Право города Зеста

Опубликовано в Апрель 1st, 2012 in Германия от admin

ПРАВО ГОРОДА ЗЕСТА
ДРЕВНЕЙШЕЕ ГОРОДСКОЕ ПРАВО (XII в.)

1. Да повинуется община города Зеста (universitas Susatiensi oppidi) древнейшему и избранному праву.
2. Так как в городе Зесте существуют три суда: настоятеля (preopositi), фогта (advocati) и шультгейса (schultheti).
3. То настоятель Зеста по праву должен следить, чтобы синод (synodum) был созываем трижды в год. В нем обязаны участвовать все, кто является домовладельцами (domestici) в пределах городской черты, если только они будут дома.
4. Синод же должен действовать без болтовни (sine cavillatione).
5. Кого бы горожане (burgenses) ни избрали в скабины (scabinum), того настоятель утвердит.
6. Тяжба, которая возбуждена в присутствии настоятеля и завершена либо по судебному решению, либо по милосердию (per misericordiam), не может быть пересмотрена другим судьей.
7. Фогт Зеста по праву пусть председательствует в своем суде трижды в году и только в определенные сроки, а именно во второй и третий день после праздника св. Епифании, во второй и третий день после Quasimodogeniti, а также во второй и третий день после рождества св. Марии.
8. Пусть он также председательствует благочестиво и без болтовни.
9. Если кто однажды не явится в судебное собрание или будет идти слишком медленно, уплатит один лот шиллингов штрафа (lotscilline).
10. Тот же, кто будет там наглым (insolens), уплатит 6 шиллингов.
11. Кого горожане изберут глашатаем (preconem), того фогт и утвердит.
12. Пусть фогт председательствует без вымогательства и всякого крючкотворства, так как в каждый судебный срок архиепископ выдает ему 4 марки от своих дворов.
13. Кроме того, право фогта – получать наследство фризов (Frisonum) и французов (Gallorum).
14. Если кто ранит кого-либо острым железом (ferro acuto), пусть лишится руки; это относится и к суду фогта, если произошло внутри города.
15. Если кто убьет человека в стенах города, будет обезглавлен.
16. Решение о тяжбе, которая была закончена в присутствии фогта или шультгейса законно или полюбовно, должно оставаться неизменным и крепким.
17. Если кто вопреки этому вызовет своего согорожанина (concivem) к чужому или более суровому суду, тот пусть удовлетворит горожан (burgensibus) десятью марками и сверх того даст каррату вина.
18. Если кто ранит кого-либо острым железом, то разумнее, чтобы его изобличили два свидетеля, а не виновник.
19. Если кого обвинили в человекоубийстве, то он может быть уличен семикратной присягой. Если же обвиненный не может быть уличен в убийстве или в ранении острым железом, пусть он очистит себя двенадцатикратной клятвой в присутствии назначенных свидетелей.
20. Если тот, кто совершит злодеяние, убежит, его дом и что бы он там ни имел, должен быть разрушен согласно нашей юрисдикции, а сам он публично объявлен вне закона, что в просторечие называется frethelos. Если же он пожелает отрицать содеянное, пусть два достойных (probabiles) мужа, ежели они будут в наличии, предоставят свидетельство истинности обвинения и таким образом да не будет совершено оправдание по делу.
21. Если же грабитель (predo), разбойник (latro) или какой-либо злодей (facinorosus) проникнет в город, пусть имеет прочный мир, разве только кто-либо не приведет его к судье и не заставит наказать уличенного. Виновник же, если не будет иметь средства для (приглашения?) глашатая для объявления тяжбы, может задержать дело (т.е. расследование) и объявить свою тяжбу для разглашения.
22. Если кто-либо нарушит мир внутри городских стен (intra muros oppidi), прольет чью-либо кровь и будет уличен, пусть уплатит 60 шиллингов штрафа или понесет установленное наказание; и как бы горожане (burgenses) ни уменьшили размер штрафа, получая эти шиллинги, третью часть пусть получит суд.
23. Если кто будет строить козни своему согорожанину (concivi) или силой попытается отнять его дом и будет уличен, уплатит в качестве штрафа 10 марок и каррату вина.
24. Кто глубокой ночью молча проникнет в чей-либо дом и присвоит его имущество тайком или силой и будет уличен, будет предан смерти.
25. Всякое преступление внутри нашего судебного округа (infra bannum nostrum), которое карается смертью или отсечением членов, принадлежит юрисдикции фогта, если только не было прежде объявлено принадлежащим юрисдикции сельского графа (rurensis gogravii).
26. Каждый, кто уведет из дома или из-под опеки дочь, сестру или ближайшую кровную родственницу своего согорожанина, которую тот под своим покровительством честно хранил и которая прежде имела обыкновение посещать свою владычицу-церковь (suam dominam ecclesiam visitare), тот будет обязан сохранять ее, словно законную, и воспитывать любовно с подругами девушки (cum amicis pulle amica biliter componere).
27. Клирик или какая угодно замужняя женщина может домогаться в суде движимого имущества, или иного имущества или даров (mobilia vel bona vel donationes), или приданого (caduca), которое в просторечье называется ratha, без попечителя, но если наличествуют зависимые люди (mancipii) или недвижимое имущество (praedium fundale), что в просторечие называется forfhaft egen, то делать сие без попечителя нельзя.
28. Если в брачном контракте или после заключения контракта муж жене или жена мужу преподнесет какой-либо подарок при свидетельстве добропорядочных мужей и сможет доказать свидетельством двух мужей хорошей репутации, то сверх этого пусть в суде к большему не присуждается.
29. Также установлено, что если наши сограждане повздорят между собой за пределами этого судебного округа (extra provinciam), пусть не обращаются в чужеземный суд: пусть или уладят дело между собою, или, если будет столько лиц, пусть назначат судьей одного из сотоварищей, который, если сможет, пусть уладит ссору; если же не сможет, пусть они отложат тяжбу, пока не вернутся домой. Если же кто нарушит сие постановление, пусть уплатит 10 марок и каррату вина.
30. Если кто передаст своему согорожанину свое имущество (sua bona) для торговли (ad negociandum) в присутствии достойных мужей и если тот захочет отрицать это, пусть будет уличен.
31. Также если кто отдаст в залог свой дом или какое-либо строение и оно погибнет от пожара или по иной причине, если захочет тот, чье это строение, пусть восстановит его и оно будет, как раньше, залогом у кредитора. Если же он не захочет этого, пусть возвратит кредитору уцелевшее от пожара или руины и фундамент в качестве залога; кредитор не может домогаться ничего более. Если же хозяин (dominus) завладеет остатками фундамента, кредитор может требовать у него всей суммы долга (summam creditorum).
32. Все чиншевые участки (aree sensuales) внутри города суть одного права.
33. Если кто захочет подарить или продать свой дом или участок, пусть тот, кому подарено или продано, даст шультгейсу в двойном размере тот платеж, каковой по обычаю уплачивал ежегодно от этого участка, и пусть получит участок без возражений. Если же шультгейс объявит против нового владельца, что он не получил следуемого от этого владения, пусть тот клятвенно подтвердит, что шультгейс получил от того, который мог и должен был дать, или пусть отдаст платеж в двойном размере, как выше сказано, и пусть владеет спокойно, покуда уплачивает ежегодный побор (pensionem). Дети же, ежели таковые появятся, пусть пользуются отцовским наследием спокойно, без двойного ежегодного платежа.
34. Кто бы ни получил из рук шультгейса или от того, кто имеет власть, дом или участок (aream), или поля (agros), или манс, или часть манса (mansum vel mansi partem) и владел спокойно и законно год и день, если кто захочет его преследовать в судебном порядке, пусть владелец (possessor) докажет свое право, поклявшись на евангелии, и так от прочих его обвинений будет избавлен и не может быть обременен (gravari) сверх сказанного выше.
35. Если какой-либо магистр (magister censuum) заявит против кого-нибудь из наших горожан, что тот не уплатил должный чинш и попытается ежегодный чинш увеличить, пусть владелец клятвенно подтвердит свою правду и пусть вымогатель (impetitor) более его не обременяет.
36. Если какой-либо пройдоха (inventus) будет иметь незаконную (неправильную – iniusta) гирю (pondera) или неправильные меры длины (funiculos), неправильные мензуры для вина или масла, пусть он уплатит в доме консулов полфунта штрафа горожанам. Размеры его штрафа пусть будут установлены в третейском суде горожан и судья пусть получит третью часть.
37. В тех деревеньках (viculis), которые называются «ty», неправильные меры и меры, которые следует исправить, для зерна и пива (de annona et de cervisia) относятся к компетенции тех судей, которых называют «burrihtere».
38. Если пекари (pistores) будут печь хлеб не по установленному правилу, пусть они уплатят 5 шиллингов штрафа в доме (in domo); сколько бы ни постановили горожане для уплаты, третью часть пусть получит судья.
39. Если кто по какой-либо причине в присутствии консулов обратится к их свидетельству, пусть он уплатит поручителям 60 шиллингов, и если кто из самих горожан окажется уличенным их свидетельством, тот уплатит названные 60 шиллингов горожанам.
40. Если кто-либо сгоряча расторгнет свое городское гражданство (civilitatem) из-за того, что оскорбил согорожанина, – телесно или в отношении имущества, то расторгнет его так, чтобы более не восстановить.
41. Также мы постановили, чтобы никто никоим образом не смел вовлечь своего согорожанина в поединок для свершения преступного дела (de criminale).
42. Если кто-либо перед своим согорожанином может быть обвинен более, чем оправдан в отношении какого-либо дела, то пусть покается либо по своему собственному желанию, либо в присутствии двух свидетелей.
43. Каждый, кто по своему желанию, без слова магистра, консулов или судей решит ударить в колокол, уплатит горожанам половину фунта; по решению горожан пусть будет установлено, что следует получить; третью часть пусть получит судья.
44. Если кто из наших горожан без решения магистра консулов выполнит поручение группы горожан к какому-либо графу или барону (comitem vel baronem), пусть уплатит горожанам половину фунта.
45. Все глашатаи, введенные в должность нашими горожанами, должны быть готовы без подношения (sine minere) вызывать людей в суд, так что ежели кто-либо из-за нерадивости глашатаев понесет убыток, они сами сполна возместят истцу ущерб.
46. Если кто, мужчина или женщина, имел нескольких замужних дочерей, а одна останется незамужней, то она унаследует движимое имущество (mobilia) матери, которое в просторечие называется «rathe». Если же все они выйдут замуж, движимое имущество матери наследует старшая дочь. Если же среди них случится клирик, то он и получит движимое имущество матери и более ничье другое в своем роду.
47. Если кто из консулов осмелится получить от кого-либо заранее определенное подношение за судопроизводство и будет уличен, пусть он уплатит 60 шиллингов штрафа; кроме того, пусть он будет изгнан из совета и впредь туда не будет входить. Если же подобный проступок совершит тот, кто не является консулом, пусть он уплатит 60 шиллингов, и доступ в совет ему никогда не будет разрешен.
48. Если кто замыслит оспорить какое-либо решение, данное в суде, пытаясь передать дело в другой суд, пусть он уплатит горожанам 10 марок и каррату вина.
49. Каждый, кто замыслит извратить законное решение, изданное горожанами, и будет уличен, пусть уплатит горожанам половину фунта.
50. Если кто из тех, кто был призван в суд фогта в качестве vorspreken , замыслит получить оговоренную плату и будет уличен, пусть уплатит половину фунта и из суда будет выведен, без всяких разговоров.
51. Также мы постановили для крепкого соблюдения, чтобы, если какой-либо наш горожанин будет схвачен из-за своего имущества, которое должно быть отобрано (auferendis), пусть не допускается никакой выкуп за него ни от него самого, ни от какого-либо его родственника; что, если совершит проступок и будет уличен, пусть уплатит горожанам 10 марок и бочку вина; судья же пусть получит третью часть. В арбитражном решении горожан пусть будет определено, сколько из десяти марок должно быть получено, – кроме вина, каковое является общим достоянием города.
52. Каждый, кто приведет кого-либо в суд по делу о наследстве (de herwadio) или о материнской доле (gerathen), пусть даст ему полную свободу и поручительство в течение законного года и дня, прежде чем тот будет обязан отвечать.
53. Также мы с древности и до сих пор обладаем нерушимой городской судебной властью, так что все пребывающие в городе, будь то свободные или министериалы, подчиняются нам и должны помогать трудам нашим для служения господину архиепископу или императору равным образом.
54. Глашатаи, живущие вне города, по праву могут выполнять поручения какого-либо из судей в день, когда охраняется рынок в Зесте, чтобы в присутствии судьи он подчинялся праву; а также во всех ночных караулах и во все времена года, особенно во время жатвы.
55. Кто бы из людей ни был обязан очистить себя клятвой, от решения истца зависит, захочет он принять клятву, или нет. И сверх того, пусть не имеет никакой защиты у самого судьи, разве только в случае какого-либо обращения.
56. Также любой объявленный вне закона (pro scriptes) после того, как удовлетворит истца, – во сколько тот определит эту проскрипцию в отношении города, – пусть из тех денег две части отдаст городу и третью – судье. И судья, получив от того осужденного денарии, которые в просторечие называются «vrethepenninge», пусть восстановит его в правах мирно и без возражения.
57. Каждый из горожан будет оставаться незначительным (minutus), покуда не возвысится над улицами (ad vicos), никто из глашатаев не может вызывать его в суд.
58. Если кто из горожан разденется для купания и в это время будет вызван глашатаем, он не обязан следовать за ним, пока не вымоется и не обсохнет.
59. Если кто из пекарей будет вызван глашатаем во время выпечки хлеба, он не обязан идти, пока не завершит свое дело.
60. Каждый из горожан, имеющий на руках свой товар, будучи вызван глашатаем, не обязан немедленно идти, пока этот товар не поместит для сохранения, и тогда обязан идти тотчас. А если случится, что судья его из-за этого обвинит, пусть он поклянется, что быстрее прийти не мог.
61. Если кому-либо из горожан для оценки имущества будет предложено 12 денариев, те, кого называют «burrichtere», обязаны вынести судебное решение в своих сходках, которые в просторечии называются «thy».
62. Подобным образом названные «burrichtere», обязаны там же выносить приговор о должных кому-либо шести денариях.
63. Если вдруг кто-либо из людей вздумает обвинить или обеспокоить город Зест по поводу его старинного права и обычаев, соблюдающихся издревле, то магистры горожан, и весь совет и, если понадобится, вся община (totum commune civitatis) города пусть отстоит свои права и старинные обычаи, поклявшись на святыне.

Обсуждение закрыто.