Всеобщая история государства и права. Батыр. Часть 2

Чартистское движение. Реформа 1832 г. не удовлетворила трудящихся Великобритании, принимавших активное участие в борьбе за ее проведение. В 1836–1838 гг. экономика Англии вновь была потрясена кризисом перепроизводства, который вызвал новое ухудшение положения рабочих. Это послужило толчком к возникновению в Англии политического рабочего движения – чартизма.
В 1836 г. в Лондоне была создана ассоциация рабочих, которая выдвинула следующие требования: 1) всеобщее избирательное право для мужчин, достигших 21 года и проживших в данном приходе не менее 6 месяцев; 2) отмена имущественного ценза для кандидатов в депутаты парламента; 3) равное представительство и уравнение избирательных округов; 4) ежегодные выборы в парламент; 5) вознаграждение труда депутатов; 6) тайное голосование. Эти требования были очень популярны среди рабочих, считавших, что, завоевав всеобщее избирательное право, они смогут добиться коренного изменения условий их труда и жизни.
Кроме рабочих, за демократизацию политического строя выступали и буржуазные либералы.
Участники движения решили предъявить парламенту свои требования в виде петиции о народной хартии (чартер), что и дало название всему движению.
В 1838 г. чартисты выработали первую национальную петицию о народной хартии, содержавшую шесть требований, выдвинутых Лондонской ассоциацией рабочих. Палата общин отвергла эту петицию, применив репрессии к участникам движения. Осенью 1839 г. начался временный спад чартистского движения.
Начало 40-х годов отмечено новым подъемом чартизма, сопровождавшимся усилением революционных настроений среди рабочих. В мае 1842 г. чартисты внесли в парламент вторую петицию о народной хартии, которую подписали 3,3 млн. человек. Основу этой петиции составляли те же шесть требований, которые содержались в первой петиции о народной хартии. Английский парламент отверг и эту петицию.
В третий раз чартисты пытались штурмовать парламент в 1848 г. Они решили 10 апреля 1848 г. подать в парламент петицию и провести в тот же день в Лондоне в ее защиту массовую народную демонстрацию. Но правительство, призвав войска, сорвало проведение демонстрации. В июле 1848 г. парламент в очередной раз отверг петицию о народной хартии, а правительство перешло к массовым репрессиям против чартистов. Вскоре экономический подъем снял остроту многих социальных проблем, и чартистское движение сошло на нет.
Чартизм сыграл важную роль в истории Англии. Политические реформы последующих десятилетий были вызваны в известной мере борьбой рабочего класса.
Борьба за новую избирательную реформу. В 50–60-е годы XIX в. утвердилось политическое господство промышленной буржуазии в форме классического буржуазного парламентаризма. Палата общин к середине XIX в. оттеснила на второй план палату лордов и свела к минимуму политическое влияние королевской власти. Однако в результате реформы 1832 г. в парламент получила доступ лишь верхушка промышленной и торговой буржуазии, которая не была заинтересована в коренной ломке унаследованных еще от Средневековья законов и обычаев.
В конце 40-х годов XIX в. в партии консерваторов произошел раскол, что привело к ее упадку, и на длительное время у власти укрепились либералы. Эту партию возглавляли крупные государственные деятели, которые умели своевременно идти на необходимые уступки широким слоям средней и мелкой буржуазии. Тем не менее они упорно сопротивлялись дальнейшему расширению избирательного права.
В борьбе за избирательную реформу объединились разнородные силы. Буржуазия, став мощной экономической силой, пришла к решению взять в свои руки всю полноту политической власти в стране, расширив рамки первой парламентской реформы.
Еще в 30-е годы XIX в. из партии либералов выделилась группировка радикалов, возглавлявших борьбу за отмену хлебных законов. Теперь они выступили за новую избирательную реформу. ,С поражением чартистского движения рабочее движение в Великобритании на некоторое время потеряло самостоятельность и было направлено в русло легальной борьбы за чисто экономические требования. Именно в этот период сложилась в общих чертах центральная организация тред-юнионов – профессиональных рабочих союзов, объединявших хорошо оплачиваемых квалифицированных рабочих. Совет тред-юнионов не хотел вступать в политическую борьбу и не имел политической программы, но под давлением рабочих масс был вынужден допустить участие рабочих организаций в борьбе за новую избирательную систему. Участие рабочих обусловило успех этой борьбы.
Тред-юнионы надеялись, что увеличение числа рабочих-избирателей усилит их влияние на палату общин, которое обеспечит эффективность экономической борьбы с предпринимателями.
При этом политические права рабочих не связывали с их доступом в парламент.
Обе партии, напуганные народным движением, понимая необходимость проведения реформы, оспаривали друг у друга инициативу ее осуществления. В конце концов был принят проект, предложенный главой консервативного кабинета Б. Дизраэли, с поправками, выдвинутыми радикальной частью либералов.
Новое избирательное право. Реформа 1867 г. предусматривала новое перераспределение депутатских мест: 11 «местечек» были совсем лишены права выбора депутатов в палату общин, а 35 «местечек» сохранили право выбора лишь одного депутата. Освободившиеся мандаты были переданы крупнейшим промышленным городам и графствам.
Новый закон значительно изменил избирательное право жителей городов: оно предоставлялось всем владельцам или съемщикам домов, уплачивающим налог в пользу бедных, и квартиронанимателям, уплачивающим в год не меньше 10 фунтов стерлингов арендной платы (при цензе оседлости один год).
В графствах право голоса получили землевладельцы, имеющие не менее 5 фунтов стерлингов годового дохода, а также наниматели или владельцы помещений с доходностью не ниже 12 фунтов стерлингов.
Наиболее важным новшеством реформы была оговорка о том, что непосредственным плательщиком налогов в пользу бедных считается и тот, кто этот налог, как все многочисленные наниматели небольших квартир, вносит не сам, а через своего домовладельца, который до сих пор рассматривался как единственный налогоплательщик. Благодаря этому в избирательные списки попадали не только домовладельцы, но и все их жильцы. Таким образом, избирательные списки расширились за счет мелкой буржуазии, ремесленников и рабочих.
В результате реформы 1867 г. общее число избирателей увеличилось больше чем на миллион. Однако 2/3 мужского населения Англии (основная масса рабочих, не говоря о женщинах) по-прежнему были лишены избирательных прав. До 1872 г. сохранялось открытое голосование. Сохранялось и старое, неравномерное распределение избирательных округов.
Реформа 1867 г. подвела итог тридцатилетнего пути развития английского конституционализма, который вел к росту реальной политической власти промышленного капитала.
Путем избирательных реформ произошло перераспределение власти внутри правящей элиты, и промышленная буржуазия пришла к власти эволюционным путем, без каких-либо серьезных потрясений. Либералы и консерваторы укрепили свои позиции и не допускали взрывоопасной ситуации.
§ 6. Изменения в политической системе в конце XIX – начале XX в.
Политические партии. Политическую систему Великобритании составляли две крупные партии – либералов и консерваторов, поочередно сменявшие друг друга у власти. Обе партии представляли интересы имущих классов, и в их политике не было принципиальных отличий, но по своему классовому составу они различались.
Либералы представляли интересы главным образом крупной буржуазии, пользовались поддержкой мелкой буржуазии и оказывали значительное влияние на верхушку рабочего класса. Чтобы более успешно вести свою деятельность, либеральная партия в 60–70-е годы XIX в. перестроилась: во всех избирательных округах были созданы постоянные комитеты партии, в которых работали штатные чиновники. Руководство партии было сосредоточено в центре. Формирование новой системы завершилось после создания Национальной либеральной ассоциации в 1877 г.
До 80-х годов XIX в. консервативная партия уступала либералам по своей силе и влиянию. Она опиралась в основном на земельных собственников, крупных фермеров и англиканскую церковь. В конце 70-х годов XIX в. она приступила к реорганизации по образцу либералов, а в 1883 г. создала Национальный союз консервативных ассоциаций.
Временем расцвета английского либерального государства можно назвать 70-е годы XIX в. Находясь у власти более 10 лет, либералы осуществили ряд реформ, стремясь привлечь на свою сторону голоса массового избирателя.
Основой господства либерализма в Англии было мощное развитие промышленности. И крупные и средние промышленники отвергали все претензии государства на регулирование экономических и общественных отношений. Победа либерализма означала ослабление государственной власти и сокращение ее применения.
Но с 1876 г. в Великобритании начался кризис во всех главных отраслях промышленности. В результате этого Англия потеряла позицию гегемона на мировом рынке. Чтобы противостоять германской и американской конкуренции, английская буржуазия прибегла к снижению уровня жизни рабочего класса и попыталась оживить колониальную политику: И то и другое противоречило старым принципам либерализма. В новых условиях средняя и мелкая буржуазия потребовала от государства энергичного вмешательства в классовые отношения. Признание государства в качестве регулятора общественных отношений, утверждение колониальной политики свидетельствовали об изменении идеологии либерализма.
Дальнейшее ослабление либеральной партии связано с ирландским вопросом, игравшим важную роль в политической жизни страны. Стремясь обеспечить поддержку ирландцев в борьбе против консерваторов, либералы разработали проект самоуправления Ирландии, но это привело к расколу партии. Большая часть либералов присоединилась к консерваторам и стала отстаивать идею единства союза Великобритании и Ирландии. Либеральный кабинет пал, и к власти пришли консерваторы, обещавшие проводить более решительную внешнюю и внутреннюю политику.
Конец XIX в. ознаменовался активизацией рабочего движения и ростом численности тред-юнионов за счет появления новых отраслей производства и соответственно новых слоев рабочих. Между тем действующее законодательство лишало союзы рабочих прав юридического лица и делало невозможной поддержку бастующих рабочих со стороны тред-юнионов. Однако после реформы 1867 г. борьба за голоса рабочих привела к признанию тред-юнионов. В 1871 г. либералы провели закон, разрешивший тред-юнионам являться в суд в лице своих представителей. В 1875 г. консервативный кабинет осуществил ряд уступок рабочим: был легализован коллективный договор и перестала быть уголовно наказуемой помощь как таковая бастующим со стороны тред-юнионов и их организаций.
В 1906 г. была образована лейбористская партия Великобритании, которая, в сущности, представляла собой федерацию различных организацией: тред-юнионов, независимой рабочей партии, социал-демократической федерации и др. Целью этой партии было проведение в парламент собственных депутатов. Решающее влияние в новой партии приобрели мелкая буржуазия и рабочая аристократия. В 1906 г. лейбористы впервые завоевали 29 мест в парламенте. Первоначально лейбористы представляли лишь левое крыло либералов. Но впоследствии они образовали постоянную самостоятельную фракцию, конкурировавшую с либералами и консерваторами.
Избирательные реформы конца XIX в. В конце XIX в. был принят ряд законов, направленных на демократизацию избирательного права.
В 1872 г. либеральное правительство, стремясь покончить с весьма распространенной практикой подкупа избирателей, провело закон о тайном голосовании. Однако эта мера имела незначительный успех. Законом 1883 г., который ограничивал избирательные издержки и обязывал избирательных агентов к публичной отчетности, был установлен перечень избирательных преступлений и усилено наказание за них.
В 1884–1885 гг. была проведена третья избирательная реформа, призванная исправить недостатки первых двух реформ, в частности устранить пестроту избирательных цензов.
Законом 1884 г. в городах отменялся имущественный ценз, а в графствах право голоса получили мелкие арендаторы на условиях, предъявляемых городским жителям реформой 1867 г. В результате этой реформы число избирателей было увеличено вдвое.
Закон 1885 г. произвел новое перераспределение мест: 105 «местечек», имевших менее 16 тыс. жителей, лишились самостоятельного представительства; города с населением менее 57 тыс. жителей получили по одному месту; более крупным городам число мандатов было увеличено. Города и графства были разделены на округа (округ охватывал 50–54 тыс. жителей), выбиравшие по одному депутату.
Реформа 1884–1885 гг. не устранила многих существенных недостатков избирательной системы: сохранялась диспропорция между числом избирателей и количеством мандатов; лица, занимавшие в нескольких округах помещения, дающие право голоса, получали несколько голосов, тогда как значительная часть населения не имела избирательных прав. Кроме того, был сложным порядок регистрации избирателей. Выборы происходили не в один день по всей стране. Депутаты не добивались вознаграждения. Сохранялась мажоритарная система выборов: если кандидаты не добивались абсолютного большинства, побеждал тот, кто получал относительное большинство.
Реформы местного управления и суда. Следующий этап реформ связан с партией консерваторов. В 1888 г. они провели реформу местного управления в графствах, распространив на них систему самоуправления, установленную в 1835 г. в городах. Созданным в графствах выборным советам была передана вся административная власть. За мировыми судьями сохранились лишь судебные функции. В приходах с населением более 300 жителей также создавались выборные советы. В результате реформы местное самоуправление перешло от аристократии к буржуазии.
Среди реформ, осуществленных либералами, следует назвать судебную, в результате которой упростилась система высших судебных учреждений, сложившаяся еще при феодализме. Все высшие суды Англии были объединены в единый Верховный суд, состоявший из Высокого суда и Апелляционного суда по гражданским делам.
§ 7. Возвышение исполнительной власти
Во второй половине XIX в. кабинет министров, ставший с помощью парламента высшим органом исполнительной власти, начинает возвышаться над самим парламентом. Этот процесс был обусловлен рядом обстоятельств.
Верховенство парламента утверждалось в то время, когда его социальная база была весьма узкой. Такому парламенту можно было без опасения вручить всю полноту законодательной власти и контроль над исполнительной. Реформа 1867 г. предоставила возможность новым элементам влиять на парламент. Это обстоятельство заставило господствующие классы подумать о сужении полномочий парламента, которые могли быть использованы в интересах демократии.
Кроме того, медлительность английского парламента не отвечала бурной экономической и общественной жизни конца XIX в. Расширяющиеся и умножающиеся задачи государственного управления требовали быстрых решений, чего не мог обеспечить парламент. Изменение порядка парламентского делопроизводства было попыткой приспособить старую парламентскую машину к новым условиям.
В 1887 г. было введено правило закрытия прений, что свело на нет одну из важнейших парламентских вольностей. Теперь любой депутат в любой момент мог внести предложение о постановке дебатируемого вопроса на голосование. В случае отсутствия возражений со стороны спикера предложение голосовалось и считалось принятым, если за него высказалось большинство присутствовавших депутатов, но не менее 100. Появились и другие способы прекращения прений. Это так называемая «гильотина», сущность которой заключается в том, что палата заранее назначала день и час, когда спорный вопрос должен быть поставлен на голосование. В 1909 г. спикеру было предоставлено право выбирать по собственному усмотрению те поправки, которые подлежат обсуждению, и отводить остальные (такой метод получил название «кенгуру-гильотина»).
В результате этих нововведений парламентская дискуссия почти перестала существовать. С 80-х годов XIX в. не менее 9/10 времени заседаний палаты общин отводилось на обсуждение биллей, исходящих от правительства. В результате законодательная инициатива оппозиции оказалась близкой к нулю. Но ограничения коснулись не только оппозиции, депутаты большинства также оказались ограниченными в своей возможности обсуждать деятельность кабинета министров.
Все это привело к усилению роли верхушки правящей партии, т. е. кабинета министров. По отношению к правящей партии кабинет – это центр, которому обязан повиноваться каждый член партии. Кабинет министров все более укреплялся в роли действительного законодателя, который, кроме того, осуществлял руководство аппаратом управления. В результате основное условие английского парламентаризма – правило ответственности кабине-
та – потеряло свое значение. Парламент уступил свое ведущее место в политической системе кабинету министров.
Новое положение палаты лордов. Реформа 1911 г. По своему социальному составу палата лордов была оплотом аристократии и являлась по сути дела продолжением консервативной партии в парламенте. Когда консерваторы оказывались в меньшинстве и терпели поражение по какому-либо важному вопросу, палата лордов, используя свою сдерживающую функцию, обеспечивала защиту одной из борющихся сторон. Тем самым извращался истинный смысл двухпалатной системы.
Это не могло не беспокоить либералов, стремившихся преобразовать палату лордов либо добиться ее роспуска. В результате борьбы либералов с палатой лордов появился Акт о парламенте 1911 г. Согласно этому Акту нефинансовый билль, прошедший палату общин в трех последовательных сессиях и всякий раз отвергавшийся палатой лордов, после третьего -раза направлялся на королевское утверждение, минуя палату лордов, при условии, что между вторым чтением в первой сессии и последним чтением в третьей сессии прошло не менее двух лет. Проведение финансовых биллей вовсе не требовало согласия палаты лордов. Характер билля определял спикер палаты общин. Этим же Актом устанавливалась продолжительность парламентской легислатуры в пять лет.
Реформу 1911 г. нельзя объяснить лишь борьбой партий. Ее проведению способствовали и усиление позиции кабинета министров, и изменение социального состава палаты лордов. К началу XX в. произошло слияние родовой аристократии и буржуазии при явном преобладании последней. Буржуазия, не отказываясь полностью от верхней палаты, делала ставку на сильный кабинет министров, который при слабой нижней палате имел возможность достаточно полно обеспечить ее интересы.
В 1911 г. было также введено вознаграждение членам палаты общин.
§ 8. Британская колониальная империя
Британская колониальная империя начала складываться в XVII–XVIII вв. В борьбе с Испанией, Голландией, Францией Англия добивалась торговой и морской гегемонии. В результате захвата и ограбления колоний в руках английской буржуазии оказались огромные капиталы, что способствовало быстрому развитию английского промышленного производства. На проведении захватнической внешней политики особенно энергично настаивали виги, защищавшие интересы финансистов, купцов и промышленников. Тори занимали в вопросе о колониальных захватах Англии более умеренную позицию.
В XVIII в. Англией были завоеваны обширные территории в Канаде, Австралии, Южной Африке, Индии. К середине XIX в. Англия стала крупнейшей колониальной и торгово-промышленной державой.
Особое место в Британской колониальной империи занимает Ирландия. Это первая английская колония, завоевать которую английские феодалы пытались еще в XII в., а затем в XVI–XVII вв. В 1800 г. Ирландия была объединена с Великобританией в союз, уничтоживший остатки автономии Ирландии. Ирландия имела свое представительство в английском парламенте. Однако народ Ирландии боролся за полную независимость, а ее депутаты в парламенте отстаивали идею гомрула (автономии). Эта идея в 80-х годах XIX в. была воспринята и либералами, которым в борьбе с консерваторами необходима была поддержка ирландцев. В 1886 г. либеральное правительство внесло в парламент проект закона о предоставлении Ирландии ограниченного самоуправления. Однако этот закон был отвергнут палатой общин. Новый закон, дававший Ирландии автономию, прошел в палате общин в 1893 г., но был отвергнут палатой лордов. И лишь в 1914 г. парламент был вынужден принять закон о гомруле, по которому автономия Ирландии приобрела обычный статус доминиона. Введение этого акта было отсрочено до окончания войны.
Все остальные британские колонии управлялись в соответствии с их правовым статусом. Еще в XVIII в. утвердилось деление колоний на завоеванные и переселенческие. Завоеванные колонии, в которых преобладало туземное население, не обладали политической автономией и управлялись генерал-губернатором, назначаемым метрополией. Представительные органы из местных жителей играли роль совещательного органа при губернаторе.
В тех колониях, где преобладали белые переселенцы, английское правительство шло на уступки. Господствующие классы Англии опасались повторения событий, приведших в конце XVIII в. к потере значительной части их североамериканских владений. Идя навстречу требованиям белых поселенцев, в основном выходцев из Англии, они были вынуждены предоставлять самоуправление некоторым колониям переселенческого типа.
Особенно изменились отношения с Канадой. В 50–60-е годы XIX в. экономические связи между Англией и этой североамериканской колонией были уже настолько прочными, что британское правительство удовлетворило требования ее жителей относительно расширения самоуправления. В 1867 г. управление Канадой было перестроено на новых основаниях. Четыре провинции Канады образовали конфедерацию, получившую название доминиона Канады. Отныне назначаемые английским королем губернаторы управляли Канадой лишь при посредстве федерального совета министров, ответственных перед законодательными органами – сенатом и палатой представителей доминиона.
Не только в Канаде, но и в других колониях, заселенных выходцами из метрополии, в 50–60-х годах XIX в. образовались представительные учреждения. Из южноафриканских владений самоуправление в 1854 г. получила Капская земля, а в 1856 г.– Наталь.
В Австралии первые представительные учреждения были введены еще в 40-х годах XIX в. В 1855 г. здесь были разработаны, а затем и утверждены конституции отдельных колоний, предусматривавшие введение, двухпалатного парламента и ограничение губернаторской власти. В 1900 г. отдельные самоуправляющиеся колонии Великобритании на Австралийском континенте были объединены в Австралийский союз. Конституция 1900 г. объявила Австралию федеративным государством. Законодательную власть осуществлял парламент, состоявший из сената и палаты представителей. Исполнительная власть принадлежала генерал-губернатору.
Новая Зеландия получила конституцию в 1852 г.
Крупнейшей английской колонией была Индия. Завоеванная в XVIII в. Ост-Индской торговой компанией, эта страна подвергалась безжалостному грабежу. В 1813 г. английский парламент отменил монополию Ост-Индской компании на торговлю с Индией, и множество английских компаний получило доступ на ее рынки. Колонизация Индии сопровождалась высоким налоговым обложением, захватом общинных земель и естественных ресурсов страны английскими помещиками и капиталистами. Индийская промышленность и сельское хозяйство пришли в упадок.
В 1857–1859 гг. в Индии произошло мощное освободительное восстание. Оно началось среди индийцев-солдат (сипаев), завербованных в войска Ост-Индской компании. Главной движущей силой восстания были крестьяне и ремесленники, но во главе стояли князья, недовольные потерей своих владений. Восстание было жестоко подавлено.
Национальная промышленность Индии хотя и медленно, но развивалась, а с ней укреплялась и национальная буржуазия. В 1885 г. была создана политическая буржуазная партия Индийский национальный конгресс. Основное требование программы Конгресса состояло в допуске индийцев к управлению страной. В 1892 г. Законом «Об индийских советах» представители индийской буржуазии допускались в законосовещательные советы при генерал-губернаторе Индии и губернаторах провинций. Доступ в исполнительные органы был открыт индийцам в 1906 г. В Совет по делам Индии (в Лондоне) ввели двух индийцев, одного индийца назначили в исполнительный совет при генерал-губернаторе и открыли доступ индийцам в исполнительные советы провинций. В 1909 г. был издан акт «Об индийских законодательных советах», в соответствии с которым число членов законодательного совета при генерал-губернаторе и советов при губернаторах провинций было значительно увеличено, таким образом, более широкие круги индийской буржуазии могли принимать в них участие. Итак, к концу XIX в. целый ряд английских колоний превратился в доминионы, самоуправляющиеся колонии. По мере своего развития доминионы все более претендовали на роль равноправного партнера в отношениях с метрополией. Для урегулирования этих отношений с 1887 г. стали регулярно проводиться «колониальные конференции», в 1907 г. получившие название имперских.

Глава 16. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ
§ 1. Образование США
Американские колонии Англии. Первая английская колония на Атлантическом побережье Северной Америки была основана в начале XVII в. В последующее время (XVI–XVIII вв.), было создано еще 12 колоний, вытянувшихся вдоль средней части побережья Северной Америки. Колонисты захватывали земли индейцев, которых оттесняли в глубь материка или беспощадно уничтожали. В колониях использовался труд рабов-африканцев, насильственно вывезенных с их родины. Рабство особенно широко было распространено в южной группе колоний, где выращивались сахарный тростник, хлопок, табак.
Иной характер приобретала экономика северной группы колоний, так называемой Новой Англии, где начали развиваться фермерские хозяйства, мануфактуры. Несколько колоний, оказавшихся между Севером и Югом, в социально-экономическом плане заняли промежуточное положение. Направления развития экономики северных и южных колоний во многом определялись неодинаковым составом господствующих слоев населения. На Юге доминировали плантаторы-рабовладельцы – потомки английской аристократии. Многие из них переселились в Америку во время английской революции. На Севере руководящее положение занимали купцы, мануфактуристы, а основную часть населения составляли фермеры и ремесленники. Немалое их число покинуло Англию в послереволюционный период, спасаясь от гонений реставраторов монархии. К 70-м годам XVIII в. население колоний достигло 3,5 млн. человек, включая 500 тыс. рабов.
Политика Великобритании в отношении ее американских колоний. Неодинаковым было управление в колониях. Некоторые из них считались частными владениями (Пенсильвания, Мэриленд), были колонии с «народным управлением» (Коннектикут, Род-Айленд), а также «королевские колонии», где управление осуществлялось губернаторами, назначавшимися правительством метрополии. Но почти во всех колониях действовали выборные законодательные собрания, составленные из представителей наиболее состоятельных слоев населения. Колонисты считали себя свободными подданными английской короны, на которых распространялось действие права метрополии: Великой хартии вольностей, Билля о правах, «общего права», «права справедливости» и т. д. Жалованные колониям королевские хартии, казалось, подтверждают это. Однако правительство рассматривало колонии как сырьевой придаток метрополии и рынок сбыта английских товаров и проводило политику ограбления колоний, сдерживания их промышленного развития. Противоречия между метрополией и ее американскими колониями достигли особой остроты к середине XVIII в.
Революционная Война за независимость. Декларация независимости. Начались открытые массовые антиправительственные выступления американцев. Для координации борьбы были созданы специальные органы – «комитеты корреспонденции, безопасности, наблюдения». В 1774 г. в городе Филадельфия прошел Первый континентальный конгресс представителей колоний в составе 55 делегатов. Он утвердил Декларацию прав, которая выражала протест против таможенной и налоговой политики метрополии. Одновременно была составлена петиция к королю, где в самой почтительной форме колонисты просили прекратить притеснения и не давать повода к окончательному разрыву с короной. В ответ английское правительство начало военные действия. Тогда в мае 1775 г. собрался Второй континентальный конгресс. Он констатировал состояние войны с Англией, и принял решение о создании американской армии. Ее главнокомандующим был назначен Дж. Вашингтон. Началась Война за независимость. Каждая колония объявила себя независимой республикой – штатом.
К этому времени американское общество, несмотря на все препоны, чинимые метрополией, значительно продвинулось вперед в своем социально-экономическом развитии. Промышленность и сельское хозяйство в основном удовлетворяли потребности страны. Создавался единый национальный рынок, формировалась нация североамериканцев.
Во многом благодаря Д. Адамсу, Т. Джефферсону, А. Гамильтону и другим руководителям и идеологам национально-освободительной борьбы были сформулированы основные принципы идейно-теоретического обоснования Войны за независимость. Убедившись в безуспешности попыток защищать права американцев – подданных короны, ссылаясь на свободы английской Конституции, они обратились к идеям естественного права. Признание ими прав и свобод человека прирожденными и неотъемлемыми, вытекающими из самой «природы» и поэтому неотчуждаемыми создавало теоретическую базу для утверждения того, что государство не может нарушать права и свободы человека, более того, оно обязано их защищать. Следовательно, оправданна борьба с государственной властью, попирающей права человека.
Эти идеи легли в основу важнейших программных документов американской революции, таких, как Декларация прав штата Вирджиния и особенно принятая 4 июля 1776 г. вновь созванным Континентальным конгрессом и соответственно общая для всей страны Декларация независимости. В этом документе, составленном в основном Джефферсоном, объявлялось об окончательном прекращении государственной зависимости от метрополии и образовании независимых Соединенных Штатов Америки. Разрыв мотивировался тем, что английское правительство нарушало «естественные» права американцев. «Все люди,– говорилось в Декларации,– сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, более всего могут способствовать его безопасности и счастью». Далее следовал перечень злоупотреблений и нарушений прав, совершенных английским правительством. Так на основании естественно-правовой теории провозглашался принцип национального суверенитета, т. е. полновластия нации, включая обладание реальной возможностью ее отделения и образования самостоятельного государства. За народом признавалось право на революцию.
Декларация независимости, составленная в демократическом духе, явилась выдающимся, прогрессивным документом эпохи.
Вместе с тем ей была присуща определенная историческая ограниченность. Под давлением плантаторов-южан из проекта Декларации был исключен пункт, осуждавший рабство. Ничего не говорилось об индейцах, за которыми, как и за рабами, не признавались права человека.
Образование конфедерации. Декларация независимости стимулировала законодательный процесс в штатах, включая принятие ими республиканских конституций, вводной частью которых были Декларация, или Билль, о правах и свободах граждан. К этому времени стала особенно очевидной необходимость консолидации штатов: война, шедшая с переменным успехом, требовала дальнейшего объединения сил. Однако этот процесс шел не всегда гладко: некоторые штаты не хотели ограничивать свою только что завоеванную независимость. Но на основе компромиссе все же удалось составить проект союза штатов, который в 1781 г. был утвержден конгрессом из представителей штатов и явился первым конституционным документом, ставшим известным как Статьи конфедерации. Штаты вступали в «вечный союз» – конфедерацию, именуемую Соединенными Штатами Америки. Каждый штат сохранял свою независимость, равно как и все права, за исключением тех, которые передавались конфедерации в лице ее органов. Штаты брали на себя обязательства взаимной помощи и невмешательства в дела друг друга. Их граждане наделялись всеми торговыми и промышленными привилегиями и льготами в равной степени во всех штатах, правом свободного выезда и въезда. «В каждом из штатов должно быть оказываемо полное доверие к постановлениям и распоряжениям судов и должностных лиц каждого другого штата». Но каждый штат мог вводить свои налоги и собирать их.
Для ведения общих дел Соединенных Штатов учреждался Конгресс, формируемый из делегатов, ежегодно избираемых в каждом штате по 2–7 человек. При этом при решении вопросов в Конгрессе каждый штат должен был иметь один голос. В Конгрессе предусматривались свобода слова и прений, а также неприкосновенность депутатов. Этому органу предоставлялось право заключать международные договоры, решать вопросы войны и мира, распоряжаться средствами, собранными штатами, для военных расходов, утверждать назначения основной части командного состава армии. Ему поручалось рассматривать возможные конфликты между штатами. Но большинство решений по этим вопросам приобретало законную силу только после одобрения их не менее чем девятью штатами. Вне рамок указанной компетенции Конгресс не мог рассматривать внутренние дела штатов.
В период между сессиями Конгресса, который не мог превышать 6 месяцев, выполнение некоторых из его правомочий возлагалось на Комитет штатов, составленный из делегатов (по одному от каждого штата). Постановления Конгресса должны были выполнять исполнительные власти штатов.
Таким образом, предусматривалось не создание единого государства, а государственно-правовое упорядочение союза государств – конфедерации. Учреждение конфедерации содействовало дальнейшему объединению сил страны в Войне за независимость и в немалой степени обеспечило ее победоносное завершение. В 1783 г. был подписан мирный договор, по которому признавалась полная независимость США.
Образование федерации. После окончания войны государственная власть в штатах оказалась в руках политических группировок, которые в конечном счете выражали интересы мануфактуристов, купцов в северных штатах и рабовладельцев-плантаторов в южных. Между тем бедствия прошедшей войны основной своей тяжестью легли на плечи рядовых граждан. Многие ветераны войны нашли свои семьи бедствующими, опутанными долгами. В стране не прекращались волнения, нередко перераставшие в вооруженные выступления. Особенно значительным было вооруженное выступление под руководством отставного капитана Д. Шейса. И хотя это восстание, как и многие другие, было подавлено, оно тем не менее в немалой степени способствовало изменению умонастроений правящих кругов относительно будущего государственного устройства США. Осознавалась необходимость создания более прочного государственного единства, чем конфедерация. Этому способствовали и другие обстоятельства, каждое из которых было равнозначно важным: упрочение экономических связей, усиление военной мощи государства, необходимой как для обороны, так и для захвата новых земель, окончательного порабощения индейцев.
Конституция 1787 г. В 1787 г. в Филадельфии собрался Конституционный конвент, на который 12 штатов (кроме штата Род-Айленд) прислали 55 делегатов. Почти все делегаты имели большой опыт государственно-правовой работы или предпринимательской деятельности. Видную роль среди них играли политические деятели и юристы А. Гамильтон, Дж. Вашингтон, Д. Мэдисон, Э. Рандольф, Д. Уилсон и некоторые другие. Результаты работы, выполненной учредителями, свидетельствуют о высоком уровне их теоретической подготовки, творческом подходе к трудам выдающихся европейских ученых-конституционалистов, об умении рационально применять общетеоретические установки к конкретным историческим условиям.
Итогом четырех месяцев тщательной и всесторонней работы стала Конституция 1787 г., которая в главных положениях функционирует и ныне. Одним из определяющих начал, положенных в основу этого документа, явилось разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Учение о разделении властей в первоначальных очертаниях было разработано еще античными и средневековыми мыслителями (Аристотель, Марсилии Падуанский и др.) и наиболее развернуто сформулировано в середине XVIII в. французским ученым Ш. Монтескье. Он считал что разделение властей – это то средство, которое может предотвратить авторитаризацию государственной власти путем учреждения относительно независимых (функционально и организационно) друг от друга, взаимоуравновешивающих и взаимоконтролирующих государственных властей.
Законодательная власть вручалась Конгрессу, состоящему из двух палат – сената и палаты представителей. Его важнейшей прерогативой было законодательство, прежде всего финансовое (бюджет налоги и т. д.). В этой области обе палаты наделялись равными правами за некоторым исключением: законопроекты относительно налогов должны были исходить от палаты представителей сенат мог предлагать поправки. Законопроект, принятый обеими палатами, приобретал силу закона после подписания его президентом в течение 10 дней (по истечении этого срока законопроект считался принятым). Если президент отклонял законопроект Конгресс мог добиться его утверждения, повторно одобрив 2/3 голосов в обеих палатах, т. е. предусматривалось отлагательное вето президента.
Исполнительную власть возглавлял президент, который наделялся правомочиями главы государства и главы правительства Как глава государства он был главнокомандующим, имел право помилования и отсрочки исполнения приговоров, «по согласию и совету» сената назначал послов и других высших должностных лиц созывал палаты Конгресса в экстренных случаях, а также осуществлял некоторые другие полномочия. Как глава правительства президент руководил текущим управлением страной с помощью подчиненного ему государственного аппарата, издавал административные распоряжения, которые не должны, однако, выходить за рамки законов.
Общефедеральную судебную систему возглавлял Верховный суд США. По наиболее важным делам вводился суд присяжных.
Таким образом, предусматривалась конституционная система «сдержек и противовесов». Конгресс мог отклонить законопроекты, внесенные президентом, сенат – не согласиться с предложенной президентом кандидатурой на важный должностной пост. Конгресс получил право привлекать президента к ответственности в порядке импичмента. В этом случае палатой представителей возбуждалось дело и формулировалось обвинение, а сенат рассматривал дело под председательством главного судьи Верховного суда США. Для признания подсудимого виновным требовалось 2/3 голосов присутствовавших сенаторов. При этом осуждение должно было ограничиваться «…удалением от должности, запрещением занимать в США какую-либо должность, с которой соединяются почет, доверие и выгода». В свою очередь президент, используя право отлагательного вето, мог замедлить принятие закона, а при поддержке части конгрессменов добиться снятия его с обсуждения.
Такая система разделения властей в литературе иногда именуется гибкой. Введение двухпалатной системы (бикамерализм), обусловленное многими причинами, предполагало известную конкуренцию палат, предотвращало возможность узурпации законодательной власти одной палатой.
Конституция предусматривала правила формирования государственных властей. Депутатов палаты представителей выбирали по штатам (один депутат от 30 тыс. граждан, соответствующих множеству цензов). Сенат состоял из выборных законодательными собраниями штатов (два сенатора от штата). Президент избирался в ходе двухстепенных выборов. (Население по штатам избирало «выборщиков», а те – президента. Количество выборщиков от каждого штата равнялось числу избранных здесь сенаторов и представителей нижней палаты Конгресса. По мере упрочения партийной системы выборщиков стали избирать по партийным спискам. Партия, набравшая относительное большинство голосов, получала все места выборщиков от данного штата. Такая система неизбежно усиливала диспропорцию между количеством выборщиков и количеством голосов рядовых избирателей, голосовавших за них в масштабе всей страны. Выборщики, как правило, во втором туре голосовали за кандидата от своей партии, т. е. их мандат приобретал императивный характер. В итоге выборы президента из косвенных со временем превратились фактически в прямые). Членов Верховного суда назначал президент «по совету и с одобрения» сената в количестве сначала 5, потом 9 членов.
Для предотвращения возможности временного безвластия в период выборов были установлены различные сроки правомочий властей. Палата представителей выбиралась на 2 года, сенаторы – на 6 лет, причем каждые 2 года обновлялась 1/3 членов сената. Президент избирался на 4 года. Должность членов Верховного суда объявлялась пожизненной, «пока будут вести себя безукоризненно».
Конституция устанавливала федеративное устройство ответственно разграничивались правомочия между общефедеральными властями и властями отдельных штатов. Федерация наделялась правами объявлять войну и заключать мирные договоры (в более широком плане – ведение внешней политики), регулировать торговлю с иностранными государствами и между штатами, чеканить монету (регулировать денежную систему страны), устанавливать единую норму мер и весов, набирать в армию и флот, содержать их и управлять ими. Подчеркивалось верховенство федерального права по отношению к праву отдельных штатов.
Фиксируя основы федерации, Конституция вводила «смешанную» форму правления, при которой представительство корпуса избирателей страны в целом стало совмещаться с равным представительством штатов в сенате независимо от численности населения каждого из них. Таким образом, верхняя палата неизбежно становилась более последовательным выразителем интересов штатов (особенно малонаселенных).
Исключение было сделано в отношении территории, на которой находилась столица США. Авторы Конституции решили что столица не может быть в пределах какого-либо штата, в связи с этим штаты Вирджиния и Мэриленд уступили часть своей территории, на которой был учрежден федеральный округ Колумбия (в основном в пределах столицы). Жители столицы получили право на самоуправление и лишь в XX в. были наделены правом избирать трех выборщиков на президентских выборах и одного делегата с совещательным голосом в нижнюю палату Конгресса.
Конституция США впервые в истории учреждала одну из основных форм республиканского правления – президентскую республику. В системе высших органов государственной власти президент наделялся полномочиями главы государства и главы правительства. Предусматривался внепарламентский способ его избрания, равно как и внепарламентский способ формирования правительства при номинальном участии сената. Отсутствует прямая ответственность правительства перед парламентом (конгрессом). В сфере законодательства президент имеет право отлагательного вето. Не меньшее значение приобретает право обращения с посланиями к Конгрессу.
Билль о правах 1791 г. Введение Конституции, которая ограничивалась только изложением государственного строя и обходила молчанием провозглашенные в декларациях права человека, проходило с большим трудом. В законодательных собраниях штатов она была принята незначительным большинством голосов и главным образом при условии включения в Конституцию дополнении о демократических правах и свободах граждан. Законодатели понимали, что большинство американцев хотят видеть в Конституции прежде всего гарантию от любых посягательств государственных властей на их права и свободы. Из этого исходил и Д. Мэдисон. Он внес решающий вклад в подготовку конституционных поправок, ставших известными как Билль о правах. Его содержание составило первые 10 поправок к Конституции. Они были предложены законодательным собранием штатов в 1789 г. и утверждены в 1789–1791 гг. Принципиальной идеей, положенной в их основу, являлось признание недопустимости принятия каких-либо законов, нарушающих свободы граждан: свободу вероисповедания, свободу слова и прессы, мирных собраний, право обращения к правительству с просьбой о прекращении злоупотреблений (ст. 1). Провозглашалось право иметь и носить оружие (ст. 2). В мирное время запрещался постой солдат в частных домах без согласия их владельцев (ст. 3). Признавались недопустимыми задержание лиц, обыски, выемки вещей, бумаг без выдаваемых соответствующим должностным лицам законно обоснованных разрешений (ст. 4). Никто не мог быть привлечен к уголовной ответственности иначе как по решению суда присяжных, за исключением дел, возникших в армии. Никто не мог быть подвергнут повторному наказанию за одно и то же преступление, быть принуждаем в каком-либо уголовном деле свидетельствовать против самого себя, быть лишенным жизни, свободы, собственности без законного судебного разбирательства (ст. 5).
Уголовные дела рассматривал суд присяжных. Обвиняемый имел право на очную ставку со свидетелями, показывающими не в его пользу, ему разрешалось вызвать свидетелей со своей стороны и прибегнуть к советам адвоката (ст. 6). Запрещались жестокие и необычные наказания (ст. 8). В качестве общего принципа устанавливалось, что названные в Конституции права, включая Билль 1791 г., не должны умалять все другие права и свободы, «оставшиеся принадлежностью народа» (ст. 5), и неразрывно связанные с этим другие, не менее важные права: «права, не представленные Конституцией Соединенных Штатов и не отнятые ею у штатов, принадлежат штатам или народу» (ст. 10).
В сочетании с этими положениями Конституция США приобрела еще большую прогрессивную направленность. Был создан, как показала последующая история, наиболее оптимальный вариант государственного строя для США. Основной закон 1787 г., принятый, как тогда считалось, на окраине цивилизованного мира, оказал большое влияние на развитие конституционализма в других странах и прежде всего в части идей республиканского правового федеративного государства, которое основано на разделении властей, в котором законодательная власть строится на базе «смешанной» системы бикамерализма, исполнительная – как единоличная, выборная, срочная магистратура с правом отлагательного вето, судебная осуществляется пожизненно назначаемыми судьями и судом присяжных.
Вместе с тем прогрессивное, демократическое значение Конституции во многом умалялось сохранением старой избирательной системы, отягченной множеством цензов, лишавших значительную, наименее состоятельную часть населения права участвовать в легальной политической жизни – выбирать и быть избранными в органы власти и управления. В южных штатах сохранялось рабство. В итоге введенная демократия носила во многом элитарный характер.
В таких условиях порой заявлял о себе относительный институционный пробел президентской формы правления. Приобретали особое значение личностные, практико-нравственные свойства президента, наделенного большими полномочиями. Лишь должным образом функционирующая демократическая, правовая система могла предотвратить коррупцию и другие злоупотребления.

§ 2. Государство США в конце XVIII – начале XX в.

Государственное строительство и судебная реформа. Первым президентом США стал Дж. Вашингтон. Под его руководством был создан аппарат центральной общефедеральной исполнительной власти. Учреждены первые департаменты – военное, финансовое министерства, министерство иностранных дел. В основном произошла унификация структуры органов власти и управления в штатах – законодательное собрание и губернатор как выборный глава исполнительной власти (в некоторых штатах его правомочия были весьма обширны, тогда как в других более чем ограниченны).
Суды были реорганизованы в классическую федеральную систему, состоявшую из двух параллельно функционирующих структур: отдельных штатов и федерации. Это соответствовало Конституции, которая закрепила право каждого штата устанавливать собственную судебную систему. В результате судоустройство штатов оказалось неодинаковым, хотя различия были и не столь существенными. Основными звеньями являлись: 1) местные суды (рассматривавшие мелкие гражданские и малозначительные уголовные дела); 2) суды первой инстанции (более серьезные уголовные и гражданские дела в границах законодательства штата); 3) верховный суд штата как апелляционная инстанция по решениям и приговорам судов первой инстанции данного штата.
Законом Конгресса 1789 г. на судебную систему штатов как бы накладывалась общефедеральная судебная система. Вся страна была разделена на судебные округа: 1) в каждом округе учреждался окружной суд по гражданским и уголовным делам, рассматриваемым на основе федерального законодательства (контрабанда, ограбление почты, государственная измена, шпионаж, гражданские споры, сторонами в которых являлись граждане разных штатов, и т. д.; 2) следующей инстанцией становился апелляционный суд по решениям и приговорам окружных судов (один на несколько окружных судов), соответственно несколько округов объединялись вокруг апелляционного суда); 3) Верховный суд США – высший судебный орган, занимающий особое место в системе высших государственных органов страны. В качестве суда первой инстанции он рассматривал дела о преступлениях высших должностных лиц, а также дела, где одна из сторон – какой-либо штат. Вместе с этим он стал высшей апелляционной инстанцией по отношению к другим общефедеральным судам. Но он неправомочен пересматривать дела, рассмотренные судами штатов. Исключение составляют те из них, которые, как признает Верховный суд США, затрагивают федеральное законодательство по принципиальным вопросам.
Конституционный надзор. С именем второго председателя Верховного суда США Д. Маршалла (начало XIX в.) связано чрезвычайно важное, но не предусмотренное Конституцией расширение правомочий этого суда. При рассмотрении конкретного дела, связанного с принятым Конгрессом актом об упразднении ряда созданных федеральных судов, Маршалл объявил этот акт нарушением Конституции. Хотя Конгресс и президент не подчинились этому решению, а Верховный суд не стал на нем настаивать, впоследствии Верховный суд вернулся к практике проверки законов, а также указов президента на предмет их соответствия Конституции, ссылаясь на решение Маршалла как прецедент. После некоторых колебаний эта практика была признана правящими кругами целесообразной, и Верховный суд приобрел исключительное по значению право проверки законов и указов на их соответствие Конституции. При этом Верховный суд при рассмотрении каждого дела мог проверить конституционность относящихся к нему законов. И если он сочтет их противоречащими Конституции, то такие нормативные акты признаются утратившими юридическую силу по данному конкретному делу. Решение Верховного суда как высшей судебной инстанции в силу прецедента является обязывающим, и другие суды при рассмотрении аналогичных дел должны отнестись к данному нормативному акту подобающим образом. По существу это означало наделение Верховного суда правом конституционного надзора.
Верховному суду также принадлежит право толкования законов посредством дачи разъяснения должностным лицам и рядовым гражданам. Верховные суды штатов приобрели аналогичное право
по отношению к законодательству своего штата. В итоге достаточно отчетливо определился один из основных критериев в разграничении компетенции общефедеральных судов и судов штатов – первые функционируют в пределах общефедерального законодательства, вторые – в главном на основе законодательства своего штата.
Увеличение числа штатов. Условия их интеграции в США. Быстрый и значительный территориальный рост США происходил за счет прямых захватов земель коренного населения – индейцев. В ходе «индейских войн» была физически уничтожена большая часть индейских племен, а незначительное меньшинство поселено в резервациях. Большие территории были захвачены у Мексики, а у европейских государств куплены их североамериканские владения. Нарастающий поток эмигрантов-переселенцев (главным образом из Европы) позволял довольно быстро заселять новые земли.
Порядок создания новых штатов определялся в основном ордонансом 1787 г. Когда население вновь осваиваемой территории достигало определенной численности, Конгресс США объявлял ее автономной с местным выборным законодательным собранием. Губернатора назначал президент страны с согласия сената. При этом сохранялся достаточно жесткий контроль со стороны центра: губернатор был наделен правом вето в отношении решений законодательного собрания, а Конгресс США мог не только отменить местные законы, но и изменить статус самой территории, лишив ее автономии. Через некоторое время, иногда весьма продолжительное, автономия получала право на реорганизацию в штат при условии введения республиканской формы правления, признания Конституции и других конституционных законов США. Выбирался конвент, который составлял конституцию штата, утверждавшуюся голосованием. Создавались соответствующие органы власти и управления. Конгресс США принимал постановление о приеме в союз нового штата. Как исключение были и другие пути возникновения новых штатов (самоопределение, отделение от другого штата и т. д.). К началу XX в. число штатов достигло 48.
Создание партий. Новым существенным фактором политической жизни страны стало образование политических партий – организаций, формально не являвшихся частью государственного механизма, но фактически начавших оказывать на него все более возрастающее влияние, особенно в области комплектования его кадрового состава (проведение избирательных кампаний и т. д.). Начало положили политические группировки, возглавляемые А. Гамильтоном и Т. Джефферсоном (80-е годы XVIII в.). Сторонники Гамильтона – главным образом крупные собственники – выступали за Конституцию в ее первоначальном виде, т. е. без Билля о правах. Сторонники Джефферсона – в основном мелкие предприниматели – фермеры боролись за Билль о правах, упрощение порядка получения земли. Победа сторонников Билля положила конец этому противостоянию, но опыт и наработанные традиции не пропали даром.
В 1828 г. была создана партия, вскоре ставшая известной как демократическая. Она опиралась на блок весьма разнородных социальных сил. К середине 50-х годов XIX в. в партии стали задавать тон рабовладельцы-южане. В 1854 г. образовалась республиканская партия. Столь же неоднородная в социальном плане, она тем не менее тяготела к северянам. В ней вскоре наметилось два течения: правое (крупная городская и сельская буржуазия) и либерально-демократическое (фермеры, мелкие предприниматели, радикальная часть промышленной буржуазии).
Начало демократизации избирательной системы (первый этап). Борьба партий за голоса избирателей во многом стимулировала демократизацию избирательного права. Она была весьма успешна, поскольку за нее выступали рядовые американцы. Почти во всех новых западных штатах вводится всеобщее мужское избирательное право. В 40–50-е годы XIX в. расширяется избирательное право для мужчин и в старых восточных штатах. Повсеместно отменяется значительная часть имущественных цензов для занятия должностей. В 1872 г. вводится тайное голосование.
Гражданская война. Упрочение федерации. К середине XIX в. обострились отношения между промышленными северными штатами и рабовладельческими южными. На захваченные у индейцев территории направлялось по существу два потока переселенцев. Из северных штатов двигались переселенцы-фермеры. Приобретение ими земли облегчил закон 1841 г., предоставивший право на покупку участка в рассрочку тем, кто уже обрабатывал его в течение определенного количества лет. Из южных штатов на запад продвигались и плантаторы со своими рабами. Столкновение интересов на западе еще более углубило противоречия между северными и южными штатами. Отношение северной буржуазии к рабству не сразу стало однозначно отрицательным. Текстильные фабриканты были экономически связаны с хлопковым плантационным хозяйством Юга. Во многом благодаря их усилиям в 1820 г. был достигнут так называемый миссурийский компромисс: в федерацию был принят один рабовладельческий штат (Миссури) и один свободный (Мэн), но отныне рабовладельческие штаты не могли создаваться к северу от 36° 30′ северной широты. По существу это был последний серьезный компромисс. Противоречия между Севером и Югом приобретали все более острый характер.
Политика президента А. Линкольна. Освобождение рабов. Акт о гомстедах. В 1860 г. президентом США был избран представитель либерально-демократического крыла республиканской партии А. Линкольн – выходец из простой фермерской семьи, решительный борец за отмену рабства. В ответ рабовладельцы южных штатов объявили сецессию (рассечение), т. е. отделение южных штатов и образование самостоятельного государства – Конфедерации южных штатов. Президент А. Линкольн вынужден был применить все средства федерального принуждения. В 1861 г. начались военные действия. Первоначально успех сопутствовал южанам, но в конечном счете перевес оказался на стороне более многонаселенных и экономически развитых северных штатов. Немалая заслуга в умелой мобилизации ресурсов Севера принадлежала правительству Линкольна, проявившего твердость и предприимчивость в борьбе. В мае 1862 г. Линкольн подписал Гомстед-акт – закон, предоставлявший каждому желающему заняться сельским хозяйством на западе право на участок земли 160 акров (1 акр = 4047 м2). 3 сентябре 1862 г. была обнародована Прокламация о ликвидации рабства. С 1 января 1863 г. негры на территории мятежных штатов объявлялись свободными, хотя при этом не получали ни земли, ни политических прав. Эти меры при всей их ограниченности укрепили позиции северян и их армии, в которой отныне не было недостатка в добровольцах. В феврале 1865 г. Конгресс принял XIII поправку к Конституции, отменявшую рабство по всей стране. К весне 1865 г. войска южан были разгромлены и Конфедерация южных штатов прекратила существование. 14 апреля 1865 г. во время торжества по случаю победы президент Линкольн был предательски убит заговорщиками.
Реконструкция Юга. По плану, принятому Конгрессом, бывший мятежный Юг был разделен на пять военных округов (1867 г.) В них вводилось военное управление. Руководством для военной администрации служила XVI поправка к Конституции (1868 г.) о равенстве перед законом всех граждан США (исключение составляли индейцы, кроме того, были временно ограничены в правах участники мятежа). Большое значение имела вступившая несколько позже в законную силу (в 1870 г.) XV поправка к Конституции о предоставлении избирательных прав всем лицам мужского пола независимо от цвета кожи. Военное управление могло быть упразднено в том или ином южном штате только после принятия им XV поправки.
Усилиями прогрессивно настроенной части военной администрации из радикальных республиканцев было немало сделано для улучшения положения негров. Однако полного, коренного изменения их участи не произошло. Земли мятежников-плантаторов в основном не были конфискованы. В результате расисты сохранили экономическую власть. Им удалось ввести в южных штатах так называемые черные кодексы, обязывавшие бывших рабов поступать в «обучение» к своим бывшим хозяевам, что по существу означало сохранение режима жесточайшей эксплуатации. Большинство негров были превращены в арендаторов-издольщиков. Ставились почти непреодолимые препоны для приобретения неграми земли, занятия интеллектуальной деятельностью и т. д. Лишившись государственной власти, бывшие рабовладельцы широко использовали внесудебную расправу (суды Линча, нелегальные террористические организации типа ку-клукс-клана и т. п.).
Тем не менее начиная с 1872 г. военная администрация на Юге начала постепенно упраздняться, а в 1877 г. из южных штатов были выведены общефедеральные войска. Это развязало руки расистам. В 1881 г. в штате Теннесси были принят нормативный акт, известный как Закон Джима Кроу, согласно которому негры должны были пользоваться отдельными от белых вагонами. Подобные же унизительные для человеческого достоинства законы о расовой сегрегации вводились и в других южных штатах. В частности, предусматривалось раздельное обучение белых и цветных детей. Во многих южных штатах были приняты поправки к избирательным законам, вводившие новые цензы грамотности, проверки на понимание смысла Конституции, оседлости, специальные избирательные налоги и т. д. Верховный суд признал соответствующими Конституции законы, устанавливающие, как утверждалось, «раздельные, но равные возможности для белых и цветных».
И все же, несмотря на сохранение расовой дискриминации, значение достигнутой победы огромно. Рабство было ликвидировано. Сложились благоприятные условия для дальнейшего, еще более интенсивного развития экономики. Государственный строй, установленный Конституцией 1787 г., выдержал испытание на прочность. Укрепление федерации в свою очередь способствовало превращению США в мощную индустриально-аграрную державу.

Глава 17. ФРАНЦИЯ

§ 1. Французское государство начального периода революции XVIII в.

Начало революции. Коренной, глубинной причиной революции явилось достигшее максимальной остроты противоречие между производительными силами и господствовавшими в стране феодальными производственными отношениями. Феодализм уже не мог обеспечить их дальнейший рост и объективно превратился в их тормоз. Народ это почувствовал прежде всего в связи с усилением феодального гнета.
Не была довольна своим положением и основная часть промышленников, купцов, торговцев. Они облагались значительными налогами и сборами, шедшими в основном на содержание королевского двора и привилегированных сословий. Правительство неоднократно проводило так называемое «выжимание губок»: разбогатевшего предпринимателя под каким-либо предлогом, большей частью незаконным, заточали в тюрьму и отпускали лишь после внесения им значительного денежного выкупа. Внутренний рынок был крайне узким для промышленности, так как крестьянство (основная часть населения страны) почти не покупало промышленных товаров. Торговле мешало великое множество внутренних таможен. Мануфактурное производство сдерживала цеховая регламентация. Внешняя торговля, прежде всего колониальная, была искусственно сосредоточена в руках небольшой группы привилегированного купечества, делившего свои доходы с придворной знатью.
Основная часть дворянства и верхи духовенства стремились сохранить существующий строй. Главное орудие его защиты они не без основания видели в феодально-абсолютистском государстве.
Между тем в стране зрело понимание необходимости глубоких перемен. Готовилась к ним и буржуазия – экономически и политически самая влиятельная и наиболее организованная и, что не менее важно, образованная социальная группа в антифеодальном движении. Именно тогда во Франции буржуазией стали называть банкиров, откупщиков налогов, собственников мануфактур, купцов и вообще крупных предпринимателей; раньше буржуазией, буржуа считались коренные горожане. Во многом благодаря материальной и иной поддержке буржуазии широкую известность получили труды идеологов Просвещения – теоретическое движение мыслителей, подвергших критике феодальное мировоззрение, освящавшее клерикально-абсолютистский произвол, сословные привилегии, средневековые суеверия и мракобесие. Просветители противопоставляли реакционной идеологии новое политическое мировоззрение, которое соответствовало, как они писали, требованиям всеобщего и вневременного разума и справедливости. Они тщательно изучали опыт революции в Голландии, Англии, США, включая практику государственно-правового строительства в этих странах. Их взгляды на многие проблемы расходились, но были едины в главном – в необходимости серьезных государственно-правовых преобразований на демократической основе.
В 1788 г. Францию поразил глубокий экономический кризис. Вследствие очередного неурожая крестьяне и городская беднота большей части страны оказались под угрозой голода. Свертывалось производство, и многие тысячи трудящихся-горожан остались без работы. Начались крестьянские волнения, перекинувшиеся вскоре в города. Новым в этих событиях было то, что в ряде мест солдаты отказывались выступать против народа.
Превращение Генеральных штатов в Учредительное собрание. В условиях, когда, по словам одного министра, «повиновения нет нигде, нельзя даже быть уверенным в войсках», правительство было вынуждено пойти на уступки. Оно объявило о созыве Генеральных штатов, не собиравшихся уже более 150 лет. По мнению правящих кругов, Генеральные штаты должны были помочь монархии преодолеть финансовые трудности, одобрив введение новых налогов. Но иные надежды связывало с Генеральными штатами «третье сословие», предлагавшее осуществить важные изменения в общественном и государственном строе Франции. В наказах своим депутатам – представителям крупной буржуазии оно требовало ограничения королевского произвола, введения права утверждения бюджета, контроля за его исполнением, установления строгой законности в деятельности административных органов и суда, отмены цеховой регламентации, облегчения положения крестьян и др.
В мае 1789 г. состоялось открытие Генеральных штатов. Правящие круги, стремясь сохранить проправительственное большинство, потребовали соблюдения старого порядка голосования – каждое сословие имеет один голос. С этим не согласились представители «третьего сословия». Они потребовали, чтобы заседания проводились не раздельно по сословиям, а совместно, решения принимались большинством голосов. Только в этом случае депутаты «третьего сословия» могли рассчитывать на успех своих начинаний, поскольку их общее число равнялось числу депутатов привилегированных сословий, и, кроме того, надеялись, (дальнейшие события показали, что они не ошиблись) на поддержку некоторых депутатов из привилегированных сословий (либерального дворянства и низшего духовенства). В ответ на отказ правительства принять новый порядок голосования депутаты «третьего сословия» в июне 1789 г. объявили себя Национальным собранием, спустя месяц – Учредительным собранием, т. е., выступая от имени французского народа, они заявили о своем праве отменять старые законы и принимать новые. Король и знать решили разогнать Собрание. В Версаль, где оно заседало, стягивались войска. Казалось, ничто не мешало правительству осуществить задуманное.
Учредительное собрание спас народ. Когда в Париже стало известно о готовящейся массовой кровавой расправе с антифеодальным движением, народ Парижа поднялся на вооруженное восстание. На его сторону вскоре перешла большая часть войск, и почти весь Париж оказался в руках восставших. 14 июля они взяли штурмом королевскую крепость – тюрьму Бастилия. День падения Бастилии по существу стал днем рождения новой Франции и ныне отмечается как ее национальный праздник.
Конституционная монархия. Революция, начавшись в Париже, вскоре охватила всю страну. Восставшие изгоняли королевских чиновников, крестьяне отказывались выполнять феодальные повинности. Во многих провинциальных городах были упразднены старые органы местного управления. Войска в подавляющем большинстве вышли из повиновения королевским генералам. Солдаты отказывались стрелять в народ.
Верхи «третьего сословия» (крупная буржуазия), занимавшие доминирующее положение в Учредительном собрании (т. е. в столице), использовали народное движение для захвата политической власти и на местах. Были созданы новые органы местного самоуправления – муниципалитеты, в которых наиболее состоятельные лица из «третьего сословия» играли руководящую роль.
Одновременно буржуазия приступила к созданию своих вооруженных сил. Был объявлен набор в национальную гвардию – территориальное ополчение. Каждый национальный гвардеец должен был за свой счет приобрести дорогостоящее вооружение и снаряжение – условие, которое закрывало доступ в национальную гвардию всем неимущим гражданам. Крупная буржуазия финансировала приобретение пушек, обучение и т. д. Она добилась выдвижения своих людей на командные посты в национальной гвардии. Командиром национальной гвардии стал маркиз М. Ж- Лафайет – участник Войны за независимость в Северной Америке, сторонник умеренных реформ, в то время пользовавшийся огромной популярностью в стране.
В итоге государство оказалось в руках политической группировки, объективно представлявшей интересы богатых буржуа и либеральных дворян. Ее руководители – маркиз Лафайет, аббат Сиейес, ученый-астроном Байи, ученый-социолог А. Барнав, А. Ламет и особенно граф Мирабо – блестящий оратор, но беспринципный политик – не стремились к полной ликвидации старого строя. Их идеалом являлась конституционная монархия, поэтому они называли себя конституционалистами. В основе их политической деятельности лежали попытки прийти к соглашению с дворянством на базе взаимных уступок.
«Отмена феодализма». В Учредительном собрании была торжественно провозглашена «отмена феодализма». Однако опубликование этого закона (август 1789 г.) показало, что главные требования крестьян не были удовлетворены. Речь шла об отмене относительно второстепенных так называемых личных феодальных прав (серваж, право «мертвой руки», исключительное право охоты и т. д.). С безвозмездным отказом от них соглашались легко, тем более что они фактически ‘уже были потеряны – крестьяне игнорировали их с первых дней революции. Все остальные: права – на землю и реальные платежи и повинности, вытекавшие из держания крестьянином, участка земли, принадлежавшей сеньору, сохранялись.
Декларация прав человека и гражданина 1789 г. 26 августа 1789 г. Учредительным собранием был принят важнейший документ революции – Декларация прав человека и гражданина.
Составленная как программа революции, она, по замыслу ее творцов, должна была содействовать успокоению народа, сохранению «братского единства». Вместе с тем ее содержание в немалой степени определялось своеобразием конкретно-исторического момента, переживаемого страной. Тогда еще не произошло размежевания политических сил в революционном лагере, заинтересованность в победе революции предопределяла общую направленность их антифеодальной борьбы. Часть революционеров и их идеологи еще верили в возможность немедленного торжества идеалов свободы, равенства и братства. Но немало было и таких, кто хотел видеть в Декларации сумму абстрактных принципов, к которым должно стремиться общество, но которые не обязательны к немедленному претворению в жизнь. «Задачи Декларации,– говорил в своем выступлении в Учредительном собрании один из его ведущих депутатов, Дюпор,– заключаются в том, чтобы выразить истины для всех времен и народов. Что в том, если она и будет противоречить отчасти той конституции, которая будет принята нами?» Показательно, что это заявление не вызвало возражений правящего большинства, уже во время принятия Декларации допускавшего возможность отступления на деле от ее наиболее прогрессивных положений.
История показала, что творцам Декларации, среди которых важная роль принадлежала Лафайету, Сиейесу, Мирабо, Мунье, Дюпору, не удалось «примирить» народные массы с новым правительством. Но это не умаляет значимости проделанной ими работы.
Четкость формулировок Декларации, строгая, логически обоснованная взаимосвязь всех ее положений свидетельствуют о высоком уровне теоретической подготовки авторов документа. Им удалось в предельно концентрированной форме изложить главные выводы прогрессивной политической мысли Франции XVIII в. относительно принципов ее будущего общественно-политического строя. Во многом это явилось следствием гигантской работы, проделанной французскими философами и политическими мыслителями задолго до революции. Авторы Декларации основывались в первую очередь на трудах энциклопедистов. Кроме того, на их творчество оказали заметное влияние произведения английских ученых. В качестве конкретного образца они имели перед собой американскую Декларацию независимости 1776 г., Виргинскую декларацию прав 1776 г., а также документы отечественной государственно-правовой истории: декларации французских Генеральных штатов, ремонстрации парижского парламента и др.
Декларация была сформулирована в духе общенационального манифеста, торжественно провозглашающего права свободных людей, свергнувших господство абсолютизма: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах» (ст. 1). Декларировались принципы демократического государственно-правового строя, среди которых особое место принадлежало «естественным и неотъемлемым правам человека», «народному суверенитету» и «разделению властей». В Декларации устанавливалась взаимосвязь этих принципов: основополагающими объявлялись права человека, их обеспечение возлагалось на демократически организованное государство («государственный союз»), основанное на принципах народного суверенитета и разделения властей. Такое построение следовало идее школы естественного права, которая главную цель государства видела в защите неотъемлемых прав человека. Четко и последовательно формулировалась идея правового государства, которому свойственно верховенство права, утверждающего естественные и неотъемлемые права человека.
Влияние естественно-правовых теорий дало о себе знать и в проведенном Декларацией (хотя и не всегда последовательно) различии между правами человека, которые ему присущи от природы как «естественные и неотъемлемые», и правами гражданина, получающего их от государства в силу своей принадлежности к нему. К последним обычно относили права, определяющие степень предусмотренного законом участия гражданина в легальной политической жизни своей страны, в деятельности государства.
В качестве естественных и неотъемлемых прав провозглашались свобода, собственность, безопасность, сопротивление угнетению (ст. 2). Свобода определялась как возможность делать все, что не причиняет вреда другому. Осуществление свободы, как и других естественных прав человека, встречает «лишь те границы», которые обеспечивают прочим членам общества пользование теми же самыми правами. Границы эти могут быть определены только законом (ст. 4). Были названы индивидуальная свобода (ст. 7, 8), свобода печати (ст. 11), вероисповедания (ст. 10). Не упоминалось о свободе собраний и союзов, что объяснялось, во-первых, враждебностью законодателей к массовым выступлениям и организациям рядовых граждан, во-вторых, опасностью возможного возрождения цехового строя и связанной с ним регламентации и, кроме того, отрицательным отношением ко всякого рода союзам, которое доминировало в естественно-правовых теориях. По мнению Руссо, союзы ограничивают личную свободу, искажают выражение общей воли народа.
Декларация подчеркивала значение права на собственность: помимо ст. 2, относившей ее к естественным правам человека, ей была целиком посвящена ст. 17, объявлявшая право на собственность неприкосновенным и священным. Но игнорирование принципиального различия между отдельными видами собственности создавало видимость равной защиты имущественных интересов всех – буржуа и рабочего, крупного землевладельца и батрака.
Наиболее четко сформулированная Руссо идея о суверенитете, полностью и безраздельно принадлежащем народу, нашла воплощение в ст. 3. Она служила обоснованием принципа народного представительства. Декларировалось право всех граждан лично или через своих представителей участвовать в создании закона (ст. 6), который объявлялся выражением общей воли.
Выводы Монтескье, видевшего обеспечение свободы и безопасности граждан в организационно независимых друг от друга и взаимоуравновешивающих ветвях государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), получили в ст. 16 категорическую формулировку: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».
Провозглашались и другие не менее важные принципы. Так, в ст. 7 декларировалась неприкосновенность личности. «Никто не может подвергнуться обвинению, задержанию или заключению иначе как в случаях, предусмотренных законом… Тот, кто испросит, издаст произвольный приказ, приведет его в исполнение или прикажет его выполнить, подлежит наказанию».
Провозглашались принцип «нет преступления без указания о том в законе» (ст. 7, 8) и презумпция (предположение) невиновности: обвиняемые, в том числе и задержанные, считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в установленном законом порядке (ст. 9).
Стремление положить конец фискально-административному произволу монархии сыграло не последнюю роль в провозглашении права всех граждан устанавливать самим или через своих представителей размеры государственного обложения, порядок и продолжительность их взимания (ст. 14). Должностные лица обязывались давать отчет обществу по вверенной им части управления (ст. 15).
Декларация произвела огромное впечатление на современников как во Франции, так и за ее пределами. У многих она изменила миропонимание эпохи, стимулировала их борьбу с абсолютистским строем за становление демократии.
Вместе с тем положения Декларации, звучавшие как утверждение справедливости, даруемой всем, были весьма абстрактны. Это давало возможность придать им определенное конкретно-историческое толкование. Во время революции провозглашение прав человека и гражданина в Декларации 1789 г. было воспринято крестьянами и многими рабочими как обещание уничтожить феодальный гнет, разделить дворянские земли, предоставить им право собственности на них. (Немало рабочих еще не порвали связи с деревней, мечтали стать самостоятельными хозяевами.) Ожидались уменьшение безработицы, снижение цен на продукты питания, наделение рядовых граждан правами, провозглашенными в Декларации. Однако действительность разбила эти иллюзии.
Пришедшая к власти буржуазия, заботясь о своих интересах, дала Декларации свое, по существу обязательное для всей страны толкование. Законодатели, отстаивавшие в Учредительном собрании право на свободу, в силу ряда исторических причин не могли полностью осознать глубинные мотивы своей позиции. Борьба за свободу, как, впрочем, и за другие права, воспринималась ими в свете идей Просвещения. Но вместе с тем право на свободу мыслилось ими прежде всего как максимально возможная независимость в сфере производства, которое государство должно было охранять, по возможности не вмешиваясь в него.
Первый избирательный закон. События, почти совпавшие по времени с принятием Декларации, показали, что новые правящие круги встали на путь не только фактического, но и нормативного нарушения принципов Декларации. Спустя четыре месяца после ее опубликования, в декабре 1789 г., Учредительное собрание приняло Декрет о введении имущественных и других цензов для избирателей. Согласно Декрету все граждане делились на активных и пассивных. Избирательные права получали только активные граждане, пассивные отстранялись от участия в выборах. Чтобы числиться активным гражданином, следовало: «1) быть французом, 2) достигнуть 25-летнего возраста, 3) прожить фактически в данном кантоне не менее одного года, 4) платить прямой налог в размере трехдневной заработной платы, 5) не быть в положении прислуги, т. е. не быть слугой на жалованье».
Еще более высокий имущественный ценз устанавливался для тех активных граждан, кто мог быть избран. Они должны были обладать земельной собственностью и платить налог, равный’ одной серебряной марке (весьма значительная по тем временам сумма).
Декрет о «марке серебра» вызвал недовольство даже среди состоятельных граждан. В 1791 г. Учредительное собрание несколько понизило имущественный ценз, ограничив его доходом с собственности или узуфрукта в размере, равном местной средней оплате наемного труда за 200 дней в городах с населением свыше 6 тыс. человек. Равноценным признавался наем жилых строений, дававший доход, равный соответственно оплате труда за 150 и 100 дней, или аренда поместья, оцененного в сумму, равную местной оплате труда за 400 дней.
В итоге главное осталось неизменным – в основе деления граждан лежала собственность.
Законодательная деятельность Учредительного собрания. Были приняты декреты об отмене сословного деления, упразднении цехового строя, внутренних таможен и других средневековых институтов, препятствовавших развитию промышленности и торговли. Прогрессивной мерой стали ликвидация старого территориального деления страны и введение нового единообразного административно-территориального деления на департаменты, дистрикты, кантоны, коммуны. В Учредительном собрании неоднократно обсуждались и уточнялись новые административно-территориальные границы, структура и компетенция местных органов управления и многие другие связанные с этим вопросы. В итоге страна была разделена на 83 приблизительно равных департамента, каждый из которых представлял собой область, связанную единством экономической жизни.
Были приняты декреты о передаче церковного имущества в распоряжение нации. Церковные земли были объявлены национальным имуществом и выставлены на продажу. Из-за высоких цен они оказались практически недоступными для основной части крестьянства, их скупала сельская и городская буржуазия. Эти декреты не только подорвали могущество феодальной церкви, но и способствовали погашению внутреннего дореволюционного государственного долга. В этом была особенно заинтересована крупная буржуазия, долгое время финансировавшая монархию. Кроме того, устанавливался контроль государства над духовенством, во многом вызванный сопротивлением высшей церковной иерархии новой власти. Вводилось так называемое гражданское устройство церкви; упразднялось административное подчинение французской католической церкви Ватикану; священники должны были выбираться прихожанами и приносить присягу верности государству, причем только присягнувшие священники получали жалованье от государства; церковь лишилась права на «десятину». Из ее ведения было изъято право регистрации актов гражданского состояния.
Но по другим важнейшим вопросам революции Учредительное собрание занимало консервативную позицию. В области аграрных отношений оно по-прежнему пыталось сохранить основы сеньориальной собственности на землю. Известным новшеством было лишь стремление «освободить» крестьянские повинности, связанные с пользованием господской землей, от феодальной правовой формы и перевести их на язык римского частного права, т. е. в какой-то мере «обуржуазить». Все сохранившиеся имущественные обязанности крестьян объявлялись приравненными к «обыкновенной ренте и поземельным повинностям».
Закон Ле-Шапелье. В 1791 г. по настоянию предпринимателей Учредительное собрание приняло декрет «относительно собраний рабочих и ремесленников одного и того же состояния и одной и той же профессии», который стал известен как Закон Ле-Шапелье (по фамилии депутата, принимавшего активное участие в его составлении и представившего его проект Собранию). Под демагогическим предлогом защиты конституционных свобод граждан рабочим запрещались объединение в союзы и проведение стачек. Коллективные решения рабочих относительно зарплаты и условий труда объявлялись «противоречащими Конституции, противными свободе и Декларации прав человека» и потому недействительными. Закон угрожал всем «зачинщикам, вожакам, подстрекателям» принятия подобных решений штрафом в 500 ливров – весьма значительная по тем временам сумма. Если же решения «будут содержать угрозы против предпринимателей» и рабочих, «которые согласились бы довольствоваться более низкой заработной платой»,’ штраф увеличивался вдвое и дополнялся трехмесячным тюремным заключением. Формально Законом запрещались все корпорации, но на практике власти не препятствовали объединениям предпринимателей.
Конституция 1791 г. Учредительное собрание приступило к выработке Конституции почти одновременно с составлением Декларации. Уже к концу 1798 г. оно обсудило и утвердило основные конституционные принципы, определяющие статус высшего органа законодательной власти, короля, правительства, суда, избирательной системы. Но острая политическая борьба в стране постоянно переключала внимание Собрания на решение других неотложных дел, конституционная работа утратила необходимую последовательность. Отдельные положения Конституции принимались в виде законов, не всегда согласованных друг с другом. Это побудило Собрание создать особую комиссию по отбору и систематизации конституционных актов. Составленный комиссией свод конституционных законов лег в основу конституционного проекта, который 3 сентября 1791 г. был утвержден Собранием. Вскоре его подписал король, который под давлением нарастающей силы народного движения принес присягу на верность Конституции. Королевская подпись и присяга придали новому строю видимость легальной преемственности, к чему стремились отцы Конституции. Но и они не переоценивали значения преемственности, прекрасно понимая, что вопрос о том, быть или не быть Конституции, уже не зависит от монархии. Это они подчеркнули, указав официальную дату принятия Конституции – 3 сентября, т. е. время утверждения ее Собранием.
Конституция устанавливала государственный строй, основанный на принципах разделения властей, ограничения монархии, утверждения национального суверенитета и представительного правления.
Провозглашалось унитарное государственное устройство: «Королевство едино и неделимо. В его состав входят 83 департамента, каждый департамент делится на дистрикты, каждый дистрикт– на кантоны» (п. 1, разд. II). Соответственно четко формулировалось единство государственной власти, территории и правового пространства. Высшим органом законодательной власти становилось однопалатное Национальное собрание, которое избиралось на два года и не могло быть распущено королем. Депутаты наделялись правом неприкосновенности: они не могли быть подвергнуты уголовному преследованию и суду за мысли или действия, высказанные или совершенные ими при исполнении своих обязанностей. Для преследования депутатов за общеуголовные преступления требовалось согласие Национального собрания.
Главным назначением Национального собрания являлось принятие законов. Законопроект, принятый Собранием, подлежал утверждению королем. Но если отвергнутый королем законопроект был вновь принят следующими двумя новыми составами Национального собрания, то он приобретал силу закона (т. е. королевское вето было только отлагательным).
Компетенции Национального собрания подлежали следующие основные вопросы:
в области военных дел – издание ежегодных постановлений о численности и составе вооруженных сил, определение их денежного содержания, объявление войны;
в области финансов – ежегодное составление и утверждение бюджета, установление налогов, контроль за расходованием государственных средств;
в области административного управления – учреждение и упразднение государственных должностей;
в области юстиции – привлечение к уголовной ответственности перед Верховным судом министров и других высших должностных лиц, возбуждение уголовного преследования лиц, подозреваемых в заговоре против безопасности государства;
в области внешних отношений – ратификация договоров с иностранными государствами.
Устанавливался порядок, в соответствии с которым сессии Собрания должны были созываться непосредственно в силу закона, а не по усмотрению короля.
Исполнительная власть вручалась королю, которому предстояло осуществлять ее с помощью назначаемых им министров. Король возглавлял вооруженные силы, назначал часть командного состава, утверждал назначение высших чиновников, осуществлял общее руководство внутренним управлением и внешними отношениями.
Исполнительная власть короля значительно ограничивалась. Он мог действовать только в рамках законов, принятых Собранием. Вводилась контрасигнатура – распоряжения короля приобретали законную силу лишь после подписания их соответствующим министром, который и нес ответственность за принятое решение. Министры назначались королем, но могли быть преданы суду Национальным собранием за неправомерные действия по своему ведомству.
Управление на местах возлагалось на выборные органы, которые действовали под руководством и контролем соответствующих министров. Король мог отменить решения местных властей, если они противоречили законам и постановлениям правительства, а в случае неповиновения отстранить их от должности, поставив об этом в известность Собрание. Последнее отвергало или утверждало принятое решение, могло предать виновных суду.
Судебная власть осуществлялась выбранными на срок судьями. Они могли быть смещены только за преступления по должности, установленные в судебном порядке. Для рассмотрения уголовных дел учреждался суд присяжных. Создавался кассационный суд. Он должен был принимать решения по жалобам на приговоры, вынесенные судами в последней инстанции, и некоторым другим заявлениям. В кассационном производстве суд рассматривал дела по существу, но мог отменить приговор нижестоящего суда, вынесенный с нарушением порядка судопроизводства или содержащий явное нарушение закона. В этом случае кассационный суд направлял дело на новое рассмотрение по существу в суд, которому оно подсудно.
Предусматривалось создание Верховного суда, призванного разбирать правонарушения министров, а также преступления, угрожающие безопасности государства.
Особое значение имели разделы Конституции, посвященные избирательной системе. По сути здесь решался главный вопрос – кто будет править страной.
Депутаты Национального собрания должны были избираться на основе двухстепенных выборов, в которых могли участвовать только активные граждане. Ими признавались лица, имеющие французское гражданство, которым исполнилось 25 лет от роду, проживающие в определенном месте в течение установленного законом времени, уплачивающие прямой налог в размере оплаты не менее трех рабочих дней, не находящиеся в услужении, внесенные в список национальной гвардии. Право быть выборщиками получили те активные граждане, размеры дохода которых в зависимости от места их проживания равнялись оплате труда за 100–200 рабочих дней, те, которые нанимали или арендовали имущество стоимостью, эквивалентной оплате труда за 400 рабочих дней.
В Конституции нашли воплощение принципы национального суверенитета и представительного правления. Конституция гласила: «Суверенитет принадлежит нации: он неделим, неотчуждаем и неотъемлем. Ни одна часть народа, никакое лицо не может присвоить себе его осуществление». Так решительно отвергалась основополагающая доктрина абсолютизма об исключительной власти монарха – суверена «Божьей милостью». Король не был более королем по праву преемства. Он утверждался по воле нации и подчинялся конституционному закону, тогда как раньше стоял над ним. Королевская власть становилась конституционно ограниченной.
Взамен старого понятия, отождествлявшего нацию с совокупностью различных обособленных, сословных корпораций, находившихся на разных ступенях феодальной иерархии, вводилось правовое понятие нации как единой общности формально равноправных граждан. Причем нация рассматривалась не просто как сумма отдельных граждан, а как нечто целое – «совокупность», от каждого человека в отдельности не зависящая.
Конституционное воплощение национального суверенитета, будучи явлением прогрессивным, использовалось для обоснования цензового избирательного права. Считалось, что бытие нации не зависит от отдельных «воль» составляющих ее индивидов. Нация может по своему усмотрению установить условия и порядок избрания определенного круга лиц, а также назначения определенного лица, которому вверяется национальное представительство. Нация как бы уполномочивает его реализовывать принадлежащую ей власть. «Нация, которая является единственным источником всех властей, может осуществлять их лишь путем уполномочия. Французская конституция имеет характер представительный: представителями являются законодательный корпус и король» (ст. 2, разд. III).
Вводя понятие представительного правления, Конституция неразрывно связывала его с цензовым избирательным правом. Однако представительное правление не было исключительно выборным: король наряду с Национальным собранием объявлялся уполномоченным нации.
Конституция категорически отвергала возможность деления законодательной власти между отдельными депутатами Национального собрания. Их законодательная деятельность считалась выражением не суммы отдельных волеизъявлений, а объективизацией некой общей публичной воли, формирование которой не обязательно связывалось с учетом мнений всех граждан. Предполагалось, что власть, которую осуществляет депутат, есть власть не его избирателей, а всей нации. «Представители, избранные по департаментам, являются представителями не отдельного департамента, но всей нации» (п. 3, отд. III, разд. III). Отсюда резюмировалось важное положение, типичное ныне для любой либерально-демократической конституции: депутаты юридически не являются ответственными перед избирателями и независимы от них. Они Не связаны обещаниями, данными в ходе избирательной кампании. Соответственно «избиратели не могут давать им никаких наказов» (п. 7, отд. III, разд. III). Запрещался отзыв депутата своими избирателями. Деление страны на избирательные округа рассматривалось как чисто техническая операция, ни в коей мере не устанавливающая какой-либо юридической связи между избирателями и уже выбранным ими депутатом. Таким образом, единственным средством воздействия на него была угроза его возможного неизбрания на следующий срок.
К концу осени 1791 г. в основном завершилось формирование конституционных институтов. Уже в ходе выборов стало ясно, что из почти 24-миллионного населения страны только около 4,3 млн. человек приобрели права активных граждан и около 40 тыс. могли быть избраны. В итоге крупные предприниматели (банкиры, собственники мануфактур и др.) через своих депутатов овладели законодательной властью, а дворянство во главе с королем – исполнительной. Компромисс между крупной буржуазией и дворянством, сложившийся еще в первые месяцы революции, нашел практическое воплощение в конституционном разделении властей.
Большинство депутатов были настроены консервативно – они считали революцию законченной.
По-иному ситуацию в стране оценивал народ. Крестьянство, не удовлетворенное аграрным законодательством, усиливало борьбу за землю, полное упразднение сеньориальных повинностей. Трудящиеся горожане требовали принятия действенных мер против безработицы, роста цен. Во многих городах имели место столкновения трудящихся с национальной гвардией.
В это время активизировало свою деятельность дворянство – монархическая контрреволюция. Резко усилилась промонархическая агитация неприсягнувшего католического духовенства.
В этих условиях Конституция продемонстрировала свою нежизнеспособность. Объективно предназначенная для функционирования в рамках сравнительно стабильного общественно-политического строя, она не могла бить реализована в обстановке нарастающих социально-политических противоречий. Национальное собрание 1791 – 1792 гг., постоянно конфликтуя с исполнительной властью по относительно второстепенным вопросам, фактически не принимало серьезных мер против контрреволюции.
Политические группировки. Обострение борьбы ускорило размежевание политических сил в антифеодальном лагере. Еще депутаты Учредительного собрания, придерживавшиеся схожих взглядов по важнейшим вопросам, собирались на фракционные совещания для выработки единой линии. Вне Собрания в тех же целях создавались клубы, которые стали своеобразной формой объединения единомышленников. Особое значение приобретали парижские клубы, учреждавшие свои отделения в провинциальных городах и объединявшие сторонников определенного политического курса. Таким путем восполнялось отсутствие в то время во Франции политических партий.
Ни одна из политических группировок не считала себя представительницей интересов какой-либо социальной группы. Большинство субъективно воспринимало свое участие в клубе как объединение с единомышленниками по претворению в жизнь определенных идей Просвещения. Но объективно во многом в силу своего социального происхождения они более или менее последовательно защищали позиции той или иной социальной группы.
К 1791 г. сформировались три основные группировки: фельянов, представлявших главным образом интересы крупной конституционно-монархической буржуазии и либерального дворянства (получили название по имени монастыря ордена фельянов в Париже, где собирались их сторонники); жирондистов, представлявших в основном торгово-промышленную, главным образом провинциальную, среднюю буржуазию (многие руководители были депутатами от департамента Жиронды); якобинцев, объективно выражавших интересы мелкой, отчасти средней буржуазии, ремесленников, крестьянства, неоднозначность их политики во многом обусловливала изменение отношения к ним отдельных социальных групп (заседания Парижского клуба этой организации проходили в библиотеке монастыря св. Якоба). В 1789–1791 гг. в политической жизни страны доминировали фельяны.

§ 2. Жирондистская республика

Свержение монархии. В 1792 г. на политическую борьбу в стране начинает все более ощутимо оказывать влияние внешнеполитическая обстановка, складывавшаяся вокруг революционной
Франции. Оформилась антифранцузская военная коалиция крупнейших европейских монархий. Ее целями провозглашались военный разгром революционной Франции и восстановление в ней старого порядка. Дворяне-заговорщики связывали с иностранным вторжением все свои надежды на будущее. Королевский двор оказался в центре заговора и подталкивал страну к войне.
В результате в народе усилились антимонархические настроения, которые особенно возросли после неудачной попытки бегства короля с целью возглавить иностранную интервенцию. Народ еще не имел доказательства его измены, но он догадывался о замыслах двора, его тайных связях с дворянской эмиграцией и враждебными Франции иностранными правительствами.
В это время повысилось значение Парижской коммуны – органа самоуправления столицы. Она состояла из представителей секций (административных единиц – органов местного управления отдельных районов столицы) Парижа. Каждая секция посылала в Коммуну трех выборных делегатов. Секции возникли еще в период выборов в Генеральные штаты (тогда это были районные собрания выборщиков в Генеральные штаты). После победы революции они явочным порядком взяли в свои руки управление соответствующими районами города. Первоначально в Коммуне преобладало влияние фельянов, затем жирондистов, но неуклонно росло число сторонников якобинцев.
В ночь на 10 августа 1792 г. образовалась так называемая повстанческая Парижская коммуна (большинство в ней составляли якобинцы). К ней присоединилась значительная часть прежней Коммуны (около 80 человек).
10 августа 1792 г. был взят штурмом королевский дворец, правление фельянов свергнуто. Коммуна, у которой оказалась вся власть в столице, арестовала Людовика XVI и заставила Законодательное собрание (теперь жирондисты здесь были самой влиятельной группировкой) принять ряд важных решений. Декреты от 10 августа отстраняли короля от обязанностей главы исполнительной власти, наделяли Законодательное собрание правом (временным) назначать министров «путем индивидуального выбора, но они не могут быть намечены из его среды»; объявляли о созыве нового органа государственной власти – Национального конвента.
Декрет от 11 августа 1792 г. устанавливал новый порядок выборов в Конвент: «Первичные собрания изберут такое же количество выборщиков, какое они избирали во время последних выборов. Разделение французов на граждан активных и пассивных уничтожается. Для того чтобы быть допущенным к выборам, достаточно быть французом, иметь от роду 21 год, иметь оседлость в данной местности в течение одного года, жить на доходы или трудовой заработок и не являться прислугой… Для того чтобы иметь право быть избранным в качестве депутата или выборщика, достаточно иметь от роду 25 лет и удовлетворять условиям, требуемым предыдущей статьей. Выборы будут произведены по тому же способу, как и выборы в Законодательное собрание». Было принято решение о новых выборах во все муниципалитеты и суды на основе нового избирательного права.
В последующие дни Парижская коммуна, арестовала значительное число контрреволюционеров. Для суда над ними учреждался Чрезвычайный уголовный трибунал (декрет Национального собрания от 17 августа 1792 г.).
Взамен смещенного правительства Законодательное собрание сформировало Временный исполнительный совет, в основном из жирондистов.
В сентябре завершились выборы в Конвент. Были избраны 783 депутата (в том числе 34 от колоний), из них около 200 жирондистов (их число незначительно колебалось) и около 100 якобинцев (Париж голосовал в основном за них). В Конвенте якобинцы заняли верхние скамьи, и поэтому их стали называть «горой», «горцами (монтаньярами)». Большинство депутатов не принадлежали ни к одной из группировок. Не отличаясь ни последовательностью, ни четкостью политических взглядов, они в, зависимости от складывавшейся политической конъюнктуры примыкали то к одной, то к другой из указанных партий. Современники в насмешку называли их «равниной», а иногда еще более резко – «болотом».
Конвент начал свою работу в дни победы над интервентами при Вальми. В обстановке всеобщего ликования и энтузиазма наметилось даже подобие временного примирения сторон. Практически единодушно Конвент утвердил упразднение монархии во Франции и отмену Конституции 1791 г., а вместе с ней и деление граждан на активных и пассивных (декрет от 21–22 сентября 1792 г.).
Утверждение республики. Франция объявлялась республикой единой и неделимой (декрет от 25 сентября 1792 г.).
Вместе с тем оставался нерешенным важнейший вопрос – окончательная и полная ликвидация феодальных отношений в деревне. (Осенью 1792 г. жирондисты фактически отменили отвечавшие интересам крестьян августовские декреты о передаче в бессрочное владение или продаже эмигрантских земель.) В 1792–1793 гг. крестьянские волнения вновь усилились.
Не менее острой оставалась продовольственная проблема. Хлеба в стране было достаточно, но торговцы продовольствием, богатые крестьяне продолжали придерживать зерно, искусственно создавая нехватку продуктов питания, взвинчивали цены. Неоднократно отмечались нападения на склады и транспорт с продовольствием. Рабочие вели упорную борьбу за введение твердых цен на продукты питания («максимума»).
В марте 1793 г. .вспыхнул роялистский мятеж в Вандее. В то же время резко ухудшилось положение на фронте. В значительной мере вследствие предательства генералов, близких к жирондистам, вражеским армиям удалось оправиться после поражения при Вальми и нанести ряд серьезных ударов французам. Армии врага вновь подходили к границам страны. Положение стало таким же критическим, как и в августовские дни 1792 г.

§ 3. Якобинская республика

Установление диктатуры якобинцев. 2 июня 1793 г. вооруженные граждане и национальные гвардейцы, руководимые якобинцами во главе с повстанческим комитетом Парижской коммуны, свергли правительство жирондистов.
3 июня Конвент, где теперь доминировали якобинцы, принял декрет о льготной продаже крестьянам конфискованных у контрреволюционеров земель. Был разрешен раздел общинных земель между жителями общины (декрет от 10–11 июня 1793 г.).
Особое( значение имел декрет от 17 июня 1793 г., ликвидировавший все оставшиеся и наиболее защищаемые реакцией феодальные права.
Принятые решения начали немедленно претворяться в жизнь. В результате значительная часть крестьян превратилась в свободных мелких земельных собственников. Это не означало, что исчезло крупное землевладение (были конфискованы земли эмигрантов, церкви, контрреволюционеров, а не всех помещиков; много земель скупила городская и сельская буржуазия). Сохранилось и безземельное крестьянство.
Одновременно с этим и столь же быстро (в течение первых трех недель) проводились важные преобразования в государственном строе. Была принята новая Конституция.
Конституция 1793 г. Новая Конституция была принята Конвентом 24 июня 1793 г. По установившейся традиции она состояла из Декларации прав человека и гражданина и собственно конституционного акта. Демократические по своему содержанию, они должны были дать народу политическую платформу для его сплочения. В них нашли законодательное закрепление государственно-правовые взгляды якобинцев, формировавшиеся под влиянием идеологов левого крыла Просвещения. Руководителей якобинцев Робеспьера, Сен-Жюста, Кутона и многих других особенно привлекало учение Руссо о демократической республике, его эгалитаоистские идеи. Эгалитаризм в понимании лидеров якобинцев предполагал только политическое равенство, но и преодоление безмерного имущественного неравенства при сохранении частной собственности в своей работе «Об общественном договоре…» Руссо достаточно четко проводил различие между юридическим и фактическим равенством, подчеркивая возможность сведения свободы к «химере» при чрезмерном имущественном неравенстве. Декларация прав человека и гражданина 1793 г. Новая Декларация воспроизводила основные положения Декларации 1789 г., но отличалась от нее большим демократизмом и революционностью, более радикальным подходом к проблеме политических свобод и прав.
Декларация начинается с заявления о том, что целью общества является «общее счастье». Правительство установлено, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и неотъемлемыми правами к числу которых были отнесены равенство, свобода, безопасность и собственность. В таком качестве права на равенство не было в Декларации 1789 г., и это не случайно. Подобно Руссо, якобинцы признавали юридическое равенство в полном объеме (отвергалось деление граждан на активных и пассивных). Но имущественное равенство объявлялось Робеспьером «химерой», а частная собственность – «естественным и неотъемлемым правом каждого». Вместе с тем якобинцы высказывались против чрезмерной концентрации богатства в руках немногих. «Я вовсе не отнимаю у богатых людей частной прибыли или законной собственности – говорил Робеспьер,- я только лишаю их права наносить вред собственности других. Я уничтожаю не торговлю, а разбой монополистов; я осуждаю их лишь за то, что они не дают возможности жить своим ближним». Утопичность такой политики стала очевидна несколько позже, но она не могла не привлечь симпатий простых людей.
Так же как и в первой Декларации, закон определялся как выражение общей воли, «он один и тот же для всех как в том случае когда оказывает покровительство, так и в том случае, когда карает» Но в его определение вносится важное уточнение: «…Он может предписывать лишь то, что справедливо и полезно обществу.. Закон должен охранять общественную и индивидуальную свободу против угнетения со стороны правящих».
Верховенство закона, рассматриваемого как «выражение общей воли» неразрывно связывается с понятием суверенитета народа. «Суверенитет зиждется в народе: он един, неделим, не погашается давностью и неотчуждаем».
Вместо понятий «нация» и «суверенитет нации» вводятся понятия «народ» и «суверенитет народа». Это была не простая смена терминов. Выше говорилось, что нация, трактуемая в духе творцов первой Конституции, рассматривалась как нечто целое – совокупность граждан, от каждого из них в отдельности не зависящая; ее воля не сводится к простой сумме воль отдельных граждан, и поэтому она может по своему усмотрению установить порядок избрания определенного круга лиц, которым доверяются формирование этой национальной воли, осуществление национального суверенитета. Отсюда следовали возможность деления граждан на активных и пассивных, отстранение неимущих от участия в управлении делами государства. В противоположность этому народ рассматривался якобинцами вслед за Руссо как сообщество граждан, которому в целом принадлежит суверенитет «единый, неделимый, неотчуждаемый». Народный суверенитет не может быть передан одному лицу или группе лиц.
В этом видели теоретическое обоснование демократической республики, непосредственного участия народа в законотворчестве и государственном управлении, недопустимости имущественных цензов. «Ни одна часть народа не может осуществлять власть, принадлежащую всему народу. …Каждый гражданин имеет равное право участвовать в образовании закона и в назначении своих представителей». «Закон есть свободное и торжественное выражение общей воли». Причем под общей волей понимается воля большинства. Руссо пояснял, что общая воля не требует согласия всех. Оставшиеся в меньшинстве в равной мере с другими участвовали в формировании общей воли, но просто «не угадали ее».
Названные принципы должны были стать основой государства, которому предстояло быть гарантом провозглашенных прав и свобод среди провозглашенных прав особое место отводилось свободе. Она определялась как «присущая человеку возможность делать все, что не причиняет ущерба правам другого, обеспечение свободы есть закон» (ст. 6) – формула, традиционная для идей Просвещения. Авторы Декларации конкретизировали ее понятие применительно к государственно-правовым, гражданско-правовым и уголовно-правовым отношениям. Это: а) свобода печати, слова, собраний (ст. 7), право подавать петиции представителям государственной власти (ст. 32), свобода совести (ст. 7); б) свобода заниматься каким угодно трудом, земледелием, промыслом, торговлей (ст. 17). Запрещались рабство и все виды феодальной зависимости: «Каждый может доставлять по договору свои услуги и свое время, но не может ни продаваться, ни быть проданным, его личность не есть отчуждаемая собственность. Закон никоим образом не допускает существование дворни: возможно лишь взаимное обязательство об услугах и вознаграждении между трудящимся и нанимателем»
(ст. 18). В развитие этого принципа последующее законодательство установило срочность любого договора личного найма.
Право на безопасность рассматривалось как право на защиту государством личности каждого члена общества, его прав и его собственности (ст. 8). «Никто не должен быть обвинен, задержан или подвергнут заключению иначе как в случаях, предусмотренных законом, и в порядке, предписанном им же» (ст. 10).
В Декларации последовательно проводился принцип законности: «Всякий акт, направленный против лица, когда он не предусмотрен законом или когда он совершен с нарушением установленных законом форм, есть акт произвольный и тиранический; лицо, против которого такой акт пожелали бы осуществить насильственным образом, имеет право оказать сопротивление силой» (ст. 11). Развитием провозглашенного принципа явились презумпция невиновности (ст. 13 и 14) и принцип соразмерности налагаемого судом наказания тяжести совершенного преступления (ст. 15).
Исключительное внимание уделялось праву собственности: никто не может быть лишен ни малейшей части собственности без его согласия, кроме случаев, когда этого требует установленная законом необходимость и лишь при условии справедливого и предварительного возмещения (ст. 19). Так же как и в 1789 г., не проводились различия между отдельными видами собственности, что создавало видимость равной имущественной защиты всех.
Согласно Декларации 1793 г. «общественная гарантия состоит в содействии всему, направленному на то, чтобы обеспечить каждому пользование его правами и охрану этих прав; эта гарантия зиждется на народном суверенитете» (ст. 23). Отсюда был сделан принципиально новый для французского конституционного права вывод: «Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть священнейшее право и неотложнейшая обязанность» (ст. 35).
Конституционный акт 1793 г. Демократические принципы Декларации были конкретизированы в конституционном акте, устанавливавшем государственный строй.
Между этими документами в отличие от конституционных документов 1798–1791 гг. не было принципиальных расхождений. В Конституции 1793 г. воплотились некоторые важные демократические принципы организации государства. Торжественно подтверждалось установление республики. Верховная власть объявлялась принадлежащей суверенному народу, и как следствие этого устанавливалось всеобщее (но только мужское) избирательное право. Возможность избирать предоставлялась всем гражданам, имеющим постоянное место жительства не менее шести месяцев (ст. 11). Каждый француз, пользующийся правами гражданства, мог быть избран на всем пространстве республики (ст. 28).
Французское гражданство предоставлялось каждому родившемуся и имеющему место жительства во Франции. По достижении 21 года он допускался к осуществлению прав французского гражданина. Эти права мог получить также каждый иностранец по достижении 21 года, проживающий во Франции в течение одного года, живущий своим трудом, приобретший собственность или женившийся на француженке, или усыновивший ребенка, или принявший на иждивение старика; наконец, каждый иностранец, имеющий, по мнению Законодательного корпуса, достаточные заслуги перед человечеством (ст. 4).
Органом законодательной власти стал Законодательный корпус (Национальное собрание), который «един, неделим и действует постоянно». Он состоял из одной палаты и избирался на один год. Столь короткий срок, по мнению Робеспьера, исключал возможность чрезмерного обособления депутатов от избирателей.
В духе идей народного суверенитета Руссо предусматривалось участие рядовых граждан в законотворчестве, в связи с чем вводилась законодательная плебисцитарная система. Законодательный корпус составлял так называемые предложения законов. Их предметом были наиболее важные сферы законодательства: гражданское и уголовное право, бюджет, объявление войны и т. д. (ст. 54).
Предложения законов направлялись на утверждение первичных собраний, которые образовывались в составе 200–600 граждан, имевших право участвовать в голосовании. Если через 40 дней после рассылки предложения закона в половине департаментов плюс одна десятая часть первичных собраний в каждом из них не отклоняли его, проект считался принятым и становился законом. В случае отклонения проекта предусматривался опрос всех первичных собраний, решение которых по данному вопросу, как следует полагать, становилось окончательным.
Законодательный корпус получил также право издания декретов, не требующих последующих плебисцитов. Их предметом было все, выходящее за рамки законов.
Текущее административно-распорядительное управление вручалось исполнительному совету, который образовывался следующим образом: собрание выборщиков каждого департамента выдвигало по одному делегату; из назначенных таким путем 83 кандидатов (по числу департаментов) Законодательный корпус избирал 24 члена исполнительного совета, половина из них подлежала ежегодному переизбранию. Исполнительному совету, действовавшему строго в границах принятых законов и декретов, предстояло руководить деятельностью всех ведомств (министерств), координировать и контролировать ее, назначать высших должностных лиц во все ведомства.
Революционное правительство. Введение в действие новой Конституции откладывалось до полного разгрома контрреволюции. На время борьбы с ней создавалась система правления, наделенного исключительными правомочиями. Основу революционного правительства (правления) составили учреждения, возникшие еще при жирондистах, но только в якобинской республике начавшие играть активную роль.
Конвент считался высшим органом государственной власти. Ему принадлежало право издания законов и их толкования. Якобинцы, доминировавшие в Конвенте, оставили, однако, всех депутатов центра – «равнина» сохранилась.
Непосредственное управление страной возлагалось на специальные комитеты и комиссии Конвента, прежде всего Комитет общественного спасения и Комитет общественной безопасности.
Комитет общественного спасения стал центром революционной власти. Его значение особенно возросло, когда в его состав вошли Робеспьер, Сен-Жюст, Кутон. Насчитывая 14-15 членов переизбираемый каждый месяц, он тем не менее почти не менял своего состава в течение всего времени нахождения якобинцев у власти. Комитет общественного спасения получил от Конвента исключительные полномочия на руководство обороной страны, текущее управление, включая внешнюю политику. Под его началом и контролем находились все министерства, ведомства, в том числе исполнительный совет.
Непосредственная борьба с внутренней контрреволюцией была возложена на Комитет общественной безопасности. Он вел расследование всех дел, связанных с контрреволюционной и иной деятельностью, угрожавшей безопасности республики. Лица, уличенные им в преступлении, предавались суду революционного трибунала. В ведении Комитета находилась полиция. Он наблюдал за тюрьмами.
Важное место в системе революционной власти занял революционный трибунал (ранее – Чрезвычайный уголовный трибунал). В нем было введено ускоренное судопроизводство. Его приговоры считались окончательными, единственной мерой наказания в отношении лиц, признанных виновными, была смертная казнь.
Не менее важную роль играли комиссары Конвента, наделенные чрезвычайными полномочиями и посылаемые туда, где революции угрожала наибольшая опасность (в армию, ведомства департаменты и т. п.). Под их руководством были проведены важнейшие мероприятия по повышению боеспособности армии ликвидации мятежей, обеспечению страны продовольствием. Нередко комиссары отстраняли от должности генералов, брали на себя фактическое командование войсками. Невыполнение распоряжений комиссаров рассматривалось как тягчайшее преступление и нередко каралось смертной казнью. Комиссары Конвента подчинялись Комитету общественного спасения и были обязаны каждые десять дней посылать ему отчеты.
С целью усиления влияния центральной власти и ее контроля за местным управлением в департаменты и дистрикты направлялись постоянные уполномоченные правительства – национальные агенты. Исключительную роль в проведении политики якобинцев играли местные революционные, или наблюдательные, комитеты, а также народные клубы и общества. Среди них особое место принадлежало Парижскому якобинскому клубу и его отделениям в различных районах страны.
По-прежнему огромное значение в политической жизни страны имела Парижская коммуна.
В сентябре 1793 г. была создана особая Революционная армия для борьбы с мятежниками и спекулянтами, а также для обеспечения Парижа и других крупных городов продовольствием. Ее командиры наделялись исключительными правомочиями, вплоть до применения смертной казни, для чего в обозе каждого отряда везли гильотину. Якобинская республика фактически порвала с католической церковью. Часть якобинцев предлагала заменить католицизм «культом разума». Начали закрываться церкви. Однако большинство населения встретило «декатолизацию» враждебно. Было принято решение о свободе культов. Но борьба с реакционным духовенством продолжалась.
Упрочение завоеваний республики. Решающую роль в этом сыграли социальные мероприятия якобинцев. Ими было окончательно ликвидировано феодальное землевладение.
Значительное внимание якобинцы уделяли социальной политике в городе. Начав с мер помощи безработным, многодетным семьям (один из первых декретов), они затем обратились к решению вопросов о нормировании цен на продукты питания и другие важнейшие потребительские товары (давнее требование трудящихся городов). Робеспьер и его ближайшие сподвижники, сначала отрицательно относившиеся к нормированию, к введению всеобщего максимума, затем, учитывая настроение народа, изменили свое отношение к нему. В развитие декрета от 4 мая 1793 г. Конвент 11 сентября 1793 г. принял декрет, устанавливавший максимальные цены на зерно, муку, фураж. 29 сентября 1793 г. был утвержден декрет «О всеобщем максимуме», вводивший твердые цены на все основные товары первой необходимости и максимальные размеры заработной платы.
Претворение в жизнь декретов о «максимуме», даже несмотря на их частое нарушение торговцами и богатыми крестьянами, в некоторой степени обуздало спекулятивную вакханалию.
Для контроля за реализацией декрета «О всеобщем максимуме» и упорядочения снабжения в октябре 1793 г. была создана Центральная продовольственная комиссия. В Париже и во многих других городах вводилась карточная система. Более энергично, чем раньше, ведется борьба против спекуляции продовольствием. В результате к концу 1793 г. положение с продовольствием в городах удалось несколько стабилизировать.
Выдающимся актом якобинского Конвента явилась отмена рабства в колониях: «Жители колоний без различия расы являются французскими гражданами и пользуются всеми правами, установленными Конституцией».
Исключительную энергию Конвент проявил при организации обороны от внешних врагов: были созданы и вооружены новые армии, проведена чистка командного состава, на освободившиеся командные должности смело выдвигались способные, подчас очень молодые люди. Слияние добровольческих и кадровых частей привело к повышению боеспособности армии. Декрет о всеобщем ополчении 23 августа 1793 г. дал возможность к началу 1794 г. довести численность вооруженных сил до 1 млн. человек (из них в действующей армии – 600 тыс.).
Конец 1793 и начало 1794 г. ознаменовались решающими победами на фронтах. Но к этому времени особенно отчетливо проявились негативные стороны правления якобинцев во главе с Робеспьером. Их стремление добиться реализации исповедуемых ими эгалитаристских идей любыми средствами, даже вопреки интересам и настроениям большинства населения страны, стало основной причиной перерождения режима. Созданный во имя борьбы с контрреволюцией, ради претворения в жизнь идеалов демократии он начал превращаться в авторитарный. Революционный трибунал все чаще использовался как карательный орган против не согласных с политикой сторонников Робеспьера, немалую часть которых составили якобинцы, а их никак нельзя было причислить к контрреволюционерам. Репрессиям подверглись и многие другие лица виновность которых по существу не была установлена. Фактическое искажение цели, ради которой был создан революционный трибунал, способствовало внедрению недостойных средств борьбы коррозии нравственности судей. Этому содействовали и некоторые декреты, по замыслу призванные усилить борьбу с контрреволюцией, но не содержавшие каких-либо реальных гарантий защиты прав граждан от необоснованных репрессий и поэтому применявшиеся и против невиновных. Особенно показательным в этом отношении был декрет, вводивший понятие «враг народа».
Якобинская республика наряду с ее героическими страницами дала предостерегающий урок истории, когда нетерпение находившихся у власти доктринеров может выродиться в нетерпимость, а революционное насилие, освобожденное от рамок законности, в конечном счете превращается в произвол.
Падение якобинской республики. К лету 1793 г. основные задачи революции были объективно решены. Продолжавшая богатеть буржуазия мирилась с.крайностями якобинского правления до тех пор, пока угроза реставрации абсолютизма оставалась реальной. Подавление мятежей, военные победы упрочили положение Франции, и с этого времени отношение буржуазии к якобинскому правлению меняется.
От якобинцев начало отходить и крестьянство, которое поддерживало революционные преобразования до тех пор, пока не были ликвидированы феодальные отношения, установлено их право ч ной собственности на землю. После того как это было достигнуто, крестьяне все решительнее стали выражать свое недовольство политикой твердых цен и всем тем, что с этим связано.
Сохранение Закона Ле Шапелье, разгром левых течении ослабили влияние Робеспьера и его сторонников на трудящихся городов. Политический террор вызывал все большее недовольство.
Сужение социальной опоры якобинцев было одной из главных причин их отстранения от власти. 27 июля 1794 г. (или 9 термидора II года по республиканскому календарю) в ходе вооруженного выступления в Париже якобинская республика пала.

§ 4. Термидорианская республика

Конституция 1795 г. После прихода к власти термидорианцев были казнены наиболее известные революционеры, в том числе Робеспьер, Сен-Жюст, Кутон, а также большая часть членов парижской коммуны (более 100 человек). Коммуна была упразднена, тысячи якобинцев арестованы. При попустительстве властей толпы людей под предводительством «золотой молодежи» врывались в тюрьмы и убивали политических заключенных. Были отменены законы о максимуме и налогах на богатых. Разгул спекуляции и коррупции принял невиданные ранее размеры. К власти пришла крупная буржуазия.
Стремясь укрепить свое политическое положение, термидорианцы предприняли реорганизацию государственного аппарата. С этой целью термидорианский Конвент вырабатывает, а затем добивается утверждения новой Конституции.
По уже установившейся традиции Конституция 1795 г. открывалась Декларацией, которая была существенно изменена и называлась «Декларация прав и обязанностей человека и гражданина». Законодатели исключили из нее все революционные положения Декларации якобинцев. Более не говорилось о праве народа на восстание, о свободе собраний, печати, о равном праве всех быть избранными на государственные должности. Повторяя уже провозглашенные ранее общие принципы государства и права, Декларация подчеркивала обязанность каждого защищать государство и собственность.
Основными принципами государственного строя по Конституции были представительное правление и разделение властей. Устанавливались двухстепенные выборы в высшие органы государственной власти. Вначале избиратели (только мужчины, родившиеся и живущие во Франции, достигшие возраста 21 года, уплачивающие прямой налог и прожившие в одном месте не менее года) избирали выборщиков. Выборщиками могли быть лица, достигшие 25-летнего возраста и пользовавшиеся правами гражданина, а также обладавшие имуществом, стоимость которого была не ниже заработной платы рабочего за 200 дней. Выборщики избирали членов Законодательного корпуса и высших судебных органов. Избранными могли ч быть лица, отвечающие еще более высоким цензам.
Высшим органом законодательной власти объявлялся Законодательный корпус, состоящий из двух палат: верхней – Совета старейшин и нижней – Совета пятисот. Нижняя палата издавала законопроекты, которые затем утверждались или отклонялись Советом старейшин.
Исполнительная власть вручалась Директории в составе пяти членов, назначаемых Советом старейшин из кандидатов, выдвинутых Советом пятисот. Директории принадлежало право назначения министров, командующих армиями и других высших должностных лиц. Ежегодно один из членов Директории должен был переизбираться.

§ 5. Империя

Государственный переворот Наполеона Бонапарта. Пришедшая к власти крупная буржуазия вскоре оказалась между двумя противостоящими социально-политическими силами. С одной стороны, городские трудящиеся, страдавшие от безработицы и постоянного ухудшения уровня жизни, усиливали борьбу с режимом термидорианцев. С другой стороны, активизировалась дворянская реакция – зрели роялистские заговоры, ставившие своей задачей реставрацию монархии. Это вынуждало термидорианцев бороться на два фронта. Выступая против народа, буржуазия искала поддержки справа; страх перед дворянской реакцией заставлял ее заключать временные соглашения с левым крылом демократов. «Политика качелей», как называли ее современники, свидетельствовала о внутренней непрочности термидорианской республики.
Свое политическое спасение правящие круги видели в создании режима военной диктатуры. Предельно централизованное государство, возглавляемое «сильной личностью», могло силой оружия защитить интересы крупных предпринимателей от опасности справа и слева. Стабилизация была нужна и значительной части крестьянства, стремившегося сохранить приобретенную в ходе революции землю.
Наибольшую поддержку получил генерал Наполеон Бонапарт, ставший чрезвычайно популярным благодаря победам, одержанным французскими войсками под его командованием (особенно в Италии и Египте).
В 1799 г. (9-10 ноября, или 18-19 брюмера VIII года по республиканскому календарю) Бонапарт с помощью войск разогнал Законодательный корпус и упразднил Директорию.
Консульство. Управление страной было передано в руки трех консулов. Реальная власть сосредоточилась у первого консула, его пост занял Бонапарт.
Демократические силы, в значительной мере ослабленные в предыдущие годы, не смогли оказать должного сопротивления новой диктатуре. Биржа ответила на переворот повышением курса ценных бумаг. Новый режим поддержало крестьянство, которому была обещана и действительно обеспечена защита его собственности на землю.
Конституция 1799 г. (по республиканскому календарю – Конституция VIII года) Конституция юридически закрепляла новый режим. Основными чертами вводимого ею государственного строя были верховенство правительства и представительство по плебисциту. Правительство состояло из трех консулов, выбираемых сроком на 10 лет. Первый консул наделялся особыми полномочиями: он осуществлял исполнительную власть, назначал и смещал по своему усмотрению министров, членов Государственного совета, послов, генералов, высших чиновников местного управления, судей. Ему принадлежало право законодательной инициативы. Второй и третий консулы имели совещательные полномочия. Конституция назначила первым консулом Наполеона Бонапарта.
В качестве органов законодательной власти учреждались: Государственный совет, Трибунат, Законодательный корпус и Охранительный сенат. В действительности они были лишь пародией на парламент. Законопроекты могло предлагать только правительство, т. е. первый консул. Государственный совет осуществлял редактирование этих законопроектов, Трибунат их обсуждал, Законодательный корпус принимал или отвергал целиком без прений, Охранительный сенат утверждал. Таким образом, эти органы, ни один из которых не имел самостоятельного значения, лишь маскировали единовластие первого консула.
Процедура их формирования еще более усиливала их зависимость от исполнительной власти. Члены Государственного совета назначались первым консулом. Охранительный сенат состоял из пожизненно назначенных членов (в дальнейшем их выбирал Сенат из кандидатов, выдвинутых первым консулом, Законодательным корпусом и Трибунатом), члены Законодательного корпуса и Трибуната назначались Сенатом.
Не менее существенные изменения претерпело и избирательное право. Все мужчины, имеющие французское гражданство, должны были принимать участие в выборах по коммунам. Избранию подлежала десятая часть граждан коммуны, которые включались в список избранных по всем коммунам дистрикта. Они избирали из своего состава также десятую часть. Аналогичным образом избиралась десятая часть по департаментскому списку и далее по национальному списку. Лица, включенные в эти списки, назначались вышестоящими чиновниками на вакантные должности в государственном аппарате соответствующего уровня (из коммунального списка – на должность в коммуне, из департаментского – в департаменте и т. д.). Такая система ликвидировала все прогрессивные завоевания времен революции в области избирательного права. Выборы являлись фикцией, так как «кандидатов» было столько, что чиновники имели полную свободу выбора при назначении на соответствующие должности. Подобная система в целом стала известна как «представительство по плебисциту». С парламентским строем было покончено, минимум имевшихся демократических свобод уничтожен.
Спустя год упраздняется и выборное местное самоуправление. Подтверждалось административное деление страны на департаменты, дистрикты, коммуны. Вся полнота власти в департаменте вручалась назначаемому правительством префекту, а в дистрикте – супрефекту. Правительство назначало мэров и членов совещательных советов коммун и городов. Устанавливалась строгая иерархическая подчиненность всех должностных лиц первому консулу. Процесс централизации и бюрократизации государственного аппарата достиг своего логического завершения.
Провозглашение империи. В 1802 г. Бонапарт был объявлен пожизненным консулом с правом назначения преемника. Его власть, еще прикрытая республиканским декорумом, принимала монархический характер. Вскоре Бонапарт был провозглашен императором французов. С этого времени не только исполнительная, но и законодательная власть сосредоточилась в его руках (и отчасти Сената).
Огромное влияние на политическую жизнь страны приобрела армия. К этому времени она из освободительной, революционной превратилась в армию профессиональную и фактически наемную. Были созданы привилегированные войска – императорская гвардия.
Особое значение в государстве имела полиция, собственно даже не одна, а несколько, каждая из которых осуществляла тайную слежку за другой. Наиболее важными, почти неограниченными полномочиями была наделена тайная политическая полиция. Была введена строгая цензура. В каждом департаменте фактически разрешалось издание лишь одной газеты, находившейся под контролем префекта.
Наполеоновское правительство заключило соглашение (конкордат) с главой римско-католической церкви. Католицизм признавался «религией большинства французов». Все чины церковной иерархии назначались правительством, а затем утверждались Ватиканом. Духовенство стало получать жалованье от государства. В свою очередь церковь отказалась от всех претензий на земли, изъятые у нее в годы революции.
Армия, полиция, бюрократия, церковь стали основными рычагами императорской власти.
История империи – это история непрерывных войн, носивших захватнический характер. В 1812 г. Наполеон вторгся в Россию. В ходе освободительной, Отечественной войны наполеоновские армии были разгромлены. В 1814 г. русские войска совместно с войсками союзников (австрийскими, прусскими, английскими) вступили во Францию. Империя Наполеона потерпела крах.

§ 6. Легитимная монархия

Хартия 1814 г. После поражения империи во Францию под защитой штыков союзных армий вернулись дворяне-эмигранты. Была реставрирована монархия Бурбонов. Роялисты захватили командные позиции в государственном аппарате и армии и требовали восстановления дореволюционного абсолютизма. Однако даже им вскоре стало ясно, что реставрировать прошлое в полной мере невозможно. Революция до основания разрушила устои старого порядка. Король Людовик XVIII был вынужден согласиться на введение конституционного правления. В 1814 г. оно было оформлено Хартией.
Хартия гарантировала неприкосновенность собственности: «Все виды собственности неприкосновенны. Закон не делает никакого различия между ними». Обеспечивались все обязательства государства по отношению к его кредиторам.
В Хартии провозглашались, хотя и в весьма урезанном виде, некоторые политические свободы. Говорилось о равенстве всех перед законом, о личной свободе: «Никто не может быть подвергнут преследованию или задержанию иначе как в предусмотренном законом случае и в предписанной форме». Впрочем, все это фактически осталось только на бумаге.
В стране восстанавливалась легитимная конституционная монархия (легитимная монархия в данной ситуации понималась как монархия, где вновь правила «законная» династия Бурбонов), причем прерогативы короля, особа которого объявлялась «священной и неприкосновенной», значительно расширились по сравнению с тем, что фиксировала Конституция 1791 г. Королю вручалась вся полнота исполнительной власти. Он назначал на все должности в государственном аппарате, армии, полиции и суде. В области законодательства он имел право издания указов и законодательной инициативы. Законопроект, принятый парламентом, приобретал силу закона лишь после утверждения его королем. Законопроект, отвергнутый им, не мог быть представлен вторично в течение года той же сессии парламента. Парламент состоял из двух палат – палаты пэров и палаты депутатов. Королю принадлежало право пожалования титула пэра. Оно могло быть пожизненным или наследственным. Пэрами по праву рождения были члены королевской семьи и принцы крови.
В выборах в палату депутатов имели право участвовать лица, достигшие 30-летнего возраста и платящие не менее 300 франков прямого налога. Избранными могли быть лица, достигшие 40 лет и уплачивающие не ниже 1000 франков прямых налогов. Имущественные и возрастные цензы отстраняли от участия в выборах значительную часть взрослого мужского населения страны. Из 31-миллионного населения право выбирать имели около 50 тыс., а избранными могли быть не более 15 тыс.
Легитимная монархия в основном сохранила военно-бюрократический и судебный аппарат, созданный при Наполеоне.
Восстановленная монархия Бурбонов вызывала острое недовольство в стране, которое усугублялось произволом и беззаконием крайне правых монархистов, не терявших надежды отобрать у крестьян земли, приобретенные ими в годы революции.
Июльская монархия. Революция и Хартия 1830 г. Дворянская реакция достигла своего апогея в середине 20-х годов XIX в., когда на престол вступил Карл X. Руководящие посты в государстве полностью перешли в ее руки. Новый король, идя навстречу требованиям дворян возвратить земли, конфискованные в годы революции, утвердил закон о выплате вернувшимся эмигрантам денежного возмещения в размере около 1 млрд. франков. Вся тяжесть выплаты ложилась на плечи крестьянства. Кроме того, были приняты законы, существенно ущемлявшие интересы предпринимателей, введены суровые наказания за выступления против церкви, предоставлена свобода деятельности ордену иезуитов.
В июне 1830 г. правительство решило упразднить конституционный режим, установленный Хартией 1814 г. Были приняты четыре ордонанса: о роспуске палаты депутатов (последние выборы дали большинство в ней представителям умеренной либеральной оппозиции); об уменьшении вдвое числа депутатов в нижней палате (в списках лиц, имеющих право избирать и быть избранными в нижнюю палату, были оставлены лишь крупные земельные собственники); о введении дополнительной цензуры прессы; о запрещении собраний и манифестаций.
Ордонансы вызвали бурные протесты в стране. Постоянно нараставшее недовольство режимом вырвалось наружу. В июле 1830 г. парижане поднялись на вооруженное восстание. После ожесточенных боев столица оказалась в руках восставших, которых поддержала провинция. Карл X бежал. С легитимной монархией было покончено навсегда.
Плодами победы воспользовалась крупная, прежде всего финансовая, буржуазия. Ее ставленники сформировали Временное правительство, которое обеспечило провозглашение королем Луи-Филиппа Орлеанского (представителя младшей ветви Бурбонов), тесно связанного с крупнейшими банкирами страны.
Новый режим ознаменовал свое рождение конституцией, получившей известность как Хартия 1830 г. По форме и во многом по содержанию она воспроизводила Хартию 1814 г. Была лишь несколько расширена роль парламента. Законодательная инициатива вручалась обеим палатам и королю. Были несколько снижены возрастной и имущественный цензы, что привело к увеличению числа выборщиков (до 240 тыс.). Но важнейшие звенья государственного механизма и на этот раз не претерпели существенных изменений. «Отныне Францией править будем мы, банкиры». Это замечание, сделанное одним из банкиров во время коронации Луи-Филиппа, верно определило сущность новой монархии.

§ 7. Вторая республика

Революция 1848 г. Зимой 1848 г. население Парижа, прежде всего рабочие, поднялось на вооруженное восстание. Непосредственным толчком к нему послужил расстрел в феврале этого года мирной безоружной демонстрации парижан, требовавших демократизации политического строя и принятия конкретных мер по улучшению тяжелого экономического положения народа. Злодеяние правительства вызвало бурю возмущения. Уже на следующий день восставшие овладели основными стратегическими пунктами столицы. Луи-Филипп отрекся от престола.
Сформировалось Временное правительство из представителей либерально-демократической оппозиции. Была провозглашена республика. Правительство обязалось ввести всеобщее прямое избирательное право. Декретом о труде провозглашалось право на труд и обязанность государства обеспечить всех работой, сократить продолжительность рабочего дня в Париже до 10 часов и в провинции до 11. Было обещано провести и другие демократические меры.
Одновременно правительство укрепляло вооруженные силы. Была создана наемная так называемая мобильная гвардия. Сформированная главным образом из деклассированных элементов общества, она стала опорой правительства в борьбе с радикальным движением.
Вскоре Временное правительство повысило налоги, что особенно сильно ударило по крестьянству. Недовольство крестьян правительство постаралось использовать в своих целях, утверждая, что увеличение налогов связано с необходимостью содержать парижских рабочих, будто бы желающих жить за счет государства.
Весной 1848 г. состоялись выборы в Учредительное собрание, которое должно было принять конституцию республики. Подавляющее большинство Собрания составили крупные буржуа и земельные собственники, генералы, представители высшего духовенства. После выборов новые правящие круги отменили все нормативные акты, предусматривавшие некоторое улучшение положения трудящихся. Не исключено, что буржуазное правительство, ободренное результатами выборов, умышленно провоцировало рабочих на выступление. Восстание началось 22 июня 1848 г. Четыре дня рабочие героически сражались на баррикадах, но, не имея союзников, были разбиты регулярной армией – мобилями (мобильной гвардией).
Конституция 1848 г. Основными принципами установленного Конституцией государственного строя стали республиканская форма правления, разделение властей, представительное правление. Высшим органом законодательной власти объявлялось Национальное собрание. Ему предоставлялось исключительное право принятия законов, включая формирование бюджета, решение вопросов войны и мира, утверждение торговых договоров и некоторые другие вопросы. Депутаты Собрания избирались сроком на три года. Главой исполнительной власти становился президент. Под его началом были армия, полиция, административный аппарат. Президент назначал и смещал министров, командующих армией и флотом, префектов, губернаторов колоний и других высших должностных лиц. Учредительное собрание поставило президента во многом в независимое от парламента положение: президент выбирался избирателями от департаментов, а не Собранием.
В качестве совещательного органа, рассматривающего законопроекты правительства, учреждался Государственный совет. В его компетенцию входил также надзор за применением законов. Члены Государственного совета назначались Национальным собранием сроком на шесть лет.
Органы центрального и местного управления не претерпевали сколько-нибудь существенных изменений. Сохранялось прежнее административно-территориальное деление на департаменты, дистрикты и коммуны. Неизменной оставалась власть префекта в департаменте.
Вводилось всеобщее и прямое избирательное право при тайном голосовании. Избирателями могли быть все французы в возрасте от 21 года, пользующиеся гражданскими и политическими правами. Избранными могли быть те же лица, достигшие 25-летнего возраста. Специальная глава Конституции была посвящена демократическим правам и свободам граждан. Фиксированные в Конституции демократические институты, равно как и последовательно проведенное разделение властей, могли быть успешно реализованы лишь при условии относительно стабильной внутриполитической обстановки, чего не было тогда во Франции. Между тем Конституция не содержала должных правовых средств стабилизации общества. Более того, она не предусматривала необходимых «противовесов» в случае возможного конфликта конституционных властей. В ст. 68 говорилось о том, что при нарушении президентом Конституции возможны лишение его полномочий и передача исполнительной власти Национальному собранию. Но Собрание не было наделено реальной властью для претворения такой возможности в жизнь. Президент же, наоборот, не имел конституционных полномочий для роспуска Национального собрания, но зато мог сделать это силой.
Либерально-демократические положения Конституции оказались недолговечными. Сначала был введен 6-месячный ценз оседлости для избирателей, потом его увеличили до трех лет. Определение срока проживания рабочих было поставлено в зависимость от показаний работодателей. В результате из списков избирателей вычеркнули свыше 3 млн. граждан. Принятие специального закона ухудшило финансовое положение демократической прессы.

§ 8. Вторая империя

Президентский переворот. Первым избранным президентом республики стал Луи-Наполеон, племянник Наполеона Бонапарта. Политический авантюрист, Луи-Наполеон был избран главным
образом благодаря голосам крестьян, наивно поверивших бонапартистским агитаторам, уверявшим, что «племянник своего дяди» уменьшит бремя налогов,- обеспечит дешевые кредиты и т. д. Эти обещания не были выполнены. Но должно было пройти немало времени, прежде чем бонапартистские иллюзии крестьянства рассеялись навсегда. Что касается банкиров и крупных предпринимателей, то кандидатура Луи-Наполеона устраивала их главным образом постольку, поскольку они связывали с его первоначальной популярностью и честолюбием планы установления в стране сильной власти, способной предотвратить новые революционные выступления и обеспечить им полную свободу для спекуляций внутри страны и колониальных захватов за ее пределами.
Всем этим воспользовался Луи-Наполеон. Его желание остаться у власти наталкивалось на твердый срок президентства, установленный Конституцией (четыре года), и запрещение переизбрания.
В декабре 1851 г., грубо нарушив Конституцию, Луи-Наполеон, опираясь на худшие элементы войска, разогнал Национальное собрание. Наиболее активные антибонапартисты были арестованы, Конституция 1848 г. упразднена. Военно-полицейскими мерами были разгромлены или загнаны в подполье еще оставшиеся к тому времени республиканско-демократические группы и организации. Многие республиканцы были вынуждены эмигрировать.
Конституция 1852 г. Новая Конституция была призвана законодательно закрепить государственный переворот 1851 г.
Вся полнота государственной власти передавалась в руки президента. Ему были подчинены все основные звенья государственного механизма, включая армию, жандармерию, полицию, административно-финансовый аппарат. Президент получил право по своему усмотрению назначать и смещать всех высших должностных лиц.
Законодательную власть осуществляли Государственный совет, Законодательный корпус и сенат, но уже совместно с президентом. Он назначал членов Государственного совета и сената. Законодательный корпус избирался «всеобщим голосованием», но кандидатов в депутаты утверждал президент. Только главе государства предоставлялось право законодательной инициативы: на основе предложений президента Государственный совет составлял законопроекты. Последние принимались или отвергались в целом Законодательным корпусом. Сенат наделялся правом конституционного контроля в области законодательства.
Местное управление не претерпело существенных изменений и на этот раз. Переворот 1851 г. ни в малейшей степени не затронул государственного аппарата.
Подобно тому как наполеоновская Конституция 1799 г. являлась промежуточной ступенью на пути к установлению монархии, так и Конституция 1852 г. подготавливала условия для провозглашения империи. Президента отличало от монарха только то, что его власть не была наследственной. Он избирался на 10 лет.
Реставрация империи. В ноябре 1852 г. специальным законом империя была восстановлена де-юре, а Луи-Наполеон стал императором французов под именем Наполеона III.
В стране установилась военно-полицейская диктатура Луи-Наполеона. Новому режиму были свойственны некоторые специфические черты. Играя на противоречиях, лавируя между интересами буржуазии и пролетариата, империя пыталась играть роль посредники между ними, надклассового арбитра, стараясь внушить мысль о возможности ликвидации межсоциальных противоречий мирным путем при содействии властей. Вместе с тем монархия преследовала демократические организации.
В конце 60-х годов XIX в. были предприняты попытки путем отдельных незначительных уступок расширения прав Сената и Законодательного корпуса, смягчения цензуры печати с целью ослабить революционное брожение.
В 1870 г. правительство объявило о принятии новой, «либеральной», как ее называла официальная пресса, Конституции, наиболее важным нововведением которой являлось некоторое расширение полномочий Законодательного корпуса.
Бонапартизм. В политике империи конца 60-х годов XIX в. во всей полноте вскрылась характерная черта бонапартистского управления – сочетание демагогии и репрессий. Выход из нараставших затруднений империя видела главным образом в новой войне. Победоносная война, по мнению правящих кругов, должна была укрепить пошатнувшийся престиж бонапартистского режима, отвлечь внимание рядовых граждан от проблем внутренней жизни страны.
Летом 1870 г. Луи-Наполеон начал войну против Пруссии, которая, впрочем, немало сделала, чтобы спровоцировать его на это. Он намеревался, помимо всего прочего, помешать исторически неизбежному объединению Германии. На стороне Пруссии выступили другие германские государства. Война с объединившейся Германией во главе с Пруссией в полной мере обнаружила непрочность бонапартистской империи.

§ 9. Восстановление республики

Сентябрьская революция 1870 г. Поражение Франции в решающем сражении под Седаном определило судьбу наполеоновской монархии. Когда весть об этом разгроме дошла до Парижа (сентябрь 1870 г.), там вспыхнуло народное восстание. Правительство не оказало действенного сопротивления, и власть перешла к представителям прежней оппозиции в наполеоновском Законодательном корпусе. Под давлением восставшего народа была провозглашена республика.
К этому времени изменился характер войны для Франции. В момент, когда стал очевидным полный крах бонапартистской монархии, руководимая Бисмарком Пруссия решила использовать обстановку для осуществления своих планов отторжения от Франции двух провинций – Эльзаса и Лотарингии. Для Франции война превращалась из несправедливой в справедливую, освободительную.
Это не могло не вызвать патриотического подъема в стране. Усилился приток добровольцев в армию и Национальную гвардию (территориальное ополчение). В эти подразделения вступило большое число рабочих, особенно в Париже, где подавляющую часть городской национальной гвардии (около 200 батальонов) составляли рабочие или группы, примыкающие к ним. Парижане героически выдерживали невзгоды военной осады.
В этот ответственный для страны период раскрывался подлинный характер политики, проводимой новым правительством. Получив власть из рук восставших с непременным условием использовать ее для целей национальной обороны, правительство помышляло только о скорейшем достижении мира любой ценой. В начале 1871 г. было заключено предварительное мирное соглашение. Франция отдавала Эльзас и Лотарингию, обязывалась уплатить контрибуцию. Такой ценой правящие круги стремились развязать себе руки для упрочения своей власти в стране.

§10. Парижская Коммуна 1871 г.

Организация и цели Парижской Коммуны. В ночь на 18 марта 1871 г. отряд правительственных войск попытался захватить пушки парижской Национальной гвардии, приобретенные на средства, собранные трудящимися. Это должно было явиться первым шагом на пути разоружения рабочих.
Но неожиданное нападение не удалось. Солдаты, отказавшись стрелять в горожан, стали брататься с народом. Правительство и высшая бюрократия в панике бежали в Версаль. Вслед за ними из революционной столицы ушли вконец дезорганизованные войска. Власть в городе оказалась в руках Центрального комитета Национальной гвардии.
Существенной особенностью событий 18 марта явилась их стихийность. Поражение в войне с Германией, резкое ухудшение и без того тяжелого положения народа, неспособность правящих кругов справиться со сложившейся в стране ситуацией, наконец, попытка открытого военного подавления – все толкнуло трудящихся Парижа на восстание, вручившее власть столичной Национальной гвардии, состоящей в основном из рабочих.
К парижскому пролетариату примкнула городская мелкая буржуазия, положение которой в то время было весьма тяжелым.
Руководящее ядро восставших делилось на «большинство» и «меньшинство». Первое состояло в основном из новых якобинцев (сторонников идей и принципов якобинской республики 1793–1794 гг.) и бланкистов – последователей революционера О. Бланки. Бланкисты искренне боролись за интересы трудящихся. Это были смелые и мужественные революционеры. Но экономические условия, в которых должно было произойти коренное изменение социально-экономического положения трудящихся, они представляли смутно. Главное внимание они сосредоточивали на способах захвата политической власти, полагая, что революция может быть проведена силами небольшой, хорошо законспирированной организации. Значительную часть «меньшинства» составляли последователи учения П. Ж. Прудона. Прудонизм в конечном счете был утопической доктриной, цель которой – снятие противоречий в обществе путем создания особых объединений, основной ячейкой которых должно было стать мелкое индивидуальное хозяйство. Прудонисты отрицали необходимость последовательной политической борьбы. Они заявляли о своем стремлении к полной и немедленной отмене всякого государства. «Большинство» и «меньшинство», несмотря на различия в теории, по основным политическим вопросам выступали достаточно сплоченно.
На следующий день после бегства правительства (19 марта) Центральный комитет Национальной гвардии обратился к гражданам: «…Благодаря вашей мужественной поддержке мы прогнали правительство, которое вас предало, мы возвращаем вам наш мандат, ибо не стремимся занять место тех, кого только что смела буря народного негодования. Готовьтесь же немедля к коммунальным выборам… Пока же, именем народа, мы продолжаем занимать Ратушу. …Рабочие, не обманывайтесь: …идет великая борьба между паразитизмом и трудом, между эксплуатацией и производством. Если вы устали коснеть в невежестве и прозябать в нищете, если вы хотите, чтобы ваши дети сделались людьми, пользующимися плодами своего труда, а не животными, выдрессированными для мастерской или казармы, если вы хотите, наконец, царства справедливости,– пусть ваши сильные руки низвергнут презренную реакцию».
Перед восставшими встала задача учреждения новой власти. Некоторые ее важные элементы уже действовали. Национальная гвардия являлась единственной военной силой в Париже. В первые же дни восстания были разгромлены полицейская префектура и отделения полиции в городских округах. Функции внутренней охраны города выполняли специально выделенные батальоны Национальной гвардии. Был и руководящий орган новой власти – Центральный комитет Национальной гвардии.
Руководство министерств и ведомств, выполняя приказ правительства, покинуло город и обосновалось в Версале. Среднее звено бюрократии прекратило работу. Лишь незначительная часть мелких служащих осталась на своих местах.
Перед лицом открытого саботажа чиновников было принято решение об увольнении всех служащих, не вышедших на работу. Назначенные в министерства и ведомства специальные уполномоченные фактически возглавили эти учреждения.
Центральный комитет Национальной гвардии принял решение о проведении всеобщих прямых выборов в высший представительный орган власти – Совет Парижской Коммуны. В результате выборов, состоявшихся 26 марта, подавляющее большинство депутатов Совета составили рабочие или признанные представители рабочих.
Закрепляя сложившееся положение в области обороны, декрет Коммуны от 29 марта объявил Национальную гвардию единственной вооруженной силой в столице. Взамен постоянной армии предполагалось создание народного ополчения. Декрет подчеркивал: «…Все способные к ношению оружия граждане входят в Национальную гвардию». Таким образом, речь шла о всеобщем вооружении народа.
Органы власти и управления Коммуны. Высшим постоянно действующим органом стал Совет Парижской Коммуны. Выборные члены Совета на демократически организованных заседаниях определяли политику Коммуны по важнейшим вопросам, принимали законы. Для претворения в жизнь принятых решений Совет организовал в своем составе 10 специальных комиссий. Военная комиссия ведала вопросами вооружения, снаряжения и подготовки Национальной гвардии. Продовольственная комиссия руководила снабжением города продовольствием. Комиссия общественной безопасности должна была вести борьбу со шпионажем, диверсиями, спекуляцией и т. д. В задачи комиссии труда и обмена входили руководство общественными работами, забота об улучшении материального положения трудящихся, содействие развитию торговли и промышленности. В ведении комиссии юстиции находились судебные учреждения. Важнейшей задачей комиссии финансов являлось надлежащее регулирование денежного обращения. В ведение комиссии общественных служб передавались почта, телеграф, пути сообщения. Комиссия по просвещению должна была осуществлять руководство всеобщим обязательным бесплатным светским образованием. На комиссию внешних сношений возлагалось установление контактов с отдельными департаментами страны, а при благоприятных условиях – с правительствами иностранных государств. Каждая из этих комиссий должна была возглавлять соответствующее министерство. Особую роль играла исполнительная комиссия. В ее задачи входили координирование работ отдельных комиссий и наблюдение за исполнением декретов Коммуны и постановлений комиссий.
Совет Коммуны был связан с органами государственного управления на местах – окружными муниципалитетами. Депутаты Коммуны, избранные от определенного округа Парижа, возглавляли деятельность муниципалитета данного округа.
Суд и процесс. Комиссия юстиции проводила в жизнь провозглашенные Коммуной демократические принципы организации суда и процесса: выборность, демократизация суда присяжных, равенство всех перед судом, гласность суда, удешевление процесса, свобода защиты и т. д. Судебная система коммуны конструировалась по мере появления необходимости в новом судебном органе. Суды выбирались. В итоге судебная система Коммуны сложилась в следующем виде: 1) общегражданские суды – обвинительное жюри по делам версальцев, палата гражданского суда, мировые суды; 2) военные суды – дисциплинарные суды в батальонах, суды в легионах, общеармейский военно-полевой суд.
Декретом Коммуны устанавливалось последующее утверждение исполнительной комиссией смертных приговоров, выносимых судами. На практике из всех приговоров к смерти комиссия не утвердила ни одного. Все звенья судебной системы возглавил Совет Парижской Коммуны. Он же являлся судом первой инстанции по делам, представлявшим наибольшую важность. По отношению ко всем остальным судам Совет был судом высшей кассационной инстанции.
Чтобы искоренить карьеристские устремления, Коммуна установила, что оклады всех должностных лиц в органах власти, управления и суде не должны превышать заработную плату квалифицированных рабочих.
Социальное законодательство Коммуны. Было принято решение об отделении церкви от светской власти и экспроприации так называемых неотчуждаемых имуществ религиозных конгрегации. Упразднялся бюджет культов.
Коммуна приняла меры, направленные на улучшение социально-экономического положения наименее состоятельных слоев городского населения. Наиболее нуждающимся были выданы денежные пособия, отсрочен взнос квартирной платы, движимое имущество на сумму до 20 франков, заложенное в ломбарде, безвозмездно возвращалось собственникам, запрещались штрафы и вычеты из заработной платы. Декретом Коммуны от 16 апреля мастерские, брошенные своими владельцами, бежавшими вместе с правительством в Версаль, передавались кооперативным ассоциациям рабочих. Предусматривалось учреждение третейского суда, «который в случае возвращения хозяев должен будет установить условия передачи мастерских рабочим товариществам и размер вознаграждения, которое эти товарищества должны будут уплатить бывшим хозяевам».
Одновременно Коммуна опубликовала программный документ относительно основных принципов предлагаемого государственного строя Франции–Декларацию к французскому народу (19 апреля 1871 г.).
Оставаясь единой демократической республикой, Франция должна была предоставить гражданам всей страны право создавать автономные коммуны, организованные по типу Парижской. Правомочия отдельной коммуны могли быть ограничены только одинаковыми правами всех прочих коммун, союз которых обеспечивал единство страны. К ведению каждой коммуны относились вотирование местного бюджета, управление местным имуществом, организация собственного суда, полиции и национальной гвардии, образование. Неотъемлемым правом граждан коммуны объявлялось их участие в ее делах путем свободного выражения своих взглядов и свободной защиты своих интересов, а также полная гарантия свободы личности, свободы совести и труда. Должностные лица, выборные или назначенные после победы по конкурсу, должны находиться под постоянным общественным контролем и могут быть отозваны. Центральное правительство – «центральная администрация», как оно называлось в Декларации,– мыслилось в виде собрания делегатов от отдельных коммун.
«Коммунальная революция» рассматривалась как начало новой эры «экспериментальной, позитивной, научной политики».
Версальское правительство развернуло в Париже активную подрывную деятельность (шпионаж, подкуп, саботаж, диверсии, террористические акты). Пользуясь провозглашенным правом свободы печати для всех, корреспонденты выходивших в Париже проверсальских газет посещали наиболее ответственные участки фронта, после чего печатали подробнейшие военные обзоры. Они служили дополнительным источником информации для версальцев, имевших возможность получать эти газеты в тот же день. (Только после долгих и мучительных колебаний Коммуна приняла решение ограничить свободу печати.)
Противостояние между Парижем и Версалем было разрешено военным путем. Во второй половине мая версальцы, используя колоссальное превосходство в военной силе, ворвались в Париж, а 28 мая пала последняя баррикада коммунаров. Начались казни по «суду» и без суда.

§11. Третья республика

Борьба за республику. Последствия войны 1870–1871 гг. продолжительное время сказывались на социально-экономическом и политическом положении Франции. Страна не досчиталась многих своих граждан, убитых на полях сражений. По мирному договору Германии передавались Эльзас и Лотарингия, а также выплачивалась контрибуция в размере 5 млрд. франков. Оставалось напряженным внутриполитическое положение в стране.
Основная политическая проблема первых послевоенных лет была связана с будущим государственным строем страны. Принятие Конституции должно было стать делом специально избранного Учредительного собрания. Однако по настоянию правительства функции такого органа были вручены Национальному собранию, избранному еще в годы войны. Его состав был крайне консервативным. Подавляющее большинство составляли монархисты.
Но во Франции уже не было достаточной социальной базы для монархии. Политика второй империи окончательно развеяла монархические иллюзии крестьянства, составлявшего тогда около 70% населения страны. Республиканские убеждения рабочих были известны. Это вынудило монархическое большинство в Собрании временно отказаться от восстановления монархии. В Собрании все чаще стали говорить о том, что авторитарные режимы всегда кончались «баррикадами и ружьями, которые сами начинали стрелять». Безнадежность дела монархистов еще более подчеркнуло выявившееся к тому времени полное отсутствие единства среди монархических фракций. В этих условиях Собрание несколько изменило свою политику, суть которой достаточно откровенно определил один из лидеров правых: «…Не будучи в состоянии создать монархию, нужно создать строй, более всего к ней приближающийся». При благоприятном стечении обстоятельств он позволил бы быстро и безболезненно перейти от республики к монархии.
Конституционные законы 1875 г. Было принято три основных закона, которые в совокупности и составили новую Конституцию страны: Конституционный закон об организации государственных властей, Закон об организации сената и Закон об отношениях государственных властей. Конституционные акты определяли структуру и компетенцию отдельных высших органов государственной власти. Отсутствие единого конституционного нормативного акта давало возможность обойти вопрос об общих принципах государственного строя. Ни одна статья прямо не утверждала республику. Лишь наличие президентской власти свидетельствовало о немонархической форме правления да в самом Законе употреблялся термин «президент республики». При этом статья, где говорилось о «президенте республики», была принята большинством в один голос. В Конституции не были упомянуты демократические права и свободы граждан.
Но в целом три конституционных закона устанавливали республиканский строй во главе с президентом, парламентом как высшим органом законодательной власти и парламентским правительством.
Президент избирался на семь лет абсолютным большинством голосов сената и палаты депутатов, соединенных для этой цели в единое Национальное собрание. Он мог быть ‘переизбран. Ему было предоставлено право законодательной инициативы, опубликования законов, наблюдения за их исполнением. Он мог отсрочить заседания палат, потребовать повторного обсуждения законопроекта, уже согласованного палатами. С согласия сената он распускал палату депутатов до истечения законного срока ее полномочий. Президент являлся главой вооруженных сил. Ему предоставлялось право назначения на все высшие военные и гражданские должности. Он имел право помилования. В итоге Конституция наделила президента всеми атрибутами конституционного монарха, не хватало лишь положения о наследственном характере его власти (этот «пробел» монархисты не теряли надежды впоследствии восполнить).
Законодательная власть должна была осуществляться палатой депутатов и сенатом. Конституирование парламентских учреждений преследовало прежде всего цель нейтрализовать палату депутатов – по существу единственный орган в системе государственного механизма, комплектуемый на основе прямых выборов, поэтому в какой-то мере зависящий от мнения избирателей. В качестве противовеса нижней палате учреждался сенат. На важность этого органа указывали монархисты, прямо заявлявшие: «Конституция 1875 г.– это прежде всего-сенат». Роль и правомочия сената в точности повторяли роль и правомочия палаты пэров времен реставрации правления Бурбонов, что прежде всего означало независимость сената от рядовых избирателей. Вместе с тем сенату предоставлялись равные с палатой депутатов права в области законодательства. Устанавливалось только, что палата депутатов первой рассматривает финансовые законопроекты. Фактически создавалось положение, когда без согласия сената ни один законопроект не мог получить силу закона. Более того, сенат имел ряд преимуществ по сравнению с палатой депутатов. С его согласия президент мог распустить палату депутатов, сенат же роспуску не подлежал. Сенат мог быть превращен в верховный судебный орган для суда над президентом и министрами.
В Конституции не было специального раздела, посвященного высшим органам государственного управления. Законы содержали отдельные фрагментарные положения, касающиеся деятельности министров. Так, говорилось о солидарной ответственности министров перед палатами за общую политику правительства, о праве министров иметь доступ в обе палаты и т. д.
Всем этим по существу и ограничивалось содержание конституционных законов.
Утверждение республики. Борьба между монархистами и республиканцами продолжалась и после 1875 г. Все более явной становилась и ее социальная подоплека. Содержание борьбы во многом определялось стремлением отдельных групп монархически настроенных банкиров, крупных предпринимателей и землевладельцев занять особо привилегированное положение в государстве. Против претендентов на «монополию власти» выступала вся остальная Франция. Это и обусловило конечную победу республиканцев, хотя борьба была напряженной и изобиловала драматическими ситуациями.
В 1877 г. три монархические группировки (легитимисты, орлеанисты и бонапартисты) объединились в заговоре против республики. Президент Мак-Магон (бонапартист) возглавивший заговорщиков, попытался совершить государственный переворот. Однако, столкнувшись с сопротивлением республиканцев, Мак-Магон был вынужден уйти в отставку. Неудачной была и вторая попытка антиреспубликанского переворота, предпринятая военным министром Буланже. Опасаясь восстания парижан, Буланже так и не решился на открытое военное выступление против республики. Встретив упорное, все возрастающее сопротивление народа, монархисты отказались от планов новых династических переворотов.
Конституционный режим. Упрочение республики привело к важному изменению фактического конституционного режима. Это касалось прежде всего президентской власти. В глазах республиканцев власть президента была скомпрометирована монархическим переворотом, совершенным президентом второй республики Луи-Наполеоном, деятельностью президента-заговорщика Мак-Магона. Широкие полномочия президента стали предметом резкой критики. В то же время в конституционных полномочиях главы государства новые правящие круги видели важную гарантию на случай внутриполитических осложнений. Выход был найден в фактическом ограничении роли и функций президента. По молчаливому соглашению партий на этот пост стали выбирать малозначительных деятелей, не способных к проведению самостоятельной политической линии. Большая часть правомочий президента фактически перешла парламенту и правительству. Некоторые наиболее важные из оставшихся полномочий (право роспуска палаты депутатов, законодательное вето) президентом самостоятельно не использовались. При фактическом сужении его полномочий ему отводилась роль своеобразного резерва власти на случай возможного кризиса парламентских и правительственных структур.
В 1884 г. в обстановке оживления демократического движения в стране были приняты некоторые важные поправки и дополнения к Конституции 1875 г. В частности, запрещалось пересматривать республиканскую форму правления; представители династий, правивших во Франции, лишались права избираться на пост президента; был изменен порядок комплектования сената (упразднялась категория несменяемых сенаторов –jтеперь их всех избирали выборщики от коммун; причем коммуны с большей численностью населения избирали большее количество выборщиков).
Немного раньше (в 1879–1880 гг.) торжество республиканцев ознаменовало несколько символических актов: резиденция парламента из Версаля была перенесена в Париж, национальным гимном стала «Марсельеза», национальным праздником – 14 июля (день взятия Бастилии).
В итоге фактический конституционный строй претерпел важные изменения. В конце XIX в. в стране утвердилась парламентская республика. Парламент занял доминирующее положение в государственном механизме. Это прежде всего неограниченные полномочия в области законодательства и расширение влияния на деятельность правительства. Совет министров формируется из представителей партий, получивших большинство на выборах и составивших парламентское большинство. Правительство ответственно перед парламентом (вотум недоверия, вынесенный хотя бы одной из палат парламента, обязывал правительство выйти в отставку). Произошло умаление власти президента. Наделенный конституционными законами значительными полномочиями, он на практике не оказывал существенного влияния на государственную работу.
Функционирование режима республики. Важным аспектом государственно-правовой истории Третьей республики, как, впрочем, и любой другой страны, явились формы и способы взаимодействия публичной власти с обществом, а в более широком плане – режима функционирования политической системы в целом, важнейшей частью которой являются государство и право. В рассматриваемое время важным элементом механизма власти, утвердившейся в стране, стали политические партии. К концу XIX в. исчезло прежнее деление партий на монархические и республиканские. Бывшие крайние монархисты составили небольшую, пользующуюся незначительным влиянием консервативную партию. Не выступая открыто против республики, она пыталась помешать всем мероприятиям, способствующим демократизации государственного строя.
Республиканцы разделились на несколько политических группировок, основными из которых были левые республиканцы, левые демократы, республиканско-демократический союз. Они не представляли сколько-нибудь устойчивых объединений. Исключение составила партия радикалов, организационно оформленная республиканцами в 1901 г. и характеризовавшаяся некоторой стабильностью. В это время появилось большое количество других политических партий и группировок. Многопартийность была обусловлена в основном предшествующей бурной политической историей страны. Непрерывно следовавшие одно за другим социально-политические потрясения препятствовали консолидации политических сил. Возникавшие партийные организации были крайне неустойчивы: они учреждались, делились, соединялись, наконец, исчезали, чтобы вновь появиться под новым наименованием. Большинство «партий» не имело твердо установленных организационных форм, постоянного членства, программных документов и т. д. Они скорее представляли собой временные объединения политиков, созданные с единственной целью – добиться избрания на очередных выборах в парламент возможно большего числа своих сторонников. Обычным явлением был переход депутатов из одной парламентской фракции в другую. Часть парламентариев меняла свои «партийные убеждения» в зависимости от складывавшейся конъюнктуры, стремясь обеспечить себе карьеру, получить доходную должность. Социальная база всех этих партий была чрезвычайно неоднородной, но в целом в них доминировали силы, выступавшие за сохранение существовавшего общественно-политического строя.
В конце XIX в. возникли рабочие партии. Так, в 1879 г. на съезде профсоюзов было принято решение о создании социалистической партии. В своем развитии партия пережила много расколов и объединений, но в целом в ней возобладало течение «поссибилизма», суть которого сводилась в конечном счете к стремлению действовать, «по возможности» добиваясь коренных социальных изменений, перехода к социализму мирным, эволюционным путем, посредством реформ.
Парламент оставался основным звеном государственных властей. В этой связи особое значение имел порядок выборов депутатов. Палата депутатов избиралась на основе прямого избирательного права по мажоритарной системе в два тура. Страна делилась на избирательные округа. От каждого округа мог быть избран один депутат. В первом туре избранным считался кандидат, собравший абсолютное большинство голосов (более 50% всех участвовавших в выборах). Если никто не получал требуемого большинства, проводился второй тур, в котором для избрания было достаточно относительного большинства голосов. В условиях многопартийности получение абсолютного большинства в первом туре было явлением довольно редким. Судьба избирательной кампании решалась, как правило, во втором туре, что создавало чрезвычайно благоприятные условия для закулисных межпартийных соглашений. Партии, выяснив в первом туре свои возможности, перед вторым туром договаривались об общих кандидатах, об объединении голосов и т. п. Поскольку для избрания во втором туре требовалось относительное большинство голосов, многие депутаты представляли меньшинство избирателей своего округа (например, в округе со 100 тыс. избирателей во втором туре баллотировались четыре кандидата, получившие соответственно 25 тыс., 25 тыс., 24 тыс. и 26 тыс. голосов; избранным считался последний).
В выборах могли участвовать лица, имевшие французское гражданство, достигшие 21 года и проживавшие в одном месте не менее шести месяцев. Избирательных прав были лишены женщины, военнослужащие и коренные жители колоний.
Сенаторы избирались путем непрямого всеобщего голосования. Каждая коммуна выбирала одного выборщика. Причем некоторые, выборщики не избирались специально для проведения выборов в сенат, так как уже были избраны в различные государственные органы (депутаты, генеральные советники, окружные советники). Выборщики избирали сенаторов. Избирательными округами для них были департаменты (выборы проводились в главном городе каждого департамента). Для избрания в сенаторы требовалось абсолютное большинство голосов в первых двух турах. В третьем туре достаточно было относительного большинства.
Поскольку сельских коммун было больше, чем городских, в сенате доминировали консервативно настроенные политики.
Правительство. Многопартийный (многофракционный) состав парламента и как следствие этого отсутствие стабильного большинства приводили к частой смене кабинетов министров. Срок функционирования правительства в период с 1875 по 1918 г. не превышал в среднем одного года. Однако смена кабинета не означала обязательно полную смену его состава. Сложилась определенная группа политиков, которые попеременно входили почти во все правительства, занимая в них различные министерские посты. Таким образом, эти лица находились у власти весьма продолжительное время.
Бюрократия. Парламентские выборы и частая смена кабинетов министров нисколько не затрагивали основную часть государственного аппарата, осуществлявшего управление страной. Революции, перевороты XIX в. не только не поколебали бюрократический механизм, созданный еще во времена Первой империи, но еще более его усовершенствовали и усилили. Традиция, по которой чиновники остаются, несмотря на смену правительства или режима, была полностью сохранена в Третьей республике. В условиях, когда министры значительную часть своего времени тратили на межфракционную борьбу, нити повседневного управления сосредоточивались в руках узкого круга высших чиновников, занимавших свои посты не один десяток лет.
Особенно примечательной была роль, выполняемая Государственным советом. Этот орган, учрежденный еще при Наполеоне I, состоял из представителей высшей бюрократии, назначаемых декретом президента. Государственный совет консультировал правительство по вопросам управления. Действуя в тени, он подчас оказывал решающее влияние на характер принимаемых правительством решений. Одновременно Государственный совет являлся высшим судом административной юстиции, рассматривавшим правонарушения, совершенные чиновниками при исполнении своих обязанностей.
Местное управление. Республика в основном сохранила прежнее административно-территориальное деление, унаследованное от Первой империи. Отдельные министерства имели департаменты, а в ряде случаев в более мелких административных единицах свои территориальные управления. Полномочным представителем центральной власти в департаменте, концентрировавшим почти всю полноту власти на местах, являлся префект, назначавшийся на пост декретом президента (по представлению министра внутренних дел). Правительство сохранило полную свободу в выборе этих чиновников. Во главе округа находился супрефект, назначавшийся министром внутренних дел и подчиненный префекту. В пределах округа супрефект в значительной мере копировал полномочия главы департамента.
Выборные местные органы. Департаментские генеральные советы, окружные советы, муниципалитеты в коммунах ведали вопросами местного благоустройства, раскладки налогов и т. д. О незначительной роли органов местного представительства свидетельствовало то, что префект имел право приостанавливать и опротестовывать решения генеральных советов и отменять решения окружных советов. Решения муниципалитетов вообще приобретали законную силу лишь после утверждения их префектом. Мэр – выборное должностное лицо в коммуне мог быть приказом префекта отстранен от исполнения своих обязанностей, а министр внутренних дел имел право вообще сместить его с поста.

Глава 18. ГЕРМАНИЯ

§ 1. От Германского союза к Германской империи

Рейнский союз. К началу XIX в. Германия все еще оставалась, хотя и номинально, «Священной Римской империей германской нации», числившей в своем составе более 300 государств. Большинство из них было и малоземельным и малочисленным по населению, так что путешественник менял «государства» каждый раз, когда ему меняли лошадей.
Среди германских княжеств выделялись Пруссия, Саксония, Бавария, Вюртемберг и особенно Австрия, господствовавшая на обширном пространстве земель, населенных главным образом славянами – поляками, хорватами, словенцами, чехами, а также венграми.
Все эти государства считались находящимися в подчинении императора и имперского сейма, но на практике обладали полной независимостью. Дворянство, неоднородное по своему составу, было в ленной зависимости либо от князей, либо от императора. Городское население состояло из так называемых патрицианских семей, возглавлявших городские представительные учреждения, бюргеров и ремесленников – подмастерьев и учеников. Крестьяне были по большей части крепостными. По сравнению с Англией и Францией Германия находилась на более низкой ступени экономического, социального и политического развития.
Французская революция, «точно громовая стрела, ударила в этот хаос, называемый Германией» (Энгельс). Наполеон не оставил камня на камне от «Священной Римской империи германской нации». По словам Наполеона, эта империя вследствие многочисленных искажений, переходивших из столетия в столетие, «превратила германскую конституцию в тень ее самой… Все свидетельствовало об упадке столь сильном, что федеративная связь не доставляла никому надежного обеспечения, а для сильных была средством разногласия и раздора».
Наполеон перекроил карту Германии: из 51 вольного города он оставил всего пять, остальные передал десятку наиболее сильных государств, положив начало дальнейшим территориальным переделам, произведенным уже после поражения Франции и отречения Наполеона (1815 г.).
Победа над Наполеоном, в войне с которым (хотя и на вторых ролях) принимали участие Австрия и Пруссия, дала Германии новый шанс создать единое государство, тем более вероятный, что «Священная Римская империя германской нации» была ликвидирована французским завоевателем.
Германский союз. Поражение Франции не восстановило архаической Германской империи. Вместо нее Парижским трактатом 1814 г. был образован так называемый Германский союз, состоявший из 34 государств – королевств, княжеств, герцогств и четырех вольных городов – Франкфурта, Гамбурга, Бремена и Любека. Каждое из вошедших в Союз государств сохраняло свою независимость. Главенство в Союзе принадлежало Австрии.
Правящий орган Германского союза – Союзный сейм, метко названный «коллекцией мумий» (из-за своего состава), состоял из уполномоченных от всех германских государств (включая Австрию) и вольных городов. Сейм, как и действительный глава Союза всесильный австрийский министр Меттерних – одна из самых мрачных фигур политической реакции своего времени, заботился только о том, чтобы в Германии ничего не менялось.
Для понимания ситуации следует сказать, что Германский союз не был ни унитарным ни федеративным государством. Единственным связующим органом Союза был Союзный сейм, но уполномоченные строго придерживались инструкций своих правительств, тогда как для решения вопросов, касавшихся Германского союза, требовалось единогласие членов Сейма. Он заседал (редко) в полном составе (на так называемом пленуме – 69 голосов) или в узком (17 голосов). Все действительно важные вопросы решались, разумеется, узким составом. Председательствовала в Сейме Австрия – в то время самое крупное государство Германского союза.
Каждое из вошедших в Союз государств было суверенным и управлялось по-разному. В одних удерживалось самодержавие, в других были созданы подобия парламентов (земские собрания) и лишь в немногих писаные конституции фиксируют приближение к ограниченной монархии (Баден, Бавария, Вюртемберг и др.).
Дворянство вернуло себе отобранную Наполеоном власть над крестьянством, барщину, «кровавую десятину» (налог на забитый скот), феодальный суд и пр. Абсолютизм сохранил свои позиции в полном объеме везде, за исключением Баварии, Бадена и немногих других государств, входивших в Рейнский союз.
Либеральные выступления ограничивались рамками студенческих корпораций, когда на шумных собраниях сжигали «капральскую палку» – символ ненавистного полицейского режима. В Германии, по словам историка Блосса, воцарилась кладбищенская тишина, нарушавшаяся лишь хвалебными завываниями сверху в честь правителей-временщиков. После убийства студентом Зандом в 1819 г. реакционного публициста Коцебу в германских государствах по инициативе Меттерниха были созданы межгосударственные следственные комиссии, пресекавшие малейшие проявления либерализма.
Но капиталистические отношения пробивали себе дорогу и в этих неблагоприятных условиях. В Вюртемберге, Гессене, Кобурге была отменена крепостная зависимость, барщину вытеснял более производительный труд наемных батраков и пр. Медленно, но неуклонно развивается буржуазное промышленное производство, особенно в Рейнской области, долее других испытавшей на себе благоприятные экономические и правовые нововведения Наполеона. В 1834 г. образовался Таможенный союз, в состав которого вошли Бавария, Пруссия и еще 16 германских государств. Руководство в Союзе принадлежало Пруссии, претендовавшей вместо Австрии на роль объединительной силы в Германии. Выдвижению Пруссии способствовала ее промышленная мощь, увеличивавшаяся с каждым годом. Пруссия по уровню экономического развития сильно отставала от Англии и Франции, однако и там уже в 30-х годах XIX в. началось активное железнодорожное строительство, относительно быстро увеличивались выплавка чугуна, добыча каменного угля и т. д., а следовательно, возрастала численность рабочих и повышалось его самосознание.
Все это, вместе взятое, подготовило буржуазную революцию в Германии, хотя успех ее был проблематичным ввиду сильных консервативных позиций в Пруссии и Австрии. Идеологической базой консерватизма была возникшая в это время так называемая историческая школа права (Гуго, Савиньи, Пухта), выступавшая против как кодификации права, так и либеральной законотворческой деятельности вообще. Вместе с тем не отрицались в принципе (особенно Эйхгорном) и прогрессивное развитие культуры, и связанность права материальными и духовными условиями национального существования, а значит, и правовое развитие каждой данной нации вообще.
Для общей политической ситуации в Германии не прошли бесследно наполеоновские войны; влияние Кодекса Наполеона с очевидностью проявилось в ряде реформ.
Так, реформа 1808–1810 гг., связанная с именем Штейна, упорядочила государственное управление в Пруссии. Место старых неуправляемых «коллегий» заняли пять министерств во главе с министрами (дела военные, иностранные, финансовые, внутренние, юстиция). Совет министров возглавил канцлер. В городах были созданы органы местного самоуправления (муниципальные советы), избираемые узким кругом крупных налогоплательщиков. Крепостное право было отменено, но освободиться крестьянин мог только с потерей земли в пользу помещика. При этом полицейская и судебная власть помещиков над крестьянами полностью сохранилась.
Другой реформой – Шарнхорста была введена всеобщая воинская повинность. Эта реформа имела далеко идущие планы и последствия.
Революция 1848 г. Поводом для революционного выступления в Германии стала Французская революция 1848 г. Уже в марте 1848 г. столица Пруссии (Берлин) поднялась на вооруженную борьбу: возникали баррикады, завязалась вооруженная борьба с войсками. Воспользовавшись обстоятельствами, либеральная часть прусской буржуазии вырвала у короля и его правительства некоторые уступки: уничтожение помещичьих судов над крестьянами и полицейской власти помещиков над зависимым от них крестьянством, распространение суда присяжных на политические преступления, выборы в Учредительный ландтаг (национальное собрание) и т. д.
Помимо Пруссии буржуазно-демократическое движение захватило и многие другие германские государства. Чтобы выиграть время для его подавления, короли и князья дали свое согласие на созыв во Франкфурте-на-Майне всегерманского Учредительного собрания. Составленное из депутатов от всех германских государств, оно должно было дать единой Германии новую, по меньшей мере федеральную конституцию.
Однако Собрание не оправдало надежд германской демократии, стремившейся к тому, чтобы ее представители приняли, наконец, участие в управлении Германией. Оно и не могло быть сколько-нибудь эффективным, ибо не обладало ни силой, ни согласованной программой действий. После долгих споров франкфуртский парламент выработал проект демократической для своего времени конституции, но он так и остался проектом, ибо значительная часть членов Национального (Учредительного) собрания разъехалась по домам, а те, кто еще оставались, были разогнаны (в июне 1849 г.) правительством Вюртемберга.
То же случилось и с прусским Национальным собранием, несмотря на выработанную им конституцию страны, составленную в сдержанных, но либеральных по содержанию статьях: двухпалатный парламент, ответственное правительство, конституционный король (что должно было означать учреждение ограниченной монархии взамен абсолютной). После некоторых коренных поправок, внесенных в конституцию королем и его советниками, было созвано Собрание, которое, по их мнению, должно быть сговорчивым и удобным. Для этого была создана новая система выборов, которая получила название куриальной. Суть ее состояла в следующем. Избиратели-мужчины, достигшие определенного возраста, были поделены на три курии. Первые две курии составили крупные налогоплательщики, в третью курию входили все прочие избиратели. Несмотря на свой внешний демократизм, избирательная система, изобретенная в Пруссии, давала явное, несомненное преимущество богатым и оставляла крохи бедным, поскольку число выборщиков было одинаковым во всех трех куриях. Таким образом, две первые курии – незначительная кучка людей – выбирали 2/3 выборщиков. Этим и определялся социальный состав депутатов.
Выборы дали прусскому правительству ожидаемый результат: из 350 депутатов 250 были чиновниками. Выработанная в 1850 г. новая Конституция оказалась, как и ожидалось, конституцией торжествующей контрреволюции. Уступки, сделанные буржуазии, были ничтожными. О «простом народе» не шло и речи.
Конституция 1850 г. Прусская Конституция создавала две палаты с законодательной властью. Нижняя палата была выборной (именно о ней и говорилось выше), верхняя формировалась по королевскому указу из принцев крови, князей и других назначенных короной пэров (ст. 62–78).
Сначала верхняя палата, названная палатой господ, была наполовину выборной, наполовину назначенной. В 1852 г. король задумал превратить ее в полностью назначаемую. По требованию короля министр Отто фон Бисмарк отстаивал этот план перед палатами и добился их согласия. Много позже он понял, что был не прав. Палата, справедливо замечал Бисмарк в своих мемуарах, в составе которой есть какое-то число выборных членов, имеет в глазах народа гораздо больший престиж, нежели палата, целиком назначенная А престиж очень важен, если палата хочет играть отведенную ей роль исполнителя оборонительных задач (в своей конкуренции с нижней палатой). Когда палата становится простым орудием королевской политики и даже просто исполнителем королевских приказов, это свидетельствует о дефекте конституции. Иногда необходимо, продолжает свои размышления Бисмарк, чтобы ничтожная и безопасная палата демонстрировала некоторую видимость независимости в своих суждениях: правительству порой на руку побуждать верхнюю палату к некоторой оппозиции, чтобы была не очень заметной ее действительная роль «дублера правительственной власти». Отнюдь не устаревшие истины!
Законодательная власть палат парализовалась правом абсолютного вето короля (ст. 62). По его мнению, сущность Конституции 1850 г. состояла не в том, чтобы в данный момент или когда-либо в дальнейшем создать новую правительственную систему, а в том, чтобы благодаря трем вето – обеих палат и решающему королевскому – помешать «произвольным изменениям существующего положения».
Статья 64 Конституции 1850 г. наделяла короля правом законодательной инициативы, а также ничем не ограниченного роспуска парламента (ландтага), и, конечно, король оставался непререкаемым главой исполнительной власти.
Важно и то, что министры короны не были подотчетны ландтагу и не зависели от него. Они не несли коллективной ответственности за свои действия, и их непременным главой оставался, как и ранее, король. Он же обладал правом абсолютного вето на решения ландтага, которому в силу этой причины отводилась не законодательная, а законосовещательная функция.
Прусская Конституция не была лишена таких «украшений», какими стали к середине XIX в. свобода собраний и союзов, свобода слова и неприкосновенность личности. Но свобода собраний, например, ограничивалась одним важным условием, касавшимся лишь «низших слоев общества»: собрания разрешалось проводить только в помещении – под крышей (ст. 29). Недостает денег на то, чтобы арендовать помещение, нет и права на собрания!
В 1863 г. в ходе острой избирательной борьбы за нижнюю палату парламента Бисмарк, озлобленный нападками оппозиционной прессы, издал собственной властью абсолютно беззаконное распоряжение о введении последующей цензуры, согласно которому печатный орган, получивший три предупреждения правительства, подлежал закрытию. Когда выборы были выиграны, Бисмарк представил свое распоряжение на утверждение новой палаты (то самое распоряжение, которое помогло депутатам выиграть выборы).
Еще большим беззаконием было то, что наперекор ландтагу Бисмарк в течение четырех лет тратил огромные деньги на вооружение армии, но ему все простилось, когда Пруссия в 1866 г. выиграла войну с Австрией (то, что обеспечило объединение Германии под главенством Пруссии).

§ 2. Объединение Германии

Северо-Германский союз. Победа над Австрией выдвинула Пруссию на роль объединяющей Германию силы. К осознанию этой роли Пруссия пришла еще в царствование Фридриха II (1712–1786 гг., король с 1730 г.). Пруссия была единственным немецким государством, введшим у себя всеобщую воинскую повинность и всеобщее обязательное обучение. Последнее позволило Пруссии иметь грамотных рекрутов, и это так высоко ценилось, что Бисмарк сказал: «Победа над Австрией была победой прусского школьного учителя!»
Таким образом, Бисмарк с успехом осуществил политику воссоединения Германии, о которой в 1862 г. он говорил британскому премьеру Дизраэли: «В непродолжительное время я буду вынужден взять на себя руководство политикой Пруссии. Моя первая задача будет заключаться в том, чтобы с помощью или без помощи ландтага реорганизовать прусскую армию. Далее я воспользуюсь первым предлогом для того, чтобы объявить войну Австрии, уничтожить Германский союз, подчинить своему влиянию средние и мелкие государства и создать единую Германию под главенством Пруссии…» Тогда же Бисмарк заявил в ландтаге, что Германия будет объявлена «не речами и парламентскими постановлениями», но «железом и кровью».
Важнейшим итогом австро-прусской войны являлось присоединение к Пруссии ряда северогерманских государств, в том числе Ганновера, Гессенз Кастеля, Франкфурта-на-Майне, Ниссау. Ранее, после войны с Данией, Пруссия насильственно захватила Шлезвиг и Голштейн.
В Центральной Европе возникло по сути дела новое государство, получившее название Северо-Германского союза.
Чтобы «монархическая заграница… не совала пальцы в прусский национальный омлет», Бисмарк был вынужден согласиться ввести всеобщее избирательное право, но о тайном голосовании речи не шло, ибо именно оно, по выражению самого Бисмарка, «противоречит лучшим свойствам немецкой нации» (то же скажет много позже и Гитлер).
Новое государство в 1867 г. получило и новую Конституцию, отдававшую управление Союзом прусскому королю («президенту»), канцлеру и двум палатам. Нижняя из них, как мы уже знаем, из0иралась на основе всеобщего избирательного права.
В Союз не вошли южногерманские государства Бавария, Саксония, Вюртемберг й др. Их насильственному объединению в новую империю препятствовала Франция, не без тревоги наблюдавшая за образованием «великой империи» на своих восточных границах.
В 1870 г. Пруссия спровоцировала войну с Францией (не без воинственных, впрочем, намерений правительства Наполеона III). В этой войне Франция была разгромлена. Северо-Германский союз смог осуществить давно задуманный Пруссией план присоединения южногерманских государств. Присоединение было оформлено договорами, ратифицированными парламентами соответствующих стран. Прусский король был коронован императором объединенной Германии. Таким образом, в центре Европы возникло новое государство – Германская империя.
Конституция Германии 1871 г. Согласно новой германской Конституции в состав новообразованной империи вошли 22 монархии (среди них Пруссия, Бавария и Саксония) и несколько вольных городов, включая Гамбург. Конституция наделила эти государства незначительной самостоятельностью, постепенно сокращавшейся.
Главой империи был прусский король, что отвечало реальному соотношению сил во вновь образованном государстве – на долю Пруссии приходилось свыше половины всей территории Германии и 60% населения страны. Королю присваивался титул императора. Он был главой вооруженных сил, назначал чиновников империи, включая главу правительства – имперского канцлера. Императору предоставлялось право назначения членов верхней палаты парламента от Пруссии. Конституция дозволяла ему непосредственное руководство министрами империи и, конечно, самой Пруссии.
Члены верхней палаты – Союзного совета (бундесрата) назначались правительствами союзных государств. Нормы представительства от каждой земли были установлены в Конституции. При этом Пруссию представляли 17 депутатов из 58, остальные государства имели от одного до шести депутатов.
По Конституции Союзному совету вручалась законодательная власть – наряду и вместе с рейхстагом – и значительная исполнительная власть (ст. 6). Бундесрат располагал своим аппаратом – комиссиями, специализированными по различным областям общественной и государственной жизни. Самое важное заключалось в том, что бундесрату, помимо нижней палаты и даже наперекор ей (ст. 7), было предоставлено право издания указов, имевших ту же силу, что и закон.
Пруссия осуществляла свою власть через верхнюю палату империи. Председателем палаты был по положению канцлер империи – прусский министр, назначаемый по воле прусского короля. Это давало Пруссии преобладание в бундесрате. Для отклонения законопроекта об изменении Конституции требовалось всего 14 голосов, между тем Пруссия была представлена в верхней палате первоначально 17 депутатами, затем их стало 22. От Пруссии зависело отклонение любого законопроекта, касающегося перемен в армии и флоте, а также налогов и сборов. Неудивительно, что депутаты мелких государств нередко отказывались присутствовать на заседаниях бундесрата.
Депутаты нижней палаты парламента (рейхстага) избирались сначала на три года, а с 1887 г.– на пять лет. Конституция отводила рейхстагу важное место в законодательном процессе, но фактическая его власть была сравнительно небольшой. В тех случаях, когда рейхстаг отклонял внесенный правительством законопроект, его, чуть отредактировав, утверждал бундесрат в качестве указа.
Неоднократные попытки рейхстага установить хотя бы минимальный контроль над исполнительной властью неизменно завершались поражением: бундесрат и правительство блокировали все, что носило признаки либерализма в отношениях между законодательной и исполнительной властями. Таким образом, разделение властей на законодательную и исполнительную в той или иной степени признавалось Бисмарком и его окружением, но системы сдержек и противовесов, направленной на демократизацию власти, так и не было создано вплоть до Веймарской конституции 1919 г.
Статья 20 Конституции декретировала введение всеобщего мужского избирательного права. Бисмарк, вынужденный ввести этот институт в Конституцию, считал всеобщее голосование вредным и опасным. Эта опасность компенсировалась установлением открытого голосования, обеспечивающего, по- словам Бисмарка, наибольшее влияние людей просвещенных, благоразумие которых диктуется стремлением к надежной «охране собственности».
Как уже говорилось, введение всеобщего избирательного права было продиктовано чисто политическими или, лучше сказать, внешнеполитическими обстоятельствами: Бисмарк решил лишить аргументов те европейские державы, которые усматривали в насильственном объединении Германии нарушение воли объединенных народов; нужно было показать «монархической Европе», что объединение Германии «одобрено народом».
Наконец, нелишне сказать, что досрочный роспуск нижней палаты мог быть произведен простым постановлением верхней палаты (бундесрата), и это происходило не один раз.
Имперское правительство было представлено единственным лицом – канцлером. Кабинета министров не существовало. Министры, ведавшие определенным кругом вопросов, находились в подчинении канцлера, были практически его заместителями по тому или иному ведомству. Подводя основу для такой организации верховной исполнительной власти, Бисмарк писал: «Действительную ответственность в делах большой политики может нести… только один-единственный руководящий министр, а не анонимная комиссия с мажоритарным голосованием», т. е. совет (кабинет) министров.
Функции имперского правительства были весьма широкими. Помимо вопросов внутренней и внешней политики, руководства вооруженными силами, средствами сообщения и связи оно ведало также банковским делом и патентами, уголовным и гражданским правом, законодательством о ремеслах и профсоюзах, санитарной и ветеринарной службой и т. п. (ст. 4). На долю местных правительств приходилось главным образом исполнение имперских законов, имевших преимущества перед законами областей.
Реакционная и абсолютистская по своему духу и заложенным в нее идеям, Конституция 1871 г. была полна юридических нелепостей и несообразностей. Так, император был связан контрассигнатурой канцлера, которого он же был волен назначать и смещать по своему усмотрению. Конституция ограничивала власть императора Союзным советом, но как прусский король он мог приказать своим представителям в бундесрате провалить любой неугодный ему закон, касающийся Конституции, финансов и военного дела.
По своему социально-политическому содержанию Конституция 1871 г. была выражением компромисса между феодально-юнкерским землевладением и быстро развивающимся прусско-германским капиталом. Причем господствующее положение в Союзе продолжало оставаться, как и до принятия конституции, у помещиков и клерикалов-церковников.
В создавшейся ситуации не могло быть и речи о ликвидации все еще полуфеодального землевладения и некоторых иных пережитков феодализма вообще. Крепостничество, отступая под натиском времени, приспособлялось – феодальные формы эксплуатации крестьянства заменялись капиталистическими, тем более что законом 1850 г. прусский крестьянин получал возможность выкупа себя и своего имущества из крепостной кабалы.

§ 3. Государственно-правовое развитие объединенной Германии

Опоздав с промышленным переворотом чуть ли не на два столетия, Германия получила возможность создать собственные производственные мощности уже в «готовом виде». Однако настоящий промышленный переворот в Германии отмечен не ранее второй половины XIX в., и особенно после объединения страны.
Только в 1882 г. в объединенной Германии возникло 9,5 тыс. крупных предприятий (более 50 работников на каждом), в 1895 г.– около 18 тыс., в 1907 г.– свыше 29 тыс. и т. д. Общее число рабочих, занятых в промышленности, возросло в указанный период с 6 млн. человек до 11 млн. Быстрыми темпами развивалось и банковское дело: капиталы одного лишь Немецкого банка увеличились за 30 лет (с 1870 по 1900 г.) с 15 млн. до 150 млн. марок и продолжали расти.
Можно сказать, что объединение Германии, будучи событием чисто политическим (государственным), придало немецкой экономике столь значительный импульс, что Германия в короткий срок стала самой мощной европейской державой.
Достигнутое могущество позволило ей бросить вызов Англии, Франции и России, что привело к первой мировой войне, империалистической по своим целям и средствам. В этой войне Германия потерпела сокрушительное поражение, а вместе с тем сошла со сцены монархическая империя.
Быстрый рост численности рабочего класса выдвигал его как новую политическую силу, организационным центром которой стала социал-демократическая партия. Отклонив революционный призыв к захвату власти, социал-демократы, как зафиксировано в их Готской программе, принятой на съезде в г. Готе в 1875 г., ставили своей задачей борьбу за парламент, а в самом парламенте – за законы, улучшающие положение рабочего класса, борьбу за новое социальное законодательство.
История социал-демократической партии рассматриваемого времени свидетельствует о неуклонном росте влияния партии среди рабочих. На выборах в рейхстаг социалисты получили в 1871 г. 101 тыс. голосов, в 1874 г.– 351 тыс., в 1877 г., несмотря на преследования и гонения,– 493 тыс. голосов.
Ответом правительства Бисмарка на усиление влияния социал-демократов стал так называемый исключительный закон против социалистов, который обрушил на них репрессии, затронувшие саму организацию партии, ее прессу, созданные партией союзы и общества. Судебным преследованиям подверглись тысячи людей. Естественно, что число голосов, поданных за социалистов в 1881 г., упало до 310 тыс. Но уже в 1884 г. за социал-демократическую партию проголосовали до 550 тыс. человек, в 1887 г.– 760 тыс., а в 1890 г.– 1,5 млн. Стало ясно, и в первую очередь самому правительству, что исключительный закон провалился. В начале 1890 г. он был отменен и формально. Тогда же ушел в отставку и вдохновитель закона О. фон Бисмарк.
Следует отметить, что Бисмарк провел через рейхстаг серию законов, в некоторой степени улучшавших положение трудящихся. К ним относятся законы 80-х годов о социальном обеспечении по болезни, по старости и при несчастном случае. Для правильной их оценки нужно иметь в виду, что 2/3 расходов, шедших на нужды социального страхования, составляли взносы работающих. Но было бы ошибкой недооценивать социальное законодательство Германии, причем не только для нее самой, но и для Европы в целом.
После смерти К. Маркса (1883 г.) и Ф. Энгельса (1895 г.) руководящую роль в германской социал-демократической партии заняли лидеры, далекие от революционной тактики, от «пролетарской революции» и «диктатуры пролетариата». Наиболее видные теоретики этого времени – К. Каутский и Э. Бернштейн. В явном противоречии с Марксом Бернштейн считал, что буржуазное экономическое и социальное развитие в XX в. будет таким, что экономические катастрофы, классовая борьба отойдут в прошлое, развитие демократических институтов вовлечет рабочих в управление обществом и государством, станет могущественным «средний класс» с относительно высоким жизненным уровнем и т. д. Все это сделает ненужными и классовую борьбу, и пролетарскую революцию. Таким образом, по мысли Бернштейна (как и Каутского), возможен реформистский путь достижения социальных и политических целей пролетариата.
Осуществляя такого рода идеологию, германская социал-демократия помогала буржуазному правительству Германии в ведении мировой войны 1914–1918 гг. После войны социал-демократы, находясь у власти (правительство Эберта), содействовали становлению нового конституционного строя Германии, основанного на Веймарской конституции 1919 г. С приходом к власти Гитлера (1933 г.) социал-демократическая партия была запрещена и подверглась репрессиям.
По окончании второй мировой войны она стала одной из правящих партий Германии.

Глава 19. ИТАЛИЯ

§ 1. Начало объединения страны
Политическая раздробленность. В течение многих веков со времени падения Западной Римской империи (476 г. н. э.) на территории Италии создавались и рушились небольшие государства, различные области страны захватывали и грабили более сильные соседи – Франция, Германия, Испания.
Великие географические открытия, а также усиление Турции в Средиземноморье привели к перемещению морских торговых путей. Все это препятствовало развитию экономики страны, на длительное время установилось господство феодальной аристократии, усиливалось влияние католической церкви на все стороны общественно-политической жизни. Раздробленная, постоянно разоряемая вторжениями иноземных армий, бесконечными войнами местных властителей, междоусобицами феодалов, Италия еще в XVII в. была расчленена на 11 государств, среди которых наиболее значительными были Папская область, Пьемонтское королевство, Неаполитанское королевство, герцогство Миланское, герцогство Тоскана, Венецианская республика.
Папская область – теократическое государство, просуществовавшее с VIII по XIX в., возглавлялось римским папой. Папская область прошла большой исторический путь. Начало ей положил франкский король Пипин Короткий, в 756 г. подаривший папе Стефану II Римскую область и часть прилегающих земель. Какое-то время она входила в состав «Священной Римской империи германской нации», но при папе Иннокентии III (1198–1216 гг.) стала фактически независимым государством. В средние века Папская область была одной из наиболее отсталых областей Северной и Центральной Италии, в ней дольше, чем в других районах страны, сохранялась крепостная зависимость.
Население области в течение нескольких веков страдало от войн пап с германскими императорами и местной знатью. В XVI–XVIII вв. в Папской области складывается режим абсолютной власти. В годы наполеоновского господства на территории Папской области была образована Римская республика, а многие ее районы включены в состав Франции.
После Венского конгресса, восстановившего Папскую область как самостоятельное государство, феодальная клерикальная реакция оказалась здесь сильнее, чем где-либо в Италии.
Пьемонт составляли территории северо-запада Италии. В XI–XV вв. он состоял из множества феодальных владений, объединенных к XV в. и ставших в начале XVIII в. основной частью Сардинского королевства. Впоследствии Пьемонт выдвинулся в число наиболее экономически развитых государств Италии.
Становление единого государства. С конца XVIII в. в Италии развернулось движение за освобождение страны от иноземного ига и объединение ее в единое государство (или федерацию государств). Это движение, названное «Возрождение», сопровождалось борьбой против феодально-абсолютистских порядков, за становление буржуазного строя, продолжалось 100 лет и завершилось объединением страны в единое государство – Итальянское королевство.
В последней трети XVIII в. в среде мелкой и средней буржуазии, а также либерального дворянства возникло выросшее на идеях Великой французской революции 1789–1794 гг. антифеодальное республиканское движение, направленное прежде всего на освобождение страны от иностранной оккупации, принятие конституции,– так называемое движение карбонариев. Тайные общества карбонариев быстро распространились по всей стране. В их состав входили патриотически настроенные буржуа, офицеры, чиновники, люди свободных профессий, ремесленники и крестьяне. Среди карбонариев были как республиканцы, так и монархисты.
Известным толчком к развитию страны стало пребывание на территории Северной и Центральной Италии армии Наполеона Бонапарта. За сравнительно небольшой срок (1796–1810 гг.) был проведен ряд буржуазных реформ: отменены внутренние таможенные пошлины, упразднены феодальные привилегии, введены новые французские Гражданский и Уголовный кодексы, проведена секуляризация и распродажа церковных земель, ликвидирована инквизиция.
Австрийское господство в Северной Италии. После поражения наполеоновской Франции Венский конгресс (1814–1815 гг.) упразднил большую часть прогрессивных мер, восстановил феодально-абсолютистские порядки. Австрия как участница антинаполеоновской коалиции (в которую входили также Великобритания, Россия и Пруссия) содействовала реакции на итальянской земле и стала господствующей силой в Италии, на всей территории которой, кроме Пьемонта, стала’ хозяйничать австрийская администрация.
Только Пьемонт (Сардинское королевство), которым управляла Савойская династия, сохранил независимость. Именно Пьемонту суждено было сыграть роль объединяющего центра Италии. Борьба за объединение страны началась с распространением по всей ее территории различных тайных революционных обществ, в числе которых были и наиболее известные организации карбонариер. На итальянской земле разгорается пламя национально-освободительной борьбы.
В 1820–1821 гг. карбонарии подняли восстание в Пьемонте и Неаполе, в результате чего правительства этих государств вынуждены были согласиться на принятие конституций, провозгласивших режим ограниченной монархии. Но восстания были подавлены австрийскими войсками, конституции отменены.
В 1831 г. та же участь постигла восстания в Папской области, Парме, Модене и в некоторых других мелких итальянских государствах.
Политические движения в борьбе за независимую Италию. В начале XIX в. итальянское национально-освободительное движение и движение объединения формируются в два политических течения. Одно из них, революционное, предполагавшее вовлечение широких народных масс в борьбу за национальное освобождение и объединение страны, формировалось вокруг группы интеллигентов и буржуа, входящих в подпольное движение «Молодая Италия», руководимое Дж. Мадзини. Концепция Дж. Мадзини предполагала объединение страны посредством народной революции в единую и независимую демократическую республику. Однако требование передать помещичью землю крестьянам Дж. Мадзини не поддержал, чем были ослаблены в значительной мере «Молодая Италия» и ее сторонники.
Другое течение объединяло крупных торговцев, предпринимателей, помещиков. Они поддерживали видного политического деятеля Кавура, выступавшего с идеей объединения страны и реформ под руководством Савойской династии при полном неучастии народа в политической борьбе. Это правое крыло национально-освободительного движения в ходе революции 1848–1849 гг. выступило в союзе с реакционными феодальными группами.
Эти факторы в соединении с контрреволюционной интервенцией европейских держав (Франции, Австрии и др.) привели к поражению революции 1848 г. и восстановлению дореволюционных порядков на всей территории страны. Лишь Пьемонт, вновь сохранив независимость и получив Конституцию 1848 г., приступил к ускоренному развитию экономики – строились новые фабрики и заводы, прокладывались железные дороги и т. п.
Либеральные круги в других итальянских государствах стали ориентироваться на Савойскую монархию, проводившую антиавстрийскую политику. Демократические силы не смогли выработать единой близкой чаяниям народа программы, а часть из них во имя единства в борьбе за объединение Италии склонялась к отказу от требования установления республиканской формы правления.
Решающим этапом объединения Италии стали революционные события 1859–1860 гг. Большую роль в деле объединения страны сыграл Дж. Гарибальди – один из руководителей революционного крыла в национально-освободительном движении. Он возглавил поход отряда революционеров (так называемой тысячи) против властей Королевства «обеих Сицилии» (юг Италии), что привело к освобождению этой области страны от власти реакции. В те же годы освобождаются от австрийской оккупации и ликвидируют монархии Ломбардия, Парма, Тоскана, а проведенные в них плебисциты узаконивают присоединение этих государств к Пьемонту.
В 1861 г. Сардинское королевство трансформировалось в единое Итальянское королевство. В 1866 г. к единой Италии присоединяется Венеция, в 1870 г. ликвидируется Папская область. Папа лишается светской власти, а Рим становится столицей нового государства.
У Итальянского объединенного государства установились сложные отношения с папой. Он не согласился с решением правительства Италии о лишении его светской власти, объявил себя «моральным пленником».
Правительством предпринимались шаги по нормализации отношений с Ватиканом, результатом чего стал Закон о гарантиях (13 мая 1871 г.), в котором подтверждался принцип разделения светской и духовной властей (последняя сохранялась в руках папы) и определялся ряд привилегий главы католической церкви. В их число входили неприкосновенность папы и территории Ватикана; выплата субсидии в 3 млн. лир; свобода телеграфной и почтовой связи с католическим миром; право дипломатических отношений с другими государствами; свобода проведения конклавов (собраний высших иерархов церкви) по избранию папы; власть над итальянским духовенством с отменой условий разрешения правительства на публикацию документов органов Ватикана и утверждения правительством их распоряжений.
Папа не принял вышеназванный закон, отказался получать деньги от итальянского правительства и запретил членам католической партии участвовать в выборах в палату депутатов парламента. Это воспринималось как косвенное признание Итальянского государства. Отношения Итальянского государства с Ватиканом были урегулированы только в 1929 г., при фашистском режиме.
Национально-освободительное и демократическое движения в Италии завершились компромиссом между торгово-промышленной буржуазией и крупными землевладельцами, отношения которых с крестьянами еще носили феодальный или полуфеодальный характер. Поэтому следует отметить незавершенность социально-экономических и политических преобразований в стране, что выразилось прежде всего в положении крестьянства, составлявшего основную массу населения Италии.
Завершение воссоединения Италии превратило ее в конституционную монархию, закрепившую господство представителей блока торгово-промышленной буржуазии и помещиков.
Структура нового государства определялась в известной мере тем, что объединение осуществлялось посредством последовательного присоединения к Сардинскому королевству других итальянских государств после проводимых у них плебисцитов. Новое государство стало продолжением Сардинского королевства, от которого оно унаследовало династию, Конституцию 1848 г. (Альбертинский статут), различные стороны законодательного, административного, финансового и военного устройства.

§ 2. Конституция 1848 г.

Основой государственного строя Италии на целое столетие стала Конституция 1848 г.– Альбертинский статут.
Законодательная власть, согласно Конституции, осуществлялась совместно королем и парламентом.
Полномочия короля были обширны: утверждение законов, принятых парламентом; издание декретов и регламентов, необходимых для «исполнения законов»; досрочный роспуск обеих палат парламента; формирование правительства; назначение всех должностных лиц; объявление войны и заключение мира; кроме того, король обладал правом бессрочного отлагательного вето в отношении предлагаемых законопроектов и был верховным главнокомандующим вооруженными силами.
Парламент состоял из двух палат – сената, члены которого (представители королевской фамилии, церковные иерархи, высшие чиновники, генералы и т. п.) назначались королем пожизненно, и палаты депутатов, избираемой на пять лет.
Первоначально избирательным правом в королевской Италии пользовались мужчины 25 лет, а также мужчины, достигшие 21 года, если они были грамотными, или платили прямой налог, или обладали земельной собственностью, или квартирой, или отбыли воинскую повинность.
Сенат (как и король) имел право бессрочного отлагательного вето в отношении предлагаемых законопроектов. Палата депутатов имела полномочия на формирование бюджета и сбор налогов.
В свою очередь правительство обладало весьма широкими полномочиями. Согласно политической практике, король назначал премьер-министром лидера партийного большинства или какого-либо политического течения, представленного в парламенте. Правительство осуществляло повседневное руководство страной, имело право приостанавливать действие правовых норм, принятых парламентом, а также право законодательной инициативы.
Конституция 1848 г. провозглашала демократические права граждан, но с весьма существенными оговорками и без гарантий. Не были отменены многие привилегии дворянства, в том числе дворянские титулы.
Избирательные реформы. Согласно Сардинскому статуту, правом голоса могли воспользоваться не более 2–3% населения. В 1882 г. была проведена избирательная реформа, согласно которой (закон от 21 января 1882 г.) возрастной ценз был снижен с 25 лет до 21 года, а имущественный – с 40 до 19,8 франка. Получили право голоса арендаторы земельных участков, вносившие не менее 500 лир арендной платы, а также те, кто платил не менее 150 лир за наем жилого помещения, мастерской или лавки.
Основным стал образовательный ценз, признавший право голоса за имеющими законченное начальное образование.
Электорат увеличился почти втрое. Дальнейшее увеличение итальянского электората произошло в 1812 г.
Государственно-правовые реформы конца XIX – начала XX в. Реформы затронули важные аспекты государственности Италии. Были унифицированы Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский кодексы.
Новый УК вступил в силу с 1 января 1890 г. Отменялась смертная казнь с заменой ее каторжными работами; была санкционирована свобода экономических забастовок; предусматривалось наказание священнослужителей, осуждающих государственные институты и законы. УК был дополнен Законом об общественной безопасности (30 июня 1889 г.), который несколько ограничил фактическое всевластие полиции, но сохранил ряд жестких мер, таких, как ограничение свободы собраний, их роспуск или запрет.
В 80-х годах XIX в. были проведены реформы по реорганизации центральной администрации и местного самоуправления, носившие во многом двойственный характер.
Административной реформой 1887 г. министр МВД получил право увольнять в отставку или в запас префектов. В соответствии с законом 1888 г. министерства могли быть образованы или упразднены на основе королевских декретов, а не законов, что также увеличило полномочия главы правительства. Законом 1888 г. было реформировано местное самоуправление. Отныне избирать в местные органы управления могли мужчины, достигшие 21 года, грамотные и платившие не менее 5 лир годового налога. В результате реформы число лиц, участвовавших в избрании местных органов самоуправления, увеличилось более чем на 1 млн. человек.
Закон устанавливал также избрание мэров провинциальных коммунальных центров с населением более 10 тыс. человек. Контроль над деятельностью коммун поручался вновь созданному органу – провинциальной административной джунте, возглавляемой префектом и 4 избираемыми членами.
Таким образом, с одной стороны, расширялись избирательные права граждан, а с другой – усиливался контроль над местной администрацией представителя центральной власти префекта. Более прогрессивный характер носило учреждение в 1889–1890 гг. административной юстиции.
Законом от 31 марта 1889 г. вводилось положение, согласно которому в случаях некомпетентности администрации и нарушения ею закона ее действия можно обжаловать, обращаясь в специально созданную секцию Государственного совета. Этот закон был дополнен созданием юридических органов для рассмотрения жалоб на деятельность местной администрации. Эти обязанности были возложены на провинциальные административные джунты.
Общественно-политическая обстановка в стране, реальное применение Конституции 1848 г. формировали традиционную парламентскую систему с преобладающим влиянием нижней палаты в вопросах бюджета и налогов. Правительство было относительно свободно в своих действиях перед Сенатом, но ответственно перед депутатами, которые, в свою очередь, обсудив законопроект, часто окончательный текст поручали доработать правительству и представить его королю.
Во внешней политике Италии в конце XIX – начале XX в. все в большей мере проявляются экспансионистские тенденции.
Итальянские правящие круги начали борьбу за создание колоний в Северной и Восточной Африке.
Конец XIX – начало XX в. ознаменовались повышенной политической активностью различных социальных слоев. Усиливает свое влияние Всеобщая конфедерация труда, повсеместно наряду с профсоюзами образовываются «палаты труда» по защите интересов рабочих; пополняет свои ряды социалистическая партия; создаются массовые католические организации, в том числе католические профсоюзы; Ватикан отказывается (1904 г.) от принципа неучастия католиков в парламентских выборах.
Особенностью развития итальянской экономики, в большой степени определившей развитие политической борьбы на многие десятилетия, явилось сплетение полуфеодальных отношений в сельском хозяйстве с монополистическим развитием промышленности. Уже на рубеже XX в. возникают такие монополистические объединения, как «ФИАТ», «Монтекатини», «Пирелли», которые определили и определяют развитие итальянской экономики. Активную роль играют такие финансовые гиганты, как «Банко ди Рома», «Банко Святого Духа» и др. Одним из проявлений такого противоречия стало неравномерное развитие северных и южных районов страны – промышленно развитому Северу противостоял отсталый аграрный Юг с его низкой культурой и нищетой.
Тем не менее Италия из аграрной страны постепенно превращалась в аграрно-индустриальную, хотя сельское хозяйство и оставалось преобладающим – в нем было занято 70% населения.
Вместе с тем на развитии страны лежала печать незавершенности: попытки правящих кругов улучшить экономическую и политическую обстановку посредством либеральных реформ (легализация рабочих организаций, стачек, законы об охране труда, избирательные реформы) существенно положение в Италии не изменили. Темпы промышленного развития, были ниже, чем в передовых капиталистических странах, демократические институты весьма несовершенны.

Глава 20. ЯПОНИЯ

§ 1. Революция Мэйдзи

Основные изменения в социально-политическом строе. В середине XIX в. Япония находилась в состоянии глубокого социально-политического кризиса, обусловленного в конечном счете разложением господствовавшего феодального строя, сдерживавшего дальнейшее развитие страны. Основные сельскохозяйственные земли вместе с крестьянами находились в собственности крупных феодалов – князей (дайме), которые с помощью вассалов управляли своими владениями. Крестьяне отдавали князьям более половины урожая, не считая других поборов и повинностей. Дальнейшее усиление эксплуатации в условиях низкого уровня сельскохозяйственной техники вело к разорению большинства крестьян. В стране почти непрерывно происходили крестьянские волнения и восстания.
В первой половине XIX в. появилась капиталистическая мануфактура. Однако феодальная регламентация, большие налоги, узость внутреннего рынка (крестьянство – основная часть населения страны – почти не покупало промышленных товаров) тормозили ее дальнейшее развитие.
Ухудшилось и внешнеполитическое положение Японии. В 1853 г. у ее берегов появилась американская эскадра. Ее командующий адмирал Перри ультимативно потребовал заключения торгового договора на американских условиях, фактически лишавших Японию таможенной автономии. Под угрозой применения силы японское правительство было вынуждено подчиниться. Вскоре аналогичные договоры были подписаны с европейскими державами. Появилась реальная угроза превращения страны в полуколонию. Это привело к слиянию антифеодальной борьбы и национально-освободительного движения.
Против существующего порядка выступили основные социальные слои японского общества: крестьянство, рабочие, ремесленники, торгово-промышленная буржуазия, самураи – военное сословие мелких дворян и многих князей, главным образом юго-западных княжеств, наиболее развитых в экономическом отношении. Участие в этом движении дворянства, особенно мелкого, обусловливалось его отрицательным отношением к внешнеполитическому курсу правительства и в еще большей степени ухудшением его социально-экономического положения. Самураи, являясь вассалами князей, обычно не имели своей земли, а получали от князей жалованье рисом; жалованье вассалов уменьшалось, их число сокращалось, и многие из них пополняли ряды других социальных групп.
Дворяне, включая князей-оппозиционеров, благодаря своей относительной сплоченности, наличию военной организации, экономическим возможностям играли руководящую роль в движении. Они признавали необходимость реформ, учитывающих иностранный опыт, но полагали, что проведение их следовало осуществлять сверху, с помощью государства.
В этот период главой государства номинально считался император. Но реально власть находилась в руках сёгуна (полководца) – высшего должностного лица, являвшегося главнокомандующим и начальником всего аппарата государственного управления, бесконтрольно осуществлявшего исполнительно-распорядительные, фискальные и законодательные функции. Начиная с XVII в. пост сегуна занимали представители дома Токугава – самого богатого феодального клана страны, противившегося любым прогрессивным реформам.
В таких условиях были сформулированы конкретные задачи княжеско-самурайского движения: свергнуть сёгунат, восстановить власть императора и от его имени провести необходимые реформы.
В октябре 1876 г. руководители движения потребовали у сегуна Кэйки немедленной передачи верховной власти императору (15-летнему Муцухито) и объявили сбор военных сил, поддерживающих императора. Сёгун капитулировал. Власть перешла в руки князей и самураев – сторонников императора. Было официально объявлено о восстановлении императорской власти.
В японской официальной историографии этот период обычно называют реставрация Мэйдзи (Мэйдзи – время правления императора Муцухито). По своему подлинному содержанию это была антифеодальная революция, руководство которой принадлежало умеренно-радикальным кругам дворянства, связанным с императорским двором. Раздробленность и недостаточная организованность крестьянского движения, относительная слабость буржуазии во многом обусловили незавершенный характер этой революции. Тем не менее страна вступила на путь буржуазного развития. Об этом свидетельствовали начавшиеся экономические и политические реформы, хотя и не всегда последовательные, но объективно призванные модернизировать японское общество, приобщить его к более высокому техническому и государственно-правовому уровню.
Реформы конца 60–80-х годов XIX в. Руководство страны, осуществляя преобразования, которые охватили важнейшие сферы жизни, стремилось максимально использовать опыт европейцев и североамериканцев.
В области социально-экономических отношений было устранено все, что ограничивало личную свободу, включая выбор местожительства и профессии, и введено формальное равенство всех граждан перед законом.
В 1872 г. было закреплено право частной собственности на землю, введен единый поземельный налог. Отныне все фактические владельцы земли становились ее собственниками. Соответственно разрешалась свободная купля-продажа земли. В итоге наиболее одиозные институты феодального землепользования были упразднены. Но радикального перераспределения земли не произошло. Она осталась у дворянства и состоятельных крестьян, но уже на правах частной собственности. Значительная часть крестьян по-прежнему была безземельной или малоземельной.
В городе были упразднены цеха и гильдии, а также связанная с ними регламентация ремесла и торговли. Закрылись все внутренние таможни, вводились единые для всей страны единицы измерения.
В 1872 г. принимается Закон о всеобщем начальном образовании.
В конечном счете были аннулированы неравноправные международные договоры.
Важные преобразования претерпело государство. Армия реорганизовалась по германскому образцу, а флот – по английскому; была введена всеобщая воинская повинность, причем самураи сохранили привилегированное право на занятие офицерских должностей. Были учреждены министерства по отдельным отраслям управления, а в качестве высшего органа исполнительно-распорядительной власти создан кабинет министров при императоре. При этом назначения на чиновничьи должности проводились по конкурсной системе. Вместо старых границ феодальных княжеств было установлено административно-территориальное деление по губерниям с приблизительно одинаковой численностью населения. Губернией управлял губернатор, назначаемый правительством и ответственный перед ним, а также выборное совещательное собрание (1871-1878 гг.). Владетельные князья окончательно лишились политической власти на местах.
Еще одна волна активизации общественных движений пришлась на 80 е годы XIX в. Одним из проявлении некоторого усиления влияния буржуазии и интеллигенции явилось образование политических партий. В 1881 г. была создана либеральная партия, а год спустя – партия конституционных реформ. Их принципиальные программные установки были схожи: введение парламентского строя при сохранении монархии, независимый внешнеполитический курс и некоторые другие положения. Различия просматривались в относительно второстепенных вопросах, связанных с уровнем налогообложения, степенью независимости самоуправления и пр. В результате этого партии имели почта одинаковую социальную базу (состоятельные слои населения города и деревни). Причем многие неоднократно меняли свои партийные симпатии в зависимости от конкретных программ, выдвинутых на очередных выборах). Партии изначально не играли решающей роли в политической жизни страны, но рассматривались правящими кругами как важный элемент создаваемой конституционной монархии. В силу этого их учреждение проходило при активном покровительственном участии властей.

§ 2. Конституция 1889 г.

Введение конституционной монархии. Завершением реформ явилось принятие Конституции. Ее создатели провели большую подготовительную работу, тщательно изучив конституционный опыт многих стран. Они не стремились сконструировать что-либо принципиально новое. Признавалось целесообразным использовать конституционные нормы других государств, апробированные на практике и наиболее адекватно отвечающие целям правящих кругов Японии. Будущая конституция должна была юридически закрепить статус императора как главы государства, наделенного чрезвычайно широкими полномочиями, особенно в области военной и исполнительной власти, при разделении законодательной власти между ним и парламентом. Объективно конституции предстояло закрепить компромисс между доминирующим в государстве дворянством во главе с императором, контролировавшим исполнительную власть и вооруженные силы, и буржуазией, допускаемой к участию в законотворчестве и частично контролю за бюджетом. Наиболее подходящими для решения этих задач были признаны прусская Конституция 1850 г. и германская Конституция 1871 г. Они и послужили образцом для Конституции Японии.
В 1889 г. работа над первой в истории страны конституцией была завершена. Особа императора объявлялась священной и неприкосновенной. Как глава государства он наделялся верховной властью – мог объявлять войну и мир; заключать международные договоры; вводить осадное положение, сосредоточивая в своих руках чрезвычайные правомочия; в качестве верховного главнокомандующего он наделялся правом устанавливать структуру и численный состав вооруженных сил, включая оклады личного состава; в сфере государственного гражданского управления он определял структуру министерств, назначал, увольнял всех должностных лиц, устанавливал их оклады.
Император назначал министра-президента (главу исполнительной власти), а по его представлению – остальных министров, которые фактически не зависели от парламента, так как Конституцией не предусматривалось право вынесения вотума недоверия.
Император осуществлял законодательную власть совместно с парламентом, созывал парламент и закрывал его, отсрочивал парламентские заседания, распускал нижнюю палату – палату депутатов. Законы, принятые парламентом, не могли быть обнародованы и приняты к исполнению без его утверждения и подписи. В промежутках между сессиями парламента император мог издавать указы, имеющие силу закона (эти указы представлялись парламенту на ближайшей сессии; если они не получали его одобрения, то объявлялись недействительными на будущее время). Он имел право амнистии, помилования, смягчения наказания и восстановления в правах.
Парламент должен был состоять из двух палат – палаты пэров и палаты депутатов. В палату пэров входили члены императорской фамилии, титулованная знать (во многом для этого несколько ранее были введены европейские титулы – князья, маркизы, графы, виконты, бароны), а также лица, назначенные императором. Палата депутатов состояла из лиц, победивших на выборах.
Законом 1890 г. право участия в выборах в нижнюю палату предоставлялось японским подданным, мужчинам, невоеннослужащим, достигшим 25 лет, уплачивающим не менее 15 иен прямого налога и проживающим в определенной местности не менее полутора лет.
Обе палаты и правительство наделялись правом законодательной инициативы. Законопроекты обсуждались палатами раздельно и утверждались абсолютным большинством. Введение нового налога было возможно только на основании закона. Согласие парламента требовалось на заключение государственного займа или принятие каких-либо иных финансовых обязательств, если это дополнительно обременяло государственный бюджет. Парламент утверждал ежегодный бюджет. Если он отказывался его утверждать, то правительство могло применить бюджет предшествовавшего года.
Депутаты получали право парламентской неприкосновенности, но только за мнение, высказанное в палате. В остальном на них распространялось действие законов. Допускался и арест депутатов в случае «задержания на месте преступления или наказуемого деяния, связанного с внутренними или внешними волнениями».
Непосредственное государственное управление осуществлял кабинет министров, возглавляемый министром-президентом. Его фактическое положение, определенное Конституцией, было зависимым от императора и его приближенных.
Конституция предусматривала учреждение так называемого Тайного совета, призванного по указанию императора обсуждать важнейшие государственные дела.
Отдельная глава Конституции была посвящена правам и обязанностям подданных. Объявлялись неприкосновенность собственности, свобода слова, печати, собраний и союзов, равный доступ к гражданским и военным должностям, тайна переписки и т. д. Однако установленные Конституцией ограничения фактически сводили эти права на нет (например, тайна переписки могла быть нарушена в определенных законом случаях (ст. 26), подобные ограничения сопровождали каждое провозглашенное право или свободу).
Послеконституционное развитие Японии. Конституция окончательно юридически закрепила победу революции Мэйдзи, заложила государственно-правовые основы дальнейшего развития страны и, как показала последующая история, создала условия для превращения Японии в агрессивное милитаристское империалистическое государство. Военные получали постоянную поддержку дворянства, а вскоре и окрепшей монополистической буржуазии. Особенно сильны были их позиции в учреждениях, являвшихся оплотом знати, находившихся вне контроля общественности, но оказывавших большое влияние на политику, функционировали Тайный совет и генро (не предусмотренный Конституцией совещательный орган при императоре, состоявший в основном из знати, поддержавшей борьбу против сёгуната). В 1895 г. был законодательно подтвержден порядок, по которому на посты военного и военно-морского министров назначались только чины высшего военного и военно-морского- командования. Таким образом, военные круги получили дополнительную возможность давления на правительство и парламент. С 70-х годов XIX в. Япония встала на путь агрессивных войн и колониальных захватов.
В области внутригосударственных нововведений наиболее заметным явлением была реорганизация судебной системы на европейских началах. Важной вехой в этом процессе, начавшемся еще в 70-е годы, явился закон 1890 г., в соответствии с которым учреждались единые для всей страны суды. Территория Японии была поделена на приблизительно равные по численности населения округа, в каждом из которых создавался местный суд. Судам предстояло разрешать большинство уголовных и гражданских дел. Следующими инстанциями стали губернские суды, семь апелляционных судов и Высокий имперский суд, в компетенцию которого входили рассмотрение установленных законом наиболее важных дел, высшая апелляция, а также разъяснение законов. Судьями могли быть лица, имеющие юридическое образование и соответствующий практический опыт. Устанавливалась несменяемость судей, не предусматривались различные финансово-административные меры воздействия на них. Одновременно конкретизировался статус прокуратуры, расширялись ее правомочия. На нее возлагались руководство предварительным расследованием, поддержание обвинения в суде, опротестовывание приговоров и осуществление надзора за судами. Несколько позже было уточнено правовое положение адвокатуры.
В 1890 г. получил новую редакцию Уголовно-процессуальный кодекс. Судебное следствие должно было основываться на принципах гласности, устности, состязательности.
Но позитивное значение судебной реформы минимизировалось расширением правомочий жандармско-полицейского аппарата, получившего право контролировать всю гражданскую жизнь страны.

Глава 21. КИТАЙ

§ 1. Образование Тайпинского государства

В конце XVIII – начале XIX в. Китайская империя во главе с династией Цин переживала период упадка, обусловленного фактическим разложением феодальной системы и усугублявшегося коррупцией сановников. В это время усилились попытки капиталистических государств и прежде всего Англии превратить Китай в свою полуколонию.
В результате этого, а также ухудшения экономического положения народа в июне 1850 г. началась крестьянская война, известная как Тайпинское восстание. Во власти восставших оказалась значительная территория. В марте 1863 г. повстанцы захватили Нанкин, который провозгласили столицей своего, Тайпинского государства. Началось формирование его государственных органов. Тайпинское руководство обнародовало так называемую Земельную систему небесной династии, представлявшую собой программу преобразования китайского общества и государства. Провозглашалось преимущественно уравнительное землепользование. Создавалось «Небесное государство великого благоденствия». Возглавлял его тяньван («небесный князь»), носитель высшей законодательной и распорядительной власти. Другие руководители получили титулы ванов более низких рангов и должны были помогать ему в управлении, в основном советами.
При дворе главы государства функционировал многочисленный бюрократический аппарат. Каждый из ванов имел свою правительственную канцелярию, состоявшую из служб по налогам, военным делам и т. д. Сколько-нибудь четкого разграничения полномочий между отдельными органами власти не было.
Продолжающаяся война с цинским правительством вынуждала строить управление Тайпинским государством на военный лад. Сельской администрацией руководили уездные начальники, возглавлявшие уездные управления. Над ними стояли начальники округов и окружные управления. Должностные лица на уровне округов назначались правительством, прочие – вышестоящими органами. Каждое должностное лицо было одновременно командиром соответствующего территориального военного подразделения.
Подавляющее большинство новых чинов происходило из простого народа. Они не имели собственности, однако получали нормированное содержание от государства. Земля и основные средства производства были фактически национализированы, иметь крупные денежные суммы или иную крупную собственность было запрещено.
К середине 1863 г. положение Тайпинского государства заметно ухудшилось: тайпины потерпели ряд военных поражений в войне с цинским правительством. В результате связь центра с провинциями нарушилась. В среде повстанцев периодически вспыхивала борьба за власть, сопровождавшаяся многочисленными жертвами. Дисциплина в войсках падала. В июле 1864 г. столица тайпинов Нанкин была штурмом взята цинскими войсками.
Тайпийское восстание было героической страницей борьбы китайского народа против феодалов и иностранных колонизаторов.

§2. Реформы

Многолетний опыт ведения военных действий против крестьянских армий, результаты войн с Англией и Францией, а также совместная с иностранными державами борьба с Тайпинским государством подтолкнули правящие круги Цинской империи к признанию необходимости реформ. Это касалось прежде всего военного дела, поскольку на фоне вооружения, например, английской и французской армий, китайские войска были оснащены примитивными средневековыми средствами. -Назрела необходимость отказа от политики самоизоляции Китая и перехода к сотрудничеству с иностранными государствами в форме обмена посольствами, заключения соглашений и т. д. Появились теоретики так называемого усвоения заморских дел, которых поддерживали видные цинские сановники.
В 1862 г. один из теоретиков реформ представил императору меморандум, где предлагал провозгласить политику «самоусиления», сводившуюся к установлению контактов с иностранцами, заимствованию зарубежных достижений, прежде всего к реорганизации армии. Меморандум был одобрен, и император своим указом создал канцелярию по управлению торговлей с различными странами. Ее члены совмещали посты с ответственными должностями в правительстве, что усиливало авторитет этого органа. Результатом мероприятий цинского правительства стало строительство арсеналов, машиностроительных заводов, верфей.
Однако политика «самоусиления» привела к широкому проникновению в Китай иностранных держав. Используя права и привилегии, предоставляемые концессии, иностранцы стали пытаться усилить свое политическое влияние. В результате в 60–90-е годы XIX в. по стране прокатилась волна антииностранных выступлений, переходивших подчас в антиправительственные.
В японо-китайской войне 1894–1895 гг. империя Цин потерпела поражение. Курс на «самоусиление», взятый правительством свыше трех десятилетий назад, не был полностью реализован. Правительство оказалось неспособным организовать защиту страны от японской агрессии. Ослабло централизованное управление страной, возросла автономия различных ее районов. Не произошло каких-либо заметных структурных изменений в экономике. Иностранные державы укрепили и расширили сферы своего влияния. Все это вызывало возмущение китайского народа.
Началось новое движение национальной буржуазии за реформы. Кроме недовольства общим политическим курсом правительства возмущение вызывали унизительные требования Японии при подписании мирного договора. Движение оформило свои взгляды в Коллективном меморандуме. Авторы требовали от императора прежде всего признания своих ошибок, наказания виновных, перенесения столицы и реорганизации армии. Кроме того, предлагалось изменить методы государственного управления, законы, обычаи, сдерживающие развитие страны. В Меморандуме указывалось на необходимость ограждения китайских предпринимателей от иностранных конкурентов, излагался план промышленного и сельскохозяйственного развития страны. В области государственного строительства предлагались введение конституционной монархии и учреждение парламента.
Этот документ с третьей попытки и в обновленном виде попал в руки молодого императора Гуансюя. Борьба прогрессивных и консервативных сил, возглавляемых вдовствующей императрицей Цыси (фактически правившей Китаем с 1861 г.), на первом этапе привела к победе реформаторов, которые были привлечены к государственному управлению. За «сто дней реформ» был издан ряд указов прогрессивного характера о реорганизации центрального управления, приняты меры, содействующие развитию промышленности и ее связи с наукой, в столице открыт университет, поощрялись изучение европейских дисциплин, перевод иностранных книг по науке и технике и т. д.
Однако у сторонников нового пути развития не хватило политических сил, чтобы добиться весомых результатов и закрепиться у власти. Осенью 1893 г. императрица Цыси совершила переворот, лишила Гуансюя власти, издала от его имени указ, по которому становилась регентшей и получила официальные права управления страной.
Консервативный строй сохранился. Экономика и финансы страны пришли в еще больший упадок.
Реакционная политика Цинской династии вызывала глубокое возмущение китайского народа. Сунь Ятсен и его сторонники начали борьбу за свержение монархии. В начале XX в. произошел ряд выступлений и восстаний, но они не принесли успеха.
Глава 22. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПРАВА НОВОГО ВРЕМЕНИ

§ 1. Становление национальных правовых систем

С победой буржуазных революций утверждались новые общественные отношения. Это повлекло за собой становление нового, буржуазного права. Сохраняя некоторую преемственность с феодальными правовыми системами, буржуазное право формировалось на совершенно новых принципах – единства закона, юридического равенства, законности, свободы.
Проблема унификации права для буржуазных революций являлась важнейшей. Характерная для феодализма множественность правовых систем препятствовала развитию торговли и установлению неограниченной частной собственности. Поэтому буржуазная революция должна была установить единое для всей страны право. Эта задача некоторым образом решалась уже в ходе революционных событий. Принимаемые в это время законы действовали на территории всего государства, благодаря чему достигалось определенное единство права. Однако законы революционного периода касались отдельных вопросов и не составляли законченной системы правовых норм. И только после упрочения буржуазии у власти стали складываться единые национальные системы права.
В буржуазном обществе огромную роль играет договор. На договорных началах строятся отношения между предпринимателями, между предпринимателем и рабочим, наконец, договор лежит в основе семейных отношений. Предпосылками заключения любого договора являются юридическое равенство лично свободных людей и всеобщая правоспособность. До буржуазных революций ни в одном государстве не было равной для всех гражданской правоспособности. Правоспособность многих категорий лиц была ограничена, определялась сословной принадлежностью. Так, дворяне обладали рядом привилегий, а правоспособность крестьян была ограничена во многих отношениях, женщины всех сословий были ограничены в гражданских правах. На объем правоспособности влияла религиозная принадлежность. В колониях существовало рабство. Буржуазные революции уничтожили большинство из перечисленных ограничений и установили юридическое равенство всех граждан.
С принципом юридического равенства тесно связан принцип законности. Юридическое равенство означает не только равные права, но и равные для всех обязанности, равную ответственность перед законом. Правомерное поведение всех граждан и юридических лиц – одно из проявлений законности. Правомерность как принцип всеобщего поведения обеспечивает стабильность политических и экономических отношений, необходимую для прогрессивного развития общества.
Важным принципом буржуазного права является свобода, понимаемая очень широко. Буржуазное государство провозглашает политические свободы как основу своего общественного строя. Развитие предпринимательства обеспечивается свободой частной собственности, свободой договора.
Указанные принципы характеризуют буржуазный тип права в целом. Вместе с тем в рамках единого типа буржуазного права каждое государство имеет свою национальную систему права с присущими ей особенностями. Но, несмотря на многообразие этих систем, их можно свести к двум основным группам.
Первую группу составляют континентальные правовые системы, возникшие в Европе и воспринятые другими государствами. Эти правовые системы развивались в XIX в. под влиянием французского права, в XX в. на их развитии сказалось германское право. Их характеризует деление права на частное и публичное. Согласно господствующим в этих странах представлениям, частное право защищает интересы частных лиц от преступных посягательств со стороны как отдельных граждан, так и государства. К частному праву относятся гражданское, семейное, торговое право. В отличие от частного публичное право определяет порядок организации и деятельности органов власти и управления и защищает интересы всего общества и государства от любых посягательств. Понятие публичного права включает право конституционное, административное, международное, уголовное, процессуальное.
Континентальные правовые системы четко разграничивают право материальное и процессуальное. Основным источником права является закон, который устанавливает общие правила поведения и правовые принципы. В этих странах суд не занимается нормоустанавливающей деятельностью, а лишь применяет правовые нормы к конкретным случаям. Еще одна особенность континентальных правовых систем – широкое распространение кодификации как материального, так и процессуального права.
Англосаксонские правовые системы базируются на общем праве Англии, возникшем на рубеже XI и XII вв., и не знают деления права на частное и публичное. В них отсутствует строгое разграничение материального и процессуального права. В англосаксонских системах структурно не выделены отрасли права, известные в континентальной Европе. Не знают они и кодификации.
Основным источником права в этих странах является судебный прецедент, который считается обязательным для всех судов при рассмотрении аналогичных дел. Суд творит право, но создает он не общие, а казуистические нормы, т. е. правила для решения конкретного дела. В англосаксонских странах понятия права и закона не совпадают. Парламентский закон становится правом страны только в том случае, если он применен и истолкован судом. Значительную роль в качестве источников права в этих странах играют обычаи и конституционные соглашения. Последние весьма широко применяются в сфере осуществления государственной власти. Наконец, англосаксонскому праву свойственны особая терминология, наличие ряда институтов, не встречающихся в других странах.

§ 2. Право Великобритании

Географическая обособленность Англии, особенности ее истории, раннее развитие промышленности и торговли привели к тому, что в течение многих веков английские юристы и судьи не испытывали значительного влияния законодательства других стран и самостоятельно творили право своей страны. И римское право, и континентальная юридическая доктрина мало отразились на английском праве. Этим обусловлено своеобразие английских правовых институтов.
Существенной особенностью английского права является его архаизм. Итогом английской буржуазной революции был компромисс между дворянством и буржуазией. В результате дореволюционное право не было отменено полностью и заменено новым. Значительная преемственность дореволюционного и послереволюционного права – характерная черта английского права. Но безусловно, развитие капиталистических отношений не могло не сказаться на содержании права, и постепенно его феодальная сущность уступила место буржуазной. В результате от старого права остались лишь его архаичные формы, но они наполнены новым содержанием.
Источники права. Англия не имеет кодифицированного законодательства. Ее частное право в значительной мере развивалось в форме судебного прецедентного права. Прецедентное право состоит из двух частей: общего права и права справедливости.
Становление общего права началось в конце XI в., а на исходе XIII в. оно прекратило свое развитие. Консервация права вызвала к жизни право справедливости, сложившееся в XIV–XV вв.
В 1873–1875 гг. суды общего права и права справедливости были слиты в единую судебную систему. Однако общее право и право справедливости сохранились и продолжают существовать в настоящее время. Согласно закону 1873 г., в случае разногласий между судами общего права и судом лорд-канцлера предпочтение отдается предписаниям права справедливости.
Прецедентное право никогда не имело и не имеет для судьи безусловно обязательной силы. В некоторых случаях судья может отклониться от прецедентов и вынести новое по своему содержанию решение. Это обстоятельство придает прецедентному праву известную гибкость и вместе с тем некоторую неопределенность, так как от судьи зависят выбор того или другого из множества имеющихся прецедентов и его истолкование по своему усмотрению.
Одним из основных источников права является закон. С XIII в. в Англии было издано множество законов, не сведенных в какую-либо систему. Многие старые законы действуют до настоящего времени, но с помощью судов их содержание коренным образом изменилось. Некоторые законы хотя и не отменены, но не применяются, так как не соответствуют потребностям жизни.
Гражданское право. Английское право признает в качестве субъектов гражданского права как граждан, так и юридических лиц. Вопреки принципу юридического равенства правоспособность некоторых категорий лиц ограниченна. Это замужние женщины, иностранцы.
Что касается юридических лиц, то в Англии в отличие от других стран широко распространены юридические лица, базирующиеся на использовании института доверительной собственности, хотя долгое время юридическими лицами не считались товарищества. В настоящее время на основании специальных законов и решений судов применительно к отдельным правоотношениям товарищества наделяются качествами юридического лица.
Вещное право – одно из основных разделов буржуазного гражданского права. В Англии вещное право трактуется наиболее широко, так как к вещам относят и некоторые абсолютные права: права авторов, изобретателей и т. д. Поэтому иногда невозможно разграничить вещные и обязательственные права.
Большим своеобразием отличается в Англии классификация вещей. Английское право не знало деления вещей на движимые и недвижимые. Еще в средние века здесь сложилось деление вещей на реальные и персональные. К реальным относились земля, растения, здания, а также документы, устанавливавшие право на земельные участки и предметы, связанные с землей. Персональные вещи включали прочие предметы и права и в свою очередь делились на два вида объектов: вещи, находившиеся во владении,– телесные вещи; иски – права, не имевшие вещественного субстрата (например, авторское право, патентное право и т. п.).
В британском современном праве используются понятия движимого и недвижимого имущества.
Система вещных прав в Англии весьма неопределенна. Многие юридические понятия в этой области до сих пор отмечены печатью эпохи феодализма. Например, и в настоящее время практическое значение имеет разделение вещных прав на институты общего права и институты права справедливости. Все вещные права в Англии рассматриваются как разновидности права собственности. Кроме него среди видов вещных прав можно выделить вещное право аренды недвижимости в различных формах; сервитуты, в том числе личные; доверительную собственность; разнообразные обеспечительные вещные права (например, ипотека).
Своеобразие права собственности на землю обусловлено тем, что до сих пор вся земля в Англии признается собственностью короля, а отдельные лица рассматриваются как держатели земли. Однако практически право держания частных лиц ничем не отличается по своему содержанию от права собственности: оно является бессрочным и устанавливает возможность пользоваться участком и отчуждать его без какого-либо разрешения. Но передача права на земельный участок требует выполнения сложных формальностей. Существенно различаются и порядок наследования земельных участков и персональной собственности.
Оригинальный институт английского права – доверительная собственность (трэст), т. е. форма собственности, при которой одно лицо (доверительный собственник) управляет, распоряжается имуществом, переданным ему другим лицом (учредителем) в пользу третьих лиц (бенефициантов). Доверительный собственник располагает названным имуществом не совсем свободно, а лишь в соответствии с целями, которые определил учредитель. Последний также устанавливает, кто будет пользоваться доходами от этого имущества.
Институт доверительной собственности применяется для охраны имущественных интересов недееспособных, для оформления отношений, возникающих в связи с созданием благотворительных фондов, и во многих других случаях.
Обязательственное право. В Великобритании нет общего понятия обязательства. Отдельными подотраслями гражданского права являются договорное право и обязательства, возникающие из правонарушения.
Развитие капиталистического оборота обусловило детальную регламентацию (в порядке судебной практики) договорного права. Создаются общие правила об обязательствах вообще и договорах. И хотя еще сохраняются внешние формы прежнего, феодального права (договоры излагаются старинным языком), по своему содержанию английское договорное право становится в известной мере развитым буржуазным правом.
Характерными чертами английского договорного права выступают требование точного определения прав и обязанностей сторон, требование от должника полного и добросовестного выполнения обязательств. Развиваются правила о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями (деликтами), причем английское право в сравнительно широких рамках признает возмещение неимущественного ущерба, а также устанавливает случаи ответственности лица, невиновно совершившего неправомерное действие.
Среди различных договоров в Англии особое значение имеет договор аренды земли. При этом право защищает интересы земельных собственников и не дает арендатору гарантии защиты его интересов. Арендная плата устанавливается по соглашению сторон, т. е. фактически по усмотрению землевладельца. Если арендатор по истечении срока договора не освободит участок, то арендная плата удваивается.
Семейное право. Английское семейное право долгое время испытывало влияние феодальных пережитков. Так, сохраняется церковная форма брака, гражданский брак существует только с I8db г., форма брака выбирается будущими супругами. Личные отношения супругов основаны на начале главенства мужа. Мужу принадлежало право «надзора» за женой и даже право «умеренного наказания» жены.
В имущественных правах жена была весьма ограничена. Самостоятельно она совершала только сделки повседневной жизни, право управления и распоряжения супружеским имуществом принадлежало мужу. Жена не являлась субъектом права. Происходило юридическое поглощение личности жены личностью мужа. С течением времени власть мужа над женой ослабевала. В 1822 г. законом была установлена некоторая имущественная самостоятельность замужней женщины.
До 1857 г. развод не допускался. В случае невозможности совместной жизни применялось «разлучение супругов от стола и ложа».
Дети до 21 года находились под отцовской властью: мать осуществляла родительскую. власть лишь при отсутствии отца. В 1908 г. была установлена ответственность родителей в наиболее серьезных случаях дурного обращения с детьми. Узаконение внебрачных детей допускалось лишь в исключительных случаях, на основании парламентского акта.
Наследование. Характерным отличием английского наследственного права является полная свобода завещания. Всякое лицо, достигшее 21 года, могло завещать свое имущество кому угодно,
и ближайшие родственники при наличии завещания не имеют права на получение какой-либо доли имущества.
Что касается наследования по закону, то были установлены различные правила для наследования земельной собственности и прочего имущества.
Своеобразен механизм наследственного правопреемства. Права и обязанности, принадлежавшие наследодателю, переходят первоначально к посредствующему лицу. Им является сначала председатель соответствующего суда, от которого права переходят к назначенному судом «личному представителю». Последний осуществляет определенную процедуру («администратирование наследства»), после чего передает наследникам права, которыми он обладает.
Уголовное право и процесс. В уголовном праве Англии отчетливо проявляется консервативный характер английской буржуазной революции. В этой отрасли права феодальные институты очень медленно уступали место новым уголовно-правовым институтам. Только к середине XVIII в. английское уголовное право было систематизировано Блэкстоном, крупнейшим юристом Англии.
Особенно консервативным оказалось уголовное право Англии в вопросе о наказании. Еще в 1810 г. распространенными видами наказаний были колесование, четвертование, извлечение внутренностей из живого тела и т. д., а до 1873 г. смертной казни подвергался тот, кого в течение месяца видели в обществе цыган.
Консервативный характер английского уголовного, права обусловлен в основном тем, что оно развивалось главным образом на основе не издания законов, а использования прецедентного права.
Особенность уголовного процесса заключалась в том, что обвинительный процесс являлся в то же время процессом состязательным.
В 1907 г. в английское уголовное право введено понятие условного осуждения. В отличие от континентальных законов происходит отсрочка не исполнения приговора суда, а назначения наказания или даже осуждения. Тогда же было введено превентивное заключение. Оно состояло в том, что суд мог признать лиц, осужденных не менее трех раз за серьезные преступления и ведущих преступный образ жизни, привычными преступниками и приговорить их помимо наказания к превентивному (предупредительному) заключению, которому они подвергаются после отбытия наложенного на них наказания.
В начале XX в. для мужчин, совершивших определенные преступления, были введены телесные наказания.
Принятый в 1914 г. Закон об отправлении правосудия сокращал случаи направления в тюрьму за неуплату штрафа.
С вступлением Англии в первую мировую войну правительство получило право издавать указы, имеющие целью обеспечение общественной безопасности и обороны государства. В связи с этим были внесены некоторые изменения в положения, например, о государственных преступлениях.

§ 3. Право Франции

Создание единой национальной правовой системы, которое французская буржуазия считала одной из важнейших задач революции, сопровождалось решительной ломкой феодальных отношений реализацией новых правовых установок уже в ходе революции. С самого начала встал вопрос не только о создании нового законодательства, но и о его систематизации. Об этом свидетельствуют попытки кодификации, предпринятые в ходе революции. В 1791 г был написан проект уголовного кодекса, в 1793, 1794, 1796 гг. предложены проекты гражданского кодекса. Однако эти попытки не привели к положительным результатам. Причины неуспеха вполне понятны: непрерывная смена стоявших у власти групп, имевших различия в идеологии и конкретных целях; временный характер ряда мероприятий; борьба крупной буржуазии против требований беднейших слоев населения. Все это препятствовало стабилизации новых общественных отношений и созданию единых кодексов. Наконец, не было еще той кристаллизации принципов права, которая является необходимой предпосылкой кодификации.
Лишь после упрочения власти крупной буржуазии правительство Наполеона окончательно отменило (путем закона) дореволюционное право, а также ряд законов, принятых во время революции и не соответствовавших интересам крупной буржуазии, и приступило к выработке кодексов.
Наполеоновская эпоха ознаменована созданием пяти основных кодексов – гражданского, уголовного, торгового, гражданско-процессуального и уголовно-процессуального.
Французский гражданский кодекс был принят первым и вошел в историю под названием Кодекса Наполеона.
В состав комиссии по разработке проекта Кодекса, созданной 13 июля 1800 г., вошли такие видные юристы Франции, как Тронше, Порталис, Малльвиль, Биго-Преамке. Проект был составлен в сжатые сроки (4 месяца) и направлен на обсуждение высших судов, после того как они представили свои замечания, проект должен был пройти обычный путь будущего закона – рассмотрение в Государственном совете, Трибунате, Законодательном корпусе и ренате. Однако в Трибунате и Законодательном корпусе проект Кодекса встретил серьезную оппозицию. Это объяснялось тем, что ряд положений Кодекса содержал значительные отступления от революционного законодательства. Первый титул «О праве и законах вообще» был отклонен. Опасаясь, что подобная судьба постигнет и другие титулы, правительство забрало проект на доработку. Наполеон, своей властью исключив из состава Трибуната и Законодательного корпуса основных критиков проекта и введя новых членов, создал таким образом послушное большинство. В результате рассмотрение проекта пошло быстро и все титулы Кодекса в виде отдельных законов были приняты и утверждены. Закон 21 марта 1804 г. объединил все 36 титулов в состав единого Гражданского кодекса французов. В 1807 г. он был назван Кодексом Наполеона. В 1816 г. Кодекс вновь получил название гражданского. Однако в истории он справедливо остался как Кодекс Наполеона. Не принимая непосредственного участия в разработке, Наполеон четко понял необходимость кодекса для упрочения буржуазного режима, активно руководил работой по его созданию, благодаря чему документ был разработан и принят в кратчайшие сроки.
Кодекс сыграл огромную роль в упрочении буржуазных отношений во Франции. Он стал образцом для создания гражданских кодексов в Италии, Бельгии, Голландии, Польше, Швейцарии и других странах.
Кодекс Наполеона воплощает и развивает гражданско-правовые принципы, закрепленные в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.: юридическое равенство, законность, единство права, свободы.
Разработчики Кодекса опирались на юридическую доктрину, активно использовали революционное законодательство, сохранили некоторые положения французского обычного права и, конечно, не забыли римское право.
Влияние римского права отразилось на структуре Кодекса. Он построен по так называемой институционной системе. Кодекс состоит из вводного титула, в котором говорится об опубликовании, действии и применении законов, и трех книг. Первая книга посвящена лицам. Вторая содержит правила об имуществах и различных видоизменениях собственности. В третьей говорится о различных способах приобретения собственности.
Субъекты гражданского права. Исходя из принципа юридического равенства, Кодекс устанавливает, что всякий француз пользуется гражданскими правами. Осуществление гражданских прав не зависит от качества гражданина. Вместе с тем полной реализации этот принцип в Кодексе Наполеона не нашел, поскольку лица иностранного происхождения, замужние женщины не обладают полной правоспособностью.
Характерной особенностью Кодекса является непризнание юридических лиц в качестве субъектов гражданского права. Столь отрицательное отношение к юридическим лицам объясняется двумя приминами. Во-первых, неразвитостью капиталистических отношений: тогда главную роль играла индивидуальная предпринимательская деятельность, а немногочисленные торговые товарищества действовали по правилам Торгового кодекса. Во-вторых, со времен революции сохранилось отрицательное отношение к юридическим лицам из опасения возобновления в этой форме феодальных учреждений.
Права собственности. Революция создала новые классы собственников – буржуазию и крестьянство, которые явились опорой правительства Наполеона и упрочить положение которых был призван Кодекс. Попытки Директории восстановить некоторые феодальные порядки в земельных отношениях потерпели неудачу, так как позиции новых собственников были слишком значительны, чтобы можно было покушаться на их интересы безбоязненно. Поэтому самые существенные изменения по сравнению с предшествовавшими законами произошли в праве собственности. Кодекс Наполеона уничтожил различие между имуществом родовым и благоприобретенным, запретил субституции, поскольку они препятствовали полному распоряжению собственностью, была разрешена тайная мена недвижимых имуществ.
Кодекс не дает определения права собственности, но перечисляет в ст. 544 основные правомочия собственника – пользование и распоряжение вещами. Причем Кодекс устанавливает возможность осуществлять их наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законом или регламентом. Статья 546 подчеркивает полноту права собственности, устанавливая, что собственность на вещь дает право на все, что эта вещь производит.
Закрепление во всех декларациях французской революции право частной собственности ни в каком другом кодексе мира не сформулировано так широко и абсолютно, как здесь.
Провозглашение абсолютного, свободного права собственности свидетельствует о чисто буржуазном характере Кодекса, воплощающем революционные представления о праве собственности. В то же время право собственности по Кодексу Наполеона – это полное, чисто римское право, которое разрешает собственнику широко пользоваться, распоряжаться вещью, вплоть до ее уничтожения.
Таким образом, на содержание статей, посвященных праву собственности, наибольшее влияние оказали революционное законодательство и римское право.
Однако свобода собственности не может означать полной свободы. Поэтому в интересах третьих лиц Кодекс Наполеона устанавливает некоторые ограничения произвола собственника. Но эти ограничения всегда конкретны, нет общих правил, которые предписывали бы всякому собственнику считаться с важнейшими интересами общества или третьих лиц. В качестве примера такого ограничения может служить ст. 545, которая воспроизводит положение Декларации прав человека и гражданина 1789 г. о том, что «никто не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справедливое и предварительное вознаграждение».
В рассмотренных выше статьях Кодекса речь идет о собственности вообще, однако наибольшее внимание законодателя привлекает собственность недвижимая, прежде всего земельная. Это отражало существовавшее в то время положение, когда промышленный капитал еще не получил значительного развития. Детальным образом в Кодексе регламентированы права собственника земельного участка, сервитут, порядок раздела недвижимого имущества между наследниками, залог земли и т. п. О преимуществе недвижимости говорит и тот факт, что движимым имуществом опекун мог распоряжаться сам, а недвижимым – с согласия семейного совета или суда. В 1880 г. в связи с возросшей ценностью движимостей был издан закон, ограничивающий право опекуна на распоряжение крупными движимостями.
Права собственника земельного участка формулирует ст. 552: «Собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится над землей и под землей». Содержание этой статьи, определяющее право собственника земельного участка на почву, недра и воздух, еще раз подчеркивает буржуазный характер Кодекса, предоставляющего широкие права на землю.
В Кодексе не забыты и собственники движимого имущества (банкиры, торговцы). Для охраны именно их интересов установлено знаменитое правило: в отношении движимых вещей владение признается юридическим основанием права на вещь (ст. 2279). Речь идет о добросовестном владении, но «добросовестность всегда предполагается, и тот, кто указывает на недобросовестность (другого лица), должен эту недобросовестность доказать» (ст. 2268).
Помимо права собственности Кодекс Наполеона знает и другие вещные права: на чужие вещи (узуфрукт, проживание в чужом доме, сервитут, право залога), владения, держания.
В XIX в. положения Кодекса о собственности не претерпели практических изменений. Среди нововведений следует отметить закон 1810 г., устанавливающий, что разработка недр собственниками земельных участков возможна лишь с разрешения государства.
Обязательственные отношения. Большое место в Кодексе Наполеона занимают статьи, посвященные обязательственному праву. В этом разделе Кодекса, как ни в каком другом, ощущается влияние римского права.
Кодекс не дает общего понятия обязательства, но в ст. 1101 четко формулирует определение договора: «Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо». Понятие предмета договора аналогично понятию предмета обязательства. Нетрудно заметить, что содержание обязательства во французском праве полностью совпадает с этим понятием в римском праве.
Перечисляя условия действительности договоров, Кодекс в первую очередь называет согласие стороны, которая обязывается (ст. 1108). Под согласием сторон французская доктрина понимает согласие воль (внутреннего психического акта). И далее Кодекс называет случаи возможного искажения воли – если согласие дано вследствие заблуждения или получено путем насилия или обмана (ст. 1109). Тогда, устанавливает Кодекс, действительного согласия нет.
В то же время явная убыточность договора для одной из сторон, как правило, не опорочивает договор. Сторона в договоре не может ссылаться на то, что договор оказывается для нее невыгодным, а для контрагента служит источником неосновательного обогащения. Лишь в отдельных случаях явная невыгодность договора для одной из сторон может служить основанием для признания его недействительным. Так, согласно ст. 1674, если продавец недвижимости продал имущество по цене, составляющей не более 7/12 действительной цены, договор может быть признан недействительным.
Кодекс уделяет согласию сторон столь большое внимание, так как исходя из принципа свободы договора французское право предоставляет частным лицам возможность устанавливать по сути дела любые правоотношения, не противоречащие закону. Буржуазное право содержит весьма немногочисленные запреты, ставящие предел свободе договорных отношений, и главнейшими из этих запретов являются нормы уголовного права.
Второй важный принцип, на котором строятся договорные отношения, сформулирован в ст. 1134. Это принцип незыблемости договора: «Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену (обязательства). Они должны быть выполнены добросовестно».
Таким образом, договор устанавливает безусловную связанность контрагентов: одностороннее нарушение договора вызывает ответственность нарушившего, который должен уплатить все убытки. Вместе с тем Кодекс допускает возможность изменения условий договора и установления обязанностей сторон, не отраженных в самом тексте договора: суд может дополнить договор «условиями, которые являются обычными, хотя бы они и не были выражены в договоре» (ст. 1160).
В Кодексе рассматриваются различные договоры: дарения, мены, купли-продажи, найма. Наибольшее внимание уделяется купле-продаже как договору, имеющему важнейшее значение в буржуазном праве. Видное место в договоре занимают характеристика вещи и установление цены, которая определяется по усмотрению сторон. Договор считается заключенным, когда достигается соглашение по поводу вещи и цены (ст. 1583). Одновременно происходит переход права собственности на покупателя, даже если вещь еще не была передана, а цена уплачена. Кодекс регулирует вопрос об эвикции вещи. Явные недостатки вещи, в наличии которых покупатель мог убедиться сам, не влекут ответственности продавца, а на скрытые недостатки проданной вещи продавец обязан дать гарантию (ст. 1641, 1642).
Другим не менее важным договором является личный наем. Применительно к этому договору особенно ярко проявляется принцип свободы, предоставляющий полностью усмотрению сторон установление условий договора. Всего две статьи Кодекса посвящены этому договору, но они не определяют никаких границ возможного произвола одной из сторон.
Кроме договора, Кодекс знает и другие основания возникновения обязательств. Это причинение вреда. Так, ст. 1384 определяет, что хозяева и лица, давшие поручение, ответственны за ущерб, причиненный их слугами и лицами, на которых возложено исполнение поручения, если ущерб причинен при исполнении этими лицами их служебных обязанностей.
Кодексу Наполеона известно и натуральное обязательство, сущность которого состоит в том, что нельзя требовать его исполнения в судебном порядке. Но если обязательство исполнено, нельзя требовать возврата исполненного. В Кодексе в качестве «натурального обязательства» названо обязательство дать приданое детям.
Кодекс устанавливает также, что обязательство может возникнуть непосредственно из закона в случаях, специально предусмотренных законом.
В течение XIX в. изменений в обязательственные отношения внесено практически не было.
Брачно-семейные отношения. Из всех отношений, регулируемых французским Гражданским кодексом, именно в брачно-семейных с наибольшей силой проявились контрреволюционные тенденции. Полновластие мужа и отца, ограниченная правоспособность и недееспособность замужней женщины– принципы, на которых в 1804 г. под влиянием обычного права создавалось семейное право. Светский брак к допущение развода – единственный прогрессивный момент в вопросах брака и семьи, заимствованный из революционного законодательства.
Кодекс рассматривает брак как договор, поэтому взаимное согласие супругов является первым необходимым условием для заключения брака. Кроме того, было необходимо достичь брачного возраста (для мужчин – 18 лет, для женщин – 15 лет), не состоять в другом браке; для детей, не достигших определенного возраста (сын – 25 лет, дочь – 21 год), требовалось согласие родителей. Кроме того, запрещался брак между лицами, находящимися между собой в определенной степени родства или свойства.
Допуская развод, Кодекс называет следующие его причины: прелюбодеяние (муж всегда может требовать развода по этой причине, жена – в случае, если муж содержал свою сожительницу в общем доме); злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию; взаимное и упорное несогласие супругов (ст. 229–233). Под влиянием католической церкви в Кодекс было введено положение о раздельном жительстве. Оно устанавливалось по тем же основаниям, что и развод (ст. 306).
Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения, что сформулировано в ст. 213: «Муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена – послушание мужу». Эта статья является базовой относительно всех других, определяющих отношения супругов. Именно следствием власти мужа являются очень ограниченная правоспособность и практически полная недееспособность замужней женщины. Недееспособность женщины означала, что она не могла самостоятельно осуществлять никакие юридические действия, как судебные, так и внесудебные. Это положение закреплено в ст. 215 («Жена не может выступать в суде без разрешения своего мужа, хотя бы она была купцом или не обладала общностью имущества с мужем или хотя бы была установлена раздельность имущества жены») и ст. 217 («Жена даже при отсутствии общности имущества супругов или при раздельности их имуществ не вправе отчуждать, закладывать, приобретать по возмездному или безвозмездному основанию без участия мужа в сделке или без его письменного разрешения»).
Некоторые незначительные исключения из общего правила о недееспособности замужней женщины, установленные Кодексом (например, жене не требовалось согласия мужа, чтобы возбудить против него дело о разводе; жена могла самостоятельно завещать свое имущество), не меняли существа дела.
Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. Кодекс устанавливает ряд имущественных режимов – на выбор будущих супругов. Но по общему правилу, если в брачном договоре специально не предусмотрено иного, имущество жены поступает в управление мужа и он распоряжается доходами с этого имущества.
Одной из важнейших прерогатив мужа в качестве главы семьи было осуществление отцовской власти. Согласно ст. 372 несовершеннолетние дети находятся под властью родителей до достижения совершеннолетия или до освобождения из-под власти. Однако отец один осуществляет эту власть во время брака. Всякие соглашения между родителями о передаче матери отцовской власти недействительны (ст. 1388). В Кодексе идет речь в основном о законных детях. Относительно внебрачных детей закон допускает возможность их узаконения, однако только на добровольных началах, поскольку в соответствии со ст. 340 «отыскание отцовства запрещено». Но при этом допускалось отыскание материнства (ст. 341). Признанные внебрачные дети получали некоторые права, но требовать законных прав законных детей они не могли.
Семейное право отличалось наибольшим архаизмом, поэтому в течение последующего периода оно подверглось большой корректировке. В конце XIX – начале XX в. были внесены изменения, касающиеся порядка заключения брака: уничтожены некоторые формальности, мешавшие заключению брака; урегулирован вопрос о заключении брака незаконнорожденным ребенком; мать получила реальное право давать согласие на брак своих детей. В 1816 г. развод был отменен, но в 1884 г. восстановлен в новом виде: он рассматривался как санкция за виновное поведение супруга. Не восстанавливался развод по взаимному согласию.
По закону 1893 г. женщины, которым было разрешено раздельное жительство, приобрели дееспособность. С 1907 г. при всяком брачном имущественном режиме женщина получала право распоряжаться продуктами своего личного труда и происходящими отсюда сбережениями. Правда, на основании этого закона не было внесено изменений в Кодекс, поэтому осуществление нового положения встретило серьезные затруднения на практике.
Перемены во взаимоотношениях родителей и детей выражаются в ослаблении отцовской власти, расширении прав детей и прав матери, некотором изменении положения внебрачных детей. В 1912 г. была изменена ст. 340, в новой редакции она разрешала отыскивать отцовство в судебном порядке;
Наследственное право. Кодекс уничтожил феодальную систему наследования. Признавая наследование по закону и по завещанию, законодатель тем не менее ограничил завещательную свободу и поставил возможность завещания в зависимость от того, оставил наследодатель детей или нет. При одном ребенке можно было распоряжаться в завещании половиной имущества, при двух детях – четвертью имущества. Если детей не было, но имелись родственники, восходящие по одной линии, завещатель распоряжался тремя четвертями имущества, а если оставались родственники, восходящие по обеим линиям,– половиной имущества. Свободное от завещательного распоряжения имущество наследовалось по закону.
В области наследования по закону был уничтожен принцип первородства. Право законного наследования имели родственники до 12-й ступени. Ближайшая степень родства исключала дальнейшую. При отсутствии родственников с правами наследования имущество переходило к пережившему супругу. Внебрачные признанные дети получали наследственные права на имущество отца, однако в ограниченном размере: их доля .равнялась трети доли законного ребенка, и они не могли наследовать ни после восходящих, ни после боковых родственников наследодателя. В 1917 г. круг законных наследников был ограничен шестой степенью родства.
Гражданско-процессуальный кодекс. Появление Гражданского кодекса обусловило необходимость привести в соответствие с новыми материальными нормами права гражданско-процессуальные законы. В 1806 г. был издан Гражданско-процессуальный кодекс, основу которого составлял ордонанс о гражданском правосудии 1667 г. Это определило характер нового Кодекса.
Он устанавливал процесс, требующий выполнения ряда сложных формальностей, составления множества процессуальных документов. Это приводило к медлительности судебного процесса. В общих судах требовалось обязательное участие адвокатов.
Кодекс мало изменился в последующие годы.
Французский Торговый кодекс. Во французском частном праве торговое право является самостоятельной отраслью. Этим вызвано и создание отдельного от гражданского Торгового кодекса 1807 г.
В его основу были положены ордонансы времен Людовика XIV: ордонанс 1673 г. о сухопутной торговле и ордонанс 1681 г. о морской торговле. Поскольку содержание этих ордонансов практически не было изменено, Торговый кодекс с момента своего создания был архаичным.
Торговый кодекс 1807 г. состоит из четырех книг. Первая книга содержит нормы о торговле вообще (о лицах, занимающихся торговлей, о биржах, посредниках, векселе). Во второй книге говорится о морской торговле. В третью книгу включены положения о несостоятельности и банкротствах. Четвертая книга посвящена торговой юрисдикции.
Торговый кодекс является лишь дополнением к Гражданскому, поскольку общие правила Гражданского кодекса (о собственности, о договорах) применяются и к торговым сделкам. В Торговом кодексе излагаются специальные правовые нормы применительно к торговле, но когда они отсутствуют, действуют общие правила Гражданского кодекса. Данный Кодекс не имеет такого значения, как, например, Гражданский. Торговые обычаи, нигде не записанные, не менее обязательны, чем положения Кодекса.
Поскольку Торговый кодекс с самого начала был обращен в прошлое, а не в будущее, то постепенно большинство его норм прекратило действие, наиболее важные сферы торговых отношений регулируются новыми нормативными актами. Эти акты не включаются в Кодекс, а приводятся в виде приложения к нему.
Уголовный кодекс 1810 г. После Гражданского кодекса наиболее значительным является Уголовный. Он был создан на основе прогрессивных идей, сформулированных в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.
Непосредственно к уголовному праву относятся следующие положения Декларации: «Закон вправе запрещать только поступки, вредные для общества, все, что не запрещено законом, дозволено» (ст. 5); «Закон есть выражение общей воли. Он должен быть одинаков для всех и тогда, когда оказывает покровительство, и тогда, когда карает» (ст. 6); «Закон должен устанавливать только строго и очевидно необходимые наказания; никто не может быть наказан иначе как в силу закона, установленного и обнародованного до совершения преступления и законно примененного» (ст. 8).
В этих статьях Декларации нашли выражение принципы законности, равенства всех перед уголовным законом, пропорциональность наказаний и преступлений, недопустимость обратного действия закона.
Первый проект Уголовного кодекса, принятый в 1791 г., осуществлял новую уголовно-правовую программу и может быть определен как первый Уголовный кодекс буржуазии. В этот период буржуазия была заинтересована в сохранении завоеваний революции и поэтому наиболее последовательно пыталась реализовать принципы Декларации. Кодекс 1810 г. был издан в совершенно иной политической обстановке. При помощи уголовного права буржуазия стремилась укрепить только те результаты революции, в которых была заинтересована. Поэтому Кодекс 1810 г. сделал шаг назад по сравнению с Кодексом 1791 г. Тем не менее Кодекс 1810 г. заслуживает названия классического кодекса буржуазии. Кодекс с изменениями и дополнениями действует во Франции в настоящее время и послужил образцом для многих буржуазных стран.
Кодекс начинается с предварительных положений, в которых преступные деяния подразделяются на виды. Причем в основу деления положен характер наказания: преступное деяние, которое законы карают полицейскими наказаниями, является нарушением; преступное деяние, которое законы карают исправительными наказаниями, является проступком; преступное деяние, которое законы карают мучительными или позорящими наказаниями, является преступлением (ст. 1). Таким образом, Кодекс устанавливает традиционную трехчленную классификацию преступных действий: 1) преступления – наиболее тяжкие преступные деяния, 2) проступки, 3) полицейские нарушения.
Из четырех книг Кодекса первые две вместе с предварительными положениями можно назвать общей частью Кодекса, так как они посвящены общим вопросам наказаний, их видам, уголовной ответственности. Третья и четвертая книги составляют особенную часть: в них содержится перечень преступных деяний.
Первая книга Кодекса посвящена наказаниям уголовным (мучительным и позорящим) и исправительным. Мучительными и позорящими наказаниями были смерть, каторжные пожизненные и срочные работы, депортация (высылка за пределы империи), смирительный дом. В некоторых случаях одновременно с применением одного из указанных наказаний допускалось клеймение. К позорящим наказаниям относились выставление у позорного столба в ошейнике, изгнание, гражданская деградация (лишение избирательных прав и запрещение занимать государственные должности). Такие меры, как клеймение, выставление у позорного столба, Кодекс заимствовал из феодального уголовного права, что обусловило его архаичность в области наказаний. Среди исправительных наказаний Кодекс называет тюремное заключение на срок в исправительном заведении, временное лишение политических, гражданских и семейных прав, штраф.
Таким образом, можно сказать, что Кодекс предусматривает значительное количество довольно суровых наказаний, испытывая в этом плане влияние старого феодального права.
Кодекс подробно описывает порядок применения наказания. В ст. 12, 13 говорится об осуществлении смертной казни: «Всякому приговоренному к смерти отсекается голова. Приговоренный к смерти за отцеубийство препровождается на место казни в рубашке, босиком, с черным покрывалом на голове (он выставляется на эшафоте, в то время как судебный пристав читает народу обвинительный приговор; вслед за этим ему отсекается кисть правой руки и он предается немедленной смерти)». Так же детально описывается исполнение других наказаний. Публичность жестоких наказаний свидетельствует о том, что основной целью наказания по-прежнему остается устрашение.
Вторая книга Кодекса устанавливает основания ответственности и освобождения от ответственности (безумие и принуждение к совершению преступлений силой). Подробно описываются различные формы соучастия: подстрекательство, пособничество.
Кодекс не устанавливал минимального возраста уголовной ответственности. Однако к лицам, не достигшим 16 лет, применялись более мягкие наказания, нежели к лицам, достигшим этого возраста. Мера ответственности определялась в соответствии с тем, действовал ли подсудимый с разумением или нет.
Следует отметить, что многие вопросы уголовного права еще не были разработаны; так, в общей части Кодекса не определялись формы вины, не говорилось о совокупности преступлений, о сроке давности.
Третья книга посвящена преступлениям и проступкам, разделяемым на два вида: публичные и частные. К публичным правонарушениям относились действия, направленные против безопасности государства, против имперской конституции, против общественного спокойствия. Среди публичных преступлений Кодекс, в отличие от феодального права, не называет религиозные.
Четвертая книга Кодекса посвящена полицейским нарушениям и наказаниям.
Как и Гражданский кодекс, Уголовный изложен ясным, четким языком, что является его несомненным достоинством.
В последующие годы Уголовный кодекс подвергался изменениям. Первые новшества коснулись наиболее ярких пережитков феодального права. Так, в 1832 г. были отменены статьи о клеймении и выставлении у позорного столба. Однако статья о публичном исполнении приговора о смертной казни сохранялась в силе до 1939 г. В 1854 г. было отменено положение о гражданской смерти. В 1912 г. установлен минимальный возраст уголовной ответственности – 13 лет.
Уголовное право развивалось путем новеллизации непосредственно Кодекса, а также принятия ряда новых законов, действующих параллельно с Кодексом.
Уголовно-процессуальный кодекс 1808 г. был первым чисто процессуальным кодексом. Он закрепил принцип назначения судей правительством и утвердил трехстепенную систему суда, соответствующую делению на три вида правонарушений, установленному Уголовным кодексом. Мировой судья, осуществлявший по уголовным делам функции суда простой полиции, являлся первой инстанцией. Вторая инстанция была представлена судом исправительной полиции, это был коллегиальный суд, но он действовал без присяжных заседателей. Третьей инстанцией стал апелляционный суд, он был коллегиальным с присяжными заседателями и состоял из двух отделений: по уголовным и по гражданским делам. Судебную систему возглавлял кассационный суд. При суде состояла прокуратура, которая поддерживала обвинение и осуществляла надзор за законностью действий должностных лиц судебного аппарата.
Кодекс 1808 г. установил смешанную, состязательно-розыскную форму процесса. Первая стадия – предварительное расследование – содержала все черты розыскного процесса, ставя обвиняемого в полную зависимость от судебного чиновника. На стадии судебного следствия доминировала состязательная форма процесса, предоставляющая обвиняемому права активного участника процесса. Этой стадии были присущи гласность и устность. Вместе с тем право председателя суда активно вмешиваться в ход судебного следствия, направлять его в нужную сторону свидетельствует о сохранении некоторых следов розыскного процесса и на этой стадии.

§ 4. Право Германии

Германское гражданское уложение. В конце XIX в. группа континентальных правовых систем пополнилась еще одной крупной кодификацией – Германским гражданским уложением, оказавшим заметное влияние на законодательство других стран.
Гражданский кодекс 1896 г. стал первой в истории Германии единой для всей страны кодификацией гражданского права. В Германии дольше, чем в других странах, существовала правовая раздробленность. Объединение Германии в 1871 г. не повлекло за собой автоматически создания единой правовой системы. Это объясняется особенностями социально-экономического и политического развития страны. Низкий уровень торгового оборота, невысокая интенсивность экономических связей между отдельными частями Германии были причиной того, что не только юнкерство, но и некоторые группы буржуазии вполне удовлетворяло старое законодательство. Отдельные германские государства, стремившиеся сохранить в возможно более широком объеме свою автономию, тоже высказывались против создания общегерманского права. Вместе с тем широкие буржуазные слои испытывали потребность в едином для всего государства и современном по своему содержанию законодательстве. Наряду с буржуазией наиболее прогрессивные юристы выступали за создание единого гражданского кодекса. Из-за отсутствия общего мнения по этому вопросу выработка кодекса растянулась на долгие годы.
В 1873 г. был издан Закон об установлении компетенции империи в области разработки единого гражданского права, а в 1874 г. бундесрат назначил комиссию из судебных чиновников и теоретиков права для составления кодекса. Созданный проект, опубликованный в 1887 г., был подвергнут резкой критике, и после длительного обсуждения в печати было признано невозможным представить его на законодательное обсуждение. Причина неудачи заключалась в том, что в основе проекта лежало старое общее право, не соответствующее новым социально-экономическим отношениям.
В декабре 1890 г. была создана новая комиссия, в состав которой были включены адвокаты, представители политических партий, промышленники. Эта комиссия закончила свою работу к 1895.г. Второй проект рассматривался в рейхстаге, бундесрате, в него были внесены некоторые изменения, и 18 августа 1896 г. он был утвержден. Новое Уложение вступило в законную силу 1 января 1900 г., поскольку отдельным государствам, входившим в состав Германии, было нужно время для приведения своего законодательства в соответствие с ним.
Германское гражданское уложение в значительной степени базируется на римском праве и в то же время содержит положения германского права, а также выработанные юристами на рубеже XVIII и XIX вв. новые правила, способствующие развитию буржуазных отношений.
Уложение построено по так называемой пандектной системе, в соответствии с которой общие для всех институтов нормы содержатся в общей части (первой книге). Кроме того, Уложение содержит еще четыре книги: вторая книга посвящена обязательственным отношениям, третья – вещному праву, четвертая – семейному праву и пятая – наследственному.
Одновременно с Уложением был издан Закон о введении его в действие, в котором содержались правила о времени вступления в силу Германского гражданского уложения, нормы международного частного права, положения о взаимоотношении Уложения с нормами старого имперского законодательства.
Отличительными чертами Уложения являются отсутствие общих юридических определений; очень подробные параграфы, носящие описательный характер и содержащие множество специальных юридических терминов; наличие так называемых каучуковых параграфов, ссылающихся на такие понятия, как «добрая совесть», «добрые нравы», имеющие моральное, а не правовое содержание.
По своему содержанию Уложение верно отражало свое время. Это буржуазный по своей сущности кодекс, причем он утверждает более высокий уровень развития капиталистических отношений, нежели Кодекс Наполеона. Однако ряд статей Уложения является результатом компромисса между буржуазией и юнкерством, защищая интересы последнего.
Субъекты гражданских правоотношений. Правоспособность физических лиц базируется на принципе юридического равенства. Но, с учетом ограниченной правоспособности женщин можно сказать, что и здесь этот принцип не получает полной реализации. Совершеннолетие наступает с 21 года. В возрасте от 7 лет до 21 года Уложение устанавливает различные степени ограниченной дееспособности.
Отличительной чертой Уложения является признание юридического лица в качестве субъекта гражданского права. Институт юридического лица был удобен для оформления концентрации капитала и получил широкое распространение в конце XIX в.
В Германии возникали самые разнообразные виды юридических лиц. Эту правовую форму для своего существования использовали и политические партии, и различные общественные организации.
Германское гражданское уложение называет два вида юридических лиц: ферейны (общества, союзы) и учреждения. Под Ферейнами понимаются союзы лиц, с которыми входящие в их состав лица связаны членскими правами и обязанностями. Эти союзы могут быть либо хозяйственными (преследующими цели извлечения прибыли), либо нехозяйственными (преследующими культурные, научные и подобные им цели). Учреждения образуются в силу волеизъявления частных лиц, выделяющих для достижения определенной цели известное имущество. Вместе с тем важнейшие правовые формы концентрации капиталов – акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью – нормами Уложения не регулировались. Для них были созданы самостоятельные законы, которые, устанавливая явочный порядок возникновения этих юридических лиц, благоприятствовали их распространению. Для ферейнов с нехозяйственными целями также был определен явочный порядок образования. Лишь для незначительного числа хозяйственных союзов устанавливался разрешительный порядок создания.
Уложение не определяет содержания правоспособности юридических лиц. Она вытекает из самого факта их образования. Тем самым Уложение признает за юридическим лицом весьма широкую правоспособность. Вместе с тем государство сохраняет право контроля за деятельностью юридических лиц и может лишить их правоспособности, если их деятельность угрожает общественным интересам.
Среди субъектов гражданских правоотношений Уложение называет неправоспособные общества – объединения, которые, обладая отдельными чертами юридических лиц, не отвечали всем установленным для них требованиям и не признавались таковыми. Это были, как правило, различные рабочие союзы, которые законодатель не мог игнорировать, но и не желал признавать наравне с буржуазными объединениями. В результате был создан институт неправоспособного союза, который действовал по правилам для договора товарищества.
Вещное право. Институт вещного права наиболее ярко выражает сущность гражданского кодекса. Уложение делит все вещи на земельные участки и движимые вещи, строго различая правовой режим движимых и недвижимых вещей. Движимостью считается все, что не является земельным участком и его принадлежностью, прочно связанной с почвой (§ 94). Уложение – первый гражданский кодекс, содержащий многочисленные положения о праве собственности на движимые вещи, в частности ценные бумаги, что связано с возрастанием их роли в гражданском обороте.
Германское гражданское уложение называет ряд вещных прав: право собственности, владение, пользование чужими вещами (земельные и личные сервитута, узуфрукт, право застройки), право на получение известной ценности из чужой вещи (залог движимости, ипотека недвижимости и др.), право на приобретение какой-либо вещи (право преимущественной покупки, право охоты, рыбной ловли, другие подобные права).
Основным вещным правом является право собственности. Как и Кодекс Наполеона, Уложение не дает определения этого вещного права, но в § 903 раскрывает его содержание следующим образом: «Собственник вещи может обращаться с вещью по своему усмотрению и исключать других от всякого воздействия на нее». Эта формулировка по своей сути близка к понятию права собственности во французском праве: то же широкое господство лица над вещью, выражающееся в возможности обходиться с ней по своему усмотрению; та же абсолютная власть над вещью, дающая собственнику право устранять всех других лиц от воздействия на нее. Таким образом, Уложение, как и другие буржуазные кодификации, подчеркивает начало свободы частной собственности.
Вместе с тем Уложение содержит большее количество ограничений прав собственника, чем Кодекс Наполеона, что соответствует духу времени. В отношении права собственности на движимые вещи в Уложении нет значительных ограничений. Основное внимание уделяется формулировке ограничений права собственности на недвижимость.
Как и французский Кодекс, Уложение признает собственника земельного участка и собственником недр и воздушного пространства над участком. Однако Уложение содержит два ограничения. Во-первых, оно обязывает собственника земельного участка терпеть проникновение на его участок газа, пара, запаха, дыма, копоти, тепла и других подобных воздействий на участок, исходящих из другого участка, поскольку такое воздействие не превосходит пределов обычного в данной местности (§ 906). Во-вторых, оно ограничивает права земельного собственника на недра и воздушное пространство над участком пределами «интереса собственника»; собственник не может воспретить воздействие на участок на такой высоте или на такой глубине, что собственник «не имеет интереса в устранении такого воздействия» (§ 905).
Это правило практического значения не имеет, поскольку речь идет о сферах, в которых прекращается власть человека и собственность теряет реальную ценность. При этом собственник земельного участка сохранял свое право на недра и воздушное пространство. Ограничения такого рода становятся значимыми лишь в начале XX в., с развитием воздухоплавания и телеграфного сообщения.
Правило § 906 Уложения реально ограничивает земельных собственников в интересах «хозяйственного использования» других земельных участков. Поскольку только капиталистическое предприятие является источником таких промышленных отходов, как дым, газ, копоть, можно сделать вывод, что Уложение ущемляет интересы земельных собственников в пользу капиталистического развития. Однако содержание § 907, который гласит, что «собственник земельного участка может требовать, чтобы на соседних участках не возводились или не сохранялись такие сооружения, относительно которых с достоверностью можно предвидеть, что существование их или пользование ими будут иметь своим последствием недопустимое воздействие на его участок», свидетельствует о явной защите собственника земельного участка. Содержание § 906 и 907 выражает компромисс с целью преодоления противоречий между интересами помещиков и буржуазии.
Интересы юнкерства защищают и другие статьи Уложения, в частности те, которые определяют порядок перехода права собственности. Если речь идет о движимости, то право собственности возникает с момента передачи вещи. Отчуждение права собственности на недвижимость осуществляется публично, путем записи в поземельные книги. Это является отличительной чертой Уложения и свидетельствует не только о буржуазной, но и о помещичьей его направленности.
Среди других вещных прав, называемых Уложением, следует отметить владение. По сравнению с Кодексом Наполеона Уложение значительно больше внимания уделяет этому вещному праву, посвящая ему множество статей. Кроме того, само понятие владения в Уложении отлично от римского и французского.
Обязательственное право. Для Уложения, в отличие от других буржуазных кодексов, характерно построение общих понятий, касающихся обязательств. Так, в § 241 дается довольно полное определение обязательства: «В силу обязательства кредитор управомочен требовать от должника предоставления. Предоставление может состоять также в воздержании». Эта формулировка содержит основные элементы общего определения обязательства. В общей части Уложения выделены положения о сделках вообще, которые распространяются как на односторонние сделки, так и на договоры.
Договоры традиционно являются наиболее распространенным способом возникновения обязательственных правоотношений. В отличие от Кодекса Наполеона Уложение не дает определения договора. Однако исходя из § 145, 341 можно выделить существенные черты договора: он понимается как юридическая связь, установленная между несколькими лицами; его содержанием может быть как положительное действие, так и воздержание от такового.
Договорные отношения по Уложению строятся на принципе свободы договора. Предоставляя частным лицам большую свободу по установлению договорах обязательств, Уложение устанавливает немногочисленные законные условия их действительности. К ним относятся положения § 309, определяющего, что договоры, «прямо нарушающие какие-либо предписания закона», являются недействительными. Ряд требований предъявляется к дееспособности лиц, заключающих сделку (§ 104–115). При этом круг лиц, способных заключить договор, шире, чем по Кодексу Наполеона. Это объясняется вовлечением в сферу капиталистического производства значительных слоев населения (детей, женщин). Полностью недееспособными Уложение признает лишь детей, не достигших 7-летнего возраста.
Характерной особенностью германского кодекса в вопросе бб обязательных условиях действительности договоров является признание главного значения за волеизъявлением сторон (т. е. внешним выражением воли). Это объясняется желанием придать договорным связям стабильность. Поэтому оспоривание сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, допускается лишь в течение года, под влиянием заблуждения – немедленно. По истечении 30 лет оспоривание сделки исключено во всяком случае.
Уложение допускает корректировку принципа свободы договора с помощью уже упомянутых выше социально-этических критериев «доброй совести», «добрых нравов». В § 138 прямо говорится о недействительности сделки, противоречащей «добрым нравам». Судебным органам предоставлены широкие полномочия по толкованию договорных правоотношений, вплоть до признания их недействительными.
Определенные особенности, присущие Уложению в вопросе регулирования договорных отношений, можно отметить и при рассмотрении отдельных видов договоров. Здесь названо более 30 конкретных видов договоров.
Особенностью Уложения является существование абстрактных обязательств, не допускавшихся Кодексом Наполеона. Этот вид договора определяет § 780 следующим образом: «Договор, по которому должник обещает удовлетворение с тем, чтобы обещание послужило самостоятельным основанием обязательства». Таким образом, предмет договора – это само обещание, облеченное в письменную форму (например, вексель, чек). Абстрактный характер данных договоров состоит в том, что основания заключения договора и выдачи обязательства значения не имеют; обещание уплаты долга носит отвлеченный характер, что допускает возможность переуступки таких обязательств. Появление абстрактных обязательств явилось уступкой законодателя крупной буржуазии.
В качестве основания возникновения обязательств Уложение признает деликты (гражданские правонарушения), причем этому виду обязательств уделяется значительное место. По общему правилу ответственность несет лицо, виновное в причинении вреда. Уложение не признает имущественного возмещения неимущественного вреда. В соответствии с § 253 возмещения в деньгах неимущественного вреда можно требовать только в случаях, прямо предусмотренных законом.
Особым видом обязательств Уложение считает обязательство из неосновательного обогащения, устанавливает общее понятие такого обязательства и подробно его регулирует.
Семейное право. Уложение признает единственной законной формой брака гражданский брак. Брачный возраст для женщин – 16 лет, для мужчин – 21 год. Кроме достижения брачной правоспособности необходимым условием вступления в брак является наличие обоюдного согласия. Для несовершеннолетних требуется согласие родителей. Препятствиями для действительности брака могут служить факт близкого родства или свойства, нерасторжение первого брака; женщине не разрешалось вступать в новый брак в течение 300 дней со дня прекращения предыдущего. Только для германского законодательства характерно запрещение «вступать в брак разведенному по прелюбодеянию супругу с лицом, с которым разведенный супруг совершил прелюбодеяние, если по решению о разводе признано, что это прелюбодеяние послужило основанием .к разводу» (§ 1312).
Заключению брака предшествует обручение – договор, из которого вытекает обоюдная обязанность сдержать свое слово и вступить в брак. Нарушение этого договора обязывает виновного к возмещению издержек, сделанных другой стороной ввиду предстоящего брака, и возмещению морального ущерба.
Развод допускается только в строго определенных, указанных в законе случаях. Основаниями для развода признаются прелюбодеяние и некоторые другие «противные нравственности» проступки (§ 1565): посягательство на жизнь другого супруга (§ 1566); злонамеренное оставление (§ 1567); грубое нарушение брачных обязанностей или «бесчестное поведение, глубоко расшатавшее супружеские отношения, так что стало невозможным требовать от другого супруга продолжения брака» (§ 1568); тяжелая, прервавшая духовное общение супругов и безнадежная душевная болезнь (§ 1569).
Личные взаимоотношения супругов вытекают из § 1354, закрепляющего главенствующее положение мужа в семье: «Мужу предоставляется решать все вопросы, касающиеся совместной супружеской жизни, в частности, он избирает местожительство». Жена может не повиноваться, если муж злоупотребляет супружеским правом. Таким образом, Уложение не провозглашает власти мужа над личностью жены, предоставляя мужу лишь право преимущественного решения общесемейных вопросов. Замужняя женщина дееспособна, хотя ее дееспособность и ограничена. Она имеет право на профессиональные занятия или занятие промыслом, может вести хозяйственное предприятие, однако на это требуется согласие мужа.
Имущественные отношения супругов определяются брачным договором. Если стороны своим брачным договором не установили иного режима, в качестве законного признается система управления и пользования или система соединения имуществ супругов, которая характеризуется тем, что сохраняется раздельность права собственности на имущество супругов; муж осуществляет единое управление и пользование семейным имуществом; в отношении своего отдельного имущества жена сохраняет самостоятельность.
Взаимоотношения между детьми и родителями строятся на принципе осуществления родительской власти отцом, если он не лишен ее. Родительская власть переходит к матери лишь после смерти отца или лишения его родительской власти. Но и тогда матери может быть назначен советник, контролирующий ее действия. Родительская власть обширна. Дети могут быть объектом эксплуатации со стороны родителей. Если родители содержат детей, то последние обязаны работать в хозяйстве родителей сообразно со своими силами и своим положением в жизни. От такой обязанности освобождались дети из буржуазных семей.
Внебрачные дети по отношению к матери и к ее родственникам занимают юридическое положение законных детей (§ 1705). Однако права матери несколько уже по сравнению с теми, какими пользуется мать по отношению к детям, рожденным в браке (§ 1707). Незаконный ребенок и его отец не признавались состоящими в родстве (§ 1589). Правда, внебрачный ребенок мог требовать от отца предоставления содержания соответственно общественному положению матери до достижения 16-летнего возраста (§ 1708). Но такая обязанность отца отпадала, если мать в период зачатия находилась в близости с другим мужчиной. Такой связи не придавалось значения, когда по обстоятельствам дела невозможно было допустить, чтобы мать зачала ребенка от этой связи (§ 1717).
Наследование. При наследовании по закону Уложение закрепляло систему парантелл (линий), представляющих собой группу родственников, происходящих от общего предка. Первую парантеллу составляли нисходящие наследники, вторую парантеллу – родители и их нисходящие родственники, третью – дед и бабка и их нисходящие родственники и т. д. Таким образом, наследниками являлись родственники любой степени, которые могли доказать свое родство с наследодателем, сколь бы отдаленно оно ни было. В отличие от Кодекса Наполеона переживший супруг занимал более привилегированное положение. Он частично наследовал вместе с наследниками первых двух парантелл, а если таковых не было, то супруг получал наследство полностью (§ 1931).
Более последовательно, чем Кодекс Наполеона, Уложение проводит принцип свободы завещаний. Совершать завещание можно было с 16-летнего возраста, однако до достижения 21 года это делалось в публичной форме.
Охраняя интересы законных наследников, Уложение установило некоторые ограничения завещательной свободы. Таким ограничением, в частности, была обязательная доля. Лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, вправе требовать ее предоставления в размере половины стоимости доли данного наследника при наследовании по закону. При этом лицо, имеющее право на обязательную долю, наследником не является.
Торговый кодекс 1897 г. Появление Германского гражданского уложения привело к необходимости пересмотра Торгового кодекса, действовавшего с 1861 г. Новое Германское торговое уложение было принято 10 мая 1897 г. и введено в действие с 1 января 1900 г.
Поскольку Германское гражданское уложение включало общие правила о сделках, о договоре купли-продажи и некоторые другие положения, Торговый кодекс в известной мере потерял свою самостоятельность. Являясь как бы дополнением к гражданскому кодексу, он содержал лишь специальные правила для торговцев.
Торговое уложение состоит из четырех книг. В первую книгу включены нормы о торговых деятелях (о том, кто считается торговцем, о маклерах, о торговых служащих), о форме, о торговых книгах. Во второй книге говорится о торговых товариществах, причем наиболее распространенных: акционерных обществах, коммандитном товариществе и др. Положения второй книги имеют особое значение, поскольку процессы концентрации и централизации капитала в конце XIX в. привели к появлению многочисленных объединений. В третьей книге Кодекса содержатся положения о торговых сделках, в четвертой – о морском праве.
Торговое уложение является правом коммерсантов. В отличие от французского Торгового кодекса при определении торгового характера сделок оно исходит из субъективного признака: торговыми признаются сделки, совершаемые коммерсантами.
В целом уже при создании Торгового уложения оно не отличалось особой новизной и во многом воспроизводило положения Общегерманского уложения 1861 г. В последующие годы положения Торгового уложения неоднократно менялись. Кроме того, по вопросам торгового права было принято много законов, которые остались за пределами Уложения.
Гражданско-процессуальный кодекс для всей Германии был издан в 1877 г. Этот Кодекс довольно велик по объему: он включает 10 книг, 1048 параграфов.
Гражданско-процессуальный кодекс Германии в отличие от французского относительно прост по построению, лишен архаизмов. Он дает сторонам довольно широкие права в области представления доказательств, распоряжения своими процессуальными правами. Напротив, суд является пассивным, он лишь воспринимает и оценивает представленный сторонами материал.
Уголовное уложение 1871 г. С созданием единой Германии на всей ее территории было введено в действие Уголовное уложение Северогерманского Союза 1870 г. Хотя это Уложение было обязательным для применения при рассмотрении уголовных дел, в некоторых случаях разрешалось прибегать к законам государств, входящих в Союз.
Этот кодекс, как и все другие, точно отразил экономическое и политическое положение Германии: буржуазно-помещичий характер государства, полуабсолютистскую форму правления.
Уголовное уложение 1871 г. состояло из трех частей. В первой части содержались положения о разграничении преступлений, проступков и полицейских нарушений, об ответственности германских граждан в случае совершения правонарушений за границей и некоторые другие вступительные положения. Во второй части излагались общие вопросы уголовного права: о стадиях преступления, о соучастии, о смягчающих и отягчающих обстоятельствах. Третья часть включала нормы, касающиеся отдельных видов преступлений, т. е. представляла собой особенную часть.
Среди преступлений на первом месте стояли государственные: оскорбление императора и местных государей, фальшивомонетничество, основание тайных организаций, участие в союзе, целью которого являлось незаконное противодействие применению законов или мероприятиям органов управления. Специальная глава посвящалась преступлениям против религии. Значительное внимание Уложение уделяло преступлениям против собственности и против личности.
Уголовное уложение содержало особый отдел, посвященный вопросу торговой несостоятельности. Здесь речь шла о банкротах, причинивших вред своим кредиторам, нарушающих порядок ведения дел.
Среди полицейских нарушений Уложение называет довольно широкий круг деяний: изготовление печатей, несоблюдение правил о выезде за границу, хранение оружия и т. п. Уложение обязывало каждого немца оказывать содействие полиции.
Германское уложение предусматривало довольно суровые наказания: смертную казнь, заключение в рабочем доме, тюремное заключение, помещение в крепость, арест, ограничение в правах, штраф. Основной целью наказания являлось устрашение, особенно если речь шла о тяжких преступлениях. Наиболее сурово наказывались лица, совершавшие государственные преступления, преступления против религии, против собственности. Вместе с тем в Уложении наблюдается стремление построить карательную систему с учетом личности преступника и совершенного им преступления.
Уголовно-процессуальный кодекс 1877 г. явился дополнением к Уголовному кодексу 1871 г. Уголовный процесс строился на принципах состязательности, независимости следственного судьи от прокурора и допущении защиты в стадии предварительного следствия. Предварительное следствие велось по делам о тяжких преступлениях, в остальных случаях дознание производил прокурор. Допускалось участие защиты на предварительном следствии, однако судья мог запретить сношения адвоката с подследственным, находящимся под арестом. По окончании предварительного следствия прокурор направлял дело в суд, который принимал соответствующее решение.
Обвинитель и подсудимый (и его защитник) пользовались равными процессуальными правами, однако «судам принадлежит право и на них лежит обязанность самостоятельной деятельности по расследованию дела в рамках предъявленного обвинения» (§ 153).
Особенностью уголовного судопроизводства Германии являлось право присоединения к прокурору в качестве обвинителя потерпевшего от преступления.
В суде действовал принцип свободной оценки доказательств.

Часть четвертая
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ

Предисловие

XX век положил начало эпохе Новейшего времени, ставшей поистине одной из наиболее противоречивых в истории человечества. Для большинства народов мира этот век явился переломной вехой в их развитии. Целые регионы были охвачены социальными и национально-освободительными революциями, в результате крушения колониальных империй возникли новые государства, шел трудный процесс смены социального и государственно-правового строя, в ряде стран возникла социалистическая государственность.
Вместе с тем это был жестокий век, отмеченный гражданскими и двумя мировыми войнами, впервые охватившими большую часть населения земного шара и, что наиболее трагично, унесшими миллионы жизней.
Между многими народами сохранялась отчужденность самого различного порядка (идеологического, религиозного, национального и т. д.), в значительной мере обусловленная неравномерностью их исторического и прежде всего социально-экономического развития. Это особенно отчетливо проявилось во взаимоотношениях между странами социалистического и капиталистического лагерей. Создавались и частично сохраняются военные блоки, и ныне объективно дестабилизирующие международные отношения острые противоречия характеризуют взаимоотношения между странами экономически развитыми и бывшими колониальными и зависимыми, известными как страны «третьего мира». Причем разрыв в качестве жизни возрастает, чему в немалой степени способствует сохраняющееся неравноправие в экономических отношениях.
Вместе с этим, несмотря на глубокую противоречивость современного мира, он становится все более взаимосвязанным. Его реалии побуждали суверенные государства к созданию международных организаций, призванных осуществлять сотрудничество между народами при решении экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем.
В 1919 г. была учреждена Лига Наций – одна из наиболее заметных организаций такого рода. При Лиге Наций функционировали автономные органы: Международное бюро труда, Палата международного правосудия и многие другие. Деятельность Лиги Наций оказала в целом позитивное воздействие на развитие международных отношений первой половины XX в. Однако Лига Наций объективно не могла ослабить глубокие противоречия между ведущими государствами мира, агрессивность фашистских государств, приведшие ко Второй мировой войне. Этим в конечном счете был предопределен ее роспуск.
После окончания второй мировой войны в 1945 г. учреждается новая международная структура – Организация Объединенных Наций (ООН), призванная более эффективно решать вопросы международного сотрудничества. Главными учреждениями ООН стали Генеральная Ассамблея, состоящая из всех членов ООН, Совет Безопасности, Совет по опеке, Экономический и социальный совет, Международный суд, Секретариат. Особая роль отводилась Совету Безопасности, на который была возложена основная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Его состав формируется из постоянных пяти членов: СССР, теперь России, США, Великобритании, Китая, Франции и десяти членов, избираемых Генеральной Ассамблеей на срок. Решения по всем вопросам, кроме процедурных, считаются принятыми, если их одобрили все постоянные члены.
ООН, ее главные органы явились более действенным фактором международного сотрудничества, чем Лига Наций, но и они не всегда могли стать эффективным инструментом защиты мира.
В рассматриваемое время и на региональном уровне началось сближение стран приблизительно одинаковой экономико-политической ступени развития. Наиболее отчетливо этот процесс заявил о себе в Западной Европе. Его первоначальную основу составили договоры: Парижский 1951 г., предусматривавший образование Европейского объединения угля и стали, Римский договор 1957 г. об учреждении Европейского экономического сообщества. Последующее развитие стимулировало интеграцию рынка стран Европейского сообщества, равно как и дальнейшую институционализацию его механизма. Учреждается Европейский парламент, повышению роли которого способствовали прямые выборы, впервые проведенные в 1979 г. Создаются Европейская счетная палата (1977 г.) и ряд других учреждений. Важной ступенью в этом процессе, который фактически изначально вышел за рамки исключительно экономического сотрудничества, стали преобразования, предусмотренные Единым Европейским актом 1986 г. и Договором о Европейском союзе 1992 г.
Важным фактором в этом процессе, выходящем за пределы Европы, явилось учреждение в 1957 г. Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) – межправительственной организации по использованию атомной энергии для мирных целей. На МАГАТЭ возложен также контроль за осуществлением Договора о нераспространении ядерного оружия.
Важные изменения происходят в праве стран Европейского сообщества (они рассматриваются в разделе «Основные изменения в праве»).
Интеграционные процессы, воплощающие объективные закономерности мирового развития, наметились и в других регионах мира, что не исключает временного локального замедления этого процесса и даже некоторого движения вспять в отдельных странах. Последнее во многом обусловливается временным чрезмерным возобладанием в их развитии субъективного фактора.
Государство и право отдельных стран, оказывая на эти процессы существенное, подчас решающее воздействие, в свою очередь во многом под их влиянием претерпевали важные и вместе с тем далеко не однозначные изменения. Государственно-правовая история многих государств была насыщена кризисами, «скачками», «зигзагами», «временным движением вспять» – сказывались особенности национальной истории.
Выделяют несколько основных направлений государственно-правового развития: эволюцию государств «либеральной демократии»; временное установление авторитарных режимов, наиболее характерным из которых является фашистский («национал-социалистический») режим в Германии; возникновение социалистической государственности, сущностно отличавшейся как от «либеральной демократии», так и от фашизма.
В конце XX в. стала очевидна предстоящая неизбежность демократического пути государственно-правового развития во всемирном масштабе. Важнейшими, но не единственными причинами этого явились рост общеобразовательного, политического сознания народных масс, приобретенный ими политический опыт и соответственно нежелание быть безгласным объектом властвующих доктринеров.
Движение к демократии было настолько сильным, что его не останавливала даже ставшая к этому времени очевидной неспособность «либеральной демократии» исключительно в духе идей классического либерализма XIX в. решить многие социально-экономические и духовно-нравственные проблемы современности. Отношения человек – общество, общество – экология по-прежнему далеки от гармонии. В экономике развитых стран «либеральной демократии» велика роль крупных транснациональных промышленно-банковских объединений, использующих огромные материальные
возможности для оказания серьезного влияния на формирование государственной политики, нередко соответствующей лишь узкогрупповым классовым интересам. В условиях значительного социального неравенства не преодолен в немалой степени формальный характер провозглашенных прав и свобод. Симптоматично замечание президента Франции Ф. Миттерана, сделанное им в 1989 г. по случаю 200-летия Французской революции: Декларация прав человека и гражданина 1789 г. продолжает еще оставаться скорее «землей обетованной, чем завоеванной территорией».
Показательно, что при этом учитывались и важные изменения, свершившиеся в развитых странах. Трудящимся удалось преодолеть чрезмерно элитарный характер «либеральной демократии»: введено всеобщее, равное избирательное право; создано законодательство, защищающее некоторые трудовые и социальные права народа. Либерально-демократическое государство фактически все более утрачивает предназначенную ему роль «ночного сторожа», призванного охранять существующие экономические отношения, но не вмешиваться в них. Ныне государство может, хотя и частично, вторгаться в отношения частной собственности, ограничивая их в пользу общенациональных интересов. Постепенно внедряются элементы общегосударственного планирования. Во многом в результате всего этого улучшилось материальное и правовое положение основных слоев населения.
В Новейшее время раскрылись подлинные реалии «либеральной демократии», ее позитивные и негативные стороны. Поэтому в современном движении к демократии крепнет убеждение в необходимости дифференцированного подхода к либерально-демократическим государственно-правовым институтам, недопустимости механического копирования иностранного опыта. Утверждается понимание необходимости глубокого и всестороннего осмысления и учета национальной истории, отечественных экономических и правовых установлений, отвечающих интересам народа. Подлинная демократизация государственного строя проявляется в конечном счете в отношении к человеку, в обеспечении достойного качества жизни людей, в реальной защите их прав и свобод, т. е. во всем, что предполагает гармоничное развитие личности в условиях мира, безопасности и охраны природы. Вместе с тем все в большей степени познается зависимость развития подлинной демократии от уровня политической и правовой культуры самих людей в данном обществе, знания ими своих прав, равно как и своих обязанностей перед обществом, и способности претворять их в жизнь.
Именно с этих позиций необходимо оценивать историю государственности XX в., как, впрочем, и предшествовавших столетий.
Это позволит увидеть, что имеет потенциал позитивного развития и поэтому подлежит восприятию из прошлого, а что нужно оставить ему навсегда. В этом состоит одна из основных задач всеобщей истории государства и права.

Глава 23. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ

§ 1. Основные тенденции государственно-правового развития

К концу XX в. США становятся крупнейшей мировой державой с собственной колониальной империей. Во многом благодаря чрезвычайно благоприятным природным, демографическим, внешнеполитическим условиям, а также энергии и предприимчивости народа они выходят на первое место в мире по основным экономическим показателям. Население страны многократно увеличилось в немалой степени за счет эмигрантов, прежние отечества которых тратили средства на их воспитание, образование, здоровье, а новое пожинает плоды трудов достигших зрелого возраста людей. Мировые войны, в которых участвовала страна, фактически не затронули ее территории. Из этих войн она вышла еще более усилившейся как в экономическом, так и в военном отношении. Уже после первой мировой войны США из страны-должника превратились в страну-кредитора. За это время американская экономика претерпела важные структурно-социальные преобразования. Еще . в конце XIX в. господство в американской экономике перешло к крупнейшим финансово-промышленным корпорациям, присваивавшим большую часть национального дохода. Впрочем, это не сдерживало развития мелких и средних промышленных, сельскохозяйственных и торговых предприятий. Значительная, но рациональная интенсификация труда в условиях начавшейся в середине 50-х годов научно-технической революции позволила правящему классу пойти на уступки трудящимся в их борьбе за свои социально-экономические и политические права.
Все это в совокупности повлияло на развитие американской государственности, которое носило главным образом фактический характер и не меняло основ конституционной структуры. По своему содержанию это развитие воплощает почти все наиболее характерные, типичные черты эволюции современных либерально-демократических государств. Оно определяется по меньшей мере несколькими принципиальной важности тенденциями, которые взаимодополняют и как бы уравновешивают друг друга.
Изменения в избирательной системе. Начиная с 20-х годов заметнее стала прогрессивная тенденция, которая проявилась прежде всего в дальнейшей демократизации избирательной системы. В 1920 г. женщинам было предоставлено право голосовать и быть избранными наравне с мужчинами (XIX поправка к Конституции). В 1961 г. избиратели столичного округа Колумбия получили право участвовать в выборах президента и вице-президента США (XXII поправка к Конституции). В 1964 г. запрещается ограничивать избирательные права граждан по причине неуплаты ими налогов, включая налог по выборам (XXIV поправка). Несколько раньше, в 1962 г., признается необходимость изменения избирательных округов, с тем чтобы в каждом из них было приблизительно одинаковое число избирателей. Такое изменение было тем более обоснованным, что по действующей в США мажоритарной системе выборов избранным считается кандидат, получивший относительное большинство голосов в округе. В 1971 г. избирательные права предоставляются всем гражданам, достигшим 18-летнего возраста (XXVI поправка к Конституции). На основе общефедерального законодательства соответственно демократизировались избирательные законы в отдельных штатах. Хотя проведенные преобразования не устранили все архаические цензы, действующие в отдельных штатах, тем не менее избирательное право стало в основном равным и всеобщим.
Заметные успехи достигнуты и в области выравнивания других гражданских прав белых и цветных. В 60–70-е годы принимаются законы против расовой дискриминации в сфере образования, бытового обслуживания, трудовой деятельности.
Изменения в партийной системе. Демократические преобразования, особенно в области избирательного права, во многом стимулировали совершенствование партийной системы, с помощью которой традиционно обеспечивалось кадровое комплектование органов власти и управления из представителей господствующей элиты. Политические партии становятся важной частью государственно-правового механизма США. Соответственно организационная структура сложившейся еще в XIX в. двухпартийной системы (республиканцы – демократы) была сориентирована на удовлетворение требований избирательных кампаний. Основным звеном партийной организации явились комитеты избирательных участков, а формально высшими органами – национальные партийные комитеты и национальные партийные конвенты (съезды), хотя многие вопросы, подчас имеющие решающее значение в партийной политике, определяют частные или юридические лица, оказывающие партиям негласную, но весьма значительную финансовую помощь, несмотря на то что это в той или иной мере запрещено.
Юридической регламентации подверглись финансовые и структурные основы партийной деятельности. Немаловажную роль в этом сыграли конституции отдельных штатов, избирательные законы, в частности законы 1965 и 1970 гг., а также решения судов, обладающих правом конституционного надзора. Однако негласное финансирование партий отдельными лицами и корпорациями продолжается. Причем нередко они направляют средства представителям обеих партий одновременно. Принципиальные различия между демократами и республиканцами в основном исчезли спустя некоторое время после окончания войны между Севером и Югом. Тем не менее накал избирательной борьбы между ними сохранился, поскольку каждая партия выражает интересы соперничающих в борьбе за власть группировок, доминирующих в экономике и политике. Борьба за рядового избирателя побуждает партийных руководителей выступать с разоблачениями своих оппонентов в коррупции и других противоправных действиях. Но вместе с тем фактическая монополия двухпартийной системы с ее опорой на средний класс лишает другие общественные организации каких-либо надежд на успех в ходе выборов и соответственно минимизирует демократизацию избирательного права.
Основные изменения в государственном механизме. Другая заметная тенденция связана с диффузией (рассредоточением) источников формирования государственной политики. Здесь все большую роль начинают играть различные предпринимательские союзы и другие подобные им объединения, известные как группы давления. В середине XX в. их насчитывалось более 3 тыс., и затем наметилось уменьшение их количества, главным образом за счет укрупнения. Наиболее значительными среди них продолжают оставаться Национальная ассоциация промышленников, объединяющая около 70% промышленных компаний, и Торговая палата. Эти объединения выполняют как экономические, так и по существу политические функции. На основе прогнозов экономического и социально-политического развития, составляемых высококвалифицированными специалистами, эти объединения подготавливают меморандумы, рекомендации и даже фактически основные тезисы будущих законопроектов, которые направляются президенту, конгрессу, властям штатов. Данные документы, разумеется, не являются обязательными для государственных властей, но последние в своей политике учитывают требования «большого бизнеса». Крупнейшие корпорации используют и другие каналы воздействия на государственные власти.
Еще одна важная тенденция, особенно ощутимо заявившая о себе после окончания войны Севера и Юга, связана с централизацией государственной власти. В настоящее время этот процесс, обусловленный многими причинами, среди которых интересы крупных предприятий и банков занимают особо важное место, приобрел более завуалированные формы. Вследствие противодействия штатов, отстаивающих свои конституционные права, названная тенденция стала в немалой степени противоречивой. Важным проявлением централизации явилось расширение правомочий общефедеральной власти во главе с президентом, хотя и здесь имеются некоторые новации: XX, XXII, XXV поправки к Конституции законодательно ограничили время пребывания одного лица на посту президента двумя сроками, а для лица, «занимающего пост президента или исполняющего его обязанности в течение двух лет из того срока, на который президентом было избрано другое лицо» – только одним сроком; вице-президенту при определенных условиях предоставлялось право замещения должности президента.
Усиление исполнительной власти сопровождалось созданием разветвленного аппарата управления, состоящего из наемных служащих-профессионалов. До XX в. чиновничий аппарат США был сравнительно невелик, и этим США отличались от бюрократизированных государств континентальной Европы. Но в XX в. президент имел под своим началом большой бюрократический аппарат управления, компетенция которого распространялась на важнейшие сферы жизни страны. К этому времени в США действовали по меньшей мере три типа государственных учреждений:
1) департаменты (министерства), возглавляющие отдельные отрасли управления (первые департаменты – иностранных дел, финансов, обороны и некоторые другие были созданы еще в XVIII–XIX вв.; в XX в. количество департаментов не только увеличилось, они изменились качественно – значительный аппарат чиновников выполнял большую часть государственной работы);
2) национальные агентства – учреждения, близкие по значению министерствам, но не имеющие статуса таковых;
3) многочисленные и разнообразные временные комиссии, бюро, советы, коллегии, администрации, создаваемые на время для выполнения определенных задач, нередко имеющих жизненно важное значение для страны.
Существенным был вопрос и о порядке назначения высших должностных лиц. В соответствии с Конституцией назначение президентом глав департаментов, послов и некоторых других высших должностных лиц требует предварительного согласия сената. Назначение всех других федеральных чиновников предполагает их последующее утверждение сенатом. Замещение второстепенных постов сенат может доверить президенту. На практике роль президента в этом процессе, как правило, оказывается более значительной. Этому косвенно содействовало фактически установившееся еще в XIX в. деление аппарата управления на гражданскую службу, состоящую из несменяемых чиновников-профессионалов, и правительственную службу, состоящую из высших должностных лиц, назначаемых вновь пришедшим к власти президентом и уходящих со своих постов вместе с ним (так называемая система добычи). Согласно американскому прецеденту президент, назначая таких должностных лиц, вправе рассматривать их не более как своих доверенных советников. И сенат обычно признает это. Соответственно на образуемые такими должностными лицами коллегиальные органы обычно не возлагается солидарная ответственность. Эти лица считаются доверенными президента и обычно несут ответственность перед ним.
Но развитию государственного управления были присущи и иные черты. Государственные службы, сконструированные таким образом, оказались вне действенного государственно-правового контроля. Такое положение во многом обусловливалось и отсутствием в США административных судов и прокурорского надзора. Возмущение общественности коррупцией, злоупотреблением властью, а подчас и некомпетентностью части государственного аппарата вынудило Конгресс заняться его реформированием. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в XIX в. Закон о гражданской службе Пендлтона (1883 г.) установил принципы комплектования федеральных государственных служб. Предусматривались открытые конкурсы – экзамены на замещение государственных должностей, было запрещено увольнять чиновников по политическим мотивам. Контроль за выполнением закона возлагался на создаваемый «независимый» орган – комиссию гражданской службы. Во многом благодаря этому закону, а также принятым много позже нормативным актам в США не сложилась жестко корпоративная каста чиновников. Появилось немало высококвалифицированных гражданских специалистов по государственному управлению. Но это не привело к полному исчезновению «системы добычи». Не соблюдался и принцип недопустимости увольнения по политическим мотивам. В 1939 г. Закон Хэтча «О политической деятельности» запретил государственным служащим участвовать в «политических кампаниях». В 1947 г. исполнительный приказ № 9835 президента Г. Трумэна обязывал комиссию гражданской службы проверять политическую благонадежность кандидатов на государственные должности. Еще более ужесточил эту практику исполнительный приказ № 10450 президента Д. Эйзенхауэра (1953 г.) «О проверке политической благонадежности и лояльности государственных служащих», предусматривавший возможность их досрочного увольнения. Впоследствии эти приказы перестали применяться, но результаты их воздействия сказываются и в настоящее время.
В структуре государственного управления проявилась особенность, обусловленная федеративным устройством США. В стране не сложилось формально единой государственной службы. Каждый штат имеет свой административный аппарат управления, что, впрочем, не означает его фактической общегосударственной разобщенности. Распоряжения президента и глав общефедеральных ведомств выполняются, чему в немалой степени способствуют находящиеся в их распоряжении различные средства давления, и в первую очередь финансовые. В итоге централизация оказалась неразрывно связанной с усилением исполнительной власти во главе с президентом.
В середине XX в. особую значимость приобрели такие учреждения, как Федеральное бюро расследования, Центральное разведывательное управление, Совет национальной безопасности, Министерство обороны. История показала, что президенты, опираясь на них, имеют возможность принимать важные государственные решения, превышая при этом правомочия, предоставленные им Конституцией, особенно в такой важнейшей сфере, как вопросы войны и мира. Не считаясь с предписаниями Конституции, президенты неоднократно без предварительной санкции Конгресса отдавали приказы о ведении военных действий за границей, что по существу означало ведение войны. Весьма авторитарно проявила себя исполнительная власть и внутри страны. В этом отношении показательно ее вторжение в область законодательства. Посредством так называемых исполнительных приказов, формально призванных конкретизировать исполнение принятых законов, президенты по существу приобрели в известном смысле право на «делегированное законодательство».
Вместе с тем усиление исполнительной власти не означает чрезмерной подмены ею других ветвей власти. Законодательная и судебная власти остаются важным звеном системы «сдержек и противовесов». В этом качестве особое значение имеют финансово-бюджетные права Конгресса, возможность судебного обжалования административных распоряжений, утверждение сенатом представленных президентом кандидатур на занятие должностей, право импичмента.

§ 2. «Новый курс» Рузвельта

Кризис 30-х годов. В XX в. в деятельности американского государства появились новые направления. Усилилось государственное вмешательство в экономику. Необходимость в этом была окончательно осознана в 30-е годы, когда страну поразил исключительной силы экономический кризис, охвативший к тому времени все основные капиталистические страны. В США промышленное производство снизилось до 56%, национальный доход сократился на 48%, обанкротилось 40% банков, что лишило миллионы рядовых американцев их сбережений. Около 17 млн. человек потеряли работу. Находившееся в этот период у власти правительство президента Г. Гувера в надежде на постепенный стихийный выход из кризиса фактически ничего существенного не предпринимало. Между тем социально-политическая обстановка обострялась: следовали один за другим голодные походы, демонстрации, другие формы протеста. В таких условиях на очередных президентских выборах 1932 г. победил Франклин Делано Рузвельт – кандидат от демократической партии. Новый президент выступил с развернутой программой по выходу из кризиса, получившей известность как «Новый курс». Реализация программы началась почти одновременно во всех важнейших областях экономических и социальных отношений.
Спешно был принят ряд законов, призванных стабилизировать банковскую и в целом всю финансовую систему. Запрещен вывоз золота за границу. Золотой запас страны сосредоточивался в банках Федеральной резервной системы (ФРС). Доллар лишался золотого обеспечения, что неизбежно вело к увеличению денежной массы на рынке, но усиливало влияние правительства на ее циркуляцию. Одновременно контроль за финансовой системой в целом был возложен на ФРС и созданную к этому времени Федеральную комиссию по ценным бумагам и биржам. Была проведена ревизия почти всех банков страны, во многом инициировавшая закрытие около 3 тыс. мелких банков. Одновременно крупнейшие банки получили из казны несколько миллиардов долларов в виде кредитов и субсидий. В таком качестве банковская система несколько стабилизировалась.
Оздоровление промышленности возлагалось на специально создаваемое учреждение – Национальную администрацию восстановления промышленности. В соответствии с законом о восстановлении национальной экономики от 16 июля 1933 г. вся промышленность была разделена на 17 групп, деятельность каждой из которых’ регулировалась составленными в срочном порядке нормативными актами – так называемыми кодексами честной конкуренции, определявшими квоты выпускаемой продукции, распределение рынков сбыта, цены, условия кредита, продолжительность рабочего времени, уровень зарплаты и т. д.
Для сельского хозяйства учреждалась Администрация регулирования сельского хозяйства, которая на основании Закона об улучшении положения в сельском хозяйстве от 12 мая 1933 г. наделялась правом регулирования цен на продукцию сельского хозяйства и доведения их до уровня 1909–1914 гг. Это осуществлялось главным образом путем оплачиваемого сокращения посевных площадей и поголовья скота (уменьшение товарной массы должно было поднять цены до уровня, обеспечивающего рентабельность средних и даже мелких ферм, чтобы предотвратить их разорение).
В целях уменьшения безработицы, снижения ее негативных последствий принимаются экстраординарные меры. Руководство осуществлением этих мер возлагается на Федеральную администрацию чрезвычайной помощи, замененную вскоре Администрацией развития общественных работ. Безработных направляли в создаваемые специальные организации (трудовые лагеря), занимавшиеся строительством и ремонтом дорог, мостов, аэродромов и т. д.
Проведение «Нового курса» потребовало мобилизации значительных денежных ресурсов, которые оказались (это было важнейшим фактором успеха) в распоряжении правительства Рузвельта.
В это время наметился важный сдвиг в развитии трудового и социального законодательства, которое носило по существу фрагментарный характер. Более того, большинство дел, связанных с отношениями между работником и работодателем (нанимающимся и наймодателем), рассматривалось судами на основе общих принципов обязательственного права, не учитывающих фактическое социально-экономическое неравенство сторон в договоре. Законом Норриса – Лагардия (1932 г.) несколько сужалось право судов издавать так называемые судебные предписания по поводу трудовых конфликтов, что фактически давало возможность судам по своему усмотрению срывать любую забастовку. Этот закон запрещал предпринимателю заставлять рабочих подписывать контракты, обязывающие их не вступать в профсоюз.
В 1935 г. был принят Закон Вагнера, ставший важной вехой в развитии трудового законодательства США. Впервые в общефедеральном масштабе легализовалась деятельность профсоюзов. При этом запрещалось уголовное преследование трудящихся за создание профсоюзов и участие в легальных забастовках; предприниматели обязывались заключать с профсоюзами коллективные договоры и не принимать на работу лиц, не состоящих в профсоюзах, подписавших коллективный договор (вводился так называемый принцип закрытого цеха); признавалось право на забастовки, если нарушались предписания закона. Для контроля за выполнением закона было создано Национальное управление по трудовым отношениям. Его руководящий состав назначался президентом с одобрения сената. При обнаружении незаконных действий в трудовой практике Управление оформляло дело для передачи его в суд. Лица, препятствовавшие работе Управления, подлежали по суду наказанию штрафом до 5 тыс. долл., или тюремному заключению до одного года, или одновременно обоим видам наказания.
В 1935 г. был принят Закон о социальном обеспечении, явившийся первым в истории США общефедеральным нормативным актом такого рода. Создавалось Управление по социальному страхованию. Отныне пенсии по старости должны были выплачиваться гражданам США, отвечавшим определенному цензу оседлости и достигшим 65-летнего возраста, при условии, «если его общий заработок, как это будет установлено Управлением, за период с 31 декабря 1936 г. и до достижения им возраста 65 лет не превысит 3 тыс. долл. Выплачиваемая ему ежемесячно пенсия будет равняться 1/2 суммы его вышеупомянутого общего заработка». Для формирования пенсионного фонда в дополнение к другим налогам устанавливался новый ежегодный налог на индивидуальные доходы работающих по найму в размере 1 % с последующим повышением налога на 0,5% через каждые следующие три года. Для предпринимателей в дополнение к ранее существовавшим налоговым обложениям вводился налог в размере 1 % общей суммы выплаченной им зарплаты, через каждые следующие три года налог повышался на 0,5%.
В 1938 г. был принят Закон о справедливом найме рабочей силы, фиксирующий максимальную продолжительность рабочего времени для некоторых групп трудящихся и минимум зарплаты.
В итоге «Новый курс», являвшийся прямым массированным вторжением государства в сферу социально-экономических отношений и включавший значительные элементы регулирования, способствовал смягчению проявлений кризиса.
Ревизия «Нового курса». По мере выхода из кризиса корпорации главным образом через Верховный суд стали добиваться (и не без успеха) отмены законодательства «Нового курса». В целях смягчения будущих кризисных явлений стали широко внедряться новые виды государственного регулирования, реализуемые главным образом с помощью финансово-экономических средств.
После окончания второй мировой войны произошел отход от завоеванных позиций в области трудового законодательства. В 1947 г. был принят Закон Тафта – Хартли формально в качестве поправки к Закону Вагнера, а фактически отменивший его важнейшие положения. Этот закон затруднял ведение стачечной борьбы. Так, предупреждение о намечаемой забастовке должно последовать за 60 дней до ее начала. Президент наделялся правом в любой момент приостановить забастовку на 80 дней (так называемый охладительный период). Государственным служащим запрещалось участие в забастовках. Не допускались стачки солидарности, стачки, «создающие угрозу национальным интересам страны». Отменялась практика «закрытого цеха». Предприниматели получили право взыскивать по суду убытки, причиненные забастовкой, выходящей за рамки, предписанные законом. Устанавливался контроль за профсоюзными средствами, которые запрещалось использовать для достижения каких-либо политических целей. Были приняты и другие законы, в той или иной мере ограничивающие права профсоюзов.
В первое послевоенное десятилетие усилилась законодательная деятельность и в другой области. В 1950 г. был принят Закон Маккарэна – Вуда, по которому создавалось Управление по контролю за подрывной деятельностью. Ему предоставлялось право определять, является ли та или иная организация коммунистически действующей организацией или организацией коммунистического фронта. Такие организации подлежали обязательной регистрации в министерстве юстиции, а их члены фактически ограничивались в гражданских правах. Отказ от регистрации предусматривал достаточно жесткие санкции. В случае объявления «чрезвычайного положения» президент получал право с согласия министра юстиции отдавать распоряжение о задержании и об интернировании любого лица, если имелось разумное основание полагать, что это лицо может потенциально представлять угрозу для национальной безопасности США. Вскоре были приняты и другие аналогичные законы. На их основе, а также на основе исполнительных приказов № 9835 и 10450 была развернута кампания по «проверке лояльности», в ходе которой преследованию подверглись не только коммунисты, но и просто прогрессивно мыслящие интеллигенты. Впоследствии эта кампания была в основном прекращена. И тем не менее в стране сложилась, функционирует и трансформируется особая система правовых отношений, которые не всегда совпадают с Конституцией.

Глава 24. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

§ 1. Итоги первой мировой войны

Основные черты развития. Великобритания принадлежала к числу держав – победительниц в первой мировой войне, однако война серьезно ослабила ее финансово-экономические позиции. Так, промышленное производство сократилось на 20%; страна потеряла треть своего национального богатства. За годы войны получили развитие новые отрасли промышленности, выпускавшие продукцию военного назначения, но производство в старых отраслях значительно сократилось. Ухудшилось материальное положение рабочего класса и как следствие этого усилилась его политическая активность. За годы войны численность профсоюзов выросла вдвое. Активизации рабочего движения способствовала победа Октябрьской революции в России.
В военные и послевоенные годы активизировался процесс капиталистической монополизации. В 1916 г. возникло крупнейшее объединение монополистов – Федерация британской промышленности. К 1920 г. в нее входили фирмы, на которых работала треть рабочих страны, с капиталом, превышавшим капитал всех английских компаний до войны. Одной из главных целей Федерации было дальнейшее подчинение правительства и государственного аппарата монополистическому капиталу.
В результате мировой войны Великобритания получила новые колониальные владения. В старых колониях увеличилось промышленное производство, численно вырос пролетариат, окрепла местная буржуазия. Широкие народные массы Индии, Египта и других стран поднялись на борьбу за свободу и национальную независимость. Усиление национально-освободительного движения вызвало кризис Британской империи.
Политические партии. С 1916 г. у власти в Великобритании находилось коалиционное правительство Д. Ллойда Джорджа, состоявшее из либералов, консерваторов и лейбористов. На очередных выборах 8 декабря 1918 г. консерваторы и либералы вновь составили единый блок. Лейбористские лидеры за несколько дней до выборов вышли из правительственной коалиции и выступили со своей программой, в которой содержались заверения, что в случае прихода к власти лейбористы добьются немедленного вывода интервенционистских войск из России, национализации земли, ведущих отраслей промышленности, свободы для Ирландии и Индии и т. д. Выборы с подавляющим перевесом выиграла консервативно-либеральная коалиция. Ведущее место в парламенте заняли консерваторы, получившие большинство мандатов. Лейбористы провели в парламент 60 депутатов.
Выборы показали, что либеральная партия, стоявшая у власти почти 100 лет, находится в состоянии упадка. На выборах 1918 г. она потеряла около сотни депутатских мест. Партия заметно поредела. Часть либералов перешла к консерваторам, часть – к лейбористам, влияние которых возросло. Отныне либералы перестали быть одной из основных партий страны, уступив это место лейбористам.
В 1924 г. лидер лейбористов Р. Макдональд сформировал первое лейбористское правительство, в которое вошли представители правого крыла партии. Поскольку лейбористы не имели большинства в парламенте, кабинет Макдональда зависел от поддержки либеральной партии. Либералы обещали оказать поддержку при условии, что лейбористы будут осуществлять только ту часть программы, которая не расходилась с требованиями либеральной партии. Правительство Макдональда провело некоторые прогрессивные мероприятия, однако большую часть своих обещаний не выполнило. Второе лейбористское правительство было сформировано в 1929 г.
Итак, в XX в. в Англии сохраняется двухпартийная система, сущность которой заключается в господстве на выборах двух основных партий. До 1923 г. это были консерваторы и либералы, с 1923 г.– консерваторы и лейбористы. Двухпартийная система не исключает существования других политических партий (так, в 1920 г. была создана коммунистическая партия), однако выработанная в основных чертах парламентом, контролируемым двумя партиями, эта система, естественно, направлена на укрепление господства именно этих двух партий. Последнее оказало такое значительное влияние на развитие английской Конституции, что двухпартийная система может считаться одним из неписаных конституционных обычаев. При этом лидеры обеих основных политических партий безоговорочно приемлют основы существующего общественного строя и, сменяя друг друга у власти, не ставят цели кардинальных изменений.
Основным средством сохранения существования двухпартийной системы является избирательная система, в основе которой лежит принцип избрания одного депутата от каждого избирательного округа. В результате представители малых партий оказываются в невыгодном положении, им трудно получить место в парламенте.
Избирательные реформы. В XX в. было принято несколько избирательных законов, демократизировавших избирательное право.
Первая избирательная реформа была проведена непосредственно после первой мировой войны, в 1918–1919 гг. Согласно принятому закону право голоса получили все лица мужского пола, достигшие 21 года и удовлетворяющие требованиям ценза оседлости (6 месяцев) либо владеющие помещением для деловых занятий. Женщины имели право голоса, если достигали возраста 30 лет и владели недвижимостью с годовым доходом не менее 5 ф. ст. либо состояли в супружестве с лицом, удовлетворяющим последнему условию. Таким образом, новый избирательный закон вводил всеобщее мужское и частичное женское избирательное право.
Накануне парламентских выборов 1929 г. консервативное правительство осуществило еще одну реформу избирательного права, предоставив женщинам равные с мужчинами избирательные права.
Новый этап в демократизации избирательного права отмечен после второй мировой войны. Акт о народном представительстве 1948 г., принятый лейбористским правительством, внес изменение в распределение избирательных округов и, что более важно, отменил двойной вотум. Отныне никто не мог голосовать более чем в одном округе.
Наконец, в 1969 г. лейбористское правительство приняло Акт о народном представительстве, которым возрастной ценз был снижен с 21 года до 18 лет.

§ 2. Изменения в государственном строе

В 1999 г. был восстановлен парламент в Шотландии, полномочия которого ограничиваются рамками относительной автономии. Соответственно вопросы международной и военной политики находятся вне его компетенции. Но в главном сохраняется основное направление в развитии государственного строя Великобритании в XX в. Оно в конечном счете сводится к усилению исполнительной власти. Основные предпосылки этого были заложены в конце XIX в., а события XX в. способствовали реализации данного направления. В этом плане к числу важнейших последствий первой мировой войны относится новое расширение законодательных полномочий и фактической власти правительства. В 1914 г. был приостановлен Хабеас корпус акт и принят Акт о защите государства, законно передававший правительству на время войны всю полноту власти. По окончании войны этот акт был отменен, однако некоторые права, врученные правительству в качестве временных и экстраординарных, продолжали применяться и после их официальной отмены. Кроме того, было положено начало практике издания актов, предоставляющих правительству чрезвычайные полномочия. Так, в 1920 г. был принят Закон о чрезвычайных полномочиях, который носил уже не временный характер, а являлся постоянно действующим. Этот закон предусматривал возможность издания правительством от имени короля указа о введении в стране чрезвычайного положения, если оно сочтет, что какое-либо лицо или группа лиц своими действиями нарушают нормальную жизнь общества (мешают снабжению продовольствием, водой, топливом, электроэнергией). В условиях чрезвычайного положения правительство может применять любые меры, необходимые для поддержания общественной безопасности и нормальной жизни общества. Содержание Акта позволяло применять его против забастовок, что на практике делалось неоднократно. Накануне второй мировой войны, в 1939 г., парламентом был принят новый Акт о чрезвычайных полномочиях, предоставляющий исполнительной власти полномочия на издание предписаний, которые правительство считает необходимыми для обеспечения общественной безопасности, защиты государства, поддержания общественного порядка.
Предоставляя правительству чрезвычайные полномочия, парламент не только способствовал усилению его исполнительной власти, но и передал ему власть законодательную. Получило распространение так называемое делегированное законодательство – акты, издаваемые правительством формально по поручению парламента. «Делегирующий акт» наделял исполнительную власть правом издавать нормы в «развитие закона». Это зачастую сопровождалось разрешением в случае необходимости изменять сам делегирующий статут. Формы делегированного законодательства были самыми разнообразными: распоряжения, приказы, указания, инструкции министров и т. д. Делегированное законодательство – одно из проявлений всемогущества кабинета министров.
Парламент практически лишился возможности контролировать деятельность органов управления. Палата общин утратила ведущую роль в осуществлении политической власти, наоборот, правительство контролирует палату общин при помощи партийной системы.
Право премьер-министра в любое время добиться роспуска парламента способствует еще большему усилению власти кабинета. В результате возникает буквально диктатура кабинета, который может сначала действовать, а уже потом ожидать одобрения своих действий со стороны парламента.
В 1949 г. лейбористским правительством была проведена новая реформа парламента, касающаяся палаты лордов. Состав этой палаты был следующим: меньшинство составляли потомки старинной земельной аристократии; примерно половина членов палаты – пэры, имеющие титулы, пожалованные в XX в.; треть членов палаты лордов – директора компаний. Закон 1949 г. «Об изменении Акта о парламенте 1911 г.», сокративший до одного года срок возможного вето палаты лордов в отношении нефинансовых биллей, имел целью ограничить ее власть. Но эта цель не была достигнута, и, например, в 1956 г. лорды провалили законопроект об отмене смертной казни. Попытка консерваторов в 1958 г. расширить полномочия палаты лордов потерпела неудачу. Однако верхняя палата и сейчас достаточно сильна, чтобы выполнять свое изначальное предназначение – тормозить начинания избираемой нижней палаты. Палата лордов остается высшей апелляционной инстанцией в отношении всех судов Великобритании. Обладая большим влиянием, она способна оказывать и сильное политическое давление.
В 1999 г. проведена очередная реформа палаты лордов. Отныне место в палате лордов не могут занимать представители высшей аристократии, основываясь лишь на праве наследования. Теперь членами этой палаты могут быть лица, получившие звание лорда за заслуги.
Своеобразное место в политической системе Великобритании занимает корона. Формально сохраняются многие королевские прерогативы и важнейшая из них – право назначения премьер-министра. Как правило, назначаемый премьер-министр должен располагать доверием большинства палаты общин и суметь сформировать кабинет министров. Однако в тех случаях, когда лидер партии большинства не занимает достаточно прочного положения, слово правящего монарха имеет решающее значение. Так, в 1931 г. лейбористский кабинет принял решение об отставке. Предполагалось, что король поручит С. Болдуину сформировать консервативное правительство, однако Георг V предложил Р. Макдональду остаться во главе нового коалиционного правительства. Сохраняются и другие полномочия монарха: ни один законопроект не может стать законом без королевской санкции, только монарх может созвать или распустить парламент, пожаловать титул пэра.
Все эти полномочия считаются простой формальностью, поскольку согласно английской конституционной доктрине глава государства должен действовать по совету своих министров, но в то же время установлено, что монарх не обязан следовать всем рекомендациям советников: он имеет право отказать в своем согласии на такую политику, которая, по его мнению, разрушает «базис английской Конституции». В связи с этим корона может удалить кабинет министров в отставку, распустить парламент, отказать в утверждении билля и т. д. Правда, многие свои полномочия монархи не реализовывали в течение столетий.
Таким образом, власть короны носит скрытый характер, и благодаря своим конституционным правам в случае необходимости монархия может стать серьезной резервной силой господствующего класса.
Усиление исполнительной власти в лице кабинета министров сопровождалось бюрократизацией государственного аппарата. Правила комплектования чиновничьего корпуса были сформулированы в конце XIX в. Во всех правительственных ведомствах, кроме Министерства иностранных дел и колоний, вводилась экзаменационная система занятия должностей. Высшие чиновничьи должности (коронные) замещались по конкурсу. В начале XX в. был образован ряд министерств и ведомств: земледелия и рыболовства, труда, транспорта, пенсий, общественных работ. В руки государства перешли телеграф и телефон. Расширение вмешательства государства во все сферы жизни общества повлекло за собой увеличение числа чиновников. К середине 60-х годов существовало более 100 министерств.
Армия. Полиция. Суд. До первой мировой войны армия Великобритании строилась на добровольческих началах. В мае 1916 г. парламент принял Закон об обязательной воинской повинности. По окончании войны этот закон был отменен, и армия, как и прежде, формировалась путем добровольного набора. Накануне второй мировой войны, в апреле 1939 г., был издан закон, вводивший всеобщую воинскую повинность, которая сохранилась и в послевоенный период.
Полицейские силы Великобритании состоят из местных формирований. Специальный «постоянный комитет», в который входят представители суда четвертных сессий и представители совета графства, назначает главного констебля графства, который набирает полицейский персонал и управляет им, находясь под контролем «постоянного комитета». В городах имеется собственная полиция, начальника которой назначает городской совет. Самой многочисленной является полиция Лондона. Общее управление полицейскими силами страны осуществляет Министерство внутренних дел. Кроме регулярной полиции существуют особые резервные подразделения, призываемые в случае чрезвычайных обстоятельств.
Высшая судебная инстанция в Великобритании – палата лордов. Она является апелляционной инстанцией и судом первой инстанции для пэров, обвиняемых в уголовных преступлениях. Верховный суд состоит из трех палат: Высокого суда (рассматривающего гражданские споры), Суда короны (специализирующегося по уголовным делам) и Апелляционного суда. На местах правосудие осуществляют мировые судьи.
Местное управление. В Великобритании длительное время сохранялась система местных органов управления, сложившаяся в конце XIX в. Закон 1972 г. внес изменения в эту систему, установив двухступенчатую систему органов в графствах и округах. В 1985 г. были упразднены муниципалитеты крупных промышленных городов. В целом основное направление развития местного управления выражается в усилении контроля со стороны центральных органов власти, в том, что ряд функций от местных органов перешел к центральным. Действующих источников дохода местных органов явно не хватает, и центральная власть, отказывая в установлении дополнительных источников финансирования, осуществляет дотацию, контролируя при этом расходование всех денежных средств на местах.
Государственно-монополистический капитализм. Первые попытки государственного регулирования экономики Великобритании были предприняты в конце XIX в. После первой мировой войны, когда финансово-экономические позиции страны ослабли, этот процесс стал более активным. В ходе войны руководство промышленностью, работающей на военные нужды, перешло к Министерству вооружения. В 1917 г. был введен правительственный контроль над всей угольной промышленностью и судоходством. Эти меры носили временный характер и после окончания войны были отменены.
К вопросу о национализации правительство Великобритании вернулось после второй мировой войны, когда столкнулось с серьезными политическими, экономическими, финансовыми трудностями. Пришедшие к власти в 1945 г. лейбористы приняли Закон о национализации Английского банка; впервые в истории страны был создан государственный банк. Национализация угольной промышленности в 1946 г. охватила 880 компаний. Позднее была проведена национализация газовой промышленности, части сталелитейных заводов, электростанций, внутреннего транспорта, гражданской авиации, телеграфной и радиосвязи.
Наряду с национализацией осуществлялись и другие меры по усилению государственно-монополистического регулирования: укрупнение корпораций, финансирование программ научных исследований, военные заказы монополиям, регулирование экспорта-импорта, введение программирования экономики, регулирование занятости и т. п.
Вмешательство государства распространялось и на сферу трудовых отношений. Первым мероприятием лейбористского правительства в социальной области была отмена Закона о профсоюзах 1927 г., принятого после подавления в 1926 г. всеобщей забастовки в Великобритании и ограничивавшего права профсоюзов. В 1948 г. вступили в силу законы о государственном страховании, государственном здравоохранении и ряд других. Новая система социального страхования предусматривала выплату пособий и пенсий ряду категорий населения.
Лейбористы и впоследствии, находясь у власти, использовали национализацию промышленности как одно из средств усиления государственно-монополистического капитала.
Консерваторы в отличие от лейбористов привлекали с этой целью другие способы. Они предоставляли огромные субсидии крупным частным монополиям, помогали им снижать издержки производства, прибегали к методам капиталистического программирования экономики. При этом консерваторы, находясь у власти, осуществляли денационализацию ряда предприятий. Этот процесс получил особенно широкое развитие в 80-е годы, когда правительство консерваторов взяло ориентир на сокращение вмешательства государства в экономику, проповедуя идеи свободного рыночного хозяйства и личной инициативы. За последние годы доля государственного сектора в промышленности Великобритании значительно сократилась, и в результате продажи акций государственных предприятий увеличилось число мелких акционеров.

§ 3. Британская колониальная империя

В годы первой мировой войны доминионы Британской империи были важной опорой страны, являясь поставщиками сырья и людских ресурсов. За это время значительно усилилась экономика доминионов, окрепла национальная буржуазия, которая стала все решительнее добиваться предоставления доминионам большей самостоятельности.
В 1917 г. на очередной имперской конференции за доминионами был признан статус автономных государств Британской империи.
В период после первой мировой войны доминионы расширили свою автономию. Нередко они вели вполне независимую от метрополии политику, хотя взаимные экономические финансовые связи побуждали и буржуазию доминионов, и буржуазию метрополии к компромиссам с целью сохранения сложившихся форм отношений.
В наиболее развитом британском доминионе Канаде после войны развернулось мощное рабочее и фермерское движение. Окрепшие экономические позиции канадской буржуазии и усилившиеся связи канадских монополий с монополиями Соединенных Штатов получили отражение в политике канадского правительства. Участвуя в работе Парижской мирной конференции (1919–1920 гг.), делегация Канады добилась для доминиона права самостоятельно подписывать мирные договоры, иметь отдельное от Великобритании представительство в Лиге Наций.
На состоявшейся в 1923 г. очередной имперской конференции Великобритания была вынуждена признать за доминионами право самостоятельно заключать договоры с иностранными государствами, а также определять в каждом отдельном случае свое участие или неучастие в международных договорах, заключенных Великобританией.
После первой мировой войны большой остроты достигла борьба ирландского народа за освобождение. Результатом этой борьбы стал Англо-ирландский договор, заключенный 6 декабря 1921 г. Он предусматривал создание доминиона Британской империи Ирландское свободное государство, но 6 северо-восточных графств (Ольстер), составляющих наиболее развитую в промышленном отношении часть Ирландии, отторгались от нее и оставались в пределах Великобритании. Английское правительство сохраняло в новом доминионе свои военные и военно-морские базы. Ирландские крестьяне по-прежнему вносили в английскую казну выкупные платежи за землю.
Таким образом, национально-освободительная война ирландского народа хотя и заставила Великобританию пойти на создание Ирландского свободного государства, но не достигла всех своих целей. Ирландия была расчленена, Ирландское государство осталось в рамках Британской империи, и английская буржуазия в значительной степени сохранила там свои экономические позиции.
В 30-е годы обострились экономические и политические противоречия с доминионами, усилилось национально-освободительное движение в колониальных и зависимых странах. Основы Британской империи становились все более шаткими. Пытаясь сохранить империю, английское правительство пошло на новые уступки зависимым странам.
В 1931 г. был принят Вестминстерский статут, закрепивший объединение английских доминионов в Британское содружество наций и определивший взаимоотношения его членов. Статут предоставил доминионам право самостоятельно решать вопросы внутренней и внешней политики, обмениваться дипломатическими представителями с другими странами, участвовать в международных соглашениях, самостоятельно создавать законы. Согласно статуту ни один акт парламента Соединенного Королевства не является обязательным для доминиона, если только доминион сам не просит об утверждении такового и не согласится на таковой. В то же время закон, принятый парламентом доминиона, является действительным независимо от того, противоречит он праву Великобритании или нет. Расширение прав доминионов выразилось и в том, что после принятия Вестминстерского статута генерал-губернатор назначался по рекомендации правительства доминиона.
После второй мировой войны в результате активизации национально-освободительного движения статус доминиона получили некоторые британские колонии, в частности Индия. Движение за независимость парализовало действия англо-индийской администрации, и в марте 1946 г. правительство Соединенного Королевства признало право Индии на независимость, но попыталось сохранить свое господство иным путем. Индия была расчленена по религиозному признаку на два государства, которые остались в составе Британской империи в качестве доминионов. Тем не менее Индийский Союз и Пакистан перестали быть колониями и получили, хотя и ограниченную, государственную независимость. Независимость и статус доминиона получил также Цейлон.
Чтобы открыть возможность вступления в Содружество для тех колоний, которые, приняв статус доминиона, установили у себя республиканскую форму правления, конференция премьер-министров стран Содружества в апреле 1949 г. пришла к решению отменить формулу Вестминстерского статута 1931 г., гласившую, что «члены Содружества объединены общей верностью короне», и считать монарха только «символом свободной ассоциации независимых наций – членов Содружества и в качестве такового главой Содружества».
В 1948 г. Великобритания вынуждена была признать решение Ирландии о выходе из состава Британского содружества и провозглашении Ирландской Республики.
В 50-х годах наблюдается усиление центробежных тенденций, происходят ослабление экономической, политической и военной зависимости стран – членов Содружества от Великобритании, обострение противоречий в сфере внешней политики.
Еще сложнее становилась обстановка в колониях Британской империи. В результате колониальных войн в 1957 г. добились независимости колонии Золотой Берег (Гана) и Малайская Федерация. В 1959–1960 гг. стали независимыми Кипр и Нигерия. Однако колониальная империя Великобритании, особенно ее владения в Африке, все еще сохраняла значительные размеры, и процесс ее крушения развернулся со всей силой в последующие годы.

Глава 25. ФРАНЦИЯ

§ 1. Третья республика после первой мировой войны

Основные черты развития. Франция завершила первую мировую войну в числе стран-победительниц. По Версальскому договору (1919 г.) ей были возвращены Эльзас и Лотарингия, передана часть колоний Германии, получено право на большую часть германских репараций. Высокими темпами развивались отрасли промышленности, связанные с обороной. Вместе с тем важную роль в экономике продолжало играть сельское хозяйство. В 1930 г., т. е. спустя 12 лет после окончания войны, доля сельскохозяйственной продукции в общем объеме производства страны составила 44%.
В послевоенный период значительно усилилось развитие крупных корпораций и трестов, занявших по существу монопольное положение в отдельных отраслях национальной экономики. Франция продолжала оставаться крупнейшей колониальной державой.
Вместе с тем первая мировая война подорвала позиции французского финансового капитала на мировом рынке. Из страны-кредитора, какой она была до войны, Франция превратилась в страну-должника. За время войны она задолжала США более 4 млрд. долл. (значительная сумма в то время). И хотя после войны экспорт французских капиталов возобновился, она не смогла восстановить прежнее положение. Послевоенное развитие Франции проходило в условиях общего кризиса, поразившего в первую очередь экономику США и Западной Европы.
Все это оказало существенное влияние на социальные отношения в стране, которые характеризовались крайней нестабильностью. В 1920 г. на съезде социалистической партии произошел ее раскол на коммунистов и социалистов, оставшихся в той или иной мере приверженцами идей «поссибилизма». Была создана коммунистическая партия. Социалисты сохранили старое название своей партии – социалистическая партия.
Однако, несмотря на сложное, подчас критическое внутриполитическое положение, в стране продолжала действовать Конституция 1875 г. Она оказалась самой долговечной конституцией из всех принятых ранее. Причин тому было немало. Объективно этому способствовала и особенность ее содержания. Конституция обходила молчанием многие вопросы, связанные со структурой правительства, избирательным правом и т. д. То, что ранее ставилось ей в упрек, ныне оказалось благом. Конституция открывала простор для маневрирования, позволяла учитывать конкретную сложившуюся политическую обстановку.
Избирательные реформы. В 1919 г. было частично удовлетворено требование левых политических группировок о введении пропорциональной избирательной системы. Избирательный закон 1919 г. предусматривал сочетание принципов мажоритарной и пропорциональной систем, т. е. каждый департамент выбирал одного депутата от 75 тыс. жителей, а число депутатов, выбиравшихся в департаменте, зависело от численности населения, проживающего в нем. Каждая партия или объединение партий выступали с отдельным списком кандидатов. Однако избиратели голосовали не за список в целом, а за каждого кандидата отдельно. При этом они имели право отдать свои голоса за кандидатов из разных списков. Избранным считался кандидат, собравший абсолютное большинство голосов. ‘Принципы пропорциональной системы применялись лишь в том случае, если не все мандаты были распределены указанным путем. Тогда проводились довольно сложные расчеты. Число голосовавших по департаменту в целом делилось на общее количество мандатов, а общая сумма голосов, поданных за кандидатов, входящих в один список, делилась на количество кандидатов, в нем указанных. Первое частное называлось «избирательным метром», второе – «средней списка». Каждый список получал столько мандатов, сколько раз «избирательный метр» содержался в «средней списка». Приходящиеся на определенный список депутатские мандаты вручались тем кандидатам, которые входили в этот список и получили в его рамках наибольшее количество голосов.
Вместе с тем вопреки новому закону были сохранены старые -избирательные округа с неравномерным распределением населения, что приравнивало на практике голос одного избирателя из консервативных, в основном сельских, департаментов к двум-трем голосам из густонаселенных промышленных районов. Так, сельский департамент Нижние Альпы, где проживали 90 тыс. человек и числились 32 тыс. избирателей, имел право избирать 5 депутатов, т. е. по одному депутату на каждые 6 тыс. избирателей и 18 тыс. жителей. В то же время промышленный департамент Нор имел на 1788 тыс. жителей и 522 тыс. избирателей всего 23 депутатских мандата, т. е. по одному депутату от каждых 22 тыс. избирателей и 77 тыс. жителей.
В 1927 г., когда правительство возглавлял R Пуанкаре – политический деятель крайне консервативного толка, была восстановлена мажоритарная система выборов в полном ее объеме. В соответствии с законом 1927 г. Франция и ее заморские владения делились на 612 избирательных округов (из них 9 были в Алжире и 10 в остальных колониях; голосовали французские граждане, проживавшие там коренные жители колоний по-прежнему не имели избирательных прав). Восстановление мажоритарной системы не привело, однако, к стабилизации внутриполитического положения в стране в направлении, приемлемом для консервативных кругов.
Падение роли парламента. Экономический кризис 30-х годов, последовавшая затем относительная стагнация промышленного производства были глубинной основой дальнейшего обострения социальных противоречий, оказавших решающее влияние на состояние государства. Это проявилось прежде всего в начавшемся умалении роли парламента. Стремление переложить на исполнительную власть, неподконтрольную общественности, реализацию заведомо непопулярных в народе мер сыграло далеко не последнюю роль в росте делегированного законодательства.
Начиная с середины 30-х годов парламент почти ежегодно наделял правительство чрезвычайными полномочиями. Вследствие недолговечности самих кабинетов эти полномочия оказывались в руках высшей бюрократии. В итоге парламентскому законодательству в его важнейшей части было противопоставлено законодательство, осуществлявшееся в административном порядке.
Одновременно наметилось и ослабление роли парламента как органа, стоящего над правительством. Судьба кабинетов все чаще стала решаться не столько непосредственно парламентариями, сколько различными внепартийными организациями, партиями, группировками предпринимателей, профсоюзами. Депутаты парламента нередко лишь выполняли их указания.
Одним из наиболее ярких свидетельств падения роли парламента Третьей республики было неконституционное, без его санкции, объявление войны Германии в сентябре 1930 г. Как бы оно ни оправдывалось внешнеполитическими условиями, но в соответствии со ст. 9 конституционного закона от 19 июля 1875 г. объявление войны возможно лишь с предварительного согласия обеих палат.
Конец Третьей республики. В мае 1940 г. немецко-фашистские войска перешли в наступление на Западном фронте. Французская армия потерпела поражение. Правительство Франции было вынуждено принять решение о прекращении военных действий. К этому времени значительную часть страны оккупировала фашистская Германия. В соответствии с условиями, продиктованными Германией, страна была разделена на две неравные части. Первая, большая часть, куда вошли наиболее развитые в промышленном отношении и имеющие стратегическое значение департаменты востока, северо-востока, севера и Атлантического побережья Франции, была оккупирована Германией. В части юго-восточных и южных районов страны были сохранены институты французской государственности, получившие по имени города Виши, где обосновалось правительство, название «государство Виши». Какой-либо самостоятельной роли режим правительства Виши не играл. По замыслам гитлеровцев, видимость «независимого» французского правительства, вступившего в «соглашение» с Германией, должна была нейтрализовать французский флот и колониальные войска. Когда гитлеровцы убедились, что режим Виши не в состоянии выполнить поставленные перед ним задачи, они ввели в ноябре 1942 г. свои войска и в южную зону, тем самым фактически ликвидировав остатки вишийской государственности.

§ 2. Четвертая республика

Комитеты и правительство Национального сопротивления.
С первых дней оккупации страны французские патриоты вели борьбу с немецкими захватчиками. Генерал Ш. де Голль, находившийся в июне 1940 г. в Англии, основал движение «Свободная Франция» (с 1942 г.– «Сражающаяся Франция»), имевшее целью объединить «возможно большие французские силы» для борьбы за освобождение Франции. Вскоре де Голль был признан английским правительством главой «всех свободных французов». Внутри страны патриотические силы первоначально объединялись по партийному признаку. По инициативе коммунистической партии на предприятиях, а также в отдельных районах страны были созданы народные комитеты и комитеты действия. В борьбе с оккупантами коммунисты понесли наибольшие потери среди других боровшихся политических партий. В ходе дальнейшей борьбы происходило объединение национально-освободительных сил и развитие их организационной структуры. Летом 1943 г. был создан единый Французский комитет национального освобождения, позже реорганизованный во временное правительство Франции во главе с де Голлем. В это же время была сформирована Консультативная ассамблея, состоящая из представителей всех политических партий и групп, борющихся или выступающих за освобождение Франции.
Летом 1944 г. англо-американские войска высадились во Франции. К концу 1944 г. Франция была в основном освобождена.
Первое Учредительное собрание. Важнейшим вопросом внутриполитической жизни страны после ее освобождения являлись будущее государственного строя, разработка новой конституции. В августе 1945 г. временное правительство Франции утвердило положения, согласно которым одновременно с проведением выборов в Учредительное собрание, призванное составить новую конституцию, должен был состояться референдум. Избирателям предлагалось ответить на два вопроса: 1) хотят ли они, чтобы была принята новая конституция или остались в силе конституционные законы 1875 г.? 2) будет ли проект конституции, принятый Учредительным собранием, окончательным или он должен быть утвержден последующим референдумом? Выборы в Учредительное собрание дали следующие результаты: коммунистическая партия собрала наибольшее количество голосов – 5004 тыс. голосов и получила 152 мандата, социалистическая партия – 4491 тыс. и 139 мандатов, МРП – 4580 тыс. голосов и 145 мандатов (МРП – народно-республиканское движение, было создано в 1944 г.; в его состав вошло значительное число членов довоенных по преимуществу католических организаций и партий, ее поддерживали Ватикан и крупные банковско-промышленные корпорации).
В ходе референдума 96,4% голосовавших высказались за принятие новой конституции, 66,3% – за последующее утверждение конституции народным голосованием.
В апреле 1946 г. Учредительное собрание завершило составление проекта конституции, согласно которому предполагалось создание однопалатного суверенного парламента, президент лишался ряда своих прерогатив (права отлагательного вето, права роспуска парламента, права помилования и т. д.); закреплялась национализация отдельных отраслей промышленности, В ходе референдума этот проект был отклонен («за» – 9300 тыс. избирателей, «против» – 10 600 тыс.).
Второе Учредительное собрание. Результаты референдума потребовали выборов нового состава Учредительного собрания. В ходе этих выборов коммунистическая партия собрала почти 5204 тыс. голосов, социалистическая партия – 4190 тыс., МРП – 5596 тыс. Был составлен новый проект конституции, который в октябре 1946 г. был утвержден референдумом.
Конституция 1946 г. В преамбуле Конституции торжественно подтверждались права и свободы человека и гражданина, провозглашенные Декларацией прав человека и гражданина 1789 г. Кроме того, провозглашались равные права всех граждан независимо от пола; право политического убежища для лиц, борющихся за свободу; обязанность работать и право на получение должности независимо от происхождения, взглядов, вероисповедания; право на организацию профсоюзов и проведение стачек, но «в рамках законов, которые регламентируют эти вопросы»; право на заключение коллективных договоров. Декларировалась социальная помощь детям, матерям, «престарелым труженикам», инвалидам; обязательство республики не вести завоевательных войн: «…Не употреблять силы против свободы какого-либо народа». Объявлялось, что «всякое предприятие, эксплуатация которого имеет или приобретает национальное или общественное значение или характер фактической монополии, должно стать собственностью общества».
Конституция предусматривала учреждение парламентской республики.
Парламент должен был состоять из двух палат: Национального собрания и Совета республики. Национальное собрание избирается на пять лет на основе всеобщего и прямого избирательного права. Только Национальное собрание имело право принятия законов. Законодательной инициативой наделялись члены парламента и председатель Совета министров.
Совет республики избирался коммунами и департаментами на основе всеобщего и косвенного избирательного права. В соответствии со ст. 20 Конституции Совет республики получил право рассматривать законопроекты, принятые Национальным собранием. Свое заключение по законопроектам Совет республики должен представлять в двухмесячный срок. Если заключение не соответствует тексту законопроекта, принятого Национальным собранием, последнее рассматривает проект или предложение закона во втором чтении и выносит окончательное решение только по поводу предложенных Советом республики поправок, принимая или отклоняя их полностью или частично. В случае полного или частичного отклонения поправок голосование закона во втором чтении происходит открытой подачей голосов, причем для его принятия требуется абсолютное большинство голосов состава депутатов Национального собрания, но при условии, что в Совете республики голосование закона в целом было проведено при этих же условиях.
Высшим представителем государственной власти Конституция объявила президента республики. Он избирается парламентом сроком на семь лет и может быть переизбран еще на один срок. Президент информируется относительно международных переговоров, подписывает и ратифицирует договоры с иностранными государствами, осуществляет обнародование законов. Вместе с тем президент может потребовать от обеих палат нового обсуждения принятого парламентом закона (но повторное решение парламента является окончательным). Он утверждает также важнейшие правительственные декреты. Но каждый из актов президента должен быть скреплен подписью председателя Совета министров и одним из министров, по ведомству которого должен осуществляться соответствующий нормативный акт.
Органом, возглавляющим непосредственное государственное управление страной, является Совет министров во главе с председателем. Последний выдвигается президентом после консультаций с лидерами политических фракций в парламенте. Кандидат на пост председателя представляет на рассмотрение Национального собрания программу будущего кабинета. Если он получает вотум доверия при открытом голосовании абсолютным большинством голосов, то декретом президента проводится назначение его и министров.
Председатель Совета министров обеспечивает исполнение законов, непосредственно руководит всем государственным аппаратом, осуществляет общее руководство вооруженными силами.
Конституция возлагает на министров коллективную ответственность перед Национальным собранием за общую политику кабинета и индивидуальную ответственность за их личную деятельность. Правительством в лице председателя Совета министров может быть поставлен вопрос о доверии перед Национальным собранием. Отказать кабинету в доверии может только абсолютное большинство депутатов Национального собрания. Такой отказ влечет за собой коллективную отставку кабинета. Принятие Национальным собранием резолюции порицания кабинета также влечет его коллективную отставку.
Вместе с тем Конституция предусматривает систему противодействия возможному злоупотреблению правом порицания со стороны Национального собрания: если в течение 18 месяцев произойдет два министерских кризиса, Совет министров может принять решение о роспуске Национального собрания. В соответствии с этим решением роспуск объявляется декретом президента. Не ранее 20 и не позднее 30 дней после этого должны быть проведены новые выборы в Национальное собрание.
Конституция фактически сохранила прежнюю систему местного управления, как и прежний порядок контроля правительства за деятельностью органов местного самоуправления. Глава VIII Конституции посвящалась Французскому союзу. Провозглашалось равенство всех частей французской колониальной империи, которые вместе с метрополией отныне составляли Французский союз. Вопросы, общие для всего Союза, должны рассматриваться в учреждаемой Ассамблее Французского союза.
Такая «реорганизация» не предусматривала каких-либо конкретных мер, обеспечивающих радикальное изменение положения во французских колониях. Более того, вскоре правящие круги страны развязали войну против народов колоний, борющихся за свою свободу и независимость.
Таким образом, Конституция 1946 г. сохранила основные традиции французских республиканских конституций XIX в. Вместе с тем ей были присущи и некоторые специфические черты, во многом обусловленные подъемом демократического движения в стране и одновременно необходимостью компромисса между левыми и правыми (консервативными) политическими силами.
1. Была сохранена двухпалатная система парламента. Это придавало стабильность законодательству: законопроект, подвергшийся двукратному обсуждению в независимых друг от друга палатах, должен быть более совершенным. Вместе с тем Конституция, учитывая опыт Сената Третьей республики, тормозившего принятие демократического законодательства, существенно ограничила права верхней палаты.
2. Право принимать законы было предоставлено только одной палате – Национальному собранию, которому Конституция запрещала его делегирование.
3. Конституция не предусматривала сильную и независимую от парламента президентскую власть.
4. Вводился режим с зависимой от Национального собрания правительственной властью.
Конституционные реформы. В 1948 г. вводится мажоритарная система выборов в Совет республики, а вскоре и в Национальное собрание. В соответствии с законом от 8 мая 1951 г. партия или блок партий, набравшие в каком-либо округе более 50% голосов, получали все депутатские мандаты от этого округа. Это дало партиям возможность блокирования. В случае если ни одна из партий или блок партий, выступающих на выборах единым списком, не получали абсолютного большинства, предусматривалось пропорциональное представительство. Таким образом, был отменен закон от 5 октября 1946 г., предусматривавший избрание членов Национального собрания исключительно по системе пропорционального представительства. Новый закон позволил многочисленным консервативным и центристским партиям, соединявшим голоса своих избирателей, потеснить левых кандидатов, хотя последние получали приблизительно столько же голосов, сколько и на предыдущих выборах.
Существенно изменился и статус Совета республики. Ему постепенно предоставляются почти все права и полномочия довоенного Сената. Его членам было возвращено звание сенаторов. Важной вехой в этом процессе явился нормативный акт от 7 декабря 1954 г., согласно которому устанавливалось почти полное равноправие палат в области законодательства.
Усиливается власть правительства, прежде всего за счет увеличения его независимости от парламента. Упрощался процесс формирования правительства и усложнялась процедура его отставки. Этому в немалой степени способствовало восстановление сессионного режима работы Национального собрания. Раньше, согласно ст. 9 Конституции, оно было постоянно действующим органом, что, разумеется, усиливало его контроль и соответственно подчиненность ему правительства. Актом от 7 декабря 1954 г. определялись периоды, в течение которых Национальное собрание считалось правомочным или неправомочным осуществлять свои функции.

§ 3. Пятая республика

Конституция 1958 г. Проведенные преобразования в известной мере возвращали созданный в 1946 г. конституционный строй к режиму Третьей республики. Но многие политические группировки уже не были удовлетворены этим. В условиях новой волны социально-политических противоречий, возникших в 50-е годы, обусловленных начавшейся структурной модернизацией национальной экономики, во многом проводимой за счет трудящихся, поражениями в колониальных войнах и крахом колониальной империи, они хотели не только дальнейшего усиления исполнительной власти, возвышения главы государства, но и придания ему особых правомочий некоего надпартийного арбитра. Особенно последовательно эти установки, равно как и идеи социального мира, социального партнерства, пропагандировала созданная в 1947 г. сторонниками генерала Ш. де Голля партия «Объединение французского народа».
Непосредственной причиной отмены Конституции 1946 г.. явились события в Алжире. В апреле – мае 1958 г. там резко активизировались правые силы, требовавшие решительного подавления национально-освободительного движения. Начались открытые проколониалистские выступления французских военных, считавших, что правительство недостаточно энергично ведет войну. Угроза гражданской войны назревала и в самой Франции. Правые и центристские партии в парламенте потребовали и добились передачи всей полноты государственной власти де Голлю как деятелю, имеющему наибольший авторитет в стране. По требованию де Голля ему были предоставлены чрезвычайные полномочия, для составления новой конституции. Парламент, ограничившись общими пожеланиями относительно будущей конституции, по существу устранился от участия в ее составлении. Вскоре проект конституции, минуя парламент, был передан на общенациональный референдум и одобрен большинством рядовых избирателей.
Принятие Конституции 1958 г. знаменовало рождение Пятой республики.
Основу Конституции составили идеи де Голля относительно современного французского государства. В своих «Военных мемуарах» он писал: «Я вижу в нем не сумму противоречивых частных интересов, итогом которой могут быть лишь гнилые компромиссы, как это было вчера и восстановления чего желали бы партии, а инструмент решительных, честолюбивых действий, инструмент, выражающий только интересы нации и поставленный на службу только им. Чтобы планировать и принимать решения, государство нуждается в органах власти, во главе которых стоит компетентный арбитр».
Идея главенства президентской власти нашла в Конституции свое воплощение. Президент «обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование государственных органов» (ст. 5). Его компетенции, исключающей необходимость контрассигнации премьер-министра или министров, подлежит право распускать Национальное собрание (новые выборы должны проводиться не более чем через 40 дней после роспуска), по существу вводить чрезвычайное положение, по предложению правительства или совместному предложению палат парламента передавать на референдум любой законопроект, а также ряд других правомочий.
В области нормотворческого процесса президент наделен правом законодательной инициативы. Он подписывает и обнародует законы, может потребовать от парламента нового обсуждения закона или его частей, созывает парламент на чрезвычайные сессии, может передать принятый парламентом закон в Конституционный совет для выяснения степени его соответствия Конституции.
Велики правомочия президента и в исполнительно-распорядительной сфере. Он назначает премьер-министра, а по предложению последнего – министров, председательствует в Совете министров; проводит назначения на высшие гражданские и военные государственные должности; являясь главой вооруженных сил, председательствует в советах и высших комитетах национальной обороны.
Президент представляет страну на международной арене. Особое значение имеет ст. 16 Конституции: «Когда институты Республики, независимость нации, целостность ее территории или выполнение ее международных обязательств оказываются под серьезной и непосредственной угрозой, а нормальное функционирование органов государственной власти… нарушено, президент Республики принимает меры, которые диктуются обстоятельствами, после официальной консультации с премьер-министром, председателями палат парламента, а также Конституционным советом». Условия, при которых президенту передается фактически вся полнота государственной власти, сформулированы весьма расширительно, поскольку констатация их наступления целиком зависит от президента. Вместе с тем при этом сохраняются некоторые формы парламентского контроля (парламент собирается по праву, т. е. автоматически, он может учредить Верховный суд для разбора дела по обвинению президента в государственной измене).
Вторым лицом в государстве Конституция называет премьер-министра, который руководит деятельностью правительства, обеспечивает исполнение законов. По определенному Поручению президента и с определенной повесткой дня он может председательствовать вместо президента на заседании Совета министров. Он скрепляет своей подписью акты президента и несет за них политическую ответственность перед парламентом (исключение составляют акты президента, относящиеся к его исключительной компетенции).
Парламент республики состоит из двух палат – Национального собрания и Сената. Депутаты Национального собрания избираются прямым голосованием граждан, а члены Сената – косвенным голосованием. Парламент собирается на две очередные сессии в году, общая продолжительность которых не может превышать 170 дней. Внеочередные сессии открываются и закрываются декретом президента. Предусматривается парламентская неприкосновенность депутатов. Императивные мандаты объявляются недействительными.
Особое внимание Конституция уделяет отношениям между парламентом и правительством. Парламент законодательствует лишь в строго очерченных в ст. 34 пределах (гражданские права, уголовное право, суды и судопроизводство, налоги, трудовое право, принципы организации государственного аппарата и др.). Вопросы, не входящие в область законодательства, решаются в административном порядке, т. е. прежде всего путем декретов кабинета. Допускается возможность делегирования парламентом своих законодательных правомочий правительству Предусматривается приоритет правительственных законопроектов при обсуждении их в палатах парламента. Если парламент не принял решения по финансовым законопроектам в течение 70 дней, они могут быть введены в действие на основе правительственного акта. Устанавливается ответственность правительства перед парламентом (ст. 49). Однако «резолюция порицания» – наиболее действенный инструмент современного парламентского контроля в отношении правительственной власти – может быть применена в ограниченных пределах. Наделение Сената почти равными правомочиями с Национальным собранием воссоздает систему внутрипарламентских противовесов.
Среди новых органов, учрежденных на основе Конституции, особое место принадлежит Конституционному совету, который состоит из девяти членов, полномочия которых длятся девять лет и не подлежат возобновлению. Они назначаются поровну председателями палат и президентом, причем председатель Конституционного совета назначается президентом, и его голос является решающим в случае, если голоса разделились поровну. В состав Совета пожизненно входят бывшие президенты. Конституционный совет решает вопросы законности выборов президента, депутатов и сенаторов, проведения референдумов, а также соответствия Конституции нормативных актов, принятых парламентом. Контроль за нормативными актами исполнительной власти осуществляет Государственный совет, значение которого после 1958 г. несколько возросло.
В итоге Конституция 1958 г. установила форму правления, сочетающую черты как парламентской, так и президентской республики при очевидном доминировании элементов последней.
Развитие Пятой республики. В 1962 г. был изменен порядок выборов президента. Он стал избираться не выборщиками, а непосредственно избирателями. Эта конституционная реформа имела принципиальное значение: еще более укреплялась независимость президента, ставшего непосредственным избранником народа, от остальных конституционных учреждений. В 2000 г. Сенат подтвердил сокращение срока избрания президента с 7 до 5 лет.
Среди других преобразований наиболее важным явилось усиление ответственности правительства перед главой государства.
Вместе с тем фактически перестали действовать разделы XII и XIII Конституции, посвященные сообществу автономных государств – бывших французских колоний (они стали юридически независимыми).
В последующие годы правящим кругам удалось обеспечить преемственность власти, особенно в критический момент ухода де Голля с поста президента (апрель 1969 г.). Режим, который вначале многими воспринимался как временный, созданный под определенную личность, оказался достаточно устойчивым, способным адаптироваться к новым, современным условиям. С его помощью были в той или иной мере решены многие острые проблемы, стоявшие перед страной: структурная перестройка экономики в соответствии с требованиями общего рынка, стабилизация национальной валюты, перестройка отношений с юридически независимыми государствами – бывшими колониями, упрочение международного положения страны. Хотя глубокие социальные антагонизмы в обществе сохранились.

Глава 26. ГЕРМАНИЯ

§ 1. Ноябрьская революция в Германии
Падение империи. Крупные неудачи на фронтах весной и осенью 1918 г. создали в Германии революционную ситуацию. Октябрьская революция 1917 г. в России усилила и без того накаленную социальными и политическими страстями ситуацию, сложившуюся ввиду очевидного военного поражения Германии. Под влиянием революции в России в немецких городах, в армии и на флоте стали возникать Советы рабочих, солдатских и матросских депутатов.
Революция началась восстанием военных моряков в Киле в начале ноября 1918 г. Крупнейшие города Германии – Гамбург, Лейпциг, Мюнхен, Бремен – присоединились к восставшим. Повсеместно возникавшие Советы рабочих и солдатских депутатов брали власть в свои руки. Наконец, 9 ноября 1918 г. революция победила в Берлине. Кайзер (император) Вильгельм бежал в Голландию. Германской империи не стало.
В создавшейся обстановке имперское правительство сочло за лучшее передать власть социал-демократам. Выбор пал на социал-демократию, потому что эта партия, как уже говорилось, исключала из своей программы социалистическую революцию, поставив целью постепенное, реформистское продвижение к социальному государству всеобщего благополучия и социальной защищенности. Теоретики социал-демократии и более всего Э. Бернштейн предсказывали успешный мирный путь продвижения к социализму через разного рода реформы, возможные в условиях неуклонного роста производства, а вместе с тем жизненного уровня трудящихся.
Получив признание Берлинского совета депутатов трудящихся, временное социал-демократическое правительство объявило о выборах в Учредительное собрание, чтобы как этим, так и заверениями о неприкосновенности частной собственности успокоить буржуазию и землевладельцев (включая крестьян, к революции не примкнувших), сохранить социальный мир и, значит, возможность мирного политического решения вопроса о будущем Германии. Но при этом социал-демократы не остановились перед кровавыми расправами с революционным народом: была разогнана берлинская демонстрация 15 января 1919 г. и подавлена Баварская советская республика в Мюнхене (март 1919 г.).
Учредительное собрание и Веймарская конституция. Проводимая социал-демократией политика подтолкнула к активизации деятельности старые буржуазные партии Германии. В сложившейся обстановке они сменили свои старые наименования на новые: появились народная, демократическая, христианско-демократическая партии и т. п.
На выборах в Учредительное собрание, состоявшихся в январе 1919 г., буржуазные партии получили около 16 млн. голосов, социал-демократические (их было две) – 13,5 млн. Собрание было созвано в городе Веймаре – небольшом тогда культурном центре Германии.
В знак доверия к социал-демократам и признательности им Учредительное собрание избрало президентом Германии Макса Эберта, бывшего шорника, члена правления социал-демократической партии с 1905 г., руководителя социал-демократической партии и рейхстага с 1916 г., назначенного канцлером Германии (по указу принца Макса Баденского).
Коалиция трех партий – социал-демократической, демократической и партии центра – составила правительство Германии во главе с социал-демократом Ф. Шейдеманом, которое положительно решило вопрос о подписании Версальского мирного договора, утвердило бюджет и, самое главное, приняло новую Конституцию Германии, названную Веймарской. Ее авторство принадлежит юристу либерального толка Гуго Прейсу, министру внутренних дел. За Конституцию было подано 262 голоса, против – 75.
Конституция 1919 г. превратила Германию в буржуазную парламентскую республику во главе с президентом. Высшим законодательным органом Германской империи (это название было сохранено) объявлялся рейхстаг, избираемый один раз в четыре года на основе всеобщего избирательного права (ст. 22, 23).
Конституция вводила пропорциональную систему выборов. Вся Германия была поделена на 35 избирательных округов. Каждая партия, принимавшая участие в выборах, выступала со своим списком кандидатов. Депутатские места распределялись соответственно числу голосов, поданных за тот или иной список: больше голосов – больше мест.
Парламент состоял из двух палат: рейхстага (нижняя палата) и рейхсрата (верхняя палата). Рейхсрат (Имперский совет) состоял из представителей 18 земель (15 республик и трех вольных городов, пользовавшихся автономией), на которые делилась Германия. Пруссия имела в рейхсрате 26 голосов, Бавария – 10, Саксония – 7, Баден – 3 и т. д.
При несогласии палат решение спорного вопроса принадлежало президенту республики («империи»). Он либо присоединялся к рейхсрату (и этим решался спор), либо поручал решение референдуму (ст. 68).
Федеративность Германии была по большей части строго дозированной. Все действительно важные вопросы – внешние сношения, армия и флот, монетное дело и таможня, связь, транспорт, гражданство, эмиграция и т. д.– находились в ведении империи. Но каждая из земель имела свою конституцию, составленную в согласии с имперской, свой законодательный орган – ландтаг и собственное правительство. В таких вопросах, как уголовное и гражданское законодательство, ландтаги могли конкурировать с рейхстагом, при том, однако, что право империи имело во всех подобных случаях решающий перевес над партикулярным правом земель.
Особое внимание Веймарская конституция уделяла президенту республики. Президент избирался всеобщим голосованием (ст. 41). Его власть во многом походила на монархическую. При несогласии палат решение вопроса передавалось на усмотрение президента. Он мог противопоставить свою власть рейхстагу и в таком вопросе, как назначение того или иного лица на должность канцлера. Этим правом воспользовался в 1933 г. президент Гинденбург, назначив канцлером Гитлера.
Президенту разрешалось распускать рейхстаг, если он находил это нужным, и назначать новые выборы. Командование вооруженными силами, назначение на высшие военные и гражданские должности точно так же находились в компетенции президента.
Особые полномочия давала президенту ст. 48: она разрешала введение чрезвычайного положения в любой момент, который президент сочтет «опасным для существующего порядка». При этом за чрезвычайным положением могли последовать применение вооруженной силы и приостановка гражданских свобод, декретированных Конституцией.
Наконец, к непременной компетенции президента относилось назначение правительства – и его главы и всех министров. Правительство оставалось ответственным перед рейхстагом, но, как показал опыт предвоенных лет, могло существовать при опоре на президента, игнорируя рейхстаг.
Конституция подчеркивала особое положение главы правительства – канцлера республики, которому поручалось «формулирование основных принципов политики» руководимого им правительства. Сквозь новое, республиканское обличье проступали знакомые имперские черты.
Декретировав существование выборных органов государственной власти, Конституция постановляла, что «чиновники назначаются пожизненно», если, разумеется, они служат достаточно безупречно.
Революционная обстановка, еще сохранившаяся в побежденной Германии, предвыборные обещания буржуазных и особенно социал-демократических партий, равно как и политика социальных уступок трудящимся, начатая еще Бисмарком, привели к тому, что в Веймарскую конституцию были внесены немаловажные нормы, касающиеся отношений между правящими классами, с одной стороны, и трудящимися – с другой. Конституция провозглашала и узаконивала свободу слова, печати, ассоциаций и т. д. Но и в данном случае законодатель проявил явную осторожность. Отделив школу от церкви, Конституция предусматривала обязательное религиозное воспитание детей, «нравственное попечение о душе», т. е. противодействие атеизму было государственной политикой.
Особое значение имела ст. 165 Конституции, предписывавшая создание рабочих советов на предприятиях и в округах. «Рабочие и служащие,– говорилось в Конституции, – призваны на равных правах совместно с предпринимателями участвовать в установлении размеров заработной платы и условий труда, а также и в общем хозяйственном развитии… организации предпринимателей и рабочих, и их соглашения пользуются признанием (закона)». Защита социальных и хозяйственных интересов рабочих и служащих возлагалась на их представительные органы – рабочие советы предприятий, окружные рабочие советы и, наконец, имперский рабочий совет. При этом каждый законопроект социального и хозяйственного значения, вносимый в рейхстаг, правительство представляло на заключение имперского экономического совета. Более того, совет сам мог вносить в парламент подобные законопроекты. Наконец, рабочим и экономическим советам, указывалось в Конституции, в известных отраслях могут быть предоставлены контрольные и административные полномочия.
Не преувеличивая значения этих новых по своему происхождению и значению конституционных норм (их появление – заслуга социал-демократов), можно сказать, что они свидетельствовали о наступлении новой правотворческой эпохи в области социальных отношений.
Конституция объявляла частную собственность социальной обязанностью и поэтому обеспечивала должной защитой. Принудительное отчуждение собственности могло производиться только «для блага общества, на законном основании и за соответствующее вознаграждение» (ст. 153).
Итоги германской революции 1918–1919 гг. Ноябрьская революция по своему характеру была буржуазно-демократической. Такой же была и Веймарская конституция. Признание свободы партий, слова, печати, «права на труд и охрану труда» свидетельствовало о том новом положении, которое пролетариат и демократия вообще стали завоевывать в общественной жизни, в мировой истории. Несомненными завоеваниями рабочего класса Германии являлись узаконение 8-часового рабочего дня, право на заключение коллективных договоров с предпринимателями, введение пособий по безработице, законодательное признание женского избирательного права и др.
Несмотря на буржуазно-демократический характер, революция 1918 г. в Германии была проведена в значительной мере пролетарскими средствами, о чем наглядно свидетельствуют Советы рабочих и солдатских депутатов, забастовки и демонстрации, наконец, образование недолговременной Баварской советской республики.

§ 2. Гитлеровская Германия

Приход фашистов (национал-социалистов) к власти. Веймарская республика просуществовала немногим более 10 лет. Ее история – это во многом история острой борьбы могущественных финансово-промышленных корпораций, с одной стороны, и высокоорганизованных отрядов рабочего класса – с другой. Несмотря на свое поражение, ноябрьская революция еще долго давала о себе знать. В 1923 г. Германия снова пережила революционную ситуацию: в Саксонии и Тюрингии возникли рабочие правительства, в Гамбурге рабочие поднялись на вооруженное восстание, но, оказавшись в изоляции, вынуждены были прекратить борьбу. Восстанием руководили коммунисты, но к ним примкнула и часть социал-демократов.
Положение стабилизировалось, но разразился мировой экономический кризис 1929 г. Уровень промышленной продукции понизился почти наполовину, а число безработных достигло 9 млн. Народные массы переходили на сторону компартии. На всеобщих выборах 1930 г. она получила 4,5 млн. голосов – на 1 300 000 больше, чем в 1928 г.
Опасаясь новой рабочей революции, немецкая буржуазия, особенно крупная, стала связывать свои интересы и надежды с фашистской партией Гитлера. Эта партия, демагогически именовавшая себя национал-социалистской рабочей партией Германии, возникла в 1919 г.; программа ее, лживая в своей рекламируемой части, была рассчитана на привлечение недовольных – рабочих, крестьян, мелких лавочников. Рабочим обещали ликвидацию безработицы, крестьянам – повышение цен на сельскохозяйственную продукцию, лавочникам – ликвидацию крупных магазинов. Программа партии возвещала создание «нового немецкого рейха», великой империи, построенной на костях всех немецких народов, искоренение марксизма и коммунизма, физическое истребление евреев и пр.
Предвидя опасность фашизма, компартия Германии изменила тактику. Она предложила левым силам, в первую очередь социал-демократам, объединиться в едином антинацистском фронте. Это предложение было отвергнуто социал-демократическими лидерами, заявившими, что их партия не окажет сопротивления Гитлеру, если тот придет к власти легальным, т. е. конституционным, путем. Позиция, занятая социал-демократами, большой и влиятельной партией, была гибельной для Германии, и она не избавила членов партии от преследований, как это было и с коммунистами.
Между тем тактика единого антифашистского фронта, реализованная во Франции и отвратившая там наступление реакции, была единственно спасительной для Германии. В такого рода ситуациях «легализм» реакции губителен для демократии, что поняли, но слишком поздно и теоретики германской социал-демократии.
На выборах в рейхстаг, состоявшихся в июле 1932 г., гитлеровцы получили 13 млн. голосов; не завоевав большинства, они попытались поправить дела на выборах в ноябре, но неожиданно для себя за какие-нибудь три месяца потеряли 2 млн. голосов. В то же . время компартия получила 6 млн. голосов – больше, чем на всех предыдущих выборах.
Результаты ноябрьских выборов стали полной неожиданностью для монополистических кругов Германии, и они решили призвать Гитлера к власти. В самом начале 1933 г. при посредстве банкира Шредера состоялась встреча Гитлера с тогдашним реакционным канцлером Германии Ф. фон Папеном и между ними был достигнут компромисс. Президент Германии фельдмаршал Гинденбург, тяжело больной и очень старый человек, незадолго до этого клялся, что не допустит на пост рейхсканцлера «австрийского ефрейтора», каким был в свое время Гитлер. Но он не выдержал давления со стороны своего окружения, как штатских, так и военных членов, и незадолго до смерти призвал Адольфа Гитлера на пост имперского канцлера (рейхсканцлера). Это случилось 30 ноября 1933 г.– черный день не только для Германии, но и для всей Европы.
Три обстоятельства способствовали установлению фашистской диктатуры в Германии: а) монополистическая буржуазия видела в диктатуре единственный выход из той острой политической ситуации, которая возникла в связи с экономическим кризисом; б) мелкая буржуазия и некоторые слои крестьянства приняли на веру демагогические обещания гитлеровцев, особенно касавшиеся ликвидации экономических трудностей, вызванных всевластием монополий и усугубленных кризисом; в) рабочий класс Германии, и это едва ли не главное, оказался расколотым и поэтому ослабленным. Компартия страны была недостаточно сильна, чтобы бороться с фашизмом без помощи, социал-демократии.
Теперь, глядя на прошлое с новых позиций, очевидно, что непримиримая борьба компартии с германской социал-демократией, доходившая до обвинений в предательстве интересов рабочего класса, была ошибкой, предопределившей отчуждение двух рабочих партий Германии. При всем том компартия оказалась более дальновидной и смелой, чем социал-демократия, когда предложила последней тактику единого народного фронта.
Политический режим и государственное устройство гитлеровской Германии. Как фашистский и авторитарный режим германский фашизм начал с ликвидации буржуазно-демократических свобод. С этой целью уже в первые месяцы гитлеровского правления были изданы чрезвычайные декреты. Так, февральский декрет 1933 г. «В защиту народа и государства» отменял свободу личности, слова, печати, собраний; принятый в том же месяце декрет «В защиту германского народа» наделял неограниченными Правами полицию и т. д. Репрессии обрушились прежде всего на коммунистов. По закону от 23 марта 1933 г. депутаты-коммунисты в рейхстаге были лишены мандатов и арестованы, в марте же компартия была запрещена, ее пресса закрыта.
Гитлеровцы прибегли к провокациям. В ночь на 26 февраля 1933 г. они подожгли здание рейхстага, чтобы обвинить в этом компартию и получить новый предлог для гонений на коммунистов. Известный Лейпцигский процесс, призванный доказать это обвинение, провалился: обвиненные в поджоге болгарские коммунисты Г. Димитров и другие были оправданы за полной недоказанностью обвинения. Тем не менее провал дела не помешал развернуть в стране травлю коммунистов и демократов вообще, включая членов социал-демократической партии.
Затем наступила очередь всех остальных партий, не исключая и буржуазных. Право на существование и господство получила одна лишь национал-социалистская партия. Профессиональные союзы были распущены, их средства конфискованы. Опираясь на опыт фашистской Италии, нацисты создали собственные профсоюзы, контролируемые партией, в которые насильственно загоняли людей.
Очень скоро нацистская партия стала частью правительственной системы. Решения съездов партии с момента принятия получали силу закона. Пребывание в рейхстаге и на правительственной службе связывалось с присягой на верность национал-социализму. Центральные и местные органы партии получили правительственные функции и практически решали все сколько-нибудь существенные вопросы правления.
Партия имела военизированную структуру. Члены партии были обязаны безусловно подчиняться приказам и указаниям местных «фюреров», которые назначались сверху и только по этой линии несли ответственность. В непосредственном подчинении партийного центра находились так называемые штурмовые отряды, охранные отряды, известные под названием эсэсовских, наконец, воинские части, укомплектованные сторонниками Гитлера. Преступления, совершенные членами партии, рассматривались особыми судами, выделенными из общей судебной системы, и по особому ритуалу (на тайных заседаниях).
Особое место в системе репрессивного аппарата занимало гестапо (государственная тайная полиция), располагавшее огромными денежными средствами и массой сотрудников, которые перед назначением подвергались проверке на верность фюреру и национал – социализму.
Государственная власть в гитлеровской Германии сосредоточилась в правительстве, правительственная власть – в руках фюрера. Уже закон 24 марта 1933 г. разрешал имперскому правительству без санкции парламента издавать акты, которые «уклоняются от Конституции» 1919 г. Августовский закон 1934 г. ликвидировал должность президента республики, его правомочия передавались фюреру, который вместе с тем оставался главой правительства. Ни перед кем не ответственный, фюрер пребывал в этой роли пожизненно и мог назначать себе преемника.
Рейхстаг был сохранен для парадных демонстраций. Той же цели служили и так называемые народные опросы, результат которых был известен заранее, ибо всякий, кто пользовался правом тайного голосования, объявлялся врагом народа со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Традиционное деление государства на земли, которым немцы так дорожат, было ликвидировано в интересах централизации управления. А в качестве обоснования этого был выбран тезис о единстве нации. Областями управляли чиновники, назначенные в Берлине центральным правительством. Местного самоуправления не существовало. Государственный аппарат, предварительно подвергшийся чистке (что характерно для подобных режимов), был увеличен в два раза. От Веймарской конституции, формально не отмененной, не осталось и следа.
Руководство экономикой. Как и в фашистской Италии, в нацистской Германии между правящей партией, государством и монополиями (банками, концернами и пр.) существовала прямая связь. Те, кто привел Гитлера к власти, процветали: это был их режим.
Законом от 27 февраля 1934 г. в Германии учреждались так называемые хозяйственные палаты – общеимперская и провинциальные, возглавляемые банкирами и промышленниками. Эти палаты имели важные полномочия в сфере регулирования экономической жизни и социальных отношений. Результаты сказались почти немедленно: средняя продолжительность рабочего дня увеличилась с 8 до 10–12 часов, тогда как реальная заработная плата составила уже в 1935 г. всего 70% заработной платы 1933 г. В то же время резко выросли прибыли концернов и банков; так, доходы известного Стального треста составили в 1935 г. 8,6 млн. марок, а в 1941 г.– 27 млн. марок.
Не без содействия палат происходил процесс картелирования экономики, приведший к исчезновению массы мелких предприятий, о которых нацисты говорили (до прихода к власти) как о предмете особой заботы, как и о мелких лавочниках, так и не дождавшихся избавления от разорительной конкуренции крупных магазинов.
Обмануты были и крестьяне, не получившие ни земли, ни отсрочки долгов, ни обещанных им кредитов (законом 1933 г. о так называемых наследственных дворах были введены льготы для крупных и отчасти средних крестьянских дворов).
Ликвидированными оказались социальные завоевания трудящихся, в том числе те, о которых говорилось в Веймарской конституции. Закон о порядке национального труда от 20 марта 1934 г. объявлял предпринимателя высшей инстанцией для рабочих данного предприятия. К его компетенции были отнесены вопросы продолжительности рабочего дня, видов вознаграждения, размеров штрафов и пр.; он же издал положения о проступках, влекущих «немедленное увольнение без предупреждения».
В 1938 г. была введена всеобщая трудовая повинность: рабочего и вообще трудящегося могли послать в административном порядке на любую работу в любой район страны независимо от профессии.
Агрессия во внешней политике. Вторая мировая война. Придя к власти (и даже до этого), гитлеровцы говорили о «большой войне», в которой «великая Германия» завоюет себе «достойное жизненное пространство». Идеологическим основанием этих целей служила так называемая расовая теория, которая провозглашала немцев господствующей над миром нацией. Соответственно с этим Германия в одностороннем порядке аннулировала для себя Версальский мирный договор 1919 г. и начала всестороннюю подготовку к мировой войне за новое «жизненное пространство». 1 сентября 1939 г., сочтя момент подходящим, Германия обрушилась на Польшу и в 10 дней уничтожила ее как военную державу. Территория Польши была оккупирована. Она должна была послужить, и действительно послужила, главным плацдармом для нападения на СССР.
Затем Германия нанесла поражение Франции и ряду других стран Европы. В 1941 г. немецко-фашистские войска вторглись на территорию Советского Союза. Началась Великая Отечественная война советского народа, в ходе которой агрессору было нанесено сокрушительное поражение. В 1945 г. Советский Союз и его союзники, прежде всего США и Великобритания, завершили военный разгром фашистской Германии.
Поражение Германии. Потсдамская конференция. Вынудив гитлеровскую армию к капитуляции и оккупировав территорию Германии, союзники – СССР, США, Великобритания, Франция – выработали согласованную политику в отношении Германии. Было решено, что войска стран-победительниц займут каждая одну из четырех оккупационных зон; 5 июня 1945 г. было принято решение об образовании из четырех командующих Союзного контрольного совета, призванного решать текущие вопросы, имеющие значение для всей Германии.
Наконец, летом 1945 г. (17 июля – 2 августа) в Потсдаме, близ Берлина, состоялась конференция глав правительств СССР (И. В. Сталин), США (Г. Трумэн) и Великобритании (У. Черчилль, с 27 июля – К. Эттли). Союзники согласились установить в Германии временный оккупационный режим, для чего территория страны была разделена на четыре зоны: советскую на востоке, американскую, английскую и французскую на западе. Было решено распустить немецкие вооруженные силы и ликвидировать генеральный штаб германской армии; арестовать и предать суду военных преступников; уничтожить монополистические союзы капиталистов – опору фашистского режима; произвести чистку немецкого государственного аппарата от военных преступников (денацификация); ликвидировать военно-промышленный потенциал Германии, с тем чтобы она больше никогда не могла производить оружие. Восстанавливалось действие демократических институтов – местного самоуправления, свободы собраний, слова, печати. Управление оккупированной страной сосредоточилось в Союзном контрольном совете.
Так продолжалось до декабря 1946 г., когда было создано сначала сепаратное управление двумя западными зонами (американской и английской), а затем и всеми тремя. Следствием этого стало разделение Германии, приведшее к возникновению двух германских государств: одно на западе – будущая Федеративная Республика Германии и другое на востоке – будущая Германская Демократическая Республика.
§ 3. Последующее государственно-правовое развитие Германии
Конституция ФРГ. В 1949 г. с разрешения западных оккупационных властей три западные зоны соединились в единое государство под названием Федеративной Республики Германии. Новое государство получило утвержденную оккупационными властями новую Конституцию, названную Боннской по столичному городу Западной Германии. Она восстановила демократические институты власти и управления и в ряде отношений походила на Веймарскую конституцию.
Новое германское государство было построено на началах федерализма. Оно объединяло 10 земель, самостоятельных в своем бюджете и независимых друг от друга (ст. 109). Каждая земля имела свой ландтаг и свое правительство, обладающее значительной автономией.
Правительство каждой из земель (в настоящее время 14) назначает своих уполномоченных в верхнюю палату парламента – бундесрат (Союзный совет).
Нижняя палата (бундестаг) сохранила свою демократическую первооснову – она избирается народом. Голосование происходит по мажоритарной и пропорциональной системам. В первом случае достаточно получить относительное большинство голосов по сравнению с другими кандидатами в депутаты, во втором – по признаку партийных списков (в парламент проходит именно то число кандидатов, которое определяется числом голосов, поданных за данный список). Партия, собравшая менее 5% голосов, лишается всякого представительства.
Главным законодательным органом является бундестаг, но его полномочия в определенной мере ограничиваются бундесратом. По некоторым вопросам – изменение Конституции, передел территории, компетенция земельных властей и даже финансы – бундесрат наделяется правом абсолютного вето, с чем не может не считаться нижняя палата. В других случаях верхняя палата имеет право отлагательного вето. Таким образом, утверждался не фиктивный, но реальный федерализм Западной Германии.
Главой государства Конституция провозгласила президента, избираемого на пять лет. Президент предлагает на утверждение бундестага кандидата на пост главы правительства, которым во всех случаях становится лидер партии, победившей на выборах.
Действительная власть сосредоточивается, как и повсюду, в правительстве государства и особенно в руках его председателя – канцлера. Правительство контролирует законодательство, осуществляет всю предоставленную ему исполнительную власть и т. д.
Важными функциями наделен федеральный Конституционный суд, в первую очередь правом толкования Конституции и соответственно определения того, насколько принятый парламентом закон отвечает ее букве и духу. Этот суд также решает вопросы о пределах компетенции федерации в целом и каждой земли в отдельности в случаях, когда этот вопрос становится предметом спора между федерацией и землями. Судьи Конституционного суда назначаются пожизненно.
Наиболее влиятельной партией ФРГ является христианско-демократическая. В период ее правления Западная Германия преодолела послевоенную разруху и вышла на одно из первых мест в мире как по общему объему производства, так и по производительности труда. В настоящее время она входит в тройку наиболее мощных индустриальных держав мира (США, Япония и ФРГ).
Правящей партией одно время была и социал-демократическая. Но как первой, так и второй обычно недостает некоторого количества голосов для доминирования в нижней палате. В этих специфических условиях в число правящих партий выдвинулась немногочисленная партия свободных демократов (СвДП), которая претендовала и претендует на важные министерские портфели. В течение 13 лет СвДП сотрудничала как с христианскими демократами, так и с социал-демократами, но, преследуя особые цели, осенью 1982 г. свободные демократы перешли на сторону христианских демократов, что вызвало правительственный кризис. Так при известных обстоятельствах малая партия, дающая численный перевес крупной партии, может играть роль, не соответствующую ее действительному влиянию в стране в целом. За распадом коалиции последовали досрочные парламентские выборы.
Конституция ГДР. Восточная Германия, занятая советской армией, по окончании войны первое время управлялась советской военной администрацией. Вскоре к правительственной деятельности была привлечена социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), образовавшаяся на Востоке в результате слияния коммунистических и социал-демократических партийных организаций. В сентябре – октябре 1946 г. в Восточной Германии были проведены выборы в органы местного самоуправления и в земельные парламенты – ландтаги. СЕПГ получила более 50% голосов на общинных выборах и 47% на выборах в ландтаги.
Далее последовали реформы социалистического характера: было конфисковано имущество монополий, проведена аграрная реформа и т. д., что соответствовало социалистической ориентации на преобразование промышленности и сельского хозяйства. В связи с этим западные зоны Германии поспешили самоопределиться. В ответ на это Народный конгресс Восточной Германии (март 1948 г.) избрал так называемый Немецкий народный совет и поручил ему выработать конституцию будущей ГДР. 7 октября 1948 г. Народный совет объявил о создании Германской Демократической Республики как самостоятельного государства и преобразовал себя во Временную народную палату ГДР. Правительство СССР предоставило правительству ГДР функции управления, принадлежавшие советской военной администрации.
Первые общенародные выборы в законодательную палату ГДР состоялись в 1949 г. Партии, существовавшие и легализованные к тому времени, выступили с единой программой и единым списком кандидатов в депутаты. Квота, приходящаяся на каждую партию, была определена заранее. Таким далеко не лучшим образом начала свое существование восточно-германская коммунистическая демократия.
В 1952 г. конференция СЕПГ приняла решение о строительстве социализма в ГДР. Через 16 лет после этого новая Конституция ГДР (1968 г.) констатировала факт ликвидации в ГДР всех форм эксплуатации человека человеком, т. е. победу социалистических производственных отношений.
С переменами во внутренней и внешней политике СССР настало время для воссоединения страны. Отсюда и бескровное воссоединение обеих Германий.

Глава 27. ИТАЛИЯ

§ 1. Кризис конституционной монархии

В 1917 г. положение в Италии приняло катастрофический характер. Страна потеряла во время первой мировой войны (на стороне Антанты) около 700 тыс. человек убитыми и свыше 1 млн. искалеченными; торговый флот лишился 60% судов; эмиграция из страны наиболее молодых и работоспособных людей составила до 1 млн. в год. В стране разразился экономический кризис, предопределивший активную революционную борьбу. Усиливается роль левых движений и прежде всего итальянской социалистической партии (в 1919 г. ИСП получила около трети голосов избирателей). Большое значение приобрела деятельность крупнейшего профсоюзного объединения – Всеобщей конфедерации труда. В 1921 г. левое крыло социалистической партии образовало итальянскую коммунистическую партию, значительного успеха добилась созданная в 1919 г. католическая народная партия.
Особенно обострилась внутриполитическая обстановка в Италии в 1919–1920 гг. На севере страны начали создаваться фабрично-заводские советы; в ответ на локауты предпринимателей рабочие стали занимать закрытые предприятия, а в Турине вспыхнуло вооруженное восстание.
Приход фашистов к власти. На фоне ожесточенной политической борьбы в Италии возникает фашистское движение. Членами движения в основном были шовинистически настроенные бывшие офицеры и солдаты, безработные, разорившиеся мелкие буржуа.
Программа фашистов представляла собой набор демагогических лозунгов. Итальянские фашисты исповедовали расистскую идеологию, антисемитизм и антикоммунизм.
В области внешней политики лидер фашистов Б. Муссолини выступал с откровенно шовинистических и расистских позиций, выдвинув лозунг «Великая Италия», создание которой должно было осуществляться за счет территориальных приобретений у средиземноморских стран. Выступая с демагогическими лозунгами и спекулируя на экономических трудностях страны, фашисты стремились к созданию политического режима, который мог бы прийти на смену традиционному буржуазному государству.
Фашистская пропаганда оказала серьезное воздействие на средние слои итальянского общества и на значительную часть рабочих и крестьян. Вместе с тем постепенно подлинными руководителями и вдохновителями фашистского движения стали представители крупной буржуазии и латифундистов.
В конце октября 1922 г. вооруженные отряды фашистов при попустительстве королевского правительства, армии и Ватикана предприняли так называемый поход на Рим, завершившийся ноябре 1922 г. захватом власти Б. Муссолини, которого король назначил премьер-министром.
Приход к власти фашистов вызвал дальнейшее ухудшение социально-экономического положения в стране: прежним владельцам возвращались земельные участки, захваченные ранее крестьянами, увеличивалась продолжительность рабочей недели, были повышены налоги на заработную плату и т. п.
Государственное оформление фашистского режима. Муссолини, которого уже называли дуче (вождь), приступает к созданию нового политического режима. Он вынужден был использовать старые институты – монархию и Конституцию 1948 г. Их роль была декоративной. Как говорили итальянцы, монархия была лишь на почтовых открытках.
Принимаются законодательные акты, предоставлявшие Муссолини огромные полномочия как главе правительства. Так, в 1925 г. по закону «О правомочиях и прерогативах главы правительства» вся исполнительная власть сосредоточилась в руках премьер-министра, который назначался королем и отвечал перед ним за деятельность правительства, а министры назначались и смещались его властью. Помимо поста главы правительства дуче в течение своего правления занимал по 5–7 министерских постов. Закон исключал принцип ответственности правительства перед парламентом, тем самым лишив последний права отстранять правительство от власти путем выражения ему недоверия. В то же время законом устанавливалась зависимость парламента от главы правительства, так как повестку дня парламента определял дуче. Последующими законодательными актами главе правительства были предоставлены и законотворческие функции.
Радикально изменилось положение парламента в системе органов государства. Его правовой статус и состав определялись реформой политического представительства, которая была проведена в 1928 г. Согласно этой реформе кандидаты в депутаты выдвигались фашистскими профсоюзами, из которых Большой фашистский совет (БФС) отбирал 400 человек. Кандидаты считались избранными, если не менее половины голосов участвовавших в голосовании было подано за этот список.
В 1939 г. с принятием соответствующего закона парламентская система была полностью разрушена, что окончательно изменило государственное устройство Италии. Вместо палаты депутатов была создана палата фашей и корпораций, превращенная в партийно-государственный орган. Совместно с Сенатом (члены которого по-прежнему назначались королем) новая палата (назначаемая в свою очередь дуче) стала высшим законодательным органом страны. Депутаты, уволенные со своих государственных или партийных постов, автоматически переставали быть и членами парламента.
Органы местного самоуправления распускались, а власть на местах передавалась префектам и старостам, назначаемым из членов фашистской партии.
Муссолини ликвидировал традиционные либерально-демократические институты, чтобы на их месте создать институты тоталитарного фашистского государства. Среди них следует назвать прежде всего Большой фашистский совет (БФС), созданный 15 декабря 1922 г., в состав которого вошли руководители фашистской партии и министры-фашисты.
Не имея законодательной власти, БФС тем не менее выполнял законотворческие функции. Он контролировал разработку декретов и законов для представления их в парламент; мог выступать с законодательной инициативой; в ряде случаев санкционировал декреты и даже разрабатывал акты конституционного характера, например Хартию труда, положившую начало созданию корпоративной системы в Италии; контролировал деятельность правительства (причем Муссолини был одновременно руководителем БФС и правительства).
Сам факт создания БФС свидетельствовал о сращивании партийного и государственного аппарата. Законом от 9 декабря 1928 г. за БФС признавались и законотворческие функции; он провозглашался «верховным органом… сосредоточивающим в себе всю активность режима».
Еще одним шагом на пути разрушения буржуазно-демократического государства была ликвидация многопартийной системы. Законом 1926–1927 гг. «О защите государства» запрещались все политические партии, кроме фашистской, аннулировались мандаты депутатов от оппозиционных партий, закрывались все оппозиционные газеты и журналы, члены оппозиционных партий и движений преследовались, отменялась выборность в органы власти, в том числе местного самоуправления.
Фашистская партия стала опорой режима личной власти. Во главе партии стоял несменяемый вождь (дуче) Муссолини. Партийные органы подразделялись на единоличные и коллегиальные, выполняющие совещательные функции. Партия превратилась в бюрократический военизированный государственный орган со строгой централизацией. Изменился и социальный состав руководства партии, на место представителей мелкой и средней буржуазии встали лица, связанные с крупной буржуазией. Постепенно на государственные посты начали назначать только членов фашистской партии. Вместе с тем рядовые члены партии были безгласны и не участвовали в решении партийных вопросов.
Коренным изменениям подверглась и избирательная система. Избирательным законом 1923 г. страна объявлялась единым избирательным округом. Партия, кандидаты которой получали не менее четверти поданных голосов, получала две трети мест в парламенте. По избирательному закону 1928 г. принцип всеобщего равного голосования и пропорционального представительства (закон 1919 г.) был заменен выдвижением кандидатов фашистскими профсоюзами с обязательным их одобрением БФС.
Участие в выборах могли принимать итальянцы, достигшие 21 года, если они вложили определенную сумму денег в фашистские профсоюзы, или обладали духовным званием, или платили не менее 100 лир прямого налога. Уничтожение избирательной системы завершилось окончательной ликвидацией парламента и местного самоуправления.
Фашистскими идеологами была выдвинута идея «национальной солидарности», т. е. классового сотрудничества посредством создания особых институтов – корпораций, призванных ликвидировать классовые противоречия и содействовать развитию производства.
В 1927 г. БФС принял Хартию труда, в которой провозглашалось расширение государственного вмешательства в сферу трудовых отношений. Согласно Хартии основой фашистского государства должны быть корпорации, объединяющие предпринимателей и работников наемного труда по отраслям производства. Забастовки и локауты запрещались, трудовые конфликты рассматривались специальными комитетами, состоявшими из представителей фашистской партии, государства, организаций предпринимателей и фашистских профсоюзов.
Фашистским режимом были созданы специальное министерство корпораций и Национальный совет корпораций. Корпорации, так же как и профсоюзы, стали частью государственного аппарата. В середине 30-х годов образованы 22 корпорации в различных областях промышленности, а Национальный совет корпораций стал органом, руководящим экономикой страны (Совет определял тарифы, нормы производства, зарплату, цены).
Как законодательными, так и организационными мерами фашистский режим пытался подавить любое сопротивление тоталитарной политической системе. Правительством Муссолини принимаются законы, составившие так называемый комплекс мероприятий по защите государства: все оппозиционные политические партии распускались, антифашистская печать запрещалась; вводилась смертная казнь за покушение на короля, королеву и главу правительства; запрещалась деятельность профсоюзов (за исключением фашистских); в практику правосудия вводилась чрезвычайная юстиция с применением политической и административной высылки; были приняты законодательные акты о чистке государственного аппарата от «ненационально мыслящих элементов».
Активно формировался репрессивный аппарат. Уже в 1923 г. решением БФС создана добровольческая милиция по защите национальной безопасности; ее сотрудники непосредственно подчинялись дуче, а их численность превышала вооруженные силы страны. Чрезвычайными законами 1926 г. были образованы и другие органы репрессивной системы режима: полиция национальной безопасности, организация охраны от антифашистских преступлений, особая служба политических расследований. Вооруженные силы также подчинялись главе правительства, ему же как министру МВД был подчинен корпус карабинеров.
Целям подавления противников режима служила и судебная система. Создавались особые комиссии – полицейские суды, членами которых были руководители полиции, прокурор, начальник фашистской милиции и другие должностные лица. Таким судам для осуждения было достаточно подозрения в «политической неблагонадежности». Наиболее важные политические дела рассматривались особым политическим трибуналом, членами которого были офицеры, назначенные Муссолини. Приговоры трибунала (в основном это смертная казнь) являлись окончательными и обжалованию не подлежали.
Одним из звеньев государственного механизма был огромный пропагандистский аппарат (до того неизвестный мировой практике), созданный с целью контроля над всей общественной и духовной жизнью итальянцев.
Фашистский политический режим активно вмешивался в развитие экономики страны. Деятельность государственных органов по управлению экономикой была направлена на создание условий самообеспечения страны посредством образования мощных полугосударственных акционерных объединений.
Большое значение для фашистского режима имело установление сотрудничества с католической церковью, выразившееся в заключении в 1929 г. соглашений об официальном примирении. Италия признавала государство Ватикан (собор св. Петра, сады Ватикана и ряд зданий в Риме и его окрестностях) под верховным суверенитетом папы, а Ватикан признавал Итальянское государство со столицей в Риме и во главе с Савойской династией. Италия обязывалась выплатить Ватикану огромную сумму в размере 1 млрд. 750 млн. лир. Католическая религия была названа единственной религией Италии. Данные соглашения позволили фашистскому режиму в дальнейшем использовать авторитет церкви для поддержки режима как внутри страны, так и за рубежом.
Важной чертой внешней политики фашистского режима была экспансия, осуществленная под лозунгом возрождения Римской империи. Фашистской Италии удалось захватить Абиссинию (1936 г.), оккупировать Албанию (1939 г.), в 1940 г. итальянские войска вторглись в 1рецию. Италия стала активным членом союза Италия – Германия – Япония, что нашло свое выражение в создании «антикоминтерновского пакта» (1937 г.) и подписании в последующем договоров между этими странами, предопределивших их совместное участие во второй мировой войне. В июне 1940 г. Италия объявила войну Англии и Франции, а затем фашистский режим активно участвовал в нашествии гитлеровских войск на Советский Союз.

§ 2. Падение фашистского режима

Положение в стране резко ухудшилось во время второй мировой войны: падало производство, усиливалась безработица рабочих и крестьян, разорились мелкие и средние предприниматели.
В состоянии углубляющегося кризиса находилась и армия. Плохо оснащенная, дезорганизованная, принуждаемая сражаться за чуждые интересы, армия терпела одно поражение за другим, теряя десятки тысяч солдат и офицеров, что и послужило причиной ее распада летом 1943 г. Италия утрачивала также политическую и экономическую независимость, превращаясь в вассала Германии.
Разгром немецко-фашистских войск и итальянского экспедиционного корпуса под Сталинградом стал началом краха фашистского режима в Италии.
Правящие круги страны начали искать возможность выйти из войны и убрать руководителя фашистского режима Б. Муссолини. В окружении короля был организован заговор, поддержанный генералитетом, крупными промышленниками. 24 июля 1943 г. Большой фашистский совет принял решение просить короля возглавить вооруженные силы, что стало выражением недоверия к дуче. Правящие круги Италии, убедившись в том, что фашистский режим ведет к военному и социально-экономическому краху, пошли на устранение Муссолини и ликвидацию наиболее ненавистных народом фашистских государственно-правовых институтов и партий.
Правительство во главе с новым премьер-министром П. Бадольо, подписав условия безоговорочной капитуляции (3 и 29 сентября 1943 г.), перешло на сторону стран антигитлеровской коалиции и, объявив Италию «совместно воюющей страной», бежало под защиту англо-американских войск на юг страны.
Страны антигитлеровской коалиции были едины в том, что фашистский режим Италии нужно уничтожить, о чем и было заявлено на Московской конференции в октябре 1943 г. министрами иностранных дел СССР, США и Великобритании. Итальянскому народу должна быть предоставлена возможность демократическим путем сформировать органы власти и управления. Говорилось и о необходимости включения в правительство представителей антифашистских сил, чистки государственного аппарата и предания суду видных фашистов.
Во исполнение решения Московской конференции был создан Консультативный совет по вопросам Италии, в состав которого вошли представители США, СССР, Великобритании, Франции, Югославии и Греции.
Под давлением движения Сопротивления и решений руководства стран антигитлеровской коалиции летом 1943 г. были приняты акты о роспуске фашистской партии, палаты фашей и корпораций, Большого фашистского совета, специального фашистского трибунала по защите государства, фашистских органов управления и контроля над экономикой. Вместе с тем значительная часть государственной машины фашистского режима и ее кадров сохранялась в течение двух-трех десятилетий.
Огромную роль в победе над немецкими войсками и фашистским режимом сыграло движение Сопротивления. Осенью 1943 г. пять антифашистских партий (социалисты, коммунисты, представители Действия, демократические христиане, либералы) на паритетных началах создали систему комитетов национального освобождения (КНО). Комитеты национального освобождения выступили как организационные структуры, основанные на новых, неизвестных до этого итальянскому государству демократических принципах.
Постепенно была создана разветвленная система КНО, охватившая всю страну и отражавшая ее административное деление: коммуна, город, район, провинция, область. Возглавил систему КНО в центре Италии и на севере страны Комитет национального освобождения Северной Италии (КНОСИ). Он наделил КНО областей (а их в Италии 20) прерогативами органов власти, имеющих право контроля за оставшимся от фашистского режима государственным аппаратом управления и управления им. Кроме того, ему поручалось и руководство новыми органами в лице КНО и исполнительными органами при них.
Особо ярко проявилась деятельность КНО как новых органов власти в освобождаемых антифашистами от немецких войск и фашистских формирований зонах – «партизанских республиках» Всего за период действия движения Сопротивления таких зон насчитывалось 18. Существовали «республики» от 1 до 3 месяцев и охватывали территории с населением в десятки тысяч человек.
К концу августа 1945 г. только в Северной Италии насчитывалось 42 областных и провинциальных КНО; 72 – коммунальных; 149 – на предприятиях и в сельской местности. В КНО входили представители различных социальных слоев – интеллигенции, мелкой и средней буржуазии, рабочих и крестьян. Деятельность КНО осуществлялась по трем основным направлениям:
1) организация вооруженной борьбы Q немецкими захватчиками и итальянскими фашистами;
2) деятельность левых сил в КНО, направленная на изменение формы правления Итальянского государства;
3) осуществление в Северной и Центральной Италии (по мере углубления революционно-демократических процессов в стране) функций административного управления, социально-экономические преобразования, отправление правосудия и законотворчество.
К весне 1945 г. партизанская армия от создания свободных зон перешла к повсеместному освобождению Северной Италии от нацистов и фашистов. Именно партизанами были освобождены крупнейшие города Италии Милан, Турин, Генуя и др. Англо-американские войска входили в уже освобожденные города и села.
В связи с огромной ролью, которую играли КНО в движении Сопротивления и общественно-политической жизни страны, англо-американская оккупационная администрация и постфашистский режим пошли на их признание, а представители КНО вошли в состав правительства.
КНО оказали влияние на общественно-политическую жизнь страны и на ее государственное устройство. Прежде всего впервые в истории Италии на половине ее территории движением Сопротивления были созданы демократические органы власти и управления. Благодаря деятельности КНО стали возможны хотя бы ограниченная чистка государственного аппарата и законодательное запрещение фашизма на законодательном уровне.
Посредством КНО были созданы Консультативное и Учредительное собрания, сыгравшие большую роль как в установлении республиканского строя, так и в создании демократической конституции.
В системе КНО получили национальное признание и стали играть определяющую роль в течение последующих десятилетий в общественно-политической жизни Италии антифашистские партии. Итальянское государство вновь вернулось к многопартийной системе.

§ 3. Установление республики. Конституция 1947 г.

После краха фашистского политического режима и изгнания гитлеровских войск перед итальянским народом встала необходимость решения двух важнейших вопросов государственности страны: о форме правления и о новой конституции. Их решению содействовали организационные мероприятия, проведенные антифашистскими партиями.
20 марта 1946 г. правительство утвердило Закон об Учредительном собрании, которое должно было формироваться на основе демократических выборов (пропорциональная система, участие женщин в выборах). Одновременно с выборами в Учредительное собрание населению Италии предстояло посредством референдума решить вопрос о форме правления.
Выборы в Учредительное собрание показали определенное равновесие в расстановке политических сил: левые получили 45% мест, христианские демократы – 37, крайне правые группировки – 17%. Активную поддержку правые получили от англо-американской оккупационной администрации и продолжавшей играть важную роль в общественно-политической жизни Италии католической церкви.
16 марта 1947 г. состоялись выборы и референдум, на котором итальянцы отвечали на вопрос: «Хотите ли вы установления республики?» Выборы проводились по демократическому избирательному закону. Они были прямые, тайные и всеобщие. Голосование было обязательным. В выборах участвовало 82,8% общего числа избирателей; около 13 млн. из них проголосовали за установление республики, около 11 млн. отдали голоса за монархию.
Конституция была принята Учредительным собранием (453 депутата – «за» и 62 депутата – «против») 22 декабря 1947 г. и вступила в силу 1 января 1948 г. Она провозгласила Италию демократической парламентской республикой, «основанной на труде»; суверенитет в республике принадлежит народу; «республиканская форма правления не может быть предметом конституционного пересмотра» (ст. 139). Основным законом запрещалось восстановление в какой-либо форме фашистской партии.
В Конституции подчеркивается важность общедемократических принципов – более трети (54) статей посвящены правам и свободам гражданина, таким, как свобода союзов, собраний, слова, вероисповедания, печати; утверждались принципы равноправия граждан; провозглашались права на труд, на отдых, на образование и социальное обеспечение.
Конституция утвердила создание неизвестных ранее Итальянскому государству институтов: президент республики, Конституционный суд, Высший совет магистратуры и ряд других. Конституция объявила также об автономии областей. Отдельной статьей в Конституцию (ст. 7) включены положения Латеранских соглашений 1929 г.
Основной закон позволял устанавливать правительственный контроль над частной хозяйственной деятельностью, предусматривалась возможность экспроприации частной собственности и перевода ее в государственную (но с правом на возмещение ее стоимости). Было объявлено о необходимости ограничения крупной земельной собственности.
В системе органов государственной власти и управления Конституция закрепила принцип разделения властей.
Парламент состоит из двух равноправных палат. Палата депутатов избирается всеобщим и прямым голосованием сроком на пять лет. Сенат избирается от областей сроком на шесть лет. Имеют место различия в активном и пассивном избирательном праве для депутатов (21 год и 25 лет) и для сенаторов (25–40 лет).
Парламент определен Конституцией как высший законодательный орган Итальянской Республики. Президент республики может перед обнародованием закона потребовать его пересмотра в парламенте, но если последний и во второй раз одобрит закон, он входит в силу и без какого-либо вмешательства главы государства. В полномочия парламента включено также принятие актов, изменяющих Конституцию, для чего применяется усложненная процедура: большинство в две трети голосов парламентариев, раздельное обсуждение по палатам с промежутком в три месяца. В случае простого большинства законопроект выносится на референдум по требованию либо 1/5 депутатов одной из палат, либо пяти областных советов, либо 500 тыс. избирателей.
Парламент также объявляет состояние войны и мира; ратифицирует международные договоры; утверждает бюджет; формирует или принимает участие в формировании таких важнейших органов государства, как Конституционный суд, Высший совет магистратуры, областное самоуправление, Национальный совет экономики и труда; избирает президента республики.
В его функции входит контроль за формированием и деятельностью правительства, которое ответственно перед парламентом и само существование которого определяется вотумом доверия последнего. Парламент может также принимать резолюции порицания правительства, заслушивать руководителей министерств и ведомств, требовать предоставления правительством и другими органами управления информации и документов в свое распоряжение. Вместе с тем в Конституции есть антидемократическое положение о возможной временной передаче парламентом правительству законодательных функций по некоторым вопросам.
Президент является главой государства и воплощает национальное единство. Согласно Конституции президентом может быть избран «любой гражданин старше 50 лет и пользующийся гражданскими и политическими правами». Он избирается парламентом сроком на семь лет на совместном заседании обеих палат с участием трех делегатов от каждой из 20 областей, избранных, в свою очередь, областными советами.
Круг полномочий президента достаточно широк: прежде всего он активно влияет на деятельность парламента – назначает выборы в парламент, определяет дату начала его работы и, что особенно важно, может распустить парламент до конца его полномочий (но не менее чем за шесть месяцев до конца срока своего президентства). Он может созвать на чрезвычайное заседание любую из палат. Президент оказывает влияние и на состав парламента – согласно Основному закону, он имеет право назначать пять «пожизненных сенаторов». Он обнародует законы а также нормативные акты, относящиеся к областному и местному самоуправлению, и обладает правом отлагательного вето. Он может также распускать областные советы и в ряде случаев издавать декреты, имеющие силу закона. В полномочия президента входит и объявление референдума.
Президент по предложению лидеров политических партий назначает председателя Совета министров, а по его предложению – министров. Правительство приносит присягу президенту и через 10 дней после этого должно получить «вотум доверия» парламента.
Президент ратифицирует международные договоры, при нем аккредитован дипломатический корпус. В компетенцию президента входят также объявление состояния войны и мира (после вынесения решения об этом парламентом), амнистия и помилование.
Президент играет большую роль и в кадровой политике государства: помимо «пожизненных сенаторов» он назначает восемь экспертов в Национальный совет экономики и труда и пять из 15 членов Конституционного суда, а также состав президиума Высшего совета обороны, Высшего совета магистратуры, где он председательствует. Он является главнокомандующим вооруженными силами. В случае невозможности отправлять свои полномочия президент, согласно Конституции, может быть заменен председателем Сената. Президент несет ответственность только за «измену и посягательство на Конституцию» (ст. 90). В таких случаях обвинение предъявляется парламентом на совместном заседании абсолютным большинством голосов депутатов, после чего судьбу президента решает Конституционный суд.
Правительство ответственно перед парламентом, всеми своими действиями и актами. Конституция закрепляет также принцип коллегиальной ответственности всех членов Совета министров и персональной ответственности министров за возглавляемые ими ведомства.
Правительство руководит системой исполнительной власти и оказывает существенное влияние на деятельность органов областного и местного самоуправления; оно прямо и посредством своих представителей на местах в лице правительственных комиссаров, префектов, органов счетной палаты и т. п. оказывает влияние как на нормотворческую деятельность, так и на экономическую политику областей, провинций и коммун.
Меняется и система государственного управления на местах. Новым в практике Итальянского государства явился институт правительственного комиссара, в полномочия которого вошли руководство всей гражданской администрацией в области и координация его деятельности с деятельностью органов областного самоуправления. Вместе с тем сохранился институт префекта, который назначается президентом республики по рекомендации министра внутренних дел. При префекте формируется совет префектуры, осуществляющий контроль за административной и финансовой деятельностью в провинциях. В подчинении префекта находятся также провинциальные органы специальных служб, городская и сельская полиция. Из юрисдикции префекта изъяты вопросы правосудия, вооруженные силы и транспорт.
Правящие круги были вынуждены пойти на некоторые структурные изменения и в вооруженных силах. В армии вводится институт генерального инспектора вооруженных сил, находящегося в подчинении только верховного главнокомандующего. Были созданы также консультативно-координационные органы – Высший совет по аэронавтике и Высший совет по обороне. В воинский устав были внесены изменения, направленные на некоторую демократизацию армии: солдаты получили право на создание комиссий, контролировавших питание, выдачу увольнительных и т. п.
К началу 50-х годов в Италии практически сформировались пять видов полиции: силы общественной безопасности, корпус карабинеров, финансовая полиция, лесная охрана, провинциальная полиция.
Правовой инструмент, используемый правоохранительными органами, сохранился в основном неизменным: это Уголовный кодекс 1931 г. и Уголовно-процессуальный кодекс 1941 г. и другие правовые документы, созданные в дофашистский и фашистский периоды истории Италии.
Правовой основой деятельности Конституционного суда явились статьи Конституции, которые к его полномочиям относят контроль за конституционностью правовых норм; разрешение споров между органами государственной власти, а также между государством и областями; защиту основных прав граждан и организаций перед административными органами; рассмотрение обвинений в отношении президента республики и членов правительства.
Главной задачей Суда является охрана конституционных гарантий и противодействие различным государственным органам, превышающим свои полномочия, определенные Конституцией. Только Конституционный суд обладает правом окончательного толкования Конституции и соответствия ей других нормативных актов, а следовательно, может объявить недействительным любой нормативный акт, признав его противоречащим Основному Закону. К полномочиям Суда относятся охрана законности в стране в случае проведения референдума и защита республиканской формы правления.
Суд формируется из 15 судей, треть из которых назначает президент республики, треть – парламент и треть – Высшая общая и административная магистратура (чиновники судов, прокуратуры, ученые-юристы и т. п.). Срок полномочий членов Суда – 9 лет с постепенной заменой. С целью независимости от других государственных органов Конституционный суд имеет собственный бюджет, его решения защищены Конституцией от какого-либо преследования. В дальнейшем в развитие положений Конституции о Конституционном суде его члены получили право иммунитета, которым обладают члены парламента.
Постепенно сформировалась закрепленная Конституцией следующая система органов правосудия: Государственный совет; Счетная палата; военные трибуналы; суды присяжных; апелляционные и кассационные суды и преторы, а также административные джунты.
Судебную систему возглавляет Высший совет магистратуры под председательством президента республики. Конституция провозгласила два важных принципа деятельности судебной системы: независимость судей и институт суда присяжных.
Согласно Конституции 1947 г., провозгласившей принцип широкой автономии областей и местного самоуправления, Италия – унитарное децентрализованное государство; страна поделена на 20 областей, 95 провинций и 8068 коммун.
Впервые в истории Италии началось решение проблемы областной автономии. Область имеет статут, принимаемый областным советом и утверждаемый парламентом. Область управляется областным советом, исполнительным органом которого является областная джунта. В полномочия областного совета входят: формирование органов и учреждений областного подчинения, в том числе полиции; изменение границ коммун; местная торговля; здравоохранение, социальное обеспечение и профессиональное обучение, вопросы санитарии и гигиены; градостроительство и туризм; музеи, библиотеки и т. п. Областной совет контролирует деятельность провинциальных и коммунальных органов самоуправления. Область обладает и известной финансовой автономией – в ее распоряжение поступают местные и часть общегосударственных налогов. Областной совет является субъектом законодательной инициативы – группа из пяти областных советов может потребовать проведения референдума по вопросам законодательства (кроме законов об амнистии, о помиловании, о налогах и бюджете, о полномочиях на ратификацию международных договоров). Области участвуют также в избрании президента республики.
Споры между государством и областями, а также между областями решаются в Конституционном суде.
Области состоят из провинций и коммун. Провинция управляется провинциальным собранием, которое избирает провинциальную джунту в качестве исполнительного органа.
Нижнее звено административно-территориальной системы – коммуна – управляется коммунальным советом, который избирает коммунальную джунту, возглавляемую мэром.
Наряду с областной автономией и местным самоуправлением действует и система органов управления на местах: правительственные комиссары в областях, префекты в провинциях, мэры как доверенные лица правительственной власти в коммунах.
Местные органы могут быть распущены, если по мнению соответствующего представителя центральной власти они совершили действия, противоречащие Основному Закону или действующему законодательству. В таком случае декрет о роспуске областного совета принимается президентом республики по рекомендации совместной комиссии палат парламента.
За послевоенное время прогрессивным силам Италии удалось создать демократическую избирательную систему и избирательное право. С 1975 г. активным избирательным правом пользуются граждане с 18 лет, пассивным – с 25 лет, за исключением выборов в сенат, где возрастной ценз составляет соответственно 25 и 40 лет.
Демократизм избирательной системы Италии проявился в развитии института референдума. Конституция предусматривает как одну из форм законодательной инициативы внесение законопроектов от имени не менее 50 тыс. избирателей, а также проведение референдума об изменении границ областей и о праве провинций и коммун переходить в другую область.
Становление государственно-правовых институтов. После принятия Конституции 1947 г. потребовалось несколько десятилетий, вплоть до 90-х годов, для претворения в жизнь всех ее положений. Конституционный суд начал работать в 1956 г.; Высший совет магистратуры – в 1958 г.; в 1970 г. были законодательно оформлены институты народной инициативы и референдума. В 1989 г. был принят Гражданский кодекс.
Становление государственно-правовых институтов проходило в обстановке напряженной политической борьбы. Важной ступенью развития положений Основного Закона о правах гражданина стал «статут трудящихся» – «Положения об охране свободы и достоинства трудящихся, о профсоюзной свободе и профсоюзной деятельности на производстве и положения о трудоустройстве» (Закон 1970 г.). В законе были отражены такие основополагающие принципы, как право по месту работы свободно выражать свои взгляды, запрет собирать сведения о политических и религиозных взглядах работников и их профсоюзной ориентации, право на объединение и профсоюзную деятельность.
На основе Конституции 1947 г. совершенствуются полномочия и структура органов государственной власти и управления. Были приняты регламенты о палате депутатов и сенате Республики, которыми определялись структура палат, порядок разработки и принятия законов, повседневная деятельность парламента. Конкретизируются конституционные положения о полномочиях Высшего совета магистратуры и Национального совета экономики и труда.
Получил дальнейшее развитие статус членов Конституционного суда, согласно которому члены Суда не могут занимать государственные должности, работать в частных учреждениях, заниматься адвокатской практикой, преподавать. Они не имеют также права выставлять свои кандидатуры в органы представительной власти, участвовать в работе политических партий и других общественных организациях.
Законодательно были закреплены существенные гарантии, обеспечивающие (при наличии широкой областной автономии) целостность государства: строгая субординация между центральной и областной властью (любой закон, например принятый областным советом, должен быть завизирован правительственным комиссаром); Областной совет может быть распущен в случае его антиконституционных и противозаконных действий).
Изменения в системе избирательного права, происходившие в 50–90-е годы, привели к применению наряду с пропорциональной и мажоритарной системы выборов. Демократизм избирательной системы проявился и в развитии института референдумов, которые стали играть большую роль в общественно-политической жизни Италии. По числу общенациональных референдумов Италия занимает одно из первых мест в Европе. К их числу относятся, например, референдумы о разводе, о финансировании политических партий, о пожизненном заключении.
Большую роль в формировании демократического политического решения послевоенной Италии стали играть действующие на основе Конституции 1947 г. политические партии. С конца 40-х годов доминирующее положение прибрела поддерживаемая Ватиканом христианско-демократическая партия, лидеры которой формировали правительство страны. Но с 1962 г. правящие круги Италии были вынуждены перейти к созданию коалиционного правительства, сначала «левого центра» (ХДП, социал-демократы, республиканцы и социалисты), а затем «правого центра», куда входили представители социал-демократов, республиканцев, либералов и христианских демократов. Таким образом, сформировался устойчивый политический центр в лице перечисленных политических партий. По отдельным вопросам внешней и внутренней политики страны его поддерживала итальянская коммунистическая партия, самоликвидировавшаяся в 1991 г.
10 декабря 1947 г. страны антигитлеровской коалиции заключили мирный договор с Италией. Он провозглашал развитие Италии как свободного демократического государства: оккупационный режим прекращался через три месяца; Италия признала суверенитет ранее захваченных территорий, отказалась от своих бывших колоний в Африке (Ливия, Итальянское Сомали, Эритрея); обязалась выплатить репарации странам, которым во время войны ею был нанесен ущерб. Итальянская Республика вступила в мирный период своего развития, характерной чертой которого явилось активное участие католической церкви в общественно-политической жизни страны, членство в НАТО, а также в различных европейских региональных организациях – Европейском Экономическом Союзе, Евроатоме и др.
Правовым основанием участия Итальянской Республики в международных и региональных организациях стали положения Конституции (ст. 10 и 11), провозглашавшие отказ от войны и соответствие правопорядка страны общепринятым нормам международного права. Правящим кругам Италии удалось стабилизировать политическую обстановку, обеспечить рост экономики (Италия на рубеже веков – это высокоразвитая индустриально-аграрная страна, занимающая шестое место в мире) и направить Италию по пути развития и совершенствования социально-экономической структуры буржуазно-демократического общества. Тенденциями такого развития являются расширение и углубление прав и свобод граждан на основе Конституции 1947 г., развитие областного и местного самоуправления, формирование устойчивого политического центра, что позволяет срывать все попытки государственных переворотов и ликвидации демократических завоеваний итальянского народа, осуществлять успешную борьбу с правым и левым экстремизмом.

Глава 28. ЯПОНИЯ

§ 1. Японское государство в период между двумя мировыми войнами

Новая политическая структура. Япония вышла из первой мировой войны, увеличив свои колониальные владения за счет захвата германских колоний на Тихом океане. Рост промышленности, особенно военной, стимулировал усиление позиций крупных финансово-промышленных концернов «дзайбацу». Вместе с тем сохранение феодальных пережитков в сельском хозяйстве, обрекавшее крестьян-арендаторов на крайне скудное существование, сдерживало развитие внутреннего рынка. Не менее тяжелым было положение и городских трудящихся. Социально-экономические и политические противоречия достигли особой остроты в период кризисов 20-х – начала 30-х годов. Выход из создавшегося положения правящие круги видели в ужесточении военно-полицейского режима в стране и активизации колониальной экспансии. Подготовка к новой большой войне стала определяющим фактором государственной жизни.
В 1937–1939 и 1940–1941 гг. на посту министра-президента был принц Коноэ – сторонник тоталитарного строя, ставленник милитаристов и «дзайбацу». Его правительство, состоявшее из представителей армии и флота, а также крупнейших концернов «Мицубиси», «Мицуи», «Сумитомо», объявило о создании «новой политической структуры». Всем легальным политическим партиям было «предложено» самораспуститься. Взамен создавалась полуобщественная, полугосударственная организация – Ассоциация помощи трону, низовые ячейки которой охватывали всю страну. Ассоциацию возглавлял министр-президент, а ее основные подразделения возглавляли представители военной и гражданской бюрократии, а также пользующиеся доверием руководители самораспустившихся партий. В состав Ассоциации вошли на правах коллективных членов бывшие партии, различные общества и союзы. Взамен распущенных профсоюзов были созданы «общества служения отечеству», возглавляемые назначаемыми правительством должностными лицами. Формировались и другие подобные им организации. Так, в деревне была введена по существу средневековая система «двенадцати дворов», когда одному из односельчан – самому благонадежному – поручался контроль за умонастроениями, выполнением налоговых обязательств остальных.
С помощью этих организаций в невиданных даже для Японии масштабах устанавливается режим всеобщей полицейской слежки, подавления инакомыслия, усиливается культ императора, пропагандируется шовинизм. В итоге фактически все взрослое население страны было включено в глобальную военно-бюрократическую структуру, призванную организационно и идеологически подготовить население к войне.
Новая экономическая структура. «Новая политическая структура» была дополнена «новой экономической структурой», предусматривавшей принудительное объединение всех предприятий по территориально-отраслевому принципу. Каждое территориально-отраслевое подразделение возглавлялось лицом, назначаемым правительством, как правило, из представителей крупных предпринимателей. В их ведение передавалось решение важнейших вопросов производства и сбыта: распределение сырья, энергоносителей, рабочей силы, определение цен, основных условий труда, зарплаты и др. Забастовки объявлялись государственным преступлением. Общества служения отечеству включались в «новую экономическую структуру». Продолжительность и интенсивность труда рабочих резко возросли. Таким путем и экономика страны была милитаризована.
В декабре 1941 г. Япония, которая уже вела агрессивную войну с Китаем, внезапно напала на американскую военно-морскую базу Пирл-Харбор и начала войну с США, а вскоре и с другими государствами – членами антигитлеровской коалиции.
§ 2. Японское государство после второй мировой войны
Демократические преобразования. Поражение Японии в войне и ее полная капитуляция оказали решающее влияние на последующее государственно-правовое развитие страны. В 1945 г. в Японии высадились американские войска и был установлен оккупационный режим. Фактическая верховная власть перешла к американской военной администрации, возглавляемой генералом Д. Макартуром, а состав нового правительства был согласован со штабом оккупационных войск. Главные виновники войны были преданы суду Международного трибунала и осуждены. Демонтаж прежнего режима начался с полной демобилизации японской армии, упразднения всех других органов военно-террористического подавления, роспуска милитаристских общественных организаций, отмены нормативных актов, закреплявших военно-полицейский режим. Государственный аппарат управления подвергся «чистке», хотя и не полной; были уволены наиболее шовинистически, милитаристски настроенные чиновники.
Важные преобразования были проведены в области социально-экономических отношений. Так, в 1946 г. Законом об аграрной реформе упразднялось крупное (по японским масштабам) землевладение, главным образом помещичье. Отныне максимальная площадь обрабатываемой сельскохозяйственной земли не должна была превышать 3 те (около 9 га). Остальную землю покупало государство и продавало ее крестьянам, в первую очередь крестьянам-арендаторам. Для предотвращения возможной спекуляции землей предусматривались меры, пресекающие ее перепродажу.
Преобразования в промышленности и банковском деле были связаны прежде всего с декартелизацией «дзайбацу» (военно-промышленных монополий). Хотя полной демонополизации и не было проведено, тем не менее в результате некоторого разукрупнения монополий появилось значительное количество средних относительно самостоятельных предприятий, главным образом акционерных. Контрольный пакет акций многих из них оказался в руках крупного капитала.
Были демократизированы основы трудового и социального законодательства: устанавливались право на создание профсоюзов, заключение ими коллективных договоров, право на проведение забастовок при наличии определенных условий, на 8-часовой рабочий день и т. д. Вводился относительно демократический порядок социального страхования.
В итоге реализации достаточно радикальных социально-экономических и политических мер первых послевоенных лет было ликвидировано не только все, что связано с «новой политической» и «новой экономической» структурами, но и пережитки феодализма. Общественно-экономический строй Японии был преобразован на либерально-демократической основе.
Конституция 1947 г. Либерально-демократические преобразования в области государственного строя были утверждены новой Конституцией. Ее главные положения разрабатывались американской администрацией в Японии. На их основе был составлен проект японского правительства, .в 1946 г. его утвердил парламент, выборы в который проводились в начале того же года на основе нового избирательного закона (избирательные права получили женщины, на 5 лет снизился возрастной ценз). В 1947 г. Конституция вступила в действие.
Устанавливалась либерально-демократическая парламентарная монархия в ее наиболее четкой и последовательной форме.
Сохранение монархии (на чем особенно настаивали большинство парламентариев) предполагало вместе с тем радикальное изменение роли и места императора в государстве. Отныне он рассматривается как «символ государства и единства народа». «Его статус определяется волей всего народа, которому принадлежит суверенная власть» (ст. 1). Правомочия монарха существенно ограничивались (ст. 4). Вместе с тем в духе английского конституционализма он по представлению парламента назначает премьер-министра; по представлению кабинета министров главного – судью Верховного суда; по совету и с одобрения кабинета осуществляет промульгацию (официальное опубликование) поправок к Конституции, законов, правительственных указов и договоров, созывает парламент, распускает палаты представителей, объявляет всеобщие выборы, подтверждает назначение и отставку министров и других высших должностных лиц, подтверждает всеобщие и частные амнистии, смягчает наказания и выполняет некоторые другие функции.
Все действия императора, относящиеся к делам государства, могут быть предприняты и приобрести законную силу не иначе как по совету и с одобрения кабинета министров, который несет за них ответственность перед парламентом.
Таким образом, Конституция отвела императору роль английского монарха – «царствовать, но не управлять», олицетворяя вместе с тем историческую преемственность в развитии государства, некую незыблемость его основ. Не исключено, что правящие круги хотят видеть в монархии определенный идейно-эмоциональный фактор воздействия на граждан, особенно при возникновении исключительных, чрезвычайных обстоятельств.
Основным принципам монархического парламентаризма соответствуют правомочия и структура органов законодательной, исполнительной и судебной власти.
Законодательная власть вручается парламенту, состоящему из палаты представителей и палаты советников (ст. 42). Первая избирается на 4 года, вторая – на 6 лет с переизбранием половины советников через каждые 3 года. Предусматривается парламентская неприкосновенность.
Устанавливается следующий порядок принятия законов: проект обсуждается в палатах и после его принятия обеими палатами становится законом (исключение составляют некоторые случаи, предусмотренные Конституцией), принятый палатой представителей законопроект, по которому палата советников приняла иное решение, становится законом после его вторичного принятия палатой представителей большинством 2/3 голосов присутствовавших депутатов (ст. 59). Важное преимущество имеет палата представителей и при обсуждении бюджета. Если палата советников приняла по бюджету решение, отличное от решения палаты представителей, и если соглашение между палатами не достигнуто или палата советников не приняла окончательного решения в течение 30 дней, за исключением времени перерыва в работе парламента, после получения бюджета, принятого палатой представителей, решение палаты представителей становится решением парламента (ст. 60).
Каждая палата имеет право проводить расследование по вопросам государственного управления и требовать при этом явки и показаний свидетелей, а также представления протоколов (ст. 62). Премьер-министр и министры должны присутствовать на заседаниях парламента, если это необходимо для дачи ими ответов и разъяснений. Парламент наделен правом создавать из числа депутатов суд для рассмотрения в порядке импичмента дел тех судей, против которых возбуждено дело об отстранении их от должности.
Исполнительная власть вручается кабинету министров, который должен ее осуществлять в рамках Конституции и законов, принятых парламентом. Премьер-министра выдвигает парламент из числа своих членов, а далее он уже номинально назначается императором. Премьер-министр как глава исполнительной “власти наделяется важными правомочиями по формированию кабинета, а соответственно и по определению его политики. Он назначает министров и может по своему усмотрению отстранить их от должности.
Судебная власть находится у Верховного суда и судов низшей инстанции. Главный судья Верховного суда назначается императором по представлению кабинета министров. Остальные судьи назначаются кабинетом из списка лиц, предложенных Верховным судом. Этот суд как высшая инстанция уполномочивается решать вопрос о конституционности любого закона и нормативного акта.
В Конституцию включена специальная глава, посвященная «правам и обязанностям народа», где помимо традиционного перечня основных прав и свобод, объявленных «нерушимыми и вечными», говорилось об отказе в признании пэрства и других аристократических институтов. Провозглашены демократические принципы юстиции: никто не может быть принуждаем давать показания против самого себя; никто не может быть осужден в случаях, когда единственным доказательством против него является его собственное признание, и т. д.
Конституция декларировала отказ Японии на «вечные времена» от войны, а также «от угрозы применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров» (ст. 9). Для достижения этой цели Япония обязывалась не создавать сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства для ведения войны. Однако вопреки Конституции вскоре после ее принятия под видом «силы самообороны» были созданы современные армия и флот.

Глава 29. КИТАЙ

§ 1. Провозглашение республики

Революция 1911 г. В начале XX в. в Китае начался новый революционный подъем. В 1902–1904 гг. в ряде провинций произошли стихийные выступления крестьян и ремесленников. В 1905–1906 гг. по всему Китаю прокатилась волна бойкота американских товаров. Повсеместно возникали пока еще разрозненные революционные организации, усиливалась антиправительственная агитация. Создание новых революционных организаций осуществлялось под руководством Союза возрождения Китая. В 1905 г. разрозненные революционные общества объединились в революционную партию – Китайский революционный объединенный союз (Чжунго гэмин тунмэнхуэй). Президентом Тунмэнхуэя был избран Сунь Ятсен. Политическая программа Тунмэнхуэя предусматривала свержение маньчжурской династии, учреждение республики, уравнение прав на землю, что соответствовало содержанию «трех народных принципов» Сунь Ятсена – национализм, демократия, народное благоденствие.
Стремясь сдержать рост революционного движения, маньчжурское правительство пообещало провести реформы и установить со временем конституционную монархию. В сентябре 1906 г. был издан императорский Указ о проведении подготовительных мер к установлению в Китае конституционного правления. Летом 1908 г. правительство опубликовало программу предварительных мероприятий по созыву парламента, рассчитанную на девять лет. В октябре 1910 г. маньчжурский двор разрешил созыв общекитайской конституционной палаты для обсуждения проектов будущей конституции. Однако все это не могло остановить усиления недовольства в стране.
10 октября 1911 г. (год «синьхай» по китайскому лунному календарю) в Учане восстал саперный батальон. Все провинции страны были призваны присоединиться к восстанию. Так началась Синьхайская революция.
25 декабря 1911 г. Сунь Ятсен был избран президентом Китая. Он сформировал временное республиканское правительство, представлявшее собой блок буржуазных революционеров со старой бюрократией и либералами; большинство в правительстве принадлежало либералам.
Правительство Сунь Ятсена осуществило ряд реформ умеренного характера. Не было произведено коренных социально-экономических преобразований.
При участии Сунь Ятсена была разработана временная конституция. Впервые в истории Китая провозглашались равные права всех граждан, свобода слова и печати, организаций, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий, неприкосновенность личности и имущества, создание ответственного перед парламентом кабинета министров. Но эта конституция не была реализована.
В это время главнокомандующим контрреволюционными силами выдвигают Юань Шикая. Либеральные помещики и буржуазия, напуганные размахом революционного движения, склонялись к компромиссу с Юань Шикаем. Вследствие компромисса была ликвидирована монархия, Китай становился республикой, но Сунь Ятсену пришлось оставить свой пост. Президентом стал Юань Шикай.
10 марта 1912 г. Национальное собрание приняло временную Конституцию, в соответствии с которой Китай представлял собой республику во главе с президентом. Законодательную власть осуществлял парламент, состоявший из двух палат: сената и палаты представителей. Выборы в парламент были двухступенчатыми. Избирателями могли быть лица старше 21 года, проживающие в данном избирательном округе не менее двух лет, уплачивающие прямой налог или обладающие имуществом на определенную сумму.
Союз либеральной буржуазии с Юань Шикаем был вызван стремлением к скорейшему завершению революции. Либералы одержали верх в Тунмынхуэе. Они потребовали роспуска партии и объединения с умеренными буржуазными партиями. В ответ на это Сунь Ятсен организовал новую политическую партию – Гоминьдан (национальная партия).
Руководители Гоминьдана в июле 1913 г. подняли восстание, направленное против реакционной политики Юань Шикая. Подавив это восстание, Юань Шикай запретил деятельность Гоминьдана. Затем он вносит изменения в Конституцию, значительно расширяющие полномочия президента в ущерб парламенту. Срок полномочий президента увеличивается до 10 лет. Эти нововведения явились частью плана, направленного на восстановление монархии, и было уже официально заявлено о провозглашении Юань Шикая богдыханом. Попытки осуществления этого плана вызвали общее возмущение в стране. Юань Шикаю пришлось заявить об отказе от восстановления монархии. В июне 1916 г. Юань Шикай скончался, и президентом республики стал вице-президент Ли Юаньхун, объявивший о сохранении республиканского строя.
Но не были осуществлены коренные преобразования, которые покончили бы с феодализмом и ослабили влияние иностранного капитала.
Однако следует отметить и положительный результат революции – свержение монархии. Революция способствовала усилению политической активности китайского народа, его подготовке к дальнейшей борьбе.

§ 2. Демократическое движение в Китае после первой мировой войны

Гражданская и национально-освободительная война. За годы первой мировой войны в Китае вырос национальный капитализм. Развитие национальной промышленности углубляло противоречия между национальной и иностранной буржуазией, укрепившейся в экономике Китая. Вместе с тем формировался китайский пролетариат и включался в политическую борьбу.
Непосредственным толчком к первому после окончания мировой войны выступлению китайских народных масс послужили внешнеполитические события. Общественность страны связывала с окончанием войны надежды на освобождение от чужеземного господства. Однако этого не произошло. Обманутые надежды стали причиной массовых волнений, прокатившихся по стране. Начались они с демонстрации студентов в Пекине 4 мая 1919 г., к ним присоединились студенты других городов. В июне 1919 г. студенческие волнения переросли в широкое революционное движение, в котором объединились рабочие, городская беднота, многочисленные представители национальной буржуазии. «Движение 4 мая», которое можно характеризовать как переход к буржуазно-демократической революции, положило начало активной борьбе китайского рабочего класса. Участились стачки под экономическими и политическими лозунгами. В 1921 г. была создана коммунистическая партия Китая. В 1924 г. коммунисты вошли в Гоминьдан, что свидетельствовало об образовании единого национального фронта борьбы с иностранным капиталом, занимавшим еще достаточно прочные позиции в Китае. Эта борьба приняла форму гражданской революционной войны, в ходе которой решались задачи буржуазно-демократической революции.
Активизация народных масс вызывала тревогу национальной буржуазии. Правое крыло Гоминьдана стало на путь контрреволюции. Центральной фигурой контрреволюционных сил стал генерал Чан Кайши – председатель Центрального исполнительного комитета Гоминьдана, главнокомандующий Национально-революционной армии. В 1927 г. в одной провинции за другой происходят контрреволюционные перевороты. Первая гражданская революционная война (1924–1927 гг.) закончилась поражением революционных сил.
После этих событий Гоминьдан стал партией крупной буржуазии и помещиков, революционные и прогрессивные элементы были изгнаны из партии. Верховным органом власти объявлялся съезд Гоминьдана, а в перерывах между его созывами – Центральный исполнительный комитет, в непосредственном подчинении которого находилось назначаемое им правительство.
В августе 1927 г. началась вторая революционная гражданская война. Она осложнилась вторжением в Северо-Восточный Китай японских войск. Гоминьдан не сумел дать отпор агрессору, и Япония оккупировала значительную часть Восточного Китая.
В ходе гражданской войны под руководством коммунистической партии создавались революционные базы – отдельные территории, контролируемые революционными силами. К началу 30-х годов назрела необходимость политического объединения этих баз и создания центрального органа власти. 7 ноября 1930 г. открылся I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов – представителей всех революционных баз Китая. Съезд принял проект временной конституции, в котором указывалось, что на территории революционных баз «вся власть принадлежит советам рабочих, крестьян, красноармейцев и всех трудящихся». Съезд также утвердил законы о земле, о труде, об основах экономической политики и избрал первое центральное правительство революционных районов Китая во главе с Мао Цзэдуном (1893–1976 гг.) – руководителем коммунистической партии Китая (КПК).
Правительство революционных районов в апреле 1932 г. объявило войну Японии и предложило Гоминьдану прекратить гражданскую войну, объединив все силы для отпора агрессору. Но Гоминьдан отверг эти предложения. Гражданская война прекратилась только в 1937 г. Был создан единый национальный антияпонский фронт. Китайский народ вел героическую борьбу против японских захватчиков.
Антияпонские базы народного сопротивления создавались на освобождаемых территориях. Во всех освобожденных районах существовали выборные народно-политические советы, которые утверждали состав правительства каждого района. Органы власти строились по принципу «трех третей»: одну треть мест занимали члены коммунистической партии и по одной трети – представители мелкой буржуазии, национальной буржуазии и патриотически настроенных помещиков.

§ 3. Образование КНР

Вторая мировая война близилась к завершению, но политическая обстановка в Китае все более обострялась. Гоминьдановская верхушка отказывалась от создания коалиционного правительства, на чем настаивали демократические организации Китая. В ноябре 1944 г. Чан Кайщи произвел ряд изменений в составе правительства, которые свидетельствовали об усилении антикоммунизма в военно-политическом руководстве Гоминьдана и о его планах развертывания гражданской войны.
В 1945 г. после поражения Квантунской армии Японии и освобождения советскими войсками северо-востока страны соотношение сил изменилось в пользу Народной армии, которая развернула широкие наступательные операции по освобождению Китая. Под контролем коммунистической партии Китая оказались значительные территории. Гоминьдановское правительство пыталось препятствовать наступлению Народной армии и развязало новую гражданскую войну, продолжавшуюся три года (1946–1949 гг.). Общенародный революционный подъем ускорил развал гоминьдановского режима. В январе 1949 г. Чан Кайши обратился к руководству КПК с предложением начать мирные переговоры, что говорило о признании Гоминьданом своего поражения. В результате переговоров был выработан проект мирного соглашения.
21 сентября 1949 г. открылась первая сессия Народной политической консультативной конференции, в работе которой участвовали представители всех демократических партий и групп. Сессия приняла статус Конференции как организации единого фронта, Закон об организации Центрального народного правительства Китайской Народной Республики (КНР), а также Общую программу, которая до принятия конституции должна была выполнять роль Основного закона Китайской Народной Республики. Конференция избрала Центральное народное правительство КНР во главе с Мао Цзэдуном. 1 октября 1949 г. было торжественно провозглашено создание Китайской Народной Республики.
Общая программа объявляла КНР «государством новой демократии», которое «ведет борьбу против империализма, феодализма, бюрократического капитала, за независимость, демократию, мир, единство и создание процветающего и сильного Китая».
В Общей программе было определено, что новая государственная власть в Китае представляет собой «демократическую диктатуру народа», основанную на союзе рабочих и крестьян, в котором руководство принадлежит рабочему классу. При этом подразумевалось, что руководящая роль рабочего класса в народном государстве осуществляется через КПК, которая стала правящей партией.
Высшим органом государственной власти в КНР был Центральный народный правительственный совет (ЦНПС), который сформировал остальные центральные государственные органы: Государственный административный совет (высший исполнительный орган), Народно-революционный военный совет, Верховный народный суд и Верховную народную прокуратуру. Вместе с ЦНПС эти органы составили Центральное народное правительство КНР. Его председателем стал Мао Цзэдун, являвшийся одновременно главой Центрального народного правительственного совета и Народно-революционного военного совета, председателем ЦК КПК. Первоначально Центральное народное правительство КНР было правительством единого фронта. В состав высших государственных органов наряду с коммунистами входили представители численно небольших буржуазных и мелкобуржуазных партий, поддерживавших программу КПК и признававших ее руководящую роль.
В стране начался восстановительный период, в течение которого были решены основные задачи демократической революции. В 1953 г. в качестве своей генеральной линии коммунистическая партия Китая провозгласила социалистическое направление развития.
В 1953–1954 гг. состоялись первые в истории страны всеобщие выборы в демократические органы власти – собрания народных представителей. 15 сентября 1954 г. в Пекине на первой сессии Всекитайского собрания народных представителей была принята Конституция КНР В соответствии с Конституцией произошли существенные изменения в структуре государственных органов КНР: высшим органом власти стало Всекитайское собрание народных представителей, а в период между его сессиями – постоянный Комитет ВСНП.
Первая Конституция КНР юридически закрепила главные положения генеральной линии КПК в качестве основного закона государства. В Конституции провозглашались социально-экономические права граждан, их политические свободы, обязанности.
В области внешней политики Конституция предусматривала развитие и укрепление отношений дружбы с СССР и другими социалистическими странами, установление и развитие отношений со всеми странами на основе принципов равноправия, взаимной выгоды, уважения суверенитета и территориальной целостности.
Идеи социалистического развития реализовывались через пятилетние планы развития народного хозяйства, был взят курс на коллективизацию сельского хозяйства и индустриализацию.
В мае 1958 г. КПК выдвигает курс на досрочное построение социализма, получивший название «большой скачок». Политика «большого скачка» распространялась на все сферы.
Установка на форсированное преобразование производственных отношений, на «ускоренный переход к коммунизму» была принята на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК в августе 1958 г. Политика «большого скачка» получила распространение в промышленности, сельском хозяйстве, в сфере культуры, науки, образования; это обострило экономические и социальные проблемы развития страны. «Особый курс» был взят КНР и во внешней политике.
В начале 60-х годов были приняты чрезвычайные меры по ликвидации последствий «большого скачка». Мао Цзэдун, отмечая отдельные ошибки в ходе реализации взятого курса, признавал в целом его правильность. Однако часть китайских руководителей выступала против политики «большого скачка». Разногласия по вопросам внутренней и внешней политики привели к обострению идейно-политической борьбы в руководстве и КПК. Чтобы избавиться от своих противников, Мао Цзэдун и его сторонники под лозунгом «культурной революции» развернули кампанию тотальной «чистки» партии, органов народной власти, общественных организаций. В материалах и документах КПК конца 70-х – начала 80-х годов замысел «культурной революции» и решения, обосновавшие эту кампанию, были оценены как заслуживающие исправления.
Попытка законодательно закрепить политику «культурной революции» была сделана путем принятия Конституции 1975 г. В соответствии с идеей классовой борьбы, «сотрясающей общество в процессе построения социализма», были проведены изменения, касающиеся государственного строя, прав и свобод граждан.
Так были ограничены полномочия Всекитайского собрания народных представителей; учрежден принцип назначения депутатов вместо выборов; при организации органов власти в национальных районах не учитывались местные особенности.
В 1978 г. была принята Конституция, восстановившая ряд положений Конституции 1954 г. В стране активизировалась правотворческая деятельность, был издан ряд кодексов, приняты законы, направленные на совершенствование системы государственных органов.
В 1982 г. принимается новая Конституция КНР, определившая политическую сущность государства как демократическую диктатуру народа, подчеркнувшая при этом, что по существу диктатура народа является диктатурой пролетариата. Конституция закрепила многоукладность в экономике: наряду с государственной собственностью допускалось существование частной, а также смешанной, государственно-капиталистической собственности. Закреплялось право на деятельность иностранных частнокапиталистических предприятий. Значительные изменения произошли в государственном строе: восстанавливался пост председателя КНР; постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей получал равные права с самим собранием; создавался Центральный военный совет; ограничивался срок пребывания некоторых должностных лиц на своих постах. Были расширены права и обязанности граждан.
Конституция 1982 г. явилась основой для дальнейшего совершенствования законодательства.
В следующем десятилетии Китай значительно увеличил объем сельскохозяйственного и промышленного производства.

Глава 30. ОСНОВНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ПРАВЕ

§ 1. Гражданское и торговое право

Главные направления развития. В XX в. сохраняется «множественность» правовых систем, среди которых особое место принадлежит континентальной ветви европейского права (континентальному праву), англосаксонской ветви права, а также мусульманскому праву. Появились и получили развитие новые, в основном локальные правовые системы.
Вместе с тем усиление интеграционных процессов в современном мире с присущей ему нарастающей взаимозависимостью в экономике стимулирует сближение различных правовых систем, включая тождественность их трансформации. Особенно интенсивно этот процесс проистекает в праве современных экономически развитых стран. Научно-техническая революция и во многом связанные с ней структурные изменения в производственных отношениях этих стран обусловили важные изменения в их праве, особенно в гражданском и торговом – отраслях права, в наибольшей степени связанных с экономикой. Эти взаимосвязанные процессы (преобразования в праве, в свою очередь, оказывают влияние на эволюцию социально-экономических отношений) продолжаются и поныне. Здесь имеют место следующие основные тенденции, общие для всех экономически развитых стран. Соответственно они рассматриваются нами обобщенно.
Стирается (постепенно) грань между публичным и частным правом. Это наблюдается прежде всего в континентальной ветви права. (В англосаксонской ветви права, как уже известно, четкого размежевания не было и в прошлом.) Такому явлению в немалой степени способствуют меры государственного регулирования производства, финансов и торговли, ставшие по существу важнейшим фактором поддержания относительной стабильности экономики. Во многом в связи с этим наблюдается массированное вторжение императивных норм административного права в область, диспозитивных норм гражданского и торгового права.
Наметилась межгосударственная унификация национальных норм гражданского и торгового права, обусловленная количественным и качественным расширением международных экономических связей (возникновение Европейского экономического сообщества, ведущего к экономической интеграции, и т. п.). Впрочем, этот процесс еще не прошел своей начальной стадии. Сохраняются многие национальные различия в праве и тем более различия между континентальной и англосаксонской ветвями права.
Из сферы гражданско-правовой регламентации выделились области, регулируемые оформившимися к этому времени новыми отраслями права, и прежде всего трудовым и социальным правом.
Трансформируются основные институты гражданского и торгового права в сторону их демократизации, большей степени учета интересов общества в целом, в частности его экологической защиты, создания новых механизмов правового регулирования.
Источники права. Структурные изменения в праве повлияли на источниковую базу гражданского и торгового права, хотя степень этого воздействия, равно как и соотношение разного рода источников, неодинакова для отдельных стран. В континентальной Европе (Франция, Германия, Италия и др.) по-прежнему доминирующими источниками являются закон и подзаконные акты, а само гражданское и торговое право кодифицировано. В странах англосаксонского права (прежде всего Англия, США) судебный прецедент, как и в прошлом, играет исключительную роль, подчас возвышаясь над законом, хотя последний в принципе считается главным.
Наметившаяся в настоящее время унификация права отразилась и на системе его источников. В англосаксонских странах возросла роль законов и подзаконных актов. В странах континентальной ветви права важную роль стала играть судебная практика (при формально сохранившемся принципе «решение имеет законную силу только для дела, по которому оно вынесено»; но суды низшей инстанции в большей степени, чем раньше, стали руководствоваться решениями высших судов по аналогичной категории дел).
Возникновение Общего рынка привело к необходимости единообразного правового регулирования и дало новый стимул к сближению источников права. Их унификация в наибольшей степени конкретизировалась в международных соглашениях, обязательных к исполнению в странах, их подписавших, а также в составляемом на межгосударственном уровне проекте типового нормативного акта, который затем принимается отдельными странами в качестве национального закона.
Субъекты права. Важные демократические преобразования претерпевает статус физических лиц. В области правоспособности утверждается равенство всех граждан без различия национальности, пола, вероисповедания перед гражданским законом; соответственно отменяются почти все ограничения в гражданских правомочиях замужних женщин. В области дееспособности в большинстве западных стран возраст совершеннолетия снижается с 21 до 18 лет. Продолжается гуманизация института опеки и попечительства.
Дальнейшее развитие получило законодательство о юридическом лице (ЮЛ) как организационной структуре, имеющей прежде всего собственную. правосубъектность и имущественную обособленность. Сохраняется различие между ЮЛ частного права и ЮЛ публичного права. К. первому виду относятся различные банковско-коммерческие, промышленные и другие структуры (организации), создаваемые частными лицами, которые на основании юридического акта определяют задачи организации, создают ее материальную базу. Их статус фиксируется нормами гражданского права и носит в основном диспозитивный характер. Соответственно они наделены общей правоспособностью, т. е. правом приобретать гражданские права и нести обязанности, как и правоспособные физические лица. Исключение, разумеется, составляют те права и обязанности, необходимым условием реализации которых являются природные свойства человека.
К ЮЛ публичного права относятся государственные органы, государственные предприятия и организации, государство в целом.
Они создаются на основе публично-правового акта, имеющего императивный характер. Им присущи публичная природа поставленных перед ними целей, наличие властных правомочий, особый характер членства.
Наиболее заметные национальные особенности в классификации сводятся к следующему. В США законы федерации и штатов в качестве ЮЛ имеют в виду прежде всего корпорации (компании), которые делятся на публичные (правительственные), предпринимательские, включая закрытые предпринимательские, и непредпринимательские. Законодательство Германии разграничивает ЮЛ на публичные и частные, а последние – на учреждения и союзы (хозяйственные и нехозяйственные). Во Франции к ЮЛ частного права относятся прежде всего товарищества и ассоциации, близкие по юридическому статусу германским хозяйственным и нехозяйственным союзам. Имеют место и другие особенности, но они не являются принципиальными. В главном доминирует тенденция к унификации. Это особенно проявилось в законодательстве относительно наиболее распространенных видах ЮЛ частного права – акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Именуемые в национальных законах по-разному, они тем не менее в главном основываются на идентичных принципах. Характерны в этом отношении закон о предпринимательских корпорациях штата Нью-Йорк 1963 г. и штата Делавэр 1967 г., французский закон 1966 г. о торговых товариществах, в главном посвященный акционерному обществу, германский закон 1965 г.
Особое внимание, которое уделяется в этих законах акционерному обществу (АО), во многом объясняется тем, что ЮЛ такого рода стали наиболее эффективным инструментом централизации и концентрации капитала. Широкое распространение получила присущая им «система участия», которая дает возможность крупным транснациональным, многоотраслевым компаниям создавать в различных странах контролируемые дочерние общества, имеющие статус ЮЛ страны пребывания. Эти дочерние предприятия обычно создаются также в форме АО. Общим для большинства национальных законодательств относительно АО является особая организационно-структурная форма объединения, созданного его участниками (акционерами-учредителями), обладающего собственной правосубъектностью, наделенного имущественной обособленностью, несущего исключительную имущественную ответственность по своим обязательствам только в пределах своего имущества. Основной (уставный) капитал АО образуется главным образом за счет продажи выпущенных АО ценных бумаг – акций. Лица, купившие акции, приобретают право на получение прибыли – дивиденда соразмерно вложенным средствам и стабильности основного (уставного) капитала, размер которого определяется учредителями АО и указывается в его уставе. Основной капитал является материальной базой функционирования общества и вместе с тем денежной гарантией, в границах которой АО обязуется нести ответственность по своим обязательствам. Соответственно среди акционеров распределяется только такая прибыль, которая составляет разницу между достигнутым в результате деятельности общества фактическим капиталом, с одной стороны, а с другой – основным капиталом плюс долгами, выплатами по налогам и облигациям, отчислениями в фонды (страховой, экологический, амортизационный и некоторые другие). В случае уменьшения основного капитала в результате понесенных убытков доходы, полученные в следующем финансовом году, направляются в первую очередь на его восстановление до уставных размеров.
В современном законодательстве все больше внимания уделяется акциям, их правовому режиму. Наделенные по закону свойствами ценных бумаг, акции являются объектом права собственности. Их номинальная стоимость обозначена на самом документе, а реальная продажная цена определяется их биржевым курсом. Курс акций того или иного АО зависит в первую очередь от размеров получаемого дивиденда и особенно прогнозов в этой области на будущее, а также многих других причин (общеэкономических, политических, социально-психологических, спекулятивных, конъюнктурных и т. д.). С учетом названных факторов определяются усредненные курсы акций крупнейших АО, так называемые индексы курсов акций (они не без основания считаются важным показателем состояния экономики). Определение курса акций (котировка) и их публикация осуществляются на фондовых биржах, которые обычно имеют статус частных АО (США, Англия и некоторые другие страны) или государственных учреждений (Франция, Германия). Они управляются, как правило, биржевым комитетом, избираемым членами биржи брокерами (маклерами-посредниками, которые содействуют заключению сделок между сторонами по поручению и за счет клиентов, получая за это вознаграждение) и дилерами (осуществляющими перепродажу ценных бумаг за свой счет и от своего имени, их доходы составляются главным образом за счет разницы от покупки и продажи).
В настоящее время получили распространение акции самых различных видов. Именные акции – их обладатели занесены в регистрационную книгу АО, их фамилия указана на самой акции, переход права собственности на такую акцию осуществляется путем трансферта, предусматривающего передаточную надпись на акции и запись в регистрационной книге. Акции на предъявителя – для введения таких акций в оборот необходима их полная оплата, а в некоторых странах, например в Великобритании, требуется еще согласие казначейства; переход права собственности на них осуществляется путем передачи документа. Привилегированные акции дают их собственникам определенные преимущества (повышенный размер дивиденда, первоочередность получения дохода, право на фиксированный процент дохода и т. д.). Наконец, акции обыкновенные, которые лишены каких-либо преимуществ.
Помимо акций широкое распространение получили выпускаемые АО облигации, являющиеся разновидностью ценных бумаг (долговыми обязательствами АО). Доход по ним выплачивается в виде фиксированного процента, их собственники могут и не быть членами АО, по ликвидации общества выплаты по облигациям осуществляются в первую очередь. Ныне сокращаются различия между привилегированными акциями и облигациями.
В связи с компьютеризацией операций в области ценных бумаг наметилась тенденция к их «дематериализации». Вместо выпуска акций в их традиционной документированной форме все чаще практикуется их фиксация, равно как и сделки с ними, в памяти компьютера. Одним из пионеров в этой области явилась Франция, где с 1984 г. узаконен выпуск ценных бумаг в «дематериализованной» форме. Это стимулировало усиление контроля за деятельностью АО и движением ценных бумаг. С 1987 г. в этой стране АО получили возможность через специальный расчетный центр и центрального депозитария узнавать, в чьей собственности находятся те или иные акции и облигации. Аналогичное наблюдается и в других странах. В США, например, контроль за всеми акционерными структурами возложен на Федеральную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку. Таким образом, одно из основополагающих начал АО – его «анонимность» – по существу утрачивает былое значение.
Ныне доминируют две основные структуры АО: в США и Великобритании – правление и общее собрание акционеров, в Германии – правление, наблюдательный совет и общее собрание акционеров; во Франции самим учредителям предоставляется возможность выбора между двумя названными структурами. Правом руководства наделены акционеры, имеющие контрольный пакет акций, т. е. определенную часть всех акций (ее размеры указываются в уставе АО, в среднем около 10–20%). Члены правления обычно передают текущее управление профессионалам – менеджерам.
В последние десятилетия интенсивно развивается и законодательство об обществах с ограниченной ответственностью (ООО). Важными нормативными актами в этой области, послужившими примером для законодательств подобного рода, являются Закон 1981 г. Германии и специальный раздел Закона о торговых товариществах 1966 г. Франции. Поскольку в 000 наличествует почти все присущее АО, то его правовое регулирование в случае пробелов в специальном законодательстве осуществляется на основе акционерного права. Но в Великобритании ООО в известной мере соответствует так называемой частной компании, а в США – закрытой корпорации.
ООО можно определить как объединение лиц в общую фирму (уставное товарищество), признаваемую ЮЛ и несущую исключительную имущественную ответственность. В некоторых национальных законодательствах ответственность каждого участника распространяется на его пай (вклад) и частично личное имущество, но в одинаковом для всех участников кратном отношении к сумме персонального вклада. Документом, удостоверяющим членство в обществе, является так называемое паевое свидетельство. Оно не считается ценной бумагой. Однако право на членство передается по наследству и отчуждаемо.
В сравнении с акционерными обществами 000 имеют некоторые преимущества: предусмотрены меньшие размеры минимума основного (уставного) капитала; менее жесткой является требуемая публичная отчетность; больше прав у рядовых пайщиков на информацию о состоянии дел (уставы, которые исключают или ограничивают такое право, считаются недействительными), хотя текущие вопросы решаются советом учредителей; больше свободы в выборе характера и формы ведения дел. Отмеченные условия способствуют росту числа 000 среди мелких и средних предпринимателей.
Что касается ЮЛ публичного права, то доминирующая тенденция развития их правового статуса – подчинение частному праву, когда они участвуют в имущественном обороте. Это относится прежде всего к государственным предприятиям. Организационно-правовое оформление последних многообразно, но чаще используются формы АО, публичной корпорации (США, Великобритания), казенного предприятия.
Формы АО и даже 000 в настоящее время оказались наиболее оптимальными для совмещения государственного и частного капиталов, а также их возможной приватизации путем распродажи акций или паевых свидетельств. Государственные предприятия такой формы подлежат обычному налогообложению. Подавляющее большинство лиц, занятых в них, не имеют статуса государственных служащих (исключение составляет директорат).
Казенные предприятия – полная собственность государства. Эти предприятия выполняют от имени и по поручению государства различные экономические, научные и социальные функции (Британская радиовещательная корпорация Би-би-си, Комиссариат по атомной энергии во Франции и т. д.). Они ответственны за свою деятельность перед государством, непосредственно перед правительством, но располагают обособленным имуществом и в этой связи наделены правами коммерческой организации. Как правило, им предоставляются налоговые льготы.
Эти предприятия входят в систему государственного управления, находятся полностью на государственном бюджете и лишены какой-либо хозяйственной, финансовой и юридической автономии. К ним относятся прежде всего почта, телеграф, средства телекосмической связи, а также пороховые и гобеленовые предприятия во Франции, пороховые заводы и королевские доки в Великобритании и т. д. В настоящее время расширилась специальная правоспособность ЮЛ такого рода, равно как и присутствие частного капитала в названных сферах.
Вещное право. Его основная структура, так же как и определение, не претерпела кардинальных изменений. Традиционно, хотя и весьма условно (единого для всех правовых систем определения, разумеется, не существует), оно рассматривается как совокупность правовых норм, регулирующих имущественные отношения, при которых юридически надлежащее лицо может реализовать личные права на свою «вещь», не нуждаясь в разрешительных действиях других лиц.
В континентальной ветви права сохраняется идущее еще от римского права его деление на владение, право собственности и сервитута.
Во всех ветвях права владение по-прежнему рассматривается прежде всего как фактическое обладание вещью. Но юридическая защита владения осуществляется не везде одинаково. Современному французскому праву известны три владельческих иска: о прекращении фактических или юридических действий, не посягающих на само владение, но прямо или косвенно нарушающих его; о предотвращении возможного нарушения в будущем; о возвращении насильственно отобранного имущества. Приблизительно аналогичны владельческие иски в Германии. В англо-американской системе права все имущественные права в главном рассматриваются как различные разновидности собственности, хотя в конечном счете в континентальном правовом понимании их условно можно свести к праву собственности и к праву на чужую вещь. Защита имущественных прав в США и Великобритании обеспечивается общегражданскими исками из причинения вреда.
Центральным институтом вещного права является право собственности. Его важнейшей отличительной чертой считается абсолютный характер, что предполагает соответствие правомочиям собственника обязанности всех остальных лиц признавать и не нарушать их; определенность объекта права собственности; признание в качестве правомочий собственника только того, что фиксировано нормами соответствующего национального гражданского права. Наряду с этим в континентальной ветви права сохранено понимание права собственности как совокупности исключительных субъективных правомочий собственника – права владения, права пользования, права распоряжения.
В условиях научно-технической революции, трансформации господствующих производственных отношений претерпевает изменения институт права собственности, и прежде всего объекты права собственности. Они увеличились количественно и во многом изменились качественно.
При сохранении в большинстве стран континентальной Европы классификационного деления объектов права собственности на «бестелесное» и «телесное имущество», а последнего на движимое и недвижимое ощутимо расширился перечень «бестелесного имущества». Так, возросло значение финансовой собственности (различные ценные бумаги – облигации, чеки, векселя, акции и т. п.), а также коммерческой собственности (товарораспределительные документы – накладные, коносаменты и т. д.). Радикально расширилось содержание интеллектуальной собственности, которая включает право на промышленную собственность и право на литературную и художественную собственность.
Объектом права на промышленную собственность становится определенная часть технических знаний и практического опыта в области производства и некоторых других сферах, представляющих конфиденциальную стоимостную ценность и не обеспеченных патентной защитой. Они получают юридическое оформление типа ноу-хау. Важными частями ноу-хау могут быть различные производственные, реализационные секреты, независимые по отношению к патентам или же необходимые для их использования. Продажа ноу-хау обычно имеет место при различных лицензионных соглашениях. В отношении промышленной собственности получает дальнейшую разработку и законодательство о патентах – документах, выдаваемых специальными государственными органами изобретателю или другим физическим или юридическим лицам, которым он переуступил свое изобретение. Патент предоставляет его владельцу право исключительного использования изобретения в течение определенного времени, в США, Германии, Франции, Великобритании – 20 лет. Впрочем, реальные сроки действия патента ныне обычно значительно короче в силу морального устаревания изобретения и соответственно отказа патентообладателя платить патентные пошлины.
В области литературной и художественной собственности наблюдается расширение авторского права, регламентирующего порядок использования произведений литературы и искусства. Вместе с тем оно унифицируется. Это относится прежде всего к странам Западной Европы и Северной Америки. Наибольшее влияние в данном направлении оказали Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г. и Всемирная (Женевская) конвенция 1952 г., включая новую редакцию (Парижскую) 1971 г.
Во многом изменилось содержание права собственности на «телесное имущество». Расширяется перечень его объектов. К нему, в частности, стали причислять различные энергоносители (газ, электроэнергию и некоторые другие).
Но наиболее значимая трансформация совершается в ином аспекте. Право собственности как право субъективное утрачивает свой абсолютный характер. Исключительные правомочия собственника подвергаются существенным, не соизмеримым с прошлым юридическим ограничениям. Они касаются закрепленных законами принудительного, но соизмеримо компенсируемого отчуждения некоторых видов частной собственности, или обязательного порядка. их эксплуатации, или других ограничительных мер по их гражданско-правовой реализации. Это относится прежде всего к праву собственности на землю. В США все более широкое распространение получает так называемое зонирование, т. е. регулируемое законами или постановлениями местных властей обязательное для земельных собственников размещение жилых, торговых, промышленных зон, зон отдыха и т. д. Зонирование, начавшееся еще в 20-е годы с городских земель, теперь распространилось и на сельскохозяйственные земли и проводится с целью сохранения окружающей среды, борьбы с сельскохозяйственными вредителями и т. д. Образцом в этой области считается законодательство штата Вермонт, где установлен разрешительный порядок не только для землепользования, но и для продажи. По. существу признана конституционной принудительная продажа земли одного лица другому при наличии «справедливой компенсации и общественной необходимости» (решение суда по делу «Берман против Паркера» (1954 г.) о передаче (принудительной продаже) земли с трущобами другому лицу для нового благоустроенного строительства). Аналогичные ограничения в большем или меньшем объеме устанавливаются и в других странах.
Продолжается начавшееся еще в XIX в. ограничение прав земельных собственников на недра и воздушное пространство. Детально разработан административно-правовой режим производственной эксплуатации недр, предусматривающий приобретение у государства концессии на разведку и добычу полезных ископаемых.
Права земельных собственников ограничиваются и в других областях. Собственникам запрещается мешать деятельности находящихся на соседних землях предприятий, не считается противоправным проникновение на их земли «в пределах допустимой для данной местности нормы» дыма и испарений, что, впрочем, не исключает усиления в последние десятилетия борьбы против загрязнения окружающей среды. В этом отношении типичен Закон о чистоте воздуха 1970 г. (США) с дополнением 1990 г., устанавливающий стандарты качества воздуха, контроль за их соблюдением и, главное, судебное преследование с наказанием виновных штрафом до 250 тыс. долл. или тюремным заключением до пяти лет; для корпораций штраф увеличивается до 500 тыс. долл.; граждане, дающие соответствующую информацию, получают 10 тыс. долл. Для реализации закона учреждено агентство по охране окружающей среды. Собственники не должны препятствовать прокладке газопроводов, линий электропередачи и т. п. (при этом компенсация не может превышать нормативно установленные расценки).
Все эти изменения во многом обусловливаются постоянно усложняющейся производственно-экономической сферой жизни общества, необходимостью поддержания ее нормального функционирования. Защита среды обитания отвечает интересам всех. Вместе с тем в социальном плане наибольшие преимущества получают крупные компании, которые в таких условиях по существу освобождаются от необходимости делиться частью своих прибылей с мелкими и средними собственниками используемых земель.
Получает распространение и такая крайняя мера вторжения в отношения частной собственности, как национализация. Законодательство большинства стран признает возможность компенсированного изъятия земли у частных лиц в собственность государства, например, для строительства военных или гражданских объектов. При национализации предприятий устанавливается льготное возмещение потерь, понесенных бывшими собственниками, из государственного бюджета, т. е. во многом за счет рядовых налогоплательщиков. В 80–90-е годы происходила массовая реприватизация, предусматривавшая возвращение бывшим собственникам целиком или в части (в акциях) их предприятий, в основном модернизированных за счет государства.
Ограничение правомочий поземельных собственников во многом реализуется на базе сервитутов, включая получившие развитие в XX в. публично-правовые сервитута. Последние отличаются от гражданско-правовых сервитутов прежде всего тем, что их пользователями являются юридические лица публичного права и их деятельность может распространяться на большие земельные массивы, нередко в границах почти всей национальной территории.
Обязательственное право. Усложнение современной социально-хозяйственной жизни обусловило важные изменения в обязательственном праве. Отдельные виды обязательств во многом наполнились новым содержанием. Это особенно отчетливо заметно в договоре.
Появляются новые виды договоров, обусловленные ростом лицензионных соглашений (собственник изобретения или технологических знаний дает своему контрагенту лицензию на использование в определенных пределах своих прав на патенты, ноу-хау), лизинга (особой формы продажи – долгосрочной аренды машин, оборудования, предприятий), дифференциацией банковских операций и т. д. Получают развитие бартерные сделки (безвалютный, но оцененный и сбалансированный обмен товарами, оформленный единым договором).
Наметился отход от классических принципов договора – свободы договора, равенства сторон в договоре, его юридической незыблемости.
Отход от принципа свободы договора отмечался еще в XIX в., например в связи с введением на транспорте твердых тарифных ставок на перевозку грузов и пассажиров. Но доминирующим это явление стало в XX в., когда крупные компании получили от государства в лице министерств или других уполномоченных на то ведомств право односторонне составить формуляр или договор присоединения (различия между ними незначительны), который не может быть изменен контрагентом. Появление таких договоров было обусловлено в конечном счете требованиями хозяйственной жизни, в частности необходимостью совершенствования, интенсификации значительной части рынка товаров и услуг. Но подобные договоры в основном сводили на нет юридическое равенство сторон в договоре. Они ставили составителя формуляра в привилегированное положение, позволяли ему включить в договор все возможные для него выгоды. Стремление предотвратить чрезмерное злоупотребление этим правом вызвало к жизни нормативные акты, запрещающие включение в договоры присоединения некоторых наиболее одиозных условий, например исключение ответственности продавца или поставщика за ненадлежащее исполнение обязательств. В этом отношении характерен британский Закон о «несправедливых условиях договора» 1977 г.
Ныне составление формуляров в ряде случаев поручается торговым палатам или биржам. Однако это не смогло в полной мере нейтрализовать те очевидные преимущества, которые получает компания – составитель формуляра. Под давлением рядовых граждан-избирателей были приняты законы, призванные защитить интересы лиц, приобретающих товары и услуги для личного, семейного использования. Диапазон действия нормативных актов такого рода весьма широк. Он выходит за рамки законодательства о формулярах и, разумеется, неодинаков в разных странах, но главное – он везде сосредоточен на защите интересов рядовых потребителей товаров и услуг от недобросовестной практики. Здесь следует упомянуть законодательство США, как общефедеральное, так и отдельных штатов (только в штате Нью-Йорк сейчас действует не менее ста законов такого рода). Общефедеральный закон Магнуссона – Мосса 1975 г. предусматривает меры, затрудняющие экономически сильной стороне включать в договор односторонне выгодные ей условия. Покупатель получает дополнительные гарантии против возможных злоупотреблений, включая право на полную информацию о произведенном товаре. Усиливается ответственность за недобросовестное выполнение договора. Французские законы от 10 января 1978 г. № 78-23 и от 21 июля 1983 г. № 83-660 «О защите информации потребителей продуктов и услуг» предусматривают контроль за содержанием договоров с участием рядовых граждан. Объявляются недействительными договорные условия, если они дают неоправданные преимущества поставщику или продавцу в розничной торговле. Запрещаются недобросовестные формы рекламы. И самое главное – продукты и услуги не должны причинять вреда здоровью людей.
Подобное законодательство функционирует и в других странах. Существенные изменения претерпевают договорные отношения при введении государственного регулирования, особенно масштабного во времена мировых войн и экономических кризисов. Лимитирование и распределение многих видов сырья, полуфабрикатов особенно повлияло на порядок заключения и содержание договоров, в первую очередь договоров поставки. Они могли совершаться лишь в соответствии со специальными разрешениями уполномоченных на то государственных органов. Аналогичным образом изменились внешнеторговые договоры, банковские операции и т. д. Напомним, государственное регулирование экономики при всем различии степени его интенсивности в отдельных странах стимулировало вторжение административного права в область, где ранее почти безраздельно господствовало гражданское право, т. е. в сферу диспозитивных норм проникли подчас как доминирующие императивные нормы государственного регулирования. Подобное наблюдается в обеих ветвях права, хотя в англосаксонской не столь отчетливо, поскольку ей неизвестно деление на публичное и частное право.
Важным аспектом этого процесса явилось регулирование цен. Во время мировых войн вводился определенный, приемлемый для рядовых граждан уровень цен на товары первой необходимости при соответствующем их лимитировании. Так, устанавливались пределы роста квартирной платы. После окончания войн меры такого рода отменялись.
В настоящее время формы государственного регулирования претерпевают важные изменения: все большее значение приобретают меры денежно-кредитного регулирования. Важнейшими средствами такого воздействия становятся бюджет, налоговая политика, регулирование уровня банковского ссудного процента и многое другое. Соответствует этому и новое нормативное закрепление такого курса.
Заметно изменился взгляд на принцип незыблемости договора. Уже в ходе первой мировой войны стала очевидной невозможность соблюдения многих договоров, и прежде всего о крупных и длительных поставках. Удорожание сырья, его транспортировки и обработки предполагало резкий скачок цен и увеличение сроков поставки. В таких условиях неизбежными стали отказ от принципа незыблемости первоначально закрепленных в договоре статей или даже расторжение договора.
Объективную значимость приобрели и другие причины, стимулирующие отказ, точнее, заметное отступление от принципа обязательного выполнения договора. Причем проявление этого в континентальной и англосаксонской ветвях права не всегда однозначно. В континентальной ветви права, в частности во французском праве, в соответствии с классическими римскими образцами допускалось освобождение должника от исполнения обязательства в случае невозможности его выполнения в результате действия «непреодолимой силы» и т. п. Таким образом, суды имели определенное юридическое основание для соответствующих решений. Проблема заключалась в ином: дела такого рода количественно и качественно были несоизмеримы с тем, что имело место в прошлом. Требовалась более гибкая и емкая юридическая формула. Наиболее приемлемым явилось учение «о непредвиденных обстоятельствах», обосновывающее правомерность расторжения или изменения договора, если обстоятельства ко времени исполнения договора изменились радикально по сравнению с тем, какими они были в момент его заключения. Это учение, возникшее еще в средние века, было адаптировано к новым условиям и нашло особенно широкое применение в судебной практике периода мировых войн и экономических кризисов.
Движение к признанию положений «о непредвиденных обстоятельствах» в договоре в гражданском праве Великобритании и США начиналось почти с диаметрально противоположной установки: последующая невозможность исполнения не освобождает должника от ответственности. Немалую роль в этом играл традиционный для «общего права» тезис: невозможность исполнения договора не освобождает должника от ответственности, но при действительной невозможности реального исполнения договора обязательна замена обязательства, чаще всего денежная компенсация. Вместе с тем реалии XX в. вынуждали искать иные решения, допускающие освобождение должника от исполнения договора при наличии определенных обстоятельств. Они воплотились в новых судебных прецедентах. В праве получило признание учение о «бесплодности» договора, обосновывающее освобождение от договорных обязательств должника в случае гибели объекта договора, или утраты значимости цели, ради которой договор был заключен, или резкого, радикального изменения условий к моменту исполнения договора, которое объективно не могло быть предусмотрено сторонами и которое делает невозможным его реальное исполнение. Впрочем, по-прежнему сохраняют законную силу и прецеденты, обязывающие к исполнению договора. В итоге судам предоставляется возможность при решении такого рода дел в большей степени учитывать конкретную ситуацию и аналогичные дела решать по-разному.
В настоящее время Верховный суд США в решении подобных дел достаточно определенно следует учению о «подразумеваемых условиях», согласно которому предполагается, что стороны, заключая договор, якобы условились: должник не будет нести ответственности за обстоятельства, возникшие ко времени исполнения договора и сделавшие его исполнение невозможным. Решение главного вопроса о том, реальна ли возможность предвидеть возникновение такого рода обстоятельств, а соответственно и сама проблема исполнения договора целиком вверяется усмотрению суда.
Впрочем, прекращение договора не всегда устраивало стороны, которые чаще стремились лишь к изменению его условий. Поскольку суды не занимаются внесением изменений в договоры (исключением являются суды Германии, за которыми на основании § 242 Германского гражданского уложения признается в определенной мере право на пересмотр условий договора в соответствии с изменившимися обстоятельствами), стороны стали сами включать в договоры условия, по которым уже начавшие выполняться договоры могли быть изменены в случае наступления непредвиденных обстоятельств. В основном это касается долгосрочных, сложных договоров (строительство заводов и иных крупных объектов с участием многих субподрядчиков и т. д.).
Отмеченные изменения в гражданском праве, разумеется, не вели к исчезновению норм, основанных на классических принципах права XIX в. Они по-прежнему доминируют в правовом регулировании мелкого, среднего предпринимательства и особенно бытовых имущественных отношений. Аналогичные тенденции, но в рамках национальных правовых особенностей наблюдаются и в англосаксонских странах.

§ 2. Антитрестовское законодательство

Основные тенденции развития. В 1890 г. в США был принят Закон Шермана, призванный нейтрализовать некоторые негативные для значительных групп населения результаты экономической деятельности крупных корпораций, включая соглашения между ними с целью установления монопольных цен на рынке и т. д. Признавалось незаконным особое объединение между ними, прежде всего в виде треста, направленное на монополизацию торговли и производства, равно как и на выгодные для треста ограничения (изменения) торговли между штатами или с иностранными предпринимателями. Предусматривались уголовно-правовые санкции против нарушителей закона. Но его применение оказалось малоэффективным (за первые 10 лет было возбуждено только 18 дел, большая часть которых не получила завершения). Более того, Закон Шермана фактически стал использоваться против профсоюзов и стачечного движения. Данное в законе определение деятельности, препятствующей торговле между штатами, было столь неконкретно и расплывчато, что суды без труда распространили его и на рабочие союзы.
Однако требования общественности ограничить злоупотребления трестов, так же как и ущерб, наносимый ими рыночному хозяйству, стимулировали принятие новых федеральных антитрестовских законов (законы 1914, 1950, 1955 гг.), а также антитрестовских законов отдельных штатов (в некоторых из них законы такого рода появились даже раньше, чем Закон Шермана).
Подобные нормативные акты приблизительно в это же время были приняты в других экономически развитых странах и составили в конечном счете особую отрасль права (законы 1947 и 1953 гг. в Японии; 1948, 1956 и 1976 гг. в Великобритании; 1945 и 1986 гг. во Франции и т. д.). В определенной мере они отвечают интересам рядовых потребителей товаров и услуг, а также мелких и средних предпринимателей.
Задачи, стоящие перед антитрестовским законодательством, в разных странах решаются неодинаково. Сейчас условно различают две основные системы антитрестовского законодательства – американскую и европейскую. Первая руководствуется доктриной юридического запрета на создание объединений с целью монопольного господства в том или ином секторе рыночного хозяйства, вторая – доктриной юридической проверки деятельности фирм в целях пресечения их монополистических злоупотреблений. В этом отношении показателен британский закон 1976 г.
В связи с образованием Европейского экономического сообщества антитрестовское законодательство западноевропейских стран стало более унифицированным, чем в других регионах мира. Но везде это законодательство, особенно его применение, нестабильно и тем более не препятствует возникновению крупных компаний, включая транснациональные.

§ 3. Изменения в семейном праве

Основные черты развития. Законодательство 60–70-х годов XX в. радикально гуманизировало и демократизировало важнейшие институты семейного права. Об этом свидетельствуют законы 1968 г. (Великобритания), 1970 г. (США и Франция), 1976 г. (Германия). В основном утвердилось юридическое равенство супругов в области семейных отношений, включая имущественные отношения. Улучшено правовое положение внебрачных детей. Признание правового равенства супругов позволило в ряде стран, например в Германии, Италии, Швейцарии, отказаться от юридического понятия главы семьи. Предполагается, что супруги совместно осуществляют нравственное руководство семьей. Большинство национальных законодательств признает право замужней женщины на самостоятельный выбор рода своей деятельности.
Дальнейшую регламентацию получили имущественные отношения супругов. Наиболее распространены два основных вида правового режима семейного имущества – договорный и легальный. Возникновение первого связано с заключением брачного контракта, составляемого до регистрации брака. Этим договором определяется правовой режим имущества каждого из супругов, принадлежавшего им до брака, и будущего, совместно приобретенного в браке, возможных будущих имущественных расчетов супругов, а также многие другие вопросы аналогичного порядка. Брачные контракты обычно заключаются в среде состоятельных людей.
Большинство вступающих в брак вверяют свои имущественные интересы предписаниям закона, т. е. легальному режиму. Наибольшее распространение получили следующие виды такого режима: 1) раздельное имущество (Великобритания, большинство штатов США, Германия); 2) общее имущество (Франция, некоторые кантоны Швейцарии, восемь штатов США), когда все нажитое в браке принадлежит совместно супругам, но личной собственностью каждого является добрачное имущество и полученное в браке в качестве дара или наследства, а также приобретенное за счет прибыли от добрачной собственности и от собственного заработка; 3) отложенное общее имущество (Дания, Норвегия), при котором функционирует режим раздельного имущества, но в случае расторжения брака имущество, нажитое в браке, объединяется и делится между супругами поровну, причем из совместно нажитого имущества исключается все, что предусматривается режимом общего имущества.

§ 4. Трудовое и социальное законодательство

Основные области правового регулирования. Трудовое право как самостоятельная отрасль права сложилось только в XX в. Его сравнительно позднее возникновение во многом объясняется нежеланием работодателей связывать себя определенными нормами специального закона, регулирующими отношения, возникающие по поводу непосредственного участия наемных работников в труде на их предприятиях. Однако все более усиливающаяся коллективная борьба трудящихся вынудила работодателей пойти на серьезные уступки. Угроза революционных потрясений (история преподносила тому наглядные уроки) и, возможно, другие причины способствовали пониманию правящими кругами необходимости компромисса. В результате трудовое право возникло и развивается в качестве одного из средств социальной защиты наемных работников как экономически более слабой стороны в отношениях с работодателем. Поэтому трудовое право не могло стать подотраслью частного права, для которого, как уже известно, характерно равенство участников правоотношений. Возникшее в таких условиях трудовое право оказалось весьма чувствительным к любым изменениям в социально-политической обстановке. В немалой степени этим определяются некоторые черты трудового законодательства большинства экономически развитых стран. Трудовое право нестабильно: содержание его институтов часто меняется в сторону как расширения, так и значительного сужения демократических прав трудящихся; отдельные его институты возникают постепенно и разновременно; претворение в жизнь его демократических положений во многом зависит от силы профсоюзного или другого массового движения трудящихся.
Вместе с тем введенный в трудовое право принцип свободы труда не гарантирует гражданам конкретную работу. Он лишь предусматривает право человека свободно распоряжаться своей способностью к труду. Трудовое законодательство в основном сосредоточилось на вопросах зарплаты, рабочего времени, охраны труда, признания профсоюзов, включая их право на заключение коллективных договоров, права на забастовку и демократический порядок разрешения трудовых споров. Решение этих вопросов дифференцировано по странам, но ему присуще и много общего. В 1918–1920 гг. в большинстве экономически развитых стран были приняты законы, ограничивающие рабочее время 8 часами. Впоследствии, несмотря на временные отступления, трудящимся удалось добиться введения 40–46-часовой рабочей недели. Профсоюзы получили легальное признание и как важнейшее следствие этого право на заключение коллективных договоров (КД), обязательных для всех подписавших его предпринимателей и профсоюзов. В Германии Закон о КД был принят в 1918 г., во Франции – в 1919 г. Для американских рабочих важным завоеванием, в этой области явился Закон Вагнера 1935 г., вводивший принцип «закрытого цеха». Появились различные виды КД, включая договоры для всей отрасли промышленности. Утвержденные правительством, они приобретали силу общенационального нормативного акта. Коллективные договоры регулируют важные вопросы трудовых отношений: размеры заработной платы, порядок изменения надбавок в связи с инфляцией, условия выплаты премии, условия охраны труда, общие принципы профессиональной подготовки и дисциплины труда, арбитраж.
Современное трудовое законодательство экономически развитых стран подтверждает право трудящихся на забастовки, которое, однако, пытаются нейтрализовать введением различного рода ограничительных норм, прежде всего делением стачек на легальные и нелегальные. К числу последних обычно относят забастовки солидарности и забастовки по политическим мотивам. Чтобы отодвинуть начало забастовки, вводятся всякого рода предварительные условия. Так, американский Закон Тафта – Хартли предусматривает предзабастовочный предупредительный период в 60 дней и право правительства приостанавливать забастовку на 80 дней (так называемый охладительный период). Судебная практика еще более усугубляет эту тенденцию, более того, пытается обосновать тождество юридической природы забастовок и локаутов.
Усиление интеграционных процессов в мировой экономике обусловило появление тенденции к унификации трудового законодательства. В Западной Европе этот процесс стал более интенсивным в связи с образованием Общего рынка.
После окончания первой и особенно второй мировых войн в большинстве экономически развитых стран трудящиеся добились принятия законов о социальном обеспечении в старости, на случай болезни, полной или частичной утраты трудоспособности и по некоторым другим обстоятельствам. В последние десятилетия появились законы, призванные несколько облегчить положение семей, имеющих низкий уровень доходов в области медицинского обслуживания, образования и жилищного строительства. Но законодательство такого рода фрагментарно и нестабильно.
Фонд социального обеспечения формируется из многих источников, среди которых наиболее важными являются социальное страхование, государственные дотации, «универсальная» система. Чаще всего им соответствуют определенные виды социального обеспечения. В большинстве стран применяется социальное страхование, предусматривающее страховые взносы наемных работников (обычно в размере 1 –1,5% заработной платы) и взносы предпринимателей (в среднем 1 –1,5% общей суммы выплаченной зарплаты). Через определенное количество лет размер взносов увеличивается на 0,5–0,75%. В этом отношении характерен американский закон 1935 г., согласно которому пенсия выплачивается при наличии страхового стажа и достижении определенного возраста. Система социального страхования предусматривает также выплаты пособий по безработице, инвалидности, временной потере трудоспособности.
Государственные дотации, или государственная помощь, формируются из средств бюджета. Они направляются только тем, кто после официальной проверки признан не имеющим средств к существованию. Обычно такая помощь является дополнением к социальному страхованию.
Универсальная система предусматривает формирование пенсионного фонда за счет особого налога, который взимается со всех граждан, имеющих работу или доходы, начиная с их совершеннолетия и кончая достижением ими пенсионного возраста. Размеры пенсий для всех одинаковы, а пенсионный возраст относительно высок.

§ 5. Уголовное право и процесс

Основные изменения в уголовном праве. Уголовное право, в наибольшей степени восприимчивое к поворотам политического курса, характеризуется чередованием прогрессивной и реакционной тенденций в своем развитии. Проявляясь неоднозначно и подчас разновременно в национальных законодательствах, эти тенденции тем не менее имеют и некоторые общие черты.
Наиболее резкие зигзаги отмечаются в уголовном праве Германии. Веймарская республика (1919–1933 гг.) сохранила действие УК 1871 г., воплотившего основные идеи школы классического уголовного права о соответствии между тяжестью преступления и тяжестью наказания, сокращении области применения смертной * казни и т. п. Вместе с тем УК 1871 г. был заново отредактирован в духе республиканского строя, из него исключили пережитки прусского феодализма. Республика декларировала свою приверженность либерально-демократическим принципам в уголовном праве, которые, впрочем, не всегда соблюдались, например, в таких нормативных актах, как указы президента от 19 марта 1920 г. и от 26 сентября 1923 г., вводившие смертную казнь за «антигосударственную деятельность», а также указ от 29 января 1920 г., ужесточавший наказания за призыв к забастовке.
Нацистский рейх (1933–1945 гг.), установивший режим открытого террористического подавления, упразднил систему либерально-демократической законности. Указ от 4 февраля 1933 г. «В защиту немецкого народа» свел на нет свободу печати и собраний. Указ от 28 февраля 1933 «О защите народа и государства» по существу аннулировал парламентскую неприкосновенность депутатов рейхстага. Разгром либерально-демократических институтов завершился с помощью последующего чрезвычайного законодательства «Об осуждении к смертной казни и о порядке приведения ее в исполнение» (29 марта 1933 г.), «Против коварных посягательств на государство и партию…» (20 декабря 1934 г.), «О защите немецкой крови и немецкой чести» (15 сентября 1935 г.), «О конфискации имущества, предназначенного для целей, враждебных народу и государству» (14 июля 1938 г.) и других подобных им актов. Широкое распространение получила внесудебная расправа. Нацистское законодательство послужило примером при разработке законов других фашистских и полуфашистских государств.
По окончании второй мировой войны и разгрома фашизма на основе Потсдамских соглашений нацистское законодательство было отменено и восстановлено действие УК 1871 г. с редакционными исправлениями до 1933 г. После принятия Конституции ФРГ 1949 г. наметилась некоторая демократизация уголовного права. В Конституции определенно решалась проблема, являющаяся дискуссионной во всем мире: смертная казнь отменялась (ст. 102); в ней подчеркивалась приверженность либеральным принципам: «Дея