 3 двойных хлеба дороже, чем за 6 денье, или дешевле, чем за 5 донье и обол, или когда хлеб ценою в денье и обол продается — 12 хлебов дешевле, чем за 11 денье, или 13 целых хлебов дешевле, чем за 12 денье, кроме эшоде, которые можно продавать 14 штук за 12 денье, но не дешевле, — старшина забирает весь недоброкачественный хлеб, и, если это не в субботу, поступает с этим хлебом по своему усмотрению, ничего не говоря присяжным. Все парижские и другие булочники могут продавать по субботам на парижском рынке хлеб по разным ценам, как только смогут лучше, но чтобы хлеб был не больше, чем в 2 денье; если хлеб больше, чем в 2 деньо, старшина забирает его и этот хлеб называется pain pote. [314]
Вышеупомянутые старшина и присяжные свободны от несения караула по причине забот и трудов, которые они несут, охраняя принадлежащий королю цех булочников. Это установила королева Бланка, да отпустит ей бог грехи. Если какой-нибудь булочник вызван к старшине булочников и окажется виноватым, он должен уплатить старшине 6 денье штрафа, а если не явится, должен старшине 6 денье. Если служащий у булочника старший или другой подмастерье, или помощник булочника, а именно веяльщик и тот, кто просеивает муку и замешивает тесто, будет вызван к старшине из-за своей провинности, то признает ли он вину или нет, и будет обвинен, или не явится по вызову старшины, каждый из них должен заплатить старшине 3 денье штрафа. 6 денье штрафа с булочника и 3 денье с подмастерья старшина берет равно как с тех, кто признает [свою вину], так и с тех, кто ее отрицает по причине того, что в суде нет [штрафа] за пренебрежение к суду (despit) , но он не может брать штраф выше этой суммы. Старшина может взять только один штраф за одно дело, несли тот, на кого наложен штраф, так заносчив или так дерзок, что не хочет повиноваться приказу старшины или заплатить штраф, то, если он мастер, старшина может запретить ему заниматься ремеслом. Этот булочник уже не может печь хлеб, если только тесто не было приготовлено раньше, чем был сделан запрет; если же оно было приготовлено, он может его испечь. Если булочник печет хлеб, несмотря на запрещение старшины, [то, в случае] когда тесто не было заготовлено раньше запрещения, старшина может этот хлеб взять и поступить, как ему угодно; если же булочник оказывает сопротивление, старшина идет к парижскому прево, и парижский прево должен его [булочника] обуздать силой. Если подмастерье или помощник, который должен заплатить штраф старшине, так упрям и так дерзок, что не желает повиноваться приказу старшины или заплатить штраф, старшина может запретить ему заниматься ремеслом и запретить всем булочникам, чтобы они брали его на работу до тех пор, пока он не выполнит приказание старшины согласно правилам. Если булочник берет подмастерья на работу, несмотря на запрещение старшины, он должен заплатить старшине штраф в 6 денье; а если булочник не захочет заплатить эти 6 денье, или, несмотря на запрещение старшины, продолжает давать работу подмастерью, старшина может запретить ему самому заниматься ремеслом и наложить штраф вышеупомянутым образом, т. е. взять хлеб всей выпечки, изготовленный после запрещения, и воспользоваться властью короля, если в этом будет необходимость. Булочник или подмастерье, которым запрещено заниматься ремеслом, должны попросить старшину, чтобы он позволил им заниматься ремеслом, и старшина должен разрешить, если они исправили свою вину и если уплатили штраф старшине. Если старшина не хочет разрешить заниматься ремеслом булочникам или подмастерьям, которым он запретил, потому что ему кажется, что провинность их слишком тяжела, например, если они оскорбили его словом во время исполнения обязанностей или кого-нибудь другого в присутствии старшины или присяжных, которые забирают малые хлебы — тогда тот, кому старшина не хочет разрешить заниматься ремеслом,должен взять двух прюдомов присяжных или других и просить старшину, чтобы он разрешил ему заниматься ремеслом, давая поручительство в явке на суд к королевскому главному хлебодару. Если же старшина столь упрям, что не хочет взять поручительство, тогда тот, кому запрещено заниматься ремеслом, должен дать поручительство присяжным, и присяжные должны разрешить ему заниматься ремеслом до прибытия хлебодара, [315] сохранив целиком права старшины и других. Когда прибудет хлебодар, он должен вызвать к себе обе стороны, выслушать дело и решить его, посоветовавшись с присяжными цеха, согласно обычаям и кутюмам вышеупомянутого цеха.
Король Филипп постановил, чтобы никто из людей, не проживающих в парижском округе, не мог привозить сам или посредством других хлеб для продажи в Париже, кроме как по субботам, потому что булочники, живущие в Париже, должны платить талью, нести королевский караул и платить королю ежегодно 9 су и 3 обола, как обана, так и кутюмы, я еженедельно на 3 обола хлеба в качестве тонлье королю, или тому, кому король отдал этот сбор, если только он [булочник] не освобожден от этого королем. Этот обычай соблюдался со времени короля Филиппа; однако при нынешнем короле, дай бог ему доброй жизни, случилось, что булочники из Корбейля и из других мест сняли амбары на Гревской площади и в других местах, чтобы продавать свой хлеб на неделе, чего они не могут и не должны делать. По этому поводу парижские булочники жаловались королю и просили, чтобы установление, данное им его дедом, королем Филиппом, соблюдалось бы и сохранялось. Они указали на большую выгоду, которую король имел от булочников, из которых каждый ежегодно уплачивает королю все положенные кутюмы. Тогда король подтвердил установление своего деда и приказал, чтобы никто из булочников, живущих вне Парижского округа, не приносил сам, ни через посредство кого-нибудь хлеб для продажи в Париже, кроме как по субботам; если же он принесет сам или при посредстве другого, хлеб будет отобран и отдан нищим старшиной и присяжными цеха, если только не будет непогоды, т. е. сильных морозов или сильных дождей, из-за каковых препятствий парижские булочники не смогут снабдить город Париж. Король Филипп установил, что булочники, живущие в Парижском округе, могут продавать бракованный хлеб (refus), например, хлеб, искусанный крысами и мышами, хлеб слишком твердый, пригорелый или перестоявшийся, перекисший, слишком сырой, неудавшейся формы, т. е. слишком малых размеров, который они не осмеливаются выставить на прилавки в воскресенье, в рядах, где продают железо, перед кладбищем Сен-Инносан и который они могут продавать, если хотят, в воскресенье между папертью собора богоматери и церковью св. Христофора. Булочники, живущие в Парижском округе, если они платят обан, могут в воскресенье привезти на это место хлеб в своих корзинах или лодках и принести свои прилавки, лари или столы с условием, чтобы прилавок не был длиннее 5 футов. Если булочник — плательщик обана приносит на это место хорошо выпеченный и хорошей формы хлеб, он может это сделать; если же старшина находит, что хлеб плох, он принадлежит ему; если старшина и присяжные находят, что хлеб слишком мал, они могут его взять и отдать нищим, как сказано выше;
Горожане или чужаки не должны иметь доли в покупке зерна, которое парижский булочник — плательщик обана покупает для своей выпечки, если они не живут в Париже. Если же живут, то в покупке, которую совершает булочник — плательщик обана, должны иметь одно сетье для своего стола, если они не булочники — плательщики обана. Булочник, который не платит обана, не имеет доли в покупке плательщика обана, но плательщик обана имеет дело в покупке того, кто не платит обана, если придет на рынок раньше, чем сделка будет заключена. Если человек, живущий в Париже, хочет иметь сетье зерна для своего стола из покупки, которую совершает булочник — плательщик обана, то он может его получить, если он сам или кто-либо по его. поручению придут туда раньше, чем будут завязаны мешок или корзина, и если в этом мешке или в тележке будет два [316] сетье зерна или больше; если же там не больше 3 мин, парижский житель имеет одну мину для своего стола, но больше он не может иметь. Жители Парижа могут торговаться и покупать зерно на парижском рынке для своего стола в присутствии булочников — плательщиков обана без того, чтобы булочник — плательщик обана или другой булочник имел долю в их покупках; а если житель Парижа, не булочник, хочет иметь долю [в покупке], он может ее иметь, если придет до вручения задатка (denier Dieu baillier). Если булочник — плательщик обана или кто-либо по его поручению захочет иметь долю в покупке булочника, который не платит обана, следует, чтобы он пришел на рынок прежде, чем сделка будет заключена между продавцом и покупателем.
Если житель Парижа покупает зерно для перепродажи, и торговец зерном или булочник — плательщик обана или тот, кто не платит обана, придут на рынок и будут на рынке в то время, когда будет скинуто одно денье, или больше или меньше, они будут иметь долю в покупке так же, как и те, которые будут при этой сбавке; если же они не придут ко времени сбавки, они не имеют доли, ни плательщик обана, и никто другой. Оглавление.
Статут II
О мельниках Большого моста
Каждый, кто хочет быть мельником у Большого моста в Париже, может им быть, если он имеет свою или арендованную мельницу. Каждый мельник Большого моста может иметь столько учеников и подмастерьев, сколько пожелает, и молоть ночью, если есть необходимость. Мельники Большого моста не могут молоть в воскресенье, с того момента, как святят воду в церкви Сен-Лефруа до звона к вечерне в церкви Сен-Лефруа. Мельники Большого моста могут брать с каждого сетье пшеницы или другого смолотого зерна один буассо, но больше они не могут брать, кроме как в непогоду, т. е. в большие морозы, в половодье или в маловодье; в это время они могут брать 1 буассо с каждого сетье и, кроме того, могут требовать от 6 до 4 донье или больше, если могут получить. Мельники Большого моста не могут молоть за меньшую плату, чем 1 •буассо за 2 сетье, и так могут они делать и брать только с булочников, потому что с горожан и с других людей, живущих в Париже, кроме как с булочников, могут они брать, при непогоде или без нее, летом и зимой, только 1 буассо за 1 полное сетье.
Мельников Большого моста никто не может перемещать, и если кто это сделает и перемещенный пожалуется сержанту, который охраняет мельников Большого моста от имени капитула собора Парижской богоматери, то виновный платит 6 денье штрафа и возмещает убытки перемощенного; а если перемещенный пожалуется сержанту капитула, то виновный платит штраф капитулу в 2 су 6 пар. денье; из этой суммы старшина мельников имеет 6 денье, а остальное — капитул. Никто не может взять в аренду мельницу у Большого моста, если он не заплатит 5 су компаньонам (compaignions) на выпивку. Каждый мельник Большого моста — как мастер, так и подмастерье — должен поклясться на святых, что он будет хорошо и честно охранять добро и вещи всех, кто поместит их в этих мельницах, и что он будет соблюдать добрые обычаи и добрые кутюмы; и если какой-нибудь сосед будет нуждаться в нем, ночью ли, днем ли, он, в меру своих сил, поможет, а если, он, зная, не придет, то будет оштрафован и будет клятвопреступником. Эту клятву он должен давать в первые восемь дней после своего появления на этих мельницах. [317]
Мельники Большого моста должны нести караул и другие повинности, которыми другие горожане Парижа обязаны королю. Никто из мельников, старше 60 лет или у кого рожает жена, не обязан нести караул, но он обязан сообщить об этом королевским людям. Оглавление.
Статут III
О торговцах пшеницей и всяким другим зерном
Каждый, кто хочет быть торговцем пшеницей, т. е. хорошо и честно продавать и покупать в Париже пшеницу и всякое другое зерно, может быть им свободно, заплатив тонлье и побор, который должен взиматься со всякого зерна. Каждый парижский торговец зерном может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько пожелает, и может иметь свою собственную хорошую и доброкачественную мину, помеченную печатью короля, и может ею пользоваться только для измерения одного сетье при продаже и при покупке, если покупатель пожелает; сверх же одного сетье зерна, которое он продает или покупает, он должен дать измерить мерщикам города Парижа, установленным горожанами Парижа, т. е. купеческим старшиной и присяжными. Торговцы зерном имеют друг у друга долю в покупках таким же способом, как горожане имеют долю друг у друга.
Парижские торговцы зерном обязаны тальей, караулом и другими повинностями, которыми другие парижские горожане обязаны королю. Оглавление.
Статут IV
О мерщиках пшеницы и всякого другого зерна
Никто не может быть мерщиком пшеницы или какого бы то ни было зерна в Париже каким бы то ни было способом, если он не утвержден купеческим старшиной и присяжными братства. Каждый, получивший разрешение измерять, обязан прежде, чем он начнет измерять, поклясться на святых, что он будет мерить, как только может хорошо и честно, какое бы зерно он ни мерил, и что он будет хорошо и честно оберегать права продавца и покупателя. Никто из мерщиков нс может и не должен требовать с подлежащей измерению тележки зерна больше, чем 4 денье за измерение, 8 денье — с повозки, 1 денье — с вьюка какого бы то ни было животного — будь то осел или лошадь, будь вьюки или тележки больше или меньше, с каким бы то ни было зерном; за это измерение платят продавцы. Если кто-либо продает свою пшеницу или свое зерно, каково бы оно ни было, он может его измерить, если покупатель хочет получить из его рук; но если покупатель хочет, измеряют присяжные мерщики. Если горожанин Парижа или какой-нибудь приезжий дает образчик своего зерна для продажи и мерщик его продает, он должен вручить ему деньги хорошо и добросовестно без какого бы то ни было убытка, и мерщик должен получить с каждого мюида зерна 6 денье за измерение и за продажу; больше он не может ни брать, ни запрашивать и должен иметь с большего больше, с меньшего меньше. Если мерщик измеряет какое бы то ни было зерно, будь то в амбаре или на судне, он получаст за измерение с каждого мюида 4 денье, с большего больше, с меньшего меньше.
Никто из мерщиков не может никоим образом мерить зерно мерой, не домеченной печатью короля; если мерщик так сделает, он подлежит суду [318] купеческого старшины; если же мерщик измеряет не помеченной мерой, он должен снести меру в городское собрание (parloir-aux-bourgeois), и там она должна быть осмотрена и помечена. И должен получить тот, кто это делает, за меру, будь-то мина или мино, 4 денье за определение и пометку. Если мина или мино испорчены, т. е. если зерно пересыпается или недосыпается, в силу чего мера неправильно и нечестно измеряет, мерщик но платит никакого штрафа за меру, если он не сделал это из плутовства: в противном случае он отвечает перед королем головой и имуществом, ибо это воровство. Как только мерщик заметит, что его мина испорчена, он должен под клятвой принести ее в городское собрание, и если там найдут, что мина нехорошая и неточная, она должна быть разбита и мерщик должен получить обратно железо; если же она хорошая и точная, мерщик должен 4 денье за проверку и всякий раз, как будет совершаться проверка, он должен за пометку и проверку не больше.
Никто из мерщиков не может торговать каким бы то ни было зерном в городе Париже и не может покупать зерно, чтобы отправить его горожанину в город Париж, если горожанин или кто-либо по его поручению не присутствуют при этом. Никто из торговцев зерном, т. е. продавец и покупатель какого бы то ни было зерна внутри города Парижа, не может измерять продаваемое [зерно] больше одного сетье за один раз; а если случается мерить больше, он должен позвать присяжного мерщика, и мерщик должен измерить мюид за 4 денье, с большего больше, а с меньшего меньше. Каждый, кто продает свое зерно в Париже, может позвать мерщика, какого захочет, лишь бы городского присяжного, принесшего клятву, и этот мерщик должен исполнить свое дело хорошо и честно по своей клятве вышеуказанным образом.
Если кто-либо из этих мерщиков нарушает что-либо из вышесказанного, с него следует штраф королю согласно установлению парижского прево, так как горожане Парижа не имеют никакой власти и никакой юрисдикции в вышеупомянутых делах, кроме как давать разрешение на измерение и всякому давать измерять, если им это кажется хорошо и нравится.
Никто из мерщиков не должен нести караул, так как это своего рода наемники. Мерщики обязаны тальей и другими повинностями, которыми другие горожане обязаны королю. Оглавление.
Статут V
О глашатаях
Никто не может быть в Париже глашатаем, если он не испросил согласия купеческого старшины и эшевенов купцов; когда же он испросит согласие, он должен 4 денье старшине глашатаев, и за эти 4 денье старшина глашатаев должен проверить и пометить его меры. Полагается, Чтобы каждый парижский глашатай дал купеческому старшине, эшевенам купцов или кому-либо по их поручению залог в 60 су и 1 денье и под этот залог кабатчик должен вручить ему свой кубок. Если же кабатчик его утратит [т. е. если глашатай его потеряет], может взыскать убыток с поручителей за его кубок.
Каждый парижский глашатай во все дни, в которые он записан, начиная с первого дня, как только он будет записан и до того, как будет выписан, должен 1 денье братству купцов, кроме воскресенья, когда он ничего не должен, или если он болен, или ушел в паломничество к св. Якову, или за море. Когда он уходит в паломничество, он должен получить Согласие в городском собрании, чтобы приостановить эту уплату на время [319] паломничества, иначе платит за каждый день 1 денье. Если он болен, он должен известить об этом старшину глашатаев, иначе он будет платить денье за каждый день. Каждому парижскому глашатаю полагается поклясться на святых, что он принесет хорошие меры в свою таверну и что там не будет ни одной плохой меры, о которой он бы не сообщил; и что он, как только может, будет охранять пользу кабатчиков и простого народа города (coumun de la vile). Каждой парижский глашатай может идти в любую таверну, в какую захочет, и выкрикивать вино, пока там есть разливное вино; если в таверне нет глашатая, кабатчик не может запретить ему; если же кабатчик говорит, что он не имеет разливного вина, глашатай берет с него клятву, что он не продавал вина, будь то при закрытом или при открытом погребе. Если глашатай находит пьющих в таверне, он их спрашивает, за какую цену они пьют, и глашатай будет выкрикивать эту цену, которую ему сказали, хочет или не хочет этого кабатчик, поскольку он не имеет глашатая. Если кабатчик, продающий вино в Париже, не имеет глашатая и закрывает двери перед глашатаем, то глашатай может выкрикивать вино этому кабатчику по королевской цене, т. е. в 8 денье, если вино дешево, и в 12 денье, если вино дорого. Глашатай не может под своей клятвой носить вино для выкрикивания, если он его не нацедил или не видел, как его при нем нацедили. Глашатай имеет каждый день от своей таверны не меньше 4 денье, а больше он не может брать под клятвой.
Если глашатай не имеет таверны, из этого не следует, чтобы он не уплачивал ежедневно 1 денье, как выше сказано. Глашатай обязан требовать себе таверну прежде, чем настанет время выкрикивать, потому что прежде он должен проверить вино, которое он выкрикивает; если же идут те, кто проверяет вино, кабатчик может запретить ему вход в свою таверну и сказать, что не время требовать хозяина, потому что идут проверять вино, и глашатай может требовать себе таверну на следующий день. Глашатай должен выкрикивать два раза в день, кроме великого поста, воскресений, пятниц, восьми дней рождества и сочельников, когда глашатаи выкрикивают один раз. В святую пятницу глашатаи не выкрикивают, но проверяют вино после службы. Глашатаи не кричат в дни, когда умирает король, королева или их дети.
Если король дает свое вино в таверну, все другие кабатчики прекращают [продажу], и все глашатаи должны выкрикивать королевское вино на перекрестках Парижа утром и вечером, и должен управлять ими старшина глашатаев, и от выкрикивания этого вина каждый из них должен иметь по 4 денье, так же как и со своих других таверн. Старшина братства купцов и эшевены имеют юрисдикцию над всеми глашатаями, кроме дел по собственности, уголовных и других, указанных выше. Если глашатай нарушает установления их цеха, купеческий старшина держит его под арестом до тех пор, пока тот не искупит свой проступок, если это не кража или вышеуказанные дела, подлежащие королевскому суду. Глашатаи должны поставлять своему кабатчику хорошие меры, или пусть у кабатчика не будет мер (ou nescient les mesures au tavernier). Оглавление.
Статут VI
О мерщиках жидкостей (jaugeurs)
Никто не может быть мерщиком жидкостей, если не имеет согласия купеческого старшины и присяжных братства парижских купцов. Каждый парижский мерщик жидкостей должен поклясться перед вышеназванным старшиной в том, что он будет хорошо и честно выполнять ремесло мерщиков [320] жидкостей в меру своих возможностей, и что будет соблюдать права продавцов и покупателей, что он пойдет мерить всякий раз, как его позовут, лишь бы была возможность пойти и вовремя вернуться в пределы стен Парижа.
Никто из мерщиков жидкостей но может и не должен брать за одну измеряемую бочку, какова бы она ни была, маленькая или большая, более, чем 2 денье, т. о. 1 денье с продавца и 1 — с покупателя, какая бы жидкость ни была в бочке, кроме мода, за измерение бочки которого он имеет 4 денье, т. е. 2 денье с продавца и 2 — с покупателя. Если один мерщик мерит и тот, кто продает или покупает, сомневается в измерении, т. с. [опасается], что оно неправильно, он может обратиться к другому мерщику, и этот мерщик может перемерить то, что другой прежде смерил; и если [измерение] совпадет с первым, нельзя обращаться к другому мерщику, и каждый получает вышеопределенные деньги. Если же измерение второго не совпадет с первым, можно попросить третьего и тот, у кого [оно] совпадает, должен быть признан; и получит вышеопределенные деньги каждый из тех, кто измерял, хотя их и проверяли. Парижские мерщики жидкостей обязаны отправляться мерить по просьбе жителей Парижа повсюду в пределах парижского превотства при условии, что тот, кто вызывает, должен дать лошадь и оплатить расходы; должны они иметь с каждой бочки вышеуказанные деньги, а больше, согласно клятве, не могут требовать. Прюдомы — парижские мерщики жидкостей — свободны от караула, потому что их цех этим но обязан, но они обязаны тальей и другими повинностями, которыми другие горожане Парижа обязаны королю. Оглавление.
Статут VII
О кабатчиках
Всякий может быть в Париже кабатчиком, кто захочет и имеет средства, заплатив шантеляж королю, меры горожанами глашатаям. Каждый кабатчик должен ежегодно покупать свои меры у горожан Парижа, и их продают горожане одному дороже, другому дешевле, как им понравится, от 1 донье за день.
Каждый, кто продает в Париже вино в розлив, обязан иметь глашатая, если он не договорился [не откупился?] (se il nе fine) с горожанами. Все парижские кабатчики могут продавать вино такое, какое хотят, сras или boute , и по любой цене, по пусть не повышают своих цен; снижать же могут. И могут иметь в розлив столько вина, сколько им нравится, но пусть они измеряют честной мерой; а если кто-нибудь будет пойман с под-цельной мерой, он будет оштрафован по воле короля. Оглавление.
Статут VIII
О пивоварах
Может быть в Париже пивоваром всякий, кто захочет, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха, созданным и установленным прюдомами цexa для хорошей и честной работы, как это угодно королю. Эти обычаи и кутюмы таковы.
Всякий, кто, если королю угодно, делает пиво в Париже, может иметь только учеников и подмастерьев, сколько хочет, и работать днем и ночью, [321] если в этом есть потребность. Никто из пивоваров не может и не должен делать пиво, кроме как из воды и зерна, т. е. из ячменя, из смеси ржи с пшеницей (mestuel) и из солода; если же он кладет другие вещи для усиления, а именно можжевеловые (bауе) ягоды, пряности, камедь (pois reisine), то каждый, кто положит какую-нибудь из этих вещей, штрафуется в пользу короля на 20 пар. су всякий раз, как будет уличен, и будет все его пиво, которое сделано с этими вещами, отдано нищим. Прюдомы цеха говорят, что не надо класть в пиво эти нехорошие и нечестные вещи, потому что они плохо и болезненно действуют на голову и тело здоровых д больных. Никто не может и не должен продавать пиво в другом месте, кроме как в трактире или в пивной, потому что мелочные торговцы пивом продают не такое хорошее и доброкачественное пиво, как те, кто его делает в своих трактирах; а продают они кислое и испорченное, потому что они не умеют его делать настоящим образом. Те же, кто не делают пиво в своих трактирах, посылают его продавать в два или три места в городе Париже, и продают они его не сами и не их жены, а маленькие мальчики на чужих улицах, и идут в те места и таверны безрассудные люди (li fol et li foles) совершать свои грехи. Поэтому прюдомы цеха согласились на этом, если угодно королю; и каждый, кто будет против этого постановления, будет оштрафован в пользу короля на 20 пар. су всякий раз, как будет уличен, и пиво, которое найдут в таких трактирах, будет отдано нищим.
Прюдомы цеха парижских пивоваров просят, если королю угодно, чтобы вышеупомянутый цех имел двух прюдомов, присяжных и принесших королю присягу; каковые прюдомы клянутся на святых перед парижским прево, что будут хорошо и честно охранять вышеупомянутый цех и что обо всех нарушениях, которые произойдут, и о которых они узнают, они сообщат, как можно скорее, парижскому прево или его помощникам. Этих прюдомов парижский прево назначает и смещает по своей воле, и эти два прюдома обладают властью забрать именем короля недоброкачественное пиво, где бы они его ни нашли, до того, как они сообщат парижскому прево или его помощникам.
Парижские пивовары обязаны караулом, тальей и другими повинностями, которыми другие горожане Парижа обязаны королю. Парижские пивовары не несут караула, если они старше 60 лет, или больны, или им пустили кровь, если они не были вызваны до того, как им пустили кровь, или вышли из города, если не были вызваны до этого или не знали о вызове; так же и те, у кого жена рожает, только надо сообщить тому, кто заведует стражей от имени короля. Оглавление.
Статут IX
О мелочных торговцах хлебом, солью, морской рыбой и всякими другими товарами, кроме пресноводной рыбы и восковых изделий
Никто не может быть в Париже мелочным продавцом хлеба, т. е. продавцом хлеба, который испечен другими, если он не купит ремесла у короля; а продает это право от имени короля тот, кто его купил у короля, одному дороже, другому дешевле, так, как ему покажется лучше.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Обсуждение закрыто.