Земский мир 1152 г.

Опубликовано в Апрель 1st, 2012 in Германия от admin

ЗЕМСКИЙ МИР
1152 г.

Фридрих, милостью Божьей, император Римлян и всегда великий (августейший, священный) епископам, герцогам, графам, маркграфам, управителям, к которым эти послания прибудут, [шлет] свою милость, мир и любовь.
Так как было предопределено божественной милостью, чтобы мы заняли трон королевского могущества, то подобает, чтобы мы в деянии подчинились полностью тому, чьей милостью мы [занимаем наше] положение. Поэтому мы сильно желаем сохранить как божественные, так и человеческие законы в своей силе и желаем возвысить церковь и людей церкви, и защитить от любого нападения и вторжения, [поэтому] мы простираем каждому человеку наше право (законы), и мы желаем сохранить долгожданный и до этого времени необходимый всей земле мир, и мы провозглашаем королевское правление во всех частях королевства. Также будет разъяснено в ниже следующем [тексте] как этот мир нужно охранять и соблюдать.
1. Если кто-либо после установления мира убьет человека, то он подлежит смертной казни, кроме того случая, если в поединке сможет доказать, что убил того, защищая свою жизнь. Если же всем будет очевидно, что не из-за необходимости, а из-за [своего] желания убил того, тогда ни поединком, ни каким-либо другим способом не искупит свою вину, а приговаривается к смертной казни.
2. Если же однако нарушитель мира сбежит от лика правосудия, все его движимое имущество судьей конфисковывается и раздается народу, а его наследники же наследство, которое он имел, пусть получат, но такое условие установлено, чтобы торжественно поклялись, что этот нарушитель мира никогда от них ни их волей, ни советом не получит вследствие этого какое-либо благо. Если же наследники позже нарушат этот твердый закон и оставят ему наследство, пусть граф это наследство передаст королевской власти, а бенефиции пусть [его] получат в соответствии с королевскими законами.
3. Если же кто-либо после установления мира ранит другого, кроме случая защиты своей жизни, доказанного поединком, то пусть будет отрублена ему рука, и так, как сказано выше, пусть подвегнется суду, а судья на суде пусть судит очень строго в соответствии с суровостью закона.
4. Если же кто-либо другого захватит и побьет палками без пролития крови или вырвет волосы из его бороды, пусть заплатит тому, чьи нанесенные обиды видны, 10 фунтов для возмещения, а судье пусть выплатит 20 фунтов. Если же однако он случайно и без нанесения удара совершил нападение, которое народом называется «asteros hant», [или] сгоряча ударил его плетьми и оскорбил, пусть уплатит в искупление 5 фунтов.
5. Всякий, кто судье за свое искупление должен 20 фунтов, пусть свое имущество отдаст ему в залог и в течение четырех недель заплатит необходимую сумму. Если же в течение четырех недель не выкупит свое имущество, его наследники, если захотят, пусть получат наследство, но в течение шести недель пусть заплатят графу 20 фунтов. Но если граф это наследство опечатал в пользу короля, пусть он также возместит расходы глашатаю и пусть владеет поместьем по бенефициальному королевскому праву.
6. Если клирик обвиняется в нарушении мира или имеет тесную дружбу с нарушителем мира и будет в присутствии епископа достаточным доказательством в этом уличен, графу, в чьем графстве этот клирик совершил это преступление, пусть заплатит 20 фунтов, а кроме того для большего искупления пусть понесет наказание перед епископом в соответствии с установленными канонами. Но если же этот клирик откажется повиноваться, то пусть не только будет лишен своей должности и церковной милости, но и будет объявлен вне закона.
7. Если же судья гласом народа будет преследовать какого-либо нарушителя мира до замка какого-либо господина, то господин, кому принадлежит этот замок, пусть предоставит его для совершения правосудия. Но если он не доверяется своей невиновности и раньше было замечено, что он боится прихода судьи, и если он живет в замке, то пусть господин замка все свое движимое имущество под клятву передаст судье, а его кроме того пусть не пускает в свой дом, как словно бы находящегося вне закона. Но если же не живет в замке, то пусть спокойно приводит его туда. А также после этого пусть судья с народом этого нарушителя мира не прекращают преследовать (или не откажутся от наказания).
8. Если же два человека спорят за один бенефиций и один предоставляет касательно этого бенефиция того, кто дал ему инвеституру, его свидетельство, когда инвеститор признает дачу инвеституры, пусть первым получит граф. И если он также сможет доказать подходящими доказательствами, что получил этот бенефиций без грабежа, тогда предмет спора исчезет, и пусть он владеет этим [бенефицием]. Если же в присутствии судьи он будет уличен в грабеже, пусть заплатит двойную стоимость присвоенного, и пусть не имеет бенефиция, кроме случая, когда правосудием и судом будет утверждено, что пусть он ищет следующий [бенефиций].
9. Если три или больше [человек] спорят за один бенефиций и представляют разных инвеститоров, судья, в чьем присутствии рассматривается дело, пусть потребует достаточных свидетельств от двоих человек, живущих в той же провинции, что и спорщики, и пусть [свидетели] принесут клятву, и тот, который окажется владельцем этого бенефиция без грабежа, а это узнано из их истинного свидетельства, то пусть владелец бенефиция им мирно владеет, кроме того, согласно праву и суду, пусть другой оставит этот [бенефиций].
10. Если крестьянин, обвиняя рыцаря в нарушении мира, своей рукой будет его судить, и сделает это не по желанию, но по необходимости, пусть рыцарь оправдается четвертью золотого (???). Если же рыцарь, обвиняя крестьянина в нарушении мира, своей рукой будет его судить, и сделает это не по желанию, но по необходимости, пусть крестьянин выбирает одно из двух: или божественным, или человеческим правосудием пусть проявит свою невиновность, или пусть оправдает себя семью достойными свидетелями, которых изберет судья. Если же рыцарь за нарушение мира или за захват другого захочет устроить поединок с другим рыцарем, разрешение на сражение не должно быть дано, пока не сможет доказать, что по своему происхождению он сам и его родители являются законными рыцарями.
11. После праздника Святой Марии [8 сентября] пусть каждый граф выберет себе семь человек, чьи свидетельства достойны, и тщательно наведя порядок во всей в провинции, пусть позаботиться, чтобы продовольствие продавалось по таким ценам, которые соответствуют времени. Всякий, кто вопреки его установлению примется продавать модий (или меру) [зерна] дороже и больше, [чем его должные цена и количество] в это время года, считается нарушителем мира и столько раз пусть заплатит графу 20 фунтов, сколько, согласно уликам, модиев (мер) больше нормы продал.
12. Если какой-нибудь крестьянин будет носить оружие: или пику, или меч, то пусть судья, под юрисдикцией которого он будет находиться, или отнимет оружие или получит для себя от крестьянина 20 фунтов.
13. Купец, проезжающий через провинцию ради торговли, пусть привяжет свой меч к своему седлу или положит его на верх воза, пусть не причиняет вред невинному, но пусть защитит себя от разбойника.
14. Пусть никто не ставит свои сети, западни и любой другой инструмент для охоты, за исключением охоты на медведей, вепрей и волков
15. Пусть ко дворцу графа ни один рыцарь не приносит оружия, кроме того случая, когда это приказано графом.
16. Публичные? разбойники и приговоренные пусть будут осуждены по старым приговорам
17. Если кто будет обращаться со своим патронатом (advocatia) или любыми другими бенефициями неподобающим образом, и, увещеваемый своим господином, не образумится, упорствую в своей заносчивости, пусть будет в судебном порядке как патроната (advocatia), так и бенефиция лишен. Если же после этого безрассудной дерзостью вторгнется или в бенефиций, или в патронат (advocatia), пусть считается нарушителем мира.
18. Если кто-нибудь, захотев, украл 5 солидов или больше, пусть будет повешен, а если меньше, пусть будет бит розгами и пусть будет ободрана его кожа щипцами.
19. Если министриалы какого-либо господина воюют между собой, граф или судья, на территории полномочий которого это происходит, пусть следует законам и праву.
20. Каждый, проезжающий по земле, если захочет накормить свою лошадь, может, остановившись около дороги для отдыха и подкрепления свой лошади, дать ей, безнаказанно для себя, сколько сможет [она] достичь.

Обсуждение закрыто.