Всеобщая история государства и права. Учебник. Часть 2

Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
Введение. — Индия. Средневековые империи. Регулирование право¬вых отношений. — Китай. Управление империей. — Законода¬тельство: особенное и всеобщее в законодательном регулирова¬нии. Танский кодекс. Законы династии Мин. — Средневековая Ко¬рея. — Япония. Эпоха сёгуната. — Кочевые государства монго¬лов. Империя Чингисхана и его наследников.
введение
Характерной особенностью политической истории стран сред¬невекового Востока, в частности центральной и дальневосточной Азии, стало устойчивое воспроизводство многоукладной экономи¬ки, слабое развитие самоуправления и отсутствие столь присущих европейскому феодализму крупных феодально-служилых или вот¬чинных землевладений. Здесь, напротив, основной формой зависи¬мых отношений было подчинение земледельческих общин государ¬ственной власти при весьма низком уровне социального расслое¬ния в среде земледельцев, что во многом способствовало устой¬чивости деспотических форм военно-бюрократического правления. Консерватизм и стабильность форм хозяйствования и быта содей¬ствовали сохранению традиционных форм права и морали, обнов¬ляемых только под воздействием перемен в области религиозных верований и ритуалов, что было связано прежде всего со станов¬лением и распространением мировых религий — ислама, буддиз¬ма и христианства.
Другим направлением перемен стало возникновение в среде кровно-родственных и родоплеменных общественных структур во¬енно-кочевых государств с налогами, военно-административной системой и сакрализованной властью верховного правителя (кага¬на, хана, “императора”) — источника всех законов и творца по¬литики. Титул каган появился во второй половине III в. у сяньбий-цев и постепенно заменил у народов Центральной Азии гуннский титул ишнъюй. Каган со временем стал означать примерно то же, что у персов “царь царей” (шан ан шах), “император” у китай¬цев, а также нечто эквивалентное византийскому “базилевсу” и
Itfci
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока 341
с теми же претензиями на универсальное политико-властное зна¬чение титула. Впоследствии титул кагана сменился на титул царя, хана.
У правителя кочевого государства была подвижная ставка — кочующий центр государства. У скифских царей это был ку¬рень — военный лагерь, окруженный телегами. В китайских источ¬никах такой центр именуется словом в значении “ставка”, “место пребывания” или в значении “ставка-юрта”. Уйгурский каган имел ставку с названием “золотой шатер”. В китайском государстве Ляо походные ставки государей именовались ордами, летние ставки имели специальное название. При монголах слово “орда” становит¬ся наименованием ставки хана, столицы государства. Ставки, по всей видимости, часто были связаны с местами зимовок, которые определялись (вместе с маршрутом следования к ним) верховным правителем кочевого государства.
Инлия. Срелневековые империи. Регулирование правовых отношений
I
Первая половина тысячелетия стала для Индии и Китая пе¬риодом консолидации и возникновения первых средневековых им¬перий в этом районе мира. Вскоре после вторжения Александра Македонского в Индию здесь возникла (после 327 г. до н.э.) импе¬рия Чандрагупты, основателя династии Маурьев, который правил 21 год и значительно расширил свои владения. Империя Маурьев простиралась от реки Брахмапутра до гор Гиндукуша и Герата. Согласно традиции, этот правитель стал монахом-джайном и за¬кончил свои дни в монастыре.
После Маурьев наступает пора раздробленности и разобщен¬ности империи, возникновения нескольких недолго просущество¬вавших империй, вплоть до века Гуптов (IV—VI вв.), держава ко¬торых пала под натиском племен белых гуннов (эфталитов). Импе¬рия Гуптов стала в истории Индии периодом расцвета торговли и искусств, а также веком Калидаса — знаменитого философа, по¬лучившего мировую известность.
Управление империей распределялось по 16 провинциям. У главного правителя (махараджа, раджа) была власть-собствен¬ность и роль распределителя (раздатчика) пожалований в виде ус¬ловного владения без права отчуждения. В провинциях размеща¬лись наместники, обычно из семейства главного правителя. У на¬местника были те же функции, что и у раджи, только он был правителем сменяемым и контролируемым из центра. Незыблемую основу социальной пирамиды составляла общинно-кастовая система. Собственность, передаваемая “божеству”, становилась собственно-
342 Часть I История права и государства в древности и в средние века
стью благотворительных обществ, которые распоряжались ею че¬рез законных представителей.
С распадением империи Маурьев и Гуптов наступает длитель¬ный период политической раздробленности и соперничества, вплоть до мусульманского завоевания. При этом население сохраняло прежнюю социальную структуру и обычаи, которые стабилизиро¬вались общинно-кастовой системой, обеспечивающей устойчивость сложившейся структуры на ее нижних уровнях и не мешавшая передвижениям в чиновной иерархии высших эшелонов, которые стали назначать администраторов из числа пришельцев-завоевате¬лей.
Набеги тюрок-мусульман начались еще в X в. из Ирана. Один из военачальников, происходивших из рабов-гулямов, объя¬вил себя султаном (правителем-собственником) индийских владе¬ний иранских правителей. Так возникает Делийский султанат (1206—1526 гг.), в котором наряду с мусульманскими порядками утверждаются исламские разновидности пожалованного условно¬го владения (икта) и некоторые новации в размере налогообло¬жения. Вместо доисламской шестой доли дохода стали платить его четвертую, третью и даже половинную долю Эти новшества реализовывались при опоре на грамотных и опытных админис¬траторов.
Особую проблему составили существующие религии и освяща¬емые религией традиции. Мусульмане были освобождены от по¬душной подати. В делах торгово-ремесленных все еще сохранялось сильное влияние каст.
В 1526 г. в Индию вторгается Бабур из династии Тимуридов, выходец из Средней Азии, в прошлом правитель Ферганы, затем Кабула. Сам Бабур вошел в историю как основатель империи Ве¬ликих моголов в Индии (1526—1707 гг.), а также как просвещен¬ный правитель, историк и поэт, автор “Бабур-намэ”, хотя прав¬ление его было кратковременным (до 1530 г.). Длительным и на¬сыщенным событиями стало правление падишаха Акбара (1556— 1605 гг.), который подчинил своей власти почти всю Северную Индию. При нем все земли были объявлены государственными проведен земельный кадастр с четким определением и фиксирова¬нием суммы налоговых поступлений от каждого района. По-пре¬жнему часть земли распределялась в виде дара за службу, созда¬вая тем самым сектор условного ненаследственного служебного владения землей. Примерно 3% земель находилось в распоряже¬нии духовенства.
Для усиления властного контроля над территориями в 1574 г. вводится система мансабдари, представляющая собой разветвлен¬ный бюрократический аппарат, строящийся по военному образцу и включающий ряд высших ведомств. Среди них первым по зна-
Тема 16 Право и государство в странах средневекового Востока
343
чению было ведомство финансовое, следующие за ним возглавля¬лись главным интендантом и главным казначеем. И все это замы¬калось ведомством духовного и судебного управления. В самой армии произошло размежевание властных полномочий между от¬дельными военачальниками эмир командовал сотней всадников, малик — тысячей и хан — 10 тысячами всадников.
Англичане появились в Индии в начале XVII в., но мусуль¬манское влияние в администрации и судопроизводстве сохранилось до середины XIX в. Уголовные дела должны были рассматривать¬ся только в мусульманских судах, и так продолжалось до 1832 г., когда был принят закон об отмене их юрисдикции по этим делам в отношении немусульман. ,
Регулирование правовых отношений. Пожалованные дерев¬ни и земли начиная с VII—XII вв. снабжались иммунитетными пол¬номочиями (правом сбора ренты и др.). Сохранялась частная соб¬ственность в виде мюлька (собственность военной знати, купцов, крупных чиновников). Распространение получил также вакуф — имущество, переданное, согласно исламской традиции, в дар ме¬чети, медресе (школе) либо в ведение шейхов и улемов (общин). Сохраняли свое значение традиции обычного права индусов, широкое распространение получили комментарии к отдельным дхармашастрам — Ману, Параде и др. Комментарии к ним стали играть роль основного источника права. Самыми знаменитыми ком¬ментариями в средние века (после VI в.) стали Митакшара (ком¬ментарий к дхармашастре Яджнавалкьи, XI в.), несколько ком¬ментариев к Законам Ману (написаны в течение VIII—XIII вв.) и комментарий к самой практичной и упорядоченной с точки зрения законоведения и судопроизводства дхармашастре Нарада (состав¬лена Асахайей еще в VII в.).
Комментарии к дхармашастрам были более приспособлены к потребностям правосудия, чем сами тексты дхармашастр, и в этом одна из заслуг их комментаторов, которые стали фактическими разработчиками важных законоведческих судебно-процессуальных правил и рекомендаций. Комментарии в целях удобства пользова¬ния ими стали изготовляться также в виде тематических сборни¬ков цитат (нибандх) по отдельным видам правового регулирования. К XIII в. — периоду мусульманского вторжения — в Индии сло¬жились две влиятельные школы комментаторского законоведения, получившие названия Митакшара и Даябхага.
Средневековые комментаторы дают наиболее обстоятельное и комплексное истолкование термина “дхарма” как “долженствова¬ние”. В дхарму, таким образом, стало входить “соблюдение риту¬альной чистоты и юридических норм, морального долга и внешнего этикета. В дхармашастрах подробно говорится о том, как надле¬жит чистить зубы или испражняться, и здесь же о том, как де-
344 Часть I. История права и государства в древности и в средние века
лить наследство или опрашивать свидетелей в суде. И все это дхарма, “долженствование” (Вигасин А.А. 1999. С. 18).
Переписчики шастр Ману или Нарады, подобно европейским глоссаторам, снабжали их пояснениями, которые затем попадали в текст шастры. Именно так возникали разночтения и противоре¬чия, сохраняющиеся и в самых поздних комментариях. Например, в Законах Ману говорится о выплате брачного выкупа как о бла¬гочестивом обычае (111. 38—40), но затем такой выкуп категори¬чески осуждается как “продажа потомства” (111. 51—53). Похожим образом повествуется о нийоге (“поручение” жене или вдове ро¬дить сына-наследника от кого-либо из родственников мужа). Вна¬чале нийога описывается и одобряется (IX. 58—62), а затем осуж¬дается как “скотский обычай” (IX. 66—68). Эти противоречия, по всей видимости, фиксировали процесс отхода от вызывающих осуждение архаичных обычаев. Но комментаторы-переписчики не стремились устранять противоречия, а предпочитали примирять ш путем искусной интерпретации по такой примерно схеме — Mai ‘ вначале приводит не свое мнение о выкупе и нийоге, а затем егс фактически отвергает, поэтому первоначальная формулировка обычая есть правило, которому следовать нельзя.
Составителями нибандх (тематических сборников цитат из книг о дхарме) обычно становились по поручению царя чиновни¬ки высокого ранга — в должности “министра мира и войны”, хра¬нителя архива и др. Митакшара является самым известным ком¬ментарием на дхармашастру мудреца Яджнавалкьи. Он составлен по поручению царя аскетом Виджнанешварой в конце XI — на¬чале XII в. В этом комментарии цитируются и другие дхармаша-стры, в частности 200 стихов Нарады. Основой композиции шас¬тры Нарады является подробное изложение и толкование 18 по¬водов для судебного разбирательства в том виде, в котором они были сформулированы ранее в Законах Ману и “Артхашастре” Каутильи.
ОсновнЬе внимание комментаторов было обращено на регули¬рование брачно-семейных отношений, наследования и личного социального статуса.
Своеобразным институтом средневекового права выступает большая неразделенная семья. По толкованию школы Даябхага, собственность семьи безраздельно принадлежит главе семейства. Сыновья главы семейства ничего не приобретают в течение его жизни. Получившие в наследство собственность сыновья также мо¬гут оставлять ее неразделенной, хотя доля каждого из них при этом могла быть четко фиксированной. Управление такой собствен¬ностью доверялось одному из сыновей-сонаследников. Сонаследни¬ки, или потомки общего предка, исчислялись по мужской линии в пределах четырех степеней родства.
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
345
‘ (,. Существовал институт собственности, переданной “божеству”.
‘,|’ Такая собственность становилась собственностью благотворитель-
*Ч ных обществ, которые свои права осуществляли через законных
I представителей.
Китай. Управление империей
Первая половина тысячелетия после падения циньской дина¬стии (III в. н.э.) прошла в борьбе против варварских вторжений, от которых не спасала построенная Цинь Ши-хуанди Великая стена, поскольку волны переселения племен начинались от границ Кореи. Положение стабилизировалось в правление династии Тан (618— 907 гг.) и сменившей ее династии Сун (907—1279 гг.). Именно в этот исторический период Китай стал местом высокого уровня процве¬тания, социальной стабильности. Однако эта стабильность и про¬цветание были нарушены и приостановлены очередной волной вторжений варварских племен из внутренних частей Азии. Все это завершилось монгольским господством (1280—1368 гг.), приведшим к истреблению нескольких десятков миллионов населения и опус¬тошению земледельческих районов.
Восстановление хозяйственной стабильности и достижение нового процветания приходятся на правление династии Мин (1368—1644 гг.).
Для государственности периода танской династии была харак-| терна централизация управления с единообразием административ-1 ных структур, в которых старая земельная аристократия была за-1 менена новым слоем просвещенных чиновников, подбираемых на! должности с помощью конкурсных экзаменов. Подъем орошаемого! земледелия в долине Янцзы и южных районах страны содейство-| вал подъему торговли и развитию городов.
Империя Тан делилась на 10 провинций (дао), на области (чжоу) и уезды (сянъ). Чиновники, вплоть до уездных, назначались из центра. Существовал также Государственный совет, в котором были представлены управители шести ведомств. Структура вг-\ домств была характерна для традиционного Китая. Разделение! .центрального аппарата на “шесть министерств” имело место еще! ,в правление династии Чжоу (1112—256 гг. до н.э.). И в танском^ •^Китае существовала эта практичная и удобная управленческая структура. Она включала управления (палаты) чинов (кадры), церемоний и налогов. Здесь же были представлены управление во¬енное, общественных работ и ведомство наказаний. При импера-1 1’Торском дворе существовали также служба подготовки император-i ских указов и ряд департаментов по обслуживанию особы импера-| тора во время его работы и отдыха. Танскую систему управления
346 Часть I. История права и государства в древности и в средние века
из шести министерств можно встретить затем у многих соседних народов в так называемых кочевых государствах — у киргизов, за¬тем у киданей, чжурчженей, монголов, маньчжуров.
На должности отбирали с помощью закрытых экзаменацион¬ных испытаний для “обеспечения беспристрастности”. Так была внедрена система средневекового идеала меритократии (власти достойных) и так древняя аристократия утратила привилегирован¬ные позиции в делах управления. Экзамены стали лифтом для любого жителя империи, но не для всех, поскольку должностей было гораздо меньше, чем желающих их занимать. Со временем ученые звания (за исключением высших) стали покупаться. Подго¬товка кадров велась в Академии Ханьлинь, ставшей по поручению императора участницей кодификаторской работы, а также Госу¬дарственной академией сынов отечества (с 1382 г.).
Карьерное значение экзаменов не умалялось вследствие того, что чиновник, уже имеющий пост и ранг, после успешно¬го прохождения экзаменационных испытаний получал в качестве вознаграждения новую почетную должность. Последняя весьма похожа на европейскую синекуру — должность, на которой чело¬век только числится, при том что она сама существует только на бумаге, а все необходимые льготы и вознаграждения беспрерывно стекаются к обладателю должности. В минском государстве суще¬ствовало 9 рангов и 18 степеней чиновных должностей, а допол¬нительно к ним существовало 42 почетные должности, которые также подразделялись на ранги и степени (в каждом ранге было две степени — главная и неглавная, очень похожие на степени академика и члена-корреспондента в какой-нибудь академии наук в странах Европы).
В соответствии с рангами назначались жалованье, предостав¬лялись привилегии, регламентировалась одежда, жилище, способы передвижения. Помимо рангированных существовали нерангирован-ные чиновники, которые по роду деятельности (делопроизводите¬ли, контролеры и др.) довольствовались собственным практическим опытом и приобретенными навыками и не помышляли о высокой об¬разованности и о прохождении государственных экзаменов.
Дальнейшее развитие эта система управления получает в минский период, после свержения монгольского господства дина¬стии юаней. Императорская власть стала переходить по наследству старшему сыну, остальные сыновья получали княжества. Чинов¬ная иерархия в этот период подразделилась на две крупные иерар¬хии — дворцовую и ведомственную, причем в первой нередко верховодили приближенные к императору евнухи-чиновники. Их власть и влияние во многом напоминают статус временщиков при византийских императорах. Контроль над всей системой бюрок¬ратической иерархии осуществляли цензоры-прокуроры. Для этой
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока 347
системы было характерно совмещение административных полно¬мочий с судейскими — суд на местах, начиная с уезда, вершил местный начальник.
В минском Китае возникло несколько инстанций централизо¬ванного контроля за судебными решениями низших инстанций. В их число входили Ведомство наказаний, Верховный ревизионный приказ. Существовала Палата всеобщего контроля, которая сле¬дила за соблюдением обязанностей всем управленческим персона¬лом и принимала необходимые меры, в том числе судебные. Вме¬сте с Ведомством наказаний и Верховным ревизионным приказом она составляла три высшие судебные инстанции страны, причем цензоры-ревизоры не только проверяли судебные протоколы и справедливость приговора, но и участвовали в допросах лиц, со¬вершивших тяжкие преступления. Император обладал правом по¬милования и смягчения наказаний.
Во время кризиса минской династии возник союз с маньчжу¬рами, которые установили свою династию — цинскую, просуще¬ствовавшую с 1644 по 1911 г. В эпоху ее правления произошло перераспределение собственности. Император (богдыхан) стал вер¬ховным собственником, который делился с родственниками и вое¬начальниками, а также с солдатами и офицерами. На правах за¬воевателей маньчжуры присвоили себе привилегию на замещение всех должностей. Возникла девятиранговая система чиновничества. Чиновники стали носить особую одежду, вели особый образ жиз¬ни. Их стали называть в европейской литературе “мандаринами” (от “мандар” — управлять).
Законодательство: особенное и всеобщее в законодатель¬ном регулировании. Танский кодекс. Законы династии Мин.
Законодательство: особенное и всеобщее в законодательстве средневекового Китая. Для средневекового Китая характерно по¬явление династийных сводов законов, у истоков которых обычно находился основатель династии. Как и в Византийской империи, здесь практиковалось заимствование из предшествующего динас-тийного законодательства. Так, в 1647 г. усилиями маньчжурских сановников и судей был создан кодекс, во многом воспроизводив¬ший законодательство минской династии. Самыми разработанны¬ми кодификациями начального периода средневековья стали зако¬ны династии Тан (618—907 гг.) и династии Сун (907—1279 гг.). Ди¬настия монгольских правителей Юань (1280—1368 гг.) предпочла подражание издревле существующим порядкам и превратила в за¬коны специально отобранные судебные прецеденты. Основатель минской династии Чжу Юань-чжан задолго до вступления на им¬ператорский престол уделял большое внимание проблеме создания прочного и долговременного свода законов.
348 Часть I История права и государства в древности и в средние века
В предисловии к “Законам Великой династии Мин”, ставшим крупнейшим законодательным памятником Минской эпохи (1368— 1644 гг), император выразил свои ожидания и надежды относитель¬но социального эффекта вводимых законов в следующих словах’ “Я, владея Поднебесной, подражал древности в осуществлении управ¬ления, постигал ритуалы, дабы руководить народом, устанавливал законы, дабы обуздывать непослушных, публиковал распоряжения в качестве декретов, проводил в жизнь все это уже в течение дол¬гого времени, но что поделать, нарушители законов продолжали появляться один за другим Отсюда возникли пять видов наказаний и жестокие законы, чтобы наказывать их (нарушителей) Отредак¬тировав написанные законы, мы составили книгу и отпечатали ее для распространения в столице и на местах, дабы сановники и на¬род знали, чего придерживаться” (пер Н.П. Свистуновой).
Весьма выразительно и напутствие императора законодатель¬ной комиссии, в котором Чжу Юань-чжан высказывает такие же пожелания относительно ясности и простоты положений кодифи¬цируемых законов, которые затем будут высказывать многие ев¬ропейские законодатели, в том числе Наполеон, создатель Граж¬данского кодекса французов В напутствии говорилось “В законах ценятся простота и соответствие, необходимо сделать так, чтобы язык их был точным, основные положения ясными и каждый че¬ловек легко понимал их. Если статей слишком много и одно дело можно толковать так и сяк, то возникает возможность облегчать и утяжелять наказания. В результате безнравственные и корысто¬любивые чиновники могут плести интриги и совершать злоупотреб¬ления, поэтому такие законы годны для тех, кто жесток и бесче¬ловечен, и, наоборот, губительны для честных и добропорядочных людей Это нехорошие законы. Нужно стремиться добиваться мак¬симальной точности, чтобы таким образом устранить многочислен¬ные злоупотребления” (пер. Н.П. Свистуновой).
Среди европейских китаеведов распространено убеждение, что китайские законы имеют преимущественно карательную направ¬ленность Это суждение правомерно лишь отчасти. Действительно, сами слова “закон” (фа) и свод законов (люй) обычно обозначают законы уголовные. Исторически сложилось так, что уголовные (ка¬рательные) законы и своды законодательства получили в Китае наибольшее развитие и этим сильно удивили в свое время многих европейских историков права. Однако и старые и средневековые кодексы включали довольно широкий круг законов военных, граж¬данских и административных. Такое соотношение отраслей законо¬дательной деятельности объясняется тем, что в Китае, как и в дру¬гих районах мира, древнее и средневековое законодательство было воплощением одновременно законных и моральных требований, а также смешением уголовного и гражданского законодательства.
Тема 16 Право и государство в странах средневекового Востока 349
При этом весьма важную и своеобразную часть таких законода¬тельств составило законодательство административное, поскольку Китай всегда был страной централизованного и даже сверхцентра¬лизованного управления делами государства.
Особенно явственно комплексный, многоотраслевой характер династийного законодательства проявил себя в минском кодексе XIV в. Все законы, изложенные в 460 статьях, собраны в 30 главах, но параллельно законы также подразделяются соответственно тра¬диционным для Китая шести ведомствам, названия которых указы¬вают одновременно на отраслевой характер законодательного регу¬лирования Законы подразделяются на законы по ведомству чинов, ведомству финансов, ведомству церемоний, военному ведомству, ведомству наказаний и ведомству работ. “Ведомственным” разделам кодекса предпослано вступление из 47 статей, названное “Меры на¬казаний и принципы применения законов”, что дает основание от¬нести способ построения кодекса к разновидности, именуемой в ев¬ропейской традиции пандектной системой изложения законов (вна¬чале излагаются общие принципы и определения, а затем нормы законоположений по отраслям или областям регулирования)
В фундаментальном исследовании тангутского права и текста “Измененного и заново утвержденного кодекса девиза царствова¬ния Небесное процветание” (XII в), во многом-с “опировавшего образцы кодексов танской и сунской династий, Е.И Кычанов распре¬делил объекты тангутского законодательства по следующим отрас¬лям и областям законодательного осмысления и регулирования: учение о преступлении, применение наказаний, процессуальное право, уголовное право, гражданское право, административное право — центральный аппарат управления, административное право — местная администрация, административное право — пра¬вовое положение буддийских общин и даосских монахов в тангут-ском государстве, военное право (Кычанов ЕЙ Указ соч М, 1988). Китайское средневековое законодательство сосуществует с обычным правом, для которого характерно использование прин¬ципа равновозмездности (талиона) либо откупа от наказания (ком¬позиции) и изгнания преступника из рода-племени (атимия) В танском Китае изгоняли, например, убийцу, поскольку кровная месть внутри рода и племени не применялась. Чужаки для племени не охранялись ни обычаем, ни религиозным запретом. Так, у пред¬ков тангутов мститель давал клятву в том, что, пока не отомстит, не будет есть хлеба (только овощи) и “пусть мужчины и женщи¬ны в моем роде покроются паршой и облысеют, пусть подохнет скот, пусть змея заползет в мое жилище”. Мститель носил на одеж¬де отличительный знак — свидетельство его обязанности кровной мести Иногда он специально взъерошивал волосы на голове, ма¬зал лицо грязью, ходил босой и возвращался к нормальной жиз-
350
Часть I. История права и государства в древности и в средние века
ни только после того, как обезглавливал врага. Китайские адми¬нистраторы, управлявшие тангутскими племенами в X—XI вв., в случае возникновения конфликтов между тангутами “подбирали справедливого человека, умелого оратора” или высылали на ме¬сто чиновника для того, чтобы выяснить, кто прав, кто виноват, и чтобы убийца уплатил выкуп, либо — в случае более обширного конфликта — поручали примирить конфликтующих “по их соб¬ственным законам и обычаям”.
Кодифицированное собрание законов имело несколько разно¬видностей. Так, свод военных законов в тангутском государстве Си Ся (982—1227 гг.) имел название “Яшмовое зерцало”. Зеркало из яшмы еще в древнем Китае почиталось как “символ пути чисто¬ты и света, пути порядка и управления, основанного на законе и справедливости” (Кычанов Е.И. Указ. соч. С. 22).
Со времени династии Тан собрания законов разной силы и степени важности подразделялись на четыре группы: люй, лии, кэ и ши. Законы “люй” фиксировали преступления и содержали точ¬ные меры наказания. Законы “лин” обеспечивали процесс властного администрирования в обществе и государстве путем установления правил и образцов, а также предписаний для взаимоотношений между “благородными” и “презираемыми”, а также между знат¬ными и низкорожденными. Законы “кэ” и “ши” также относились к области административных отношений, но уже не в общегосу¬дарственном масштабе, а в пределах административно-властного управления ведомств. Они регулировали правила награждения, субординации, а также правила и инструкции, относящиеся к внутреннему распорядку.
Наряду с кодексами существовало своеобразное “указное пра¬во” императоров, которое затем в виде кратких записей решений и постановлений с добавлениями составляло особый жанр законо-дательствования и специфический источник права — собрание указов (“чи”), или китайскую разновидность прецедентного импе¬раторского права. Иногда собрания указов — “чи” — выполняли роль новых уголовных законов (во времена династии Сун), и прак¬тикующий судья сначала смотрел в сборник указов, а затем в уго¬ловный кодекс. И хотя указы низводили кодекс до вспомогатель¬ного средства, его действие никогда не отменялось.
Таким образом, средневековое китайское законодательство обладало такими особенностями перехода от обычного права к за¬кону (замена кровной мести откупом, наказания композицией и атимией) и такими своеобразными чертами законодательного регу¬лирования (кодексы, императорские указы), которые могут рас¬сматриваться сразу в двух измерениях — как своеобразные чер¬ты эволюции правовых институтов всего дальневосточного регио¬на и как пример вполне узнаваемых общих черт, сходных с при-
Тема 16 Право и государство в странах средневекового Востока
351
знаками эволюции права и законодательства в странах европей¬ского региона.
Исследования российских китаеведов последних лет сделали возможным более конкретно, чем раньше, обсудить вопросы про¬исхождения и исторической эволюции права и законов на конкрет¬ных образцах законотворчества и соответствующих комментариев к ним юристов, историков и этнографов. Недавнее исследование ге¬незиса ритуалов и правил этикета с их поразительной устойчиво¬стью на протяжении многих веков также дает основания для но¬вого сопоставления истории норм ритуальных с нормами морали и нормами, установленными законом, в их определенном социальном и культурном назначении.
Краткое господство легизма в период империи Цинь (221— 206 гг. до н.э.), во многом способствовавшего превращению зауряд¬ного княжества во всекитайскую державу, продемонстрировало также ограниченность возможностей командной силы законов и связанного с ними контроля и принуждения. В этот период расхож¬дения между конфуцианцами и легистами свелись к спору, что должно внедряться в обыденную жизнь при содействии государ¬ственной власти — “динамичные, произвольно задаваемые сооб¬разно сиюминутной государственной пользе, не учитывающие ни сложной структуры общества, ни его традиций законы Фа или же фиксирующие сложную общественную структуру, гораздо более неповоротливые, но зато гораздо более отвечающие исконному строю жизни людей Моральные устои Ли” (Рыбаков В.М. В кн Уголовные установления Тан с разъяснениями. СПб., 1999. С 14). Ли обычно переводят с китайского и как “ритуал”, и как “этикет”, и как “правила поведения”, но более удачным и более адекватным представляется перевод термина словосочетанием “мо¬ральные устои и обусловленное ими поведение”. В.М. Рыбаков, предложивший это истолкование, уточняет, что здесь следует иметь в виду не формальные правила церемоний, а глобальную гармонизирующую правильность, старательно уподобленную древ¬некитайскими мыслителями неизменной правильности круговоро¬та процессов во всей природе.
“Моральные устои суть копии устоев мира в целом, таких, например, как то, что солнце восходит на востоке или что вода течет вниз, а не взлетает вверх. Мораль есть модификация интег¬ральных устоев для человеческого мира; ее отличие в том, что она проявляется в человеке не автоматически, а только в процессе социализации. . Гарантом несокрушимости и неизменности Мораль¬ных устоев Ли являлось, по Конфуцию, Небо — верховная гар¬монирующая сила мироздания; отражением неизменных законов функционирования Неба, их микрообразами, опрокинутыми в че¬ловеческий мир, и являлись Моральные устои. Потому-то столь
352 Часть I История права и государства в древности и в средние века
значительна их роль; покуда они соблюдаются, мир людей уподоб¬лен миру в целом, и, следовательно, как и мир в целом, он гар¬моничен и незыблем. На интегральных законах стоит мир, а на их локальных межчеловеческих проявлениях стоит человеческий мир” (Рыбаков В.М. Там же. С. 9).
В начале правления династии Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.) легистские концепции стали трансформироваться (в этом оказалась заинтересованной главным образом служилая бюрократия в ее противостоянии произволу верховного правителя). Первые шаги в этом направлении сделал конфуцианец Сюнь-цзы (ок. 298—238 до н.э.), который сблизил понимание Ли с пониманием закона у ле-гистов. Он обосновал возможность “поставить Фа на службу Ли, превратить законы в обслугу Моральных устоев, но в то же время дать определенные гарантии защиты от произвола законов, сделав противоречащие Моральным устоям законы невозможными” (В.М. Рыбаков). Так была заложена новая основа для различения закона и морали (с сохранением верховенства роли последней) с од¬новременным превращением конфуцианства в инструмент прими¬рительного синтеза противоборствующих доктрин — легизма и кон¬фуцианства.
Возникновение ортодоксального конфуцианства, ставшего затем на два с лишним тысячелетия доминирующим мировоззре¬нием и законоведческой доктриной, связано с именем ханьца Дун Чжун-шу (179—104 гг. до н.э.). Он дал фундаментальное обоснова¬ние взаимозависимости и “параллельности” воспитания и наказа¬ния, увязав их с параллельностью стихий Ян (мужской, положи¬тельной, светлой) и Инь (женской, отрицательной, темной). “Он показал, что хорошее в человеке должно выявляться и культи¬вироваться морализующим воздействием, воспитанием, но плохое может быть сдержано и пресечено лишь наказанием” (Рыба¬ков В.М. Там же. С. 15).
Процесс “конфуцианизации” китайского законоведения растя¬нулся на несколько веков и завершился в известной мере ко вре¬мени первых крупных кодификаций династий Сун и Тан. Этичес¬кая ориентированность законоустановлений, их пронизанность духом Моральных устоев особенно заметна в Танском кодексе.
Танский кодекс (“Тан люй ту и”). Первым крупным сводом законов стал Танский уголовный кодекс с комментариями и разъяс¬нениями. Комментарии и разъяснения не только имеют большую практическую ценность, но и облегчают ориентирование в обилии законодательных установлений за счет достаточно подробного ком¬ментирования классифицируемых особым образом разновидностей преступлений и наказаний. В этом состоит еще одна характерная особенность китайского средневекового законодательного искусства. Составление Танского кодекса было завершено в 653 г., обнаро-
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока 353
дование состоялось только в 737 г. Кодекс династии Сун “Исправ¬ленное и пересмотренное собрание уголовных законов” (составлен в 959 г., опубликован в 963 г.) во многом повторял Танский кодекс. Характерной особенностью династийного законодательства стало допущение исходного для конфуцианства представления о том, что эффективность государственной системы контроля и ре¬гулирования возможна только на основе сочетания и взаимодей¬ствия моральных норм (морально-ритуальных заповедей, обозна¬чаемых термином ли) и жестких предписаний закона (фа). Тради-ционны и ссылки в текстах законов на моральные нормы или на произведения Конфуция и его последователей. Пересмотры и пе¬реиздания кодексов в последующие века также производились в согласии с конфуцианской традицией, требовавшей “с любовью от¬носиться к древности, но и знать новое”.
Поскольку средневековое конфуцианство представляло собой компромисс позиций древнего конфуцианства и легизма, то в за¬конодательстве рассматриваемого периода довольно сильными ока¬зались легистские традиции, требующие ответственности по прин¬ципу круговой поруки и поощряющие доносительство или добро¬вольное покаяние. Под влиянием осуждения доноса на родителей и родственников самим Конфуцием Танский кодекс запрещает донос на родственников первой и второй степени родства под стра¬хом смертной казни.
Танский кодекс имеет следующую структуру: 502 статьи были собраны в 30 глав (цзюаней), которые сведены в 12 тематических разделов. Эти разделы имели следующие области регулирования: 1. Меры наказания и принципы применения законов; 2. Охрана зап¬ретных мест; 3. Должностные обязанности чиновников и порядок их исполнения; 4. Домохозяйства и бракосочетания; 5. Государствен¬ные конюшни и зернохранилища; 6. Самовольные действия адми¬нистрации; 7. Разбой и хищения; 8. Драки и тяжбы; 9. Мошенни¬чества и подлоги; 10. Разнородные карательные законоустановле-ния; 11. Задержания и побеги; 12. Судопроизводство и тюремное содержание.
Первый раздел “Меры наказания и принципы их примене¬ния” — самый большой и составляет примерно пятую часть все¬го корпуса “Тан люй шу и”. Он содержит толкования основных и вспомогательных разновидностей наказания и общих принципов их применения. В остальных разделах разбираются конкретные типы преступной деятельности и соответствующие им наказания. Таким образом, структура кодекса напоминает пандектное изложение законодательного материала в европейской традиции.
Так, в разделе 1 в статье о пяти видах наказания легкими пал¬ками приводится следующее “разъяснение” (толкование) составите¬лей кодекса самой меры наказания и ее происхождения и назначе-
354 Часть I. История права и государства в древности и в средние века
ния: “Наказывать легкими палками” — значит “бить” и, кроме того, может толковаться как “стыдить”. Объясняется это тем, что, если человек совершил легкий проступок, по закону необходимо вразу¬мить его, поэтому применяют к нему битье, чтобы устыдить его…
Во времена Хань для наказания легкими палками использо¬вался бамбук, ныне используется прутняк чу. В “Шу цзине” ска¬зано: “битье используется как средство наказания для вразумле¬ния…
Наказание легкими палками является самым легким из нака¬заний. С течением времени тяжесть его менялась. Но все чаяли (прихода поры), когда не станет наказаний и следование Мораль¬ному долгу И сделается единственным общим (уделом)…” (пер. Рыбакова В.М.).
Танское законодательство не знает института необходимой обороны, но освобождает от ответственности ближайших родствен¬ников, вступившихся за отца или мать в случае нападения. Нака¬зания смягчались для трех категорий лиц — стариков, детей и инвалидов. Классификация преступных деяний строилась под вли¬янием конфуцианской философии, осуждавшей общественное зло, и еще с древности получила название “10 зол”. Объектом посяга¬тельств мог быть не только государственный порядок или человек и его имущество, но прежде всего ритуал межличностного и меж¬группового общения (этикет), нарушение которого в виде сынов¬ней непокорности или несогласия могло при желании законодате¬ля обрастать расширительными толкованиями.
В число упомянутых зол входили заговор о мятеже против государя, “великое непокорство” (бунт против существующих по¬рядков и морали с умыслом что-то святотатственно разрушить), а также измена (переход на сторону врагов императора, государ¬ства, бегство из страны или из осажденного города). Четвертое зло — “непочтение, непокорность” — имело в виду внутрирод-ственные конфликты (избиение или убийство родных), затем сле¬довало зло в виде “несправедливости, порочности” (преступления, совершенные с особой жестокостью и злостью). Шестое зло — “вы¬ражение великого непочтения” — подразумевало кражу предме¬тов культа, вещей императорского обихода (императорская печать, печать его жены, матери), а также оплошности при приготовле¬нии ему пищи, лекарства либо злословие в его адрес. Виновные в этом подлежали удавлению.
Следующие разновидности зла были сгруппированы в связи с их вредом для нравственных семейных устоев: “выражение сынов¬ней непочтительности”, “несогласие, разногласие” с близкими род¬ственниками; далее следовала группа преступлений, оцениваемых как “несправедливость, неправедность” во взаимоотношениях из разряда официальных и иерархических (убийство начальника его
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока 355
подчиненным, убийство командира, учителя-наставника; сюда же было отнесено выражение непочтения к мужу со стороны жены, например отказ от ношения траурной одежды в связи с его кон¬чиной). Десятое зло — кровосмесительные связи, которые уподоб¬лялись взаимоотношениям “птиц и зверей” (пер. терминов Свисту-новой Н.П.)
Совершение одного из таких зол не освобождало от наказа¬ния никого вне зависимости от занимаемого положения и лишало возможности откупа от наказания. Наказанию подлежали также члены семьи преступника с конфискацией их скота и имущества. В первую очередь к ответственности привлекались жена и дети преступника, в случае более тяжкого преступления — его роди¬тели, самого тяжкого — его деды и внуки, братья, сестры по отцу, племянники.
Особую группу преступлений составляли различные виды не¬справедливого обогащения — получение материальных благ обма¬ном либо с помощью запугивания или получение чрезмерной вы¬годы. Помимо явного сближения карательных и договорных запре¬тов китайское законодательство не обособляло сферу уголовного наказания от административного наказания.
Наказание осуществлялось в виде обезглавливания, удавле¬ния, каторжных работ в ссылке и без ссылки, а также битья пал¬ками. С VI в. битье толстыми палками было дополнено битьем тон¬кими палками. Палки имели точно зафиксированные размеры и изготовлялись под контролем властей. Толстая палка была длиной около метра, имела утолщенный лопатовидный конец и сужалась к рукояти. Танская палка делалась из шиповника, а не из бамбу¬ка, как это обычно утверждается в популярной литературе. Тан-ский кодекс упорядочил эти наказания следующим образом: уда¬ры тонкими палками, толстыми палками, каторжные работы на разные сроки от 1 до 3 лет, ссылка трех степеней — в зависимости от удаленности места отбывания наказания (от 1 тыс. до 1,5 тыс. км). Смертная казнь была двух видов — обезглавливание и уду¬шение. В регионе Дальнего Востока казнь через повешение вооб¬ще не применялась. Самой мучительной была казнь через удавле¬ние. Обезглавливание определенным образом сказывалось, согласно поверьям, на загробном существовании человека в связи с тем, что голова отделялась от тела.
В период правления династии Тан пять основных видов на¬казания (ровно столько же основных было и в древности) по мере нарастания их тяжести подразделялись еще на степени, которых насчитывалось уже 20 (пять разновидностей наказаний тонкой палкой от 10 до 50 ударов; пять разновидностей наказа¬ний толстой палкой от 60 до 100 ударов; пять наказаний катор¬жными работами на срок; три вида наказаний ссылкой на рассто-
356
Часть I. История права и государства в древности и в средние века
яние и две разновидности смертной казни (удавление, обезглав¬ливание). С X в. смертная казнь была дополнена “резанием на куски” с последующим разрезанием горла и обезглавливанием. Эта казнь была, по комментариям историков, заимствована китайцами в период правления династии Сун и применялась при казнях мя¬тежников и убийц. Она была включена в кодексы династий Юань и Мин.
Чиновничество средневековой империи имело в этих случаях ряд привилегий — каторга или ссылка могла быть заменена нака¬занием в виде лишения должности или ранга и титула. Если ран¬гов и титулов недоставало для прощения вины, то применялся штраф. Льготами пользовались и родственники чиновника — в за¬висимости от “силы тени”, падающей от ранга чиновника, или от степени родственной близости. “Тень” определялась в соответствии с конфуцианским критерием определения срока ношения траурной одежды по умершему родственнику. Родственник “тенедарителя” тоже получал возможность занять должности на государственной службе, освобождаться от ответственности или получать смягчение положенного наказания.
В этих случаях действовал принцип восьми суждений (сужде¬ний о лицах, имеющих право на смягчение наказания). Этот прин¬цип восходит еще ко временам династии Хань и был включен в кодекс династии Вэй (III в.). Собственно, речь шла о восьми груп¬пах лиц, имеющих право на смягчение наказания. Среди них тра¬диционно первыми были свойственники рода государя, затем шли “ветераны” (личные слуги и охрана государя), “мудрецы” (благо¬родные мужи, лица, искусные во владении оружием или словом, и лица, показавшие высокое мастерство в соблюдении этикета), “талантливые” (опытные чиновники и мастера обучения коней в армии), “заслуженные” (отличившиеся в военной службе), “высо¬кочтимые” (лица, обладавшие высоким чиновным рангом), “усер¬дные” (чиновники государственной службы и послы), “гости” (по¬томки некогда правивших династий).
Смягчение наказания обеспечивалось определенной и восходя¬щей ко временам Ханей процедурой в такой последовательности: обсуждение вопроса о социальном статусе преступника — пода¬ча прошения о смягчении ему наказания — смягчение меры нака¬зания или откуп от наказания.
Самым оригинальным в способах наказания было назначение участникам внутрисемейных или внутриродственных конфликтов различных сроков ношения траура по умершим родственникам. Наказания назначались кровным родственникам и свойственникам. Сам по себе траур отражал весьма сложную систему семейно-родственных личных и коллективных обрядовых отношений, кото¬рые возникли еще в древности. Официальное признание таких
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока 357
традиций было не только данью уважения, но и заинтересован¬ной поддержкой тех традиций, которые отвечали духовным и нравственным ценностям и потребностям всего общества. Продол¬жительность траура выступала в качестве мерила родственной близости (обычно траур длился один год с изменениями в сторо¬ну уменьшения или увеличения). Все виды наказаний трауром на¬считывали пять основных разновидностей.
Траур обозначался ношением специального платья из ткани особого рода, а также белой повязки на голове при распущенных волосах. Летом в знак траура не снималась шапка. За неоплакива¬ние родственника наказывали каторжными работами. В период ношения траурного платья запрещалось смотреть театральные постановки, слушать музыку, ходить в гости и звать гостей. За нарушение полагалось наказание ударами палкой. В число кров¬ных родственников входили однофамильцы по мужской линии, а также вошедшие в семью женщины — мать, жена, жены сыно¬вей и внуков. Свойственниками считались члены рода матери и родственники по женской линии, члены рода жены и семьи, с ко¬торыми породнились через браки дочерей.
В минском кодексе предусмотрено наказание в виде “соблю¬дения траура по трем отцам и восьми матерям”. В категории от¬цов находились “совместно проживающий отчим”, “отчим по вто¬рому замужеству мачехи”, “не проживающий совместно отчим”. В категории матерей числились “воспитавшая мать” (наложница), “мачеха” (вторая жена отца), “законная мать” (так называли сы¬новья наложниц официальную жену отца), “приемная мать” (ребе¬нок с раннего возраста воспитывался братом отца или другим че¬ловеком), “изгнанная мать” (изгнанная отцом родная мать), “молоч¬ная мать” (кормилица из наложниц отца), “мать, вторично вышед¬шая замуж” (вышедшая вторично замуж после смерти отца род¬ная мать), “младшая мать” (наложница отца, имеющая сыновей).
Одним из самых типичных и тяжелых преступлений в бюрок¬ратическом аппарате средневекового китайского государства было взяточничество, которое вначале Танский, а затем и Минский кодексы сближают с разбоем и воровством в рамках Таблицы на¬казаний за “шесть видов присвоения” (казенного и частного иму¬щества). Согласно Танскому кодексу, наказуемые виды присвое¬ния, расположенные по принципу убывающей общественной опас¬ности (“злостности”), выглядят следующим образом: грабеж или разбой в двух разновидностях — с применением угроз или силы и с применением оружия; взяточничество с извращением (наруше¬нием) закона в двух разновидностях — получающими жалованье и не получающими жалованья. Перечисленные преступления вклю¬чают в качестве наказания высшую меру — смертную казнь пу¬тем удавления (по всем этим видам) и обезглавливание (для раз-
358 Часть I История права и государства в древности и в средние века
боя в обоих случаях). Далее следуют взяточничество без извраще¬ния закона получающими жалованье и не получающими жалова¬нья; воровство; присвоение подведомственного имущества и нака¬зуемое присвоение.
Здесь обращает на себя внимание такой род смягчающего вину обстоятельства для чиновников-казнокрадов, как взяточниче¬ство без извращения закона по сравнению со взяточничеством с извращением закона (в этой связи вспоминается рассуждение пер¬сонажа Салтыкова-Щедрина об удобствах “грабежа по закону”).
Следует дтметить, что в Минском кодексе состав преступле¬ний с грабежом был исключен из числа “шести основных присво¬ений”, поскольку, по мнению минских юристов, главная опасность грабежа состоит не в присвоении, не в посягательстве на чужое добро, а в применении насилия (подробнее см.: Свистунова Н.П. Краткий очерк истории минского законодательства // Законы ве¬ликой династии Мин. М., 1997. С. 104 и след.). ,
Широко распространенной практикой в применении наказаний | в средневековом Китае стало предоставление возможности избе-| жать или сократить срок вынесенного наказания с помощью от- { купа денежными ассигнациями, серебром или осуществлением оп¬ределенной физической работы. Так, наказание битьем палками можно было заменить работой в месяцах или в пересчете на се¬ребро, взносом зерна, перевозкой извести или кирпича, воды и угля и др. Наказание 10 ударами палки было эквивалентно одно¬му месяцу работы или 300 мерам серебра (в ли). Наказание BJ 100 ударов палками приравнивалось к работе в течение 6 месяцев^ или в 1800 ли серебра. Наказание в один год высылки приравни-t валось к работе в течение 12 месяцев или к 3600 ли серебра. Од-f нако возможность откупиться от наказания предоставлялась не’ всем и при наличии определенных условий. t
Принимались во внимание возраст, социальное положение, * состояние здоровья, род занятий (астролог, музыкант, мастеро¬вой), характер преступления и вид наказания. Откуп дозволялся взамен наказания тонкими батогами для приговоренных к ним гражданских и военных чиновников за совершение лично-бескоры¬стных преступлений. Откуп взамен всех видов наказаний — для лиц старше 75 и моложе 15 лет. Дозволялся откуп взамен различ¬ных наказаний, полагавшихся за убийство или нанесение телесных повреждений вследствие непредвиденных обстоятельств — во вре¬мя развлечений, по ошибке или в силу других непредвиденных обстоятельств (см.: Свистунова Н.П. Там же. С. 127—128).
В области имущественных отношений продолжали действо¬вать традиции болыпесемейного владения землей, земля уже ста¬ла предметом торговли и заклада, существовал институт отработка за долги. По требованиям обычного права сумма прироста процен-
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
359
тов с долга не должна была превышать саму сумму долга. В обла¬сти брачно-семейных отношений сохранялась преемственность с древними традициями. Возраст брачного совершеннолетия в кодек¬сах не фиксировался. Могли оформить помолвку еще неродивших¬ся детей. Запрещались браки между свободными и рабами. Брак мог расторгаться по обоюдному согласию супругов. Поводом для разво¬да с женой могло стать не только бесплодие или распутство, но и непочтение к мужу и его родителям, болтливость или завистли¬вый характер.
Наследник нес ответственность за долги умершего: наследова¬ли отдельно титул и имущество, переходившие по мужской ли¬нии. Незамужние дочери получали половину наследственной доли братьев. Чин наследовался только старшим сыном. Допускалось дарение земли для религиозных целей.
Судебный процесс носил публично-розыскной характер по за¬явлению (устному или письменному) потерпевшего. Жалоба состав¬лялась писцами, сидящими у входа в помещение суда. Ответствен¬ные за поиск преступника чиновники имели месячный срок (с 1690г.), и если преступника не находили, то за просрочку нака¬зывались битьем палками (30 ударов за просрочку в 2 месяца). За неявку в суд свидетеля полагалось 40—50 ударов палками. Если после троекратного допроса с применением пытки не было призна¬ния вины, то допросу под пыткой подвергался сам обвинитель. Рабы не могли давать показаний против своих хозяев. Если после приговора о наказании каторжными работами обвиняемый не со¬глашался с таким или более суровым наказанием, то дело подле¬жало пересмотру. При недостаточности улик приглашали поручи¬телей и обвиняемого отпускали на свободу. Приговор о смертной казни утверждал сам император. Простолюдинов казнили публич¬но, а чиновников у себя дома.
Влияние конфуцианства на законодательную судебную прак¬тику особенно ощутимо в учете традиции почитания семейного родства и культа моральной строгости, что трансформируется в безусловное и строгое подчинение младшего старшему, детей ро¬дителям, солдата военачальникам, народа императору. Император в этой традиции воспринимался отцом своего народа.
Средневековая Корея
Политические и некоторые социальные институты и традиции императорского Китая оказали влияние на соседние народы и страны. В период правления танской династии гегемонию империи признали 88 народов, однако военная экспансия была приостанов¬лена внутренними трудностями и внешней агрессией. Наибольшее
360
Часть I. История права и государства в древности и в средние века
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
361
влияние было оказано на Корею, которая находилась под прямым китайским господством в 668—676 гг. Позднее этому влиянию под¬верглись народы Юго-Восточной Азии (Вьетнам и др.).
Самым первым из ранних корейских государств упоминается древний Чосон, существование которого, по легендарной версии, относят к 2333 г. до н.э., но более реальной датой считается XII в. (первое упоминание в летописях относится к XII в. до н.э.) Оно рас¬полагалось в северной части Корейского полуострова и долгое вре¬мя сохраняло свою независимость от более могущественных китай¬ских государств иньского и чжоуского периодов, пока не стало пред¬метом аннексии в период правления ханьской династии (II в. до н.э.) и объектом расчленения на несколько китайских провинций.
В древнем Чосоне существовали наследственный титул вана (монарха) и собрание законов из восьми так называемых запрети¬тельных статей, относимых к XII в. до н.э. Согласно первой, убий¬ство каралось смертной казнью, в соответствии со второй статьей за телесные повреждения полагалось расплачиваться зерном, а третья содержала редкое наказание за воровство: человек, совершивший кражу, должен стать рабом того, у кого она совершена. Семья вора, по некоторым предположениям, также обращалась в рабство. Одна¬ко от рабства можно было откупиться, правда за весьма значитель¬ную сумму. Так в древнем Чосоне охранялась безопасность и непри¬косновенность имущества сограждан. По свидетельству древней ки¬тайской хроники, введение этих законоустановлений превратило население Чосона в людей высоконравственных, поскольку исчезло воровство. О влиянии остальных статей кодекса можно судить кос¬венно на основании свидетельств из той же хроники, согласно ко¬торым жены в этой стране были верными и добродетельными.
В III—IV вв. на полуострове возникают три племенных государ¬ства с типичной организацией, которая включает верховную власть и собственность вождя-вана, социальную структуру из родовой знати, воинов и чиновников, а также общинников, плативших рен¬ту-налог в казну. Существовало также должностное владение зем¬лей. В духовной жизни было заметным влияние конфуцианства. С IV в. сюда проникает буддизм в его китаизированной махаянис-тской традиции, и все это происходит на фоне междуцарствия и междоусобиц. В VII в. население полуострова снова попадает под власть Китая. Но под влиянием роста городов и восстаний IX— X вв. происходит смягчение китайского диктата и вновь намечается процесс объединения этих земель, с 935 по 1392 г. подпадающих уже под власть династии государства Коре (сокращенное от Когу-ре, от которого происходит и современное название Кореи).
Столицей Коре был Касонг, расположенный немного севернее Сеула. Он был построен по образцу китайской танской столицы ‘— Шанхая. Здесь же внедрялась китайская система организации
правительственной власти. Пробуждался усиленный интерес к буд¬дизму и его текстам. Заимствовался технический ремесленный опыт Сунской империи, что стимулировало взлет деревянной типограф¬ской печати в XI в.
Затем государство Коре втянулось в гражданскую войну, став легкой добычей для войск Чингисхана, который без особых затруд¬нений прошел по всему полуострову в 1218 г. Были введены тяже¬лые налоги и поборы, жесткое правление, включая принудитель¬ное участие корейцев в набегах монголов против Японии. После падения монгольского ига в Корее возникает новая династия Ли, которая предводительствует над объединенной Кореей с 1392 по 1910 г., когда она была аннексирована Японией.
В этот период продолжается адаптация китайской культуры, в том числе экзаменационной системы для чиновников, и управ¬ление страны по-прежнему ведется из центра путем разделения ее территории на восемь провинций. Административные должности (равным образом военные и гражданские) становятся фактически уделом наследственной аристократии. Во внешних сношениях го¬сударство обретает зависимый статус трибутарного государства (“младшего брата старшего брата”). Буддизм постепенно уступа¬ет место конфуцианству. Широкое признание и распространение получают китайская живопись и каллиграфия. Правление динас¬тии Ли становится выдающимся по благоденствию в Корее и во всей Восточной Азии. Население вырастает вдвое в 1600—1800 гг. Процветают науки (математика, астрономия) и печатное дело, хотя письменная культура здесь, как и в других восточно-азиатских странах, была занятием избранных. Развивается торговля, поме¬щичьи и крестьянские товаропроизводящие хозяйства. Новые воз¬можности открывает заимствованная из Китая культура возделы¬вания риса, рисуночной живописи, производства металлов, бумаги и фарфора.
Япония. Эпоха сёгуната
В середине VII в. китайская модель администрации была ско¬пирована в Японии. Ее две столицы Нара (710 г.) и Киото (794 г.) явились копиями столицы танского Китая — Шанхая. Из Китая был заимствован и буддизм.
В XII столетии прежняя административная структура была разрушена в ходе углубляющейся феодализации общества и борь¬бы враждующих княжеских кланов, которая закончилась только к началу XVII в., с приходом к власти дома Токугава, использо¬вавшего систему военно-бюрократического правления во главе с
362
Часть I История права и государства в древности и в средние века
сегуном и его правительством. Этот режим правления просущество¬вал два с половиной века, вплоть до реформы периода Мэйдзи (1868 г.), связанной с восстановлением традиционного для страны монархического правления.
Заселение японских островов происходило в течение многих веков, если не тысячелетий, в результате чего имело место сме¬шение в начале нашей эры монголоидных и маньчжурско-тунгус-ских племен с палеоазиатскими и малайскими. Одной из этих пле¬менных групп, ямато, удалось в III—IV вв. н.э. создать государство, основное население которого составили крестьяне, обложенные разными повинностями — продуктовой и денежной рентой, отра¬ботками и т.д. В городах возникли цехи и гильдии.
Духовное влияние буддизма и конфуцианства происходило вначале при посредничестве Кореи С VI в. вместе с буддизмом возрастает влияние конфуцианства. В 604 г. принц Сётоку-тайси излагает свои законы в виде Конституции 17 статей, где основ¬ные принципы правления изложены в духе буддизма и конфуци¬анства. Здесь зафиксирован принцип высшего суверенитета прави¬теля и строгого подчинения младших старшему. Сетоку постоянно приглашает в Японию китайских и корейских монахов и ремеслен¬ников и посылает молодых японцев в Корею и Китай с целью при¬общения к новому опыту и знаниям. ,
Затем происходит соперничество знатных родов за власть и влияние при царском дворе, которое завершается в 645 г ‘.’пере¬воротом Тайка” (букв, “великие перемены”, что стало девизом го¬дов правления новой династии). Группа аристократов во главе с принцем Наканооэ оттеснила влиятельный при дворе род Сога и провела назревшие к тому времени реформы (“реформы Тайка”). Преобразования коснулись правительственного аппарата: создание должностей левого и правого министров, советника императора (им стал представитель могущественного дома Фудзивара), политиче¬ских советников (ими стали монахи). Принц со временем (после 673 г.) принял титул тэнно (правитель, угодный Небу). Новшеством стали также девизы годов правления (по китайскому образцу).
По указу 646 г. была произведена отмена частных земельных владений, а земли и люди объявлены государственными; введе¬но административно-территориальное деление с губернаторами провинций и начальниками уездов; было предписано составление земельных реестров и подворной переписи лиц, получивших зе¬мельные наделы; введена унифицированная налоговая система. Установлена новая система подачи судебных прошений С появле¬нием в 668 г. первого кодекса законов “О мире” и проведением в 670 г. первой переписи населения были заложены прочные осно¬вы централизованного государственного управления В 701 г. при императоре Момму началось составление нового кодекса “Тайхо
Тема 16 Право и государство в странах средневекового Востока
363
рицуре”, который состоял из двух частей, фактически двух ко¬дексов “Тайхо ре” и “Тайхо рицу”. Термин “ре” обозначает акты конституционного (общеустроительного) и административного на¬значения, а термин “рицу” — карательные и судебные установ¬ления. Характерно, что в современной науке централизованное средневековое государство получило название “рицуре” (Толсто-гузов А.А. Очерки истории Японии VII—XIV вв М., 1995. С. 19).
Конституция Сетоку содержала поучения и предписания пра¬вителю, сановникам, назначенным чиновникам и народу. Преамбу¬ла Конституции 17 статей сообщает: “12-й год Суйко, лето; в 4-й луне, в день тигра, в новолуние, в день дракона наследник пре¬стола лично впервые составил Конституцию из 17 статей”. Первая статья наставляла: “Цените согласие, ведь основа <всего — дух> несопротивления. Все люди входят в группировки, <наносящие вред государству>, а мудрых мало. Поэтому некоторые не пови¬нуются ни отцу, ни государю, а также враждуют с <людьми из> соседних селений… Напротив, <при> согласии в верхах и друже¬любии в низах, <при> согласованности в обсуждении дела пойдут естественным порядком и какие <тогда> дела не осуществятся?” <здесь и далее пер. Попова К.А. См: Свод законов "Тайхоре" / Пер. с древнеяпон. М., 1985>. В этом наказе легко узнаются конфуци¬анские мотивы и аргументация.
В следующей статье содержится призыв в духе последовате¬лей буддизма: “Ревностно почитайте три сокровища; эти три со¬кровища суть- Будда, дхарма и сангха <община>… Все миры, все люди почитают дхарму”. Затем следуют другие наставления в духе конфуцианства: “Сановники и чиновники! В основу <своей деятель-ности> положите ритуал. Основа управления народом, безуслов¬но, в <соблюдении> ритуала” (ст. IV). “Наказание зла и поощрение добра — хорошее древнее правило. Поэтому не скрывайте добра людей, а заметив зло, обязательно исправляйте <его>” (ст. VI).
О верховенстве власти правителя и его стабилизирующей и упорядочивающей миссии говорится в ст. III: “Почтительно вос¬принимая государевы указы, обязательно соблюдайте <их>. Го¬сударь — <это> небо; вассалы — земля. Небо покрывает <зем-лю>, а земля поддерживает <небо>. <И тогда> четыре време¬ни года сменяют друг друга и все в природе идет своим чере¬дом. Когда <же> земля возжелает покрыть небо, то <это> при¬ведет к разрушению”. И еще несколько сентенций морально-эти¬ческого, политико-философского и политико-организационного на¬значения: “Каждый человек должен иметь <свои> обязанности, и дела управления должны быть разграничены” (ст. VII); “Дове¬рие есть основа справедливости. В каждом деле должно быть доверие.. Если сановники и вассалы будут доверять друг другу, то любые дела осуществятся” (ст. IX); “Справедливо оценивай-

364 Часть I. История права и государства в древности и в средние века
те заслуги и провинности; обязательно награждайте и соответ¬ственно наказывайте” (ст. XI); “В стране нет двух государей; у народа нет двух господ. Государь есть господин народа всей стра¬ны” (ст. XII); “Отвернуться от личного и повернуться к государ¬ственному есть <истинный> путь вассалов” (ст. XV); “Важные дела нельзя решать одному, <их> обязательно нужно обсуждать со всеми” (ст. XVII).
Идеи и призывы Конституции Сетоку нашли воплощение в последующем законодательстве, которое, как и легистские идеи в Китае, содействовали преодолению клановой раздробленности и становлению единого централизованного государства.
“Тайхо рё” представляет собой сборник 30 законоустановле-ний, регулирующих широкий спектр налоювых и трудовых повин¬ностей, обязанностей должностных лиц, а также общих рекомен¬даций и установок на справедливое осуществление общественных обязанностей правителя и народа и на соблюдение традиционных морально-этических требований.
“Тайхо рицу” регулирует преимущественно сферу управле¬ния, включая судебную. К наиболее тяжким преступлениям отне¬сены посягательства на носителей государственно-властных обязан¬ностей, а также на родственников по восходящей линии. Утверж¬дается солидарная ответственность наряду с персонализированной должностной. Различается соучастие в исполнении преступных действий. Для привилегированных предусмотрено смягчение нака¬зания.
За разглашение государственной тайны полагалась каторга. Если сообщенные сведения малоценные и косвенные, виновнику полагалось наказание в 60 палок. Наказание розгами полагалось чиновникам за неявку на службу без уважительной причины (20 ро¬зог за каждый день прогула); 50 розог получали те чиновники, которые допустили ошибки в документах и петициях на имя госу¬даря. Строго каралось также пользование запрещенной литерату¬рой. К ней были причислены сочинения по астрономии, китайскому военному искусству, придворный семидневный календарь, гада¬тельные книги (в последнем случае не все книги). Запреты, по всей видимости, были сделаны к выгоде определенного слоя чита¬телей, пользующихся доверием или покровительством государя.
Сёгунат. Перемены наступают в XII в., когда к власти прихо¬дят сегуны — военные диктаторы, которые образуют свои правя¬щие династии. На их правление приходится расцвет городов, ре¬месел и торговли, причем цехи и гильдии регулировали не толь¬ко свою, но и общественную и личную жизнь своих сотоварищей. Сегуны правили под девизом “начал, продолжил, завершил”.
Термин “сёгунат” происходит от слова “сегун” — сокращен¬ного обозначения одной из функциональных должностных обя-
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
365
занностей военачальника (в данном случае обязанностей по усми¬рению мятежных варварских племен). В более общем значении это военный диктатор, ставший наследственным должностным лицом, которое доминировало над всеми властными структурами в Япо¬нии с 1192 по 1867 г. Режим такого правления именовался баку-фу — “правительство в походной палатке”, называемое также сё-гунатом. Всего в истории было три сёгуната, когда правили пред¬ставители трех династий сегунов со столицами в трех разных го¬родах.
На протяжении нескольких веков статус императора в каче¬стве главы государства был номинальным, поскольку вся админи¬стративная и судебная иерархия находилась под контролем сегу¬на — военачальника. Император почти безвыездно жил в своем дворце, его лицезрели преимущественно прислуживавшие ему лица и близкие родственники. Обычно по достижении некоторого возраста государи отказывались от престола и проводили остаток дней в уединении и молитвах. Этому способствовала и буддийская традиция с ее поощрением удаления от мирских дел в уединенные монастырские общины. При попытке совершеннолетнего монарха вмешаться в политику его тем или иным способом устраняли. Власть сегуна переходила к сыну. Характерно, что в договорах с иностранцами сегуну, сильно ослабевшему в своих властных воз¬можностях, давали титул тайкун (великий государь).
Император традиционно именовался “тэнно” (угодный небу правитель), сам себя он именовал “котей”, а для иностранцев наи¬более употребительным оказался титул “микадо”, заимствованный из поэтического словаря и означающий что-то вроде “свет-госу-дарь”.
Кочевые государства монголов. Империя Чингисхана и его наследников
Создателями самой обширной в истории военно-феодальной империи стали монголы — первобытные кочевые народы, пришед¬шие в Европу, на Древнюю Русь, Ближний и Дальний Восток из глубин Азии. Создателем этой империи стал Чингисхан, сын мон¬гольского вождя, который после объединения монгольских племен под своим началом (1206 г.) и подчинения соседних народов обосно¬вался в Китае. Его завоевания были продолжены сыновьями и вну¬ками, которые избирались на должность великого хана. Самыми известными из них стали Угедей и Монке. Они захватили Китай, разбив сунскую армию и утвердив свое господство почти на пол¬тора века, затем их добычей стала исламская империя (они захва-
366
Часть I. История права и государства в древности и в средние века
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
367
тили Багдад в 1258 г.). Их продвижения на христианские государ¬ства были приостановлены благодаря сильному сопротивлению северных русских княжеств, хотя им удалось захватить Киев (1240 г.), продвинуться дальше в Венгрию и Польшу и разбить немецко-польские войска в битве при Легнице (1241 г.).
Монгольская империя в XIII—XIV вв. Монгольская импе¬рия — держава великих монгольских ханов, существовавшая в XIII—XIV вв., простиралась от Китайского моря до Средиземно¬морья и Персидского залива, составив самую обширную в истории империю. Первоначальной областью обитания монголов была вос¬точная степная область Азии, расположенная между горами Хин-гана на востоке и Алтаем и Тянь-Шанем на западе, озером Бай¬кал на севере и Великой Китайской стеной на юге. В 1206 г. на съезде племен знатный воин Темучин был признан верховным пра¬вителем всей Монголии под именем Чингисхан (великий хан). Глав¬ной силой в создании империи стала армия, ее особая организа¬ция и мастерство военачальников. Военно-политическая иерархия племен строилась на основе личных связей в обеспечении взаим¬ной защиты и верности и выстраивалась сверху вниз: от главного вождя к подчиненным вождям и рядовым воинам.
Монголия сначала была улусом, разросшимся затем до раз¬меров государства татаро-монголов. Эта новая территориальная общность была поделена на 95 военно-административных округов, которые были обязаны выставлять тысячу воинов во главе с ты¬сячником из среднезажиточного и господствующего в тот момент сословия татаро-монгольского общества нойонов. Тысячники, а так¬же сотрудники получали от хана вознаграждение за службу, име¬новавшееся термином хуцби. Звание и должность сотника, тысяч¬ника, темника (десятитысячника) были наследственными. Тысячни¬ки считались главными созидателями нового государства.
Чингисхан в качестве верховного правителя уподоблялся императору и по традициям области проживания именовался “го¬сударем, обращенным лицом к югу”, т.е. к солнцу. Всю свою армию и управление страной он подразделил на три части. Одно крыло армии и управления было правым во главе с темником’правой руки. Это крыло простиралось на запад до Алтая. Левое крыло с темником левой руки простиралось до Большого Хингана. Был так¬же центр во главе с темником центра. По преданию, зафиксиро¬ванному в китайской летописи, Чингисхан так разъяснял своим темникам назначение подобной системы: “В государстве живут многие сильные, усмиренные вами. Вы и я, как оглобли одной те¬леги, как плечи одного тела. Вы непременно должны быть как одно тело, только тогда не загубите первоначальное намерение”. Так традиционно строилось управление кочевыми государствами еще со времен гуннов.
Символом императорской власти у Чингисхана являлся зонт, который был либо красным (официальный цвет правившей в то время китайской династии Сун), либо синим. Правитель восседал на троне, который был похож на “сидение проповедника буддий¬ского монастыря” и был украшен “головами драконов, обложенных золотом”. Это еще одно олицетворение высшей силы и власти, позаимствованное у китайцев. Трон украшался золотыми фигурка¬ми драконов. На знамени у Чингисхана было девять хвостов: чис¬ло девять почиталось у монголов священным.
Китайский летописец удивлялся обилию золота у монголов и заметил в этой связи: “Нахватали столько, а не прекращали соби¬рать”. Когда монголы ограбили всех своих соседей, монгольская знать из серебра делала ясли (стойло) для лошадей, а из золота — кувшины для вина.
Чингисхану удалось достичь высокой степени централизации власти, возвысить свою верховную власть и ввести Великую Ясу — собрание обычаев, преданий и законов, которое стало важ¬ным орудием монгольского правления. Этот свод законов не был систематизированным — он включал ярлыки-приказы, яса,к-зако-ны и билик-поучения. Яса не сохранилась до наших дней и суще¬ствует в преданиях. В одном месте ее говорилось: “Кто переменит свой пост, того предавать смерти”. Слово “пост” толковалось рас¬ширительно: не только пост на боевом дежурстве, но и место оби¬тания в том селе> которое подвластно темнику или тысячнику. Так население прикреплялось и к месту обитания, и к непосредствен¬ному производству и тем самым к средневековому варианту эксп¬луатации.
По реконструкции Г.В. Вернадского Яса включала следующие отрасли законодательного и обычно-правового регулирования: международное, государственное и административное право, по¬датной устав, частное, уголовное, судебное и торговое право. Уче¬ный полагал, что одним из основных положений международного права в Ясе “была определенная форма объявления войны с гаран¬тией безопасности населению враждебной страны в случае ее доб¬ровольного подчинения”. Имперское господство было основано на прикреплении населения к определенному месту обитания и опре¬деленным служебным повинностям. Например, каждый обязан был под страхом смерти возвратить беглого раба законному собствен¬нику. “Основной целью наказания в понятии Ясы является физи¬ческое уничтожение преступников”.
Г.В. Вернадский считал Чингисхана не только гениальным полководцем, но и “государственным деятелем крупного размаха, творцом нового императорского права” (см. его статью “О составе Великой Ясы Чингиз-хана” // Studies in Russian and Oriental History. Bruxelles, 1939. C. 33).
368
Часть I. История права и государства в древности и в средние века
Очень скоро в новом государстве, которое стало именовать¬ся Великим монгольским государством, важной фигурой в ряду администраторов стал даругачи — “подавляющий неповиновение” (в некотором смысле это монгольский сегун). Он контролировал управление местными покоренными народами. В качестве симво¬лов власти имел дощечку-геореге и печатъ-тамгу. Все эти сим¬волы были заимствованы из Китая. В завоеванных западных об¬ластях монгольское правление представлял баскак-танмачи (на¬местник, воевода). Власть самого Чингисхана легитимировалась Небом и основывалась на фактическом господстве над другими народами. Подданные подлежали умиротворению, и управлять ими было радостью. Трон именовался “седалищем радости”. Власть осуществлялась по повелению Неба и через посредство его представителя на земле. Поэтому любое неповиновение вла¬сти монгольского хана воспринималось как мятеж. В надгробной надписи одного ‘военачальника говорилось: “Как только враг, отклонив приказ о сдаче, выпускал хотя бы одну стрелу или камень по осаждающим войскам, в соответствии с существующей государственной практикой все убивалось без пощады во всех случаях”.
Такая манера сакрализации власти напоминает китайскую. Хуанди — китайский император — считался “правителем всего под Небом”. Эта концепция, по замечанию современного историка, “отчетливо не признавала границ”. Согласно источникам, китай¬ские императоры обладали двумя видами благодати — силой и осо¬бым видом благодати. Точно так же воспринимался и Чингисхан. Китайские императоры обладали благой силой дэ, а тюркские ка¬ганы (ханы) наделены были благодатью, называемой кут (у Чин¬гисхана — особая благодать су).
Концепция власти хана была покрыта тайной. “Как нет старого китайского текста, в котором в систематизированном виде была бы изложена концепция власти китайского императора, так нет и подобного монгольского текста” (см.: Кычанов Е.И. Жизнь Темуч-жина, думавшего покорить мир. М., 1995. С. 76, 135, 143).
Личность и средневековая политическая история. Чингисхан, по отзыву очевидца, “отличался высоким ростом и крепким тело¬сложением. Имел кошачьи глаза”. Придворный летописец Рашид ад-Дин в “Повествовании о Чингиз-хане” утверждает, что он ис¬поведовал человеческую мудрость своего времени, эта мудрость особенно обстоятельно упорядочена была в тогдашнем Китае. Сам летописец характеризует ее следующим образом: у народа, у ко¬торого сын не слушается отца, младшие братья — старших, муж не полагается на свою жену, а жена — на повеления мужа, вели¬кие не защищают малых, а малые не принимают наставления от
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
369
старших, — у такого народа воры, лжецы и всякие мошенники затмевали солнце на его собственном стойбище”.
Тот, кто умеет управлять семьей, сможет управлять и госу¬дарством. “Каждый, кто в состоянии содержать в порядке свой дом, в состоянии содержать в порядке и целое владение”, “каж¬дый, кто может так, как это положено, выстроить в бою десять человек, достоин того, чтобы ему дали тысячу или туман” (десять тысяч. — В.Г.).
Каждый, вызванный к старшему, отвечает только на то, о чем его спрашивают; тот, кто произнес слово прежде вепроса, может быть и не услышан — “хорошо, если его услышат, в про¬тивном случае он будет ковать холодное железо”. Хорошо служит тот, кто служит верно и преданно в любых условиях: “Добрым можно назвать только того коня, который хорошо идет и откор¬мленным, и в подтеле, и одинаково идет, будучи истощенным”. Начальником достоин быть тот, кто понимает нужды подчиненных, “который сам знает, что такое голод и жажда, и судит по этому состоянию о других” (Кычанов Е.И. Там же. С. 259—262).
Какие цели провозглашал Чингисхан волею Неба и своей? Сделать государство упорядоченным и сильным, “подчинив неупо¬рядоченные и безрассудные народы”. Такими народами можно управлять с помощью наставлений (билик) и законов (яса).
Для собственного народа цели формулировались мягче и более прагматично: чтобы члены своего уруга, его мужские потомки и их семьи, оделись “в затканные золотом одежды”, чтобы они вкушали “вкусные и жирные яства”, садились на красивых коней и обнима¬ли “прекрасноликих жен”. По словам самого Чингисхана, эта кра¬сивая жизнь делается так: “Мои старания и намерения относитель¬но стрелков и стражи, чернеющей, словно дремучий лес, супруг, невесток, дочерей, алеющих и сверкающих, словно огонь, таковы: усладить их уста сладостью сахара своего благоволения и украсить их с головы до ног тканными золотом одеждами, посадить их на иду¬щих покойным ходом меринов, напоить их чистой и вкусной водой, пожаловать для их скота хорошие травяные пастбища”. И все это надо взять у “неупорядоченных народов” силой, уничтожая непокор¬ных. Эту тираду венчает такое живописное заключение: “Если мы от¬правляемся на охоту, то убиваем много изубрей, а если выступаем в походы, то уничтожаем много врагов” (Кычанов Е.И. Там же. С. 261, 263).
Французский историк Л. Гамбис так резюмировал эту сторо¬ну деятельности: Чингисхан смотрел на оседлые страны и наро¬ды — Китай, Иран — как на регионы — источники дохода своей семьи, своей знати и своего народа.
Чингисхан поделил свою империю между четырьмя сыновья¬ми, и в силу “рыхлости” и отсутствия централизованности она
370
Часть I История права и государства в древности и в средние века
г
быстро распалась, как было и в случае с империей Карла Вели¬кого, франкского короля-императора начала IX в. Следующая вол¬на монгольских вторжений и завоеваний приходится на правление Тимура ленга (Тамерлана) (1336—1405 гг.), который стал последним великим правителем монголов, хотя сам принадлежал к племени туркоязычного населения империи. Татаро-монголы уступили се-вероевропейцам после изобретения огнестрельного оружия, кото¬рое изменило баланс армий в пользу вторых. Влияние монголь¬ского господства было особого рода — оно сильно изменило ход истории многих народов, с которыми монголы пришли в соприкос¬новение, ничего у них не позаимствовав, но оказав содействие их национальному сплочению.
После смерти Чингисхана титул великого хана достался его третьему сыну Угедею (1185—1241 гг.). Его ханство со временем стало включать Внутреннюю Монголию, Маньчжурию, Корею и большую часть территории Китая, Тибет и северные окраины Ин¬докитая. Следующим этапом стало завоевание Китая, которым великие ханы управляли почти столетие. В 1231 г. монгольские армии последовательно вторглись в Иран, Месопотамию, Армению и Грузию, захватили Багдад. Сумели закрепиться только в Ира¬не, где создали обособленное ханство, объединившее многие на¬роды — иранцев, турок, арабов и монголов. В конце XIV в. хан¬ство распалось на множество царств, управляемых главным обра¬зом иранцами. В 1237 г. внук Чингисхана Батый вознамерился про¬двинуть власть монголов на Европу, но, пройдя земли Владимиро-Суздальского княжества и захватив Киев, был вынужден остано¬виться в бассейне Дуная. Он основал Золотую Орду (Кипчакское ханство). Монголы навязывали завоеванным народам бюрократиче¬скую систему управления и методы собирания налогов, которые частично заимствовали у покоренных ими китайцев.
Поворотным пунктом в истории монгольского владычества на Руси стала победа Дмитрия Донского на Куликовом поле (1380 г.), а также вторжение Тамерлана, который не принадлежал к дина¬стии чингизидов. Впоследствии Золотая Орда распалась на четы$| ре независимых ханства — I*
Существует различное восприятие итогов монгольской экспан¬сии на Западе и Востоке. На Западе Чингисхана считали наказанием Божьим за грехи. В Восточной Азии в связи с традиционным воспри¬ятием всех земель как подвластных Небу он воспринимался объе¬динителем Китая, поскольку его взлет пришелся на период упад¬ка династий Сун и Цзинь. Однако последнее мнение не единодуш¬но, ибо юаньский Китай воспринимается как период не только преодоления раздробленности, но и “татаро-монгольского ига”. Со¬временный писатель Лу Синь сформулировал это расхождение
Тема 16. Право и государство в странах средневекового Востока
371
оценок в китайской историографии следующим образом: “В двадцать лет я услышал, что когда “наш” Чингисхан покорил Европу, то был наш золотой век. Лишь когда мне исполнилось двадцать пять лет, я узнал, что на самом деле в так называемый “наш” золотой век монголы покорили Китай и мы стали рабами”.
«Как показывает жизнь, писать портрет деятелей такого мас¬штаба, как Чингисхан, только черной или белой краской невозможно. И в злодействах своих они были масштабны и гениальны. Таков был Александр Македонский: гениальный полководец, стратег и тактик, выдающийся организатор побед — и душитель греческой свободы и демократии. Мужественный, непобедимый воин, рыцарь без страха и упрека, подозреваемый в отцеубийстве, кровавый палач, не оста¬навливающийся перед пытками, казнями и жестокими расправами над целыми странами, народами и городами…
Иногда говорят проще — такова эпоха, таково время и таковы нравы. “Побежденные… были повинны не менее победителей”» (Гуми¬лев Л. Поиски вымышленного царства) (см.: Кычанов Е.И. Там же. С. 242).
Политический и законодательный опыт народов средневековой Индии и стран Дальнего Востока со всей очевидностью свидетель¬ствует о том, что их самобытный опыт вполне может быть рас¬смотрен, по крайней мере, в двух взаимосвязанных аспектах — в плане уяснения наиболее своеобразных черт в ходе возникно¬вения и эволюции грсударственно-властных институтов и законо¬дательной политики и одновременно в плане обнаружения сходных и даже общих черт эволюции отдельных политических институтов и законодательной техники. Сюда же могут быть причислены со¬поставления характера и направления перемен в переходе от обыч¬ного права к общегосударственному и кодифицированному законо¬дательству (Китай, Япония). Определенное сходство с западноев¬ропейским опытом можно обнаружить в традиционном различе¬нии в этих странах божеских и человеческих установлений и в манере их истолкования в политической мысли и законоведении (конфуцианство, легизм, буддизм).
Особенно поразительно сходство китайских легистов с евро¬пейскими законниками средних веков и Нового времени в трактов¬ке закона как командного установления с утилитарной целью и как некой меры и способа (эталона) в оценке поведения людей. В ки¬тайской древности закон уподобляли вспомогательному измеритель¬ному инструменту — уровню, а также отвесу в обиходе строите¬лей. С учетом этой метафоры работу судьи уподобляли высококва¬лифицированной деятельности, связанной с тонкими и сложными расчетами (метафора-характеристика закона в виде эталона-отвеса и уровня восходит в трактату “Хуайнань-цзы”, II в. до н.э.).
372 Часть I. История права и государства в древности и в средние века
Контрольные вопросы
В чем своеобразие периодизации средневековых государств Индии и Китая?
Какие черты своеобразия и сходства с европейским опытом обнаруживает средневековое китайское законодательство?
Как управлялось средневековое государство в Китае и Япо¬нии?
Как возникла и управлялась монгольская империя?
Литература
Измененный и заново утвержденный кодекс девиза царство¬вания Небесное процветание (1149—1169) / Пер., исслед. и при¬меч. Е.И. Кычанова: В 4-х кн. Кн. 1. Исследование. М., 1988. — За¬коны Великой династии Мин со сводным комментарием и прило¬жением постановлений. Ч. 1. / Пер., исслед. и примеч. Н.П. Свисту-новой. М., 1997. — История Востока: В 6 т. Т. 2: Восток в средние века. М., 1995. — Кычанов Е.И. Кочевые государства от гуннов до маньчжуров. М., 1997. — От магической силы к моральному импе¬ративу. М., 1998. — Уголовные установления Тан с разъяснения¬ми (Тан люй шу и) / Введ., пер. с кит. и коммент. В.М. Рыбакова. СПб., 1999. — Дхармашастра Парады / Пер. с санкрита и коммент. АЛ. Вигасина и A.M. Самозванцева. М., 1998. — Антология миро¬вой правовой мысли: В 5 т. Т. 1: Восточные цивилизации и антич¬ность. М., 1999. — Вернадский Г.В. Великая Яса Чингисхана // Вернадский Г.В. История права. СПб., 1999.
Часть вторая. Современная история
Раздел третий. История права и государства Нового времени
Тема 17. Возникновение современного права и государства
Введение. — Реформация: политические идеи и практика. — По¬литические перемены в ходе первых европейских революций. — Другие направления перемен. — Рубелей Нового времени.
Введение
История права и государства Нового времени представляет собой начало современной истории этих институтов. Она включа¬ет переход от лично-зависимых индивидуальных и групповых от¬ношений к индивидуальной свободе, гарантированной упразднени¬ем сословного деления и признанием равенства граждан перед законом. В области политической организации феодально-сословное представительство окончательно сменяется представительством на основе всеобщего и равного избирательного права. Традиционные отрасли цивильного и карательного права дополняются новой и обособленной отраслью регулирования организации и деятельное-) ти учреждений государственной власти в центре и на местах, по-j лучающей впоследствии наименование отрасли конституционног (иногда государственного) права данной страны.
Правовые институты Нового времени продолжают испытывать на себе, прямо или опосредованно, воздействие происходящих в обществе перемен и становятся одной из важных сфер социальной активности и общения, где означенные перемены, связанные с переходом от традиционного (аграрного) общества к современному (индустриальному), получают свое частичное воплощение, поддер-j жку и закрепление. Эти перемены были обусловлены прежде B го ростом промышленного производства и распространением интен-сивного торгового обмена не только в пределах какой-то одно»
374
Часть II Современная история
страны, но и далеко за пределами отдельных стран и даже исто¬рических регионов. Это произошло в период географических от¬крытий и колониальной экспансии европейских держав в страны Нового Света.
Реформация: политические идеи и практика
Особый род перемен произошел на пороге Нового времени в области религиозной организации и отправления культа. Эти пере¬мены известны под названием Реформации, затронувшей органи¬зационную, обрядовую и догматическую стороны жизни католичес¬кой церкви во многих странах Западной Европы Среди идейных организаторов и вдохновителей этих перемен особенно велики зас¬луги итальянца Марсилия Падуанского, англичанина Джона Уик-лифа, чеха Яна Гуса, немца Мартина Лютера, француза Жана Кальвина
Главными идеями реформаторов церкви в Новое время поми¬мо борьбы с торговлей индульгенциями и критикой догмата о пап¬ской непогрешимости стали идеи свободы индивида в отправлении религиозных обрядов и поддержка популярной в целом ряде евро¬пейских стран идеи верховенства власти народа.
Многие из демократических прав и общеустроительных (кон¬ституционных) идей также получили свою первоначальную разра¬ботку у идеологов Реформации. Впервые идею верховенства вла¬сти народа сформулировал Марсилий Падуанский, ректор Париж¬ского университета, который в своем трактате “Защитник мира” (1324 г.) утверждал, что народ есть фундаментальный источник власти и что поддержание мира и порядка в обществе есть пер¬вичная задача уже власти правительственной. Исходя из идеи вер¬ховенства власти (авторитета) народа, а также авторитета церков-ньщ соборов, Марсилий отметил также необоснованность претен¬зии папы римского на верховную власть в церкви.
Дж. Уиклифа (1320—1384), профессора из Оксфорда, который стал инициатором перевода Библии на английский язык и автори¬тетным сторонником церковной реформы, называют иногда “утрен¬ней звездой европейской Реформации”. В Предисловии к английс¬кому переводу Библии, изданному в 1384 г., он написал “Библия предназначена для правления народа, при помощи народа и во имя народа”.
Под идейным наставничеством августинского монаха и пре¬подавателя в университете г. Виттенберга Мартина Лютера (1483—1546), осуществившего перевод Библии на’современный не¬мецкий язык, обрело широкую поддержку движение в пользу отказа не только от индульгенций и от власти папы римского в
Тема 17. Возникновение современного права и государства
375
качестве высшей апелляционной инстанции в спорах по делам веры, но от признания Римской церкви в качестве истинной цер¬кви Христа в пользу учреждения такой церкви (позднее назван¬ной протестантской), которая наиболее соответствует требова¬ниям и духу Нового Завета. В работе “Свобода христианина” Лю¬тер провозгласил, что христианин спасется верой, одной только верой, а не своими заслугами и добрыми делами, ибо добрые дела явятся необходимым результатом этой веры. Этот догмат стал краеугольным камнем протестантизма. Другим основополагающим принципом новой теологии и организации церкви стало положе¬ние’о священстве всех верующих, т.е. об упразднении характер¬ного для католицизма различения и разделения на клириков (свя¬щенников) и мирян (прихожан). Это последнее повлекло за собой также упразднение монастырей, отмену целибата (запрета на вступление в брак для священников) и признание духовного ра¬венства в делах веры между мужчинами и женщинами. Новое до¬стоинство для женщин имело определенные последствия для ста¬туса в семье, но более всего в делах богослужебных и обществен¬ных.
Лютер стал переводчиком Библии на современный немецкий язык и основателем движения за расширение церковного просве¬щения на базе начальных и средних школ, создаваемых в церков¬ных приходах. Один из наиболее влиятельных сторонников люте¬ранского просветительского движения, Иоган Штурм из Страс¬бурга, стал создателем образца средней школы, названной гим¬назией, в которой был предусмотрен десятилетний цикл обучения, включавший изучение латыни, греческого языка, религии и ло¬гики. Этот образец был заимствован во многих европейских стра¬нах.
Жан Кальвин, автор “Наставлений в христианской вере” (1536 г.), обосновался в Женеве, где развил и частично претворил “демократическую” программу церковной власти, которая включа¬ла выборы служителей церкви собранием верующих и совместное участие в делах церкви священнослужителей и выборных светских старейшин (пресвитеров) церковных общин. Ему же принадлежит обоснование идеи богоугодности существующих ремесел и заня¬тий, в результате чего стали пользоваться уважением и почетом такие профессии, как домашнее хозяйство, ремесленные произ¬водства, земледелие. Главное назначение экономической деятель¬ности людей всегда сводится, согласно божескому предопределе¬нию и его истолкованию Кальвином, к скоординированному обес¬печению общего благосостояния сограждан, исполненных необхо¬димого чувства ответственности, трудолюбия, дисциплинирован¬ности и вырастающих из их христианского призвания и предназ¬начения.
376
Часть II. Современная история!
Тема 17. Возникновение современного права и государства
377
Политические перемены ||
в холе первых европейских революций г
Важное направление перемен связано с последствиями ради- ‘ • кальных политических потрясений, которые пережили в начале |’ новой истории европейские народы и государства. Они вызвали’ крушение ряда древних монархических режимов с их сословной иерархией и привилегиями и появление впервые в истории этих стран республиканских режимов власти и управления. Эти новые режимы провозгласили и реализовали на практике идеи верховно¬го правления народа, необходимости гарантий неотчуждаемых прав человека на жизнь и свободу, на равенство всех граждан перед требованиями закона, нацеленность на определенным обра¬зом понимаемую справедливость и общее благо (законы как нор¬мы справедливости и общее благо как конечная цель законов // Дж. Локте, 1690 г.), на свободу выбора рода занятий, распоряже¬ния собственностью и др.
Возникающие на этой основе новые идейно-доктринальные и политические структуры создают предпосылки для формирования общества свободных и равных граждан, в котором обеспечивается конституционное признание (в виде особого общеустроительного закона) некоего минимума неотъемлемых прав и свобод сограждан, а также незыблемость народного правления (в противоположность самодержавному, монархическому правлению), высокая авторитет¬ность и принуждающая сила конституционных законов страны для сограждан и служителей государства и др.
Определенную роль сыграл интерес к античному опыту, про¬бужденный деятелями итальянского Возрождения. Помимо опре¬деленного возвеличения человеческого достоинства, отчасти с ан¬тицерковными и антифеодальными выпадами, важный аспект это¬го заинтересованного восприятия опыта греков и римлян составил древний опыт управления делами общества и государства. По оцен¬ке итальянского мыслителя и политика Никколо Макиавелли (1469—1527), в истории нет ни эволюции, ни прогресса, а есть простое повторение (по кругу). История — это склад примеров, которые надо изучать, чтобы понять причины и особенности совре¬менных событий. Лучшие времена — в римской античности, поэто¬му именно ей и следует подражать. Эта почти конфуцианская ис¬торическая и этическая позиция была впоследствии ярко представ¬лена в творчестве и политической деятельности радикального кры¬ла английской революции, американских “отцов конституции”, вр Французской революции периода якобинской диктатуры, консулата и империи.
Таким образом, в Новое время возникает новый образец пра¬вильно устроенного государства, отличный от образцов античной
цивилизации и от просвещенного абсолютизма. Наряду с началами свободы, законности и общего блага, которые ценились еще с гре¬ко-римских времен, здесь особое значение приобретает способ рас¬пределения властных полномочий верховной власти государства, в частности обособления и равновесия властей (Монтескье), таких как законодательная, исполнительная и судебная. Нормально устроен¬ное государство получает в Новое время наименование правового государства (в немецкой литературе), государства “господства права” (англо-американская литература), конституционного госу¬дарства (А.С. Алексеев, В.М. Гессен в России начала XX в.).
Главным заинтересованным слоем движения к уравниванию в свободе, к личной и имущественной неприкосновенности в этот период стало так называемое третье сословие (третье после ду¬ховенства и дворянства), которое и возглавило в ряде случаев это движение к бессословному (гражданскому) обществу. Это новое общественное состояние получило название “буржуазное обще¬ство”, по имени буржуа (житель городов), из которых в основном и пополнялось третье сословие. Отныне все перемены в направле¬нии к этому общественному состоянию стали именоваться буржу¬азными или пробуржуазными, например английская буржуазная революция, буржуазные реформы в России и Японии 60-х гг. XIX в. и др.
Лругие направления перемен
Функционирование права испытывает в Новое время влияние ряда новых факторов, прежде всего технологических и научно-технических (появление фабричных и заводских массовых произ¬водств с новыми требованиями к рабочей силе и условиям труда). На этот же период приходится завершение процесса становления наций-государств, начавшегося в средние века и ускоренного цен-трализаторскими устремлениями абсолютных монархий с их вер¬ховным единодержавием, бюрократической иерархией и специали¬зацией и первыми опытами национальных кодификаций права. Упорядочивание и кодификация права происходили путем собира¬ния местного (обычного) права и общегосударственного законода¬тельного материала в единые своды (сводные законы наподобие ордонансов времен Кольбера), подразделяющиеся отныне на сво¬ды (кодексы, книги) гражданского, карательного, конституционно¬го права и др. Впоследствии и эта градация подверглась дальней¬шему дроблению и перегруппировке.
Особым вниманием пользовалось конституционное право, ко¬торое призвано было регулировать распределение и осуществле-
378
Часть II Современная история
Тема 17 Возникновение современного права и государства
379
ние государственной власти в центре и на местах, а также взаи¬моотношения учреждений государственной власти между собой и с гражданами. Регулирование взаимоотношений между властвую¬щими и подвластными (т.е. между носителями государственных властных полномочий и носителями определенных гражданских полномочий) иногда называют вслед за Монтескье предметом осо¬бой отрасли под названием политическое право.
Характерно, что в конкуренции названий для отрасли права, регулирующей устройство и порядок деятельности учреждений государства в их взаимоотношениях с гражданами, предпочтение было отдано названию конституционное право, хотя наряду с ним имеют хождение также названия “государственное право”, “публичное право” и гораздо реже “политическое право”. Между тем последнее название в наибольшей мере олицетворяет преем¬ственную связь с политической философией древних, в частности с Аристотелем, и в этом смысле удерживает гораздо больше эле¬ментов древней, в данном случае античной, традиции обсуждения природы, назначения и практического функционирования различ¬ных форм политического устройства.
Однако само название отрасли не в состоянии передать всей сложности или специфичности предмета регулирования. Здесь боль¬шое значение приобретает методологическая ориентация исследо¬вателя или толкователя применяемого права. Традиция позитивист¬ского рассмотрения предмета конституционного права (его чаще всего в этой традиции именуют государственным правом) ограни¬чивает свою задачу анализом структурных и формально-юридиче¬ских функциональных особенностей организации и деятельности го¬сударства, т.е. обсуждением вопроса “как это устроено и действу¬ет?”, а не вопроса “почему так устроено и действует так, а не иначе?”.
Различие позитивистского и философского восприятия кон¬ституционных (общеустроительных) проблем сказалось и на трак¬товке прав и обязанностей гражданина. Философская трактовка, поддержанная голландцем Гуго Гроцием (начало XVII в.), затем публицистами английской революции, а также Дж, Локком и С. Пуфендорфом (конец XVII в.) и, наконец, Монтескье (вторая половина XVIII в.), исходила из различения прав человека и граж¬данина. Такое различение отчасти восходило к раннехристианской традиции различения сферы личной подчиненности (“Богу Богово, кесарю кесарево”) и двух сфер законного послушания — закону государственному и закону, запечатленному в сердцах (an. Павел). Согласно протестантскому правопониманию человек спасется не благодаря посредничеству церкви, а прежде всего благодаря лич¬ному усердию в преодолении всевозможных жизненных тягот, ис¬кушений и преград.
Для гуманистов эпохи Возрождения человек не Бог, но тем не менее достоин особого уважения и почитания, поскольку способен на многое. В первых конституционных формулировках! прав человека и гражданина человек представлен таким создани-1 ем Божьим, которое наделено неотъемлемыми с момента рожде-1 ния правами — правом на жизнь, свободу, собственность. Гражда-1 нин, напротив, приобретает или утрачивает свои права вследствие! своей причастности к политическому и правовому общению в таком! искусственном образовании, каковым в представлениях философов| права является государство с его учреждениями и законами.
Так складывался круг новых представлений в области право-S вой жизни, таким этот круг представлений остается и в настоящее! время. В этом смысле историю Нового (с XVI в.) и Новейшего (пос-1 ле 1914 г.) времени следует воспринимать как историю современ-1 ную — противоположность, но отчасти и продолжение истории) древности и средних веков.
Рубежи Нового времени
Точное определение начальной стадии новой истории (Нового! времени) составляет определенную трудность. Обычно начальным! периодом воспринимается 1640 г. в истории Англии, т.е. эпизод,! связанный с решением английского короля Карла I Стюарта созвать I парламент, который он до этого неоднократно разгонял, долгое! время не созывал и которому суждено было пережить и самого! короля, и упразднение королевской власти в стране. Это был дей-1 ствительно радикально новый политический период в истории! Англии и всей Европы. Обычно эту же дату считают началом анг- [ лийской революции, что уже нельзя считать вполне достоверным, поскольку первые два года конфликт между королем и парламен- J том происходил в рамках конституционных правил и традиции.
Практикуются и другие хронологические точки отсчета Ново-| го времени, например с периода так называемых географических! открытий, в частности с открытия Америки Христофором Колум¬бом в 1492 г. и открытия в 1488 г. морского пути из Европы в Ин¬дию португальским мореплавателем Васко да Гамой. Эти открытия содействовали не одному лишь выгодному товарообмену европей¬цев с заморскими странами (характерно, что стоимость привезен¬ных пряностей из Индии в 60 раз превысила затраты на всю экс¬педицию Васко да Гамы), но также развитию промышленности,! торгового и военного флота, а кроме того, такому размаху коло¬ниальной экспансии, который сильно изменил политическую жизнь и отдельные правовые институты не только завоеванных и поко¬ренных народов, но и самих государств-метрополий.
380
Часть II. Современная история
Еще одна периодизация может быть выстроена с учетом со¬бытий, связанных с идейной подготовкой радикальных перемен в политической и правовой жизни отдельных народов, стран и реги¬онов. Самым памятным событием второй половины XVIII в. стало опубликование 28-томной Энциклопедии Д’Аламбера и Дидро, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел, ставшей символом “века просвещения”. Когда Энциклопедию стали продавать в книж¬ных магазинах, то доход от ее продажи оказался гораздо боль¬шим, чем от всей торговли Франции с “обеими Индиями”. Многие идеи Энциклопедии спровоцировали не только антипросветитель¬ские тенденции, но и довольно скоро стали лозунгами революции 1789 г. Историю революционных программ Нового времени в Евро¬пе можно представить и в таких хронологических рамках: от ок¬тябрьских тезисов 1517 г. Мартина Лютера, вывешенных на вхо¬де в университетскую церковь г. Виттенберга, до апрельских те¬зисов 1917 г. В.И. Ленина.
История права и государственных учреждений в Новое вре¬мя, как это видно на примере отдельных правовых принципов или институтов (правление народа, права человека, полномочия пар¬ламента), не позволяет выстраивать жесткие хронологические рамки периодизации их изменений в стране или группе стран. Для отдельных отраслей законодательного регулирования (гражданс¬кое, карательное право) характерно не радикальное, а только по¬степенное накопление некоторых новых свойств и элементов, ко¬торые под влиянием самых неоднородных благоприятных состоя¬ний и процессов обретают затем устойчивую форму и имеют дол¬говременное действие. Существенны при этом также элементы пре¬емственности в таких переменах. Так, зарождение идеи разделе¬ния и баланса властей можно проследить еще во времена деятель¬ности спартанского реформатора Ликурга и афинского законода¬теля Солона.
Определенные черты преемственности в ходе рецепции или адаптации римского права и правоведения к местным условиям можно обнаружить в истории стран Западной Европы на протяже¬нии Нового времени. Преемственность присуща не только отдель¬ным способам рецепции римского права, но и некоторым особен¬ностям его толкований и оценок. Если для средних веков римское право предстает образцом универсальности (“всемирное право”, по отзыву Фридриха Барбароссы, XII в.), а также “писаным разу¬мом”, “юриспруденцией, висящей в воздухе” (средневековые юри¬сты), то в XIX в. — веке классических современных кодифика¬ций — римское право обретает свойства высокой престижности (в иерархии других правовых систем) и научности как право “общее, высшее, научное” (Моддерман, 1886 г.). Для современных правове¬дов оно предстает наилучшим вариантом правового регулирования
Тема 17. Возникновение современного права и государства
381
частных имущественных отношений, лучшей начальной школой правоведения и незаменимой основой для всех классических ныне образцов законодательства в области гражданского права (Кодекс Наполеона, Гражданское уложение Германской империи).
Изложение материала третьего и четвертого разделов, отно¬сящегося к периоду новой и новейшей истории, строится по стра¬новедческому и хронологическому принципу с единственным исклю¬чением для разделов обзорного, обобщающего характера. История права и государства Нового времени представлена историческим опытом Англии, США, Франции, Германии, Японии, Канады, латиноамериканских стран. В новейший период истории к ним до¬бавлен опыт некоторых стран и регионов ближнего и дальнего зарубежья — Польши, Ирана, Турции, Кореи, Кубы и др.
Контрольные вопросы
В чем своеобразие политических и правовых идей сторонни¬ков церковной Реформации?
Какие политические перемены сопровождали первые евро¬пейские революции?
Что считать хронологическим рубежом, отделяющим средне¬вековую историю права и государства от современной?
т
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени
Первое государство-нация в Европе. Король во главе государства и церкви. Борьба за верховенство между королем и парламентом в первой трети XVII в. — Английская революция: основные этапы и документы. — Конституционные законы периода реставрации Стюартов и “славной революции”. Оформление конституцион¬ной монархии.
Первое государство-нация в Европе. Король во главе
государства и иеркви. Борьба за верховенство /между
королем и парламентом в первой трети XVII в.
С конституционно-правовой точки зрения Англии как государ¬ства не существует, поскольку название это не входит в офици¬альную титулатуру правителя страны. Монарх правит не Англи¬ей, а Соединенным Королевством Великой Британии и Северной Ирландии и другими Владениями и Территориями. Англия пред¬ставляет собой одну из четырех частей Соединенного королевства, где проживает около 4/5 его населения. В свое время к Англии были присоединены земля уэльсцев (галлов, валлийцев) (1536 г.), затем земля шотландцев (1707 г.) и ирландцев (1800 г.), однако в 1921 г. часть ирландцев отделилась. Таким образом, привычное название “Англия” связано не с одной, а с несколькими истори¬ческими группами населения, различными по своему языку, быту и нравам.
Англия стала первым европейским государством, в котором стал складываться уже в средние века общенациональный (обще¬государственный) характер внутренней политики и управления. Этому во многом способствовали не только внешнеэкономические и политические факторы сами по себе, но и прежде всего их со¬четание с островным положением страны.
Теоретическая концепция нации-государства возникла в Новое время. До этого население идентифицировало себя по месту оби¬тания, по принадлежности к городской или религиозной общине либо по принадлежности тому или иному феодальному господину. Со временем властные полномочия местных феодалов стали при-
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 383
ходить в столкновение и противоречие с полномочиями королей. Короли в свою очередь стали брать под опеку и защиту людей, которые лишились своих покровителей вследствие их гибели в крестовых походах и войнах или вследствие их пленения.
Победителями в этом соперничестве оказались короли (так же как и в других средневековых обществах), которые начали осуще¬ствлять жестокие репрессии в отношении непокорных и стропти¬вых феодальных владык. К этому времени ослабевает влияние цер¬кви в делах государства. Короли уже не хотели мириться с над-государственной лояльностью служителей церкви. С этой целью они поддержали антикатолическое движение реформаторов и сепара¬тистов (диссидентов), в чем нашли поддержку у купеческого и про¬мышленного сословий.
Заметное усиление королевской власти пришлось на период деспотического правления Тюдоров, особенно Генриха VII, кото¬рому удалось усмирить наиболее мятежных феодалов из знатных семейств, ввергших страну в 30-летнюю гражданскую войну. При нем был учрежден специальный суд, где разбирались дела мятеж¬ников, названный по месту разбирательства судом Звездной пала¬ты (официальное название этого судилища над политическими противниками — Совет Звездной палаты). Его сын и наследник Генрих VIII возглавил реформаторов церкви, которые еще с XIV в. всесторонне критиковали папство (Дж. Уиклиф и др.). Окон¬чательный разрыв с папой и установление независимой и обособ¬ленной церковной организации в Англии произошли после того, как папа Климент VIII отказался одобрить расторжение брака Генриха с Екатериной Арагонской. По настоянию короля английский парла¬мент принял серию законов, которые обособили местную церковь от римских священноначальников и в 1534 г. сделали английского короля главой (champion) церкви, которая в русскоязычном вари¬анте известна как англиканская. Внутренняя организация церкви почти не изменилась, поскольку, как полагал монарх, она остается католической, хоть и обособленной от Рима.
Судьба церковной реформы. После смерти Генриха VIII во время непродолжительного правления Эдуарда VI возобладали позиции сторонников протестантских реформ в церкви. В 1553 г., с восшествием на престол сестры Эдуарда и дочери Екатерины Арагонской Марии, ревностной католички, вышедшей замуж за такого же фанатика веры испанского короля Филиппа, начались сильные гонения на протестантов. Расправа над 300 активистами-протестантами вызвала волну сочувствия гонимым, а королева удостоилась прозвища Кровавой Мэри.
Когда в 1558 г. королевой стала Елизавета I, дочь Анны Бо-лейн и Генриха VIII, независимая церковь Англии была восстанов¬лена и подкреплена деятельностью суда коллегии уполномоченных
384
Часть II. Современная история
духовных лиц, названной судом Высокой комиссии (1559 г.). Вопреки сопротивлению папы римского и внутренним заговорам религиозные страсти в известной мере поутихли. Правление новой королевы отмечено значительным подъемом в области экономики и культуры. Поселенцы в Северной Америке назвали одну из са¬мых первых колоний-поселений в честь своей королевы Виргини¬ей (от лат. virgo — дева, прозвание Елизаветы I). Елизаветинская эпоха отмечена превращением Англии во всемогущую морскую державу (особенно после неудачной военной экспедиции испанско¬го флота к берегам Англии в 1588 г., известной как “Непобедимая армада”).
Вместе с расширением и ростом торговли и промышленности происходил подъем культурной активности. В 1600 г. в Лондоне на 200 тыс. человек работало 9 театров и каждый из них посещали до тысячи человек. В это время жили и творили В. Шекспир и Ф. Бэ¬кон. Моралист и утопист Томас Мор, бывший канцлером и казнен¬ный Генрихом VIII за то, что находился в морально-этической оп¬позиции к его брачно-семейным переменам, утверждал, что по¬скольку всюду, где есть частная собственность, все измеряется деньгами, то едва ли когда-либо станет возможным, чтобы госу¬дарство управлялось “справедливо и счастливо”.
Выход из такой ситуации только один — для общего благопо¬лучия объявить во всем равенство, распределить все поровну и по справедливости. Это говорилось и обсуждалось в те годы, когда в обществе происходила поляризация бедности и богатства (около 50 тыс. бродяг и нищих), да и в среде господствующего класса тоже началась дифференциация и специализация. Так, среди участни¬ков торговых компаний самих купцов было около 60% их состава и немало дворян-аристократов — около 23%. Из числа мелких ры¬царей и фригольдеров (свободных арендаторов) пополнялся слой джентри — нового, нетитулованного дворянства. Важную роль в деле снятия социальной напряженности наряду с религиозно-мо¬ральной критикой и стихийными протестами стали выполнять тех¬нические изобретения и усовершенствования.
Поясним это на примере из жизни английских шахтеров. В 1560 г. в стране было 3—4 тыс. шахтеров и 20 тыс. перевозчи¬ков каменного угля. Через 20 лет уже 20 тыс. шахтеров добывали уголь, а на его перевозке было занято только 10 тыс. человек.
История церковной реформы не заканчивается елизаветин¬ским веком, она имела продолжение и в следующем, XVII в., когда были предприняты попытки обновить литургию и богослужебные книги в духе католицизма. Согласно устоявшейся историографичес¬кой традиции истолкования хода этого конфликта именно движе¬ние протестантов послужило причиной революции середины века, которую в этой связи предпочитают называть не буржуазной, а га/-
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 385
ританской революцией. Действительно, большую роль в ней сыг¬рали протестантские секты пуритан, выступивших за очищение церкви от католических обрядовых и культовых излишеств, от пышной церковной утвари и т.д. (от лат. purus — чистый). Так складывалась политическая конфронтация трех основных религи¬озных общин — пуритан, англикан и католиков.
После Елизаветы, не имевшей прямых наследников, корона перешла от Тюдоров к Стюартам, к сыну сводной сестры Елиза¬веты Якову I (1603—1625 гг.), который одновременно унаследовал и шотландский престол. Новый король воспринимал себя законным и священным представителем Бога на земле, что было скреплено официальной формулой “от Бога — король, от короля — закон”. Его абсолютистские наклонности не нашли поддержки среди под¬данных, а религиозная политика вызвала недовольство среди про¬тестантских организаций. Неоднозначно воспринимались также его усилия по объединению королевств Англии и Шотландии. Продол¬жением этих внутренних размежеваний стал затяжной конфликт короля и парламента.
Хроника этого конфликта, переросшего в конечном счете в гражданскую войну и приведшего к падению и упразднению мо¬нархии, выглядит так. Годы правления Якова I сопровождались ро¬стом политической и религиозной активности оппозиционных пар¬ламентариев. Его склонность к деспотическому правлению встрети¬ла сплоченный отпор уже не феодальных магнатов, а более мно¬гочисленной городской буржуазии и нового дворянства из разбога¬тевших крестьян, средних мелких рыцарей (все они известны под собирательным именем джентри). Они были недовольны произволь¬ными королевскими поборами и налогами, произвольной раздачей торговых привилегий и перестановками по своему усмотрению судейских должностных лиц. Сам король для части подданных вы¬глядел иностранцем, поскольку принадлежал к шотландской дина¬стии Стюартов (последним королем английской династии был Ри¬чард III, правивший в конце XV в.). Протестантскую церковь ко¬роль считал своим злейшим врагом и сражался с ней не только в Англии, но и в Шотландии, где ее позиции были еще сильнее.
Английские протестанты-пуритане были соперничающей с англо-католической церковью общиной верующих, в которой зна¬чительную группу составляло быстро растущее купечество. Пури¬тане основывали свое учение на Ветхом Завете, а не на учении Христа и в этой связи отвергали иерархию англиканской церкви. Однако сами они распадались на несколько сект — пресвитериан, индепендентов, квакеров и др. Всех их объединяла решимость в осу¬ществлении идей Реформации как дела преобразования веры на основе учения Жана Кальвина (1509—1564), женевского реформа¬тора, утверждавшего, что судьба людей предопределена Богом и
386
Часть П. Современная история
никакие добрые дела, никакое “прощение грехов” (индульгенция) не в состоянии ничего изменить. Главная обязанность верующего человека — служение Богу и мирской аскетизм (бережливость, трудолюбие, трезвость, дисциплинированность).
С политической точки зрения все мирские заботы должны подчиниться осуществлению царства Божьего на земле. Для после¬дователей Кальвина характерным стал республиканский идеал в деле организации церковной общины: все пресвитеры (церковные старосты) и все пасторы (священники и проповедники) должны избираться самими верующими, а не назначаться и присылаться “сверху”.
При этом выдвигался принцип так называемого всеобщего свя¬щенства, согласно которому каждый верующий является сам себе священником перед лицом господа Бога своего. Таким образом, миряне и духовенство оказывались равными в своем служении Богу и потому их взаимные отношения, в том числе отношения господства и подчинения, должны были строиться на основе выбор¬ности, ответственности и отчетности. Кальвинистами были пурита¬не в Англии и Шотландии и гугеноты во Франции. Пуритане в от¬личие от англикан были полными сепаратистами (обособленцами) в делах веры и весьма решительно противились вмешательству короля в дела веры. Полемизируя с ними, король Яков I говорил: “Нет епископа —нет и короля!”
Учение пресвитериан изложено в канонизированном тексте под названием “Вестминстерское вероисповедание” (1648 г.), где основное внимание уделено истолкованию двух догматов — о все¬общей греховности людей и об абсолютном предопределении. Куль¬товая сторона предстает предельно упрощенной: проповедь, общая молитва и пение псалмов. Управляется община пресвитериан кол¬легией (консисторией), состоящей из пресвитера (старосты) и пастора (духовника), избираемых из числа мирян. Очищение цер¬кви предполагалось вести в следующих направлениях: очищение от роскоши (орган, витражи, стихарь — парчовое облачение клира, статуи и даже торжественный речитатив причастия и обряда кре¬щения) и очищение от некоторых древних и объявленных устаре¬лыми обрядов или правил, запрет ростовщичества, требование “справедливой” цены и др. В общины к пресвитерианам охотно шли купцы, часть джентри и родовой знати, всерьез опасавшихся воз¬врата к католицизму.
Индепенденты (независимые) объединяли в своих рядах ме¬нее крупные секты из йоменов и ремесленников, т.е. из низших сословий. Они ставили главной целью обеспечение непосредствен¬ного общения между человеком и Богом, настаивали на необходи¬мости добиваться признания большей свободы личности. Свое не¬приятие любой иерархической организации церкви с обязательны-
Тема 18 Конституционная история Англии в начале Нового времени 387
ми обрядами они объясняли тем, что Бог не благословил на созда¬ние классовых и иных различий между людьми, что Он готов явить “внутренний свет” крестьянину в такой же и даже, быть может, большей мере, чем знатному дворянину. Их учение пред¬полагало предоставление каждому возможности думать и молиться так, как ему подсказывало “божественное озарение”.
Король Яков I в ответ на подобные притязания пуритан зая¬вил, что рассуждения о том, что Бог может делать или не делать, есть богохульство: равным образом и всякие рассуждения и споры подданных о том, что можно делать королю, облеченному высо¬кой властью, есть не что иное, как мятеж. В ответ на это парла¬мент заявил о подтверждении своего (парламента) права “свободно обсуждать все вопросы, которые должным образом затрагивают положение и права подданных”. Король после этого заявления распустил парламент (1611 г.). Собранный в 1614 г. парламент по¬лучил название “гнилой парламент”, поскольку он сразу же был распущен за критику короля и его советников, в частности герцога Букингэма, который заправлял в то время в Тайном совете короля. В 1614—1620 гг. имел место затяжной конфликт королевской ад¬министрации с выдающимся юристом и судьей Суда королевской скамьи Эдвардом Коком, а также упорное сопротивление адми¬нистрации применению процедуры импичмента к некоторым при¬ближенным короля.
Петиция о правах. В 1628 г. Карлу I Стюарту была представ¬лена на утверждение Петиция о правах (Petition of Rights — про¬шение о правах), в которой после традиционного перечисления нарушений существующих законов со стороны прежних королей парламент выставил такие требования (в их составлении принял участие Эдвард Кок):
• запретить принуждать к уплате налога, сбора и приноше¬ния в королевскую казну “без общего согласия, закрепленного актом парламента”;
• запретить содержать кого-либо в тюрьме “за отказ платить незаконные налоги”;
• отказаться от практики наделения отдельных лиц полномо¬чиями, которые могут использоваться затем для предания граж¬дан смерти, что “противно законам и вольностям страны”.
Последнее требование практически было нацелено на отме¬ну чрезвычайных судов (суда Звездной палаты, суда Высокой ко¬миссии и др.), и в этой связи в п. 3 и 4 текста Петиции было встав¬лено упоминание о знаменитой 39-й статье Великой хартии воль¬ностей, гарантирующей, как известно, соблюдение законных про¬цедур в случае лишения подданных свободы или имущества.
Статья 39 дана в несколько измененной редакции и в двух вариантах, уточняющих ее конкретный смысл и назначение.
388
Часть II Современная история
“…В силу статутов и других добрых законов.. Ваши подданные унаследовали ту свободу, что они не могут быть принуждаемы платить какой-либо налог, подать, сбор или другую подобную по¬винность, не установленную согласием в парламенте… Статутом, называемым “Великая хартия вольностей Англии”, объявлено и узаконено, что ни один свободный человек не может быть схва¬чен, заключен в тюрьму, лишен своей земли и вольностей, по¬ставлен вне закона, изгнан или утеснен каким-либо образом ина¬че как по законному приговору равных ему или по закону стра¬ны” (ст. 3).
Далее следовал такой текст. “И на двадцать восьмом году цар¬ствования короля Эдуарда III (1355 г.) было объявлено и узаконено властью парламента, что ни один человек, какого бы звания и| состояния он ни был, не может быть лишен земли, принадлежа-! щей ему на правах собственности, лишен наследства или предан! смерти, не будучи привлечен к ответственности в законном поряд-| ке судопроизводства” (ст. 4).
В ходе обсуждения Петиции о правах в марте 1629 года вно-| сились такие предложения и дополнения: объявлять “главным вра¬гом этого королевства” того, кто стремится привносить папистские новшества в англиканскую церковь; того, “кто советует королю взимать пошлины и налоги без согласия парламента, считать вра-‘ гом своей страны”, а того, кто станет платить такие налоги, объявлять “предателем свобод Англии”. Карл I нехотя одобрил Петицию о правах, однако вновь распустил своевольный парла¬мент в этом же 1629 г. Годы беспарламентского правления короля растянулись на целых 11 лет и получили название “годы бездумья”. По другим оценкам, это были годы тирании фаворита короля гра¬фа Страффорда. В этот период королевские прокламации имели
силу закона.
Пополнение казны
Карл I осуществлял, как и многие его’;
предшественники, путем ряда незаконных и произвольных спосо- ‘ бов, среди которых особенно непопулярным оказался сбор кора-^’ бельной подати. Старинный обычай обязывал приморские районы’ обитания в случае войны принимать участие в издержках на со¬держание флота, однако король распространил этот сбор на всю Англию, и притом еще и в мирное время. Чтобы подавить проти¬воправительственную оппозицию, он расширил деятельность чрез¬вычайных судов (суд Звездной палаты, суд Высокой комиссии — последний был в большей мере ориентирован на борьбу с сектант¬ством). Эти суды руководствовались необычными судебными пре¬цедентами и практиковали произвольные наказания. Многие оппо¬зиционеры и гонимые подданные начали эмигрировать в Амери¬ку, и тогда король под страхом тяжких наказаний воспретил или затруднил эмиграцию.
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 389
Финансовые затруднения, обусловленные войной с шотланд¬цами, сопротивлявшимися превращению местной пресвитерианс¬кой церкви в англиканскую и общей перспективе — объединению с Англией, вынудили Карла I обратиться за поддержкой к парла¬менту, который был дважды созван в 1640 г., причем второй состав получил название Долгого парламента, потому что его члены добились королевского согласия не расходиться раньше, чем сами признают это нужным, и заседали в течение девяти лет — случай беспрецедентный не только в истории Англии.
Английская революция: основные этапы и документы
Король намеревался заручиться согласием парламента на по¬полнение казны с помощью новых поборов, но парламентарии от¬казали ему в какой-либо субсидии и превратили себя в судебное учреждение, первым делом которого стал импичмент против гра¬фа Страффорда и его казнь. Они же ‘ В декабре 1641 г. парламент проголосовал за Великую ремон-\ страцию (великое осуждение), которая одобряла курс на ограни¬чение полномочий короля и его чиновных служителей и советни¬ков. В ней в традиционной систематизированной форме приводился перечень противозаконных действий служителей королевской вла¬сти и выдвигались требования по защите “основных законов и | начал управления, на которых прочно покоились религия и пра¬восудие Английского королевства”.
В этом обширном документе, состоявшем из 204 пунктов, был
, приведен перечень главных противников водворения в королевстве “счастья, богатства, мира и безопасности”, намеревающихся “подо¬рвать основные законы и принципы правления” в королевстве. Это прежде всего иезуиты-паписты, испорченная часть клира англикан¬ской церкви, некоторые советники короля. Здесь же содержались на-
I метки плана реформы политического и церковного устройства.
Королю предлагалось лишить епископов права заседать в пар¬ламенте и чрезмерных полномочий, присвоенных ими в отношении Клира и других подданных, которыми они “злоупотребляли к опас¬ности для религии и великому ущербу и помехе для законов коро¬левства и законной свободы Вашего народа”.
Помимо этого королю предлагалось удалить из Тайного совета И других аналогичных органов совещательного характера “всех тех, которые являются сторонниками и содействуют каким-либо из злоупотреблений и пороков, от которых страдает Ваш народ”.
.Королю также сообщалось, что “суд канцлера, суд казначейства,
^палата феодальных сборов, а равно и другие английские суды
390
Часть II Современная история
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени
391
допускают вредные превышения своей юрисдикции”. Эти злоупот¬ребления приводили к тому, что судьи удалялись со своих мест за отказ поступать вопреки данной им присяге и своей совести либо были запуганы, а некоторые из солиситоров и атторнеев были под¬вергнуты наказаниям за защиту правых дел.
Король в своем ответе на петицию, сопровождавшую Вели¬кую ремонстрацию, заявил, что требование парламентариев о лишении епископов принадлежащего им права голоса в парла¬менте не принимает в расчет то обстоятельство, что это пра¬во “основано на основных законах (fundamental laws) королевства и конституции парламента”. Несколько иной вариант король избрал для оправдания существующей практики подбора совет¬ников и министров “Что касается до выбора наших советников и государственных министров, то это было бы лишением нас того естественного права, которым пользуются все люди. По¬скольку признается бесспорным правом короны Англии пригла¬шать тех лиц в качестве наших тайных советников для занятия мест на государственной службе и на нашей частной службе, которых мы найдем подходящими, то мы являемся и всегда будем являться весьма склонными производить выбор тех именно лиц на места, требующие доверия, в отношении которых будут иметься достаточные доказательства их способностей и честнос¬ти и против которых не может быть выдвинуто серьезного по¬вода для отвода, могущего разумно обосновать недоверие” (кур¬сив мой. — В.Г.).
Так король формулировал свои возражения 27 декабря 1641 г., а в феврале следующего года парламент принимает за¬кон, лишающий епископов и всех прочих лиц, занимающих духов¬ные должности, “права осуществлять какую-либо светскую юрис¬дикцию и полномочия” (эти полномочия были восстановлены в пе¬риод правления Карла II в 1661 г.). Обсуждение Великой ремон¬страции в парламенте проходило бурно, и дебаты продолжались далеко за полночь. Она была принята незначительным большин¬ством голосов. Кромвелю приписывают такую фразу, оброненную в частной беседе: “Если бы ремонстрация была отвергнута, я на следующее же утро продал бы все, чем владею, и навсегда по¬кинул Англию”.
Монарх, парламент и юристы предреволюционной Англии. За время правления ранних Стюартов в общественном мнении сложи¬лось представление, что король правит единолично, но в рамках прерогатив (привилегий). Прерогатива есть не просто привилегия, но и превосходство. Однако в идеальном восприятии и король, и его подданный пребывали “в своем праве”. Для характеристики ин¬дивида, пребывающего в своем праве, использовали термин кор¬порация, которым обозначали некий симбиоз физического и юри-
дического лица. Корпорация подразумевала, в частности, облада¬ние определенной совокупностью вольностей и привилегий опреде¬ленного лица, зафиксированных в документах (королевская хар¬тия, патент, частный акт парламента) либо хранимых памятью и традицией (обычное право). Все эти конструкции становились до¬стоянием общественности благодаря усилиям юристов — предста¬вителей профессионально обособленного сообщества знатоков обыч¬ного права, обладавшего в обществе, по обобщению современно¬го историка, необычайно “большим культурным и интеллектуаль¬ным влиянием” (Док. Соммервилл).
Публицисты из среды юристов-практиков и парламентских деятелей стали убеждать сограждан в том, что представители пра¬вящей династии не просто деспотически нарушают законы, но что они имеют склонность править в духе и в манере нормандской династии, в свое время завоевавшей страну, и некоторых монар¬хов на континенте. Законы и вольности страны воспринимались как достояние народа и как нечто, существующее с незапамятных вре¬мен и лишь извлекаемое из этого наследия с помощью прецедент¬ного права или статутов. Они должны оставаться неизменными, поскольку являют собой гарантии защиты собственности, прав и вольностей подданных. Только парламенту надлежит изменять старый закон и принимать новый.
Парламент в этот кризисный период обрел в трудах публици¬стов — известных и признанных, таких, как юрист Э. Кок, или же анонимных — облик учреждения многоцелевого назначения. Его изображали учреждением представительным, законодательным, совещательным и судебным. Представительство в парламенте от разных слоев и территорий воспринималось как надежный способ получения полной и неискаженной информации о состоянии дел в стране, а общение парламентариев с королем воспринималось сви¬детельством наличия духа согласия и сотрудничества между коро¬лем и основными сословными группами королевства.
Существенным фактором политической жизни стало то обсто¬ятельство, что к началу XVII в. на 4 млн населения Англии при¬ходилось около 2 тыс. практикующих юристов.
В событиях и преобразованиях периода английской революции (1640—1660 гг.) можно выделить следующие этапы: конституци¬онный период (1640—1642 гг.), период первой гражданской войны (1642—1647 гг.), затем второй гражданской войны (1648—1649 гг.), период индепендентской республики (1649—1653 гг.) и период про¬тектората Кромвеля, его падения и реставрации монархии (1653—1658—1660 гг.).
В период законного (конституционного) течения конфликта (1640—1642 гг.) парламент предъявил королю ряд требований, ко¬торые тот вынужден был исполнить:
392
Часть II Современная история
• король обязывался созывать парламент не реже чем через трехлетний промежуток (согласно Трехгодичному акту от 15 фев¬раля 1641 г., полное название которого “Акт о предотвращении неудобств, происходящих вследствие долговременных промежутков между созывами парламентов”). Тем же целям стабильного и на¬дежного проведения заседаний парламента и запрету отсрочки в заседаниях без согласия и постановления на этот счет парламента посвящен закон от 10 мая 1641 г. “Акт о предотвращении неудобств, которые могут произойти вследствие преждевременного перерыва занятий, отсрочки или роспуска настоящего парламента”,
• чрезвычайные суды (Звездной палаты и Высокой комиссии) были отменены двумя законами (соответственно от 4 и 5 июля 1641 г.), также отменена и корабельная подать.
В это же время восстали ирландцы, стремившиеся к уравни¬ванию в правах с англичанами, и парламент не дал королю воз¬можности командовать войском, отправляемым в Ирландию, что¬бы король не смог обратить эти войска против самого парламен¬та. Одновременно члены парламента из пуритан повели открытое нападение на епископальную англиканскую церковь, которой так дорожил король. Отношения настолько обострились, что привели в 1642 г. к вооруженному столкновению.
В январе король покинул Лондон, а в августе объявил пар¬ламенту войну, собрав под свои знамена дворянство (кавалеров) и сторонников епископальной церкви. Войско парламента составилось из пуритан (за короткую стрижку пуритан прозвали крутоголо¬выми). Вначале они терпели поражения от каэалеров, но затем перевес стал склоняться в их сторону, в чем главная заслуга Кром¬веля, вождя индепендентов.
Новая политическая ориентация парламента воплотилась так¬же в документе “19 предложений”, с которым парламентарии обратились к королю 2 июня 1642 г. В документе предусматрива¬лась ответственность министров перед парламентом, в нем обсуж¬дался также вопрос о реформе церкви, о предоставлении парла¬менту возможности контролировать внешнюю и внутреннюю поли¬тику, наблюдать за воспитанием королевских детей, о предостав¬лении парламенту права вето при назначении пэров. По сути дела речь велась о варианте установления конституционной монар¬хии, однако сам король увидел в этих предложениях намерение лишить его реальной власти и превратить в некий символ, в жи¬вописный портрет, украшенный короной и скипетром.
Это удивительное единение общин и наследственных лордов в деле ограничения произвола короны было подготовлено предшеству¬ющей политической практикой. Привилегированные слои (лорды, бароны, сквайры) принимали участие в делах управления и в цент¬ре, и на местах — в последнем случае в роли судей или членов при-
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 393
ходского совета в церкви. Выборные члены общин или лорды были одинаково неравнодушны к королевским тратам из казенного ко¬шелька. Вот почему в этой стране стал возможен такой режим прав¬ления, при котором “феодальные владельцы, вместо того чтобы допустить короля соединиться против них с общинами, сами соеди¬нились с этими последними против короля. Чтобы лучше защищать собственные интересы, они защищали интересы других, и, будучи вначале только представителями своих равных, они сделались по¬том представителями нации” (Тэн И. Происхождение современной Франции. Старый режим / Пер. с франц. СПб., 1907. С. 82).
Защитники притязаний парламента — среди них Генри Пар¬кер, автор памфлета “Наблюдения о некоторых позднейших отве¬тах и заявлениях Его Величества” (июль 1642 г.) —оправдывали эти притязания с позиций естественного права, согласно которым все формы государства являются человеческими установлениями, а не Божьим творением, народ следует считать подлинным и дей¬ствительным источником власти. Что касается государей, то они, согласно Паркеру, были созданы народом для своей же пользы и были при этом таким образом ограничены специальными законами, чтобы по своему произволу не могли нарушить свободу народа. Государство есть результат соглашения, дающего начало государ¬ству и не противоречащего естественному порядку, при котором человек является творцом закона, творцом свободным и доброволь¬ным.
Отказ короля принять “19 предложений” привел к обострению конфликта с парламентом, перекинувшегося в общество, и, кро¬ме того, к возникновению нового очага конфликта между ради¬кальными пуританскими группировками и умеренным крылом в лице парламентских лидеров (пресвитериан).
Законодательство периода двух гражданских войн (1642— 1649 гг.). Король объявил войну парламенту в августе 1642 г. В 1643 г. Кромвель вводит “новую модель” организации армии, ко¬торая послужила прообразом современной постоянной армии. Суть новой организации состояла в опоре на опытных солдат и на способ¬ных людей, занимающих командные должности. Кромвель говорил: “Мне больше подходит безродный служака-капитан, знающий, за что он сражается и как это делать, чем джентльмен, не имеющий за душой ничего, кроме дворянства”. Военные успехи роялистов (кавалеров) довольно быстро пошли на убыль, а войско парламента заручилось поддержкой флота, большинством среди торговцев и населения Лондона. У роялистов не оказалось достаточных источ¬ников пополнения финансов, и к 1645 г. нечем стало платить жало¬ванье солдатам, которые начали разбегаться. Вскоре после гене¬рального сражения при Нейзби король был схвачен Кромвелем и его советниками, которые, однако, не знали, что с ним делать.
394
Часть II. Современная история
Мнения среди пресвитериан и индепендентов по вопросу о дальнейшей судьбе короля разделились. Большинство пресвитери¬анского парламента выступало за возвращение короля на престол. Самым непримиримым противником королевской власти был вождь индепендентов Кромвель.
В это же время происходят другие важные размежевания на| политической арене. По решению пресвитерианского парламент-1 ского большинства вместо англиканства в качестве государствен-!’ ной религии вводится пресвитерианство. Происходит вовлечение в политическую жизнь и борьбу более радикально настроенных про¬тестантских общин (индепенденты, квакеры) и крайних радикалов, известных под именем уравнителей (левеллеров). Эти размежевания также затронули армию, где произошел раскол и поляризация сторонников уравнителей и сторонников высшего командного со¬става умеренно-демократической ориентации (грандов). Парламент пресвитериан попытался разоружить армию, но армия этому вос¬противилась, и таким образом произошел разрыв армии с парла¬ментом.
В первой половине 40-х гг. во взаимоотношениях пуританских сект главной проблемой было не конституционное устройство, а проблема борьбы за свободу выражения и распространения мне¬ний, в том числе борьбы против цензурных ограничений, которые вздумали ввести пресвитериане. Героями этой борьбы стали вождь левеллеров капитал Джон Лильберн и поэт-философ Джон Миль¬тон.
После того как пресвитерианское руководство парламента провело в 1643 г. Закон о контроле за печатанием и продажей книг, Мильтон в своей поэме “Ареопагитика” (1644 г.) уподобил запрет на книгу убийству разумного существа (“кто уничтожает книгу, убивает самый разум, подобие Бога”). Поэт призывал ува¬жать и защищать свободу мысли и веры (“дайте мне свободу знать, говорить и спорить свободно в соответствии с моей совес¬тью”), но делал это с оговорками в отношении папистов (католи¬ков) и язычников. Таким образом, защита свободы мысли и веры свелась в этот период к защите религиозной веротерпимости. Эта же позиция, дополненная аргументацией в пользу народного су¬веренитета, естественных прав и республиканского устройства, станет особенно популярной в среде уравнителей.
Их лидер Дж. Лильберн в предреволюционные годы стал жертвой произвольного решения суда Звездной палаты и находил¬ся в изгнании в Голландии. Затем он принял активное участие в гражданской войне и был осужден уже палатой лордов. Находясь в тюрьме, он подготовил и опубликовал несколько памфлетов, где развивал идею суверенной власти народа и связанный с ней тезис о верховенстве палаты общин. Он критикует всевластие не толь-
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 395
ко монарха, но и парламента. Поскольку верховная власть принад¬лежит народу, то считать полномочия парламента более значи¬тельными, чем у народа, равнозначно утверждению, будто посол обладает большей властью, чем государь, который его назначил. Идеи Лильберна стали программными для той части пуританской армии, которая сочувствовала левеллерам и включала низшие слои командного состава и солдатскую массу. Верхушка армии (гранды) также была озабочена выработкой политической программы, которой были бы зафиксированы новая политическая роль и новые политические притязания армии на участие в делах общества к государства. В мае 1647 г. учреждается Всеармейский совет, состо¬ящий из офицеров и выборных представителей солдат.
Первым документом, излагающим политическую платформу! армии, стала Декларация армии, направленная в парламент! 15 июля того же года. Ее авторами считают зятя и единомышлен-1 ника Кромвеля Айртона и его соавтора Ламберта. Оба они были! юристами по образованию. В документе провозглашалось право ар-! мии защищать вольности народа, требование о роспуске Долгого! парламента и его очищении от недостойных лиц. Подтверждалось! как необходимое условие ограничение срока деятельности парла-1 мента тремя годами, лишение короля права на роспуск парламента! по своему усмотрению, обеспечение религиозной свободы, призна-1 ние права на подачу петиций. Говорилось также о необходимости! обеспечить контроль общества над государственными расходами, и с этой целью предлагалось организовать печатание финансовых) отчетов.
В следующем документе армии — манифесте Основы предло- \ жений, исходящих от армии, от 1 августа 1647 г. предлагалось со¬зывать парламент раз в два года, формулировались новые нача¬ла представительства в парламент (принцип равенства или пропор¬ции в представительстве графств и других подразделений коро¬левств, учет уплаты налогов для кандидатов, свобода выборов). Предлагалось уточнить и оградить права и вольности членов пала¬ты общин, установить, в частности, свободу высказывания мнений: “…ни один ее член не должен подвергаться за то, что он высказал или как проголосовал в палате, какому-либо взысканию, больше¬му, чем исключение его из этой палаты”.
Намечалось также упразднить Тайный совет и заменить его Государственным советом, члены которого назначались бы коро¬лем на определенный срок, но из списка кандидатов, составляе¬мого нижней палатой. Та же процедура предлагалась для назна¬чения шерифов и мировых судей. Здесь имелась одна из первых формул принципа свободы не отвечать на вопросы следователей, могущих повлечь самообвинение: “Должно быть издано установ-
396
Часть II. Современная история
ление, что никто не может быть принуждаем путем наказания или иным способом отвечать на вопросы, клонящиеся к обвинению самого себя или своих ближайших родственников в уголовных де¬яниях”.
Здесь же приводилась формула о свидетелях, восходящая к Пятикнижию Моисея: “Никто не может быть лишен жизни иначе как на основании показаний не менее двух свидетелей”.
Левеллеры представили свою программу в двух проектах. Пер¬вый из них под названием Правдивое изложение требований армии был представлен 18 октября, через полтора месяца после манифе¬ста “Основы предложений”. В нем предлагалось ввести всеобщее избирательное право (для мужчин), наделить нижнюю палату всей полнотой власти и созывать парламент каждые два года. 28 октября был представлен еще один проект — под названием Народное со¬глашение, в котором провозглашалось в качестве программных це¬лей установление “прочного и скорого мира на основе общего права”. В нем также объявлялось следующее:
• необходимо справедливое распределение числа представи¬телей английского народа от графств, городов и местечек;
• полномочия парламента как представителей народа отныне должны быть подчинены лишь их избирателям и простираться на “установление и упразднение должностей судов, увольнение и надзор за чиновниками и должностными лицами всякого ранга, на объявление войны и мира”;
• “право законодательствовать в религиозной области и отно¬сительно способа богослужения не передается нами вовсе никакой человеческой власти, так как мы не можем уступать или превы¬сить, без допущения греха, ни буквы в том, что наша совесть при¬знает Божьей волей. Однако способ публичного наставления нации предоставляется компетенции представителей при условии, что не будет применено принуждение”;
• “несовместимо с нашими свободами быть принуждаемым или насильственно привлекаемым к военной службе во время вой¬ны. Поэтому мы не позволяем делать такое привлечение нашим представителям… Так как деньги (нерв войны) находятся в их рас¬поряжении, они никогда не будут ощущать недостатка в необхо¬димом количестве пригодных людей, готовых вербоваться для справедливого дела”;
• формулировался принцип равенства всех перед законом: “…все изданные или имеющие быть изданными законы будут обя¬зательны для каждого. Никакое различие в держании, собствен¬ности, пожаловании, звании или положении не дает права на изъятие от обычной юрисдикции, которой подчинены остальные”;
• цель законов —безопасность и благополучие народа (“по¬добно тому как законы должны быть равными для всех, так они
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 397
должны быть и спасительными и явно не противоречащими безо¬пасности и благополучию народа”;
• все перечисленные права — это “наши прирожденные пра¬ва”, которые “мы согласились и решили защищать всеми нашими силами против всякого противодействия, откуда бы оно ни исхо¬дило”.
Наличие в армейских кругах двух политических платформ — грандов (высшие офицерские слои) и левеллеров (средний и млад¬ший состав) — свидетельствовало об обострении внутренних про¬тивостояний и размежеваний в армии и обществе. Кромвель и его сторонники считали проект левеллеров невыполнимым, поскольку он противоречит традициям и характеру английскому (на самом деле левеллеры взывали и к традициям, в частности к “примеру наших предков, кровь которых часто текла напрасно для восста¬новления вольностей”). Особенно упорно сопротивлялись гранды введению всеобщего избирательного права, справедливо усматри¬вая в нем угрозу наступления демократии: она, как констатировал еще Аристотель, обеспечит власть бедным, которые начнут пос¬ле прихода к власти делить собственность богатых. К такому вы¬воду склоняло и само название оппозиционной группировки — “уравнители”. Последние отвергали подобное обвинение, заявляя, что они уравнители лишь в том смысле, что выступают за равное и беспристрастное применение ко всем принципа справедливости. Была попытка согласовать позиции двух группировок, что и было достигнуто с выгодой для грандов. Однако против компромис¬са выступил король. Тогда левеллеры выдвинули новые, более радикальные требования — однопалатный парламент, принятие парламентом или на референдуме конституции, которая закрепила бы новое устройство. Но все приняло неожиданный оборот в свя¬зи с бегством короля из заточения.
В Ремонстрации армии о необходимости изменения государ¬ственного строя (20 ноября 1648 г.) было выставлено требование о предании суду короля и других лиц, виновных, по мнению ар¬мии, в возбуждении гражданской войны, а также о наложении штрафов на сторонников короля, чтобы обеспечить уплату жало¬ванья армии и государственных долгов. Здесь же имелось следу¬ющее принципиально новое положение о судьбе королевской дол¬жности: “В дальнейшем никто не может быть признан королем иначе как в силу его избрания представительным собранием, со¬гласно уполномочию, данному последнему (т.е. собранию) народом, с предварительным отречением и отказом избранного королем от всякого домогательства на осуществление права вето в отношении… собрания общин в парламенте…”
Период второй, более короткой и победоносной для пуритан гражданской войны приходится на 1648—1649 гг. Армия роялистов
398
Часть II. Современная история
была окончательно разгромлена в мае — августе. В декабре меся¬це по приказу Кромвеля проведена “чистка” Долгого парламента от умеренного и соглашательского крыла пуритан. Ее провел пол¬ковник Прайд, сын извозчика, который в ответ на вопрос, по ка¬кому праву он не допускает парламентариев на заседания, отве¬чал фразой, ставшей крылатой: “По праву меча”. Таким образом было отстранено около 150 депутатов, осталось около 100 депу¬татов (так называемое охвостье), которым надлежало провести суд над королем, выданным английскому парламенту шотландца¬ми за 400 тыс. ф. ст., а затем захваченным армией.
Палата общин 23 декабря приняла постановление судить ко¬роля. Палата лордов отклонила это решение. Тогда палата общин провозгласила себя верховной властью и образовала комиссию из 135 человек. Суд в составе 59 явившихся на заседание членов суда признал короля виновным в развязывании “войны против своего королевства (шотландцев) и парламента” и приговорил к смертной казни, которая была осуществлена 31 января 1649 г.
Через полтора месяца после этого события парламент принял законы об упразднении королевского звания (17 марта) и палаты лордов (19 марта). В первом говорилось, что, “как это установле¬но и доказано опытом, королевское звание в этой стране и в Ир¬ландии и принадлежность его какому-либо одному лицу бесполез¬но, тягостно и опасно для свободы, общественной безопасности и публичного интереса народа…”. Аналогичная аргументация была ис¬пользована для отмены палаты лордов: “…общины Англии, заседа¬ющие в парламенте, убедившись на слишком долгом опыте, что продолжение существования палаты лордов бесполезно и опасно для английского народа, признали удобным постановить… что от¬ныне палата лордов в парламенте не должна быть…”
Парламент 19 мая 1649 г. объявляет, что отныне народ Ан¬глии и всех принадлежащих ей владений и территорий “будет уп¬равляться как республика и свободное государство (Common¬wealth and Free State) верховной властью английской нации, пред¬ставителями народа в парламенте и теми, которых они назначат и определят в качестве подчиненных им должностных лиц и чи¬новников, ко благу народа и без какого бы то ни было короля и палаты лордов” (Акт об объявлении Англии свободным государ¬ством).
С этого момента наступает период Индепендентской респуб¬лики, который продолжается до апреля 1653 г. (1649—1653 гг.). В этот период происходит дальнейшая борьба за власть и влияние, в которой все большими властными возможностями пользуются Кромвель и его сторонники. Этому во многом способствовали успе¬хи республиканской армии в усмирительных и аннексионистских мероприятиях в Ирландии и Шотландии, а также поощрительные
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 399
меры в области расширения торговли, промышленности и море¬плавания.
В Акте о поощрении и регулировании торговли и промышлен¬ности от 1 августа 1650 г. говорилось о поручении Постоянному со¬вету из небольшого числа комиссаров заняться вопросами “возмож¬но более подходящего и равномерного распределения промышлен¬ности и торговли во всех частях страны, для того чтобы ни в од¬ной части не было избытка торговли и различных производств, в то время как другая была бы бедной и заброшенной из-за недо¬статка их”. Улучшение и усиление торговли и промышленности имело целью наивысшую выгоду и пользу нации: “…чтобы бедные люди этой страны могли получить работу и их семьи были застра¬хованы от нищеты и разорения, чтобы тем самым обогащалась республика и чтобы не оставалось поводов для лености и нищеты”.
Высказывалась также мысль о том, что “управляемая надле¬жащим образом и регулярно руководимая торговля, как внутрен¬няя, так и внешняя, чрезвычайно сильно способствует увеличению мощи, богатству, чести и процветанию этой нации и, наоборот, что небрежное, нерегулярное и дурное руководство торговлей и про¬мышленностью несомненно невыгодно как, в частности, для опре¬деленных отраслей торговли и промышленности, так и для всей республики в целом…”.
В Навигационном акте от 9 октября 1651 г. также подчерки¬валось, что увеличение торгового флота и поощрение мореплава¬ния является “важным средством благополучия и безопасности этой республики”. Закон устанавливал с 1 декабря запрет ввозить и до¬ставлять в Английскую республику и ее владения грузы на тех судах, которые принадлежат гражданам других стран, их надле¬жало вести либо на английских кораблях, либо на кораблях тех стран, из которых доставлялся груз. Товары, ввозимые в наруше¬ние закона, подлежали конфискации в такой пропорции: полови¬на конфискованного шла в пользу республики, другая половина — в пользу всякого лица или лиц, которые “захватят товары или продукты и будут отстаивать свои права в каком-либо призовом суде республики” (так гарантировалась законность процедуры кон¬фискации). Этот закон был явно направлен против Голландии, ко¬торая вела обширную морскую торговлю. Голландия даже объявила войну Англии, но проиграла ее и вынуждена была признать На¬вигационный акт.
Период республики сменил режим правления, названный протекторатом Кромвеля (1653—1658 гг.). Он начинается разгоном “охвостья” Долгого парламента, созывом нового состава и приня¬тием новой конституции, которая узаконила военную диктатур) Кромвеля, сочетавшего черты Наполеона и Робеспьера в однов лице. Конституция была выработана группой офицеров и получи
400
Часть II. Современная история
название “Орудие правительственной власти” (полное назва¬ние — “Форма правления государством общего блага Англии, Шотландии и Ирландии и владениями, им принадлежащими”, 16 декабря 1653 г.). Верховная власть делилась между лордом-протек¬тором (букв, “лорд-покровитель”), Государственным советом в со¬ставе 15—21 члена и народом, представленным в парламенте.
Кромвель объявлялся пожизненным лордом-протектором, ру¬ководил всеми внутренними и внешними делами при содействии членов Госсовета — командовал милицией и войсками на суше и на море во время заседаний парламента и делал это “для дости¬жения мира и благоденствия трех наций”, правда, с согласия пар¬ламента либо Государственного совета. Число парламентариев от каждой нации было различным: 400 от Англии, Уэльса и Джерси, до 30 от Шотландии и Ирландии. Для кандидата в депутаты пар¬ламента требовалось быть лицом известным своей честностью, бо¬гобоязненным, хорошего поведения и иметь возраст 21 год. Иму¬щественный ценз для избирателей был высоким (200 ф. ст.). Лиша¬лись избирательных прав католики и сторонники королевской вла¬сти.
Христианская религия объявлялась государственной религи¬ей трех наций, свобода вероисповедания в Бога через Иисуса Хри¬ста объявлялась гарантированной, все статуты, противоречившие этой свободе, признали ничтожными и недействительными. Кроме того, был введен ежегодный налог, который не мог быть отменен или уменьшен парламентом без согласия лорда-протектора. Консти¬туция была очень краткой — всего 42 статьи.
При всех неоспоримых достижениях Кромвеля в области внешней политики — объединение Шотландии, Ирландии и Анг¬лии в единое “свободное государство во имя общего блага (респуб¬лику)” под эгидой Англии, военное обеспечение действенности На¬вигационного акта 1651 г. —положение его оставалось непрочным. Тогда правящие круги подготовили акцию с документом под назва¬нием “Покорнейшее прошение и совет” (1657 г.), в котором содер¬жались предложение и просьба принять королевский титул с це¬лью “укрепить власть” и восстановить верхнюю палату (палату лордов). После некоторых колебаний Кромвель отказался от такой перспективы. Государственный долг в период протектората катаст¬рофически увеличивался и достиг астрономических сумм
Своеобразной чертой социальных и политических перемен в Англии является то, что в ходе упразднения некоторых феодаль¬ных институтов и традиций здесь сохранялась значительная пре¬емственность в организации и деятельности важнейших правовых и политических институтов (монархия, палаты парламента, общее право). Более определенным выглядит эпизод с отменой некоторых
Тема 18 Конституционная история Англии в начале Нового времени 401
феодальных повинностей, оформленной сначала Законом об упраз¬днении палаты феодальных сборов (24 февраля 1645 г.), а затем Законом, подтверждающим отмену палаты феодальных сборов (27 ноября 1656 г.), и Актом об упразднении остатков феодализма (1660 г.). Суть этих законов сводилась к тому, что все лично-вас¬сальные платы и поборы королю упраздняются, рыцарские дер¬жания от короля или от другого лица и всякое свободное владе¬ние объявляются и признаются обычным свободным держанием.
Власть Кромвеля фактически была сильнее, чем у королей свергнутой династии. Страна была поделена на 11 военных округов и управлялась генерал-майорами, несущими личную ответствен¬ность перед Кромвелем. Армия использовалась для поддержания закона и порядка в разных частях страны. Все это не находило поддержки ни в республикански настроенной армии, ни в проник¬нутом монархическими стремлениями парламенте. Назначенного Кромвелем преемника — сына Ричарда быстро свергла армейская верхушка, и один из влиятельных военачальников, генерал Монк, вскоре занял Лондон, разогнал Совет офицеров и позаботился о восстановлении королевской власти.
Период реформ Долгого парламента и правления Кромвеля получил в литературе название Великой английской революции. Подтверждение обоснованности такой оценки наиболее очевидно при сопоставлении Английской революции с Американской и Фран¬цузской, происшедшими в следующем, XVIII в. Приведем здесь лишь наиболее характерные оценки, данные английской револю¬ции на протяжении первых двух столетий ее изучения и коммен¬тирования. Для современника и очевидца событий, автора всех сколько-нибудь важных манифестов роялистов Эдуарда Гайда, лорда Кларендона, революция предстает “Историей мятежа и гражданских войн” (“The History of Rebellion and Civil Wars in England”) — так он назвал свою книгу об этих событиях. Джеймс Гаррингтон —другой современник событий, автор утопии “Океа¬ния” — ясно указал на экономические и общественные причины политического переворота: средние разбогатевшие классы стали сильнее высших, они свергли монархию, которая сама себя лиши¬ла перед этим поддержки дворянства, крупных землевладельцев. Оценка Гаррингтона предвосхищает выводы марксистского истори¬ческого обществоведения.
В 1826 г., сравнивая Английскую и Французскую революции, французский историк и политик Ф. Гизо сделал вывод, что обе революции не нарушили общего хода европейской истории, а, напротив, продвинули европейскую цивилизацию в том самом на¬правлении, в котором шло ее развитие на протяжении 14 веков. Во второй половине XIX в. появляются еще два обобщения Карл Маркс относит Английскую и Французскую революции к разряду
402
Часть П. Современная история
буржуазных, поскольку в обеих победила буржуазия, стоявшая во главе движения, в то время как Гардинер, английский историк, называет Английскую революцию пуританской революцией — ито¬гом религиозного подъема нескольких поколений, сильного мораль¬но-религиозного порыва лучших людей страны, развивших в себе великие душевные богатства.
Конституционные законы периода реставрации
Стюартов и “славной революции”. Оформление
конституционной монархии
Реставрация власти Стюартов происходила при соблюдении законных и других необходимых процедур. Специальным актом возвращаются исключенные во время “чистки Прайда” депутаты Долгого парламента. Постановлением палаты общин “Об образе правления Английского королевства” признается и объявляется, что “согласно основным и древним законам английского королев¬ства правительство состоит и должно состоять из короля, лордов и общин” (1 мая 1660 г.). Затем вновь собранный парламент объяв¬ляет о восстановлении на королевском престоле Карла II, сына казненного короля Карла I.
Сам будущий король незадолго до вступления в силу этих актов обратился ко “всем нашим любящим подданным без разли¬чия звания” с Декларацией, в-которой от своего имени объявил о “свободном и всеобщем прощении” всем тем, кто в течение 40 дней публично заявит, что они “вновь становятся верными и послуш¬ными подданными”. Кроме того, король объявил также о праве на свободу совести, согласно которой “ни один человек не должен быть тревожим или осуждаем за религиозные разногласия, не нарушающие мира в королевстве”. Что касается судьбы имений и пожалований, произведенных многим военным и гражданским ли¬цам “за многие годы беспорядков, за время многих и великих ре¬волюций” (в данном случае не переворотов, а круговоротов, по¬вторных обращений), то этими вопросами король не пожелал за¬ниматься сам, а предоставил их на решение парламента, который “лучше всего может справедливо удовлетворить всех заинтересо¬ванных”.
Карл II правил в течение 25 лет. Его правление отмечено деятельностью Долгого “кавалерского” парламента (1661—1679 гг.), но также периодом Беспарламентского правления (1681—1685 гг.), когда обострились внутрипартийные конфликты и соперничество между группировками тори (они одержали верх) и вигов. Ряд ак¬тов этого периода был нацелен на регулирование религиозных дел в пользу англиканской церкви. Это Акт о религиозном единообра-
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 403
зии (об обязательности англиканских обрядов, 1662 г.), Акт о при¬сяге (1673 г.), Манифест о веротерпимости (1687 г.) и др. Самым из¬вестным законодательным актом этого периода стал Хабеас корпус акт 1679 г.
Habeas Corpus Amendment Act (Измененный акт о процедуре “хабеас корпус” 1679 г.) от 26 мая содержал уточненный перечень гарантий от произвольного ареста и тайных расправ. Суть их сво¬дится к обязанности по приказу судьи доставить в судебное засе¬дание человека (corpus — букв, тело, но подразумевается личность задержанного или помещенного в тюрьму человека). Все это де¬лается для того, чтобы судья после ознакомления с причинами за-держа^шя и заключения мог уяснить, является ли задержание законным, и в противном случае отпустить задержанного на сво¬боду. Эта процедура с вызовом и доставкой арестованного к судье имела ряд последствий для всех участников процедуры — для тю¬ремщика или шерифа, для судьи и для самого задержанного. Они сводились к следующему:
• любому задержанному или заключенному в тюрьму лицу по его просьбе (или просьбе его родственников) должен быть выдан письменный приказ об аресте каким-либо близлежащим судом, обладающим юрисдикцией по уголовным делам. Судья при выда¬че приказа может либо освободить лицо из-под ареста или из тю¬ремного заключения, если его задержали незаконно, либо отпу¬стить под залог, либо представить его дело в ближайшее судеб¬ное заседание;
• срок доставки арестованного в суд по приказу “хабеас кор¬пус” (от начальных слов приказа судьи на латыни, обращенных к шерифу или тюремщику, в распоряжении которого “имеется лич¬ность для представления в суде”) — всего три дня или чуть боль¬ше в зависимости от места пребывания задержанного;
« тюремщик, надзиратель или шериф обязаны подчиниться такому приказу и не только доставить задержанного, но и “удо¬стоверить истинные причины задержания и заключения”;
• для решения вопроса судьей дается срок два дня.
Эта процедура известна и действовала еще с XV в., но теперь она была снабжена ясными и четкими положениями об ответствен¬ности виновных тюремных или судейских служащих перед обвиня¬емым, который пребывает под арестом или в тюрьме. Чиновники уже не могут отныне творить произвол. За первое нарушение или пре¬небрежение приказом судьи о “доставке тела (личности) в суд” шериф или тюремщик выплачивает штраф 100 фунтов в пользу зак¬люченного; 200 фунтов — плата за повторное нарушение, влекущее за собой дисквалификацию по профессии; 500 фунтов в пользу по¬терпевшего — таково наказание для судьи любой инстанции за не¬правомерный отказ в выдаче приказа о доставке заключенного в суд.
404
Часть И. Современная история
Судебный приказ “хабеас корпус” (Writ of habeas corpus) вхо¬дит в систему должностных привилегий судьи, получающего, та¬ким образом, возможность контролировать различные админист¬ративные учреждения с помощью трех технических приемов — судебных приказов (writs, позднее — orders), направленных на воспрещение, предписывание или осведомление и адресованных подчиненным судебным инстанциям или административным учреж¬дениям, включая и тюремные.
Приказ “хабеас корпус” нацелен на контроль за законностью задержаний и на ускорение решения дела. Поначалу он выдавал¬ся королем наряду с приказами “о праве” (Writ of Right) при тре¬бовании о возврате имущества в порядке восстановления нарушен¬ного права, о вызове в суд и др.
Отказ в приводе в суд или в освобождении под залог предус¬мотрен актом 1679 г. для лиц, обвиняемых в государственной из¬мене и другом тяжком преступлении, а также для тех, кто зак¬лючен в тюрьму за долги или по другому гражданскому делу. Если в разбирательстве дел об измене и тяжком преступлении имели место проволочки, то во избежание таких проволочек предусмот¬рено послабление тягот для заключенного: его обязаны в этих слу¬чаях выпустить на свободу или на поруки, однако с последующим судебным разбирательством. Освобожденному по приказу “хабеас корпус” не могут предъявить ордер на арест за то же самое пре¬ступление иначе как по закону и предписанию суда.
Закон содержит запрет незаконных заточений в тюрьмах за морями, а также в Шотландии и Ирландии, в Джерси (королев¬ская тюрьма) или в крепости за морями. Таким образом, речь идет о запрете незаконной ссылки. Полное название закона выглядит так: “Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предуп¬реждении заточений за морями”. Инициаторами принятия такого закона парламентом выступили виги, не без основания опасавши¬еся усиления королевского абсолютизма и произвола, и в этом воп¬росе им удалось заручиться поддержкой парламентской группиров¬ки тори, у которых также нашлись причины и мотивы в пользу уточнения данной процедуры.
В 1818 г. к закону было сделано следующее дополнение. Если ребенка насильно держат вдали от родителей, если кто-ни¬будь несправедливо заключает кого-либо в сумасшедший дом, а также если кем-нибудь будет заявлено, что монахам не позво¬ляют выйти из монастыря, то местный суд обязан непременно вынести приказ “хабеас корпус” лицу, держащему в заключении потерпевшего. Если по этому приказу потерпевший не будет тот¬час же доставлен в суд и если задержание было без законно¬го на то основания, то потерпевший должен быть тотчас же освобожден.
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 405
Хабеас корпус акт 1679 г. венчает собой триаду основных кон¬ституционных гарантий в защиту личной свободы гражданина. Первыми в этом ряду следует считать Великую хартию вольностей 1215 г. и Петицию о правах 1628 г.
Наказание тюремщиков и судей за произвольный арест или сокрытие такого нарушения есть разновидность возмещения за причиненный моральный ущерб потерпевшему гражданину, и Ан¬глия предстает страной, где раньше многих других и в большей степени был усвоен и обеспечен принцип возмещения за причинен¬ный моральный (нравственный) вред, выражающийся не только в повреждении здоровья жертвы или близкого ей человека, не толь¬ко в лишении привилегий или авторских прав, но и в незаконном лишении свободы.
В последнем случае возмещение может быть двоякого рода — в пользу государства (включая блюстителей благочиния) и в пользу потерпевшего. В Англии такое возмещение обеспечивалось после¬днему.
“Английская система вознаграждения за моральный вред удивляла и удивляет своей житейской гибкостью и глубоким прак¬тическим смыслом. Неуклонное стремление судей давать удовлет¬ворение каждому пострадавшему за счет виновного, не упуская ни одного случая, постоянное присуждение денежных сумм с нару¬шителей чужих личных прав и благ, — не только частных лиц, но и лиц должностных, — во многом содействовали в Англии выработ¬ке идеала гражданина и служителя государства, укрепляя уваже¬ние к чужому праву и чужой личности как в обывателе, так и но¬сителях власти” (Беляцкин С.А. Возмещение морального (неиму¬щественного) вреда. СПб., 1913. С. 21).
Эту же особенность английской правоохранительной системы отметил наш известный естествоиспытатель и историк науки, по¬четный профессор Кембриджского университета К.А. Тимирязев, сказавший однажды, что англичане могут по праву гордиться многим — у них есть Оксфорд и Кембридж. Однако есть нечто, чем они могут гордиться еще больше — у них есть процедура “хабеас корпус”.
Билль прав 1689 г. Яков II начал свое правление (1685 г.) изданием прокламации, предписывающей продолжение выплат платежей таможенных пошлин, которые были предоставлены его покойному брату Карлу II лишь на время его жизни. В следующем году король учредил суд комиссаров по церковным делам из семи лиц под председательством канцлера. По сути дела это было вос¬становлением суда Высокой комиссии, который ведал религиозны¬ми нарушениями и был упразднен. Декларация веротерпимости от 27 апреля 1688 г. сопровождалась указом Тайного совета с предпи-
406
Часть II Современная история
санием зачитывать текст декларации во всех церквах. Этому вос¬противилась часть епископата, посчитавшая такую практику не со¬гласующейся с законами страны. Епископы были взяты под стра¬жу и преданы суду, но Суд королевской скамьи их оправдал.
Антипротестантская политика короля могла распространить¬ся и на фонд церковных земель, перераспределенных в среде пра¬вящего класса, и перед такой перспективой тори и виги на время объединили свои антиабсолютистские оппозиционные усилия. Была осуществлена “славная революция”, революция без пролития кро¬ви, в результате которой монарх был смещен и бежал из страны, а его место занял приглашенный на престол принц Вильгельм Оранский, которого “всемогущему Богу угодно было сделать до¬стославным орудием освобождения этого королевства от папизма и произвольной власти”. Оранский являлся известным лидером ан-тисрранцузской коалиции в Голландии. Он был женат на дочери Якова II, принцессе Марии, вместе с которой и был облечен ко¬ролевскими регалиями. После такого переворота в верхах произош¬ло закрепление нового режима правления двумя актами парламен¬та, тесно взаимосвязанными друг с другом, —Биллем прав 1689 г. и Актом об устроении 1701 г.
Билль прав от 13 февраля 1689 г. стал долговременной осно¬вой английской конституционной монархии, закрепив раз и навсег¬да верховенство парламента в области законодательной и финан¬совой политики. В нем в 13 различных статьях подтверждались так¬же права и свободы подданных (граждан и парламентариев), ко¬торые особенно часто нарушались в последнее время и потому подлежали “восстановлению и подтверждению”. Билль (перво¬начально он назывался Декларацией прав) начинался такими сло¬вами:
“Так как последний король Яков II при содействии различ¬ных злоумышленных советников, судей и чиновников, состоящих у него на службе, пытался ниспровергнуть и искоренить протес¬тантскую веру и законы и вольности этого королевства… лорды и общины собравшиеся ныне в качестве полного и свободного пред¬ставительства… народа при зрелом обсуждении… для восстановле¬ния и подтверждения своих древних прав и вольностей прежде всего (как делали в подобных случаях их предки) заявляют ниже¬следующее…”
Далее среди прочих зафиксированы такие положения:
• всякий закон и всякий налог исходят только от парла¬мента;
• никто, кроме парламента, не может освобождать от ствия закона, отменяя закон или приостанавливая его действие;1^
• запрещается требовать чрезмерные залоги, наложение чрезмерных штрафов или “жестоких и необычных наказаний”;

Тема 18 Конституционная история Англии в начале Нового времени 407
• узаконивается свобода слова, прений и всего того, что про¬исходит в парламенте, свобода выборов членов парламента, свобо¬да подачи петиций и др.,
• гарантируется регулярный созыв парламента,
• парламенту принадлежит право давать согласие на “набор и содержание постоянного войска в мирное время в пределах этого королевства”
В Билле содержались также некоторые условия занятия пре-^ стола Вильгельмом и Марией В частности, утверждался изменен¬ный текст “присяги подданничества и подчинения” королю и коро¬леве и объявлялось и узаконивалось, что “подтверждаемые и тре¬буемые” в заявлении духовных и светских лордов и общин “пра¬ва и вольности в их совокупности и в отдельности, составляют до¬стоверные, исконные и несомненные права и вольности народа этого королевства и как таковые должны быть почитаемы, призна¬ваемы, присуждаемы, рассматриваемы и понимаемы, что все вы¬шеприведенные статьи должны быть строго и неуклонно исполня¬емы и соблюдаемы так, как они изложены в означенном заявле¬нии “. Принципиальным положением конституционного характера стал запрет для католика занимать престол, который действует и в настоящее время.
Характерно, что первоначальное название Билля было иным и выглядело так “Акт, декларирующий права и свободы поддан¬ных и устанавливающий порядок наследования Короны” Исходя из этого исторического факта, в литературе Билль прав иногда назы¬вают Декларацией прав 1689 г Парламент, обсуждавший эти воп¬росы, был собран в январе 1689 г. и получил чрезвычайные полно¬мочия Он был назван также конвентом (учредительным собранием), где прежний король был объявлен отрекшимся от престола
Мысль о том, что монарх не должен стоять над законом, высказывалась в английской политической литературе давно (Брактон, Э. Кок, Дж. Мильтон, левеллеры и др.) Согласно Дж Мильтону, монарх подчинен закону, как и все граждане, а республиканское правление более совершенно, поскольку больше приспособлено к природе человека, чем монархическое. Философ Джон Локк (1632—1704) оправдывал воцарение Оранского и про¬водил мысль, что законодательная власть есть власть, доверенная! народом. Отсюда главный тезис его учения о властях (ветвях го-1 сударственной власти) — равенство всех перед законом, происте-1 кающее из договорного происхождения власти в государстве Сво-| бода гражданина тесно связана с его собственностью, с его иму-| щественным и иным достоянием, которое не зависит от власти.! Политическая власть существует там, где люди имеют собствен-! ность, а деспотическая власть возвышается над теми, кто не имеет| собственности.
408
Часть II. Современная история
Акт об устроении (Акт о будущем ограничении Короны и о лучшем обеспечении прав и свобод подданных) от 26 мая 1701 г. регулировал условия и порядок престолонаследия и в этом отноше¬нии развивал ряд положений, уже сформулированных в Билле прав 1689 г. Потребность в таком урегулировании возникла в свя¬зи с тем, что Вильгельм III Оранский и Мария II не оставили по¬томства и что сестра Марии датская принцесса Анна еще не имела потомства. Актом предусматривалось, что всякий обладатель ко¬роны Англии должен присоединиться к англиканской церкви. Это правило действует и поныне: наследники трона, принадлежащие к католической церкви, не могут претендовать на занятие престо¬ла. Здесь же устанавливался запрет монарху покидать страну без согласия парламента. Закон лишал короля права’помилования в от¬ношении лиц, привлеченных к ответственности в порядке импич¬мента.
Вместе с этими принципиальными требованиями были вне¬сены новые требования к отдельным должностным лицам — чле¬нам Тайного совета, судьям и др. Все решения, относящиеся к ведению Тайного совета по законам и обычаям королевства, отныне должны будут подписываться тем из членов Совета, который “давал совет и согласие” на данное решение. Это пра¬вило, именуемое правилом контрасигнатуры (обязательной со¬проводительной подписи), было поначалу отменено (1705 г.), но впоследствии стало незаменимым и непременным элементом процедуры оформления правительственных решений и стадией в оформлении института ответственности правительства и его от¬дельных министров.
Вводились некоторые уточнения в права и обязанности чле¬нов парламента и обладателей судейских должностей. Никакое лицо, получающее плату за должность или место, подчиненное королю, или пенсию от короны, не может состоять членом пала¬ты общин (запрет на совмещение чиновной должности с депутат¬ской). Интересно сопоставить эт.о требование с положением из 2-й редакции Народного соглашения от 20 ноября 1648 г., где было записано, что “ни один член какого-либо будущего народного представительства не может быть назначен сборщиком, казначе¬ем или иным должностным лицом во время состояния его народ¬ным представителем, за исключением должности члена Государ¬ственного совета”.
Патенты на занятие должности судьи отныне стали выдавать¬ся на время, “пока они будут вести себя хорошо” (раньше требо¬вания были такими: “пока будет угодно” королю). Судьи могли быть смещены, если будет соответствующее представление на них обеих палат парламента. Процедура импичмента отныне не может быть приостановлена королем по его произволу и желанию.
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 409
Акт об устроении заканчивается подтверждением незыблемо¬сти принципа соблюдения законов всеми королями и королевами, всеми министрами и их подчиненными. Обоснование такой практи¬ки включает следующее положение: “…принимая во внимание, что законы Англии являются прирожденным достоянием ее народа” (пер. уточн. — В.Г.), все короли и королевы должны управлять, со¬образуясь с указанными выше законами, и все их подчиненные министры должны нести обязанности службы, соблюдая те же законы. Законы эти нужны для “защиты нашей религии, прав и вольностей народа”.
В последующих законах парламента регулированию прав и обязанностей должностных лиц уделялось все большее внимание. Так, согласно Акту о должностях (1707 г.) предусматривалось “на¬всегда”, что в случае избрания какого-нибудь лица в члены пала¬ты общин и затем принятия этим лицом от короны какого-либо места, соединенного с вознаграждением на то время, пока он со¬стоит в палате, его избрание депутатом следует признавать недей¬ствительным и должен быть издан указ о производстве новых выборов, “как если бы это лицо, принявшее означенное место, умерло естественной смертью. При этом предусматривается, что названное выше лицо считается имеющим право на новое избра¬ние, как если предоставление ему места стало недействитель¬ным…”. Предусматривались также меры по лишению возможностей парламентариев нового состава увеличивать по собственному про¬изволу число должностей для выполнения какой-либо должност¬ной деятельности. Ограничения на совмещение депутатской миссии и государственных должностей не распространялись на офицеров флота и армии.
Так завершилось оформление английской конституционной монархии, которую стали называть, с учетом верховенства вла¬стных полномочий парламента, также парламентарной монархи¬ей. Ее основными особенностями можно считать: верховенство за¬конодательного собрания (парламента) в системе взаимоотноше¬ний трех властей (законодательной, министерской и судебной); ответственность министров за результаты своей деятельности перед парламентом; независимость судей; судебный надзор за законностью арестов и лишением свободы граждан с возмещением причиненного морального и иного вреда с пользу самого пост¬радавшего.
Защита Дж. Локком результатов “славной революции”. Политический опыт Англии периода “славной революции” и после него был обобщен в систематизированной форме учения филосо¬фа Дж. Локка о свободе и верховенстве власти народа, которые в том или ином виде входили в политические лозунги двух англий¬ских революций. Государство предстает в изображении Локка не-
щр
410
Часть II. Современная история
обходимым, но искусственным элементом гражданского общества, которое возникает из естественного первобытного общественного состояния путем ограничения людьми части своих естественных прав и отказа от них с целью присоединения к обществу, объеди¬нения в государство и передачи себя под власть государства “ради взаимного страхования своих жизней, свобод и владений”.
Жизнь, свободу и владение человека Локк именует иногда одним словом — собственность человека. Собственность эта охра¬няется государством при помощи законов, признаваемых и допу¬щенных по общему согласию в качестве норм справедливости. Власть общества или созданного людьми законодательства не может простираться далее, нежели это необходимо для общего блага.
Кто бы ни был правителем в таком обществе и государстве, он обязан править согласно установленным постоянным закона» известным народу, а не путем импровизированных указов. Правит^ необходимо также с помощью беспристрастных и справедливы^ судей, которые должны разрешать споры посредством этих зако-2 нов и применять силу сообщества в стране только для выполнения таких законов.
Законодательная власть — это верховная власть в системе власти государства. Она никому не должна делегировать право принятия законов. Это власть, которая имеет право указывать, как должна быть употреблена сила государства для сохранения сооб¬щества и его членов.
Идеям Локка о свободе и верховенстве власти народа сужде¬но было обрести новое звучание и применение в ходе войны аме¬риканских штатов за свободу и независимость и во время Фран¬цузской революции.
Тема 18. Конституционная история Англии в начале Нового времени 411
Литература
Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII—XIX вв. / Сост. Я.Я. Блохин. Часть 1. Англия. М., 1957. С. 11—162. — История буржуазного конституционализма. XVII век. М., 1983. —Блакстон В. Истолкование “аглинских” законов (пере¬вод С. Е. Десницкого). Кн. 1—2. М., 1780. —Дайси А.В. Основы го¬сударственного права Англии: Введение в изучение английской конституции / Под ред. П.Г. Виноградова. 2-е изд. СПб., 1907. —Де-рюжинский А.В. Habeas Corpus Act и его приостановка по англий¬скому праву. М., 1905. — Уолкер Р. Английская судебная система / Пер. с англ. Т.В. Апаровой. М., 1980. —Кондратьев С.В. Юрис¬ты в предреволюционной Англии. Шадринск, 1993.
Контрольные вопросы
Что такое современная история права и государства?
Сколько было революций в Англии в XVII в.?
Каково содержание “Петиции о правах” 1628 г.?
Перечислите основные события и законодательные новшества периода Английской революции.
Кому была адресована Великая ремонстрация?
Что влекла за собой процедура выдачи приказа “хабеас кор¬пус” до и после издания закона 1679 г.?
Какими законодательными актами была оформлена конститу¬ционная монархия?
Тема 19 Конституционная история Англии XVIII—XIX вв
413
Тема 19. Конституционная история Англии XVIII—XIX вв.
Английская конституция в послереволюционный период. — Про¬исхождение кабинета министров. Монарх и кабинет мини¬стров. — Происхождение и роль двухпартийной системы. Монарх, парламент и двухпартийная система. — Избирательные рефор¬мы 1832, 1867 и 1884—1885 гг. — Судебная реформа. — Админист¬ративное право и административная юстиция. — Создание граж¬данской службы. — Британская империя.
Английская конституция в послереволюционный период \
Главным изменением в государственном устройстве и резки-f ме правления после революции 1688 г. стало перемещение значи-1 тельных властных полномочий от короны к палате общин и усиле¬ние зависимости королевской власти от парламентской. С этой точ¬ки зрения весь период конституционной истории от “славной рево¬люции” до реформы избирательной системы 1832 г., открывшей доступ к парламентской политической арене новым социальным группам, может быть назван режимом парламентской олигархии. В этот период происходит упрочение важнейшего института пра¬вительственной власти — Кабинета министров. Утверждается практика формирования состава этого кабинета на партийной ос¬нове. Назревает потребность в модернизации избирательной систе¬мы и судебных учреждений. Все эти перемены легко объяснимы с организационной точки зрения и менее всего — с позиции консти¬туционного права.
Обсуждение последнего вопроса зависит во многом от того, что следует считать конституцией — наличие письменного текста основного закона, поставленного выше других по авторитетности и силе действия, или же наличие устойчивых властных учрежде¬ний государства, взаимодействующих между собой и с граждана¬ми на основе правовых обычаев и основных законов.
Со времени Кларендонских конституций 1164 г., изданных Генрихом II, в которых перераспределялись духовная и светская юрисдикции, термин “конституция” стал использоваться гораздо реже, вместо него предпочитали употреблять слова “ассиза”, “хартия”, а позднее “статут” или “ордонанс”. Все они обозначали
вводимый в действие закон или сборник законов. И только начи¬ная с XVIII в. слово “конституция” стало употребляться в един¬ственном числе для обозначения всей политической структуры об¬щества, его законодательных и административных органов с их функциями и правами, а также обязанностями подданных в отно¬шении этих органов.
Видный общественный деятель XVIII столетия лорд Честер-фильд сказал однажды, что Англия является единственной стра¬ной, которая имеет конституцию. Автор этого обобщения хорошо знал то, о чем говорил. Он был членом парламента с 1715 г, за¬тем членом палаты лордов, наместником в Ирландии, госсекрета¬рем и т.д. Однако спустя примерно столетие другой авторитетный знаток современной конституционной истории француз А. Токвиль скажет, что Англия является единственной страной, которая не имеет конституции.
Самая характерная особенность становления государственных властных учреждений в Англии — это постепенность. Так, на¬пример, возникновение современных представительных учрежде¬ний на личной (палата лордов) и территориальной представитель¬ной основе (общины) нельзя даже зафиксировать хронологичес¬ки. Более отчетливыми предстают некоторые структурно-функ¬циональные контуры организации власти сильно отличаются организация феодальной (сеньориальной) монархии Вильгельма Завоевателя (XI в.) и современная парламентарная монархия,! начало которой положено переменами периода “славной револю-| ции”.
Ни английские юристы, ни законодатели не отказываются от употребления термина “конституция”. В одном из актов пар¬ламента начала XVIII в. говорится. “Для лучшей охраны консти¬туции и свободы парламента постановлено и объявлено.. что… после окончания срока ныне существующего парламента ника¬кое лицо не будет признаваться способным заседать или пода¬вать голос в качестве члена палаты общин… если оно не будет владеть недвижимостью., а именно получать ежегодный доход в шестьсот фунтов, остающийся за вычетом налогов, для каждо¬го рыцаря графства, и ежегодный доход в триста фунтов… для каждого горожанина парламентского местечка (бурга) или баро¬на .” (Акт об обеспечении свободы парламентов путем дальнейше¬го установления условий членства для заседания в палате об¬щин, 1710 г.).
Наиболее обстоятельной и авторитетной интерпретацией ан¬глийской конституции стала концепция А. Дайси, который в кон¬це прошлого века определил английское конституционное право (the Law of Constitution) как “совокупность правил, прямо или кос¬венно относящихся к распределению или осуществлению верхов-
414
Часть II Современная история
ной власти в государстве”. Следует напомнить, что примерно в этих же характеристиках Аристотель определял государственное устройство, специально выделяя в нем момент упорядоченного распределения власти. К источникам английского конституционного права, точнее говоря, к источникам конституции как правового института Дайси относит письменные документы, обычное право, конституционные соглашения
К письменным документам относятся договоры (Великая хар¬тия вольностей 1215 г, Билль прав 1689 г, Акт об устроении 1701 г), трактаты, или договорные соглашения (Акт унии с Шот¬ландией 1706 г и с Ирландией 1800 г.), и статуты Последние пред¬ставляют собой законы, проведенные обычным порядком через парламент и утвержденные королем Из них лишь немногие име¬ют отношение к конституционному строю и политической органи¬зации государства (все они сравнительно недавнего происхожде¬ния). Это избирательные законы, законы об учреждении новых де¬партаментов министерств, законы, касающиеся организации судов С XV в наблюдается увеличение числа законов в области регули¬рования администрации, что ранее происходило на основе ного права
Обычное право представляет собой требования обычного пра¬ва (правового обычая), снабженные после прохождения через парламент юридической санкцией (возможностью привлечь к от¬ветственности) и обязательные для судов. Они сохраняются тра¬дицией и являются основой судебных решений. Долгое время именно в Англии обычное право служило главным источником как частного, так и публичного права (самого этого разделения на две отрасли в английском правоведении не существует) До начала XX в. на обычное право опиралась главным образом суще¬ствующая организация трех властей, монархическая форма прав¬ления и до некоторой степени порядок престолонаследия. Обычаем регулировались также почти все королевские прерогативы, прин¬цип безответственности и неприкосновенности короля (“король не может быть не прав”), существование парламента, разделение его на две палаты, состав палаты лордов, организация Тайного совета и др
Конституционные соглашения (конвенции) очень близки по значению правовому обычаю и отличаются от него тем, что со¬вершенно лишены юридического авторитета. Суды их не призна¬ют, однако носители политической власти обязаны им подчинять¬ся. По оценке английского правоведа Фримэна, они образуют целую систему политической нравственности, т.е. целый свод пра¬вил, которыми должны руководствоваться государственные дея¬тели, и на практике они считаются столь же священными, как и любой принцип Великой хартии или Петиции о правах. Возмож-
Тема 19 Конституционная история Англии XVIII—XIX вв
415
но, этой характеристикой навеяно высказывание Салтыкова-Щедрина, правда, в другом контексте и по другому случаю, о том, что конституция есть не что иное, как правила политиче¬ской учтивости
Значение этих правил таково, что с их помощью, как отме¬чают историки права, возможно не только созидание, но и раз¬рушение “Не меняя буквы закона, искажают его дух” (Франке-виль) Так и произошло, например, с лишением Тайного совета короля всего его былого авторитета после упрочения авторитета и власти кабинета министров Конституционными соглашениями нередко дополнялись и изменялись фактически многие записанные конституционные принципы (например, принцип распределения властных полномочий между королем, парламентом и правитель¬ством)
В результате перемен, вызванных законодательными и по¬литическими новациями двух революций XVII в, в Англии офор¬милась парламентская конституционная монархия, т е такой способ организации учреждений верховной власти в государстве и такое ее распределение, при которых власть монарха ограни¬чивается фиксированными властными полномочиями представи¬тельного собрания нации и основными (общеустроительными) за¬конами государства Для конституционных монархий XVIII— XIX вв стали характерны рост и усиление административно* власти — власти централизованной, бюрократизированной и прс фессионализированной Обновление в этом направлении началось с группы носителей высших административных полномочий функций
Судебная власть и процесс. После утверждения правила несменяемости судей, пока они “ведут себя хорошо”, в судебную! практику были внедрены еще несколько важных правил и проце-| дур, способствовавших большему авторитету и гуманной направ-| ленности суда.
Долгое время право на суд присяжных рассматривалось как! привилегированное право обвиняемого, который отрицает свою! вину В случаях обвинения в преступлениях средней тяжести (,лшс-[ диминор) молчание подсудимого в ответ на вопрос, согласен ли он! подвергнуться суду с участием присяжных, приравнивалось к при-[ знанию его вины, что влекло за собой обвинительный приговор) без всякого разбирательства
При обвинении в тяжком преступлении (фелони) в случае от-| каза от суда присяжных обвиняемый подвергался изнурительной и I болезненной процедуре Ему клали на грудь тяжелые железные! брусья и давили на них, понуждая к согласию на суд присяжных. Иные предпочитали смерть под брусьями перспективе подверг-1 нуться иным испытаниям на означенном суде. Это влекло за собой
416
Часть II. Современная история
Тема 19. Конституционная история Англии XVIII—XIX вв.
417
прекращение дела и избавляло от конфискации имущества. Отя¬гощение с брусьями было отменено только в 1772 г., хотя молча¬ние обвиняемого во время предложения суда присяжных истолко¬вывалось как признание своей вины. Только в 1827 г. был принят статут, согласно которому “стоящий молча” считается непризна¬ющим свою вину, а не наоборот.
В XVII—XIX вв. произошел постепенный отказ от примене¬ния пыток, а в делах с участием присяжных вообще вышел .из употребления допрос обвиняемого. В этот же период происходит отмена повышенного имущественного ценза для участия в суде в качестве присяжного (ранее присяжный должен был состоять вла¬дельцем дома или земельного участка с доходом не менее 100 ф. ст. в год и престижной работой). Введение бесплатной юридической помощи населению и ряд других гуманных нововведений сделали английский судебный процесс вполне современным по форме.
Происхождение кабинета министров. Монарх и кабинет министров
Подобно многим другим английским политическим учрежде¬ниям, кабинет в окончательном виде был организован не по коро¬левскому повелению и не в соответствии с парламентским актом. Он ведет свое происхождение из обыкновения первых Стюартов втайне совещаться с узким кругом приближенных. Еще Яков I и Карл I любили собирать особо доверенных министров и создавать из 30—40 членов Тайного совета более малочисленный совет. Од¬нако имена таких приближенных довольно быстро становились из¬вестными, и первый малый совет получил уничижительные про¬звища “хунта”, “шайка”, “кабинет”. Такое название было дано самому непопулярному собранию министров Карла П в 1668—1671 гг., в которое вошли, в частности, Клиффорд, Арлингтон и Бэкингем. Начальные буквы фамилий этих советников составили первые три буквы слова “кабинет”.
Любимый советник Карла II канцлер лорд Кларендон выбрал из Тайного совета шесть лиц и составил из них особый комитет со специальной миссией — заведовать сношениями с иностранными государствами. Но комитет к внешним заботам присовокупил и внутренние. Он стал собираться регулярно и превратился в учреж¬дение, которое активно содействовало укреплению личной влас¬ти короля. Вполне понятным было недовольство парламентариев подобной перегруппировкой властных функций и должностных лиц, особенно после того как стали известны многие злоупотреб¬ления того или иного министра.
После “славной революции” и смены династии наследствен¬ная монархия в известной мере сменилась договорной (“случай¬ной”) и абсолютизм королевской власти оказался поколебленным навсегда. Однако в первых формулировках полномочий короля и парламента ничего не было сказано о Тайном совете, о каби¬нете и высших чиновниках королевской администрации. С при¬ходом Ганноверской династии после 1714 г. начинается эволюция кабинета в сторону его современного статуса и деятельности. Из послушного орудия короля он превращается в учреждение, ко¬торое “сдерживает и связывает его волю” (Дюприе). Особенно перспективными оказались столкновения старых королевских слуг с вигами при Вильгельме Оранском, когда министров из числа тори удалили и в кабинете остались лица одной ориентации — либеральное крыло вигов. Эта перемена и составила содержание “бесшумной революции” 1694—1696 гг. в верхнем эшелоне вла¬сти, совершенной партией вигов. В следующее царствование ко¬ролевы Анны состав кабинета был однородным или смешанным в зависимости от предпочтений королевы или интриг при дворе.
Следующий правитель Георг I, будучи, как и его предки из Ганноверского дома, немцем по воспитанию и образованию, был мало знаком с порядками и делами своего нового королевства и предпочитал передавать заведование внутренними делами коали¬ции самых ревностных приверженцев династии и доверенным ми¬нистрам. Король даже не знал языка своих подданных, а его пре¬мьер Вальпол и министры не говорили ни по-немецки, ни по-французски, поэтому король вынужден был прибегать в разгово¬ре к варварскому латинскому наречию. В силу таких неудобств он вскоре вообще перестал присутствовать на совещаниях кабинета и довольствовался докладами одного из министров о принятых ре¬шениях. Стремление к большей упорядоченности процедуры засе¬даний кабинета и его сплочению вызвало потребность в председа¬тельствующем — первом министре.
В 1721 г. Георг I был принужден палатой общин поручить формирование кабинета Вальполу, и это стало памятным преце¬дентом, поскольку был подобран сильный и сплоченный прави¬тельственный состав, который находился у власти 22 года. Роберт Вальпол, искусный финансист и не менее талантливый парла¬ментский политик из партии вигов, закончил свою политическую карьеру неожиданным маневром —уходом в отставку в 1741 г. после того, как ему пришлось осознать реальную невозможность управлять страной без доверия и поддержки парламента. С ним же был связан и другой важный прецедент: он был последним ми¬нистром, которого хотели привлечь к судебной ответственности по политическим мотивам. С этого времени отставка министра вое-
418
Часть II Современная история
принимается достаточной мерой наказания, делающей излишним \ ^ процесс привлечения к ответственности в порядке импичмента. ‘
Состав и функции кабинета. Вначале кабинет не был отя- * гощен какой-либо персональной ответственностью или рациональ¬ным распределением обязанностей, скорее наоборот. При Тюдо¬рах звание члена Тайного совета давали чаще всего в качестве почетного титула — людям, которым, по словам историка Ма-колея, “никаких тайн не доверяли и у которых никаких советов не спрашивали”. При Стюартах особо приближенными были но¬сители следующих должностных обязанностей (все они назнача¬лись на эти должности королем): лорд-канцлер, лорд-казначей, хранитель тайной печати, госсекретари. После того как утверди¬лась практика управления при помощи кабинета министров, министрами стали называться главы всех отраслей исполнитель¬ной власти, на которые распадается повседневное управление страной, но сами отрасли не отличались упорядоченностью и строгой дифференцированностью. Кроме того, и министры не были равными по положению — одни возглавляли обособленные и автономные отрасли управленческой деятельности, другие пребывали в роли глав департаментов, находящихся в подчине¬нии у тех или иных министерств.
До конца XIX в. существовали 11 главных отраслей управле¬ния: по делам колоний, внутренних дел, внешних сношений, во¬енная, финансовая и некоторые другие, а также пять второстепен¬ных отраслей: народного просвещения, ведомство почтовое, обще¬ственных работ, ведомство по управлению делами Шотландии и Ирландии. Среди традиционных высших должностей сохранили свое значение следующие: первый лорд казначейства (эта долж¬ность обычно была связана с должностью первого министра по со¬вместительству), председатель Тайного совета (обязанности пред¬седателя стали в основном формальными, однако в его ведении находился контроль над управлением делами народного просвеще¬ния, который сосредоточивался в руках вице-председателя), лорд-лейтенант Ирландии (он значился вице-королем, но фактическое руководство находилось в руках госсекретаря по делам Ирландии), лорд-хранитель тайной печати, канцлер герцогства Ланкастерского и др.
Одним из требований принципа разделения властей как необ¬ходимого условия предотвращения узурпации высшей правитель¬ственной власти и гарантированности пользования гражданскими свободами является несовместимость должностей в различных вет¬вях государственной власти — исполнительной, законодательной и судебной.
Тема 19. Конституционная история Англии XVIII—XIX вв. 419
В программном документе левеллеров “Народное соглаше¬ние” от 15 января 1649 г. было записано, что в целях “правиль¬ной” организации народных представителей ни один член госу¬дарственного совета, ни один казначей и сборщик публичных средств и т.д. не должен, пока состоит в должности, быть изби¬раем, и если избрание состоялось, то оно признается недействи¬тельным. То же самое относится и к практикующему юристу — если его избирают в народные представители или в государ¬ственный совет, “он признается не имеющим права заниматься судебной практикой, пока состоит в этих должностях”. В Акте об устранении 1701 г. было зафиксировано аналогичное положе¬ние — “никакое лицо, которое занимает какую-либо платную должность или место, подчиненные королю, или получает пен¬сию от короны, не может состоять членом палаты общин”. Это положение отменено, в том числе для министерских должностей, актами 1705 и 1707гг.
Сложившаяся в XVIII столетии политическая практика прочно связала статус члена правительства со статусом членства в пар¬ламенте. Министры должны быть или депутатами палаты общин или членами палаты лордов. Однако и здесь имеет место взаимное уравновешивание властей — между правительством и парламен¬том, отчасти между двумя палатами. Т. Джефферсон писал, что “английская конституция опирается на честность палаты общин и мудрость палаты лордов” (Заметки о штате Вирджиния // Поли¬тическая философия Томаса Джефферсона. М., 1996. С. 221). Фор¬мально монарх назначает премьер-министра “по своему усмотре¬нию” (at His pleasure), однако непременно из членов парламент¬ской фракции большинства.
Происхожление и роль лвухпартийной системы. Монарх, парламент и лвухпартийная система
Термин “партия” сам по себе очень старый. В первоначальном и наиболее употребительном смысле он означал грубое политиче¬ское размежевание внутри общества, в частности некоторую груп¬пу лиц, которые соперничают между собой по общественно важ¬ным делам. От времен Перикла или византийских императоров до Флоренции эпохи Возрождения или Великого Новгорода с его ве¬чевыми собраниями люди так или иначе группировались в слабо¬сплоченные конкурирующие объединения определенной групповой ориентации (племенной, сословной, профессиональной, политичес¬кой и т.д.).
Частые конфликты и насильственные формы их разреше¬ния, которые сопровождали такие размежевания, способствовали
420
Часть II Современная история
возникновению дурной славы и прозвищ для партийных группи¬ровок. Так, названия двух политических группировок, которые начали формироваться при Карле II и сильно поляризовались в правление Якова II, были позаимствованы, по некоторым тол¬кованиям, из лексикона ирландских мятежников, известных кри¬тиков англо-саксонских порядков Группа консервативно и жес¬тко настроенных роялистов, выступавших в союзе с крупной земельной знатью, получила название тори (так ирландцы име¬новали вымогателей), а группа противников королевского абсо¬лютизма из числа землевладельцев, промышленников, торгово-финансовых кругов получила название виги (от слова “крылья”, в том числе крылья-фланги мятежного войска). Этим названием характеризовали местных протестантов (сами ирландцы были ка¬толиками).
Иногда размежевание шло по иным основаниям и с иными целями. В обыденном сознании и даже в восприятии образованной публики партийные группировки ассоциировались с неким “злом”, с беспокоящей всех угрозой общественному порядку и делу “спра¬ведливости” при осуществлении правительственной власти. Так, в лексиконе французских публицистов революционного периода та¬кие партийные размежевания различались между собой: “гора’у “болото”, “бешеные” и др. Во время Английской революции npot изошло отмежевание более радикального крыла уравнителей (“истинные левеллеры”) от более умеренного крыла этой в це¬лом очень радикальной в масштабах общества партийной группи¬ровки.
Партии тори и вигов не были поначалу организационно оформленными; они не собирались на съезды и не имели выбор¬ных органов. В стране существовали не члены партии, а толь¬ко ее сторонники. Основной ареной их активности был парламент и околопарламентская деятельность. Так, усилиями вигов через парламент был проведен закон о судебных гарантиях защиты свободы личности (Хабеас корпус акт 1679 г.). Бескровная “слав¬ная революция” была также их делом, но уже при совместных усилиях с группировкой тори. После утверждения кабинетной формы организации и осуществления высшей административной власти премьер-министры стали пользоваться ею для реализации партийного политического курса с опорой на поддержку в пар¬ламенте.
Вскоре обнаружилось, что если у правительства нет поддер¬жки в парламенте, то ему не удается провести необходимый за« кон или утвердить бюджет. Парламент перестает довольствовать*-ся отвоеванными у короля законодательными и статусными полно*-мочиями и привилегиями и постепенно берет на себя контроль за
Тема 19. Конституционная история Англии XVIII—XIX вв.
421
действиями исполнительной власти. Так возникает ответственное (подотчетное) правительство — ответственное в первую очередь перед парламентом. Однако в своем противостоянии парламенту правительство не во всем оставалось зависимым и беззащитным. В ответ на требование о своей отставке оно могло заручиться ко¬ролевским указом о досрочном роспуске парламента и о назначе¬нии его новых выборов. Победив на выборах, сформировавшая пра¬вительство политическая партия, партия большинства в парламен¬те, могла остаться у власти или в случае поражения уступала место соперничающей партии.
Первый роспуск парламента, совершенный в интересах каби¬нета, которому угрожала отставка, произошел при консерваторах, когда премьер-министром был Питт-младший. Он правильно оце¬нил ситуацию и выиграл на перевыборах. Столь же успешными были маневры с роспуском критически настроенного состава пар¬ламента в 1807 и 1831 гг. Однако случались и просчеты (в 1834 и 1847 гг.). Поскольку выборы и перевыборы —вещь не только хло¬потная, но и весьма дорогая, обе стороны со временем стали при¬держиваться более осторожной политики: парламент сдерживает правительство, а правительство — палату общин.
Размежевание сил на две крупные политические группиров¬ки, их устойчивое соперничество привели к созданию двухпар¬тийной системы участия в создании и проведении партийно-по¬литического курса и осуществления политической власти. Таким оказался итог длительного соперничества (с переменным успехом) партий тори и вигов. Побеждающая на выборах партия образует в парламенте фракцию большинства, ей по традиции поручают фор¬мирование персонального состава кабинета министров. Его форми¬рует лидер парламентского большинства, будущий премьер-ми¬нистр, а побежденная партия переходит в официально признава¬емую и санкционируемую обычаем перманентную оппозицию, ко¬торой присваивается вполне определенный и несколько странно звучащий титул “оппозиция его (ее) величества”.
Лидер английских социалистов Г. Ласки писал в конце 30-х гг. XX столетия, что в Англии государство управлялось фактически одной партией с 1689 г. Эта партия просто разделялась на два кры¬ла, но ссоры между ними всегда носили характер семейных раз¬доров и неизменно завершались компромиссами. Более проница¬тельным выглядит суждение правоведа Лоуэлла, заметившего в работе, 1912 г., что выражение “оппозиция его величества” явля¬ется “величайшим вкладом XIX века в искусство управления, так как оно предполагает, что партия, отстраненная от власти, сохра¬няет полную лояльность по отношению к государственным инсти¬тутам и всегда готова снова прийти к власти, не нарушая полити¬ческих традиций страны”.
422
Часть II. Современная история
Тема 19. Конституционная история Англии XVIII—XIX вв.
423
Избирательные реформы 1832, 1867 и 1884—1885 гг.
Еще Кромвель собирался отменить средневековые формы пред¬ставительства в парламенте нации, однако их восстановление про¬изошло отчасти при самом Кромвеле (в 1657 г. была восстановлена палата лордов), отчасти при последних Стюартах. В течение XVIII столетия из 658 депутатов парламента мелкие города и селения, даже “гнилые местечки” (заброшенные деревни) выбирали 467 де¬путатов. Фактически это представительство контролировалось знат¬ными землевладельцами при помощи специальной процедуры. Голо¬сование было открытым. Депутатов называли заранее (это делали местные лендлорды), и тех, кто их не поддерживал, наказывали. Подсчитано, что примерно 424 депутата из числа парламентариев были фактически назначены местными землевладельцами.
Лондон с полумиллионным населением имел представитель¬ство в четыре депутата, тогда как в малонаселенных и брошенных селениях, так называемых карманных местечках, проживали по 3—4 избирателя на одно депутатское место. Депутатским местом нередко приторговывали, оценивая его примерно в 2 тыс. ф. ст. Од¬нако рост новых городов, усиление влияния на политику промыш¬ленного и торгово-финансового сословий, а также реформаторс¬кая активность партии вигов приблизили проведение давно назрев¬шей избирательной реформы, что и произошло в 1832 г.
В ходе этой реформы, как и последовавших за ней в течение XIX в. еще двух реформ, были осуществлены перемены в двух на¬правлениях: произведено перераспределение избирательных окру¬гов и расширен круг самих избирателей. Были лишены представи¬тельства 56 местечек, сокращены квоты еще 30 местечкам. Высво¬божденные таким образом 146 мест были переданы в пользу городов, графств и регионов Шотландии, Ирландии и Уэльса. За счет изме¬нения избирательного ценза был увеличен на треть корпус избира¬телей. В графствах избирателями стали собственники и арендаторы земли с доходом 10 ф. ст. в год, в городах — собственники и аренда¬торы домов и других строений с тем же размером годового дохода. Таким образом, главным цензом, делающим возможным участие в политической жизни, стал размер собственности.
В 1835 г. в Лондоне возникла ассоциация рабочих, которая выд¬винула радикальные требования по дальнейшему реформированию избирательной системы: всеобщее избирательное право для муж¬чин, тайное голосование, отмена имущественного ценза для канди¬датов в депутаты, уравнение избирательных округов, вознагражде¬ние за труд депутатов и ежегодные перевыборы парламента. В поддержку подобных перемен развернулось целое движение, из¬вестное под названием чартизм (требования его участников были из¬ложены в виде петиции парламенту о народной хартии прав). Те же
требования после спада чартистского движения были подхвачены профсоюзами (тред-юнионами), которые надеялись с помощью из¬бирателей-рабочих обрести влияние на политику палаты общин. В этой обстановке с инициативой проведения реформы избирательной системы были вынуждены выступать обе соперничающие полити¬ческие партии, однако непосредственным исполнителем замысла стал кабинет консерваторов во главе с Дизраэли, который предста¬вил проект реформы, утвержденный затем с поправками.
Это случилось в 1867 г. Вновь было уменьшено представитель¬ство местечек и мелких городов. Города с населением от 4 до 10 тыс. получили только по одному депутатскому месту. В городах избирателями стали все владельцы и съемщики домов, уплачива¬ющие налог в пользу бедных, и квартиросъемщики, уплачиваю¬щие в год не меньше 10 ф. ст. арендной платы. В графствах этот ценз был понижен до 5 ф. ст. годового дохода землевладельца. На¬логовый ценз — уплата налога в пользу бедных — отныне засчи¬тывался не только домовладельцам, но и многочисленным нани¬мателям небольших квартир, которые считались уплачивающими этот налог, поскольку его действительно выплачивал квартиро¬сдатчик (домовладелец). В итоге состав избирателей сильно попол¬нился за счет городских ремесленников и рабочих.
В промежутке между второй и третьей избирательными ре¬формами по инициативе либерального правительства вигов при¬нимается Закон о тайном голосовании (1872 г.), целью которого было устранение подкупа избирателей. В 1883 г. в развитие этой политики был принят закон, который ограничил суммы расходов на ведение избирательной кампании и обязывал организаторов этих кампаний представлять публичную отчетность. Одновременно был уточнен перечень наказаний за нарушение правил проведения избирательных кампаний.
Третья избирательная реформа 1884—1885 гг. уменьшила пе¬строту избирательных цензов и продолжила политику перераспре¬деления округов в пользу крупных городов. Отныне города с насе¬лением от 15 до 50 тыс. человек выбирали только по одному де¬путату, а в крупных городах такая же квота устанавливалась для округов в 50 тыс. Практиковалась мажоритарная система выбо¬ров (побеждал тот, кто собирал относительное большинство голо¬сов). Реформа не смогла устранись всех диспропорций между чис¬лом избирателей и квотой депутатских мест.
Судебная реформа
Реформы судебных учреждений были вызваны целым рядом причин. Самым главным поводом послужило то обстоятельство, что к традиционному множеству источников права (обычное пра-
424
Часть II Современная история
I
во, общее право, право справедливости, обновляющееся торговое право, каноническое право и законы парламента) прибавилась весьма громоздкая система судов, которые эти источники должны были применять. Общее право применялось в основном в трех глав¬ных судах общего права, право справедливости применялось в Суде канцлера, каноническое право — в церковных судах, торго¬вое и морское право — в Высоком суде Адмиралтейства.
Особенное неудобство создавала двойственность юрисдикции судов общего права и Суда канцлера, в результате которой истец мог заявить два отдельных иска в отношении одних и тех же фак¬тов нарушения права. Дело усугублялось еще и скандальным пре¬небрежением персонала Суда канцлера своими служебными обязан¬ностями, процветанием волокиты и взяточничества. Имелись кол¬лизии в юрисдикции судов общего права и Высокого суда Адми¬ралтейства. Сложной и неоднородной являлась система апелляции как по гражданским, так и по уголовным делам.
Почти все эти несовершенства были устранены законами, принятыми в промежутке между 1825 и 1875 гг Завершение эти перемены получили в Законах о судоустройстве 1873 и 1875 гг., которые вступили в силу одновременно 1 ноября 1875 г. В итоге судопроизводство стало более упорядоченным и единообразным. Для разбора мелких исков были созданы суды графств, каждый из которых имел своего судью, назначаемого канцлером из числа опытных адвокатов (барристеров) со стажем работы не менее семи лет. С введением юридической помощи малоимущим эти суды стали более доступными. Создание судов по делам о наследствах и раз¬водах покончило с юрисдикцией церковных судов в отношении людей, не являющихся духовными лицами.
Законы 1875 г. оформили создание нового Верховного суда, которому была передана юрисдикция всех высших судов общего права и права справедливости. Он был поделен на две части — Высокий суд и Апелляционный суд. Высокий суд стал обладать юрисдикцией трех бывших судов общего права — Суда казначей¬ства, Суда общих тяжб и Суда королевской скамьи, а также Суда канцлера, Суда по делам о наследствах и разводах, Высокого суда Адмиралтейства и некоторых других территориальных судов. Вы¬сокий суд получил также право рассматривать апелляции на ре¬шения судов графств. В нем были образованы пять отделений, ко¬торые фактически воспроизводили названия прежних высших су¬дебных инстанций. Отделения Высокого суда являлись не отдель¬ными судами, а инстанциями с равной компетенцией. Например, судья одного отделения мог заседать в качестве судьи в любом другом отделении.
Апелляционному суду была передана юрисдикция Суда каз¬начейской палаты, Апелляционного канцлерского суда, Апелляци-
Тема 19 Конституционная история Англии XVIII—XIX вв
425
онного суда Ланкастера, юрисдикция по морским делам (за исклю¬чением призовых дел) Судебного комитета тайного совета. В палату лордов в качестве пожизненных ее членов были введены лица, имеющие юридическое образование и получающие особую плату за участие в осуществлении судебных функций палаты лордов.
Административное право и административная юстиция
Исследователи исполнительной власти и внутреннего управ¬ления XIX в. (Лоренц фон Штейн и др.) обратили внимание на известный контраст между методами государственного и админи¬стративного права Если первым управляет идея формальной орга¬низации, то над вторым довлеют материальные цели и заботы, которые складываются в жизни под воздействием различных по¬требностей. Административное, или, как его тогда называли, полицейское, право было связано с попечением о культурном бла¬гоустройстве (язык, национальность, общественная нравствен¬ность, религия, воспитание и хозяйственная деятельность). Оно ре¬гулировало политику в этой области. Особого внимания заслужи¬вает область административного правосудия, которое имело весь¬ма своеобразный опыт организации и регулирования в Англии Нового времени, особенно в период социальных реформ, проис¬шедших в XIX в.
Практика Англии в этой области давно признана поучитель¬ной в европейской литературе (работы Гнейста и др.), хотя скла¬дывалась она постепенно, путем различных компромиссов и об¬ретения жизненного опыта. Еще со времени нормандского заво¬евания центральные правительственные учреждения помимо во¬енных и налоговых забот взяли на себя также область правосу¬дия и национального благоустройства. Королевская власть предо¬ставляла заботу об общественном благоустройстве автономным учреждениям — гильдиям, церкви, но контролировала правиль¬ность и целесообразность их действий в судебном порядке. Дела¬лось это при помощи обязательных “представлений” со стороны населения, к которым обращались королевские разъездные су¬дьи. Определенную роль выполняла водная полиция (состояние водостоков, резервуаров, осушительных сооружений, плотин). На ежегодных ярмарках эпизодически функционировали суды “запы¬ленных ног” (Pie-Powder Courts), которые стали прообразом ком¬мерческих судов.
В XVI в. рядом со Звездной палатой при Тайном совете суще¬ствовала палата для дел бедных людей (Court of Poor Merrs Causes), или палата прошений, председателем которой был лорд-хранитель тайной печати, а членами — специальные чиновники,
426
Часть II Современная история
именовавшиеся магистрами прошений (masters of requests). Сюда обращались по бедности или по отсутствию законных путей к осу¬ществлению своих прав и когда не было надежды добиться удов¬летворения своих притязаний в обыкновенных судах. Суды относи¬лись к этой палате враждебно, и она была упразднена в годы пер¬вой революции вместе со Звездной палатой.
Начиная с 1775 г. возникает доктрина признания личной ответ¬ственности должностных лиц за официальные действия. Она опре¬деляется общими судами согласно с общим правом или со специ¬альными законами (статутами). В этот период принципиальные положения административного права извлекаются из “довольно загадочной поговорки” (П.Г. Виноградов) о том, что “король не мо¬жет быть не прав” (the King do not wrong), т.е. король не может быть повинен в правонарушении. На этом фундаменте в англий¬ском праве сложился принцип, согласно которому государство не несет ответственности за правонарушения, совершаемые от его имени. Отвечают за эти нарушения чиновники, исполнители; же¬лательность восстановления всякого нарушенного права при этом признается и обеспечивается при помощи “прошения о праве” (Petition of Right). При этом сохраняется возможность для уголов¬ного преследования исполнителей — министров, генерального ат¬торнея, начальников департаментов.
Существенное значение в этой практике имело обособление процедур восстановления права и ответственности за его наруше¬ние. Такое обособление исключает возможность иска об убытках против казны. Возмещение таких убытков становится обязанностью должностного лица, действовавшего от лица казны. Государство, в свою очередь, может принять на себя расходы в этом направле¬нии, считала судебная доктрина рассматриваемого периода, но принять их исключительно по доброй воле или из милости. Ответ¬ственность должностного лица и соответствующие иски деликат¬ного свойства могли быть вызваны действиями, совершаемыми небрежно, ошибочно или без достаточного полномочия.
Таким образом, суд (судебная власть) становился своеобраз¬ным гарантом прав сограждан и самого правового строя. В делах, связанных с контролем за администрацией, у суда было три важ¬ных технических приема — контроль при помощи судебных при¬казов (writs), направленных к подчиненным судебным инстанциям или административным учреждениям. Эти приемы возникли в XVIII—XIX вв. и после упорядочения сделались основными про¬цессуальными категориями в административном и судебном праве.
Воспрещение (prohibition). Приказ издавался, чтобы не допус¬кать присвоения судебными учреждениями не принадлежащей им компетенции (первоначально был нацелен на обуздание церковных судов и чиновных священнослужителей).
Тема 19 Конституционная история Англии XVIII—XIX вв 427
Предписание (mandamus). Приказ предназначался для тех случаев, когда высшие суды, и в особенности Суд королевской ска¬мьи, признавали за истцом или жалобщиком несомненное право, но находили, что оно недостаточно обеспечено существующими процессуальными средствами. Таким приказом следовало восполь¬зоваться в тех случаях, когда законом не было установлено про¬цессуального средства, но справедливость, интересы благоустрой¬ства и разумное управление требовали такого средства. Этот же приказ использовался тогда, когда речь шла об уклонении подчи¬ненных судов от выполнения своих законных обязанностей. Пред¬писание в этом случае сводилось к тому, что судам предписыва¬лось выслушать и решить дело, но по существу решения ничего не говорилось и никаких конкретных рекомендаций не давалось. Осведомление (certiorary). Приказ об осведомлении имеет це¬лью проверку состояния дел в подчиненном суде или администра¬тивном учреждении с целью удостоверения в его правильности, за¬конности с процессуальной стороны. При этом делались различия между действиями, требующими административного благоусмот¬рения, и актами судебного свойства, связанными с апелляцией или разновидностью кассации (в последнем случае судебная власть обя¬зывалась представить сведения для проверки вышестоящим судом). После начала в 1832 г. социальных и избирательных реформ, выдвинувших на первый план интересы среднего класса, цент¬ральная власть довольно долго не могла обеспечить известного единства руководящих действий и взглядов и потому некоторое время правила, но не управляла. Вместе с тем она отказалась от “военной выправки” бюрократических действий и порядков, столь результативных и характерных для Пруссии, и сохранила многие характерные элементы либерального режима — самоуправление местностей, личные свободы и инициативы.
В этот период судебная власть становилась почти единствен¬ным соединительным и упорядочивающим звеном между парламен¬том и местными политическими организациями. С помощью ад¬министративного права судьи содействовали известному соглаше¬нию в работе центральных учреждений и местного самоуправле¬ния, склонного действовать по старинке. В этих условиях незави¬симая судебная, “одинаково чуждая бюрократической централиза¬ции и местному самодурству” (Виноградов П.Г. Исторические осно¬вы английского административного права. Пг., 1917) власть стала посредником и авторитетом при разрешении административных споров.
Судебная власть утверждала в данной обстановке силу и ав¬торитет “соображений справедливости, выходящей за пределы ле¬гальности” (например, сына уволили из кадетов за подделку доку¬мента; суд его оправдал; к ответственности по иску “прошение о
428
41
праве” привлечен начальник училища). Судебная власть стала ra-f рантией привлечения к ответственности местных и областных орга4 низаций за злоупотребления и ошибки подчиненных им лиц. Кро- ? ме того, ее контролю подлежали министерские акты, обязатель-| I ные постановления, которые подвергались проверке на соответ¬ствие общественным интересам. Правда, на практике это вело к “введению приблизительных юридических оценок, на глаз”.
Так проходил процесс приспособления испытанного аппарата судебной автономии к новой задаче контроля над многообразными полуадминистративными, полусудебными учреждениями, относя¬щимися к области особого административного, точнее, особого публичного права. И цель такого приспособления — противодей¬ствие попыткам “подчинить публичное право идеям администра¬тивной целесообразности и бюрократической благоусмотрительно-
(П.Г. Виноградов).
сти
Создание гражданской службы
С увеличением объема правительственной власти кабинета министров произошло значительное увеличение чиновного и во¬енного аппаратов, которые в свою очередь сильно повлияли на возвышение роли правительства в государственно-властной дея¬тельности. Одним из элементов этой громадной административной структуры стала гражданская служба, которая целиком является творением XIX в. и отмечена, по мнению английских комментато¬ров, следующими важными свойствами: высокой оперативностью, неподкупностью и аполитичностью.
В первой половине XIX в. кадры административных ведомств комплектовались на основе патронирования. Вакансии на граждан¬ской службе заполнялись друзьями и родственниками министров и тех членов парламента, на которых надо было воздействовать или которых надо было вознаградить в целях усиления поддерж¬ки правительства или существующего парламентского большин¬ства. При смене правительства некоторые лица теряли свои посты в государственном аппарате и на их место назначались сторонники нового правительства.
Дальнейшее продвижение по службе зависело от положения правящей партии в парламенте. Одним из следствий патронирова¬ния нередко была такая ситуация, при которой многие должности были надежно монополизированы земельной аристократией и в центральном, и в местном аппаратах администрации. Обострение в середине века конкуренции и притязаний со стороны городских промышленных и торгово-финансовых кругов сопровождалось, в частности, и требованиями о реформе гражданской службы.
Тема 19 Конституционная история Англии XVIII—XIX вв 429
Эти требования были сформулированы в 1853 г. в специальном парламентском слушании по докладу Норскоута — Тревельяна. Чарлз Тревельян, один из докладчиков, в течение многих лет за¬нимался административной работой в Индии, где реформы адми¬нистративной службы уже были проведены в жизнь и значительно уменьшили масштабы взяточничества и семейственности в админи¬стративных структурах Ост-Индской компании. Судя по некоторым комментариям, здесь был частично использован политико-органи¬зационный опыт древнеиндийских государств.
Суть реформы состояла в следующем. Вводилась система от¬крытых экзаменов как единственный способ комплектования служ¬бы. Экзамены проводились постоянной комиссией по делам граж¬данской службы, свободной от вмешательства министров и членов парламента. Так обеспечивалась изоляция службы от влияния партии большинства в палате общин. Персонал гражданской служ¬бы по образцу Ост-Индской компании подразделялся на два раз¬ряда — высший (интеллектуальный, определяющий общее направ¬ление деятельности) и низший (технический и обслуживающий персонал).
Проведение реформы стало возможным далеко не сразу. Она встретила сильное сопротивление земельной аристократии. Помогла избирательная реформа 1867 г. и новая расстановка сил в парла¬менте. В 1870 г. канцлер казначейства Роберт Лоу из либерально¬го кабинета Гладстона сумел добиться издания в Тайном совете приказа о проведении в жизнь рекомендаций доклада Норскоута— Тревельяна 1853 г.
Первоначально гражданская служба представляла единый организм без строгого горизонтального деления на разряды; прин¬цип конкурсных экзаменов тоже претворялся поначалу в разных формах. Впоследствии должности высшего (“руководящего”) состава получили ныне сохраняющееся название класса администраторов (другие переводы термина — административный класс, команду¬ющий класс и т.п.). Экзамены для зачисления в этот класс осуществ¬лялись по программе классических и математических наук и в том объеме, в котором они изучались в публичных школах, а также в Оксфорде и Кембридже. Когда в 1873 г. во время слушаний в спе¬циальном комитете вопроса о состоянии дел в области комплекто¬вания гражданской службы было высказано мнение о весьма зна¬чительных затратах, связанных с изучением математических и классических дисциплин, Р. Лоу было заявлено, что подобные рас¬ходы на нужды внутренней управленческой деятельности оправда¬ны тем, что речь идет об общении государственных служащих не только со своими согражданами, но и с внешним миром.
Отношение к гражданской службе сильно изменилось в XX в. в связи с большими темпами профессионализации и бюрократиза-
430
Часть II. Современная история
ции управленческой деятельности не только в государственной, но и во многих других областях организованной социальной активно¬сти. Эта сторона общественной жизни была в большей степени заметна представителям наук, основанных на конкретных эмпири¬ческих наблюдениях (социология, политология), и в меньшей — формально-догматической юриспруденции. Все это дало основание Р. Мюру, автору монографии “Как управляется Британия” (рус. пер. 1936 г.), напомнить афоризм Э. Берка о том, что большинство людей отстает в своем политическом развитии по меньшей мере на 50 лет, и ученые-конституционалисты не являются здесь исклю¬чением. Вопреки некоторым авторитетным мнениям английских конституционалистов полувековой давности (Милль, Бэджгот и др.) могущественный класс постоянных (несменяемых) профессиональ¬ных чиновников существует, хотя и не фиксируется формальным конституционным правом.
Именно этот мощный и растущий элемент бюрократии пред¬стает вовне “бесконтрольным чиновничеством”, которое доктрине разделения властей противопоставляет более подходящую “ему док¬трину концентрации ответственности. Наиболее “бюрократизи¬рованным” из всех правительственных учреждений Р. Мюр считал колониальное ведомство. Именно здесь практика сосредоточения управления в руках бюрократии делала ответственность министра или верховенство решений парламента “одинаково нереальными”.
Британская империя
Британская империя начала создаваться как мировая торговая империя, и только после колониального передела мира между европейскими державами-метрополиями она превратилась в миро¬вую колониальную империю, над которой, как в свое время над территорией Священной Римской империи в- период правления Карла V, никогда не заходило солнце.
Еще во времена правления Эдуарда VI из Англии была сна¬ряжена экспедиция на поиски северо-восточного пути в Индию и Китай. Два корабля разметало бурей, и лишь корабль “Эдуард Бо-навентура” с капитаном Ричардом Ченслером прибыл в августе 1553 г. в устье Северной Двины. Путешественники впоследствии добрались до Москвы и были приняты царем Иваном IV. Ченслер получил грамоту на право свободной торговли с московским цар¬ством, и в следующем, 1554 г. в Лондоне была создана первая тор¬говая компания, получившая название Московской.
Наибольшее количество торговых компаний было учреждено Елизаветой I. Компания Восточных земель создана в 1579 г. для торговли со Скандинавией и Балтикой, компании Левантийская —
____ J.(J J,
в 1581 г. для торговли с Оттоманской империей, Африканская ком¬пания образована в 1588 г. для работорговли и, наконец, знамени¬тая Ост-Индская компания создана в 1600 г. для торговли с Инди¬ей и в порядке соперничества с Голландией, которая контролиро¬вала торговлю с Восточными Индиями (Индонезией).
Елизавета I, последняя представительница династии Тюдоров, закончила свое правление в 1603 г. королевой Англии, Ирландии и Виргинии. Королева Анна, последняя из династии Стюартов, за¬вершила правление в 1714 г. как королева Великой Британии и Ирландии, 12 американских колоний, семи главных колоний сре¬ди Карибских островов, Новой Шотландии (с 1710 г.) и Нью Бран-свика (с 1713 г.). Королева-долгожительница Виктория, последняя представительница Ганноверской династии (1837—1901 гг.), имела титул королевы Великобритании и Ирландии, с мая 1876 г. —им¬ператрицы Индии, а также 28 главных колоний, аннексированных и приобретенных в Африке и Азии, — от Новой Зеландии (1840 г.) до Трансвааля (1900г.).
Для уяснения особенностей британской колонизации новых территорий и стран в разных районах земного шара во многом типичен опыт колонизации Индии. С 1600 по 1745 г. английская Ост-Индская компания формально продолжала заниматься торго¬вой деятельностью, однако фактически вторгалась в сферу реше¬ния проблем административно-территориального, военного харак¬тера и т.п.
В Индии, самой крупной английской колонии в Азии, которую впоследствии назовут жемчужиной британской короны, и в Ниге¬рии, колонии в Западной Африке, была опробована и затем ши¬роко использована так называемая система косвенного управления, при которой наряду с централизованной организацией управления допускалась значительная автономия для различных племен, фе¬одальных княжеств и иных административно-территориальных единиц.
Другим важным нововведением англичан в Индии стало созда¬ние особого слоя гражданских (административных) служителей-чиновников, что впоследствии было использовано в других коло¬низованных территориях и владениях. В Индии гражданские слу¬жащие Ост-Индской компании нанимались по контракту, затем они приносили присягу и включались в разряд так называемого адми¬нистративного класса. Другим разрядом был слой технического вспомогательного персонала. Начиная с 1853 г. класс администрато¬ров стал отбираться на основе конкурсных экзаменов. Принимаемым на работу служащим запрещалось торговать и принимать подарки. Они получали жалованье, позволявшее им жить с комфортом и даже скопить состояние. Затем эта модель подбора служащих была скопирована в самой метрополии и введена в действие с 1870 г.
432
Часть II. Современная история
Все заморские владения Великобритании довольно жестко контролировались из Лондона с помощью института губернаторов колоний. Даже если колония добивалась известной автономии, гу¬бернатор имел тем не менее право давать или не давать свое согласие на принятие конкретного закона парламентским собрани¬ем колонии поселенцев. Согласно Акту о колониальных законах 1865 г., ни один закон, изданный местным парламентом, не может противоречить статутам английского парламента; со временем ряд колоний с белыми (европейскими) поселенцами получил известную самостоятельность, оформленную в виде статуса доминиона (само¬управляющейся территории). Британская Северная Америка (Ка¬нада) получила значительную автономию в 1867 г., Австралия,-Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз получили ее лишь в начале XX в. К 1914 г. Британия превратилась в крупнейшую ко¬лониальную державу. На ее долю приходилось в это время 57% территорий и 71% зависимого населения на земном шаре.
Контрольные вопросы
Что англичане подразумевают под своей Конституцией?
Как возникли кабинет министров и двухпартийная система?
Какое направление перемен можно обнаружить в избиратель¬ных реформах XIX в.?
Чем была вызвана судебная реформа?
Что такое административная юстиция?
Как складывалось английское административное правосудие?
Какие достоинства и недостатки англичане видят в организа¬ции государственной службы?
Когда возникла британская империя?
Литература
Дайси А.В. Основы государственного права Англии. СПб., 1907. —Харвей Дж., Худ К. Британское государство. М., 1951 (Гл. XII. Гражданская служба). — История буржуазного конститу¬ционализма. XIX век. М., 1986 (Гл. 1).
Тема 20. Конституционная история США XVIII—XIX вв.
Война 13 британских поселенческих колоний за независимость. Декларация независимости США от 4 июля 1776 г. Конфедерация независимых штатов 1781 г. Причины перехода к федерации. — Федеральная Конституция 1787 г. Судебный конституционный надзор. Дело “Мэрбери против Мэдисона” (1803 г.). Билль прав 1791 г. — Территориальное расширение федерации и новые поли¬тические размежевания. Возникновение двухпартийной систе¬мы. — Гражданская война северных и южных штатов и новые поправки к Конституции. — Реформа гражданской службы. За¬кон Пэндлтона от 16 января 1883 г.
Война 13 британских поселенческих колоний
за независимость. Аеклараиия независимости США
от 4 июля 1776 г. Конфедерация независимых штатов
1781 г. Причины перехода к федерации
В начале XVII столетия в Северной Америке возникает не¬сколько поселений английских колонистов, которые получили об¬щее название “Новая Англия” (1643 г.). Со временем эти поселе¬ния обособляются, чему способствуют различия в социальном или религиозном составе поселенцев, в способах самоуправления и др. Часть поселений возникла на основе королевских жалованных гра¬мот (хартий) на снаряжение соответствующей экспедиции, на вла¬дение землями, на общее руководство делами поселенцев-колони¬стов и на иные варианты лично-зависимых феодальных отношений. Так появляется Виргиния (1607 г.), названная в честь Королевы-Девы (Елизаветы I). Так возникает Пенсильвания, которая назва¬на в честь сподвижника Карла II адмирала Уильяма Пенна и оз¬начает в переводе “лесные угодья Пенна”.
В 1606 г. была составлена и пожалована королем Виргинская хартия, где были зафиксированы гарантии “свобод, привилегий и имущества”. В 1619 г. в Джеймстаун, главный административный центр поселенцев, прибывает первая партия рабов-негров для виргинских плантаторов. В этом же году 30 июля Виргинской кам¬панией учреждается первое в Новом Свете представительное со-
434
Часть II Современная история
брание законодателей, которое через четыре года примет развер¬нутое законодательство о гражданских служащих колонии. В июне 1776 г. Виргиния станет местом выработки классической модели Декларации прав и свобод, которая окажет влияние на отдельные положения Декларации независимости США.
В 1620 г. пассажиры корабля “Майский цветок” еще на под¬ходе к берегам Америки обсудили и одобрили (правда, не без тру¬да) документ под названием Ковенант (Соглашение), в котором предусмотрели возможные и желательные пути объединения ко¬лонистов в “гражданский и политический организм” во имя “луч¬шего порядка и безопасности”. С этой целью предусматривалось-,! также “создание и введение таких справедливых и одинаковые1 для всех законов… и административных учреждений, которые в тс или иное время будут считаться наиболее подходящими и соответ¬ствующими общему благу колонии и которым мы обещаем следо¬вать и подчиняться”.
Первое широкое ознакомление с текстом Соглашения про¬изошло через полтора столетия — в период Войны колоний за не¬зависимость от власти английского короля. После выработки и при¬нятия конституции 1787 г. американские историки стали обращать-1 ся к Соглашению как первому опыту и образцу выработки обще¬ственного договора о создании государства и одновременно важ¬ному первоисточнику идей американской конституции. День высад-1 ки пилигримов с корабля “Майский цветок” на берег ежегодно тор-| жественно отмечается 22 декабря как “День праотцев”, создавши’ в Плимуте одну из первых колоний.
Первыми поселенцами-колонистами наряду с крестьянами ремесленной беднотой, беглецами от религиозных стеснений стали предприимчивые торговцы и авантюристы-предприниматели, меч-1 тавшие о быстрой наживе. Близкая двору аристократия заполучи¬ла свою гарантированную долю колониальных доходов в виде ко¬ролевской грамоты на управление колониями, а королевская каз¬на — в виде налогов и подношений. Своеобразие колонизационной политики в этом районе обусловливалось многими факторами. Глав¬ными среди них стали военное соперничество с Голландией, Фран¬цией и отчасти Испанией, а также относительная свобода общин колонистов в выборе форм местного самоуправления.
Одним из мощных побудительных мотивов к переселению за океан для пуританских общин стало желание найти здесь и обу¬строить “землю обетованную”, т.е. такое место на земле, где мож¬но жить в полном согласии с заповедями первых христиан — иметь чистую совесть, питаться плодами собственного труда и др. Здесь же получил новое продолжение конфликт пуритан с англиканской церковью. Радикальные пуританские секты считали официальную англиканскую церковь испорченной окончательно, а кальвинист-
Тема 20. Конституционная история США XVIII—XIX вв. 435
ские принципы ее обновления и очищения с помощью новой роли старейшин общин (пресвитеров) и собраний (синодов) верующих, которые практиковались в Англии, также противоречащими Свя¬щенному писанию. Общность веры некоторого числа людей, живу¬щих, как правило, по соседству, и есть, по их мнению, самое важное основание для их объединения в виде церкви, где един¬ственным руководителем должен признаваться сам Иисус Христос. Вступление в такую общину — дело добровольное и незатрудни¬тельное, достаточно было заявить о своем желании стать ее чле¬ном и признать взаимное внутриобщинное соглашение.
Сторонники радикального пуританизма назывались в Амери¬ке, как и в Англии, индепендентами (независимые), сепарати¬стами (обособленцы), диссидентами (несогласные, отщепенцы), конгрегационалистами (от слова “собрание”). Умеренные пурита¬не (пресвитериане) вслед за своим учителем Жаном Кальвином исходили из деления всех верующих христиан на два разряда — избранных ко спасению и остальных, осужденных на Божью кару и погибель. Принадлежность верующего к церкви расцени¬валась как своего рода предопределение к спасению, во всяком случае как ступень в “очищении” и в превращении в праведни¬ков, “святых”.
Вместе с ростом промышленного и торгового благосостояния колонистов начинаются столкновения и конфликты с метрополией на почве налоговой, торговой, административной и судебной. При¬мерно с середины XVIII в. не без влияния событий в метрополии возникает идея конфедеративного сплочения колоний, и один из авторов такого проекта, Б. Франклин, становится инициатором пе¬реименования поселенческих колоний в штаты (административно-территориальные единицы, находящиеся под властью определен¬ного правительства). В 60—70-е гг. конфликт между метрополией и колониями принимает вполне определенную конституционно-пра¬вовую окраску. В специальных совместных декларациях американ¬ские колонисты напоминают королю и парламенту о своем праве давать или не давать согласие на налоги, о праве на суд присяж¬ных и т.д. Так, в первой Декларации прав американских колоний, принятой в 1765 г. на Конгрессе в Нью-Йорке, было заявлено: “Су¬щественным и неотъемлемым правом всякого свободного народа и несомненным правом англичан всегда был тот принцип, в силу ко¬торого народ не может облагаться налогами иначе как с его соб¬ственного согласия, данного лично или через народных предста¬вителей… так как все сборы, уплачиваемые правительству, долж¬ны считаться добровольным даром народа, то противно разуму, равно как и принципам и духу британской Конституции, чтобы на¬селение Великобритании определяло такие дары Его Величеству из достояния и собственности американских колонистов”.
1
436
В следующей, второй Декларации прав (1774 г.) был сформули¬рован ряд положений и требований конституционно-правового харак¬тера, во многом предвосхищающих содержание Декларации незави¬симости. В ней отмечалось: “Жителям английских колоний в Амери¬ке в силу неизменных законов природы, принципов английской кон¬ституции и разных дарованных им хартий принадлежат следующие права…” Далее последовательно перечислялись “право на жизнь, свободу и собственность”, право на пользование “всеми правами, сво¬бодами и привилегиями свободных английских подданных, живущих в Английском королевстве”, “право народа на представительство народа в законодательном собрании” как основание английской сво¬боды и вообще “всякого свободного правительства”, “пользоваться полной защитой общего английского права”, “быть судимым согласно закону”, “право организовывать мирные сходки и собрания для об¬суждения тех или иных неудовольствий и для составления соответ¬ственных петиций королю” и др. (п. 1, 2, 4, 5, 8 Декларации прав). Таким образом, права и вольности колонистов целиком выводились из прав своих предков, британских подданных, и истолковывались так, что они “не могут быть законным образом изменены и сокращены какой бы то ни было властью без согласия самих колонистов”.
Эти же исходные принципы были заложены в Декларации независимости 13 штатов, принятой 4 июля 1776 г. в связи с про¬должавшейся Войной за независимость. Текст Декларации незави¬симости составлен Т. Джефферсоном, молодым и талантливым пуб¬лицистом и политиком из Виргинии, и просмотрен Б. Франклином и Дж. Адамсом.
Еще Дж. Локк в “Двух трактатах о правительстве” (изд. 1б90 г.) обосновал право народа на то, чтобы “не только избав¬ляться от тирании, но и не допускать ее” и в обеспечение этого “создавать новый законодательный орган всякий раз, как будет недоволен прежним”. Законность подобных действий возникает тогда, когда тиран посягает на права нации и оказывается, таким образом, виновным в мятеже.
Декларация независимости США подразделяется как бы на две основные части. В первой содержится философско-правовое обоснование права колонистов на обособленное и самостоятельное существование, а во второй —практическая аргументация в пользу необходимости и оправданности использования права народа на выбор формы правления, которая наилучшим образом обеспе¬чит ему безопасность и счастье.
В первой части приводились следующие аргументы в пользу смены формы правления:
• является самоочевидной истиной, что все люди созданы равными и что они наделены творцом прирожденными и неотъем¬лемыми правами, к числу которых относится “право на жизнь, свободу и на стремление к счастью”;
Часть II. Современная история »| Тема 20 Конституционная история США XVIII-XIX вв
437
I
• для обеспечения этих прав люди создают правительства, на¬деленные социальной принудительной властью с согласия тех, кем они управляют;
• если какая-либо организация правительственной власти на¬рушает эти принципы, народ имеет право “изменить или отме¬нить” такое правление (именно “отменить”, а не “уничтожить”, как нередко переводят слово abolish во многих существующих хре¬стоматиях и учебниках, поскольку речь идет об отмене договорен¬ностей между народом и правительственной властью) и установить правительство, основывающееся на таких принципах и на такой форме правления, которые, по мнению народа, могут наилучшим образом обеспечить ему “безопасность и благоденствие”.
В этой аргументации современные комментаторы находят сле¬ды влияния текста Декларации прав, которую примерно за месяц до 4 июля принял конституционный конвент штата Виргиния и составителем которой был Джордж Мэйсон, близкий друг и зем¬ляк Джефферсона. В первом ее разделе было записано следую¬щее: “Все люди по природе одинаково свободны и независимы и обладают известными неотъемлемыми правами, которых после их узаконения обществом они не могут, путем какого бы то ни было соглашения, лишать свое потомство: а именно права пользования жизнью и свободой, средствами приобретения и владения имуще¬ством и права добиваться и обретать счастье и безопасность”. Тема обретения счастья восходит по своим идейным истокам к древне¬греческим политическим философам, тема права на собствен¬ность — к периоду второй Английской революции и к формуле неотъемлемых прав Дж. Локка — “право на жизнь, свободу и иму¬щество” (как и три атрибута неотъемлемого достояния человека, его собственности в широком смысле слова).
Теперь легче понять своеобразие позиции Джефферсона — он не включал право собственности в число неотъемлемых и прирож¬денных прав. В ответ на обвинение в плагиате у Дж. Локка Джеф-ферсон заявил, что помимо Локка он перечитывал также античных авторов. Несколько позднее он станет советовать Лафайету не включать право на собственность в качестве естественного права человека в текст Декларации прав человека и гражданина 1789 г.
Положение Декларации о том, что правительственная власть существует из согласия народа, также употреблялось ранее. Локк извлек свои идеи о договорном происхождении государственной власти (из согласия свободнорожденных сограждан) из трудов анг¬лийского священника и публициста дореволюционной поры Ричарда Хуке (1553—1600), который в работе “Законы церковного устрой¬ства” трактовал возникновение государства и его устройство в духе теории общественного договора (ее первые формулировки дали еще
“It is a right of the people to alter or abolish it”.
438
Часть II. Современная история
древнегреческие софисты), а законы человеческие в идеальном ва¬рианте — как непротиворечащие законам природы и закону Свя¬щенного писания. В самой Декларации сказано, что право на само¬стоятельное и равное место среди других держав каждый народ имеет по “естественным и божеским законам”.
Во второй части Декларации независимости США говорилось о том, что нынешний король Англии является узурпатором, что он облагает колонистов налогами без их согласия и пытается вместе с парламентом подчинить колонистов такой юрисдикции, которая была чужда их конституции и не признавалась их законами. Здесь же присутствует критика организации власти с позиций доктрины раз¬деления (обособления) властей: король поставил судей в исключи¬тельную зависимость от своей воли в том, что касается определения срока их службы и размера жалованья (в метрополии существова¬ли другие конституционно-правовые начала); король “прислал сюда толпу своих чиновников, разоряющих народ и высасывающих из него все соки”; “он стремился сделать военную власть независимой от гражданской и поставить первую выше второй”. Главный вывод сводился к тому, что государь, характер которого заключает все черты тирана, не способен управлять свободным народом.
В заключительной части Декларации независимости решение существовать “свободно и независимо” делегаты изложили в таких словах: “…уповая на помощь Божественного Провидения, мы вза¬имно обязываемся друг другу поддерживать эту Декларацию жиз¬нью, имуществом и честью”.
Статьи о конфедерации и вечном союзе 1781 г. (Articles of Confederation and Permanent Union). 9 января 1778 г., на третьем году независимого существования, воюющие штаты создали кон¬федеративную организацию, нацеленную на координацию общих усилий в деле обороны и для “заведования общими интересами” (ст. V и VIII). При этом каждый штат сохранял “свое верховен¬ство, свою свободу и независимость, равно как и всю власть, всю юрисдикцию и все права, которые не предоставлены этой конфедерацией Соединенным Штатам, собравшимся на конгресс” (ст. II).
Для “заведования общими интересами” ежегодно избирались делегаты для съезда на Конгресс в 1-й понедельник ноября, при¬чем каждому штату предоставлялось право отзыва всех своих де¬легатов или некоторых из них в течение года и право замены их на остальную часть года. Расходы на общую оборону из общей каз¬ны имели особый учет. Пополнение казны осуществлялось штата¬ми “соразмерно с ценностью земель и построек” (ст. VIII). Делега¬ты учредительного конгресса считались “облеченными авторитетом и полномочиями” и осуществляли свои функции “от имени и по по¬ручению наших уважаемых конституционных собраний” (ст. XIII).
Тема 20. Конституционная история США XVIII—XIX вв.
439
На утверждение Статей о конфедерации и вечном союзе потребо¬валось три года (до 1 марта 1781 г.), однако все это определенно сказалось на результатах освободительной войны: она завершилась победой конфедерации в 1783 г.
Конституции 1787 г. Билль прав 1791 г.
Война разорила многие сословия, особенно фермеров, кото¬рые за неуплату налогов и долгов оказались перед угрозой суро¬вых санкций. Ветеранам войны не платили жалованья и обещанных пособий. Все это привело к большому социальному возмущению и затем восстанию под руководством ветерана войны Д. Шейса. Власть имущие были сильно напуганы таким поворотом событий и взяли курс на создание сильной и твердой централизованной власти. Однако у конгресса конфедерации не было достаточных полномочий, и развал “вечного союза” казался неминуемым вслед¬ствие экономического хаоса и болезненного местничества.
Тогда прибегли к характерному маневру. Было объявлено о созыве специального Учредительного собрания (Конституционно¬го конвента) для усовершенствования Статей о конфедерации, от¬носящихся к финансовым и торговым вопросам. Однако в ходе за¬седаний Конвента, проходивших за закрытыми дверями, была из¬готовлена новая Конституция для единого государства с федера¬тивным устройством. Она готовилась в течение четырех месяцев и была подписана 17 сентября 1787 г. гораздо меньшим числом деле¬гатов из 55 прибывших сюда в мае месяце. Часть делегатов поки¬нула Конвент в знак несогласия с предметом обсуждения. Суще¬ствовала большая неуверенность в том, что проект соберет необ¬ходимое большинство голосов — 9 из 13 штатов.
В промежутке между октябрем 1787 и маем 1788г. три активных участника составления проекта выступили в массовой печати в защи¬ту Конституции, однако скрыли свои подлинные имена под псевдо¬нимом. Они назвали себя именем древнеримского защитника респуб¬ликанского строя, действовавшего в переломный момент римской истории, который наступил после изгнания царя Тарквиния Гордо¬го. Имя его — Публиус Валерий Папликола (о нем можно прочесть в “Сравнительных жизнеописаниях” Плутарха). Защитники проек¬та — А. Гамильтон, Дж. Мэдисон и Дж. Джей — написали за восемь месяцев 85 статей (больше десятка в месяц). Впоследствии эти статьи были изданы отдельным сборником под названием “Федералист” и стали настольной книгой для многих поколений американских и ев¬ропейских государствоведов. Сама Конституция была одобрена и всту-
440
Часть II Современная история
Тема 20 Конституционная история США XVIII—XIX вв
441
пила в силу только в 1789 г. (4 марта), до того штаты были объеди¬нены лишь конфедеративной связью. На этом основании американс¬кая Конституция иногда датируется именно годом вступления вдей-ствие (1789 г.), а не годом ее выработки на Конституционном конвенте. О причинах перехода к федерации наиболее отчетливо гово¬рится в преамбуле, где перечислены официальные цели принятия Конституции. Среди них заслуживают внимания следующие:
• создание более совершенного союза народом США;
• обеспечение внутреннего спокойствия;
• установление справедливости (establish Justice);
• организация совместной обороны,
• гарантирование общего благосостояния (promote the general Welfare);
• обеспечение нам и нашему потомству благ свободы (secure the Blessing of Liberty to ourselves and our posterity).
Д. Вебстер (1782—1852), самый знаменитый в истории Аме¬рики оратор, резюмировал суть конституционной истории своей страны в таких словах: “Сердце Америки — свобода и союз, сегод¬ня и навсегда”.
Общая характеристика Конституции. Конституция состоит из преамбулы, в которой определены высшие цели, и семи крупных статей, регулирующих организацию, полномочия и законные спо¬собы взаимодействия общефедеральных, штатских и местных ор¬ганов власти в едином союзном государстве-республике.
Во избежание чрезмерной концентрации властных полномо¬чий какой-либо из трех ветвей государственной власти (прежде всего исполнительной), для надежной нейтрализации возможных узурпаторских приемов осуществления властных полномочий (ибо “люди не ангелы”. — Дж. Мэдисон) и для законно-процедурного разрешения возникающих на этой почве конфликтов создатели Конституции тщательно продумали и ввели особую систему взаим¬ного обособления, взаимного контроля и уравновешивания всех трех властей. Эта конституционно-правовая конструкция получила впоследствии наименование системы сдержек и противовесов (checks and balances).
Система сдерживающего контроля и взаимного уравновеши¬вания в случае опасного дисбаланса властей нашла воплощение в следующих приемах и средствах организационного и конститу¬ционно-правового (процедурного и властно-полномочного) харак¬тера.
• Все три ветви власти организуются и функционируют на ос¬нове несовпадающих правил и принципов и тем самым облекают¬ся неодинаковыми властными возможностями. Американский пар¬ламент (Конгресс) состоит из двух палат, одна из которых (пала¬та представителей) избирается всего на два года (вначале в нее
входили лишь мужчины из числа собственников, но не негры и не индейцы). Вторая палата (сенат) формировалась вначале законода¬тельными собраниями штатов. Срок ее полномочий был в 3 раза больше — 6 лет. Президент избирался на 4 года и несколько иным, косвенным путем — при помощи коллегии выборщиков, выдвину¬тых и избранных населением каждого штата. Члены Верховного суда (вначале 5, затем 9 членов) занимали свои должности пожиз¬ненно и назначались на должность президентом, но уже под кон¬тролем сената: по каждой кандидатуре необходимо согласие се¬наторов (“совет и согласие сената”) общим числом в 2/3 голосов палаты.
Во время обсуждения способов формирования Конгресса на Филадельфийском конвенте отличился Роберт Шерман (1721— 1793), фактический участник разработки или обсуждения всех ос¬новных документов, начиная от Декларации независимости. На этот раз он предложил пропорциональное представительство штатов при выборе депутатов в Конгресс на местах и равное представи¬тельство в сенате. Это исторически плодотворное предложение получило название Коннектикутский компромисс (Шерман пред¬ставлял свою программу от штата Коннектикут) и действует до се¬годняшнего дня.
• Стабильность и непрерывность функционирования властных учреждений достигается также за счет нейтрализации состоявшихся узурпаторских действий или объявленных намерений отдельных носителей власти. Конгресс вправе отклонить любые законопроекты президента, которые тот может вносить при содействии зависимых или сочувствующих ему лиц в обеих палатах Конгресса. Сенат может отклонить любую кандидатуру, предлагаемую президентом на дол¬жность судьи, посла и другие высшие федеральные должности.
Конгресс имеет возможность применить против президента и любого другого высшего должностного лица процедуру импичмен¬та, когда Конгресс превращает себя в судебное учреждение, в ко¬тором нижняя палата выдвигает и обосновывает обвинение, а верх¬няя выносит решение после надлежащей правовой процедуры су¬дебного разбирательства.
Президент в свою очередь наделен Конституцией законной возможностью отложить введение нежелательного ему законопро¬екта или резолюции. Его отлагательное вето может быть преодо¬лено повторным голосованием обеих палат и поддержкой повтор¬ного решения большинством в 2/3 голосов.
• Особые возможности для сдерживания произвола Конгресса или президента, а также других властных учреждений государства были присвоены Верховным судом после прецедента, имевшего место через 15 лет после принятия Конституции (Мэрбери против Мэдисона).
442
Часть II Современная история
Дело “Мэрбери против Мэдисона” (1803 г.). 4 марта 1801 г. был днем вступления в должность Т. Джефферсона, а незадолго до этого команда уходящего президента Дж. Адамса позаботилась о заполнении ряда федеральных должностей лояльными себе людьми и этим сильно разгневала команду Джефферсона. Заполнялись 16 должностей федеральных судей и 42 должности мировых судей Адаме назначил их 2 марта, а сенат затянул утверждение 3 мар¬та до полуночи, и потому все назначенные получили прозвище “полуночные судьи”.
В их числе оказался и У. Мэрбери, претендент на должность федерального судьи в округе Колумбия. Однако в выдаче патен¬та на занятие должности судьи ему было отказано. Тогда он обра¬тился в Верховный суд с просьбой о том, чтобы, согласно Зако¬ну о судоустройстве 1789 г, новый госсекретарь Дж. Мэдисон по¬лучил приказ о выдаче подписанного и одобренного патента.
Председатель Верховного суда Дж. Маршалл (1755—1835), незадолго до этого назначенный на этот пост Адамсом и занимав¬ший видное место в партийном окружении президента, содейство¬вал принятию такого решения, которое впоследствии было при¬равнено по значению ко второму изданию Конституции. Мэрбери было заявлено, что он имеет право на должность, однако пред¬писания Закона о судоустройстве 1789 г, на которые он ссылает¬ся, противоречат ст. III Конституции и, следовательно, Верховный суд должен объявить этот закон неконституционным. Так благодаря инициативе и находчивости председателя Верховного суда Дж. Маршалла был сформулирован принцип, преобразивший всю конституционную теорию и практику США. Он гласил, в частности, что “любой закон, противоречащий Конституции, ничтожен” и что определять его ничтожность вправе только одно учреждение — Верховный суд, который в этом случае совмещает традиционные судейские функции с функцией высшего надзора за правильным пониманием, толкованием и применением Конституции.
Доктрина о неконституционности имела хождение еще до появления письменных конституций. Известные юристы и политики XVIII в. Ч. Отис и П Генри отстаивали ее с иными целями, но в период борьбы за независимость их доктрина была использована для обоснования естественных прав колонистов, а потом и для обо¬снования самой Конституции страны Дж. Маршалл в своем обосно¬вании необходимости судебного надзора за конституционностью законов или актов правительственной власти делал акцент не на самом установлении надзора, который есть важный и необходимей¬ший элемент “живой Конституции”, а на факте усиления этого элемента или принципа Конституции. Впоследствии данную мысль удачно проиллюстрирует А Токвиль, заявивший, что без этой де¬ятельности верховных судей Конституция была бы мертвой буквой:
Тема 20 Конституционная история США XVIII—XIX вв.
443
“К ним обращается исполнительная власть, защищаясь от вмеша¬тельства законодательного собрания, законодательная власть, за¬щищаясь от мероприятий исполнительной власти, Союз, чтобы заставить штаты повиноваться ему; штаты, чтобы устранить из¬лишние притязания Союза, общие интересы, вступая в борьбу с частными; консервативные взгляды, противодействуя демократи¬ческому непостоянству” (О демократии в Америке, 1835).
Дж. Брайс, самый авторитетный знаток американского консти¬туционного опыта за пределами Америки, автор трехтомного ис¬следования этого опыта под названием “Американская республи¬ка”, охарактеризовал Дж. Маршалла как “второго создателя Кон¬ституции”. Он писал о нем. “Маршалл имел в виду не перемену Конституции, а ее развитие… Гибкость и способность к дальнейше¬му развитию, которыми американская Конституция превосходит все другие неизменные или верховные конституции, были в очень значительной мере результатом деятельности Маршалла” (Амери¬канская республика. М, 1899. Т. 1. С. 420—421, рус. пер.).
Билль прав или первые десять конституционных поправок Конституция 1787 г. при всех своих совершенствах имела по срав¬нению с конституциями отдельных штатов один весьма существен¬ный пробел — в ней не было конституционного признания и гаран¬тий защиты некоторого минимума основных гражданских прав свобод. Первой конституцией штата, принятой в условиях незави¬симого существования, была Конституция штата Нью-Гэмпшир от 6 января 1776 г., однако наиболее совершенной и образцовой счи¬талась Конституция Виргинии от 29 января того же года. Таким! образом, Конституцию 1787 г. следует воспринимать не-| ким жилым строением, в котором все предусмотрено и все фун-1 кционирует, кроме удобной лестницы (есть только пожарная! лестница).
Противники внесения поправок и дополнений в Конституцию! из числа ее изготовителей указывали на то, что в ней все же! имеется ряд гарантий в защиту прав и свобод, право на выдачу! приказа “хабеас корпус”, запрет на принятие закона с обратной! силой действия, гарантия суда присяжных, запрет вынесения на-1 казания без суда, запрет на привилегию для какого-либо вероис-1 поведания, отмена дворянских титулов и званий, принцип респуб-1 ликанского представительного правления, система сдержек и про- [ тивовесов, процедура импичмента для высших должностных лиц| и др.
И действительно, в колониальный и раннереспубликанский! период истории США импичмент эффективно использовался для борьбы против злоупотреблений в среде исполнительной и судеб¬ной власти. Эта практика содействовала возвышению роли законо¬дательных учреждений (в особенности нижних палат легислатур
444
Часть II Современная история
штатов — там, где они были учреждены) и одновременно разра¬ботке системы сдержек и противовесов, которая ограничивала чрезмерные полномочия государственной власти в штатах.
В 1635 г. губернатор Виргинии Д. Харвей был привлечен к импичменту за махинации с земельными угодьями. В 1757 г. такой же процедурой был отстранен от власти Верховный судья в Пен¬сильвании. В раннереспубликанский период все колонии включи¬ли статьи об импичменте в свои конституционные акты, поэтому появление этой статьи в 1787 г. в проекте федеральной Конститу¬ции стало вполне закономерным. В 1800 г. президент Джефферсон смог отстранить от должности ряд сторонников партии федерали¬стов, и это способствовало возвышению законодательной власти в федерации.
Еще одну гарантию защиты прав и свобод от произвола вла¬стей составлял суд присяжных. Седьмая статья Конституции га¬рантировала участие суда присяжных во всех гражданских делах, наказание за которые превышает 20 долл. Многие элементы суда присяжных были импортированы из Англии: суд присяжных дол¬жен состоять из 12 человек, процесс ведет судья, который дает советы присяжным по вопросам, связанным с законом и его при¬менением.
Процедура с утверждением десяти поправок, внесенных по предложению Мэдисона еще в июне 1789 г., растянулась до декаб¬ря 1791 г. Только после этого события становится возможным счи¬тать федеральную Конституцию достаточно полной и завершенной, а американскую революцию окончательно упрочившейся в своих политических структурах, поскольку она получила мощную консти¬туционно-правовую фиксацию и поддержку.
Т. Пейн, англичанин, имеющий неоспоримые заслуги перед двумя революциями — Американской и Французской, писал в 1793 г. в памфлете “Права человека”, что независимость Амери¬ки, рассмотренная только как отделение от Англии, была бы де¬лом и событием небольшого значения, если бы она не сопровож¬далась “революцией в принципах и практике государственного уп¬равления” (т.е. радикальными переменами в организации и управ¬лении государством).
Первые десять поправок не были однородными по своему на¬значению и не всегда имели отношение к уточнению гражданских прав и свобод. Последняя из них говорит о том, что остаточные пол¬номочия осуществляются штатом и народом, его населяющим. Девя¬тая поправка содержит оговорку о том, что имеющийся теперь в Конституции перечень прав не ущемляет других прав, которые уже признаны или будут признаны за гражданами в неопределенном будущем. Третья поправка регулирует такое редкое ныне для кон¬ституций дело, как порядок принятия солдат на постой в мирное или
Тема 20 Конституционная история США XVIII—XIX вв.
445
военное время (дело это считалось важным с точки зрения соблю¬дения прав граждан на неприкосновенность их жилища). В осталь¬ных семи поправках речь шла о конкретных гражданских правах и свободах, которые гражданину в принципе необходимы для нор¬мальной, т.е. безопасной и нестесняемой, жизни в государственно организованном обществе и для соучастия в делах и заботах государ¬ства.
В семи поправках, относящихся к правам и свободам, указаны:
1. Виды гарантий того, что именуется правами:
• право людей мирно собираться (I);
• право обращаться к правительству с петициями о прекра¬щении злоупотреблений (I);
• право хранения и ношения оружия для содействия милиции и в обеспечение “безопасности свободного государства” (II);
• право на защиту личности, жилища и имущества (IV);
• право на защиту от необоснованных обысков и арестов (IV);
• право не быть привлеченным к ответственности дважды за одно и то же преступление (V);
• право не быть принуждаемым свидетельствовать против са¬мого себя (V);
• право на справедливую компенсацию за причиненный ущерб (V);
• право не отвечать дважды за одно и то же преступление жизнью или телесной неприкосновенностью (V);
• право на законное, скорое и публичное судебное разбира¬тельство (VI);
• право обвиняемого быть информированным о природе и причинах (основании) предъявленного обвинения (VI);
• право на очную ставку и на пользование услугами адвоката (VI);
• право требовать разбора судом присяжных иска ценой свы¬ше 20 долл. (VII);
• право быть защищенным от чрезмерных залогов, чрезмер¬ных штрафов, от наложения “жестоких и необычных наказаний” (VIII);
2. Привилегии и вольности граждан (гражданские свободы):
• свобода слова и печати (I);
• свобода выбора вероисповедания (I).
Последующие уточнения гражданских свобод находили вопло¬щение в решениях Верховного суда либо в дополнительных по¬правках, принятых на протяжении XIX и XX столетий.
После принятия поправок и введения практики судебного кон¬ституционного надзора американская Конституция приобрела сле¬дующие характерные черты, выделяющие ее среди других совре¬менных конституций:
446
Часть П. Современная история
Тема 20. Конституционная история США XVIII—XIX вв.
447
• конституция федеративного государства. Федеративная организация государства означает прежде всего такую организа¬цию правительственной власти и правовой системы, при которой центральное общенациональное правительство распределяет власть между штатами, областями и землями — составными час- * тями этого сложно устроенного государства, каждая из которых ; в определенной степени является суверенной в своих правах. Ко- | нечно, общенациональное (федеральное) правительство более мо- | гущественно и распоряжается гораздо большими бюджетными или1 • налоговыми суммами, оно посылает и принимает послов другирс ч стран и печатает денежные знаки и т.д. И все же оно не може|т , повлиять на законодательство местного назначения, не привлекает к ответственности за превышение скорости или ограбление бензо¬колонки и даже не заверяет завещаний;
• конституция государства-республики, причем республикан¬скую форму правления в штатах менять на другую запрещено конституционным законом;
• американская Конституция не только закрепляет разделе¬ние властей в качестве необходимого условия нормально устроен¬ного современного государства, но и снабжает это обособление продуманной и рассчитанной системой сдержек и противовесов, что явилось бесспорным изобретением создателей Конституции. К их числу следует отнести не только участников Конституционного кон¬вента в Филадельфии 1787 г. (А. Гамильтон, Дж. Мэдисон и др.), но и мыслителей и политиков, принявших участие в этом процессе заочно, — Дж. Адамса, автора фундаментального труда “В защи¬ту конституций Соединенных Штатов” (1787 г.), Т. Джефферсона, автора Декларации независимости и оригинального проекта консти¬туционной реформы в его родном штате Виргиния, и др.;
• с введением судебного конституционного надзора американ¬ская Конституция, по некоторым определениям, стала состоять из самого ее текста, а также из тех разъяснений и толкований ее содержания, которые содержатся в решениях Верховного суда;
• для внесения изменений в содержание Конституции требу¬ется созыв специальных конвентов в штатах и одобрение их боль¬шинством в 3/4 голосов. Эти изменения оформляются в виде попра¬вок и уточнений, число которых к концу XX столетия составило 27;
• конституционная поддержка личных прав и свобод создает определенную напряженную атмосферу для действий правитель¬ственной власти. Однако эта сохраняющаяся напряженность между полномочиями правительственной власти и правами и свободами гражданина официально признается и определенным образом ре¬гулируется принципами и нормами Конституции федерации;
• общие цели, ради которых была учреждена Конститу¬ция, — более совершенный союз штатов, справедливость, общая оборона, всеобщее благосостояние и защита благ свободы — созда¬ли такой взаимодополняющий и взаимоподдерживающий набор по-
литических ориентации нового федерального государства, которые способствовали успешному преодолению самых неожиданных и су¬ровых испытаний (Гражданская война 60-х гг. XIX в., глубокая экономическая депрессия 20—30 гг. XX в.) на протяжении двух пер¬вых веков существования федерации.
Территориальное расширение федерации
и новые политические размежевания.
Возникновение лвухпартийной системы
Послереволюционное течение событий конституционно-право¬вого характера было неравномерным и не всегда последовательным, с элементами попятного движения и нового балансирования. Наря¬ду с принятием Билля прав 1791 г. был принят пакет законов о на¬турализации, о враждебных иностранцах (опасались революционно¬го влияния иммигрантов-французов), о подстрекательстве к мятежу (наказание за преступный сговор с целью свержения правительства, а также за распространение порочащих сведений о правительстве США, Конгрессе и президенте). Некоторые положения законов про¬тиворечили предписаниям Декларации независимости и Биллю прав. В 1795 г. принимается очередная XI поправка, предусматривающая иммунитет штатов от судебных преследований со стороны других штатов или иностранцев. Все это ограничивало полномочия Союза.
После введения судебного контроля за конституционностью в связи с решением по делу Мэрбери против Мэдисона (1803 г.) на¬стала пора уточнений и изменений Конституции с помощью судеб¬ных решений и толкований. В 1857 г. по делу Дреда Скотта суд второй раз признал неконституционным акт Конгресса, а в 1866 г. признал неконституционными действия самого президента.
В первой трети XIX в. происходит территориальное расши¬рение Союза и в то же время раскол в группировке Дж. Вашинг¬тона. После завоевания и конституционного закрепления независи¬мости в стране происходит политическое размежевание двух партий — федералистов и республиканцев — по вопросу о соотно¬шении полномочий Союза и штатов.
Федералистская партия существовала с 1787 г. Она отличалась известным политико-философским консерватизмом и аристократиз¬мом и выступала за сильную федеральную правительственную власть. Ее руководителем и главным идеологом вплоть до гибели на дуэли в 1804 г. был А. Гамильтон.
Республиканская партия была основана Т. Джефферсоном в 1793 г., в период конфронтации с федералистами. Партия выступала в защиту прав штатов и республиканско-демократических традиций. Главную поддержку она находила у фермеров, мелких бизнесменов и жите-
448
Часть II. Современная история
лей небольших городов. Большую роль в оформлении и деятельнос¬ти этой партии сыграли виргинцы — сам Джефферсон, затем Дж. Мэдисон, ставший президентом в 1809—1817 гг., а позднее президен¬ты Монро и Дж. Адамс-младший. Однако в конце первой четверти века соперничество двух партий получает новые очертания.
В 1828 г. на смену республиканцам приходит Демократическая партия во главе с Э. Джексоном, первым президентом не из ди¬настии Вашингтона, а из политиков-южан (1828—1835 гг.). Фракция партии федералистов создает партию вигов. Начинают функциони¬ровать партийные конвенты, стремящиеся монополизировать про¬цедуру выдвижения кандидатов в президенты. Получает распрос¬транение система партийного дележа различных должностей в фе¬деральных ведомствах (система партийной ротации). В середине века в ходе обостренных дебатов о судьбе рабства происходит рас¬кол в рядах Демократической партии. В 1854 г. партия вигов распа¬дается (раньше, чем в Англии) и уступает место Республиканской партии, объединившейся с целью критики рабовладения.
В этот же период увеличивается число штатов, и политические размежевания начинают ощущаться в групповых ориентациях самих штатов. В 1803 г. Джефферсон за 13 млн долл. покупает у Наполеона Луизиану, простирающуюся от Мексиканского залива до канадской границы. В 1820 г. в Союз входят свободный штат Мэн и рабовладель¬ческий штат Миссури. Законом оформляется их вхождение и прини¬мается специальная резолюция об установлении северной границы распространения рабства западнее р. Миссури (сделка названаМис-сурийским компромиссом). В 1846—1848 гг. в ходе успешной войны с Мексикой происходит присоединение Техаса, Калифорнии, Ари¬зоны, Нью-Мехико, Невады, Юты и части Колорадо (территория этих штатов равна площади Германии и Франции, вместе взятых).
Гражданская война северных и южных штатов и новые поправки к Конституции
В 1854 г. большинство сторонников сохранения рабства и ра¬бовладения сумели провести в Конгрессе отмену Миссурийского компромисса, обеспечить уступки рабству в новых южных штатах (Нью-Мехико, Юта) и снять ограничения. Все это привело ко Второму миссурийскому компромиссу, согласно которому населе¬ние территории само решает данный вопрос. В 1860—1861 гг. было заявлено о сецессии 13 южных штатов и о провозглашении в фев¬рале месяце образования Конфедеративных штатов Америки. После вступления в марте 1861 г. в должность президента респуб¬ликанца А. Линкольна эти штаты подняли мятеж и пытались свер¬гнуть конституционное правительство. Так началась Гражданская
Тема 20. Конституционная история США XVIII—XIX вв. 449
война, которая длилась свыше четырех лет (с 12 апреля 1861 по 26 мая 1865 г.). Это была кровопролитная война и одновременно са¬мое суровое испытание федеративного объединения на прочность. Сторонникам сохранения Союза пришлось прибегнуть к ряду маневров и перемен социально-политического характера, прежде чем военные успехи смогли стать закрепленными надежно и навсег¬да. В 1862 г. издается Закон о гомстедах (приусадебных землях), согласно которому каждому домохозяину была предоставлена воз¬можность занять участок в 160 акров (соток) за счет неосвоенных земель Запада. Такая возможность оказалась могучим стимулом не только экономического, но и военного назначения. Она обеспечила простор для американского варианта развития современного част¬новладельческого хозяйствования — фермерского.
Второе серийное издание поправок. Прокламация (манифест) об отмене рабства, подписанная Президентом Линкольном, была опубликована 1 января 1863 г. Вначале речь шла только об осво¬бождении рабов на территории взбунтовавшихся штатов, и лишь после окончания войны специальной XIII поправкой (1865 г.) раб¬ство было отменено во всех штатах.
В 1868 г. была принята очень важная радикальная поправка — знаменитая XIV поправка, которая содержала запрет для штатов лишать гражданина жизни, свободы и собственности без соблюде¬ния надлежащей правовой процедуры (ср. ст. 39 Великой хартии вольностей) и запрет на отказ в равной защите законов в пределах своей юрисдикции. В тексте поправки впервые появились такие юридические формулы и конструкции, как “надлежащая законная процедура”, “равное покровительство закона”, получившие затем широкое признание и употребление. (All persons born or naturalised in the United States and subject to the jurisdiction thereof, are citizens of the United States and of the State wherein reside. No State shall make or enforce any law which shall abridge the privileges or immunities of citizens of the United States; nor shall any State deprive any person of life, liberty, or property, without due process of law; nor deny to any person within its jurisdiction the equal protection of the laws. — Art. XIV. Sect. 1.) (Все лица, рожденные или натурали¬зованные в Соединенных Штатах и подчиненные их юрисдикции, являются гражданами Соединенных Штатов и того штата, где они проживают. Ни один штат не будет издавать или применять какой-либо закон, ограничивающий привилегии и льготы граждан Соеди¬ненных Штатов; и не будет какой-либо штат лишать какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей законной процедуры; не будет также отказывать какому-либо лицу в рав¬ной защите законов в пределах своей юрисдикции.)
Принятая в 1870 г. XV поправка запрещала дискриминацию на выборах по признаку цвета кожи, признаку подневольности и под предлогом расы.
450
Часть II Современная история
Южные штаты откликнулись на эти поправки введением ценза грамотности для избирателей, а также унизительных экзаменов для негров. Возникли и нашли защиту расистские террористические от¬ряды (Ку-к/и/кс-клан)и практика самосудов (суды Линча). И это несмот¬ря на введение всеобщего мужского избирательного права (1870 г.) и тайного голосования (1872 г.). Курс на создание законодательных и ад¬министративных ограничений для негров и цветных привел к созда¬нию особых кварталов проживания, особых вагонов на железной до¬роге и специальных парикмахерских. Эта политика сегрегации (обо¬собления) и дискриминации получила название джимкроуизма (по имени сенатора Джима Кроу). Преследовались даже смешанные бра¬ки: нарушители подвергались уголовному наказанию. К этой политике дискриминации присоединился Верховный суд, который решениями 1883 и 1893 гг. признал неконституционным Закон о гражданских правах 1875 г., который основывался на трех поправках в пользу гражданского равноправия, принятых после Гражданской войны.
Сто лет спустя в одном из решений 1968 г. Верховный суд признал, что содержащиеся в XIII поправке “обещания нация не смогла сдержать”. И действительно, рабское зависимое положение оказалось удивительно разноликим, здесь и практика пеонажа (си¬стема долгового рабства), и принудительный труд в качестве “кули” (перевозчика) в районах с китайским населением, и прину¬дительное привлечение к труду тюремных заключенных Самым основательным и результативным курсом в обеспечении граждан¬ских прав и свобод оказался курс на отмену дискриминационного законодательства штатов середины XX в., поддержанный серией решений Верховного суда под председательством Э. Уоррена.
Реформа гражданской службы. Закон Пэнллтона от 16 января 1883 г.
Под гражданской службой в Соединенных Штатах обычно под¬разумеваются все наемные служащие аппарата правительственной власти, за исключением избранных официальных лиц (конгрессме¬ны), судей и армейских офицеров и солдат. Бюрократия — иное название для гражданских служащих. В отличие от Англии органи¬зация и функционирование гражданской службы в США переживали серьезные трудности и испытывали на себе вредные воздействия доминирования практики партийного “дележа добычи” — должно¬стей в аппарате федеральной службы. Как и в других странах, при¬рост численного состава служащих всегда обгоняет естественный прирост населения. После долгих общественных дискуссий и парла¬ментских проволочек в 1883 г. принимается Закон об усовершенство¬вании и регулировании гражданской службы Соединенных Штатов, известный также под названием Закона Пэндлтона.
Тема 20 Конституционная история США XVIII—XIX вв 451
Закон содержал следующие положения:
1. Исполнение правил данного закона —долг всех чиновников США. Они должны содействовать всеми подходящими способами их претворению в жизнь.
2. Для хорошего ведения дел предусматривается:
• конкурсные экзамены для проверки пригодности претенден¬тов на имеющиеся должностные посты государственной службы, а также на те посты, которые будут учреждены в дальнейшем. Эк¬замены должны носить практический характер (выявлять способ¬ности к данной службе);
• все посты, должности и служебные места с учетом их ка¬тегорий должны замещаться путем отбора на них лиц, получающих наилучшую оценку на конкурсных экзаменах;
• окончательному утверждению назначения на пост или найма должен предшествовать испытательный срок;
• ни одно лицо, находящееся на службе, не вправе исполь¬зовать официальные полномочия или влияние для принуждения к каким-либо политическим действиям лиц или учреждений,
• ни одно лицо, регулярно и чрезмерно потребляющее спир¬тные напитки, не может назначаться на какой-либо пост, долж¬ность и служебное место, о которых идет речь в настоящем Зако¬не, или удерживаться на них;
• если двое или более членов одной семьи в настоящее вре¬мя занимают какие-либо должности определенной ступени, подпа¬дающие под действие настоящего Закона, то ни одно новое лицо из этой семьи не может быть назначено на какую-либо должность такой же ступени;
• никакие рекомендации в отношении претендента со сторо¬ны сенатора или члена палаты представителей не должны учиты¬ваться экзаменатором, за исключением сведений о характере пре¬тендента и месте, его жительства;
• ни один сенатор, член палаты, ни один чиновник государ¬ственной службы, офицер армии и флота, служитель юстиции не имеет права прямо или косвенно собирать или быть причислен¬ным к сбору каких-либо платежей, взносов и вкладов на полити¬ческие цели с любого чиновника, служащего или работника по найму.
Контрольные вопросы
Когда в США появилась первая Конституция? Какая аргументация в пользу независимого существования содержалась в Декларации независимости США?
452
Часть II Современная история
В чем заключается своеобразие американской Конституции?
Почему потребовались такие многочисленные поправки сра¬зу после принятия Конституции?
Чем памятно дело “Мэрбери против Мэдисона” (1803 г.)?
Что нового привнесли поправки к Конституции, принятые после Гражданской войны7
Какие партии сменили федералистов и республиканцев пери¬ода выработки Конституции?
В чем своеобразие американской гражданской службы?
Литература
США: Конституционные и законодательные акты. М., 1993. — I Закон Пэндлтона // Хрестоматия по новой истории. 1870—1914. | М., 1989. С. 171—173. —Токвилъ А. О демократии в Америке. М., 1897 (новейший перевод —1992). —Вильсон В. Государственный! строй Соединенных Штатов / Пер. с 20-го изд. с предисл. ММ. Ковалевского. СПб., 1909. — Мишин А.А., Власихин В.А. Кон¬ституция США: Политико-правовой комментарий. М., 1985. — Мар¬шалл Дж. Решение по делу “Мэрбери против Мэдисона”// Анто¬логия мировой правовой мысли: В 5 т. Т. 3. М, 1999. С. 405—406.
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
Французская революция 1789 г.: основные периоды и документы. — Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. — Конституционное законодательство периода революции (1789—, 1799 гг.). — Якобинский Конвент и Конституция 1793 г. — Тер мидорианский Конвент. Правление Директории.
Французская революция 1789 г.: основные периоды и документы
Французская революция 1789—1799 гг. привела к падению аб солютной монархии и установлению республики. Все граждане был уравнены в защите карающих или покровительствующих законов, Феодальные, повинности были отменены, верховной властью при знана нация. От введения республиканского представительное правления взамен монархического ожидали самых чудесных и га зитивных перемен. Однако внутренняя социальная напряженность! (финансовые трудности, нищета угнетенного поборами и повинно¬стями крестьянства), внешняя военная опасность и политические размежевания сословий привели сначала к насильственному захвату власти максималистским крылом революционеров, а затем, после контрреволюционного переворота, к плутократической олигархии.| Вслед за рядом не вполне удавшихся стабилизационных акций это¬го режима наступил черед режима личной власти с опорой на силу штыков (переворот Наполеона Бонапарта 9 ноября 1799 г.).
Революционным событиям и переменам предшествовали кри¬зисные тенденции в жизни общества — финансовый кризис, ни¬щета народа, а также напряженность во взаимоотношениях короля с основными сословными группами общества. В 1787—1788 гг про¬исходит мятеж аристократии, спровоцированный намерением ко¬ролевского правительства уравнять ее в налоговом обложении с третьим сословием (купцы, ремесленники, мещане, юристы, мел¬кие чиновники). Дворяне в этот период склоняются в пользу кон¬ституционного строя с вотированием налогов Генеральными шта¬тами, с передачей забот об управлении на местах специальным вы¬борным уполномоченным провинциальных штатов. Они же, разу¬меется, были сильно озабочены гарантиями личной свободы и не¬прикосновенности своих сеньориальных привилегий.
454
Часть П. Современная история
Их мятеж впоследствии назовут феодальным бунтом (А. Ма-тъез), аристократической революцией (Ж. Лефевр). Для многих ис¬ториков и комментаторов именно этот мятеж станет важной вехой в процессе возникновения и осуществления социальных и полити¬ческих перемен революционного характера. Писатель Фр. Шатоб-риан, современник революции и ее консервативный критик, сде¬лает в этой связи такое заключение: “Патриции начали Револю¬цию, плебеи довели ее до конца”.
Французская революция была подготовлена также идейно-философской критикой существующих нравов и порядков. Кроме того, на ее программных документах сказался опыт американских революционеров.
Король Людовик XVI созвал Генеральные штаты постановле¬нием Королевского совета от 8 августа 1788 г. В сентябре Париж¬ский парламент (судебное учреждение) решил, что созываемые королем Генеральные штаты должны состоять, как и в последнем своем собрании в 1614 г., из трех сословий, причем каждое из сословий располагает одинаковым числом представителей и голо¬сует раздельно. Однако третьему сословию, ставшему заметной финансовой и политической силой, удалось навязать свои усло¬вия — вдвое увеличить свое представительство (588 депутатов против 301 от дворянства и 270 депутатов от духовенства). Выбо¬ры депутатов от третьего сословия проходили на сословных собра¬ниях, во время которых составлялись и обсуждались наказы из¬бирателей (сохранилось около 40 тыс. таких документов).
Представители двух первых сословий отправлялись лично в главный город бальяжа (административного округа), чтобы соста¬вить избирательное собрание. Даже женщины, принадлежавшие к сословию дворян и владевшие поместьем, могли иметь своего представителя на этих собраниях в лице уполномоченного, снаб¬женного доверенностью. Заседание Генеральных штатов началось в Версальском дворце 5 мая 1789 г. Собравшиеся проявили необы¬чайную самостоятельность и инициативу: 17 июня депутаты третье¬го сословия, поддерживаемые низшими слоями духовенства и дво¬рянства, по предложению аббата Эмманюеля Сиейеса провозгла¬сили себя Национальным собранием, а затем 9 июля переименова¬ли себя уже в Учредительное собрание (Конституанта). При этом претворялись в жизнь требования из наказов избирателей. Это же собрание торжественно постановляет именовать Людовика XVI “восстановителем французской свободы”.
Подобное направление перемен было предсказано в ряде на¬казов, например в наказе избирателей Парижской округи, где имеется такое обобщение: “Могущественнейшая нация Европы го¬товится выработать себе конституцию, т. е. установить незыблемый порядок, при котором злоупотребления власти станут невозможны-
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
455
ми…” В разделе наказа, озаглавленном Декларация прав, было записано следующее: “Мы требуем, чтобы было признано основ¬ным и конституционным законом: что все люди родились свобод¬ными; каждый имеет одинаковое право на безопасность и на пол¬ное распоряжение собой и своим имуществом”.
При обсуждении гарантий свободы гражданина наряду с тре¬бованием признать право на суд присяжных “естественным правом всякого гражданина” или признать право на свободу занятий, ремесел и торговли говорилось еще и о том, что необходимо унич¬тожить крепостную зависимость и что “рабство негров противоре¬чит естественному праву”. В разделе о конституции было сказа¬но, что монархическая форма правления сохраняется, но власть монарха должна ограничиваться законом; поскольку законодатель¬ная власть принадлежит нации, закон есть выражение общей воли, получившей санкцию короля. Функции судебной власти от¬личны от функций исполнительной власти и могут выполняться от имени короля лишь членами судейского сословия или судьями, ут¬вержденными нацией. “Таковы существенные основы декларации прав той конституции, способствовать обращению которой в наци¬ональную хартию мы поручаем избранным нами национальным представителям…”
Король делает попытку разгона Конституанты, но встречает сопротивление. Он приказывает депутатам 19 июня разойтись по сословиям, но те, перебравшись в зал для игры в мяч, торже¬ственно обещают не расходиться до тех пор, пока не выработа¬ют конституцию. 20 июня король делает еще одну попытку упоря¬дочить работу депутатов, посылая к ним своего представителя с требованием разделиться по сословным фракциям и заседать от¬дельно. В ответ на это граф Мирабо, один из самых популярных политических ораторов и деятелей начального периода революции (“лев революции”), произносит в адрес королевского посланца весь¬ма примечательные слова: “Вы, кто не имеет среди нас ни мес¬та, ни голоса, ни права говорить, идите к вашему господину и скажите ему, что мы находимся здесь по воле народа и нас нельзя отсюда удалить иначе как силой штыков”.
Период с июля 1789 по август 1792 г. можно считать перио¬дом конституционного течения конфликта между королем и наци¬ональными избранниками. Самым памятным событием конституци¬онной истории этого времени стало принятие Декларации прав человека и гражданина, примером которой во многом послужила Декларация независимости США.
Из всех революционных лет самым насыщенным оказался 1789 год:
• 14 июля стало символом политической революции (штурм Бастилии явился началом крушения власти и режима абсолютной
456
Часть II Современная история
монархии, впоследствии ключи от Бастилии были подарены Дж. Вашингтону);
• в ночь на 4 августа провозглашается упразднение сословных привилегий и Франция всесословного равенства сменяет собой Францию аристократическую;
• 26 августа принимается Декларация прав и тем самым ут¬верждаются новые конституционные принципы регулирования и гарантирования гражданской свободы;
• 22 декабря происходит революция административная, ког¬да вместо провинций вводится деление страны на 83 департамента.
Впоследствии наряду с новыми, современными администра¬тивными структурами были выработаны и внедрены учреждения и структуры финансовые, налоговые, судебные, военные, образо¬вательные и земледельческие.
Леклараиия прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г.
По замыслу авторов Декларация представляет собой свод об¬щепризнанных прав и свобод, изложенных в торжественной фор¬ме от имени представителей французского народа, озабоченных выработкой нового общественного устройства. По своему содержа¬нию Декларация есть торжественное провозглашение некоего пе¬речня естественных прав человека, принадлежащих ему по при¬роде в силу рождения и потому неотъемлемых и священных (бе¬зусловно почитаемых). Права гражданина связаны с принадлежно¬стью человека к государственной организации, именуемой в тексте политической ассоциацией (политическим союзом).
(Сам жанр торжественного провозглашения прав и свобод не был новым в истории: достаточно вспомнить Великую хартию воль¬ностей 1215 г., Билль прав 1689 г. (напомним, что первоначальное его название — Декларация прав) или Декларацию независимос¬ти США 1776 г. с ее перечнем естественных и неотчуждаемых прав (жизнь, свобода, обретение счастья). Особенностью французской Декларации стало намерение создателей сделать ее частью пись¬менной конституции страны. В подготовке Декларации принимали участие маркиз Лафайет, граф Мирабо, Мунье и др. Ж.П. Марат представил проект под названием “Декларация прав человека и гражданина с последующим планом справедливой, мудрой и сво¬бодной конституции”.
Принятая Декларация прав человека и гражданина состоит из преамбулы и 17 статей, напоминающих христианские заповеди и отчасти конкурирующих с ними. О практическом назначении Дек¬ларации говорится в преамбуле:
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в
457
1
• она напоминает согражданам, что “лишь невежество, заб¬вение прав человека и пренебрежение к ним являются единствен¬ными причинами общественных бедствий”;
• отныне Декларация будет неизменно пребывать перед взо¬рами всех членов общественного союза и постоянно напоминать им их права и обязанности;
• действия законодательной или исполнительной властей мо–гут теперь быть “ежеминутно сравниваемы с целью всякого поли¬тического установления” и благодаря такой процедуре станут “бо¬лее уважаемы”;
• требования граждан будут теперь основываться “на простых и бесспорных принципах” и всегда будут обращены к “поддержа¬нию конституции и к общему благу”.
Таким стал обдуманный и взвешенный ответ на весьма акту¬альный вопрос, зачем нужны законы и программные заявления о них в новом общественном и политическом союзе. Все это лишь частично сопоставимо с аналогичным декларированием целей от¬дельных законоустановлений — от Законов Хаммурапи до Вели¬кой хартии вольностей, и в этом своеобразие данного документа периода Французской революции.
Права и свободы разделены на права человека и права граж¬данина. Эти права и свободы тесно связаны с принадлежностью всей верховной власти нации как совокупности граждан, как поли¬тической ассоциации граждан. Ограничением прав являются требо¬вания закона, который есть выражение общей воли.
Права человека (естественные права человека) включают сво¬боду, равенство, собственность, безопасность и сопротивление уг¬нетению. “Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах” (ст. 1). “Целью всякого политического сообщества является сохранение естественных и неотъемлемых прав человека. Эти права суть свобода, собственность, безопасность и сопротивление угне¬тению” (ст. 2). Позднее в ст. 17 говорилось, что право собственно¬сти является “священным и неприкосновенным”. Это обстоятель¬ство дало основание одному из составителей Декларации, депута¬ту Мунье, подчеркнуть известное рассогласование между правом на равенство и правом собственности в стране, где имеется “не¬исчислимое множество людей без собственности”. Однако компен¬сацию этого неравенства он видел в равном праве на свободу “Сво¬бода должна быть похожа на дневное светило, которое сияет для всех. Но я думаю, господа, что в большом государстве необходи¬мо, чтобы люди, находящиеся в зависимом положении, видели не столько расширение естественной свободы, сколько справедливые ее границы”.
Права гражданина основаны на правах человека и на верхо¬венстве власти народа (по отношению к полномочиям и действи-
J
458
Часть II Современная история
ям властей законодательной, исполнительной и судебной). Они включают перечень гражданских свобод вместе с их законными предпосылками (ст. 4—6, 10—11) и законными гарантиями (ст. 7— 9), а также перечень гарантий участия в политическом управле¬нии (ст. 12—16).
“Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека встречает лишь те границы, которые обеспечи¬вают прочим членам общества пользование теми же самыми пра¬вами. Границы эти могут быть определены только законом” (ст. 4). Далее делается уточнение о характере запретов: “Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества. Все то, что не воспрещено законом, то дозволено, и никто не может быть при¬нужден к действию, не предписываемому законом” (ст. 5). Здесь все ясно с назначением законов в деле обеспечения пользования правами человека, но не вполне ясно содержание вреда, который может быть причинен другому или другим. Закон определяется как “выражение общей воли”, поэтому все граждане сами или через представителей могут участвовать в его образовании. “Поскольку все граждане равны перед законом, то им открыт в равной мере доступ ко всем общественным должностям, местам и службам в за¬висимости от их способностей; единственным отличием при равен¬стве могут быть достоинства и талант” (ст. 6).
Из конкретных политических свобод указана свобода выраже¬ния мнений, с уточнением: “даже религиозных” и с оговоркой, если она не нарушает общественный порядок, установленный Законом (ст. 10). Далее уточнялось, что “свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека” (т.е. право это одновременно пребывает в пользовании и человека, и граждани¬на) и что ограничение в пользовании им устанавливает Закон, который запрещает “злоупотребление этой свободой” (ст. 11).
Законными гарантиями прав гражданина обеспечивается не¬прикосновенность, достойное обращение и безопасность граждани¬на. “Человека можно обвинить, арестовать или задержать лишь в установленных Законом случаях и в предписанной форме. Тот, кто самовольно издает приказы или требует выполнять их, должен быть наказан..” (ст. 7). “Закон должен устанавливать только безус¬ловные и очевидно необходимые наказания. Никто не может быть наказан по Закону, который не был издан и введен в действие перед совершением преступления” (ст. 8). “Поскольку каждый че¬ловек считается невиновным, пока не доказана его вина, в тех случаях, когда необходим его арест, с арестованным не имеют права обращаться жестоко” (ст. 9). Последняя статья содержит формулу презумпции (предположения) невиновности человека до вынесения ему судебного обвинительного приговора.
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
459
И наконец, группа статей, которую французский конституци¬оналист Ж. Ведель называет “малым кодексом политического бы¬тия”. “Обеспечение прав человека и гражданина требует публич¬ной власти (la force publique), которая используется к выгоде всех, а не к пользе тех, кому она доверена” (ст. 12). “Для содержания публичной власти и для расходов по управлению необходим общий вклад; он должен быть распределен между гражданами сообразно их состоянию” (ст. 13). “Граждане имеют право сами или через своих представителей констатировать необходимость публичного обложения, свободно давать согласие на его введение, следить за расходованием и определять его долевой размер, сумму, подлежа¬щую обложению, порядок и продолжительность взимания” (ст. 14). “Общество имеет право требовать отчета от каждого публичного должностного лица о его служебно-административной деятельно¬сти” (ст. 15). “Общество, в котором не утвердилась гарантия прав и не установлено обособление властей (la separation des pouvoirs), не имеет никакой конституции” (ст. 16).
Многие формулировки текста, в изготовлении которых при¬нимали участие такие видные деятели революции, как маркиз У1афайет, граф Мирабо, аббат Сиейес и др., отличает выразитель¬ная краткость, при которой ясность изложения сочетается с ясно¬стью мысли, идеи, правовой и доктринальной конструкции. Напри¬мер, в ст. 16 дается своеобразное общедоступное определение тому, что впоследствии назовут правовым государством или кон¬ституционным государством.
В Декларации воплотились многие идеи французских просве¬тителей, живших и творивших незадолго до этих событий. Напри¬мер, идеи о верховенстве власти народа, о законе как общей воле и священности права собственности восходят к Ж. Ж. Руссо (1712— 1778). В “Рассуждениях о политической экономии” он утверждал: “Несомненно, что право собственности — самое святое из всех прав, а потому более важное, чем сама свобода… Собственность — истинная основа гражданского общества”.
Идея о важной роли обособления ветвей власти в деле обес¬печения необходимых условий для пользования политической сво¬бодой граждан всецело принадлежит ШЛ. Монтескье (1689—1755). Его же толкование свободы воспроизводится в ряде статей Дек¬ларации. В трактате “О духе законов” он писал: “Свобода — это право делать все, что позволяют законы; даже если бы гражда¬не и могли делать то, что законы запрещают, свободы у них не стало бы больше, поскольку это же могли бы делать и другие граждане”. Есть различия и в использовании некоторых терминов и конструкций: у Монтескье термин “законы” стоит во множе¬ственном числе (законы), в Декларации — в единственном и пи¬шется с прописной буквы (Закон).
460
Часть II Современная история
В то же время правопонимание населения и даже просвещенных сословий этой поры было не всегда адекватно состоянию законодатель¬ной техники и не лишено противоречивости. Многие положения Дек¬ларации и последующих установлений навеяны текстами и формулами из наказов населения разных городов и областей страны, направлен¬ных членам Генеральных штатов и всему составу этого собрания. В наказе Парижской округи имелись целые разделы о будущей кон¬ституции, а также о декларации прав и отдельных правах и свободах. В нем, в частности, говорилось, что рабство негров в колониях про¬тиворечит естественному праву, причем “к числу естественных прав всякого гражданина принадлежит и то, что он может быть осужден за уголовное преступление лишь по решению присяжных”. Положение о естественных правах негра и “всякого гражданина” являлось несом¬ненной новацией, которую еще предстояло растолковать.
Суд присяжных пока не был создан, и конституция понача-| лу мыслилась как способ ограничения власти монарха и обеспече-| ния декларируемых прав и свобод. ‘
Конституционное законодательство периода революции (1789—1799 гг.)
Конституционное законодательство данного периода подраз-1 деляется на две обособленные разновидности — текущее законе-‘ дательство конституционно-правового характера и собственно кон¬ституции, причем последние оформлялись в виде единого законо¬дательного установления об основах государственного устройства. К первой категории законов относились, в частности, акты, при¬нятие которых началось от имени Национального собрания стра¬ны с 1789 г. Таковыми стали акты об отмене сословного деления, отмене крепостной зависимости крестьян, об упразднении сеньо¬ральных судов с обещанием сделать правосудие бесплатным. Осо¬бое значение имел Акт о запрете на собрания рабочих и ремес¬ленников одного и того же состояния под предлогом того, что “уничтожение всякого рода корпораций граждан одного и того же состояния и той же профессии является основой французской кон¬ституции” (Закон Ле Шапелье, 1790 г.).
Упразднение сословного деления и феодальных привилегий. Некоторые из самых радикальных целей и задач в области упразд¬нения феодальных институтов и правовых привилегий потребовали создания ряда текущих законов. Вначале вступили в силу несколь¬ко актов Учредительного и законодательных собраний, отменивших только так называемые личные права феодалов — исключительное право на охоту, содержание голубятен. Здесь же обозначилось на¬ступление на права церкви — отмена церковной десятины и др.
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
461
Упразднение сословного деления и привилегий провозглаша¬лось законами от И августа 1789 г. (Декрет об уничтожении фео¬дальных прав и привилегий), от 24 ноября 1789 г. (Декрет, пере¬дающий в распоряжение нации земли духовенства), от 15 марта
1790 г. (Закон о феодальных правах) и др. В последнем из этих законов провозглашалось (гл. 11, ст. 1):
“Крепостная зависимость личная, имущественная или смешан¬ная, крепостное состояние, связанное с происхождением, личное крепостное состояние владельца участка, право выполнения лич¬ной барщины и дорожной повинности, право на наследство после не имеющего наследников вассала, право запрещать отчуждение и распоряжение имуществом путем его продажи, дара между живыми и передачи по завещанию, а равно и все прочие послед¬ствия крепостной зависимости, земельной, личной или смешанной, простирающиеся на лиц или имущество, отменяются без выкупа”. Однако этот же закон признавал сохранность земельной собствен¬ности за помещиками и поземельных повинностей и платежей (зе¬мельных налогов) за крестьянами.
Полное упразднение последних и закрепление земли за кре¬стьянами-земледельцами произошло только через три года, при якобинцах. Еще в августе 1792 г. было узаконено, что земли цер¬ковные и беглецов-эмигрантов переходят в собственность государ¬ства, которое стало продавать их мелкими участками крестьянам. В 1793 г. рядом декретов Конвента окончательно и без всякого выкупа отменялись феодальные повинности и вводился запрет под страхом смертной казни на передел земельной собственности.
Первая Конституция королевства Франции от 3 сентября
1791 г. В конституциях периода революции содержались установле¬ния об основах государственного устройства и форме правления, о способах обеспечения естественных и гражданских прав и о государ¬ственных властях — законодательной, исполнительной и судебной.
Принятие Национальным собранием первой писаной Консти¬туции от 3 сентября 1791 г. приходится на относительно мирный и легальный (конституционный) период течения конфликта между ко¬ролем и собранием сословий, провозгласившим себя собранием представителей нации. Характерно, что законодательное собрание присягало в этот период “поддерживать Конституцию королевства, изданную Национальным собранием в течение 1789, 1790 и 1791 го¬дов” (ст. 5, разд. 11).
В преамбуле Конституции говорилось о направлении перемен в общественном и политическом устройстве нации. Здесь констати¬ровалась происшедшая отмена дворянских привилегий, отличий и вотчинных судов и введение отличий и преимуществ только обще¬ственным должностным лицам при исполнении их обязанностей. Говорилось также об отмене национальных, сословных и профес-
462
Часть II. Современная история
сиональных преимуществ и религиозных обязательств, противных естественным правам или Конституции.
Обеспечение естественных и гражданских прав Конституция провозглашала и обеспечивала следующие есте¬ственные и гражданские права:
• доступ всем гражданам к местам и должностям с учетом их добродетелей и способностей;
• равномерную раскладку всех налогов согласно имуществен¬ному положению граждан;
• равное наказание за равное правонарушение независимо от каких-либо личных различий;
• свободу передвижения без опасения подвергнуться задержа¬нию или заключению; свободу устного и письменного слова без предварительной цензуры; свободу собраний (за исключением со¬браний рабочих и ремесленников для обсуждения “общих вопросов” или собраний, нарушающих полицейские законы о поддержании порядка и общественного спокойствия); свободу отправления сво¬их вероисповедных обрядов; свободу обращения с петициями, под¬писанными отдельными гражданами;
• запрет издавать законы, препятствующие осуществлению перечисленных естественных и гражданских прав или нарушающих эти права;
• право граждан избирать и назначать служителей культа; брак признавался законом лишь в качестве гражданского дого¬вора.
Под свободой понималась возможность делать все, что не нано¬сит ущерба правам других или общественной безопасности (некото¬рое уточнение Декларации с упоминанием об интересах обществен¬ной безопасности). Конституция гарантировала заботу о призрении покинутых детей, убогих и приискание работы здоровым неимущим (эту тему поддержат и расширят затем якобинцы). Народное образо¬вание объявлялось общим для всех граждан и отчасти бесплатным.
Для поддержания “братства между гражданами, преданности родине, конституции, законам” будут установлены, говорилось в Конституции, национальные празднества в ознаменование памя¬ти Французской революции.
О государственных властях
Суверенитет принадлежит нации, он един, неделим, неотчуж¬даем и неотъемлем. Королевство состоит из 83 департаментов, ко¬торые делятся на дистрикты и кантоны. В городах и сельских округах образуются коммуны. Законодательная власть вверяется депутатам Национального собрания, избранным народом на опре¬деленный срок.
Форма правления в стране — конституционная монархия, при которой исполнительная власть вверена королю и осуществля-
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
463
ется под его главенством министрами и прочими ответственными лицами. Король становится верховным чиновником уже не Божи-ей милостью, а в силу присяги на верность нации и закону, ибо те¬перь “во Франции нет высшей власти, стоящей над законом”. Ко¬роль отныне имеет права только по Конституции, он царствует в силу закона и лишь именем закона может требовать повиновения. Законодательная власть принадлежит только законодательно¬му корпусу. Исполнительная власть лишена этой возможности, она может издавать предписания и обращения лишь на основе законов и во имя их реализации.
Власть судебная вверена судьям, избираемым народом на оп¬ределенный срок. Она не может осуществляться ни законодатель¬ным корпусом, ни королем, ни народом. Таковы особенности фран¬цузской модели обособления властей в условиях конституционной монархии.
Избирательные права граждан
Активность граждан-избирателей ограничена мужеским полом и возрастом 25 лет, сроком проживания в городе или кантоне, исправностью в уплате налога, независимым личным положением (домашней прислуге нельзя было участвовать в выборах), принад¬лежностью к составу национальной гвардии и принесением граж¬данской присяги.
Для избрания выборщиком (по 1 от 100 активных граждан) необходимо дополнительно к перечисленному иметь доход, равный стоимости 200 рабочих дней, или жилое помещение, приносящее доход, а также владение на праве собственности с различиями для городов (свыше 6 тыс. жителей) или для сельской местности (ме¬нее 6 тыс. жителей).
Выборщики, отобранные по каждому департаменту, избирали затем представителей в собрание нации в количестве, установлен¬ном для их департамента. В Национальное собрание могли быть избраны все активные (т.е. имеющие право голоса) граждане не¬зависимо от их общественного положения, профессии или разме¬ра уплачиваемых налогов.
Число представителей в Национальном законодательном со¬брании было установлено в 745 депутатов на 83 департамента. Они избирались каждые два года и заседали в составе одной палаты. Однако число представителей от департаментов распределялось в зависимости и с учетом трех параметров: территории, населения и прямого налогообложения.
Таким образом, примерно одна треть законодателей (247 че¬ловек) избиралась в соответствии с размерами территории (от каж¬дого департамента по 3 представителя, от департамента Парижа только 1 представитель); другая треть — с количеством населения: вся масса активных граждан королевства делилась на 249 частей,
J
464
Часть II. Современная история
и каждый департамент избирал столько представителей, сколько таких частей содержалось в общем количестве активных граждан департамента. Наконец, оставшиеся 249 представителей избирались в соответствии с прямым налогообложением (вся сумма прямых ко¬ролевских налогов также делилась на 249 частей, и каждый депар¬тамент избирал представителей в соответствии с количеством уп¬лачиваемых им налогов). Отныне депутаты должны были избирать¬ся всеми налогоплательщиками (к большой выгоде буржуазии). Избиратели, преодолевшие цензовый имущественный барьер, те¬перь получили также право избирать судей и местную админис¬трацию.
В разделе “О пересмотре конституционных постановлений’1 было записано: “Национальное учредительное собрание объявля-[ ет, что нация обладает неотъемлемым правом изменять свою Кон-| ституцию”. Далее следовало перечисление процедурных и ины> требований к пересмотру Конституции специальным собранием пс пересмотру Конституции. В ст. 9 этого раздела было также запи¬сано весьма своеобразное положение о гарантиях и гарантах со¬блюдения данной Конституции: “Национальное учредительное со¬брание вверяет соблюдение Конституции добросовестности законо¬дательного корпуса, короля и судей, бдительности отцов семей¬ства, супруга и матерей, преданности юных граждан и мужествз всех французов”.
Конституция 1791 г. была утверждена королем под угрозою низложения. Согласно положениям Конституции, из 24 млн насе-| ления только 4,3 млн получили статус активных граждан, а все ос-| тальные пребывали в разряде пассивных граждан. Эту ситуации вполне реалистично резюмировал депутат Дюпон де Немур! “У кого ничего нет, тот не член общества… Управление и законо-[ дательство — дело собственности, а потому только собственник* действительно заинтересованы в них”. Еще в декабре 1789 г., пос-1 ле введения имущественного ценза, устранившего радикальных участников событий из числа санкюлотов, адвокат Камилл Дему-лен уверенно предположил, что такой ценз создаст в стране ари¬стократическую власть. Если бы были живы Руссо, Корнель или Мабли, никто из них не стал бы депутатом. Из числа избирателей исключены все женщины и мужчины моложе 25 лет.
Из 745 депутатов избранного осенью Законодательного собра¬ния большинство составили жирондисты — представители состо¬ятельной буржуазии (250 мест). За ними следовали якобинцы-ра¬дикалы (около 30 мест), верные королю фельяны из одноименно¬го клуба (около 20 мест) и независимые депутаты. Конституция ос¬новывалась на Декларации прав человека и гражданина, устанав¬ливала режим конституционной монархии, гарантировала равен-
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в. 465
ство всех перед законом и право собственности, послужив в этом качестве образцом для многих европейских конституций XIX в.
Конституции республиканских режимов. Кризисное течение событий после принятия Конституции — продовольственный кри¬зис в связи с ростом цен, волнения крестьян и жителей городов и военная агрессия Австрии и Пруссии — принудило жирондист¬ское большинство Национального собрания (слово “жирондисты” происходит от названия департамента Жиронда, откуда были ро¬дом главные руководители этого большинства — Бриссо и др.) к решительным законодательным и политическим акциям. Были из¬даны декреты против лиц, которые явно вели подрывную пропа¬ганду, однако король отказался утвердить эти декреты и попытал¬ся отправить в отставку жирондистских министров. В ответ возник-• ли манифестации протеста, а после приближения войск противни¬ка к границам Франции в столице и многих департаментах состо¬ялись народные выступления с призывами низвергнуть монарха и установить республику.
Декретами от 10—11 августа Национальное собрание лишает короля доверенной ему власти и, опираясь на идею суверенитета народа, объявляет о необходимости “для общественного блага” сформировать как можно быстрее Национальный конвент (в подра¬жание Филадельфийскому конвенту 1787 г. и английскому 1689 г.), предлагая проделать это “именем свободы, равенства и отечества”. 21 сентября 1792 г. издается декрет об упразднении королев¬ской власти, провозглашается республика, и следующий за этим •день становится первым днем республиканского календаря. Год целился на 12 месяцев по 30 дней, оставшиеся 5 дней объявлялись яраздничными. Каждую декаду завершал выходной день. Названия месяцев фиксировали характерные особенности времен года: ван-цемьер — сбор винограда (сент. — окт.), брюмер — месяц туманов |(окт. — нояб.), фример — изморозь (нояб. — дек.), нивоз — снег [дек. — янв.), плювиоз — дожди (янв. — февр.), вантоз — ветры 1февр. — март), жерминаль — всходы (март — апр.), флореаль — цветение (апр. — май), прериаль — луга (май — июнь), месси-цор — жатва (июнь — июль), термидор — жара (июль — авг.), •^рюктидор — плоды (авг. — сент.). Новый революционный кален-(арь был введен якобинцами задним числом — 5 октября 1793 г. Год первый начинался с первого дня республики.
Эти события положили конец конституционному течению кон¬фликта между королем и парламентом, что было отмечено пер-Ьыми акциями республиканского террора (расстрел манифестантов отрядом под командованием маркиза Лафайета, сильно повредив-сшй его репутации в тот период) и усиленными заботами по орга-‘изации-военного отпора внешней агрессии. 21 января 1793 г. состо-лась казнь короля Людовика XVI.
466
Часть II Современная история
Наступает период республиканского правления (с учетом пос¬ледующих исторических периодов — период Первой республики), который длится с сентября 1792 по 1804 г. (дата коронации Напо¬леона императором Франции). Верховным властным учреждением становится Конвент, в котором сначала доминируют жирондисты, затем якобинцы и термидорианцы. Правление жирондистского Конвента (21 сентября 1792 г. — 2 июня 1793 г.) сменяется правле¬нием якобинского Конвента (2 июня 1793 г. — 27 июля 1794 г.), а термидорианский Конвент возникает в результате контрреволюци¬онного переворота 27—28 июля 1794 г. и длится до принятия Конституции III года республики. После вступления в силу терми¬дорианской Конституции наступает правление Исполнительной ди¬ректории (правительства из пяти человек) с периодом неустой¬чивого равновесия, затем кризисом и генеральским переворотом 18 фрюктидора 1797 г. Последовавший затем 18 брюмера (9 нояб¬ря) 1799 г. переворот Наполеона Бонапарта сверг правительство Ди¬ректории и установил режим консулата (правление трех консулов, самым могущественным из которых стал Наполеон).
Жирондистский Конвент. Жирондистский Конвент возник в ходе революции против монархии. На его долю выпало провозгла¬шение 22 сентября республики с девизом “братство” и организация суда Конвента над королем Людовиком XVI (1774—1792 гг.), кото¬рый был осужден на казнь большинством в один голос. Ему ставили в вину то, что он препятствовал проведению заседаний третьего сословия, что назначил реакционных министров, подкупил пред¬седателя Национального собрания графа Мирабо, что пытался бе¬жать за границу, что привел в упадок состояние дел в армии, флоте и колониях. В приговоре указывалось: “От имени француз¬ского народа Национальный конвент объявил Людовика Капета виновным в злоупотреблении против свободы нации и общей безо¬пасности государства”. Жак Ру, вождь “бешеных”, сообщает о каз¬ни короля: “Он хотел обратиться к народу, но Сантер не позво¬лил. Голова короля упала. Граждане мочили пики и носовые платки в его крови”. Орудием казни была гильотина, о которой ее изоб¬ретатель доктор Жозеф Игнас Гильотен в докладе об Уложении о наказаниях (Уголовном кодексе) 1791 г. сказал следующее: “С по¬мощью моей машины, господа, я отрубаю вам голову в мгновение ока, и вы не чувствуете никакой боли”.
Жирондисты располагали в Национальном конвенте относитель¬ным большинством организованных депутатов вместе с соратниками по якобинскому клубу монтаньярами (от “монтань” — гора: услов¬ное название фракции радикальных депутатов, занимавших обыч¬но верхние места в зале заседаний). Из 750 мест жирондисты полу¬чили 206, а монтаньяры-якобинцы — 110 мест. Остальные депута¬ты относились к центру (“болоту”) с присущими этой фракции Кон-
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в. 467
вента колебаниями и консервативностью либо к ультрарадикалам или скрытым роялистам. Председателем Законодательного собрания стал французский энциклопедист, математик, философ и политик, автор жирондистского проекта Конституции Жан Антуан де Кондорсе, скончавшийся в период якобинского террора от истощения или под действием яда. По его инициативе с 1793 г. стали употреблять при¬лагательное “революционный”, которое акцентировало внимание на некоем длящемся процессе (например, в характеристике деятельно¬сти учреждений, боровшихся за победу революции).
Жирондисты незначительно отличались от монтаньяров в по¬нимании задач республиканского режима в условиях внешней уг¬розы. Это в их бытность (в противовес позиции короля) был при¬нят Декрет об объявлении отечества в опасности от 11 июля 1792 г. Не были жирондисты и излишне провинциальными, просто дей¬ствовали они в иных обстоятельствах, нежели якобинцы-радика¬лы во главе с Робеспьером. Они являлись сторонниками смешан¬ного правления (с участием монарха) и противниками централизо¬ванного управления из столицы, без особого успеха пытаясь спло¬тить провинцию против центра (особенно в годы якобинской дик¬татуры). Жирондистов обвиняли в склонности к провинциальному сепаратизму (федерализму), однако у них не было единой спло¬ченной позиции, и взгляды Бриссо и его соратников могли расхо¬диться по ряду важных проблем.
На период правления жирондистов приходится разрыв дипло¬матических отношений с Россией после казни короля и заключе¬ние англо-русской конвенции “относительно общих действий” про¬тив Франции. К этому же времени (в апреле 1793 г.) относится со¬здание Конвентом исполнительного органа под названием Коми¬тет общего спасения, которым руководил сначала министр юсти¬ции Жорж Жак Дантон, а потом вождь монтаньяров (якобинцев) Максимилиан Робеспьер. Поражения в первой войне с агрессора¬ми, недовольство населения нехваткой продовольствия в ряде де¬партаментов и монархистское восстание послужили поводом для введения чрезвычайных законов и учреждения в стране политичес¬кого революционного трибунала.
Была продолжена разработка аграрного законодательства, нацеленного на освобождение поземельной собственности от остат¬ков феодальных и чиншевых повинностей. В декрете от 25 авгус¬та 1792 г. в связи с этим было сказано: “Национальное собрание, принимая во внимание, что хотя феодальный режим и уничтожен, но последствия его все же продолжают существовать и что нич¬то не является более настоятельным, чем заставить исчезнуть во Франции обломки крепостной зависимости, загромождающие не¬движимые имущества и уменьшающие их ценность, постановля¬ет, что данный вопрос является спешным”.
468
Часть П. Современная история
В период правления жирондистов был подготовлен проект кон¬ституции, оставшийся нереализованным. Наиболее важным его положением можно считать трактовку права собственности, кото¬рая содержалась в ст. 18 жирондистской Декларации прав: “Пра¬во собственности состоит в том, что каждый человек является хо¬зяином, могущим распоряжаться по своему усмотрению своим иму¬ществом, своими капиталами и своими доходами и своим производ¬ством”. Последнее является ни правом, ни имуществом, а всего лишь хозяйственно-организационной деятельностью. Здесь дается особенное и, как считают некоторые комментаторы, наиболее адекватное истолкование положения ст. 17 из Декларации прав 1789 г. о священности права собственности: эта священность на по¬верку оказывается возможностью собственника распоряжаться сво¬им имуществом. Позднее в ст. 544 Кодекса Наполеона эта конст¬рукция примет следующий вид: “…право пользоваться и распоря¬жаться вещами наиболее абсолютным образом”. Таким был акцент в праве собственности той поры. В это же время право пользова¬ния (как часть права собственности) получило расчлененный вид, например узуфрукт по Кодексу Наполеона означал право пользо¬вания и/или проживания.
В проекте также обосновывалось упразднение королевской власти как обязательное и непременное на том основании, что ко¬ролевская власть с ее правом наследования властных полномочий нарушает естественное равенство. Королевское правление характе¬ризовалось также как режим с использованием заблуждений и под¬купов, в то время как республиканский режим “дает удовлетворе¬ние разуму”. Характерно, что этот проект отвергал принцип разде¬ления властей в пользу единства власти. Один из сторонников такой конструкции и один из авторов проекта, ЖА. Кондорсе, утверждал, что конституции с разделением властей создают некие “сложные механизмы” властвования, которые “разрушаются от своего соб¬ственного действия” (впоследствии этот аргумент будут охотно вос¬производить все противники разделения властей, включая анархи¬стов, коммунистов и традиционалистов-консерваторов).
Кондорсе полагал, что механизмы разделения властей со вре¬менем будут перерождаться и естественным образом превратятся “в систему, построенную на интригах, коррупции и равнодушии… Установление равновесия властей приводит к конституции англий¬ского типа, к борьбе между близнецами, как это случилось в день 10 августа (во Франции), когда столкнулись исполнительная и за¬конодательная власть”. При этом автор проекта считал, что власть, которой дано право создавать законы, и власть, которая имеет право указывать, как эти созданные законы должны выпол¬няться, должны быть объединены в одних руках — в руках пред¬ставителей народа, т.е. без участия короля. И здесь чувствуется
I
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в. 469
влияние доктрины Руссо о верховенстве власти народа (народном суверенитете). Руссо считал, что депутаты ничего не могут поста¬новлять окончательно, что общая воля, закрепленная в законе, должна исходить от всех. С учетом этих предпосылок Кондорсе отвергал двухпалатный парламент в пользу однопалатного, кото¬рый будет более действенным в условиях революции и в большей степени будет отвечать “требованиям непрерывности в действии власти”. Однако во избежание злоупотреблений и с целью обеспе¬чения верховенства народа законопроект должен проходить не¬сколько чтений, а затем рассылаться в коммуны под названием “законодательное предложение”. И только через 40 дней после такой рассылки в половину департаментов плюс один он становится законом, если не встречает возражений со стороны десятой час¬ти первичных собраний на местах.
Главной гарантией против произвола законодателей Кондор¬се считал постоянное и регулярное (ежегодное) обновление напо¬ловину состава законодательного органа. В обеспечение контроля над законодательным процессом и исполнением законов Кондорсе планировал учредить исполнительный совет республики, избира¬емый всенародно и облеченный полномочиями, близкими к зако¬нодательным: он был бы подчинен законодательному собранию, но мог приостанавливать некоторые общие резолюции. Идеи жирон¬дистской конституции частично были воплощены в проекте Кон¬ституции якобинцев 1793 г.
Раскол между жирондистами и монтаньярами (радикальными якобинцами) произошел во время суда над королем, где жиронди¬сты выступили против казни короля. Затем в мае они организова¬ли в Марселе и Лионе выступления против якобинцев и вступи¬ли в союз с роялистами. Их судьба была решена после восстания санкюлотов (революционеров-простолюдинов) в Париже 31 мая — 2 июня 1793 г., когда депутаты-жирондисты были изгнаны из Кон¬вента, а затем осуждены.
Якобинский Конвент и Конституция 1793 г.
Режим диктатуры, ее организация и учреждения. Якобинцы получили свое название от бывшего доминиканского монастыря св. Жакоба в Париже, где собирались в самом начале революции различные течения, партии и движения, действовавшие на тех или иных этапах революции под разными названиями. В числе его пред¬седателей были граф Мирабо и журналист Марат. Члены полити¬ческого клуба, собиравшиеся с октября 1789 г. в библиотеке мона¬стыря, именовались Обществом друзей конституции. Им проти¬востоял клуб защитников королевских привилегий, именовавших
470
Часть II. Современная история
себя Обществом друзей монархической конституции. От Якобин¬ского клуба вначале отделилась группа фелъянов (по месту встреч в монастыре фельянов), которые ограничили свои цели принятием конституции. Затем в клубе стали заправлять жирондисты, защит¬ники идеи верховенства власти народа по отношению к королев¬ской власти. В оппозиции к ним пребывали монтаньяры (радикаль¬ные республиканцы) во главе с Максимилианом Робеспьером, и эбертисты, сторонники Жака Эбера, выступавшие за еще более радикальную экономическую политику и дехристианизацию.
Расхождение между жирондистами, представителями зажи¬точных слоев Западной и Южной Франции во главе с председате¬лем внешнеполитического комитета Конвента Жаком Бриссо, и монтаньярами привело к гражданской войне. После прихода Робес¬пьера в июле 1793 г. в Комитет общего спасения и преобразования его функций комитет стал фактическим правительством, подчинив себе министров, депутатов и генералов и став со временем глав¬ным учреждением сверхцентрализованного и деспотического уп¬равления внешними и внутренними делами республики.
Одним из организаторов революционного террора через по¬средство революционного трибунала (чрезвычайного политического суда) стал Жорж Дантон. Еще в 1790 г. он вместе с Камиллом Де-муленом и Жаном Маратом основал клуб кордельеров, где объеди¬нились радикалы-якобинцы. Человек неукротимого нрава и одарен¬ный оратор, он выдвинулся в период активизации борьбы против врагов революции и враждебных европейских монархических дер¬жав. В 1792 г. он стал министром юстиции, затем членом Комитета общего спасения. Впоследствии за призывы ослабить террор он был обвинен в связях с жирондистами и монархистами и осужден рево¬люционным трибуналом. Когда его вели на казнь, он выкрикнул: “Робеспьер, я жду тебя”. После устранения своих бывших соратни¬ков — Дантона, Демулена и Эбера — руководитель революционного правительства Робеспьер еще больше ужесточил террор в Пари¬же, сочетая добродетельный морализм с жестокой непримиримос¬тью. В историю революции он вошел с прозвищем и авторитетом “не¬подкупного”. Вероятно, эта черта его нравственного облика послу¬жила причиной искренней печали Н.М. Карамзина при известии о его насильственной смерти. Наполеон высказался о казни Робеспь¬ера так: он казнен, но не осужден.
Жертвой террора становились и сами организаторы или вдох¬новители революционного террора. Такой жертвой стал публицист Марат, которого заколола кинжалом 25-летняя Шарлотта де Кор¬де д’Армон, посчитав его главным вдохновителем кровавого тер¬рора в стране.
В ходе реализации очередных и перспективных задач револю¬ционных преобразований якобинцы добились успеха в организации
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
471
обороны страны и подавлении крестьянского восстания в Вандее, западной части Франции. Они объявили впервые в истории всеоб¬щую воинскую повинность и сумели объединить всенародное опол¬чение с кадровым составом армии. Правительству пришлось иметь дело с саботажем набора в армию и налоговых платежей в крес¬тьянских районах, а также в 60 департаментах из 83. В обеспече¬ние столицы и других районов продовольствием якобинцы устано¬вили декретом максимальные размеры жалованья и фиксирован¬ные цены на продукты первой необходимости. Первыми такими ценами стали цены на хлеб. Однако эта мера оказалась недостаточ¬ной, т.е. временной и малоэффективной.
В короткий срок после прихода к власти якобинцы приняли новую Конституцию и уточненную Декларацию прав. Конституция была оформлена в две недели и одобрена на референдуме (плебис¬ците) 24 июня 1793 г. 2 млн участников из 7 млн, имевших право го¬лоса. Конституция отвергла концепцию разделения властей, посколь¬ку, по мнению Робеспьера, предполагаемое этой концепцией равно¬весие властей может быть только химерой или бедствием (впослед¬ствии этой аргументацией воспользуются в своих революционных программах русский анархист М.А. Бакунин и создатели “Коммуни¬стического манифеста” К. Маркс и Ф. Энгельс).
Это разделение властей, по мнению Робеспьера, “сделало бы правительственную власть совершенно ничтожной или неизбежно привело бы к образованию направленного против народа союза двух соперничающих властей; ибо легко понять, что они предпочтут договориться между собою, чем апеллировать к суверену (народу) для того, чтобы он применял решение по собственному делу”. В Англии, на пример которой ссылался Монтескье, практика такова, что “золото и монаршья власть постоянно склоняют чашу весов в одну и ту же сторону” (О Конституции. Речь от 5 мая 1793 г.).
В Конституции разделение властей трактовалось как разде¬ление труда в деле осуществления властных полномочий с четкими границами и ответственностью. “Общественная гарантия (прав че¬ловека) не может существовать, если пределы публичных функ¬ций не будут четко определены законом и если ответственность каждого функционера не будет обеспечена” (ст. 24 Декларации прав человека и гражданина 1793 г.).
В противоположность федералистским намерениям жиронди¬стов якобинцы провозгласили курс на централизацию и на закреп¬ление единства страны, зафиксировав в первой статье положение о том, что “французская республика едина и неделима”. Конститу¬ция упразднила деление граждан на активных и пассивных, пре¬доставив всеобщее и прямое избирательное право для мужского состава населения в возрасте 21 года. Законы должно принимать Законодательное собрание, но в особом порядке, сочетая предста-
472
Часть II. Современная история
вительную власть с непосредственной демократией: собрание пред¬лагало проекты законов, затем они обсуждались в департаментах (в половине их числа плюс один) и одобрялись в течение 40 дней. Законопроект считался непринятым, если он отвергался хотя бы 1/10 народных первичных собраний в департаментах.
Так обеспечивался принцип “народ обсуждает и постановляет законы”, навеянный концепцией народного суверенитета в духе Руссо.
Якобинцы были большими почитателями демократического опы¬та древних греков, что особенно заметно на сроке полномочий вы¬борных должностных лиц. Например, члены местных администраций ежегодно наполовину обновляются в своем составе при содействии своих выборщиков от департамента и дистрикта. Мировые судьи, третейские судьи и уголовные судьи выбираются также ежегодно.
Правительственная власть концентрировалась в Исполнитель¬ном совете, избираемом Национальным (Законодательным) собра¬нием из общего списка, составленного по предложениям первичных департаментских собраний (по одному кандидату от департамента). Совет нес ответственность перед Национальным собранием в случае неисполнения законов или недонесения о злоупотреблениях. Это было коллегиальное правительство якобинской республики.
В Декларации прав говорилось, что целью общества является общее счастье, а целью правительства — обеспечение человеку пользования его естественными и неотъемлемыми правами (здесь положения очень близки тексту преамбулы американской Деклара¬ции независимости). Дается не только более четкий перечень есте¬ственных прав —• “равенство, свобода, безопасность, собствен¬ность” (ст. 2), но и краткие определения их существа и содержа¬ния. О сопротивлении угнетению как естественном праве не говорит¬ся, но отмечается, что это право “есть следствие, вытекающее из всех прочих прав человека” (ст. 33). Общий объем якобинской Дек¬ларации превышает первую Декларацию чуть более чем в 2 раза.
В отличие от американской Декларации здесь особо подчер¬кивается право на восстание народа (или части его) в случае на¬рушения правительством его прав. “Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть священнейшее право и неотложная обязанность” (ст. 35). Весьма категорична характеристика губительных последствий угнетения хотя бы одного человека — этот аргумент был излюбленным в вы¬ступлениях анархистов (М. Бакунин и др.) против власти государ¬ства в обществе и, возможно, этим же навеян известный тезис из “Братьев Карамазовых” о слезе ребенка и жестокосердии окружа¬ющего мира. “Угнетение хотя бы одного только члена общества есть тем самым угнетение всего общественного союза” (ст. 34).
О равенстве говорится, что “все люди равны по природе и перед законом” (ст. 3), что все граждане на равных правах име-
Тема 21. Конституционная история Франции XVIII в.
473
ют доступ к общественным должностям (ст. 5), что образование должно стать “достоянием всех граждан” (ст. 22).
О свободе в дополнение к воспроизводимым положениям Дек¬ларации 1789 г. сказано, что ее основу составляет природа, а правило — справедливость и что ее обеспечение следует считать законом. Нравственную границу свободы составляет следующее правило: “Не причиняй другому того, что нежелательно тебе са¬мому от других” (здесь имеет место скрытое цитирование золотого правила из Евангелия от Матфея). Кроме того, указывается, что свобода распространяется на область выражения своих мыслей и мнений, на подачу петиций в государственные органы, а также на право собираться вместе (право собраний) и право совершать религиозные обряды (ст. 6, 7, 32).
Право собственности, согласно тексту Декларации, состоит в принадлежащей каждому гражданину возможности пользоваться и располагать по усмотрению своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и промысла (ст. 16).
Некоторые добавления имеются и в характеристике роли за¬конов. Закон есть не просто выражение общей воли, а “свободное и торжественное выражение общей воли”. При этом он предписы¬вает то, что “справедливо и полезно”, и воспрещает то, что “при¬носит обществу вред”. “Закон должен охранять общественную и ин¬дивидуальную свободу против угнетения со стороны правящих” (ст. 4, 9). Он призван назначать “строго и бесспорно необходимые наказания”. При этом наказания должны быть “соразмерны пре¬ступлению и полезны для общества” (ст. 15).
Существенной новацией стало включение в Декларацию блока социальных прав, которым, впрочем, не суждено было осуще¬ствиться. Здесь имеются в виду статьи об общественном презрении неимущих, безработных и нетрудоспособных, статьи о народном просвещении, а также положение о том, что “ни один налог не может быть установлен иначе как в интересах обшдй пользы” (ст. 20, 21, 22).
Учреждения якобинской диктатуры. Через четыре месяца действие Конституции было приостановлено, Конвент взял на себя не только законодательные, но и исполнительные властные пол¬номочия. Функции правительства были возложены на Комитет об¬щего спасения, созданный еще при жирондистах. В декабре 1793 г. Робеспьер уточняет общую перспективу в таких словах: “Цель кон¬ституционного правления — в сохранении республики, цель рево¬люционного правления — создание республики”.
Якобинская диктатура как режим осуществления политической и собственно государственной власти отмечен фактическим, а не теоретическим отказом от обособления властей, строго централизо¬ванным использованием правительственной власти, применением
474
Часть II Современная история
учреждений и средств чрезвычайного характера (чрезвычайное зако¬нодательство, чрезвычайные суды, массовый террор против контр¬революционеров, “врагов народа”, “подозрительных” лиц и др.).
Комитет общего спасения переизбирался ежемесячно в составе 9—16 членов депутатами Конвента и поначалу обходился без мини¬стерских учреждений. Однако затем они были воссозданы и постав¬лены под его контроль вместе с высшим военным командованием и комиссарами. Последние избирались из депутатов Конвента и наде¬лялись чрезвычайными контрольными и иными властными полно¬мочиями в обеспечение централизации административной власти и управления. Законом от 4 декабря 1793 г. из ведения местных орга¬нов были изъяты полномочия, относящиеся к “революционным за¬конам и мерам управления и общего спасения”.
По инициативе Робеспьера 5 сентября 1793 г. был принят За¬кон о реорганизации революционного трибунала На базе создан¬ных еще при жирондистах специальных комитетов по надзору за иностранцами были созданы революционные трибуналы, состоя¬щие из наиболее активных и преданных революции граждан и располагающие расширенными карательными функциями (они могли присуждать наказание до 10 лет каторги).
10 июня 1794 г. революционный трибунал подвергся еще од¬ной реорганизации. Была упрощена и ускорена процедура разби¬рательства без последующего обжалования. Революционный трибу¬нал состоял из председателя, трех его “товарищей”, одного обще¬ственного обвинителя и 12 присяжных заседателей, назначаемых Конвентом.
Решение принималось по велению совести. Адвоката не пола¬галось. В декрете была дана формула “враг народа”, под которым понимались лица из числа прямых изменников или контрреволю¬ционеров, а также те, кто “стремится унизить” Конвент и его учреждения, кто “поддерживает связи” с врагами республики и народа, кто под разными “внешними прикрытиями” посягает на “свободу или единство республики или стремится помешать ее упрочению”. К моменту принятия декрета по приговорам ревтри¬бунала уже были казнены 2607 человек.
Специальным учреждением по преследованию контрреволю¬ционеров был созданный еще в октябре 1792 г Комитет обществен¬ной безопасности, полномочия и задачи которого были существен¬но преобразованы в период революционного террора. Особенно эта роль возросла после принятия под давлением санкюлотов Декре¬та о подозрительных (17 сентября 1793 г.). Круг лиц, зачисляемых в эту категорию, был весьма туманно очерченным и потому обшир¬ным: “сторонники тирании, федерализма и враги свободы”, род¬ственники дворян-эмигрантов и их слуги, а также лица, не про¬являющие постоянно своей преданности революции, которым отка-
Тема 21 Конституционная история Франции XVIII в
475
зано в выдаче свидетельства о благонадежности, и даже те, кто не мог доказать, на какие средства он существует.
Вспомогательную роль играли местные народные клубы и об¬щества (местные якобинские клубы), которые выполняли функции массовых организаторов в деле мобилизации на борьбу с внешни¬ми и внутренними врагами. Всего эти клубы охватывали около 40 тыс. активистов.
В республиканской армии довольно успешно шло слияние кадрового состава с добровольческими отрядами и налажена целе¬направленная политическая и воспитательная работа. Новизна во¬енной тактики состояла в реализации лозунга: “Мир хижинам, война дворцам”. Была открыта дорога способным и талантливым молодым офицерам, которой воспользовался в этот период уроже¬нец Корсики и близкий соратник Робеспьера-младшего Наполеон Бонапарт. Своеобразной была также практика реализации Декре¬та о всеобщей воинской повинности от 23 августа 1793 г., в котором говорилось: “Молодые мужчины отправляются в бой. Женатые куют оружие и поставляют провиант. Женщины шьют палатки и одеж¬ду и служат в госпиталях. Стариков приносят в общественные ме¬ста, чтобы они пробуждали в воинах отвагу, наполняли их сердца ненавистью к королю и любовью к единой республике… Государ¬ственные служащие остаются на своих постах. Неженатые гражда¬не и бездетные вдовцы призываются первыми”.
Якобинцам удалось отвести внешнюю угрозу, провозгласить союз революционной Франции со всеми освобождающимися наро¬дами и сословиями (они провозгласили, в частности, отмену раб¬ства во французских колониях). Через неделю после захвата вла¬сти они декретировали передачу общинных земель крестьянам. Затем была отменена десятина в пользу церкви и безвозмездно уп¬разднялись “все сеньориальные подати” и оброки. Так закончились мероприятия по искоренению феодальных привилегий в области земельных отношений. Однако через некоторое время в связи с нехваткой продовольствия и снаряжения для армии в деревню были посланы продовольственные отряды для изъятия излишков, а в городах для справедливого распределения продуктов были ис¬пользованы продовольственные карточки.
После изгнания за пределы страны интервентов политика тер¬рора выглядела уже неоправданной. Поэтому вслед за изданием нового Закона в поддержку террора от 10 июня 1794 г. образовалась оппозиция руководству Комитета общего спасения (Робеспьер) и Комитета общественной безопасности. Название последнего навеяно опытом американских колонистов, создавших “комитеты безопасно¬сти” в самом начале Войны за независимость. В республиканской Франции этот комитет возглавлял Луи Антуан Сен-ЭКюст.
Обладание собственностью выключало из общественной ак¬тивности новое крестьянство, которое сразу же встало вместе с
476
Часть II Современная история
Тема 21 Конституционная история Франции XVIII в
477
остатками жирондистов и роялистов в оппозицию к декретам и ре¬формам центрального правительства. 27—28 июля был осуществ¬лен контрреволюционный переворот, в ходе которого Робеспьер и 22 его сподвижника были казнены.
Якобинцы во многом оказались заложниками своих утопических замыслов и политических проектов ускоренных революционных пре¬образований и тактики террора против врагов свободы и революции, тогда как все основные реальные социальные и политические зада¬чи были уже решены: феодальные привилегии упразднены, крес¬тьяне стали свободными частными землевладельцами, нация защи¬щена от внешней агрессии. Будущее выглядело не таким определен¬ным, как в начале, в период составления якобинской программы по¬литических и социальных преобразований. Уже через год своего правления они оказались в ситуации, о которой в свое время удач¬но высказался революционер из другой страны: “Никто не заходит так далеко, как человек, который не знает, куда он идет” (Кромвель).
За все время революции примерно 17 тыс. человек погибло на гильотине как “контрреволюционеры”, еще 25 тыс. умерщвлены по этому же основанию другими способами. Около 500 тыс. оказались репрессированными по разным поводам — по доносам и наветам, чаще всего необоснованным. Больше всего людей погибло в ходе гражданской войны, особенно при подавлении крестьянского восста¬ния в Вандее (тогда с обеих сторон погибло около 600 тыс. человек).
Термидорианский Конвент. Правление Директории
С падением якобинского режима наступает период “термидори¬анской реакции”, которая в области политической и социальной ве¬дет к реорганизации, а затем ликвидации революционного правитель¬ства и к политике невмешательства государства в экономику. Низкие урожаи и рост цен привели к массовому голоду и нищете. На этом фоне весьма эксцентричными выглядели забавы хулиганствовавших рояли¬стов, устраивавших охоту на якобинцев. Термидорианское правитель¬ство специальнымдекретом от 12 июня 1795 г. запретило употреблять эпитет “революционный”, но само слово “революция” продолжало со¬хранять свой радикальный смысл, и свержение якобинской диктату¬ры было также названо термидорианцами “революцией”.
Но дух революции был жив и во времена термидорианского Конвента (1794—1795 гг.), и в правление Директории (1795— 1799 гг.). В обстановке роста смертности над рождаемостью в самой столице Гракх Бабеф, издатель газеты “Трибуна народа”, рато¬вал за уравнительное распределение предметов потребления и уничтожение частной собственности на землю. 9 термидора он на¬звал “откатом революции” и готовил “заговор равных” против Ди-
ректории. Заговор был раскрыт, и сам Бабеф окончил жизнь на гильотине в мае 1797 г.
Конвент составляет новую Конституцию, принятую 23 сентября 1795 г., согласно которой Национальное собрание заменяется дву¬мя советами: Советом старейшин, куда входят женатые мужчины в возрасте не моложе 40 лет, и Советом пятисот (намек на опыт демократии в Афинах?), составленным из депутатов не моложе 30 лет. Этот Совет предлагает законы, а старейшины утверждают.
Исполнительная власть возглавляется Директорией из пяти человек, назначаемых советами. Республиканский строй сохраня¬ется. Выборы двухстепенные. Вводятся высокие цензы для избира¬телей — имущественный, возрастной, ценз оседлости.
В период обсуждения термидорианской Конституции Буасси д’Англас дал оценку, близкую взглядам якобинцев: “Наконец-то вы можете обеспечить неприкосновенность имущества богатого… Гражданское равенство — это все, чего может требовать разум¬ный человек… Абсолютное равенство — химера; чтобы оно суще¬ствовало, необходимо полное равенство ума, добродетелей, фи¬зической силы, воспитания и имущества всех людей… Нами дол¬жны править лучшие: лучшие — это те, кто более образован, кто более всех заинтересован в сохранении законов…” Аналогич¬ные мысли по вопросу о равенстве развивал в свое время Ма¬рат.
Выборщики во втором туре составили всего 30 тыс. граждан. Из перечня прав было исключено право на восстание. Кроме того, всякое скопление народа квалифицировалось как “покушение на Конституцию; оно должно быть рассеяно немедленно с помощью вооруженных сил”.
Термидорианская реакция облегчила возвращение роялистов, которые одержали победу на выборах в советы в апреле 1797 г. и стали выступать за общественный мир. Боясь возврата монархис¬тов, а также якобинцев, члены Директории прибегли к помощи генерала Бонапарта, который присылает на помощь им одного из своих генералов для участия в сентябрьском антироялистском пе¬ревороте. С этого момента участие военных в политической жиз¬ни сильно возросло.
Время правления Директории отмечено крупными биржевы¬ми спекуляциями и ростом игорного бизнеса. Рост “нуворишей” (новых богачей) наблюдался и в других областях финансовой и эко¬номической деятельности. Бывший член Конвента, циничный и не¬чистым образом разбогатевший член Директории виконт Поль де Баррас стал ‘покровителем “новых богачей” и различных авантю¬ристов. Режим Директории сменил режим консулата во главе с Наполеоном, который провозгласил принципами нового режима “успокоение, порядок и законность”.

478
Часть II. Современная история
При обсуждении опыта революционной Франции помимо соб¬ственно политических и правовых перемен обращают также внима¬ние на то, что сами французы впервые узнали себя как единый народ, обрели национальное самосознание. Позднее, поддавшись соблазну и заменив, по словам русского философа Л.П. Карсавина, “свою национальную миссию на завоевательную политику” (Напо¬леон I и отчасти Наполеон III), они и окружающие народы пробу¬дили и воспитали в народно-национальном духе (Пруссия, Испания и др.). Революция ознаменовала еще один важный этап в европей¬ской истории — с ней закончился “длительный процесс обмирще¬ния европейской культуры. Воспитанники философии восемнадца¬того века, вожди революции отторгли Францию от христианской церкви и самое учение христианства пытались заменить новой ре¬лигией; совершенно последовательно они вместо Рождества Хри¬стова началом летосчисления объявили первый день французской революции…” j
В области политической и правовой революция выдвинула со¬гласованную систему идей о социальной справедливости, основан¬ной на равенстве и свободе суверенных граждан, на идее правле¬ния народа в условиях политического равенства. Политические идеи согласуются при этом с идеями всеобщего благосостояния, свободы образования и творчества, неугнетения других народов, увеличения числа свободных народов.
Контрольные вопросы
Сколько времени длилась Великая французская революция?
В чем различие между правами человека и правами гражда¬нина?
Как был проведен принцип разделения (обособления) властей в первой Конституции Франции?
Как была организована якобинская диктатура7
В чем своеобразие якобинской Конституции и Декларации прав?
Литература
Олар А. Политическая история французской революции: Проис¬хождение и развитие демократии и республики. 1789—1804. М., 1938. — Жорес Ж. Социалистическая история французской револю¬ции: В 6 т. Т.1: Учредительное собрание. 1789—1791. М., 1976. —Ис¬тория буржуазного конституционализма. XVII—XVIII вв. М., 1983.
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв.
Переворот Наполеона Бонапарта и оформление режима Первой империи (1799—1804—1815 гг.). — Бонапартизм как авторитар¬ный политический режим. — Легитимная монархия. — Февраль¬ская революция 1848 г. и Вторая республика (1848—1851 гг.). Пе¬реворот Луи Бонапарта и установление Второй империи (1851— 1870 гг.). — Государственный строй Парижской Коммуны (март—июнь 1871 г.). — Республиканская традиция за после¬дние сто лет. Конституции Третьей, Четвертой и Пятой рес¬публик.
Переворот Наполеона Бонапарта
и оформление режима Первой империи
(1799—1804—1815 гг.)
Государственный переворот, совершенный 9 ноября (18 брюме¬ра) VIII года республики при определяющем влиянии генерала Наполеона Бонапарта, произошел в обстановке широкого обще¬ственного недовольства коррупцией, разгулом спекуляции, в кото¬рые оказались вовлеченными члены правительства. Кризис созда¬вал благоприятные условия для нового революционного взрыва либо для реставрации монархии. Само правительство совершилс ряд непопулярных и ошибочных акций. Оно довольно непоследова¬тельно то обрушивало преследования на якобинцев, то выступа¬ло против дворян-эмигрантов и не присягнувших светскому режим) католических священников. Оно же пыталось отменить высокие! налоги на богатых, уравняв при этом банкиров со спекулянтами. В| силу этих явных промахов и непоследовательностей недовольство! режимом выросло и упрочилось в самых различных общественных! кругах, и в особенности в среде крупной буржуазии, желавшей| более всего устойчивого и твердого режима властвования.
Переворот был произведен при содействии армии, которая! затем стала стержневым элементом всей бюрократической и терри-S ториально-административной иерархии. Наполеон в силу своих при-1 родных дарований и при стечении благоприятных политических! обстоятельств сумел стать выдающимся военачальником и незауряд-1
480
Часть И. Современная история
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв.
481
ным политиком. Первым делом он позаботился о том, чтобы облечь свою личную власть и весь режим в конституционные одежды, в чем ему сильно посодействовал аббат Сиейес. Новая Конституция VIII года республики (1799 г.) была утверждена, как перед этим и якобинская, конституционным плебисцитом от 13 декабря. В отли¬чие от всех предыдущих эта Конституция не включала Декларацию прав, однако в самом тексте фиксировалась гарантия неотчужда¬емости собственности, что сильно увеличивало поддержку режи¬ма со стороны крестьян-собственников, нуворишей (новых богате¬ев) и традиционных состоятельных людей из разряда торговцев, промышленников и банкиров. В целях упрочения поддержки армии Наполеон установил пенсии для раненых воинов, а также для сол¬датских вдов и сирот. В армии он зарекомендовал себя радикальным и жестоким реформатором, что зафиксировано в его афоризмах “Дорогу талантам!” и “Каждого интенданта после трех месяцев службы можно смело расстреливать за казнокрадство”.
Следуя формально одной из главных заповедей революции — принципу суверенитета народа, генерал фактически существенно снизил его значение и замедлил реализацию путем введения за¬путанной и псевдодемократической системы организации государ¬ственных учреждений власти. Был отменен непопулярный и откро¬венно плутократический имущественный ценз для граждан и ос¬тавлен только возрастной — 21 год для мужчин. Однако механизм выборности был сильно осложнен многоступенчатой (всего три ступени) системой выборов на департаментском уровне. Само ком¬плектование учреждений включало механизм кооптации (попол¬нения новыми членами без проведения выборов), назначения сверху и иных приемов конструирования состава правительствен¬ных учреждений по-генеральски.
Высшая правительственная власть формально вручалась трем консулам (учреждение, заимствованное из опыта республиканского Рима). Фактически власть концентрировалась в руках первого кон¬сула (т.е. Наполеона), который помимо обычно немалых полномо¬чий по назначению и смещению высших бюрократических чинов мог еще назначать (и смещать) членов Государственного совета, префектов в департаменты и коммуны, а также “в случае необхо¬димости” наделялся чрезвычайными полномочиями. Следует отдать должное созидателям этой новой бюрократической иерархии: не очень надеясь на добросовестность и безупречность администрато¬ров, авторы Конституции (в первую очередь аббат Сиейес) предус¬мотрели право Государственного совета издавать распоряжения, относящиеся к деятельности публичной администрации: “разрешать затруднения, возникающие в административной деятельности”. Так было положено начало институту административной юстиции (суд для чиновников), когда судят правонарушителей — чиновни-
ков государства, держателей и носителей немалых властных пол¬номочий.
Наполеоновская Конституция от 13 декабря 1799 г. оказалась самой краткой из всех. В ней всего 95 статей по сравнению с 377 ста¬тьями и Декларацией прав и обязанностей термидорианской Консти¬туции от 22 августа 1795 г., 124 статьями якобинской Конституции от 24 июля 1793 г. и весьма объемной первой Конституцией от 3 сен¬тября 1791 г. с Декларацией прав и 230 статьями. Она была пример¬но на 1/8 меньше термидорианской по общему объему.
Согласно комментарию М. Прело, наполеоновские институты непрестанно подвергались изменениям, на практике применялись весьма ограниченно и никогда не носили реального характера. Со¬зданные сознательно в большом количестве, они не были обреме¬нены делами, а требования, к ним предъявляемые, были и того меньше. Первоначально все учреждения государственной власти создавались без всякого участия избирателей. “Это была рыхлая и малоэффективная структура учреждений. По замечанию Тьера, в Трибунат вошли люди, любящие поговорить и склонные к шум¬ливости, в законодательный корпус — утомленные жизнью и к тому же малоизвестные, а в Сенат — лица той же категории, только более высокого ранга”. У всех участников этих учреждений наблюдалось, по словам Прело, какое-то ощущение ненужности выполняемой работы. Опираясь на армию, чиновничество и поддер¬жку разбогатевших слоев общества, Бонапарт подготовил почву для еще большего упрочения своей личной власти. В 1802 г. в ре¬зультате еще одного плебисцита (референдума), проведенного под контролем полиции, он был объявлен пожизненным первым консу¬лом, а не на 10 лет, как значилось в Конституции.
В 1804 г. сенатус-консультом (решением сената от 18 мая) пер¬вому консулу был присвоен титул императора Наполеона I. С это¬го момента термин “республика”, который оставался в официаль¬ном употреблении (“управление республикой вверяется императо¬ру”), нес не больше смысла, чем в свое время в императорском Риме. 2 декабря Наполеон был увенчан короной императора.
К концу правления Наполеона возникло 12 министерств, при¬чем большая их часть была связана с проведением фискальной, военной и карательной политики. Это правительство назначало префектов в департаменты и супрефектов и мэров в дистрикты и коммуны. Выборные местные советы (муниципальные, общинные, общесословные) имели лишь совещательные полномочия, их реше¬ния подлежали визированию администратора соответствующего уровня — чиновника из центра.
Так возникла и укоренялась высокоцентрализованная бюрок¬ратическая иерархия современного типа. Определенную роль на
482
Часть II Современная история
этапе империи сыграло воссоздание аристократической титулату-ры без воссоздания, правда, полагающихся привилегий. Новые маркизы, герцоги и графы образовали новоявленную клику под покровительством императора.
Наполеон включил в госаппарат и католическую церковь, по¬заботившись еще в 1801 г. о подписании с папой римским особого соглашения, где было сказано, что католицизм является религией “подавляющего большинства французов”. Государство взяло свя¬щенников на свое содержание, а они присягали на верность пер¬вому консулу, а затем императору французов.
Армия была превращена из национальной в корпоративную (профессиональную и цезаристскую). С 1800 г. введена система най¬ма людей для службы в армии вместо богатых и знатных (уклоне¬ние от налога кровью). За счет новой наполеоновской аристократии обновлялся офицерский состав — создавались привилегированные подразделения гренадеров, драгунов и др. С 1800 по 1815 г. на службу было призвано 3153 тыс., а погибло больше половины — около 1750 тыс. человек.
Бонапартизм как авторитарный политический режим
С именем Наполеона, а также его племянника Луи Наполе¬она, правившего Францией под именем Наполеона III, связано происхождение термина бонапартизм, употребляемого для обо¬значения режима личной власти, возникающего в обстановке об¬щественного кризиса. С политико-организационной точки зрения бонапартизм есть режим личной власти в обществе с враждующи¬ми политическими группировками и классами, который опирается в своем утверждении на поддержку армии и личный авторитет правителя, претендующего на роль арбитра и посредника во вза¬имоотношениях между враждующими политическими силами (партиями, движениями).
В конституционном (общеустроительном) плане режим бонапар¬тизма характеризуется свертыванием роли республиканских (пред¬ставительных и выборных) учреждений власти и переходом к цент¬рализованному управлению с опорой на громадные отряды граждан¬ских, военных и полицейских чиновников. По словам М. Прело, “для Наполеона не существовало каких-либо наличествующих норм пра¬ва, которым он считал себя обязанным повиноваться. Он не считал¬ся ни с разграничением компетенции, ни с формальностями. Как носитель власти, как фактический законодатель, он категорически ставил себя выше закона. Покидая часто столицу в связи с военны¬ми действиями, он совершенно пренебрегал предписаниями консти¬туции или просто нарушал их… Гарантии, предоставленные судеб-
Тема 22 Конституционная история Франции XIX—XX вв
483
ным органам, постоянно игнорировались. Можно сказать, что закон¬ность находилась в перманентном отпуску”.
Как режим целенаправленной властной и одновременно идео¬логической активности бонапартизм отличается повышенной дема¬гогической активностью (популизмом) и прямыми обращениями за поддержкой к общественному мнению страны. Это обычно находи-i ло выражение в проведении плебисцитов (голосование по конкрет-1 ным предложениям правителя). Термин “бонапартизм” имеет широ-1 кое хождение в политико-философской и публицистической литера-! туре и тенденцию обрастать (вплоть до настоящего времени) самыми! разнообразными и порой неожиданными истолкованиями. Наполеон! и Луи Бонапарт были своеобразными республиканскими монархами! французов. Однако уже феномен Бисмарка, “железного” канцлера! прусского монарха и строителя германской империи, привнес в бо-[ напартизм новые черты —- черты жесткой исполнительной власти! в условиях конституционной монархии, действующей при наличии! известного партийного плюрализма. Многие новые элементы харак- [ теризуют бонапартизм в XX в., географические границы которого простираются далеко за пределы Европы и более всего ассоцииру¬ются с военными режимами во многих государствах Арабского Во-1 стока, Азии, Африки и Латинской Америки.
Легитимная монархия
Первая империя просуществовала до 6 апреля 1814 г. — до! первого отречения Наполеона I от престола. Бурбоны снова заня¬ли престол, но ненадолго. Людовик XVIII (1814—1824 гг.) даровал Франции Учредительную (конституционную) хартию от 4 июня 1814 г. В ней он в духе создаваемой после 1791 г. традиции консти¬туционной монархии объявил равенство граждан перед законом, свободу совести (при статусе католической, апостольской и рим¬ской церкви в качестве государственной), свободу устного и печат¬ного слова в рамках законов и с одновременным запретом “всяких преследований за высказанные до Реставрации мнения”, непри¬косновенность собственности, “не исключая и той, которую имену¬ют национальной” и др. Провозглашалось также, что “личность ко¬роля священна и неприкосновенна. Его министры ответственны. Од¬ному королю принадлежит исполнительная власть”. Законодатель¬ная власть исполняется коллективно королем, палатой пэров и па¬латой депутатов департаментов. Король “предлагает законы”, а па¬латы “имеют право просить короля об издании закона”.
Кроме того, король провел вознаграждение эмигрантов из фонда нераспроданного национального имущества, пытался ввести жесткую цензуру. Он настроил против себя армию, уволив по соображениям
484
Часть II Современная история
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв
485
экономии офицеров и солдат, у которых еще живы были воспомина¬ния о том, как заботился об их интересах прежний император.
Все это благоприятствовало возвращению изгнанного импе¬ратора, но повлекло за собой многие утраты для страны и сторон¬ников монархии. Союзные войска захватили Наполеона, вступили в Париж и навязали Франции возвращение Савойи и некоторых областей на Рейне, большую контрибуцию и пятилетний постой 150-тысячного войска во французских крепостях.
Следующим шагом восстановленной королевской власти яви¬лась попытка воссоздать неограниченную королевскую власть, что стало главной заботой брата и наследника короля Карла, графа Артуа. Вокруг него сформировалась партия единомышленников, получившая наименование ультрароялистов (сверхмонархистов), которые во имя расправы с изменниками устроили “белый террор” (белый цвет имел в то время королевский флаг). Став королем под именем Карла X, монарх начал явно покровительствовать дворян¬ству и духовенству, а также ордену иезуитов. Для подавления воз¬никшей оппозиции он издал серию законов по ограничению свободы печати, сокращению избирательных прав, роспуску представитель¬ного собрания и назначения ультрароялистов членами Государ¬ственного совета. Обнародование этих законов вызвало революцию, которая по имени месяца получила название Июльской
Революционное временное правительство, возникшее в Пари¬же, объявило короля низложенным и пригласило на престол гер¬цога орлеанского Луи-Филиппа. После отречения короля от престо¬ла представительное собрание выработало новую Конституцию, в которой уменьшались королевские полномочия в пользу нации: у короля изымалось право изменять основные законы, вновь вводи¬лась ответственность министров перед парламентом, имуществен¬ный ценз для выбора в палату был понижен. Председатель совета министров Гизо стал автором популярного лозунга тех времен, который звучал так: “Обогащайтесь, господа, и вы станете избира¬телями!” При вручении короны Луи-Филипп был вынужден дать свое согласие на новых конституционных условиях, а весь режим правления, получивший название Июльская монархия, просуще¬ствовал до нового подъема революционных выступлений в 1848 г.
Февральская революция 1848 г. и Вторая республика
(1848—1851 гг.). Переворот Луи Бонапарта и установление
Второй империи (1851—1870 гг.)
Июльская монархия стала периодом экономического подъема, индустриализации и образования новых колоний. Вместе с тем это был период сильных социальных возмущений — восстаний в Ли-
оне и Париже в 1834 г., голодных бунтов 1846—1847 nv В респуб¬ликанизме этих лет возникает наряду с реформистским также со¬циалистическое учение, которое разрабатывали и проповедовали Сен Симон и Фурье. В эти же годы появились коммунисты, пос¬ледователи философа уравнительного коммунизма Гр. Бабефа, каз¬ненного за свои взгляды и заговорщическую деятельность еще во времена термидорианской реакции.
Радикальные требования типа “Гизо в отставку или смерть” сопровождались устройством баррикад и республиканскими лозун¬гами “Свобода, равенство и братство”. Все это началось после зап¬рета правительства на проведение банкета в пользу реформы из¬бирательного права 22 февраля в Париже и затем переросло в кровопролитные столкновения манифестантов с войсками. Король отрекся от престола, а временное правительство под руководством А. Ламартина провозгласило республику.
Среди политических требований этого периода выделяются требования “права на труд” и вспомоществования беднякам, вклю¬чая освобождение их от судебных расходов, что привело к созда¬нию специальной правительственной комиссии под руководством социалиста Луи Блана и с участием члена правительства от рабо¬чих Альбера. Число таких требований постоянно росло, а возмож¬ности были более чем скромные. Частичный выход нашли в созда¬нии “национальных мастерских”, где не имеющие средств к жизни граждане могли найти себе работу.
2 марта был принят Декрет о 10-часовом рабочем дне. Декре¬том 9 марта были отменены аресты за долги и долговые тюрьмы, которые воспринимались к этому времени не столько гарантией возврата долга, сколько удовлетворением чувства мести кредитора. Затем аресты за долги были восстановлены. Национальная гвардия сохранила право выбирать себе офицеров. Выдвигалось множество проектов по реформированию армии, включая превращение ее в национальную милицию (предложение Прудона). Предложение Пьера Леру (предшественника позиции Льва Толстого о непротив¬лении злу насилием и борьбе за дело не иначе как путем муче¬ничества) об освобождении от военной службы лиц, отвергающих войны как варварство, противоречащее божеским и человеческим законам, а также требованиям исповедуемой ими религии, было встречено долгим хохотом.
Выработкой новой конституции занималось Учредительное собрание, большинство в котором получили республиканцы. Затем шли монархисты (легитимисты, орлеанисты, бонапартисты), мел¬кобуржуазные демократы и совсем немного мест получили соци¬алисты. В числе делегатов были представители политической и литературной элиты французского общества, такие, как полити-
486
Часть II Современная история
ческий философ и аристократ А. де Токвиль, философ современного анархизма П.Ж. Прудон, писатель Виктор Гюго.
Временное правительство ушло в отставку, а на его место избрали исполнительную комиссию из пяти членов, куда вошли выдающийся парламентский оратор, поэт и историк А. Ламартин, редактор газеты А. Ледрю-Роллен, ученый Д Араго и др. По но¬вой Конституции законодательная власть вручалась Законодатель¬ному собранию, исполнительная — президенту. И депутаты и пре¬зидент избирались на основе всеобщего (для мужчин) избиратель¬ного права — с 21 года и с цензом оседлости не менее шести ме¬сяцев. Право собственности включало право собственности на куп¬ленные общественные должности. Богатые сограждане могли от¬купить своих сыновей от службы в армии, поставляя в армию на¬емников.
Конституция Второй республики от 4 ноября 1848 г. ничего не говорила о естественных правах и содержала множество деклара¬тивных положений, например о “более свободном шествии по пути прогресса и цивилизации”, “введении более справедливого распределения общественных повинностей и выгод” и т п. Провоз¬глашалось также, что свобода, равенство и братство — это прин¬ципы республики, а основа республики — это семья, труд, соб¬ственность и общественный порядок Республика будет строиться без новых потрясений, а лишь “последовательным действием за¬конов и учреждений”, с тем чтобы “поднять граждан на новую сту¬пень нравственности, просвещения и благосостояния”. Республикан¬ские правительственные учреждения состояли из президента, из¬бираемого на четыре года, Национального собрания с трехлетни¬ми полномочиями и Государственного совета, избираемого на шесть лет и наделяемого совещательными полномочиями при под¬готовке законопроектов и незначительными контрольными функци¬ями. Социальные мотивы конституционного закона венчало поло¬жение” “Республика должна охранять личность гражданина, его семью, религию, собственность, труд и сделать доступным всякому образование, необходимое для каждого человека. Она должна пу¬тем братской помощи обеспечить существование нуждающимся гражданам, подыскивая работу, соответствующую их способнос¬тям, или же поддерживая тех, которые не имеют родных и не в состоянии работать” (ст. 8 Вступления).
Избранный 10 декабря 1848 г. президентом Луи Бонапарт осу¬ществил через три года военный переворот и 2 декабря провозгла¬сил восстановление империи и ряд других новаций, которые за-\ тем были одобрены плебисцитом. В Конституции от 14 января! 1852г. президент, избираемый теперь уже на 10 лет, возвышал-) ся над всей пирамидой исполнительной власти и получал также \ возможность делать назначения в Государственный совет и восста-
Тема 22 Конституционная история Франции XIX—XX вв
487
новленный сенат, оставив избирателям только участие в форми¬ровании третьего учреждения высшей власти — Законодательного корпуса. После реставрации империи президент уже председатель¬ствует в сенате и Государственном совете.
Режим Второй империи. Луи Бонапарт, коронованный под именем Наполеона III (1808—1873), был третьим сыном голланд¬ского короля Людовика Бонапарта. Добрый и щедрый по натуре, он рано и фанатично поверил в свое особое призвание и всюду де¬монстрировал романтическое преклонение перед дядей и свою пре¬данность наполеоновским идеям. В молодости он увлекался социа¬листическими и демократическими идеями. Полагая, что рабочий класс следует сделать собственником, он носился с фантастическим планом создания государственных ферм, где будут поселены не¬имущие (пролетарии). Затем его идеалом стало полицейское госу¬дарство, контролирующее печать, суды и парламентские выборы. На военном поприще ему вначале сопутствовал успех — в Авст¬рии, Китае, Японии, Сирии, Мексике. В 1866 г. Наполеон III не¬дооценил значение войны Пруссии с Австрией, закончившейся бле¬стящей победой его будущей погубительницы. Развязав авантюр¬ную войну с Пруссией в 1870 г., он потерпел сокрушительное по¬ражение под Седаном, попал в плен и был быстро низложен воз¬мущенными соотечественниками.
Один из ощутимых итогов второго бонапартизма — создание централизованной правительственной власти с гораздо более ши¬рокими полномочиями императора и превращение “вечных прав человека” в единственное право правителя — повелевать, а всех остальных — повиноваться. Наполеон III стал учредителем еще одной разновидности правительственной власти, именуемой обычно “бонапартистским режимом”. Для режима Второй империи стало характерным подчинение основных рычагов власти — армии, по¬лиции, администрации — императору. Вместе с тем этот режим, выглядевший, по отзыву Ф. Энгельса, “шайкой политических и финансовых авантюристов”, способствовал спекуляции, промыш¬ленному развитию и вообще невиданному до тех пор экономиче¬скому подъему и обогащению всей буржуазии, что сопровождалось продажностью и массовым хищничеством лиц, группировавшихся вокруг императорского двора и извлекавших “крупный процент из этого обогащения”.
Блестящий анализ уроков революции 1848 г. во Франции дан в работе К. Маркса “18 брюмера Луи Бонапарта”. В ней тщатель¬но охарактеризован момент социально-политической преемствен¬ности и новизны в работе “государственной машины” Франции и в правительственной деятельности как таковой с ее соответствую¬щим социальным составом (сословия, профессии, группы с их пра¬вами, привилегиями и политическими устремленностями и домо-
488
Часть П. Современная история
гательствами) и внешней социальной средой (общество, громадная бюрократическая и военная организация, централизованная прави¬тельственная власть и местные сепаратные власти).
Революция до 2 декабря 1851 г. закончила половину своей под¬готовительной работы, пишет Маркс, она “довела до совершенства парламентскую власть”, а затем стала доводить до совершенства власть исполнительную.
“Эта исполнительная власть с ее громадной бюрократической и военной организацией, с ее многосложной и искусственной го¬сударственной машиной, с ее полумиллионной армией чиновников и полумиллионной же армией солдат, — этот ужасный организм-паразит, обвивающий, точно сетью, все тело французского об¬щества и затыкающий все его поры, возник в эпоху самодержав¬ной монархии, при упадке феодализма, упадке, который помогал ускорять. Господские привилегии земельных собственников и го¬родов превратились в столь же многочисленные атрибуты госу¬дарственной власти, феодальные сановники — в получающих жа¬лованье чиновников, а пестрое собрание товарных образчиков, карта перекрещивающихся средневековых суверенных прав пре¬вратилась в правильный план централизованной государственной власти, где господствует такое же разделение труда, как на фаб¬рике”.
Первая Французская революция должна была развить далее то, что было начато абсолютной монархией: централизацию, а вместе с тем объем, атрибуты и число прислужников правитель¬ственной власти. Наполеон завершил эту государственную машину. Легитимная (1814 г.) и Июльская (1830 г.) монархии ничего не при¬бавили, кроме большего разделения труда, увеличивавшегося по мере того, как разделение труда внутри гражданского общества создавало новые группы интересов, следовательно новые объек¬ты государственного управления.
“Всякий общий интерес немедленно отрывался от обще¬ства, вырывался из сферы самодеятельности общества, проти¬вопоставлялся ему как высший, всеобщий интерес, выры¬вался из сферы самодеятельности членов общества и делался предметом правительственной деятельности, — начиная с моста, школьного здания и коммунального имущества сельской общи¬ны и кончая железными дорогами, национальным имуществом и государственными университетами Франции. Наконец, парламент¬ская республика оказалась в своей борьбе против революции вы¬нужденной усилить вместе с мерами репрессии, средства и цен¬трализацию правительственной власти. Все перевороты усовер¬шенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассмат¬ривали захват этого огромного государственного здания как
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв.
489
главную добычу при своей победе” (Маркс К. 18 брюмера Луи Бонапарта). Анализ Маркса выдержан в духе теории непремен¬ной смены капитализма социализмом, которая будет сопровож¬даться непременным разрушением (сломом) аппарата управле¬ния государством, сложившегося как орудие своекорыстного управления господствующего класса при феодализме и затем при капитализме. Для нас в данном случае важен не вывод, а сам процесс конкретно-исторического, и в особенности сравни¬тельно-исторического, анализа феномена исполнительной влас¬ти, а вместе с ним и феномена политической власти, извест¬ной как режим бонапартизма (т.е. режима правления Наполео¬на I и Наполеона III).
ГосуларственНый строй Парижской Коммуны (март—июнь 1871 г,)
После поражения под Седаном и капитуляции 100-тысячной французской армии возмущенные парижане ворвались в Законо¬дательное собрание и заставили декретировать упразднение им¬перии и восстановление республики, что и произошло 4 сентяб¬ря 1870 г. В январе следующего года было подписано перемирие, здесь же Бисмарк устроил коронование германского императора. После выборов нового состава Национального собрания правитель¬ство возглавил Тьер, начавший свою деятельность с непопулярных мер: отменил пособие национальным гвардейцам и отсрочку по квартирным платежам, возобновил выплату по векселям. Намеча¬лась также тайная операция по разоружению Национальной гвар¬дии (около 200 батальонов), созданной за шесть месяцев осады Парижа пруссаками. Все эти меры встретили сопротивление рес¬публиканских антиправительственных группировок, которые спло¬тились вокруг Центрального комитета Национальной гвардий, объявившего себя 19 марта 1871 г. Временным правительством. Он же провел выборы в Совет Коммуны по городским округам на ос¬нове всеобщего избирательного права и свободного обсуждения кандидатов. В итоге был сформирован совет из 80 депутатов, по¬ловину которых составили рабочие. Среди последних заметно пре¬обладали последователи анархиста Прудона и ультрарадикала Бланки.
Парижские коммунары выдвинули и стали проводить в жизнь несколько новых для республиканской традиции лозунгов: дешевое правительство, новая форма организации законодатель¬ной и исполнительной власти, отказ от постоянного войска, об¬новление карательного аппарата и др. Удешевление расходов на содержание правительства планировалось осуществить путем
490
Часть II Современная история
приравнивания зарплаты государственного служащего к зарплате квалифицированного рабочего. Предполагался роспуск старой полиции, отмена содержания постоянного войска и замена пос¬леднего вооруженным народом. Совет Коммуны подлежал превра¬щению в совокупность комиссий, работающих совместно и не так, как в парламенте, “где каждый стремится сказать свое сло¬во”. Принцип сотрудничества был таков: обсуждение коллегиаль¬ное — ответственность единоличная. Для координации работы комиссий общим числом 9 предназначалась так называемая Ис¬полнительная комиссия, которая формировалась на паритетных началах всеми остальными комиссиями — финансовой, просвеще¬ния, юстиции, внешних сношений, труда, промышленности, общественных служб, обороны, общественной безопасности. Во главе комиссий стоял делегат — член коммуны, наделенный широкими полномочиями.
Совет Коммуны сочетал высшие законодательные и исполни¬тельные полномочия в одном учреждении. Комиссии в делах ис¬полнительной власти заменяли министерства. Характерно, что в округах исполнительная власть вверялась особенно доверенным членам Коммуны, которым, согласно соответствующим законода¬тельным установлениям, разрешалось “для ведения дел… взять себе в помощь комиссию по своему выбору и под свою ответствен¬ность”. В области судопроизводства отдаленной задачей стало на¬мерение “поднять существующее судопроизводство на высоту де¬мократических и социальных учреждений” — очень туманная формула, оставшаяся без должных пояснений. Более приземлен¬ной, но менее сложной стала реформа существующей системы образования. Здесь планировалось ввести специальным декретом “бесплатное, обязательное и исключительно светское образо¬вание”.
Уже декретом от 2 апреля 1871 г. был установлен макси¬мальный размер зарплаты чиновника — 6 тыс. фр. в год. Предус¬матривалось сокращение штатов разных ведомств на 75%. Вво¬дился принцип выборности, подотчетности и сменяемости в лю¬бое время всех должностных лиц. Для некоторых должностей предусматривалось либо конкурсное замещение должности, либо на основе экзаменационных испытаний, либо стажировки в должности.
19 апреля была выпущена Декларация Коммуны к француз¬скому народу, в которой страна объявлялась республикой, где все самоуправление в городах и деревнях должно строиться по образ¬цу Парижской Коммуны. Местные органы власти наделялись пол¬номочиями утверждать местный бюджет и разверстку налогов, управлять всеми местными службами (суд, полиция, просвещение, управление местным имуществом). Каждой коммуне дозволялось
Тема 22 Конституционная история Франции XIX—XX вв 491
иметь военную силу в лице Национальной гвардии, свободно из¬бирающей своих офицеров. Коммуны объединялись в округа, окру¬га посылали своих депутатов в национальную делегацию, заседа¬ния которой должны проходить в Париже. Определяя характер движения 18 марта, Декларация объявляла республику “един¬ственной формой, совместимой с правами народа, с правильным и свободным развитием общества”, а в числе главных и перспектив¬ных задач провозглашала задачу “сделать власть и собственность всеобщим достоянием”.
Парижской Коммуне пришлось позаботиться о передаче по¬кинутых владельцами предприятий в руки кооперативных рабочих обществ. Уставом Луврских мастерских вводился рабочий контроль за производством (21 мая). Вводилась отмена ночной работы булоч¬ников, запрет штрафов и вычетов из заработной платы рабочего Устанавливались льготы на возвращение заложенной в ломбарды мебели, одежды, белья и орудий труда.
Судейские должности заполнялись по назначению, что счи¬талось временной мерой. Раздавались призывы поставить следствие под контроль гласности. Прокурор Риго категорически возразил против намерения депутатов посещать заключенных и беседовать с ними и пригрозил уходом в отставку. Коммуна не прибегала к казни военнопленных и заложников, и только в конце был осуще¬ствлен в качестве чрезвычайной меры расстрел 64 из 240 залож¬ников. Расправа правительственных служб была жестокой и мас¬совой. 30 тыс. коммунаров были расстреляны, 50 тыс. отправлены на каторгу, в ссылку или тюрьму.
Классики научного социализма — Маркс, Энгельс, Ленин — расценили опыт Парижской Коммуны как образец высшего типа демократии, которую должен взять на вооружение борющийся за свое освобождение рабочий класс. Однако опыт коммунаров в зна¬чительной своей части был воспроизведением якобинского законо¬дательного деспотизма с большой долей бездумного отрицания го¬сударственно-властной традиции управления и поддержания мира и спокойствия в обществе с классовым расслоением и политиче¬ским соперничеством разных слоев и групп.
Республиканская традиция за последние сто лет. Конституции Третьей, Четвертой и Пятой республик
Первая республика просуществовала во Франции семь лет, Вторая — три года, а самой продолжительной оказалась Третья республика, просуществовавшая 70 лет с 4 сентября 1870 г. Сюда же входит и срок существования Парижской Коммуны — 72 дня начиная с 18 марта 1871 г.
492
Часть II. Современная история
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв.
493
Третья республика. Единой конституции в республике не было, а были Конституционные законы (три органических зако¬на), регулировавшие организацию и деятельность учреждений го¬сударственной власти: Закон об организации сената от 24 сентября 1875 г., Закон об организации государственной власти от 25 фев¬раля 1875 г. и Закон об отношениях между государственными вла¬стями от 16 июля 1875 г. Во всех трех законах насчитывалось всего 34 статьи, поэтому многие вопросы конституционного уст¬ройства регулировались текущим законодательством. В это время происходила довольно напряженная борьба и соперничество меж¬ду несколькими группировками — сторонниками восстановления! монархии и республиканцами. Противостояние было примерно! равным, и первый из названных законов принимался больший-! ством всего в один голос (353 против 352).
Президент республики избирался на семь лет и обладал все-1 ми полномочиями, присущими конституционному монарху, — пра-1 вом законодательной инициативы, промульгации и контроля за! законами. Он мог отсрочить заседание парламента и распустить?! нижнюю палату, его декреты подлежали контрасигнации одним из министров. Первым президентом Третьей республики стал маршал Патрис Мак-Магон.
Законодательство осуществлялось палатой депутатов, изби¬равшейся на четыре года, и сенатом, составленным из 75 пожиз¬ненных и 225 избиравшихся на девять лет особыми коллегиями вы¬борщиков депутатов. В отношении министров действовал принцип: “министры солидарно ответственны за общую политику правитель¬ства и индивидуально — за свои личные действия”. Не избирали депутатов женщины, военнослужащие и лица мужского пола, не достигшие 21 года.
Период до начала Первой мировой войны обычно рассматри¬вается французскими историками как расцвет либеральной демок¬ратии и апогей парламентаризма. С 1893 г. в парламент входят со¬циалисты. На следующий год в правительстве появляется новое министерство — по делам колоний. К началу Первой мировой вой¬ны Франция делается второй державой-метрополией с населением колоний в количестве 55,5 млн человек.
Происходит усиление правительственной власти за счет пре¬зидентской, но этот процесс сопровождается интенсивной мини¬стерской чехардой: некоторые правительства существуют не доль¬ше шести месяцев. За 39 лет правительства сменились 48 раз. К концу XIX в. сложилась доктрина и практика так называемой регламентарной власти. Согласно этой доктрине, правительство может издавать нормативные акты без специального делегирова-
ния ему законодательных полномочий от парламента. Формально эти акты должны по своему назначению лишь уточнять законы и носить подзаконный характер, но фактически это были “декреты-законы”.
В середине 30-х гг. в стране возникает угроза фашист¬ского переворота, и на этой волне победу на выборах одер¬живает антифашистский Народный фронт. Начиная с 1936 г. депутаты Народного фронта, состоящего из социалистов и других радикалов-реформаторов, добиваются важного перело¬ма в области социального законодательства: принимаются за¬коны о 40-часовой рабочей неделе, об отпусках, о повышении зарплаты, об отмене чрезвычайных декретов. Перед угрозой распространения промышленной депрессии проводится частич¬ная национализация военной промышленности и реформа Французского банка.
В результате поражения во Второй мировой войне и оккупа¬ции в стране создается “католическое государство” со столицей в Виши во главе с коллаборационистским правительством маршала Петена. (Освободительным движением руководит генерал де Голль из Лондона и Алжира. Организованное в 1944 г. после освобожде¬ния Парижа временное правительство имеет в своем составе двух коммунистов.
Четвертая республика. В октябре 1945 г. происходит референ¬дум о выборах в Конституционное собрание, а через год принима¬ется новая Конституция. Она закрепляет создание парламентарной республики, вновь уточняя и расширяя права человека и гражда¬нина: равноправие мужчины и женщины, право на создание проф¬союзов, право на труд, отдых, право на забастовки, на коллек¬тивное определение условий труда, всеобщее бесплатное светское образование.
Национальное собрание — единственный законодательный орган, избираемый на основе всеобщего, равного (женщины от¬ныне получили избирательные права), прямого и тайного го¬лосования и по системе пропорционального представительства. Совет республики — вторая палата — имел чисто совещатель¬ные функции и менее значимые, чем сенат в Третьей респуб¬лике.
Президент избирался сроком на семь лет, обладал полномо¬чиями распускать нижнюю палату, назначать на высшие долж¬ности по своему усмотрению. Правительство тоже могло распу¬стить парламент после двух правительственных кризисов и пос¬ле вынесения вотума недоверия со стороны Национального со¬брания. При абсолютном количестве голосов за порицание пра¬вительства оно должно уйти в отставку. Судебная система была
494
Часть II. Современная история
сохранена в прежнем виде, президент являлся по совместитель¬ству председателем Высшего совета магистратуры, руководивше¬го и судами. Не все конституционные положения были претво¬рены в жизнь, в том числе положения о социально-экономи¬ческих правах. Характерно, что начиная с Конституции 1946 г. составной частью конституционного текста считается текст Дек¬ларации прав человека и гражданина 1789 г., которая в силу этого является действующим конституционным текстом и в наши дни.
Пятая республика. Начало этого периода приходится на 1958 г. и связано с возвращением к власти генерала де Голля и с проведением конституционной реформы. В январе 1946 г. де Голль ушел с поста главы правительства, поскольку Национальное собра¬ние отказалось поддержать его предложение о фактическом пе¬реходе Франции к режиму президентской республики с широки¬ми полномочиями президента.
В результате одобрения на референдуме новой Конституции, вступившей в силу в октябре 1958 г., в стране оформилась полу-президгнтская республика, в которой президенту, выпадала роль высшего арбитра во взаимоотношениях и конфликтах в треуголь¬нике: президент — правительство — парламент. Вначале прези¬дент избирался парламентом, но в 1962 г. была принята поправка к Конституции, согласно которой президент избирается на всеоб¬щих выборах простым большинством голосов.
Президент назначает премьер-министра и по его представле¬нию остальных членов правительства. Он возглавляет Совет мини-н стров, промульгирует законы и является верховным главнокоман-Ц дующим. У президента есть право оспорить законопроект парла¬мента и направить его в Конституционный совет (создан в 1974 г.) на заключение. Он вправе также распустить Национальное собра¬ние. Своеобразная расстановка политических сил в правительствен¬ной власти сложилась в пору правления социалиста Ф. Миттерана (1978—1996 гг.), когда главой правительства назначался предста¬витель оппозиционной (консервативной) партии, получившей боль¬шинство голосов в парламенте. Это сотрудничество соперничающих группировок на высшем правительственном уровне получило на¬звание бицефалъной (двухголовой) правительственной системы, а концепция разделения властей получила новое истолкование (с учетом этой редкой ситуации) — сосуществование властей.
Национальное собрание избирается сроком на пять лет. Дру¬гая палата — сенат — на девять лет и каждые три года обновля¬ется на треть. Девиз Французской республики: “Свобода, равен¬ство, братство”.
Тема 22. Конституционная история Франции XIX—XX вв. 495
Контрольные вопросы
Что такое бонапартизм, какие его признаки сформировались в период правления Наполеона Бонапарта и его племянника?
В чем своеобразие программных задач режима Второй респуб¬лики?
Каковы практический опыт Парижской Коммуны и его оцен¬ка в марксистской литературе?
Что придает своеобразие отдельным разновидностям пяти республиканских режимов?
Литература
Прело М. Конституционное право Франции / Пер. с франц. М., 1957. — История буржуазного конституционализма. XIX в. М. 1986.
Тема 23. Первые кодификации уголовного и гражданского права Франции
Особенности французского законодательства и правоведения. — Карательные (уголовные) кодексы 1791 и 1810 гг. — Гражданский кодекс французов 1804 г. (Кодекс Наполеона). — Кодекс N
Особенности французского законодательства и правоведения
Каждое современное государство имеет свое собственное законодательное учреждение, которое готовит отдельные законы или кодексы (сборники, букв. — книги законов), действующие на его территории. Кодификация обычно заключается в упорядочении и объединении разрозненных законов местности или всей страны в виде отдельной книги. Так, уголовный кодекс представляет со¬бой книгу законов о преступлениях и наказаниях. Гражданский кодекс состоит из законов о личных и имущественных правах в семье и за ее пределами, связанных с обязательствами из договора или одностороннего волеизъявления либо в силу требований суще¬ствующих законов о порядке разрешения лично-имущественных споров (например, при разделе наследства).
Бывает так, что внутри одного государства сосуществует несколько обособленных собраний законов и законодательных ус¬тановлений (кодексов, статутов, ордонансов, сборников системати¬зированных норм по отдельным правовым институтам — устойчи¬вым видам правового общения или норм обычного права). Напри¬мер, в таком сложно устроенном государстве, каковым являются Соединенные Штаты Америки, помимо федеральных законов су¬ществуют законы штатов. В Англии наряду с законодательством Великой Британии действует местное законодательство Шотлан¬дии и Северной Ирландии. В старой Франции было огромное ко¬личество кутюмов (правовых обычаев), собранных примерно в 360 отдельных книг.
В течение долгого времени законодательство как источник права имело не главенствующее, как сегодня, а второстепенное значение. Право существовало независимо от приказов и пожела¬ний верховных правителей. Суверен (король) не был уполномочен
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 497
ни создавать, ни изменять право. Он выполнял чисто администра¬тивные функции и мог вмешиваться в правоотношения главным образом только в целях облегчения отправления правосудия: помо¬гать формулировать правомочия, которые сам не создавал, гаран¬тировать исполнение решения судов и др. Во Франции даже аб¬солютные монархи не считали себя полностью свободными в сфе¬ре законодательства. Ордонансы Кольбера, созданные в период правления Людовика XIV, касались преимущественно админист¬ративных сторон деятельности юстиции (ордонанс о гражданском судопроизводстве, ордонанс о следствии по уголовным делам, “черный кодекс” об условиях труда и быта негров в колониях) либо кодификации обычного права (ордонанс о торговле, ордонанс о мореплавании). Ордонансы канцлера д’Агессо (XVIII в.) затронули область частного права, но их можно рассматривать главным об¬разом как систематическое изложение норм, уже вошедших в судебную практику и правовые обычаи. Король даже в этот период не считал, что он по своей воле может вносить изменения в право. В этот же исторический период французское правоведение испытывает сильное влияние теории естественного права, кото¬рая усилиями голландского философа права Гуго Греция (начало XVII в.), публицистов периода английской революции и француз¬ских просветителей-энциклопедистов стала выводить право из природы и из некоторых разумных начал. Она же стала проводить идею права как незыблемого и общего для всех времен и народов требования (права человека), она же ввела в понимание частного и публичного права понятие субъективных прав (немецкий фило¬соф права С. Пуфендорф, XVII в.). Кроме того, она заставила при¬знать, что право должно распространяться и на область взаимо¬отношений властвующих и подвластных, взаимоотношений между властными учреждениями и частными лицами. Однако лишь пос¬ле американской и особенно после французской революции пуб¬личное право выросло в самостоятельную отрасль, дополняющую традиционное частное право и уточняющую содержание уголов¬ного права, административного и конституционного права, и само оно продолжало все более дробиться под влиянием их усложне¬ния и специализации (Р. Давид).
Карательные (уголовные) колексы 1791 и 1810 гг.
Работа над первым Уголовным кодексом началась в 1789-м и закончилась его принятием в 1791 г. Составление Кодекса сопро¬вождалось обсуждением в собрании законодателей, где с докладом об основных принципах и положениях Кодекса выступил якобинец Лепелетье. Новшества эти были изложены в виде пяти пунктов с
498
Часть И. Современная история
тремя дополнениями. Не все из перечисленных докладчиком пун¬ктов являлись новыми в деле уголовного законодательства и поли¬тики, но были и действительно новые. Таков пункт первый: каж¬дый уголовный кодекс должен быть гуманным. Далее следовало: наказание должно быть соразмерным с преступлением (п. 2); дол¬жно соблюдаться соответствие между природой преступления и природой наказания (п. 3); необходимо проводить принцип равен¬ства перед законом, который карает или покровительствует (п. 4); за каждое преступление должно быть установлено точное и оп¬ределенное наказание (п. 5).
В дополнительных требованиях значилось следующее: наказа¬ния должны быть длительными (имелась в виду их действенность, в частности действенность “законов-мстителей”); наказания должны быть публичными (“воспитательно действовать на душу народа”); наказания должны отбываться в месте преступления (иначе о нем будут только знать, но не будут видеть его воздействие).
Наиболее общими чертами первого Кодекса стали принципы законности, формального равенства перед законом, соответствие наказания тяжести преступления, а также общая нацеленность на точность и исправляющее воздействие наказания. Он в значитель¬ной своей части исходил из принципов и положений Декларации прав 1789 г.: “закон вправе запрещать только поступки, вредные для общества, все, что не запрещено законом, дозволено” (ст. 5); “закон есть выражение общей воли. Он должен быть одинаков для всех и тогда, когда оказывает покровительство, и тогда, когда ка¬рает” (ст. 6); “закон должен устанавливать только строго и очевид¬но необходимое наказание: никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, установленного и обнародованного до соверше¬ния преступления и законно примененного” (ст. 8).
Исходная позиция в выборе наказания формулировалась в докладе Лепелетье следующим образом: “Число наказаний огра¬ничено, даже для самого изобретательного тирана. А вот оттенки преступлений столь же различны, как оттенки характера и фи¬зиономий. Поэтому при установлении наказания надо исходить из наиболее выраженных черт безнравственности или опасностей для социального порядка”. Цель наказания — исправление (надежда на раскаяние преступника и возрождение его к честной жизни).
В Кодексе отсутствует ряд норм о наказаниях старого режи¬ма — перечень так называемых воображаемых преступлений: ересь, святотатство, магия — по той причине, что “во имя неба уже столько пролито крови”. Имел место также отказ от уголов¬ной защиты деятельности откупщиков, их деятельность отныне воспринималась как “позорный памятник угнетения и деспотизма”. Деятельность откупщиков и вправду включала такие приемы, а сами они получили прозвище “подвальных крыс”. На их страже
I
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 499
были тюрьмы и смертная казнь. Таким образом, нормы и статьи первого Code penal (букв. — наказательный, карательный кодекс) во многом соответствовали идеям и принципам Декларации прав 1879 г.
В 1795 г. был разработан еще один карательный кодекс. Это вызвано было отчасти потребностью внести коррективы в кара¬тельно-исправительную политику после якобинской диктатуры и связанного с ней террора. В ходе обсуждения кодекса разверну¬лась полемика по вопросам сохранения суда присяжных и приме¬нения смертной казни. Кодекс получил довольно редкое и точное название — ,
Работа над следующим наказательно-исправительным кодек¬сом началась в 1801 г. и была закончена в 1804 г. Руководитель комиссии Таржье оставил интересные комментарии к этому про¬екту, который состоял в тот момент из 1207 статей. Вот некоторые из его комментариев и обобщений:
1. Конечная цель закона не в том, чтобы виновный страдал, а чтобы были предупреждены преступления.
2. Гуманность страдает оттого, что наказание является необ¬ходимостью, она взывает во всяком случае к умеренности и мяг¬кости.
3. Разум законодателя использует плоды философии, но счи¬тается с фактами, окружающими его, изменить которые вне его власти.
4. Когда издаются законы для общества, то надо иметь в виду общество, каким оно является в действительности, а не каким может быть.
Весьма редкое и характерное толкование давал Таржье со¬отношению правовых обычаев и карательного законодательства для обществ с различным уровнем развития: “Народ, который еще молод, малочислен, близок к природе, у которого нравственный инстинкт сохранился во всей своей силе, а естественная магистра¬тура старцев свято почитается, народ, у которого нравы просты, господствует общественное мнение, честь почитается большой на¬градой, а бесчестье невыносимым наказанием, — такой народ дол¬жен управляться принципами, а не указами, следовать скорее нравам, чем законам… Там мягкое наказание не представляет никакой опасности…”
Работа над Кодексом продолжалась в течение 10 лет. Он был утвержден без прений Госсоветом в январе 1810 г. и введен в силу в 1811 г. вместе с Уголовно-процессуальным кодексом.
Структура Кодекса.
Кодекс состоял из четырех книг, включающих две части, одна из которых излагала принципы различения деяний и лиц, подлежащих
500
Часть II Современная история
наказанию по закону, а вторая содержала нормы для оценки на¬казуемых законом деяний. Первую часть составляют краткие пред¬варительные положения из первых двух книг (они напоминают общую часть современных кодексов). Третья и четвертая книги образуют так называемую особенную часть Кодекса. Дефиниция преступления очень проста — преступлениями являются деяния, которые законы наказывают мучительным или позорящим наказа¬нием (ст. 1).
Наиболее оригинальной структурной частью Кодекса следует считать способ различения всевозможных видов действий, подле¬жащих наказанию по закону. Самих преступных действий суще¬ствует несметное количество, однако законодатель и карательные учреждения имеют весьма немногочисленный арсенал видов нака¬зания. Вид преступления (наказуемого деяния) определяется очень просто — в зависимости от меры наказания, предусмотренной законом. Всего насчитывается три вида наказаний: полицейское (штраф, непродолжительное тюремное заключение и др.), испра¬вительное (если есть надежда, что наказание исправит преступ¬ника) и мучительные и позорящие наказания, когда преступник настолько закоренелый и опасный, что его необходимо наказывать самым суровым образом и надежно изолировать от общества.
В итоге получается следующая классификация: полицейски¬ми наказаниями караются нарушения (contraventions), исправи¬тельными — проступки (delits — деликты), а мучительными и по¬зорящими — преступления (crimes).
Полицейские наказания — это тюремное заключение от од¬ного до пяти дней, денежный штраф, конфискация определенных предметов.
Исправительные наказания — тюремное заключение на срок (исправительный дом), временное лишение некоторых прав (по¬печительских, гражданских и семейных), штраф.
Мучительные и позорящие наказания включают в себя мно¬жество видов и подвидов. Сюда включались: 1. Смертная казнь; 2. Бессрочные каторжные работы; 3. Депортация; 4. Каторжные ра¬боты на срок; 5. Смирительный дом (тюрьма строгого режима), иногда с клеймением и конфискацией имущества.
Только позорящие наказания включали в себя следующие: 1. Выставление у позорного столба в ошейнике (до 1832 г.); 2. Из¬гнание; 3. Гражданскую смерть (гражданскую деградацию) — ли¬шение избирательных прав и запрещение занимать должности присяжного, эксперта, а также выступать свидетелем, быть опе¬куном, попечителем; лишение права носить оружие и служить в войсках империи; снятие со всех публичных должностей.
Кодекс включает в себя ряд составов преступлений и нака¬заний, которые были упразднены в республиканский период. Восстановлена пожизненная каторга, смертная казнь с предвари-
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 501
тельным отсечением руки, депортация в колонии и гражданская смерть. Наряду с этими изменениями в Кодексе увеличилось чис¬ло наказаний, карающихся смертной казнью, и число составов в защиту частной собственности. Введен новый и подробный раз¬дел о государственных преступлениях, составы которых носят неопределенный характер (призывы в публичных речах — ст. 102; посягательство на изменение формы правления — ст. 87).
Впоследствии наиболее существенным изменениям или полно¬му упразднению подверглись составы, унаследованные от средне¬вековых обычаев и традиций: отмена клеймения и отсечения руки отцеубийце (1832 г.), гражданская смерть (1854 г.). С 1885 г. вво¬дится условное освобождение, которое вначале применялось лишь по отношению к лицам, отбывшим половину положенного срока тюремного заключения, но не касалось лиц, осужденных к депор¬тации, каторге, пожизненному заключению.
Французский Кодекс оказал заметное влияние на каратель-
|ное законодательство многих стран мира — Испании, Бразилии, Швейцарии, Бельгии, отдельных германских государств.
Уголовно-процессуальный кодекс. Еще конституция 1791 г. — вторая письменная конституция в истории нового времени — за¬фиксировала принцип выборности судей на основе имущественного ценза и ввела суд присяжных. Либеральные правоведы рассматри¬вали судей как составную часть аппарата правительственной вла¬сти, а присяжных как выразителей общественного мнения и на¬строений. Еще в период составления наказов депутатам Генераль¬ных штатов в некоторых из них было записано, что судебные должности следует сделать платными и предоставлять бывшим адвокатам в результате конкурса, но сам суд должен производить¬ся бесплатно. В наказе третьего сословия Парижского округа го¬ворилось о необходимости введения “более мягкого и более гуман¬ного уголовного кодекса, соразмеряющего наказание с правонару-•шением и сохраняющего смертную казнь лишь для самых тяжких преступлений”. Говорилось также о необходимости разделения функций судей, устанавливающих факт преступления, и судей, применяющих закон. Обвиняемому должна предоставляться воз¬можность выбрать себе защитника, а тем, кто не в состоянии обеспечить себе защитника, нужно назначать защитника бесплат-ао (Жорес Ж. Социалистическая история французской революции. Ч, 1976. Т. 1).
Уголовно-процессуальный кодекс, принятый в 1808 г., ввел гак называемый смеишнный процесс. В период расследования цела вплоть до судебного разбирательства сохранялось тайное и ~исьменное делопроизводство. Следствие контролировалось особы-яи следственными судьями, полномочия которых включали вы-
502
Часть II. Современная история
дачу приказа о явке обвиняемого к следователю, о его прину¬дительном приводе или аресте. Следственный судья сам мог про¬изводить допрос обвиняемого, свидетелей, другие следственные действия.
На второй стадии процесса разбирательство в суде строилось в соответствии с принципами гласности, устности и состязательно¬сти. Обвинение в суде поддерживал не следственный судья, а прокурор. Кодекс не требовал единогласия присяжных при выне¬сении ими вердикта о виновности или невиновности. Перед выне¬сением вердикта судья обращался к присяжным с напутственной речью-резюме, в которой он формулировал те вопросы, на кото¬рые должны были дать ответ присяжные.
Множественность судебных инстанций и учреждений для об¬жалования предстала при Наполеоне в следующем виде:
1. Единоличный мировой судья (мелкие уголовные и граждан¬ские дела). По Кодексу 1808 г. мировой судья и мэр выполняли функции полицейского судьи, а полномочия судебной полиции они осуществляли вместе с комиссарами полиции, офицерами жандар¬мерии, сельскими и лесными стражниками (ст. 9);
2. Трибунал первой инстанции (более значительные граждан¬ские дела). Он же исполнял функции трибунала исправительной полиции по делам о проступках, или деликтах;
3. Апелляционный суд — пересмотр решений трибуналов по существу.
Серьезные преступления рассматривались с коллегией при¬сяжных. По Кодексу 1808 г. присяжные выбирались из граждан в возрасте 30 лет, пользующихся политическими и гражданскими правами. Они могли избираться из определенных социальных групп, которые перечислены в Кодексе: членов избирательных коллегий; 300 крупнейших налогоплательщиков департамента; должностных лиц, назначенных самим императором; докторов и лицензиатов факультетов права, медицины, естественных наук, литературы; членов и корреспондентов академий и других научных обществ, признанных правительством; нотариусов; банкиров, ме¬нял, купцов и торговцев, имеющих патент одного из двух первых классов; государственных служащих, получающих оклад не менее 4000 франков… (ст. 382).
Никто не мог быть присяжным в том деле, в котором он уча¬ствовал в качестве должностного “лица судебной полиции, свиде¬теля, эксперта или стороны (ст. 383). Список присяжных составлял префект;
4. Кассационный суд (один на всю страну) занимался рассмот¬рением жалоб, указывающих на формальные упущения, наруше¬ния закона, их неверное истолкование, имевшее место в апелля¬ционном суде.
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 503
Гражданским кодекс французов 1804 г. (Колене Наполеона)
О гражданском кодексе заговорили еще при первых обсужде¬ниях законодательной политики в Национальном собрании Фран¬ции 1789 г. В резолюции от 6 августа 1790 г. говорилось, например, что “гражданские законы должны быть объединены и реформиро¬ваны законодателем, который должен составить общий свод про¬стых, ясных и приноровленных к конституции законов”. В Консти¬туции 1791 г. также шла речь о необходимости единого законода¬тельства.
Дело в том, что предреволюционная Франция представляла собой страну не одного, а нескольких разобщенных между собой народов — бретонцев, гасконцев, бургундов, лотарингов. Ее не объединяло, а, напротив, разобщало многое: виды собственности, налоги, порядок наследования; договорный характер отношений короля с присоединяемыми провинциями и церковью, феодальная собственность с ее множественностью лично-зависимых отношений, платежей и повинностей.
Без кодекса, говорил один из авторитетных участников коди-фикаторской работы Тронше, люди подчиняются только верховной власти, не будучи членами одного и того же государства. Коди¬фикация сплачивает нацию-государство, поэтому заботы и попытки сплотить государство с ее помощью имели место еще в период правления Людовика XI.
Филипп Красивый установил парламенты (судебные учрежде¬ния в Париже и других местах) и Генеральные штаты. Позднее эту важную работу поддержали юристы, рыцари и высшие чиновни¬ки под покровительством короля. Первой кодификационной работой следует, по всей видимости, считать создание Людовиком XIV в 1665 г. кодификационной комиссии, в которой он стал и председа¬телем. “Королю-солнцу” не все удалось, однако при содействии Ламуаньона он кодифицировал решения Парижского парламента, исполнявшего роль судебной инстанции.
Жан Луи Кольбер, главный министр финансов, провел об¬ширную кодификационную работу в виде издания крупных ордо¬нансов, которые по широте охвата областей законодательного регулирования превзошли аналогичную кодификаторскую работу времен Наполеона. Ордонанс о торговле (1673 г.) и Ордонанс о мореплавании (1681 г.) содержали ряд принципов и норм, которые легли затем в основание Торгового кодекса 1807 г. и дожили до настоящего времени. Кольберовскому морскому кодексу (ордонан¬су о мореплавании) принадлежит первенство в учреждении пен¬сионного фонда для моряков, уходящих в дальнее плавание. Ор¬донансы о гражданском процессе (1667 г.) и об уголовном процессе
504
Часть II. Современная история
(1679 г.) создали основу для уголовного и гражданского судопро¬изводства в новое время.
Один из высших правительственных чиновников Людовика XV канцлер д’Агессо подготовил и издал кодифицированные ордонан¬сы о дарах (1731 г.), завещаниях и фидеикомиссах (1735 г.), об урегулировании семейных и имущественных споров (1747 г.), а также ордонансы об уголовном преследовании и об исках. Наи¬более разработанным здесь оказалось регулирование завещатель¬ных акций. Так, субституция (замена и подназначение наследни¬ка) могла быть или обычной, когда подназначение наследника со¬вершается путем указания в завещательном распоряжении второго наследника на случай, если первый не может принять наследство, или при помощи фидеикомисса — завещательного распоряжения, которым назначается лицо, наследующее наследственное имуще¬ство у первоначального наследника.
Д’Агессо мечтал о едином кодексе, причем таком, чтобы ис¬полнить его требования было так же легко, как “подумать и по¬желать”.
Наиболее интенсивно работа над Кодексом развернулась в республиканский период. Всего было подготовлено к утверждению пять проектов. В подготовке всех их, кроме самого последнего, активное участие принимал Камбасерес, ставший впоследствии одним из трех консулов республики вместе с Наполеоном. В пору правления якобинцев было подготовлено два проекта кодекса. Пер¬вый из них, состоявший всего из 695 статей, был признан слиш¬ком сложным и недостаточно радикальным в обеспечении есте¬ственных прав человека (проект 1793 г.), второй, состоявший из 297 статей, — слишком пробельным (1794 г.).
В проекте 1793 г. присутствовал дух радикализма, беспощад¬ности к феодальным привилегиям, а также наивный оптимизм, особенно в деле регулирования наследственных прав и семейных отношений (проявлялась большая благосклонность к свободе заве¬щаний и устанавливалось ограничение прав семьи в интересах государства). Намечалось полное освобождение членов семьи (в первую очередь жены и детей) из-под власти отца. Позднее авто¬ры Кодекса 1804 г. скажут о своих предшественниках, что они “низвергли власть отца, потому что молодежь больше склонна к новшествам”. Соотечественники в глазах якобинских реформаторов выглядели “редким зрелищем земледельческого народа, богатого без изобилия, довольного без состояния и великого своим трудом”. В глазах составителей Кодекса 1804 г. Франция была уже совсем другой — “большим государством, одновременно земледельческим и коммерческим, заключающим в себе много профессий и отрас¬лей промышленности” (Раевич С. Проект якобинского кодекса 1793 г. // Революция права. 1928. № 1. С. 85—97).
II
i;
it!
ff*
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 505
В 1796 г. были подготовлены еще два проекта в объеме 1104 статей в июле и следующий проект в ноябре. Одной из самых трудных и сложных проблем для составителей кодексов стала про¬блема систематизации и переоценки достоинств и несовершенств существующих к данному моменту сборников обычного права (их насчитывалось свыше 360). Помимо этого в стране действовали римские правовые институты и нормы, королевские ордонансы, а также несколько десятков разрозненных законов периода пере¬хода от республики к консулату.
Все эти задачи были учтены при подборе участников кодифи-каторской работы. Всего в работе над последним проектом было занято четыре человека и один секретарь. Председателем комис¬сии по подготовке кодекса был назначен большой знаток кутюмов Тронше, работавший в кассационном суде. Правовая кутюма — это правовое требование, или же правило, установившееся в по¬вседневном обиходе, авторитет которого признан всеми в силу его давнего употребления.
Другой ключевой фигурой комиссии стал знаток римского права Порталис, правительственный комиссар в призовом суде. Два остальных члена комиссии — Биго де Преамене и Маллевиль тоже были опытными судейскими работниками, хорошо знавши¬ми степень распространенности и силу действия римского и обыч¬ного права.
Комиссия собиралась на свои заседания в течение четырех лет и нередко работала с полудня до 10 часов вечера. В работе комис¬сии самое активное участие принял Наполеон, который повлиял на формулировки отдельных статей, в особенности на регулирова¬ние имуществелного и семейного статуса замужней женщины. Вначале он выступал за краткость и простоту формулировок зако¬нов, но по мере обсуждения связанных с этим проблем пришел к противоположному мнению: простота предоставляет слишком ши¬рокий простор для толкований и влечет за собой неопределенность в понимании закона. В системе общественных отношений, по его мнению, ничто не должно зависеть от произвола отдельных лиц. Но законы не в состоянии объять собой все, поэтому без толкова¬ния закона никак не обойтись. И тем не менее в этом случае пред¬почтительнее будет всеобъемлемость предписаний закона: “избег¬нуть судейского произвола можно лишь подчинившись деспотиз¬му закона”.
Над юридическим опытом каждого народа, взятого в извест¬ную эпоху, возвышается, по мнению Наполеона, законодательная мудрость всего человечества и всех времен, она называется “граж¬данской справедливостью”. Эта последняя слагается из начал, ко¬торые законодатели исповедовали в течение ряда веков. Наполе¬он с самого начала весьма проницательно оценил важность ко-
506
Часть II. Современная история
дификаторской работы в области гражданского права, особенно при ее тщательной продуманности и успешном преодолении мно¬гих присущих этой работе проблем. “Моя истинная слава не в со¬рока сражениях, выигранных мною, — скажет он однажды, — Ва¬терлоо их все зачеркнуло. Но не будет и не может быть забыт гражданский кодекс”.
Общая характеристика Кодекса. Кодекс под редким назва¬нием “Code civil des francaise” — “Гражданский кодекс францу¬зов” — был принят 21 марта (30 вантоза) 1804 г. Он представ¬лял собой свод единообразных (унифицированных) законов, дей¬ствующих на всей территории страны, имеющих особенную структуру и логику изложения (по институтам) и содержащих точные юридические определения либо условные юридические термины (гражданская смерть и др.). Кодекс заменил собой око¬ло 360 местных сборников кутюмов (правовых обычаев) и стал для всех граждан доступной книгой законов, ясных, понятных и соответствующих в определенной части Декларации прав 1789 г.
Во Вводном титуле закреплены право и обязанность судьи разбирать конфликт даже в том случае, когда закон молчит или его содержание неясно (ст. 4). Это предписание Кодекса уско¬ряло и упрощало судебное разбирательство неурегулированных законом правонарушающих действий в сфере гражданского пра¬ва. И это же положение означало отказ от позиции, которая в лице Монтескье утверждала, что судьи должны быть лишены права толкования законов в случае неясности и неполноты за¬конных требований и предписаний. Гражданам, в свою очередь, запрещалось нарушать своими частными соглашениями законы, регулирующие общественный порядок и добрые нравы (ст. 6). Кодекс провозглашал и закреплял равноправие граждан в пользовании лично-имущественными правами, он признавал так¬же их свободу вступления в договорные отношения, в том чис¬ле свободу брачного союза. И еще он демонстрировал уважи¬тельное отношение к формам и способам правового общения сограждан: условия и требования в законно заключенном дого¬воре своих сограждан Кодекс считал равным по силе требова¬ниям закона.
Вместе с тем в нарушение принципа равноправия Кодекс за¬фиксировал явно приниженное положение замужней женщины в семье, ее неравноправие с мужем в сфере лично-имущественных прав. Известная стесненность правоспособности была закреплена и для лиц, находящихся в услужении и работающих по найму. Име¬ло место также восстановление средневековой практики лишения граждан основных имущественных прав и некоторых общественных привилегий (наказание граждан в виде так называемой граждан-
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 507
ской деградации, или, иначе, гражданской смерти — mort civile), что дает еще один повод для характеристики Кодекса как творе¬ния отчасти компромиссного. Это особенно заметно также в на¬следственном праве, где имело место компромиссное сочетание традиций и обыкновений кутюмного права и законодательства рес¬публики периода революции.
Кодекс состоит из трех книг и 2281 статьи. Три книги Кодек¬са напоминают структуру изложения Институций Гая (лица, вещи, обязательства).
Книга первая “О лицах” (ст. 7—515) содержит предписания о пользовании гражданскими правами и о лишении этих прав; об актах гражданского состояния — рождении, браке, смерти, без¬вестном отсутствии; о браке, разводе, об отцовстве и об отноше¬нии отцов к детям, об усыновлении; об ‘отцовской власти, об опе¬ке; о совершеннолетии; о советнике, назначенном судом (расточи¬тельным людям суд мог изменить их имущественные права и запретить выступать в суде без участия советника, назначенного судом, а также заключать мировые сделки, делать займы, полу¬чать движимый капитал).
В книге законодательно устанавливалось, что “всякий фран¬цуз пользуется гражданскими правами” (ст. 8), и тем самым под¬тверждалось упразднение феодального правопорядка с его сослов¬ными привилегиями и ограничениями. Принцип формального ра¬венства лиц в имущественном обороте закреплен в ст. 7: “…осуще¬ствление гражданских прав не зависит от качеств гражданина; это качество приобретается и сохраняется лишь согласно конституци¬онному закону” (все это в принципе правильно, однако Кодекс сильно принизил правовые возможности для женщин и детей, а также — по понятным причинам — для иностранцев: их статус определялся на основе международных договоров или специальных правительственных решений). Вопреки провозглашенному принципу равенства хозяину верили больше, чем работнику в показаниях относительно размера жалованья и оплаты за год (ст. 1781; отме¬нена 2 августа 1868 г.).
Субъектами гражданских прав признавались отдельные ин¬дивиды (физические лица), а не коллективы и не учреждения (моральные и юридические лица). Последние не признавались участниками гражданского оборота в стране в связи с их все еще слабой распространенностью и еще по той причине, что законо¬датели опасались возрождения консервативно или радикально на¬строенных объединений (феодальных, цеховых, профессиональ¬ных).
Кодекс делал уступки феодальным нравам и традициям, со¬храняя, например, институт официального бесчестия — граждан¬скую смерть как меру уголовного наказания. Наказуемый терял
508
Часть П. Современная история
собственность на все имущество, которым владел. После этого открывалось наследование в пользу его законных родственников, к которым имущество переходило таким же способом, как если бы он умер естественным образом и без завещания (ст. 25; отменена 31 мая 1854 г.).
В этом же ряду уступок традиционному неравноправию ста¬ло неравное положение женщины в браке. Ей запрещалось быть свидетельницей при составлении актов гражданского состояния, она не могла дарить, отчуждать, закладывать или приобретать без участия мужа. В нарушение общего правила о режиме об¬щности имущества для мужа и жены муж по Кодексу “один уп¬равляет имуществом, входящим в общность. Он может его про¬дать, отчуждать и установить на него ипотеку, без участия жены” (ст. 141).
Брак отныне считался светским и рассматривался как разно¬видность установления гражданского соглашения (договора). Если раньше брак признавался “наиболее священным из всех соглаше¬ний”, то теперь он уже рассматривался в разряде заурядных договорных отношений с правом на расторжение по обоюдному согласию. Право на расторжение признавалось за обеими сторона¬ми, но оно не было равным. Муж должен был оказывать жене покровительство, а жена — быть послушной и повсюду за ним следовать (ст. 213).
Супруги обязывались ко взаимной верности, помощи и под¬держке, но при этом открыто закреплялось привилегированное и господствующее положение мужчины: он имел право определять место жительства, требовать развода в случае обнаружения факта прелюбодеяния жены и даже направить такую жену в исправи¬тельный дом на срок не меньше трех месяцев, но не свыше двух лет. Родительская власть по сути дела была сведена к отцовской власти. В случае возникновения у отца “серьезных поводов к не¬довольству поведением ребенка” он мог лишить его свободы на срок до одного месяца при помощи председателя окружного трибуна¬ла (ст. 376).
Жена могла требовать развода по причине прелюбодеяния мужа, но при условии, что он “держал сожительницу в общем доме” (ст. 230). Только в 1884 г. закон “уравнял” жену в правах с мужем, предоставив ей право требовать развода во всех случаях прелюбодеяния супруга. Другие поводы для развода: злоупотреб¬ление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжко¬му и позорящему наказанию; взаимное и упорное несогласие суп¬ругов. По этим же основаниям могло быть принято решение о раздельном жительстве без расторжения брака (обычай, поддер¬живаемый в то время католической церковью). С 1893 г. женщины,
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции • 509
которым разрешено было раздельное жительство, стали призна¬ваться дееспособными.
Внебрачные дети лишались наследства, если отец и мать не признают их “законно” до брака или в самом акте о совершении брака (ст. 331). Отыскание отцовства запрещалось (разрешение введено с 1912 г.).
Только мужчина мог осуществлять опекунские права, за ним было последнее слово в подтверждении согласия на брак сына до 25 лет или дочери до 21 года (брачный возраст для юношей был 18 лет, для девушек — 15 лет). Положения о семье и браке во многом опирались на традицию римского происхождения и фео¬дальные обычаи, а также на бытовавшую в то время в обществе доктрину о “глупости и слабости женского пола”, которую разде¬лял и Наполеон, буквально настоявший на статьях Кодекса, закрепляющих приниженное положение женщины в браке и иму¬щественных правоотношениях. В отместку, как гласит предание, группа парижанок однажды собрала имеющиеся экземпляры Ко¬декса и сожгла их у Вандомской колонны, воздвигнутой в честь Наполеона.
При обсуждении прерогатив отцовской власти в семье созда¬тели Кодекса уподобляли ее власти правителя в государстве: “дей¬ствовать надо предоставлять одному”. Право отца на свободное распоряжение наследственной массой трактовалось как наилучший способ распоряжения наследственной массой, который, по разъяс¬нению Порталиса, “дает детям награду и одновременно заставляет их опасаться” за судьбу наследства.
Наказание детей с учетом их имущественно-правового статуса было предложено Порталисом в более дифференцированном виде, впоследствии было закреплено в Кодексе: с учетом возраста (до 16 лет) и при отсутствии у детей родового имущества и какой-либо профессии их направляли в исправительный дом (ст. 376, 382); детей от 16 до 21 года направляли в тюрьму на срок до 6 месяцев (ст. 377).
Книга вторая “Об имуществах и о различных видоизменени¬ях собственности” (ст. 516—710) включала в себя положения о не¬движимости и движимостях, о собственности; о праве присоеди¬нения того, что производится вещью — плоды дерева, посажен¬ное в землю дерево и т. д.; об узуфрукте, земельных повиннос¬тях, установленных законом или действием человека; о правах собственника имения, в пользу которого установлен сервитут, и ДР-
Центральным, но не единственным из вещных (имуществен¬ных) прав является право собственности, которое получило сле¬дующее определение: “право пользоваться и распоряжаться веща¬ми наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не
510
Часть II. Современная история
являлось таким, которое запрещено законом или регламентом” (ст. 544). Собственность не была неприкосновенной (абсолютной), если ее пользование вступало в противоречие с той или иной об¬щественной пользой: “Никто не может быть принужден к уступ¬ке своей собственности, если это не делается по причине обще¬ственной пользы и за справедливое и предварительное возмеще¬ние”. Это положение фактически воспроизводит одну из статей Декларации прав 1789 г.
Ликвидировалось старое, дореволюционное деление имуще¬ства на родовое и благоприобретенное; на первый план было выд¬винуто деление вещей на движимые и недвижимые. Имущества являются недвижимыми или по их природе, или в силу их назна¬чения, или вследствие предмета, принадлежность которого они составляют. Земельные участки и строения являются недвижимо-стями по их природе. Урожай на корню и плоды, не снятые еще с деревьев, тоже являются недвижимостью. С того момента, как колосья срезаны, а плоды сорваны, они являются движимостью. Предметы, которые собственник земли поместил на свой участок для его обслуживания и эксплуатации, являются недвижимостя-ми в силу их назначения. Среди них: животные, служащие для обработки земли; рыба в прудах; ульи; кролики в садках; прессы, котлы, аппараты для перегонки, кадки и бочки; солома и удоб¬рения.
Являются также недвижимостями вследствие предмета, к которому они относятся, узуфрукт на недвижимые вещи, серви- 11 туты или земельные повинности, а также иски, имеющие сво- .\ им предметом возвращение недвижимого имущества (ст. 516— ‘ 526).
Имущества являются движимыми в силу их природы или в силу определения закона. В силу их природы являются движимо-стями предметы, которые могут изменять свое место нахождения, в частности, когда они двигаются сами, как, например, животные, или же когда они не могут изменять своего места иначе как под воздействием посторонней силы, как, например, неодушевленные предметы.
Являются движимостями в силу определения закона обяза¬тельства и иски, имеющие своим предметом уплату денежных сумм или права на движимые вещи, акции или доли в финансо¬вых, торговых или промышленных компаниях, хотя бы компани¬ям принадлежали недвижимые имущества, связанные с этими предприятиями (ст. 529, современная редакция).
Особую разновидность прав составило право присоединения. “Собственность на вещь, как движимую, так и недвижимую, дает право на все, что эта вещь производит, и на то, что естествен¬но или искусственно соединяется с этой вещью в качестве при-
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 511
надлежности. Это право называется правом присоединения” (ст. 546). Здесь имелось в виду право на плоды земли, приплод животных и т. п.
Перечень разновидностей имущественных прав содержит ст. 543: “На имущество можно иметь или право собственности, или простое право пользования, или только право требовать выполнения земельных повинностей (сервитутов)”. Частные лица имеют право свободного распоряжения имуществами, которые им принадлежат (ст. 537). Исключительно широко трактовались поначалу правомочия земельного собственника: “Собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу” (ст. 552). Однако уже в 1810 г. промышленники добились перемены в этих правомочиях, теперь добыча найденных в земле ископаемых оформлялась спе¬циальным дозволением правительства в виде концессии, а не предоставлялась собственником земли, где эта добыча организу¬ется.
Сервитуты и узуфрукт. В целях смягчения конфликтов ин¬тересов частных собственников было установлено несколько закон¬ных сервитутов (обременении) — об общей стене, о праве прохо¬да и других, но все же в этой области оставались пробелы и не¬полнота регулирования. Термин сервитут был заимствован из римского правоведения, однако его разновидности были расшире¬ны. Так, источниками сервитутов считались естественное располо¬жение участка; обязательства, установленные законом; обязатель¬ства, установленные соглашением между собственниками (ст. 639). Другим заимствованным институтом римского правоведения был узуфрукт, который определялся как “право пользования вещами, собственность на которые принадлежит другому лицу, так же как ими пользуется сам собственник, но с обязанностью сохранить существо вещи” (ст. 578).
Книга третья Кодекса — “О различных способах, которыми приобретается собственность” — самая обширная (ст. 711—2281). В ней содержатся следующие структурные подразделения: о насле¬довании, наследниках, порядке наследования, о наследовании вне правил, об отказе, о разделе и возвратах; о дарениях между живыми и о завещаниях, о разделе имущества, о завещательных распоряжениях-легатах; о договорах, или договорных обязатель¬ствах вообще, о существенных условиях, о силе^ обязательств, о различных видах обязательств; о доказательстве существования обязательств и производстве платежей; о брачном договоре и вза¬имных правах супругов; о продаже, о мене, о договоре найма, о договоре товарищества, займе, хранении, поручении; о сроках давности.
||
512
Часть II. Современная история
Основные способы приобретения собственности перечисляются в ст. 711: “Собственность на имущества приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по заве¬щанию и в силу обязательств”. Обязательства возникают в резуль¬тате заключения соглашений (договоров) между сторонами — уча¬стниками правового общения.
Договор определяется Кодексом как “соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим ли¬цом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо” (ст. 1101).
Существенными условиями действительности (реальности обязывающей силы) соглашения являются следующие четыре ус¬ловия: согласие стороны, которая обязывается; способность (пра¬воспособность, дееспособность) заключить договор; определенный предмет, составляющий содержание обязанности; дозволенное основание обязательства (ст. 1108). Под согласием сторон (первым из перечисленных условий) понимается добровольное волеизъяв¬ление сторон, однако добровольность нарушается или искажает¬ся, если имело место заблуждение или если согласие получе¬но путем обмана, насилия. Явная невыгодность договора для одной из сторон также может стать основанием для признания соглашения недействительным, но при одном определенном условии — если продавец недвижимости продал имущество по цене, составляющей не более 7/12 действительной цены (ст. 1674).
В отношении прав владельцев движимого имущества (тор¬говцев, банкиров) в Кодексе записано правило: владение призна¬ется юридическим основанием права собственности на (ст. 2279).
Обещание продать равносильно продаже, если имеется вза имное соглашение обеих сторон о вещи и о цене (ст. 1589). Вт, димые недостатки вещи, в наличии которых покупатель мог убе¬диться сам, не влекут ответственности продавца, а в отношении скрытых недостатков продавец должен дать гарантию (ст. 1641, 1642).
Одна из статей этого раздела Кодекса прямо указывает на сохраняющуюся силу обычая, если он даже не упомянут при заключении соглашения, но по природе возникающего обяза¬тельства его применение считается необходимым и общеупотре¬бительным. Помимо требований закона и обычая в ряде случа¬ев участникам соглашения необходимо считаться еще и с требо¬ваниями справедливости. Об этом со всей определенностью гово¬рится в ст. 1135: “Соглашения обязывают не только к тому, что в них выражено, но ко всем последствиям, которые справедли¬вость, обычай или закон связывают с этим обязательством, в
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 513
соответствии с его природой”. По свидетельству Тронше, соста¬вители Кодекса “не отказывались от привычного, если оно не содержало дурного”.
Кодекс не только гарантировал поддержку законным согла¬шениям, но призывал к их добросовестному исполнению, т.е. призывал к добросовестному восприятию принципа “закон есть закон” в противоположность принципа “закон — мое желание, кулак — моя полиция”. В ст. 1134 об этом сказано следующим образом: “Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену обязательства. Они должны быть выполнены добросовестно”. Для составителей Кодекса спра¬ведливым считалось все, что было основано на соглашении (вза¬имной договоренности), что напоминает мудрость древних рим¬лян “договор — это закон для двоих” и русскую поговорку “уго¬вор дороже денег”.
Порядок наследования. Первым законодательным установле¬нием революционного периода, стало существенное ограничение права распоряжения наследственной массой по усмотрению насле-дователя. Это частично было связано с тем, что в обществе по¬лучила широкое хождение концепция общественного происхож¬дения собственности, а потому государство оставляло за собой право регулировать передачу собственности во имя защиты иму¬щества для членов семьи и защиты законных интересов наследни¬ков.
Принцип наследования по закону стал новшеством, введенным и закрепленным в период революции. “Закон при определении по¬рядка наследования не принимает во внимание ни природы, ни происхождения имущества”, — записано в Кодексе 1804 г. Сам процесс передачи наследственной массы Кодекс определяет как “переход имущества умершего к одному или нескольким живым лицам”. Кодекс объединил передачу имущества по завещанию с передачей в виде дарения, однако четко разграничил две основ¬ные формы наследования по закону (succecion ab intestat) и по завещанию (succecion testamentaires).
Еще в начале консулата были восстановлены права завеща¬теля наследства, отмененные декретом 1792 г. Кодекс 1804 г. са¬мым подробным образом регламентирует этот вариант передачи на¬следства. Самым важным моментом данного юридического действия Кодекс вслед за римским правом признавал волеизъявление. Напо¬леон на стадии разработки Кодекса называл право завещательного распоряжения собственностью “врученным как бы самой природой главе каждой семьи” (Юшкевич В. А. Наполеон I на поприще граж¬данского правоведения и законодательства. М., 1905. С. 92).
514
Часть II Современная история
Основными способами передачи наследства по завещанию Кодекс определил следующие: собственноручное завещание, це¬ликом написанное, подписанное и датированное самим завещате¬лем, публичное завещание, которое надлежит совершить в соот¬ветствии с установленной процедурой, — оно должно быть про¬диктовано в присутствии двух нотариусов и двух свидетелей, либо одного нотариуса и четырех свидетелей. Существовало так¬же тайное завещание, представляемое в запечатанном виде в присутствии шести свидетелей и переданное на хранение нотари-
Среди институтов, характерных для рецепированного рим¬ского права и восстановленных в Кодексе, следует назвать субсти¬туцию (назначение дополнительного наследника), правда, толь¬ко для наследников первой степени родства — прежде всего де¬тей, которые уже родились, или тех, кто может родиться в пер¬спективе. В отношении других степеней родства принцип субститу¬ции не действовал и даже запрещался. Таким образом, свобода завещаний ограничивалась не только адресатом, но и обязатель¬ной долей наследства.
В этом смысле Кодекс следует не за кутюмным правом, а за писаным правом дореволюционной Франции, где обозначалась обя¬зательная доля (законным детям наследодателя). Правда, писаное право еще учитывало требование канонического права о включе- 3 нии в число получателей законной доли жены умершего. Обычно же ( право северных районов страны не знало правила об обязательной I доле, но пользовалось термином “резервированное имущество”.
Наследники умершего выстраивались в указанной Кодексом * очередности: дети и иные нисходящие, а также восходящие и боко¬вые родственники (с равными частями для родственников по отцов¬ской и материнской линиям), не далее 12-й степени родства (с 1917 г. круг законных наследников был уменьшен до шестой степени родства). Права внебрачных детей были сужены: они признавались детьми толь¬ко законным порядком, наследовали лишь имущество отца и матери, им было запрещено получать имущество по завещанию или путем дарения. В наследственных правах имело место и другое ограниче¬ние свободы завещания: при одном ребенке можно было завещать не больше половины имущества, при двух детях — не более трети, при трех — не больше четверти. Дарение ограничивалось во избежание попыток обойтись без завещания или так или иначе обойти его.
Рецепция Кодекса. Рецепция имела место в чистом и полном виде либо осуществлялась частично отдельными положениями.
В чистом виде Кодекс был введен во Франции и на тех тер¬риториях, которые в 1804 г. были ее частью, затем обособились: это Бельгия, Люксембург, Рейнские провинции Германии, Гессен-Дармштадт, Женева, Савойя, Пьемонт, Парма.
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 515
Частично в измененной форме он рецепирован в следующих завоеванных и зависимых странах: Варшавское герцогство, Баден, Вестфалия, Ганновер, Ганзейские государства, Голландия, Дан¬циг, Иллирийские провинции, Италия, Нассау, Франкфурт, Ба¬вария, некоторые кантоны Швейцарии, Сицилия.
Впоследствии Кодекс был рецепирован в Румынии, Греции, Гаити, штате Луизиана (США), провинции Квебек (Канада), Бо¬ливии, Сальвадоре, Доминиканской республике, а также в неко¬торых землях Германии до введения Германского гражданского уложения в 1900 г.
Как сформулировал историк Сигле, Кодекс был правом не всех народов, но правом для всех народов. По характеристике русского историка Н. И. Кареева, “в основе его содержания лежит равенство всех перед законом и уважение к воле отдельных лиц в их взаимных отношениях частного характера, особенно в делах имущественных”.
Г. Флобер назвал язык, которым изложен Кодекс, “нормой фран¬цузского языка”. Еще более восторженные похвалы языку Кодекса расточал Стендаль, так высказавшийся о покровителе кодификатор-ской работы: “Пример единственный в истории — самому великому из полководцев Франция обязана устранением путаницы и противоречий, царивших в несчетном множестве законов, которыми она управлялась” Со временем Кодекс был возведен в ранг своего рода юри дического евангелия, которое можно было комментировать ил объяснять, но отнюдь не критиковать. ,
Мнение практикующих знатоков права звучало сдержаннее и прагматичнее. Комментируя проблему знания законов, состоящих из почти трех тысяч статей, Порталис, член комиссии, высказы¬вал такое мнение: “Решительно невозможно, чтобы закон объяв¬лялся каждому отдельному человеку. Следует удовольствоваться моральной предпосылкой, гласящей, что всякий человек может с ним ознакомиться”. Ему вторил другой участник обсуждения. “До¬статочно того, что те, кто наиболее заинтересован в знании за¬конов, имеют достаточно времени и средств, чтобы следить за изданием и содержанием законов”.
Юридико-технические достоинства Кодекса, согласно обобще¬нию Порталиса, очевидны и сводятся к реализации четырех прин¬ципов: единство права (право одинаково применяется на опреде¬ленной территории и по отношению ко всякому гражданину); един¬ство юридического источника (действует только один закон, без участия прецедентного права или обычного права как в Англии); завершенный, всеобъемлющий характер действия права, регули¬рующего ту или иную область гражданских отношений; закон осу-‘ ществляет регулирующую функцию в полном обособлении от мо¬рали и религиозных предписаний.
516
Часть П. Современная история
Кодекс коммерции 1807 г.
Вступивший в действие с 1 января 1808 г. Кодекс коммерции (Code de commerce) во многом дополнял Гражданский кодекс с точки зрения законодательной и одновременно закреплял самосто¬ятельность имущественных и правовых интересов и традиций тор¬гового класса. Кодекс разделялся на четыре книги: 1. О торговле вообще; 2. Морское право; 3. Конкурсное право; 4. О коммерческих судах. Таким образом, третья и четвертая книги относились пре¬имущественно к формальному праву.
В этом Кодексе, регулирующем торговые отношения, также воплощались идеи равноправия и свободы в противоположность сословным привилегиям. Согласно ст. 1 купцы определялись как “лица, профессией которых является совершение сделок”. Кодекс частично компенсировал отсутствие института юридических лиц, признав участником торговых отношений три вида торговых орга¬низаций (товариществ): товарищесщво под общим названием, ком¬мандитное товарищество и анонимное товарищество (фактичес¬ки акционерное общество, в котором хотя бы один из его участ¬ников отвечает по обязательствам всем своим имуществом).
Анонимное общество не может существовать без одобрения властей и возникнуть иначе как посредством составления докумен¬та, доступного для всеобщего обозрения. Товарищество под общим названием и коммандитное общество могут быть учреждены обна¬родованным документом или частным письменным соглашением.
Коммандитное общество — это разновидность товарищества, которое в русском торговом лексиконе именовалось товариществом на вере и подразумевало “договорное соединение лиц для производства совместными средствами торгового промысла с круговым ручатель¬ством одних участников всем своим имуществом, других — только определенным вкладом” (Г. Ф. Шершеневич). Во французском торго¬вом праве выделяли простое коммандитное товарищество (простая коммандита) — это товарищество на паях, но с тем же различени¬ем двух категорий членов (полные участники и неполные участники).
Другой разновидностью было полное товарищество (societe en nom collectif). Все члены полного товарищества имеют статус ком¬мерсанта и несут личную и солидарную ответственность за долги компании. Эта разновидность компании на паях была распростра¬нена в начале XIX в. Позднее более широкое распространение получило общество с ограниченной ответственностью.
Источники Кодекса составили помимо торговых обычаев Ордо¬нанс о торговле (1673 г.) и Ордонанс о мореплавании (Ordonance de la marine, 1681 г.), подготовленные в период политики меркантилиз¬ма по инициативе Ж. Б. Кольбера, главного министра в правитель¬стве королевства. Торговое право, материальное и процессуальное,
Тема 23. Кодификации уголовного и гражданского права Франции 517
меняется и совершенствуется во времена абсолютизма — с прису¬щим ему усилением монархической власти и централизацией управ¬ления — уже не только обычаями, но и королевскими указами, упомянутыми ордонансами, которые распространяли свое действие на всю страну. В процессе подготовки Кодекса прежние ордонансы были переработаны в духе равноправия, но ряд положений обоих ордонансов вошел в Кодекс без существенных изменений.
В Кодексе отсутствовали особые постановления о порядке заключения и исполнения сделок (эта часть регулировалась Граж¬данским кодексом). В нем не было предусмотрено регулирование страхования, института текущих счетов и др. Купле-продаже (ос¬новная торговая сделка) была посвящена всего одна статья. Более подробно изложены правила о купеческих книгах, биржевых аген¬тах и маклерах, о комиссионерах, особо гарантировались интересы и права банков и бирж.
В случае неполноты или пробела необходимо было обращать¬ся к правилам торговых обычаев, а при отсутствии последних — к гражданским законам.
Дальнейшее совершенствование регулирования деятельности обществ было оформлено Законом об обществах от 24 июля 1867 г., где говорилось, что впредь анонимные общества (этим тер¬мином обозначались акционерные общества) могут образовывать¬ся без разрешения правительства, но акт об их образовании дол¬жен быть заверен нотариусом. В составе такого общества должно быть не менее семи членов.
Закон предусматривал также возможность создания комман¬дитных акционерных обществ (societe en commandite per action). В них входит две категории участников: 1) неполные члены това¬рищества: их должно быть не менее трех и участие их аналогично участию акционеров в анонимном (акционерном) обществе; 2) пол¬ные члены товарищества, имеющие статус коммерсанта и несущие солидарную ответственность за долги компании. В отличие от ак¬ционерных компаний решения здесь принимаются большинством голосов неполных членов и при непременном единогласном одобре¬нии со стороны полных членов.
Контрольные вопросы
Сколько было принято исправительно-наказательных (уголов¬ных) кодексов в революционный и послереволюционный период истории Франции?
Как различаются в карательном кодексе преступные деяния?
Как регулировались гражданско-имущественные и лично-се¬мейные отношения до принятия Кодекса Наполеона?
518
Часть П. Современная история
В чем своеобразие Кодекса Наполеона как классического об¬разца современного гражданского законодательства?
Чем обусловлена потребность в принятии Коммерческого ко¬декса 1807 г.?
Литература
Французский уголовный кодекс 1810 года / Пер. с франц. Я. С. Лапшиной; Вступ. ст. М. М. Исаева. М., 1947. — Французский гражданский кодекс / Пер. с франц. И. С. Перетерского. М., 1941. — Новый уголовный кодекс Франции / Пер. с франц. М., 1993. — Юшков В. Наполеон на поприще гражданского права и за¬конодательства. М., 1905. — Боботов С. В. Наполеон Бонапарт — реформатор и законодатель. М., 1998. — Naissance du Code civil: la raison de legislateur. an VII — an XII (1800—1804). Paris, 1989.
‘тРР
Тема 24. Конституционная история и законодательство Германии XIX в.
Наполеоновское нашествие и распад Священной римской империи германской нации (1806 г.). — Основные вехи воссоединительного процесса. Роль Пруссии. Конституционная хартия Пруссии 1850 г. — Два пути к объединению. Франкфуртская конститу¬ция 1849 г. Конституция Германской империи 1871 г. — Импер¬ское законодательство. “Исключительный закон против социа¬листов” 1878 г. — Гражданское уложение Германской империи 1896 г.
Наполеоновское нашествие и распад Священной римской империи германской нации (1806 г.)
Мечта Наполеона о создании мировой империи в подражание древним покорителям народов и стран к началу века воплотилась в военные предприятия на Европейском континенте, в результа¬те чего в 1805 г. он создает из покоренных германских княжеств Германскую конфедерацию, а затем так называемый Рейнский союз из 39 государств, в котором берет на себя роль протектора. Французский император ведал внешними делами Союза, имел право объявления войны и мира от его имени и осуществлял выс¬шее военное руководство. В 1806 г. было объявлено о прекраще¬нии существования Священной римской империи германской на¬ции, а ее император Франц II Габсбург отказался от общегерман¬ской короны.
Так закончилась история тысячелетнего существования держа¬вы, в создании которой принимали участие Карл Великий, От-тон I Великий, Карл V и др. В этой империи насчитывалось более 300 государств, в большинстве своем малоземельных и малочислен¬ных. Среди них выделялись несколько крупных княжеств: Пруссия, Саксония, Бавария, Вюртемберг, а также Австрия — наиболее обширное из этих государств, чья территория включала в себя зем¬ли поляков, хорватов, словенцев, чехов, венгров и итальянцев. К моменту вторжения Наполеона все свидетельствовало, по харак¬теристике французского императора, об упадке, “столь сильном, что федеративная связь не доставляла никому надежного обеспе¬чения, а для сильных была средством разногласия и раздоров”.
тИ
520
Часть II. Современная история
Наполеон Бонапарт пришел на эти земли не только завоева¬телем, но и реформатором. Он отменил здесь крепостное право, феодальные привилегии и ввел в действие Гражданский кодекс 1804 г. Из вольных городов он оставил всего пять, остальные рас¬пределил между наиболее сильными государствами, чем положил начало территориальным конфликтам и переделам, которые про¬должались после распада Рейнского союза в 1813 г.
Основные вехи воссоединительного процесса. Роль Пруссии. Конституционная хартия Пруссии 1850 г.
Военное поражение Франции позволило образовать на бывшей территории Священной римской империи так называемый Герман¬ский союз (1814 г.), состоящий всего из 34 государств и нескольких вольных городов — Франкфурта, Гамбурга, Бремена и Любека. Главенство в Союзе принадлежало Австрии. Его связующим уч¬реждением стал Союзный сейм, состоящий из уполномоченных от 34 государств и четырех вольных городов. Для принятия решения требовалось согласие всех уполномоченных, которые, однако, дей¬ствовали по инструкциям своих правителей и правительств. В боль¬шинстве государств господствовал княжеский абсолютизм, но в некоторых, входивших в свое время в Рейнский союз, были при¬няты октроированные (дарованные правителями) конституции (Вюртемберг, Ганновер, Бавария и еще девять государств).
Следующим важным шагом на пути воссоединения стало об¬разование в 1834 г. Таможенного союза, в состав которого вошли Бавария, Пруссия и еще 16 германских государств. Лидирующее положение в этом Союзе заняла Пруссия. Она стала претендовать на роль объединяющей силы во всей Германии и таким образом^ выступила соперницей Австрии. t
Королевство Бранденбург-Пруссия возникло под началом^ Фридриха-Вильгельма I (1701—1740), современника и собеседника!» Петра I, грозного военного противника Швеции и Франции (1733—1 1735 гг.). При нем была заложена централизованная бюрократичес-i кая иерархия, введено деление подданных на солдат, чиновников и покорных обывателей. Сменивший его Фридрих II Великий (1740—1786) зарекомендовал себя защитником немецкой свободы от императорской (австрийской) власти, попечителем Вольтера, за¬щитником на словах свободы печати и претендовал на прозвание королем-философом. При нем прусский абсолютизм приобрел черты военно-полицейского государства со всеобщим обязательным обра¬зованием.
Дворянство провозглашалось людьми высшей расы, крепост¬ные считались пребывающими в подчинении у дворян — офице-
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в
521
ров и чиновников. В 1763 г. вышел королевский указ о сельских школах, вводивший обязательное посещение деревенских школ, но денег на это выделено не было. На должность учителей были назначены солдаты-инвалиды с окладом в виде пенсии. Фрид¬рих II пытался таким образом перестроить средневековую монар¬хию в культурное администрируемое государство своего времени, в котором “король — первый слуга народа” и т. д.
В трактате “Анти-Макиавелли” (1740 г.), отредактированном Вольтером, он (в отличие от наставлений флорентийца Макиавел¬ли) усмотрел обязанности государя в поддержании законов, в при¬нятии решений по справедливости, в энергичнейшем сопротивле¬нии падению нравов, в защите государства от врагов. Он считал возможным наказывать тюремным заключением за избиение кре¬стьян их господами. Идеальное государство представлялось ему организацией, в которой правитель действует продуманно, вся по¬литика государства, его финансы и военное дело нацелены на до¬стижение одной цели •— укрепление государства и его могущества.
По всей видимости, именно с этими взглядами на политику государства спорил философ И. Кант, когда писал о том, что “правление, основанное на принципах благоволения народу… есть величайший деспотизм, какой только можно себе представить” (Соч. Т. 4. Ч. 2. М., 1965. С. 79). Маркс в этой связи употреблял тер¬мин “просвещенный деспотизм”. Кант выразил свое отношение к идее короля-философа в следующем обобщении: “Нельзя ожидать, чтобы короли философствовали или философы стали королями; да этого и не следует желать, так как обладание властью неизбеж¬но извращает свободное суждение разума” (Соч. Т. 6. М., 1965. С. 289).
Фридрих II в своих реформаторских планах выступал за “не¬зависимость и добродетельность” судей, за обновление законода¬тельства в патриотическом немецком духе. Именно при нем была начата и долгое время велась работа над Общим земским законом прусских провинций, введенным в действие в 1794 г. Весьма пер¬спективным оказался также созданный по его инициативе анти¬австрийский Союз князей (1785 г.). При нем королевство почти уд¬воилось территориально за счет Силезии (1740—1745 гг.) и раздела Польши (1772 г.).
Прусский просвещенный абсолютизм, таким образом, больше напоминал “просвещенный деспотизм”, поскольку на практике был “смесью деспотизма, бюрократизма, феодализма” (К. Маркс).
В период наполеоновского нашествия Пруссия едва не прекра¬тила своего независимого существования, сохранив его лишь бла¬годаря заступничеству российского императора Александра I. На¬полеону пришлось довольствоваться наложением большой контри¬буции и размещением 150-тысячного войска. Иностранное присут-
522
Часть II. Современная история
ствие не помешало прусскому правителю провести ряд важных • реформ.
В 1807—1810 гг. в Пруссии производится отмена крепостного права. В 1806—1808 гг. под руководством Штейна проводится рефор¬ма государственного управления, в результате которой вместо ста¬родавних и плохо управляемых “коллегий” времен Фридриха-Виль¬гельма I учреждаются министерства по делам военным, иностран¬ным, финансовым, внутренним и юстиции. Совет министров стал возглавлять канцлер. В городах были организованы учреждения местного самоуправления (муниципальные советы), избираемые ограниченным числом наиболее состоятельных налогоплательщиков. В 1813—-1815 гг. проведена военная реформа, которая ввела всеоб¬щую воинскую повинность. Все эти реформы имели далеко идущие последствия в деле воссоединения Германии под началом Пруссии.
В 1848 г. ряд европейских государств переживает период ре¬волюционных выступлений, повлекших за собой перемены консти¬туционного характера. После февральской революции во Франции следует нарастание социальной напряженности в Берлине (март 1848 г.), Вене и Праге. В Пруссии король был принужден к упраз¬днению феодальных судов над крестьянами, распространению ком¬петенции судов присяжных на политические преступления и к выборам в учредительный ландтаг с последующей конституцион¬ной реформой 1849 г. Правители других немецких государств были вынуждены согласиться на созыв Учредительного собрания пред¬ставителей всех германских государств для выработки конституции единой Германии. Указанные представители собрались во Франк¬фурте-на-Майне, однако работа их закончилась весьма скромным результатом — выработкой конституции, которая поначалу оста¬лась только на бумаге.
В этой обстановке прусский король Фридрих-Вильгельм IV выступил с новой реформаторской инициативой и даровал своим подданным конституцию — Конституционную хартию Пруссии от 31 января 1850 г. Высшие органы власти, согласно Хартии, состо¬яли из короля, министров, двухпалатного парламента, Верховного суда. Представительные учреждения и администрация местных органов власти — общин, уездов, округов и провинций — регули¬ровались специальными законами.
Законодательная власть осуществлялась совместно королем и обеими палатами. При этом “согласие короля и обеих палат необ¬ходимо для каждого закона” (ст. 62). Право законодательной ини¬циативы принадлежало королю и каждой из палат. Законопроек¬ты, отвергнутые одной из палат или королем, не могли быть вновь внесены в течение той же сессии. Вначале верхняя палата — Палата господ — наполовину избиралась, наполовину назнача¬лась, но после 1853 г. она уже целиком формировалась назначе-
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в.
523
ниями короля — “наследственно или пожизненно” (принцы крови, князья и другие представители сословия господ).
Вторая палата — Палата депутатов ландтага — состояла из 350 членов, избираемых выборщиками трех курий. Избиратели в куриях должны были отвечать ряду требований: достичь 25-лет¬него возраста, уплачивать государственный налог определенно¬го размера. (Каждая курия представляла налогоплательщиков, выплачивающих треть налогов, но различие между ними состо¬яло в том, что первые две курии выплачивали наибольшее ко¬личество разных налогов, и поэтому их представительство было обеспечено от гораздо меньшего числа избирателей, чем у тре¬тьей курии.)
Во втором разделе конституции, озаглавленном “О правах пруссаков”, были перечислены многие либерально-демократичес¬кие положения о “гражданско-политических правах” пруссака: равенство перед законом, неприкосновенность личности, жилища, переписки. Здесь же было записано, что гражданская смерть и наказание конфискацией не могут применяться. Пользование ре¬лигиозной свободой “не должно стоять в противоречии с граждан¬скими и гражданско-политическими обязанностями”. В другой ста¬тье уточнялось в этой связи, что “христианская религия служит основой для тех государственных учреждений, которые представ¬ляют религиозный характер, без ущерба, однако, свободе рели¬гии…” О свободе науки и ее преподавания говорилось, как и в проекте франкфуртской конституции 1849 г., в нескольких статьях. Так, в ст. 22 было записано: “Право преподавать, основывать и руководить учебными заведениями свободно для каждого, если он докажет подлежащим государственным учреждениям свою нрав¬ственную, научную и техническую способность”.
Судебная власть осуществлялась от имени короля. Судьи счи¬тались независимыми — “не подчиняющимися другой власти, кро¬ме закона” (ст. 86). Они назначались на должность пожизненно королем и от его имени, могли быть смещены или временно от¬странены от должности лишь на основании судебного решения и по причинам, установленным законом.
Исполнительная власть принадлежала одному королю. Он осу¬ществлял высшее командование армией и назначал на высшие военные должности. Министры могли быть привлечены к ответ¬ственности по обвинению в нарушении конституции, в подкупе или измене. Члены обеих палат и все государственные чиновники при¬носили присягу верности конституции и повиновения королю и клялись честью соблюдать конституцию. Армия присягала королю и не присягала соблюдению конституции. В 1851 г. был принят Закон об осадном положении, который предоставлял королю и центральной власти фактически бесконтрольные властные полно-
524
Часть II. Современная история
мочия, что дало основание К. Марксу назвать этот закон “насто¬ящей конституцией” страны.
Конституционная хартия Пруссии 1850 г. была заимствована в некоторых структурных частях разработчиками Конституции Японии 1889 г. и оказала определенное влияние на выработку Основных законов Российской империи начала XX столетия.
Лва пути к объединению. Франкфуртская конституция 1849 г. Конституция Германской империи 1871 г.
Объединение Германии на основе признаваемой всеми государ¬ствами конституции (Франкфуртская конституция от 20 марта 1849 г.) или объединение под началом одного из крупнейших государств (Ав¬стрия, Пруссия) стало к середине века довольно сложной дилеммой в Союзе германских государств, вобравшем в себя одну империю (Ав¬стрия), пять королевств (Пруссия, Саксония, Бавария, Ганновер, Вюртемберг), десятки герцогств и княжеств, вольные города.
Германия по Франкфуртской конституции представляла собой федерацию земель во главе с императором, который должен был присягать делу охраны “империи и прав немецкого народа, а импер¬скую конституцию соблюдать точно и добросовестно”. Такую присягу приносит не только император, но и каждый имперский чиновник. Конституция объявляла об упразднении сословий, неприкосновен¬ности личности, равенстве перед законом, отдельных свободах.
Парламент (рейхстаг) состоял из двух палат — Палаты госу¬дарств, избираемой на шесть лет и заполняемой по принципу нерав¬ного представительства (40 депутатов от Пруссии, 38 — от Австрии, 18 — от Баварии, 10 — от Саксонии, два от Гамбурга.и по одному от большинства герцогств и княжеств), и Палаты народа(нижней пала¬ты), которая избиралась на три года. Отдельные немецкие государства имели свою конституцию, правительство, чиновную иерархию.
Планировалось также-создание Имперского суда с возложе¬нием на него разбирательства жалоб отдельных государств, раз¬ногласий между палатами, а также политических и частноправо¬вых разногласий между государствами. Судебная власть признава¬лась только за государством, родовые суды упразднялись и про¬возглашалось, что “все равны перед судом” (§ 176).
Всякий немец, говорилось в ст. 159, имеет право обращать¬ся с письменными прошениями и жалобами к правительству, к на¬родным представителям и рейхстагу. Для возбуждения судебного преследования против государственного чиновника за действие по службе “не требовалось предварительного согласия начальства” (§ 160). Последнее положение повторено и в Конституции 1871 г. В конце века это же положение было включено, по инициативе
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в. 5251
В. И. Ленина, в программу российских социал-демократов, но здесь| его судьба сложилась иначе.
Оба монарха, которым собрание предложило корону импера-| тора, отказались от нее. Король прусский заметил в этой связи,! что корона дается “милостью Божией” и не может быть делом со-1 брания. Ее принятие принесло бы “величайшее несчастье своим! привкусом революции 1848 года”.
После того как Франкфуртская конституция осталась бездей-| ствующим проектом, а самих делегатов национального (учреди¬тельного) собрания разогнало правительство Вюртемберга, на пер¬вый план выдвинулся другой путь объединения — через создание малой федерации германских государств, группирующихся вокруг Австрии или Пруссии. Наибольшим успехом увенчались усилия Пруссии, в чем выдающуюся роль сыграл канцлер Прусского ко¬ролевства, одаренный дипломат и политик князь Отто фон Бис¬марк (1815—1898). Его ближайшими шагами стали меры по уско-1 ренному экономическому росту, затем война с Данией за включе-[ ние Шлезвига и Голштинии в Германский союз. Наиболее благо-J приятные условия сложились в 50—60-е гг. Бисмарк в этот пери-1 од берет курс на личное руководство политикой Пруссии, и в осо-[ бенности на реорганизацию армии. Все это делалось с дальним! прицелом — перехватить главенство в Союзе у Австрии и воссоз- [ дать Германию под главенством Пруссии.
Курс Бисмарка на милитаризацию вначале не встретил под-! держки в палате депутатов. В одной из своих речей 1862 г. в ланд¬таге Бисмарк с присущей ему прямотой заявил: “Великие вопросы! века разрешаются не речами и не решениями большинства в пар-1 ламенте, а железом и кровью. Пруссия должна держать свои силы наготове, в ожидании благоприятного момента, который несколь- [ ко раз был упущен”. Военные приготовления были продолжены, и это оказалось ненапрасным: Пруссия с большим успехом провела | войну против Австрии (1866 г.) и против Франции (1870 г.).
Сразу же после победы над Австрией был образован Севере-1 германский союз, в который вошли все северные, ряд западных и южных немецких государств и который обеспечивался экономичес¬кой и военной мощью Пруссии. В 1867 г. был изготовлен проект конституции для Северо-германского союза. В нем были воспроиз¬ведены многие положения Франкфуртской конституции 1849 г., в том числе гражданские и политические свободы. Прусскому королю была вручена должность президента и вся полнота исполнительной власти, концентрировавшейся в руках канцлера, ответственного | только перед королем.
После победы над Францией и коронования германского импе- I ратора в Версальском дворце была подготовлена и введена в дей¬ствие Конституция Германской империи от 16 апреля 1871 г. Она
526
Часть II Современная история
представляла собой конституцию федерации 22 монархий и трех вольных городов (Любек, Гамбург, Бремен) при общем главенстве Пруссии, которой было предоставлено 17 из 58 голосов в Союзном совете (бундесрате), тогда как для приостановки движения како¬го-либо законопроекта достаточно было всего 14 голосов. Главой империи стал король Пруссии — самого большого из объединив¬шихся государств (свыше половины всей территории и 60% насе¬ления). Он был главнокомандующим вооруженными силами, назна¬чал всех высших имперских чиновников, включая главу правитель¬ства — канцлера. Он же назначал делегатов в верхнюю палату.
Нижняя палата именовалась по традиции рейхстагом, изби¬ралась на три года (после 1887 г. — на пять лет), обладала мало¬значительными законодательными полномочиями и не имела ника¬кого влияния и контроля над министрами и “руководящим мини¬стром” — канцлером. Сам император был склонен к упразднению всеобщего избирательного права для мужчин и ликвидации пар¬ламента на том основании, что они слишком напоминают порож¬дение французской революции, которая была “преступлением против Бога и людей”.
Основными чертами германской союзной империи можно считать следующие:
• все участники союза были монархиями, а не республиками;
• монархическая власть нелегко поддается ограничениям, хотя в конституции было записано, что имперские законы имеют преимущество перед законами областными и что “надзору импе¬рии и ее законодательству принадлежит общее законодательство в гражданском праве, уголовное право и судопроизводство” (ст. 4 в ред. 1873 г., принятая после троекратного, начиная с 1871 г., об¬суждения полномочий законодательного собрания империи);
• монархическая организация сохраняла крайнюю неравно¬мерность могущества отдельных государств и привела к тому, что империя была оформлена как договорный союз. В преамбуле в свя¬зи с этим говорилось, что прусский король от имени Северо-гер¬манского союза и еще ряд монархов заключают “вечный союз для защиты союзной территории и применяемого на ее протяжении права, а также для обеспечения благосостояния немецкого наро¬да. Этот союз будет именоваться Германской империей”.
Имперское законодательство. “Исключительный закон против социалистов” 1878 г.
Первым имперским кодексом стал Уголовный кодекс 1871 г,
составленный под большим влиянием французского кодекса. Он состоял из трех основных частей. В первой давалось разграниче-
Тема -24. Конституционная история Германии XIX в.
527
ние преступлений, проступков и полицейских нарушений, во второй излагались положения о стадиях преступления, о соуча¬стии, о смягчающих и отягчающих вину обстоятельствах. Третья часть излагала статьи, квалифицирующие отдельные виды пре¬ступлений, и представляла собой особенную часть Кодекса.
Наибольшее число статей относилось к характеристике госу¬дарственных преступлений (оскорбление императора и местных государей, призывы к неподчинению властям и др.). Особую разно¬видность составляют в Кодексе преступления против общественно¬го порядка (основание тайных обществ, незаконное противодей¬ствие применению законов).
Наказания предусматривались разнообразные и нацелены были в основном на устрашение: смертная казнь, заключение в работный дом, тюремное заключение, помещение в крепость, арест, ограничение в правах, штраф.
Уголовно-процессуальный кодекс был принят в 1877 г. и стал важным дополнением карательного кодекса, вводя принцип состя-1 зательности сторон, свободной оценки доказательств, независимо¬сти следственного судьи от прокурора и допуск адвоката на ста-| дни предварительного следствия. В том же 1877 г. был введен Гражданско-процессуальный кодекс — очень объемный и детали¬зированный. И только работа над гражданским кодексом растяну¬лась почти на четверть века, закончившись в 1896 г.
Законодательство империи этого периода отмечено выработ¬кой и принятием одного из первых законов, нацеленных на дис¬криминацию и жесткую подконтрольность одного из массовых по¬литических движений, организуемого и направляемого социалис¬тическими партиями. Закон чаще всего упоминается как “исклю¬чительный закон против социалистов” 1878 г., хотя на самом деле он носит иное название.
В Германии возникает одна из первых социалистических партий — Рабочая партия Ф. Лассаля (1863 г.), которая ставит своей целью превращение рабочих в предпринимателей при содей¬ствии государства. Рабочие составляют около 97% взрослого на¬селения, и достаточно обеспечить им всеобщее и равное избира¬тельное право, как они двинут дело своей партии далеко вперед по пути превращения в предпринимателей. В 1869 г. возникла со-ииал-демократическая партия. В 1875 г. на съезде в Готе обе партии пришли к соглашению о выработке единой программы, где, в частности, было записано, что “освобождение труда — превращение средств труда в общее достояние общества и това-рищественности, регулирование самого труда должно быть делом самого рабочего класса, по отношению к которому все остальные классы есть сплошная реакционная масса”.
528
Часть II. Современная история
Тема 24 Конституционная история Германии XIX в.
529
В 1878 г. на жизнь императора Вильгельма I было произведе¬но два покушения. 11 мая в него стрелял на улице молодой под¬мастерье Гедель, который, как комментировала печать, начитался социал-демократических изданий. Бисмарк сразу же внес проект закона против социал-демократии, но его отклонили под тем пред¬логом, что вполне достаточно действующих законов.
2 июня в императора стрелял из окон своего дома доктор Нобилинг, который успел сделать два выстрела дробью в проез¬жавший экипаж императора. Он ранил императора, и тот уже не смог заниматься государственными делами, переложив их на крон¬принца. Нобилинг также, по комментариям прессы, увлекался со¬циализмом. На этот раз законопроект Бисмарка был поддержан значительным большинством, хотя и как исключительная мера. Дело в том, что представители других партий при этом, естествен¬но, были обеспокоены собственным будущим. Закон приняли в ка¬честве эксперимента на 2—3 года, но его действие фактически продлевалось вплоть до начала 1890-х гг.
Акт носил название Закон об общеопасных устремлениях социал-демократии. В первом же параграфе разъяснялось его назначение: “Подлежат запрету общества, имеющие целью нис¬провержение существующего государственного или общественного строя посредством социал-демократической или коммунистической деятельности, а также в случаях, когда деятельность во имя нис¬провержения проявляется способом, опасным для общественного мира и в особенности для дружелюбных отношений между класса¬ми”.
Закон создавал легитимную основу для правительственных репрессий, которые вскоре и начались — в виде запретов, высыл¬ки, тюремного заключения. Репрессии коснулись тысяч людей. Уча¬стие в запрещенном обществе наказывалось штрафом в 500 марок или тюремным заключением на срок до трех месяцев. В парагра¬фе 3 было записано, что “профсоюзы не воспрещаются, но над ними учреждается чрезвычайный контроль государства”. Несмот¬ря на преследования, социалисты сумели заручиться на выборах поддержкой нескольких сотен тысяч голосов избирателей, и ког¬да в 1890 г. эта поддержка выросла до полутора миллионов голо¬сов, Закон пришлось отменить формально, а его инициатору и вдохновителю канцлеру Бисмарку настала пора уйти в отставку.
Гражданское уложение Германской империи 1896 г.
Книга гражданских законов (Burgerliches Gezetzbuch), приня¬тая рейхстагом в 1896 г. и введенная в действие с 1 января 1900 г., явилась крупнейшей кодификацией конца прошлого века. В ходе
I
ее разработки произошло упорядочение и частичное обновление старого гражданского права, состоявшего из разнородных парти¬кулярных правовых систем (княжеских, городских, вотчинных), которых насчитывалось несколько десятков. Княжеское и вотчин¬ное право отдельных земель сосуществовало со сборниками обще¬го пандектного римского права (называвшегося еще и современ¬ным римским правом — Heutige Romisches Recht), а также кано¬нического права, городского и обычного права. Современное рим¬ское право носило субсидиарный (дополняющий) характер по от¬ношению к земскому (Landrecht) и обычному праву. Оно восполня¬ло пробелы по правилу: “городское право ограничивает земское, земское ограничивает общее пандектное” (Р. Зом).
Предшествующие кодификации. До XIII в. германское право было преимущественно неписаным обычным правом, оно сохраня¬лось памятью и находило свое основное воплощение в решениях судов с участием соплеменников. Затем появились частные сборни¬ки местных обычаев, наиболее известными среди которых стали Саксонское зерцало судьи Эйке фон Репкова и Швабское зерца¬ло безымянного составителя. Первым гражданским кодексом стал Гражданский кодекс Баварского королевства, составленный в 1756 г., но самым вместительным оказался прусский сборник за¬конов, вступивший в силу в 1794 г. под названием “Общее земс¬кое право прусских провинций” (Allgemeines Landrecht fur die Preussischen Staaten).
В Прусском общеземском уложении довольно искусно совме¬щались элементы германского народного и римского пандектного права. Основное содержание его составило частное право с элемен¬тами ленного, купеческого и горного права. Кроме того, в нем были представлены нормы публичного и уголовного права. По объему это очень обширный и детализированный сборник законодательных установлений, в котором его составители намеревались по возмож¬ности охватить и предусмотреть все случаи. В итоге в кодексе пре¬обладает казуистическое начало и отсутствуют общие принципы и нормы, облегчающие правоприменительную деятельность.
Самой совершенной кодификацией стало Саксонское граждан¬ское уложение, изданное в 1863 г. и вступившее в силу в 1865 г. Построение этого кодекса предвосхищает структуру общегерман¬ского уложения, оно включает в себя пять частей: общую часть, вещное право, обязательственное право (“право требований”), семейное право и наследственное право. Именно составители Сак¬сонского уложения подвергли сомнению достоинства Кодекса На¬полеона, объявив его “смешением начал римского права, притом неверно понятых, с французскими обычаями”, и отказались от ин¬ституционной системы в пользу пандектной системы изложения гражданского права.
530
Часть II. Современная история
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в.
^ЩЩ Щ
531
Германское гражданское уложение (ГГУ) частично основыва¬ется на германских, частично на римских началах и лишь в незна¬чительной своей части представляет собой нововведение. Еще в 1814 г. в Германии появилась брошюра профессора Тибо “О необ¬ходимости общего гражданского права в Германии”, где обосновы¬валась необходимость объединения разрозненных правовых систем в рамках единой книги законов. Призыв Тибо поставил под сомне¬ние историк Савиньи в брошюре “О призвании нашего времени к законодательству и правоведению”, где внимание привлечено к недостаточной еще разработанности исторического материала, к отсутствию точного юридического языка и терминологии и выска¬зано сомнение в полезности кодификации вообще, поскольку, по мнению Савиньи, кодификация является фактором, который за¬держивает естественное возникновение и развитие права из на¬родного сознания. Эта позиция нашла наибольшее понимание и поддержку в отдельных германских землях, тогда как общество, заинтересованное в политическом и правовом единстве, оставалось на стороне Тибо.
Система изложения кодекса — пандектная: общая часть, обя¬зательственное право, вещное, семейное и наследственное право. Перестановка на первое место обязательственного права объясня¬лась его известной простотой в сравнении с разделом о вещном праве.
Общей части посвящена Книга 1 (§ 1—240). Здесь изложены институты и нормы, общезначимые для всего гражданского пра¬ва, отчасти и для других отраслей права, а также относящиеся к статусу физических и юридических лиц, определению правоспособ¬ности и исчислению сроков давности.
Обязательственное право изложено в Книге 2 (§ 241—853), вещное — в Книге 3 (§ 854—1296), семейное право — в Книге 4 (§ 1297—1921), наследственное — в Книге 5 (§ 1922—2385). По мнению исследователей, в разделе о праве собственности (Кн. 3) в большей степени сказалось влияние германского общего права, а в разделе об обязательствах — влияние римского права. Соглас¬но официальным разъяснениям, считалось общепризнанным, что для судьи законом является всякая правовая норма, включая нор¬мы обычного права (§ 12 Закона о введении Устава гражданского судопроизводства от 30 января 1887 г.).
Физические и юридические лица. Уложение различает пра¬воспособность физических и юридических лиц. Правоспособность человека “возникает с окончанием рождения”, а совершеннолетие и связанная с ним дееспособность наступают с окончанием 21 года жизни (с 1974 г. — 18 лет). Лишенный правовой дееспособности или ограниченный в ней человек не может без разрешения своего за¬конного представителя ни избирать, ни переменять место житель-
ства. Жена должна следовать месту жительства мужа, так же как и законное дитя. Незаконный ребенок следует месту жительства матери, усыновленный — месту жительства усыновителя. Лише¬ны дееспособности лица, не достигшие семилетнего возраста, на¬ходящиеся в состоянии болезненного расстройства душевной дея¬тельности и т. д. Волеизъявление недееспособного лица ничтожно. Действительность сделки несовершеннолетнего, заключенной без необходимого согласия законного представителя, зависит от по¬следующего ее одобрения представителем.
Юридические лица возникали и признавались таковыми при помощи специальной процедуры. Юридическими лицами могли быть общества и союзы (Vereine) и учреждения (Stiftungen). Под обще¬ствами (ферейнами) подразумевались такие объединения, с кото¬рыми входящие в их состав лица-участники связаны правами и обязанностями. Учреждения возникали в силу волеизъявления ча¬стных лиц, выделяющих для достижения определенных целей часть своего имущества.
Различались две основные разновидности юридических лиц, и делалось это в зависимости от целей, ради которых они созда¬вались, — ведение хозяйственного предприятия с целью извлече¬ния прибыли либо ради осуществления деятельности нехозяй¬ственного предприятия, например общества или учреждения, созданного с культурно-просветительными, научными и другими аналогичными целями.
Общество, которое имеет целью ведение хозяйственного пред¬приятия, приобретает свою правоспособность через концессию (раз¬решение) от правительства того союзного государства, в пределах которого общество имеет свое место жительства (§ 22). Местом жительства общества считается место, в котором находится его правление, если не постановлено иное.
Общество, которое не имеет целью ведение хозяйственного предприятия (общество с идеальными целями), приобретает граж¬данскую правоспособность через внесение его в реестр обществ при подлежащем суде (уведомительный, регистрационный порядок оформления юридического лица). В тексте § 21 говорится о Wirtschaftliches Betrieb, т. е. о ведении всякого рода хозяйствен¬ных (торговых и промышленных в широком смысле) дел с целью получения прибыли. Подлежащий суд — это участковый суд (Amtsgericht).
В § 45 изложены причины, по которым общество могло быть лишено правоспособности; они носят главным образом уголовный и политический характер. К обществам, не имеющим гражданской правоспособности, применяются постановления о товариществах. Различалась еще одна форма обществ — неправоспособные, к числу которых были отнесены многочисленные коллективы, имеющие
532
Часть II Современная история
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в.
533
характер объединения, но не отвечающие всем юридическим тре¬бованиям кодекса (это были в основном рабочие союзы). Для них также действовали правила, установленные для договора товари¬щества.
Для возникновения правоспособного учреждения требовалось помимо акта о создании учреждения утверждение его тем союз¬ным государством, в пределах которого учреждение должно иметь свое место жительства (§ 80). Если осуществление цели учрежде¬ния стало невозможным или если оно стало угрожать обществен¬ным интересам, то соответствующие органы власти могут дать “ему другое назначение или закрыть его (§ 87).
Отличительной чертой Уложения стало признание в качестве равноправного с физическими лицами субъекта правоотношений юридического лица. Вместе с тем оно не регулировало статус акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Порядок их создания, регистрации и деятельности стал предметом регулирования в отдельных наряду с ГГУ законах. И в этом боль¬шое своеобразие обновления законодательных регулирований в Германии в отличие от других стран с кодифицированным законо¬дательством.
Обязательственное право. Наиболее типичным способом воз¬никновения обязательств является договор, который в кодексе истолковывался как способ установления правовой связанности между несколькими лицами. “Если кто-либо предложит другому заключение договора, то он связывается этим предложением…” (§ 145). В основе договорного права кодекса лежал классический со¬временный принцип свободы договора, который господствовал над правом обязательственных отношений. Этот принцип имел значение и для формы, в которую облекался договор. Кодекс предоставлял решение этого вопроса на усмотрение сторон и устанавливал обя¬зательную письменную или судебную форму только для отдельных договоров.
Форма договора имела основополагающее значение только для особого вида обязательств, которые не допускались Кодексом Наполеона, — обязательств абстрактных. Предметом такого обя¬зательства могло служить отвлеченное обещание уплаты долга, векселя. Его определение в кодексе выглядит так: “… договор, по которому должник обещает удовлетворение с тем, чтобы обещание послужило самостоятельным основанием обязательства…”. Разуме¬ется, такое обещание должно быть облечено в письменную фор¬му (§ 780). Эта юридическая конструкция в наибольшей мере со¬ответствовала потребностям банковского дела и деятельности круп¬ных промышленных предприятий.
Случаи ограничения свободы договоров и признания их недей¬ствительными также заслуживают внимания. Основания для таких
ограничений не вполне совпадают с основаниями во французском Кодексе: это требования соответствия договоров “доброй совести” и “добрым нравам”. Наиболее полной формулировкой указанных требований стало содержание § 138: “Сделка, противоречащая добрым нравам (Gutte Sitten), ничтожна. В частности, ничтожна сделка, по которой какое-либо лицо, пользуясь стесненным поло¬жением, неопытностью, легкомыслием или слабоволием другого, заставляет последнего взамен каких-либо услуг со своей стороны пообещать или предоставить себе или третьему лицу имуществен¬ные выгоды, явно несоразмерные встречному удовлетворению (несоразмерные оказанным услугам)”. Здесь ключевым словом-по¬нятием чисто юридического назначения является слово “несораз¬мерные”, заставляющее вспомнить знаменитое определение пра¬ва Цельса-младшего (“право есть искусство оказания добра и со¬размерной справедливости”).
Этому параграфу в силу особой его роли в обеспечении спра¬ведливости заключаемых договоренностей было присвоено почет¬ное звание “королевского параграфа”. Он стал преградой граби¬тельскому ростовщичеству. Малосведущие в коммерческих делах помещики-юнкеры или легкомысленно заключившие кабальный договор займа на тяжелых для себя условиях офицеры неоднократ¬но прибегали к услугам § 138.
Гораздо труднее было использовать его в случаях, связанных с навязыванием невыгодных или явно своекорыстных условий най¬ма рабочей силы, поскольку санкцией было лишь расторжение несправедливого договора найма и возвращение сторон в прежнее состояние.
Другим требованием, связанным с ограничением свободы до¬говора, стало требование толковать договор согласно “доброй со¬вести” и, принимая во внимание обычаи гражданского оборота L. (§ 157), точно так же производить исполнение договора — “как ‘того требует добрая совесть (Treu und Glauben), сообразуясь с обы¬чаями гражданского оборота (Verkehrssitte)” (§ 242).
Право собственности, его охрана и ограничения. Уложение различает среди вещных прав следующие разновидности: право собственности, владения, а также пользования чужими вещами (земельные сервитуты, узуфрукт, право застройки), право на получение ценности из чужой вещи (залог, ипотека и др.), право на приобретение какой-либо вещи (право преимущественной по¬купки и др.).
Содержание права собственности определяется при помощи терминов “власть”, “закон” и “права третьих лиц”. “Собственник вещи властен, насколько ему не препятствует закон или право третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и уст¬ранять других от всякого на нее воздействия” (§ 903).
534
Часть II. Современная история
– Статья о праве собственности предполагает и фиксирует два способа осуществления основных правомочий собственника (его правовой власти) — распоряжаться вещью по своему усмотрению (позитивное правомочие) и устранять других от всякого на нее воздействия (негативное правомочие). В Прусском земском уложе¬нии 1794 г. собственником именовался тот, кто “управомочен сам или через третьих лиц собственной властью распоряжаться суб¬станцией вещи или правом, с исключением третьих лиц”.
При подготовке проекта ГГУ развернулась дискуссия по воп¬росу об объеме и способах осуществления “власти распоряжаться” (т. е. по вопросу о выборе между: “пользоваться и злоупотреблять как заблагорассудится” и “пользоваться и распоряжаться по сво¬ему усмотрению”). Одновременно с этим признавалось, что данное распоряжение должно считаться и с “велениями нравственности”. По замечанию одного из комментаторов, “мы в германском праве не знаем такого абсолютного понятия собственности: оно привне¬сено из римского права” (Ринглин).
В конечном счете победила индивидуалистическая ориента¬ция, о которой историк Р. Зом сказал так: “Свобода собственнос¬ти необходима для нас всех, этой свободой мы живем. Вся наша общественная и нравственная свобода, которой мы обладаем как индивиды, самое драгоценное правовое благо, которое мы имеем, становится для нас единственно возможным благодаря праву ча¬стной собственности. В этом частном праве лежит “Великая хартия” нашей публичной свободы”.
И все же ограничения для распоряжения собственностью были включены в кодекс в виде общего принципа, направленно¬го против злоупотребления правом. Вначале его формулировка давалась вслед за тем абзацем, в котором содержалось определе¬ние права собственности. В окончательной редакции он был поме¬щен в § 226: “Не допускается осуществления права, если целью такого осуществления может быть только причинение вреда дру¬гому”.
Злоупотребление правом (или так называемая шикана) не известно ни имперскому законодательству, ни наполеоновскому Кодексу, ни Саксонскому уложению. Этот юридический институт сходен с формулой из прусского ландрехта, которая гласит: “…ник¬то не может злоупотреблять своей собственностью для нарушения или причинения вреда другим”. Или в другом варианте: “Злоупот¬реблением называется такое использование собственности, кото¬рое по своей природе может проводиться только с умыслом для оскорбления других” (Прусское земское уложение, ч. 1, титул 86 § 27—28).
Эти положения имеют явное общесоциальное и моральное назначение и вполне согласуются с рядом положений германско-
\ Тема 24. Конституционная история Германии XIX в. 535
го кодекса, относящихся к условиям признания недействительными уже заключенных соглашений, противоречащих “доброй совести” и “добрым нравам”.
В § 905 перечисляются права собственника земли, которые поначалу включали властный контроль не только над поверхнос¬тью земли вместе с воздушным столбом в границах земельного участка, но и над пространством под поверхностью земли. Одна¬ко собственник не мог воспретить воздействие, происходящее на такой высоте или на такой глубине, на которых устранение это¬го воздействия не представляет для него интереса, правда, за исключением полезных ископаемых, имеющих государственное значение, — металлов, угля, соли.
После принятия общегерманских законов о телеграфном со¬общении (18 декабря 1899 г.) и воздушных путях (1 августа 1922 г.) земельному собственнику пришлось смириться с установкой теле¬графных столбов и пролетами всевозможных летательных аппа¬ратов.
Несколько сложнее воспринимается конструкция правомочия собственника на воспрепятствование подачи к нему с соседнего участка газа, дыма, пара, всевозможных запахов, копоти, тепла, сотрясений и т. д. Дело в том, что он обязан терпеть только те воздействия, которые незначительно нарушают его интересы при обычном использовании участка. Однако на практике он принуж¬дался терпеть такие воздействия и такие загрязнения промышлен¬ного происхождения, которые хотя и выходят за пределы незна¬чительности, но не превышают обычных для данной местности воздействий.
Упомянутый § 905 снабжал собственника участка такой гаран¬тией: он мог потребовать, чтобы на соседних участках не возводи¬лись или не сохранялись такие сооружения, относительно которых можно с достоверностью утверждать, что существование их или пользование ими будет иметь своим последствием недопустимое воздействие на его участок.
Статья 106 Вводного закона дополняет эти положения тем, что сообщает о сохранении действия тех предписаний земского права (Landrecht), согласно которым сооружения или предприя¬тия, испытывающие потребность в общественном использовании данного земельного участка, влекут ответственность их владель¬цев за вред, который причиняется сооружением или предприяти¬ем при общественном использовании земельного участка.
Регулирование имущественного владения было своеобразным и отличающимся от римского и французского образцов. По учению римских юристов, основными элементами владения было факти¬ческое господство над вещью и намерение (воля) обладать ею. Это же различение элементов владения подчеркнуто и в Кодексе
536
Часть II. Современная история
Наполеона при истолковании терминов “владение” и “держание”, где владение как господство над вещью с желанием обладать ею обозначено “владением для себя” (ст. 2230), а держание — как “владение для другого” (ст. 2231).
По германскому кодексу владение вещью наступает в силу фактического господства над вещью и прекращается, когда владе¬лец “откажется от господства над вещью” (§ 856). Устранив воле¬вой элемент в конструкции владения, германский законодатель значительно расширил круг владельцев и саму область владения. Теперь владельцами могли признаваться некоторые категории не¬дееспособных (дети), обладатели владением на договорной основе (арендаторы, залогодержатели, хранители, пользователи). В ито¬ге возникла конструкция “удвоенного владения” — непосредствен¬ного владения и опосредованного владения (типичный пример по¬следнего — арендатор или заимодатель).
Уложение не только расширило область владельческих прав, но и снабдило их широкой сферой защиты от “самоуправного за¬хвата” и иных вариантов “порочного владения” (§ 859, 861, 862). Эта конструкция нацелена на защиту “спокойного владения” даже в том случае, если это будет неблагоприятным для непосредствен¬ных законных владельцев — собственников земли (юнкерство) и собственников домостроений и др.
Владение вещью приобретается, согласно кодексу, “путем установления фактического господства над нею”, причем владелец “может силой противиться запрещенному самоуправству” — путем | лишения владельца его владения помимо воли или путем воспре¬пятствования владельцу в осуществлении владения.
Причинение вреда порождает обязанность возместить вред. Лицо, которое противоправными или небрежными действиями1 причинило вред жизни, телесной неприкосновенности или здоро¬вью, повлиявший на здоровье, свободу, право собственности или какое-либо иное право другого лица, обязано возместить потер¬певшему понесенные вследствие этого убытки. Аналогичные обя¬занности несет тот, кто нарушил закон, направленный на защи¬ту других лиц. Если по содержанию закона возможно его невинов¬ное нарушение, то обязанность возмещения причиненного вреда возлагается только при наличии вины (§ 823, п. 1—2).
Брак и семья. Брак признавался светским правовым институ¬том, хотя и с характерной оговоркой о том, что “церковные обязан¬ности в отношении брака сохраняют силу независимо от постанов¬лений этого раздела” Уложения (§ 1588). Возраст для вступления в брак был довольно высоким — 16 лет для женщин и 21 год для муж¬чин (для последних этот же возраст был возрастом гражданского совершеннолетия, обретения гражданской дееспособности). Из числа обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, выделяется
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в. 537
следующее: “Запрещается вступать в брак разведенному по прелю¬бодеянию супругу с лицом, с которым разведенный супруг совершил прелюбодеяние, если по решению о разводе признано, что это прелюбодеяние послужило основанием к разводу” (§ 1312).
Развод признавался только при наличии особых обстоятельств (взаимного согласия супругов было недостаточно): злонамеренное оставление супруга, грубое нарушение созданных браком обязан¬ностей (к этому разряду причислено “бесчестное и развратное поведение”, которое глубоко расшатало супружеские отношения). Грубым нарушением считалось также жестокое обращение с суп¬ругом. Столь жесткие требования к расторжению брака отчасти отражали устойчивость требований церковного протестантского права к браку и одновременно отвечали потребностям стабильно¬сти и порядка, столь высоко ценимым в патриархальных кругах юнкерско-буржуазной Германии конца прошлого века.
Замужние женщины не были лишены дееспособности в иму¬щественных делах, как это было сделано в отношении француз¬ских женщин по Кодексу Наполеона. Напротив, имелась статья, которая наделяла замужнюю женщину правом “не подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением со стороны мужа” (§ 13.54). Однако неравенство сохранялось в личных правоотношениях: муж был вправе прекратить действие юридичес¬ких отношений, если “деятельность жены вредит интересам суп¬ружеского союза” (§ 1357).
Кроме того, кодекс признал общим для всех браков режим общности имущества с правом мужа им пользоваться и управлять. По этой системе имущество жены, принадлежащее ей до брака или приобретенное ею во время брака, остается ее собственнос¬тью, но находится в управлении и пользовании мужа. Это имуще¬ство названо в кодексе особым термином “внесенное имущество” (§ 1363). Всего в кодексе имущественным правоотношениям супру¬гов посвящено 200 параграфов.
В регулировании института родительской власти кодекс при¬держивается того способа, который был сформулирован еще пан-дектным правом: воспитание детей и руководство ими являются правом родителей, а не преимущественным правом отца. Внебрач¬ным детям, которых в обществе всегда было значительное коли¬чество, был предоставлен статус законных детей только по отно¬шению к матери и ее родственникам (§ 1705). Более затрудненным оказалось положение внебрачного ребенка по отношению к отцу: “незаконный ребенок и его отец не признаются состоящими в род¬стве со всеми вытекающими юридическими последствиями” (§ 1589). Кодекс смягчал это положение возможностью для вне¬брачного ребенка и его матери требовать содержания до достиже¬ния 16-летнего возраста, причем содержание это должно было со-
538
Часть II Современная история
ответствовать материальному положению матери, а не самого отца. Однако и эти обязанности по отношению к внебрачному ребенку отпадали в том случае, если поведение матери ребенка (в период его зачатия) не было безупречным, а для того чтобы в этом убе¬диться, матери предстояло выдержать унизительную процедуру доказывания своего безупречного поведения.
В этой части кодекса юридическая логика торжествовала над заповедями доброй совести и добрых нравов, вполне согласуясь с требованиями консервативных нравов и традиций. И только с при¬нятием Веймарской конституции в число основных конституцион¬ных принципов было включено положение о равноправии обоих полов в браке (ст. 119), а также сформулировано право внебрач¬ных детей на “такие же условия физического, духовного и обще¬ственного развития, как и для детей, родившихся в браке” (ст. 121).
Наследственное право. Наследственные имущественные права составляют важный раздел частного права, и этой области в ко¬дексе посвящено свыше 450 параграфов. Здесь обнаруживается множество норм и институтов старого германского права и редкий в наследственном праве принцип, согласно которому наследодатель по закону не имеет пределов в обозначении передаваемой наслед¬ственной массы.
При отсутствии близких родственников наследниками умер¬шего могут признаваться родственники любых отдаленных степе¬ней, призываемые к наследованию в соответствии со степенями, или линиями, родства, именуемыми парантеллами. Парантелла образуется группой родственников, происходящих от общего для них предка и включающих в себя и самого предка. Первую паран-теллу наследников составляют нисходящие родственники наследо¬дателя (§ 1924). Вторую — родители наследователя со своими ни¬сходящими (§ 1925). И третью парантеллу •— дедушка и бабушка наследодателя с их нисходящими. Следующие парантеллы выст¬раиваются по тому же принципу. Главным назначением этих пра¬вил и принципов было обеспечение устойчивости семейного со¬юза, в системе которого особую роль выполнял принцип, согласно которому первостепенная линия (ближестоящая парантелла,) на¬следников исключает все последующие (§ 1930). Потомок наследо¬дателя, находящийся в живых при открытии наследства, исклю¬чает дальнейших потомков, через него состоящих в родстве с на¬следодателем. Если при открытии наследства живы родители и нет наследников первой парантеллы, то они наследуют все одни и по¬ровну.
Особые привилегии и наследственное обеспечение гарантиро¬вались пережившему супругу: “если нет родственников первого или второго порядка, ни деда ни бабки — все наследство”, а если
Тема 24. Конституционная история Германии XIX в 539
родственники этих степеней родства имелись, то наследственная доля пережившего супруга составляла от одной четвертой до по¬ловинной доли наследуемого имущества (§ 1931). Напомним, что по Кодексу Наполеона переживший супруг наследодателя в прин¬ципе не являлся наследником, он мог наследовать только в отсут¬ствие родственников до 12-й степени включительно.
Исключением из этого порядка наследования стало наследо¬вание дворянского фамильного имущества (земля, банковские капиталы) и право единонаследия для крестьян. Эти два порядка, будучи явными уступками феодальным традициям и обычаям, вступали в очевидное противоречие с новыми принципами равно¬правия и свободы завещания.
Согласно принципу свободы завещания, который имеет явно римское (пандектное) происхождение, наследодатель мог назначить наследника распоряжением на случай смерти, устранить от насле¬дования по закону родственника или супруга и т. д. Однако свобода завещания ограничивалась в известной мере так называемой обя¬зательной долей. Родственник, лишенный наследства завещанием, имел право требовать выделения ему “обязательной”, “неотъемле¬мой” доли, которая равнялась половине стоимости его наслед¬ственной доли по закону (§ 2303).
Своеобразно выглядел институт совокупного завещания. Сово¬купное завещание могли составить только супруги (§ 2265). Для его составления достаточно было одному из супругов составить завещание в предписанной форме, а другому — присовокупить заявление, что это завещание должно почитаться и его завеща¬нием. Заявление должно было быть собственноручно написано и подписано заявляющим, с пометкою о месте и числе его состав¬ления. В таком завещании могла быть предусмотрена передача всего общего наследства третьему лицу, а не только пережившему супругу.
При всей тщательности и продолжительности унифицирующей деятельности составителей Уложения большую и не до конца ре¬шенную проблему составила забота о четкости и-ясности изложе¬ния принципов и норм. Многие термины классического римского правоведения были переведены на немецкий язык (например, с витуты переведены как “служебное™”), что создало определенные трудности в уяснении или комментировании этих терминов.
Контрольные вопросы
В чем своеобразие политической истории возникновения и! дальнейшей эволюции второй империи по сравнению с первой гер-[ майской империей?
540
Часть II Современная история
Какая отрасль имперского законодательства представлена “исключительным законом против социалистов”7
Назовите черты сходства и различия в кодификации герман¬ского и французского законодательств.
Литература
Гражданское уложение Германской империи / Пер. с нем. М., 1898. — Шергиеневич Г. Ф. Новейшая кодификация гражданского права в Германии. Казань, 1899. — Савельев В. А. Гражданский кодекс Германии. М., 1994. — Германское право. В 2 ч. Ч. 1. М., 1996.
Тема 25. Новейшая конституционная история
Германии
Конец второй империи. Веймарская конституция 11 августа 1919 г. — Становление третьего рейха и законодательное офор¬мление нацистского режима. — Боннская конституция 1949 г.
Коней второй империи. Веймарская конституция 11 августа 1919 г.
Вторая германская империя просуществовала всего 47 лет (1871—1918 гг.), и падение ее было обусловлено тяжелейшим внутренним и внешним кризисом, вызванным последствиями пора¬жения в Первой мировой войне. Кайзер Вильгельм II, последний из правящей династии Гогенцоллернов, в начале своего правления (1878 г.) имел дело на выборах с четвертью миллиона сторонников социал-демократии, а в конце правления уже с 4,25 млн избира¬телей, составивших 45% всех голосов. Сорокалетие второй импе¬рии было отмечено большим подъемом промышленного развития и активностью в политике колониальных захватов (особенно с кон¬ца 80-х гг.). Война 1914—1919 гг. разрушила мечту германских ми¬литаристов и правящей династии о всеевропейской и мировой ге¬гемонии. В истощенной и разгромленной стране вспыхивает револю¬ция, двадцать две династии отрекаются от престола, Вильгельм II эмигрирует в Голландию, а Германия становится федеральной республикой.
В ноябрьской революции 1918 г. нашли свой отклик события русской революции. Германия некоторое время называлась “соци¬алистической республикой”, в Баварии ненадолго возникла даже советская республика, но в итоге верх взяли умеренные силы и течения. На выборах в национальное собрание победу одержали буржуазно-помещичьи и религиозные партии (они именовали себя “народными”, “демократическими” и “христианско-демократичес-кими”). Социал-демократия оказалась в собрании в меньшинстве, но довольно сплоченном; именно ей как подконтрольной парламен¬тскому большинству фракции и доверили сформировать правитель¬ство во главе с президентом Эбертом (с 1916 г. состоял в руковод¬стве партии) и премьер-министром Шейдеманом. Под значитель-

J
542
Часть П. Современная история
Тема 25. Новейшая конституционная история Германии
543
ным давлением социалистов была составлена и принята учреди¬тельным собранием 11 августа 1919 г. в Веймаре Конституция федеральной республики.
Конституция объявила государство республикой, но сохрани¬ла при этом прежнее название — Германская империя (Deutsches Reich). Устойчивость этого наименования имела несколько возмож¬ных оправданий. Она указывала на связь с национальным объеди¬нительным движением 1848—1849 гг., когда название “Германская империя” и цвета национального флага были установлены в так называемой Франкфуртской (недействовавшей) конституции 1849 г. Она подчеркивала также правовое преемство с империей 1871 г., законы которой, за исключением противоречащих новому строю, были оставлены в силе. Наконец, новая империя (держава) унас¬ледовала от прежней ее федеративный строй. Теперь это была федерация 18 земель, а не “союз династий”.
Особая (долговременная) результативность конституционного законодательства современной Германии во многом объясняется богатейшим опытом XIX столетия и особой преемственностью меж- J ду конституционными программами за столетие между Франкфурт¬ской конституцией 1849 г. и Боннской конституцией 1949 г. По мнению Г. Хаттенхауэра из Кильского университета, первым об¬разцом современного конституционного искусства следует считать федеральную конституцию США 1789 г. (именно 1789 г., когда кон¬ституция впервые вступила в силу после одобрения в необходимом большинстве штатов федерации), а также французскую конститу¬цию 1791 г. Затем лист современных конституционных документов заполняют первые немецкие конституции — конституция королев¬ства Вестфален 1807 г., конституция Великого герцогства Баден 1818 г., конституция королевства Вюртемберг, конституция курц-фюршества Гессен 1831 г. и конституция Германской империи 1849 г. (так называемая Франкфуртская имперская конституция, она же — “Конституция церкви св. Павла”) и др. Затем следуют Прусские конституции (1848—1850 гг.), “бисмарковская имперская конституция” 1871 г. и “Веймарская имперская конституция” 1919 г.
Федерализм (союзность) третьего рейха был очень своеобраз¬ным и непохожим на другие федерации.
Во-первых, Конституция определяла круг исключительного ведения империи: внешние сношения, военное, монетное, тамо¬женное дело, почта и телеграф, вопросы гражданства и эмигра¬ции. Дело в том, что каждый гражданин “земли” был одновремен¬но и гражданином империи. К этому же кругу отнесено было ус¬тановление общих оснований отраслей права —• права землеполь¬зования, школьного дела, права религиозных обществ, союзов чиновников, основ регулирования местных налогов (во избежание двойного обложения и стеснения торгового оборота).
Во-вторых, Конституция определила область так называемо¬го конкурирующего законодательства — гражданское и уголовное право с подотраслями вплоть до регулирования кинопрокатной деятельности. К этой же сфере были отнесены вопросы регулиро¬вания правовых аспектов использования авиации, железных дорог, внутренних водных путей, право экспроприации и обобществле¬ния, социальное страхование и рабочее законодательство, печать, союзы и собрания, меры и весы, торговля, банковское дело, по¬лиция и т. д. Отдельное направление такого регулирования соста¬вило право введения налогов для общефедеральных целей; право контроля (надзора) за исполнением федеральных законов органа¬ми земель; широкая указная власть правительства империи в сфе¬ре имперского и посредствующего (через земли) управления; пра¬во обращения к Верховному суду в случае разногласия с землей (и в крайнем случае — право принудительного воздействия на учреждения земли).
Третий сектор правомочий составили правомочия земель. Здесь было зафиксировано право заключать от своего имени публично-правовые договоры с иностранными государствами (при согласии на это договоры имперской власти); право судиться с имперской вла¬стью и друг с другом на равной основе; право на федеральное пред¬ставительство в Имперском совете (рейхсрате), у которого были значительные полномочия в области контроля за законодательством и указной властью имперского правительства. Положения этого раз¬дела все же позволяют отнести Германию к разряду союзных госу¬дарств, хотя два предыдущих скорее свидетельствуют о наличии большой власти у центра и весьма малом влиянии земель, напоми¬нающем возможности автономных областей в унитарном государстве.
Почти все земли называют себя Freistaat — старым терми¬ном, который может означать и “республику” и “свободное госу¬дарство”. Баден и Гессен, в порядке исключения, сами себя име¬новали республикой и народным государством (Republik, Volksstaat), а Тюрингия — объединенным государством. Все зем¬ли воспринимают себя как государства и усердно разрабатывают новые конституции. Повсюду возникают однопалатные сеймы или ландтаги и, соответственно, опирающиеся на их “доверие” всевоз¬можные кабинеты, правительства, сенаты и иные правящие кол¬легии, в каждой из которых от 3 до 16 членов. Пруссия по консти¬туции 30 ноября 1920 г. учредила у себя Государственный совет — вторую палату из представителей местного самоуправления.
Учреждения власти и управления Веймарской республики. В Преамбуле была обозначена цель обновления устройства импе¬рии — служить делу внутреннего и внешнего мира и способство¬вать общественному прогрессу. “Германский народ, единый в сво¬их племенах и одушевленный намерением обновить и упрочить
544
Часть II Современная история
державу на началах свободы и справедливости, послужить делу внутреннего и внешнего мира и способствовать общественному прогрессу, начертал для себя эту Конституцию”.
Во главе всей громоздкой системы государственного аппара¬та — аппарата повседневного управления — был президент, из¬бираемый на семь лет с неограниченным правом переизбрания на новый срок. Его избирателями отныне были мужчины и женщины 20-летнего возраста. Президент ведал международными делами, производил назначения на высшие должности, имел право отла¬гательного (суспензивного) вето сроком на месяц, а также право помилования. Статья 48 наделяла его правом применять все меры, в том числе принудительные, с использованием вооруженных сил, которые “необходимы для восстановления порядка”. Эту статью называли статьей о “президентской диктатуре”. Президент мог быть смещен со своего поста при обвинении рейхстагом большин¬ством в 2/3 голосов, но если при этом народ был против смеще¬ния, то подлежал роспуску сам рейхстаг.
Президент назначал премьер-министра (в Германии он имено¬вался канцлером республики), которому доверялось и поручалось “формулирование основных принципов политики правительства”. Однако среди министров, находившихся в подчинении канцлера, появились новые должности. Наряду с привычными — министры /юстиции, обороны, финансов, иностранных дел, внутренних дел и т. д. — появились министр народного хозяйства, министр труда, министр по делам продовольствия и земледелия.
Парламент был двухпалатным и состоял из рейхстага и рейх¬срата. Рейхстаг в количестве 460 депутатов избирался на четыре года. Характерно, что Конституция допускала возможность совме¬щения депутатских обязанностей с государственной службой. Депу¬таты получали за свою работу вознаграждение и пользовались бесплатным проездом на железной дороге. Споры о правильности и действительности их избрания разбирались в специальном суде, который именовался избирательным судом. Верхняя палата назы¬валась Имперским советом (рейхсратом), в котором были пред¬ставлены все государства (вначале палата именовалась Комите¬том государств). Палата обладала правом вето на законопроекты и правом предварительного рассмотрения законопроектов прави¬тельства. Ее называли “главным советником правительства” и “представительством германских земель в законодательстве и уп¬равлении”. Впрочем, представительство это не было равным, как и во времена второй империи. Так, в 1924 г. из 65 членов рейх¬срата 26 мест занимали представители Пруссии, которые в состо¬янии были оказать задерживающее действие на любой законопро¬ект и постановление (указ) правительства. Бавария имела 10 голо¬сов, Саксония — 7, Баден — 3 голоса и т. д.
Тема 25. Новейшая конституционная история Германии
545
В отношении устройства самих земель было записано, что каждая земля должна иметь республиканскую конституцию. Народ¬ное представительство должно избираться на основании всеобще¬го, равного, прямого и тайного избирательного права всеми граж¬данами (ст. 17).
Судебная власть была увенчана Верховным судом. Все чрез¬вычайные суды упразднялись и не допускались. Судьи имперских судов и земель назначались, как и все чиновники империи, пожиз¬ненно. В Конституции было записано, что судьи независимы и подчиняются только закону. Говорилось также о создании адми¬нистративных судов (по делам правонарушений со стороны чинов¬ников) в империи и в землях (ст. 107).
Основные права и обязанности немцев. Во второй части Конституции имелся раздел, включавший в себя 90 статей и на¬званный “Основные права и обязанности немцев” с подрубрика-ми: “Отдельная личность”, “Социальное целое”, “Религия и рели¬гиозные общества”, “Просвещение и школа”, “Хозяйственная жизнь”.
В число основных прав отдельного человека помимо тради¬ционных либерально-демократических прав на неприкосновенность личности и жилища, свободы слова и печати и т. д. были вклю¬чены право родного языка, право эмиграции, право на защиту за границей. Здесь провозглашалось отделение церкви от государ¬ства, свобода преподавания (попытка организовать широкое и про¬фессиональное образование с трудовой подготовкой) и другие права.
Ряд принципиально новых положений был сформулирован в подрубрике об основах социально-хозяйственной жизни.
Прежде всего обращает на себя внимание право на достой¬ное человека существование, которое было теоретически сформу¬лировано в немецкой литературе еще в конце XIX в. и впервые включено в конституционный текст (в русской философско-право-вой литературе это право обсуждали Вл. Соловьев, П. И. Новгород¬цев и др.). “Строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости, имея целью гарантировать для всех до¬стойное человека существование. В этих пределах надлежит обес¬печить хозяйственную свободу отдельной личности. Законное при¬нуждение допустимо только для осуществления прав, которым грозит опасность, или ради высших требований общего блага” (ст. 151).
Это принципиальное положение дополняется еще одним важ¬ным требованием: “Собственность обязывает. Пользование ею должно быть в то же время служением общему благу” (ст. 153). Здесь также провозглашается, что “ростовщичество воспрещает¬ся”, “сделки, противоречащие добрым нравам, недействительны”
546
Часть II Современная история
и что “принудительное отчуждение может быть предпринято только для блага общественного целого и на законном основании” (ст. 152—153).
В Конституции сформулирован ряд социально-экономических прав и свобод: “свобода объединения в целях сохранения и улуч¬шения условий труда и хозяйства… для всех лиц и профессий”; “право на свободное время, необходимое для осуществления публичных гражданских прав” с сохранением прав на вознаграж¬дение (ст. 159, 160). Некоторые из этих прав обеспечиваются уси¬лиями государства (империи, державы): “Для охранения здоро¬вья и работоспособности, для охраны материнства и для предуп¬реждения экономических последствий старости, слабости и раз¬личных жизненных случайностей держава создает широко по¬ставленное страхование, в котором страхуемым предоставляет¬ся решающее участие” (ст. 161). Государство принимает также “участие в международном урегулировании положения рабочих, стремящемся к установлению для трудящегося класса всего че¬ловечества общего минимума социальных прав” (курсив мой. — В. Г.). \
Была также обозначена структура организаций и учреждений по обеспечению социальных и хозяйственных интересов всей массы рабочих и служащих. “Рабочие и служащие призваны, на равных правах, совместно с предпринимателями, участвовать в установ¬лении условий заработной платы и труда, а также в общем хозяй¬ственном развитии производительных сил… Рабочие и служащие получают для защиты своих социальных и хрзяйственных интере¬сов законное представительство в виде рабочих советов предпри¬ятий, а также окружных рабочих советов для отдельных хозяй¬ственных областей и рабочего совета империи” (ст. 165). Рабочая сила стоит под особым покровительством государства. Это государ¬ство “вырабатывает единообразное рабочее право” (курсив мой. — В. Г.) (ст. 1570).
Ориентация на приобщение к определенным социальным пра¬вам и обязанностям присутствовала в виде набора требований, предъявляемых к школьному обучению. “Во всех школах должно стремиться к нравственному просвещению, насаждению духа граж¬данственности, личной и профессиональной пригодности в духе немецкой народности и примирения народов. При преподавании в публичных школах следует остерегаться оскорблять чувства ина¬комыслящих. Начатки политических знаний и трудовая подготов¬ка входит в число предметов обучения. По окончании обязатель¬ного обучения каждый ученик получает экземпляр Конституции…” (курсив мой. — В. Г.) (ст. 148).
В целом вторая часть Конституции представляла собой комп¬ромиссную программу выразителей интересов “среднего класса” и
Тема 25. Новейшая конституционная история Германии 547
умеренных (реформистских) социалистических течений, в которой примирялись интересы индивида и “социального целого” и фикси¬ровалась таким образом разновидность либерально-социалистичес¬ких конституционных воззрений.
Становление третьего рейха и законодательное оформление нацистского режима
Слова “нацизм” и “нацистский режим” происходят от названия членов Национал-социалистической рабочей партии Германии (сокр. — нацисты, члены НСДАП). Нацистский режим просущество¬вал всего 12 лет, половина из них пришлась на участие во Второй мировой войне (1939—1945 гг.), развязанной не без помощи и де¬ятельного участия нацистов. Иногда этот политический режим име¬нуют фашистским (от лат. и итал. пучок, связка, объединение), однако это определение больше подходит к политическому режи¬му в Италии 20—40-х гг., когда к власти пришла Национальная фашистская партия во главе Б. Муссолини, имевшая помимо множества сходных черт с партией нацистов также и черты само¬бытные — в своей идеологии и политической стратегии. Муссоли¬ни придавал слову “фашизм” значение группы боевых соратников, тогда как в немецкой политической публицистике этот термин при¬менялся для обозначения специальных военизированных прдразде-лений (штурмовые отряды, эсэсовские подразделения и т. д.).
Национал-социалистический режим правления имеет в лите¬ратуре и другие синонимические названия — тоталитарный режим, партия-государство (Parteistaat), национал-социалисти¬ческий вождизм и др.
В 1920 г. на II Конгрессе Коминтерна было дано первое “на¬учно-марксистское” определение фашизма, получившее затем широкое хождение в литературе: “Фашизм есть открытая терро¬ристическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовини¬стических, наиболее империалистических элементов финансового капитала”. В более поздних оценках фашизм и нацизм (гитлеризм) предстают в идейном плане соединением трех течений современ¬ной мысли, правда в неодинаковых пропорциях, — контрреволю¬ционного, политико-иррационального (мифологического и мисти¬ческого) и крайне правого национализма. Главными оппонентами этих идеологий были либерализм и марксизм. Позднее Муссолини заявит о том, что “фашизм и национал-социализм есть два парал¬лельных течения в истории”, и нацистская пропаганда не будет против этого возражать.
Фашизм и нацизм объединяет полное отрицание прав челове¬ка в их сопоставлении с полномочиями и функциями государства
548
Часть II Современная история
и стратегическими целями политической партии. Именно партия дает идею-импульс массам и схему переустройства политической системы, которую впоследствии назовут тоталитарной системой, а также идеократией, партийно-государственной диктатурой, наци¬онал-социалистическим вождизмом, государством постоянного чрезвычайного положения и др. Существенным моментом в офор¬млении нацистского режима стал не заговорщический и не бона¬партистский вариант захвата власти, а почти легальный путь вос¬хождения Гитлера и его партии к верховной власти в государстве и обществе. Это стало возможным благодаря результативному со¬перничеству на выборах в рейхстаг, затем сочетанию исполнитель¬но-распорядительных властных полномочий с законодательными и партийно-властными в руках Гитлера и его окружения, последу¬ющему упразднению важных демократических положений Веймар¬ской конституции 1919 г., принятию репрессивных и антиправовых законов.
История нацистской партии. Национал-социалистическая рабочая партия Германии возникла в Баварии в период Советской Республики на базе Немецкой рабочей партии, которая поначалу (с 5 января 1919 г.) была политическим кружком рабочих под ру¬ководством журналиста^ЬСарла Харрера и близкого к нему Свобод¬ного рабочего комитета борьбы за хороший мир под руководством слесаря ремонтных мастерских Антона Декслера, объединивших в своих рядах несколько десятков человек.
В сентябре 1919 г. в партию под номером 55 был зачислен Адольф Гитлер (наст, фамилия Шикльгрубер), которому путем интриг удалось оттеснить от руководства прежних лидеров и воз¬главить партию с расширенным названием Национал-социалисти¬ческая партия. Ориентация партии была национал-патриотическая и военно-реваншистская с элементами социальной демагогии: ра¬бочим была обещана хорошая зарплата, крестьянам — земля, мелким торговцам — закрытие универмагов, военным — отказ от унизительных условий Версальского мирного договора и сильная армия. Партийная программа была изложена в 25 пунктах и обна¬родована А. Гитлером на митинге 24 февраля 1920 г. в Мюнхене.
Новая партия сразу же взяла курс на превращение в могу¬чую массовую организацию с широким охватом и воздействием на массовые аудитории. Отсюда — неслучайное увлечение зрелищ¬ными пропагандистскими мероприятиями, военизированными па¬радами и т. д. В 1920 г. вводятся значок и флаг партии (красное полотнище, на нем белый круг с черной свастикой — знаком древ¬них ариев — народа воинов и земледельцев). Учреждаются золо¬тые значки для особо отличившихся. Постоянно разрастаются партийные ранги и звания. Однако прием в партию ограничен и доступен только “расово полноценным немцам”. Все партийные
Тема 25 Новейшая конституционная история Германии
549
чиновники снизу доверху назначаются лидером партии (вождем, фюрером).
В 1925 г. в партии создаются два отдела — политическая орга¬низация 1 и политическая организация 2. Первая из них ориенти¬руется на подрыв веймарского республиканского режима, посколь¬ку партия в принципе против демократии в целом и парламентар¬ной демократии в особенности. Вторая организация нацелена на формирование готового аппарата для осуществления партийно-государственной диктатуры. Управление партии строится по тер¬риториальному принципу. Всего насчитывается 34 области (гау), которые примерно соответствовали избирательным округам рес¬публики, однако четыре гау организованы за пределами Герма¬нии — в Австрии, Данциге (Польша), Сааре (Франция) и Судетах (Чехия), где сильны были позиции немецких общин. Гитлер сам назначал гаулейтеров и крейслейтеров (начальников областей и округов). Первичные ячейки и их руководители (целленлейтеры) группировались в так называемые блоки, которые в целях заво¬евания поддержки избирателей особым образом координировали и контролировали деятельность массовых общественных организа¬ций — профсоюзных, молодежных, женских.
В организации и манипулировании общественным мнением большую роль сыграл фактор однопартийного правления в пери¬од совмещения фюрером власти партийной и государственной (канцлера, президента), а также такие органы партийного дисцип-линирования, как идеологический (партийной пропаганды), партий¬ной охраны (штурмовые отряды) и ведающий полицией — тайной, военной и тюрьмами. В целом нацистская партия выглядела жесткой иерархической организацией, напоминающей скорее во¬енную организацию. Типичными приемами контроля над обществен¬ным мнением стали партийные митинги и собрания, факельные’ шествия, спортивные состязания и т. д. Важным событием внутри¬партийной жизни явилась отмена в 1929 г. практики тайного голо¬сования на партийных собраниях, что сильно увеличивало власт¬ные возможности партийных функционеров.
Экономический кризис конца 20-х гг. и значительное ухудше¬ние внутренней обстановки — коррумпированность госаппарата, негибкость и беспомощность парламентской власти в условиях усу¬губляющегося социально-политического кризиса и упадка нравов, а также массовая безработица, выросшая в 1932 г. до 5 млн чело¬век, — содействовали повышению популярности нацистской пропа¬ганды и политики. В сентябре 1930 г. нацисты собирают в свою поддержку 6,5 млн голосов и становятся второй по численности фракцией парламента. На выборах в президенты 1932 г. Гитлер собирает 13,5 млн голосов, и это число выглядит весьма значитель¬ным в сравнении с 5 млн голосов вождя коммунистов Э. Тельмана
550
Часть II. Современная история
и 19,4 млн голосов фельдмаршала Гинденбурга, ставшего прези¬дентом на второй срок.
В ноябре 1932 г. состоялось секретное совещание промышлен¬ников и банкиров, которые обратились к Гинденбургу с обращени¬ем, где содержался призыв передать вождю нацистов должность канцлера империи. В нем, в частности, говорилось: “Передача руководства… кабинету во главе с фюрером крупнейшей немецкой партии уничтожит слабости и ошибки, которые неизбежно сопут¬ствуют массовому движению, и превратит миллионы людей, кото¬рые стоят в стороне, в позитивную силу”. Гинденбургу пришлось уступить. 30 января 1933 г. Гитлер становится канцлером и в ско¬ром времени, после кончины Гинденбурга, правителем, совместив¬шим в одном лице власть партийную и государственную. На спе¬циальном референдуме было одобрено решение правительства об объединении постов рейхсканцлера и президента. Затем решение правительства получило силу конституционного закона, а Гитлер стал пожизненным верховным правителем. Однако его статус вер¬ховного правителя-вождя был закреплен постановлением рейхстага только в 1942 г.
Таким образом, в роли держателя правительственной власти Гитлер был отчасти ставленником того слоя правящего класса, который в марксистской литературе именовался финансовой бур¬жуазией, являющейся фракцией монополистической буржуазии этой страны. Без этой поддержки ему вряд ли удалось бы столь быстро возвыситься до роли правителя — вождя нации.
Политический режим и законодательство. С приходом к вла¬сти нацистская партия меняет тактику и претендует на роль партии Порядка и созидательницы нового тысячелетнего рейха, третьего по счету в истории. В полную меру были задействованы лозунги и заповеди идеологического и мобилизационного назначе¬ния: “кровь, почва, судьба” (что означало триединство “раса, территория, жизненное пространство”), “одна партия — один рейх — один фюрер”, “движение массы — партия — фюрер” и др. Особые усилия были предприняты по милитаризации экономи¬ки и по утверждению политики реваншизма. Дело в том, что по Версальскому договору Германия потеряла 13,5% подвластных тер¬риторий (вынужденный отказ от ряда колоний, возвращение Фран¬ции Эльааса-и Лотарингии), принуждена была к сокращению ар¬мии, запрету на содержание авиации и крупных военных кораб-rf лей.
Следующей важной стратегической целью стало свертывание парламентской демократии и гражданских свобод, роспуск основ¬ных партий и сращивание партаппарата нацистов с государствен-! ным аппаратом. В провокационных целях 27 февраля 1933 г. наци-1 стами было подожжено здание рейхстага, в чем обвинили комму-1
Тема 25. Новейшая конституционная история Германии
551
нистов. Провокация была раскрыта на судебном процессе в Лейп¬циге, где обвиняемый Г. Димитров стал одновременно разоблачи¬телем этой акции. Ему же принадлежит характеристика герман¬ского фашизма как режима открытой террористической диктату¬ры, сменившей собой режим буржуазно-демократический.
На следующий день, 28 февраля издаются два декрета пра¬вительства, открывшие путь массовым репрессиям, — декрет “Об измене германскому народу” (с наказанием смертью за “измену германскому народу” и каторжными работами за “происки врагов народа”) и декрет “О защите народа и государства”. Последний сильно ограничил, фактически упразднил гражданские свободы: “ограничение свободы личности, свободы выражения мнений, включая свободу печати, права союзов и собраний, нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных разго¬воров, производство обысков и конфискаций, а также ограниче¬ние права собственности допускаются независимо от пределов, обычно устанавливаемых законом”.
В марте того же года правительство Германии отказывает¬ся выполнять условия Версальского договора. Оно восстанавливает всеобщую воинскую повинность, доводит численность войск со 100 тысяч до миллиона, вновь создает военный флот и авиацию. На каждом промышленном предприятии появляются уполномоченные партии, содействующие ускоренному переводу экономики на воен¬ные рельсы. Специальным законом владелец земельного надела обязывается передавать его по наследству одному из сыновей с тем, чтобы остальные шли служить в войсках восстановленного рейхсвера.
Следующей серией законов фактически учреждается однопар¬тийная диктатура. В июле 1933 г. был издан декрет “Против обра¬зования новых партий”, который совместно с другими установле¬ниями на деле привел к роспуску шести основных партий с кон¬фискацией имущества некоторых из них. В мае проведена ликви¬дация независимых профсоюзов, их место занял Германский тру¬довой фронт — с той же кассой и теми же взносами и добавоч¬ными поборами в пользу партийной кассы нацистов. Новая форму¬лировка целей и задач профсоюза включала в себя задачу “воспи¬тания народа в немецком духе”.
1 декабря 1933 г. появляется закон “Об обеспечении единства партии и государства”, в котором нацистская партия объявлена “носительницей германской государственной мысли, неразрывно связанной с государством” (§ 1). Однако партия не ограничивалась провозглашением политических целей и претензий, а всеми спосо¬бами стремилась к их реализации. В марте 1933 г. под грубым на¬жимом был принят закон “О ликвидации бедственного положения народа и государства” (он действовал до 1937 г.), в котором пре-
552
Часть II. Современная история
дусматривалось право правительства проводить законы без санк¬ции парламента, причем эти законы могли расходиться даже с Конституцией. В заседаниях правительства Гитлер отменил проце¬дуру голосования по обсуждаемым вопросам в пользу своего еди¬ноличного решения.
Одной из насущных задач в деле упрочения нового режима стало очищение госаппарата от либерального чиновничества. В законе “О восстановлении профессионального чиновничества” (7 апреля 1933 г.) содержалось требование уволить всех лиц, при¬нятых на службу после 9 ноября 1918 г. и не удовлетворяющих требуемым законом условиям (“арийское происхождение”, “благо¬надежность” и др.). Закон требовал от чиновников согласия с поли¬тикой партии нацистов и (или) вступления в ее ряды. В “Основных положениях германского закона о чиновниках” от 21 января 1937 г. было записано, что “внутренняя связь чиновника с партией” яв¬ляется предпосылкой для назначения на должность, поскольку чиновник должен быть “исполнителем воли партии”.
Так управленческая деятельность многотысячной армии госу¬дарственных чиновников оказалась не просто централизованной, но сильно политизированной и политически подконтрольной, по¬скольку все важнейшие назначения чиновников осуществлялись самим фюрером и в любое время те же самые чиновники могли быть отстранены от этих должностей по политическим мотивам.
Декретами начала 1934 г. о переустройстве империи и о лик¬видации рейхсрата республика из федеративной превращается в унитарную, с губернаторами (гаулейтерами), назначаемыми из центра. Почти одновременно с ликвидацией автономии земель была ограничена деятельность институтов местного самоуправления (в том числе и в трех вольных городах империи) при формальном сохранении прежней территориально-общинной системы. Местные органы по всем видам управленческой деятельности подлежали контролю центральной администрации.
После смерти престарелого Гинденбурга 2 августа 1934 г. Гит¬лер становится совместителем трех должностей — фюрера партии, главы/исполнительной власти и главы государства. В это время многие партийные функционеры уже практиковали подоб¬ный опыт в других вариациях: Гиммлер сочетал функции главы партии с руководством всеми видами полиции, Геринг был одно¬временно заместителем фюрера, премьер-министром Пруссии, уполномоченным по выполнению 4-летнего экономического плана империи, главнокомандующим военно-воздушными силами, мини¬стром воздушного флота, гаулейтером и штатгальтером земли (гла¬ва администрации земли).
Именно в Пруссии в 1933 г. была создана тайная государ¬ственная полиция (Geheimestaatspolizei — гестапо), которая затем
Тема 25 Новейшая конституционная история Германии
553
была объединена с уголовной и преобразована в учреждение, на¬званное полицией безопасности. Последняя вместе с полицией по¬рядка, которая состояла из охранной полиции (СС), жандармерии и специальной службы порядка (СД), находилась под началом рейхс-фюрера Гиммлера. Было еще и министерство внутренних дел.
Следующими направлениями преобразования власти и поли¬тики стали чистка госаппарата от неугодных чиновников (евреев, членов других партий, республиканцев) и сращивание партаппа¬рата с госаппаратом. В партии к началу 1933 г. было полтора мил¬лиона членов партии и полмиллиона партийных функционеров. Так возник политический режим, главной особенностью которого ста¬ло аппаратное управление с господством и контролем (тотальным контролем) над всеми формами общественной и личной жизни. Оно включило в себя аппарат террора (штурмовые отряды, гестапо и др.), аппарат организованного массового воздействия на население (НСДАП, Германский трудовой фронт, Национал-социалистичес¬кий женский союз, Организация гитлеровской молодежи), аппарат массированной пропаганды (воздействие на общественное мнение через прессу и радио).
Разведывательный орган нацистской партии “служба безопас¬ности” (СД) в 1938 г. был превращен в главный орган разведки “партии и государства”, а в следующем году вместе с тайной го¬сударственной полицией (гестапо) образовал Главное управление имперской безопасности. Полиции и военным органам был передан ряд судебных полномочий.
Террористические и антигуманные направления политики нацистов приобрели особенно чудовищные масштабы и формы в ходе Второй мировой войны, однако начало было положено еще в мирное время. Вначале террористические акты против полити¬ческих противников осуществляли вооруженные силы партии, штурмовые отряды (СА), возглавляемые сподвижником фюрера Ремом. Однако попытка последнего сформировать из штурмовиков “народную армию” встретила сопротивление партийной верхушки, и по приказу Гитлера эсэсовцы (так называемые охранные отря¬ды) устроили “ночь длинных ножей” и уничтожили руководство штурмовых отрядов, в том числе и Рема. В годы войны эсэсовцы, оставаясь отборными отрядами, занимались поиском и истреблени¬ем противников нацизма, охраной концентрационных лагерей, осу¬ществлением массовых убийств заключенных, проведением кара¬тельных акций. Только в одном Освенциме (нем. Аушвиц), распо¬ложенном недалеко от Кракова, где было организовано массовое убийство людей еврейской национальности и других социальных и политических меньшинств, было истреблено 4 млн человек. Все¬го было замучено и убито около 18 млн представителей различ¬ных наций Европы.
554
Часть II. Современная история
Террор нацистов коснулся и соотечественников. В период надвигающейся военной катастрофы фюрер в январе 1943 г. вы¬ступает с призывом к “тотальной войне”, а затем издает еще один приказ о практическом осуществлении тактики выжженной земли в самой Германии, без всякого учета интересов населения.
Государственное регулирование экономики. Реваншистские и агрессивные замыслы нацистов потребовали экстренных преобра¬зований в экономике. Закон от 27 февраля 1934 г. “О подготовке органического переустройства германской экономики” предоставил министерству экономики ряд важных полномочий: признавать от¬дельные экономические объединения единственными представите¬лями данной отрасли хозяйства; учреждать, сливать и распускать экономические объединения; изменять и дополнять уставы и учре¬дительные договоры, вводить принцип вождизма (фюрерства) в управлении предприятиями; назначать и сменять командиров эко¬номических объединений; включать предпринимателей и предпри¬ятия в состав экономических объединений.
В середине этого же года принимается закон “Об учреждении принудительного картелирования”, где министерству экономики предоставлялись полномочия не считаться с договорными обяза¬тельствами и принудительно закрывать предприятия, не разре¬шать их открытие и расширение, а также право “применять меры полицейского принуждения и издавать постановления, восполня¬ющие закон” (Закон от 15 июля 1934 г.).
Практически был взят курс на укрупнение предприятий, и в первый же год действия закона число хозяйствующих субъектов сократилось втрое. Было специально постановлено распускать ак¬ционерные общества с капиталом меньше 100 тыс. марок и не до¬пускать создания новых с капиталом менее 500 тыс. марок.
В 1936 г. был создан Комитет по проведению 4-летнего пла¬на, который был нацелен на фактическую подготовку к войне. Это обеспечивало тотальный контроль государства и отчасти партии над экономикой (во главе Комитета был поставлен Геринг). Основ¬ными методами обеспечения контроля стало полицейское насилие, которое применялось либо в соответствии с новыми законами, либо в противоречии с ними, когда это насилие применялось под предлогом “восполнения закона”.
Общие черты тоталитарного режима. Польский историк Ф. Рыжка (Вроцлавский университет) удачно назвал нацистское го¬сударство “государством чрезвычайного положения” и издал книгу под этим названием. Для такого государства, и в особенности для его политики и идеологической деятельности, весьма характерной является приверженность к постоянной конфронтации с “объектив¬ным врагом” (евреи, комиссары), причем имеет место постоянная “интенсификация враждебности” и деление окружающего мира по
Тема 25. Новейшая конституционная история Германии
555
черно-белому варианту: мы и наши враги. Само государство есть некий гарант и воплощение Порядка, который в отличие от нации-государства более соответствует жизненным законам народного организма, в котором государство поддерживает такой порядок. Муссолини называл подобное государство “тоталитарным государ¬ством”.
Тоталитаризм (от позднелат. полный, целый, весь) есть одна из форм современного авторитарного (лично-властного) правления, которое в отличие от лавирующего бонапартизма характеризуется постоянным всепроникающим и мелочным контролем над различ¬ными областями жизни и деятельности сограждан. Этот способ осу¬ществления политической власти отличается преобладанием на¬сильственных и чрезвычайных приемов власти, применяемых при помощи военизированной партии и неконтролируемых карательных учреждений при опоре на харизматического лидера (культ лично¬сти вождя), сверхидеологизированную активность правящей партии и государства и манипулируемое общественное мнение. Таким го¬сударством было государство нацистов, итальянских фашистов, а также государство и режим испанских фалангистов (членов партии Испанская традиционалистская фаланга) и др.
Основополагающими ориентациями в области государственного строительства стали бюрократический централизм, вождизм (фю-рерство) и расистский ариецентризм (своеобразный арийский ари¬стократизм).
Централизация власти и управления, усиленная доминирова¬нием нацистской партии и сращиванием партийной власти с госу¬дарственной, сопровождалась отказом от принципа разделения и равновесия властей и от представительной демократии. Принцип вождизма, возникший вначале внутри партии и перенесенный за¬тем в другие сферы управления, означал единоличное (авторитар¬ное) правление вождя партии и назначение всех партийных чинов¬ников сверху. С превращением главы партии в главу государства партийному вождю стали беспрекословно подчиняться и госаппа¬рат и назначенцы фюрера в госаппарате. Упрочению подобной уп¬равленческой практики во многом содействовал культ личности вождя партии и государства с наделением его некоторыми сверхъ¬естественными свойствами. Фюрер представал выразителем инте¬ресов народа и одновременно символом единства всего народа. Так был оформлен отход от идеи верховенства народной власти в об¬ществе и государстве и от выборности и подконтрольности держа¬телей государственной власти. Фактически был взят курс на новый аристократизм, который на самом деле маскировал режим партий¬но-чиновной и финансово-промышленной олигархии.
Известное обоснование этому режиму дано в книге Гитлера “Майн кампф” (1924 г.):
556
Часть II Современная история
Тема 25 Новейшая конституционная история Германии
557
“То миросозерцание, которое отвергает демократический принцип массы и ставит своей задачей отдать власть над всем миром в руки лучшей из наций, то есть в руки самых лучших людей, логически должно применять тот же аристократический принцип внутри самого данного народа. Другими словами, оно должно обеспечить наибольшее влияние и подлинное руководство за самыми лучшими головами в данном народе, а это значит, что такое мировоззрение все стоит не на принципе большинства, а на роли личности… Вся организация общества должна представлять собой воплощенное стремление поставить личность над массой, то есть подчинить массу личности”.
В отношении целей национального социализма в Германии | Гитлер пояснял, что при таком социализме надо социализировать не собственность, а личность. Например, законом “О защите не¬мецкой крови” (15 сентября 1936 г.) было объявлено, что браки | между евреем и германским подданным немецкой или родственной ей крови запрещены.
Тоталитарное государство — всецело феномен XX столетия Оно характеризуется специфической активностью партийно-госу¬дарственного аппарата в мобилизации всех материальных и обще¬ственных ресурсов на достижение утопических целей. Тоталитар ная идеология — это совокупность мифов, позволяющих всяки< толкования и всякую путаницу, например миф о "расовой чисто^ те", о "тоталитарном государстве". Это конгломерат псевдонауч-' 5 ного и псевдорелигиозного мировосприятия, в котором наукообраз¬ная гипотеза придает носителю такой идеологии нерушимую убеж¬денность, а основанная на такой науке вера дает иллюзорную пси¬хологическую уверенность и опасную идеалистическую направлен¬ность (Ф. Руло). Весьма своеобразной предстает в таком государстве законода¬тельная политика. Г. Николаи, один из видных юристов-теоретиков нацистского режима, воспринимал категорию расы как централь¬ное понятие юридической науки. В третьем рейхе, как когда-то в первом (при составлении Прусского уложения в XVIII в.) и втором (при составлении Германского гражданского уложения), предпола¬галось отказаться от римского правового наследия и заменить римское право на "всеобщее немецкое право" (п. 19 Программы НСДАП). Это право должно было служить интересам народа, проживающего в границах рейха, а также содействовать развитию его "расовой" субстанции. С 1937 г. Германское гражданское уло¬жение начала века было заменено совокупностью отдельных за¬конов, а его общая часть полностью отменена. Создание нового уложения — "народного уложения" — началось в 1939 г., однако осталось незавершенным. Некоторые юристы приписывали фюре¬ру обладание "высшим суверенитетом рейха" и называли его в этой связи "единым источником всякого права" (Г. Франк, К. Шмитт и др.). Карательное право. В области карательного (уголовного) права правосудию при квалификации преступного деяния позволялось отходить от требований закона и определять наказание по судей¬скому усмотрению. Новая редакция ст. 2 уК От 26 июня 1936 г. гла¬сила: "Должны подвергаться наказанию все лица, совершившие действия, которые являются наказуемыми согласно закону или влекут наказание согласно основным концепциям уголовного права и здравого чувства. Если нет закона, непосредственно карающего подобные действия, то они наказываются по закону, наиболее подходящему к данному случаю в соответствии с основными прин¬ципами права". С 1933 г. были введены наказания смертной казнью за террор против членов партии и должностных лиц государства. Что касается общей направленности внутренней политики, то, поскольку проводилась политика террора против соперников и противников режима, все средства были хороши. Гитлер в этой связи открыто заявлял, что в своей политике он не связывает себя никакими законами. "Я провожу политику насилия, используя все средства, не заботясь о нравственности. В политике я не при¬знаю никаких законов. Политика — это игра, в которой допусти¬мы все хитрости и правила которой меняются в зависимости от искусства игроков..." Подобное отношение к правилам станет характерным и для держателей государственной власти. В приказе министра воору¬женных сил от 22 октября 1938 г. было зафиксировано, что рейхс-фюрер СС и начальник германской полиции могут принять в це¬лях поддержания "порядка и безопасности" меры, которые могут выходить за законные пределы административных мер. Весьма характерной чертой политического режима стала под¬мена требования законности действий требованием их целесообраз¬ности. В уставе штурмовых отрядов (СА), выполнявших полицей¬ские и военные действия и руководимых самим Гитлером, было записано: "Правым делом является все то, что способствует наци¬онал-социалистическому движению, злом является все то, что вредит ему". Министр юстиции в одном из своих выступлений на¬звал объективность в делах правосудия "предрассудком формаль¬ного либерального права", поскольку, по его мнению, "юстиция народа, борющегося не на жизнь, а на смерть, не может благого¬веть перед мертвой объективностью. Мероприятия суда, прокура¬туры и адвокатуры должны диктоваться исключительно одним соображением: что важно для нации, что спасает нацию". Гражданское право. Гражданское право должно было заме¬няться на "народное право", в котором надлежало дать особое определение понятиям "семья", "собственность", "свобода заклю- 558 Часть II Современная история чения сделок", "права наследников", с тем чтобы этим народным правом не смогли воспользоваться "лица чужой крови" или инос¬транцы. Наследственное право по Закону от 31 августа 1938 г. со¬держало понятие "здоровое национальное чувство". Волеизъявле¬ние наследодателя считалось недействительным, если нарушались интересы семьи и национального единства, понимаемые в духе "здорового национального чувства". Нацистский режим пал в результате военного поражения и безоговорочной капитуляции в мае 1945 г. По приговору междуна¬родного трибунала — первого в истории процесса над военными преступниками — главные деятели нацистского правительства были осуждены и понесли наказание. И Боннская конституция 1949 г, Конференция глав правительств держав-победительниц — СССР, Англии, Франции и США постановила в августе 1945 г. распустить германские вооруженные силы, провести демилитари¬зацию экономики, денацификацию в политической сфере и содей¬ствовать созданию в Германии миролюбивого и демократического государства. В стране был введен временный оккупационный ре¬жим в четырех зонах. В этих условиях и была начата работа над выработкой Основного закона — конституции страны. Она была обнародована 23 мая 1949 г. и прошла одобрение в ландтагах всех земель западных зон, за исключением Баварии, законодателям которой конституция показалась слишком центра¬листической, однако Бавария подтвердила свою принадлежность Федеративной Республике Германии (ФРГ). По форме правления новое государство было парламентской республикой. Высшие орга¬ны власти включали в себя федерального президента, избираемого особым собранием законодателей федерации и земель сроком на пять лет, бундестаг и бундесрат (соответственно нижняя и верх¬няя палаты законодательного собрания), федеральное правитель¬ство с канцлером во главе и Федеральный конституционный суд Президент и канцлер избираются без прений — таково конститу¬ционное обыкновение. Избранным считается тот, кто собрал голоса большинства соответствующего собрания. Президент промульгирует законы, участвует в заседаниях пра