Подтверждение привилегии Генриха V

Опубликовано в Апрель 1st, 2012 in Германия от admin

ФРИДРИХ I ПОДТВЕРЖДАЕТ ПРИВИЛЕГИЮ ГЕНРИХА V
(27.V.1182 г.)

Фридрих, божьей милостью император… Да будет ведомо…, что привилегию предшественника нашего, императора Генриха V, которую он пожаловал городу Шпейеру на помин души своего отца, нашего прадеда, императора Генриха, в день его погребения, записанную золотыми буквами на фасаде собора (in fronte Maioris Templi), изложенную ясно и неизменно блистательную, мы возобновляем и укрепляем, и дабы это право привилегии навечно было избавлено от всякой двусмысленности, мы постановили это в присутствии многих князей в качестве нерушимого закона. А именно, в той привилегии предшествующий император освободил всех жителей города Шпейера (omnes Spirensis civitatis inhabitatores), откуда бы они ни пришли и какого-бы статуса ни были (cuiuscunque conditionis fuerint), и их наследников от гнусного и сквернейшего побора, который в просторечье назывался butheil, и окончательно запретил, чтобы какая бы то ни была персона, великая или малая, ни фогт (advocatus), ни их личный сеньор не осмелился получать с них после их смерти какое-либо имущество, и накрепко установил, чтобы все они имели свободную власть (liberam potestatem habeant) оставлять свое добро наследникам, или отдавать на помин своей души, или дарить, кому пожелают. Так и мы пожелали, чтобы они непрестанно радовались (gaudere) той же свободе от всех вышеупомянутых поборов, приобретя новую привилегию нашего величества. Однако с течением времени случилось так, что Ульрих, достопочтенный епископ этого города, поставил под сомнение (questionem movit) некоторые слова вышеназванной привилегии, устранив из них то, что в некоторых местах (in quitusdam loci) называется в просторечие houbetrecht, а в названной привилегии записано под названием butheil, и имущество горожан по этому праву не было избавлено от побора. Поскольку в действительности именно нам принадлежит право как учреждать законы, так и милостиво толковать те, которые вызывают сомнение, то мы истолковываем названную привилегию, – и даже с публичного согласия самого епископа, пересмотревшего их [т.е. горожан] свободу (libertatem eorum recognoscentis), – таким образом постановляя, чтобы в ней было совершенно изъято положение о том праве, которое называется houbetrecht; пусть никогда какая бы то ни было персона не осмелится тревожить их [горожан] по этому поводу ни в городе, ни вне его. Далее мы, следуя во всем за привилегией упомянутого императора Генриха, нашего предшественника, постановляем, чтобы эти горожане были свободны (liberos) от всякой торговой пошлины (aboomni theloneo),каковая должна уплачиваться в городе, и от денежного платежа, который в просторечии называется bamphenning, и от уплаты того, что называется scozphenninge, и объявляем их избавленными от уплаты побора перцем, который по обыкновению взимается с кораблей. Мы пожелали также, чтобы никто из здешних горожан не принуждался ообращаться в судебное собрание (ambitum placitum) своего фогта вне города. Мы также пожелали, чтобы никто из наших не подлежал обложению побором со своего движимого или недвижимого имущества (de rebus suis mobilibus vel immobilibus) вне города. Никакой чиновник или слуга какого-либо сеньора пусть не смеет отнимать в городе у пекарей, или у мясников, или у людей иного рода против их желания какого-либо имущества для услужения своему сеньору. Пусть никто не дерзнет где бы то ни был покупать вино, которое называется banwin (vinum, quod appelatur banwin) или для нужд своего сеньора захватывать корабли какого-либо горожанина против его воли. Мы постановили также чтобы с тех, кто провозит свое собственное имущество (res proprias) на собственных или арендованных кораблях, вообще ничего не взималось. Также никакая власть (nulla potestas) пусть не портит монеты, делая ее легче и хуже по какому-либо соображению, разве только по общему решению горожан. Пусть никто не вымогает у них торговой пошлины (по всему епископату или таможенных пунктах, служащих исключительно в пользу империи). Если кто будет владеть двором или домом без возражения течение года и дня, после этого срока пусть никому не отвечает по этому поводу. Тяжбу, возбужденную из-за ссоры в городе, епископ или иная власть пусть не заставят рассматривать вне города. Торговая пошлина со страсбургского корабля (Argentine theloneum de navi) не должна составлять больше, чем 30 денариев.

Обсуждение закрыто.