Государства Двуречья

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА

ТОМ І. ДРЕВНИЙ ВОСТОК
ГОСУДАРСТВА ДВУРЕЧЬЯ
В отличие от древнего Египта, экономическая, социальная и политическая история государств Двуречья известна нам гораздо лучше благодаря десяткам тысяч глиняных таблеток, найденных в архивах храмов и дворцов. Они содержат летописи, юридические тексты, дипломатическую переписку, деловые документы, договоры, счета, расписки, отчеты надсмотрщиков, свадебные контракты и т. п. Кроме того, от древнего Вавилона дошел единственный в своем роде памятник – свод законов царя Хаммурапп, позволяющий восстановить многие стороны жизни вавилонского общества XVIII в. до н. э.
Для характеристики страны, славившейся в древности своими исключительно богатыми урожаями, которыми она была обязана плодородию почвы и труду человека, следует зачитать отрывки из Геродота.
Надо вызвать к карте одного из учеников, предложить ему найти реки Тигр и Евфрат (с которыми он должен был познакомиться на уроках географии) и объяснить огромное значение этих рек в жизни страны. Обязательно нужно показать рисунки, наглядно иллюстрирующие способы искусственного орошения в древности (например, в атласе «Древний Восток», Л. 1937, табл. 118) и поручить ученикам, умеющим хорошо рисовать, увеличить эти рисунки.
Следует также обратить внимание на значение Тигра и особенно Евфрата как путей сообщения и показать на карте, в какие страны жители Двуречья могли отправляться по водным путям, а заодно показать изображения древневавилонских транспортных судов (табл. 121 в том же «Атласе»).
После ознакомления с природой страны необходимо задать ученикам вопрос: почему в долинах крупных рек возникли государства раньше, чем в соседних горных странах, и привести им указание товарища Сталина (История ВКП(б). Краткий курс, стр. 113) о природных условиях, ускоряющих развитие общества или замедляющих его.
Особое внимание надо обратить на Кодекс Хаммурапи (№40). Целесообразно показать ученикам рисунок, дающий представление о внешнем виде этого памятника, и рассказать об обстоятельствах его находки. Затем следует зячитать несколько строк из «Введения», где царь торжественно заверяет, что он издал законы, чтобы «защищать слабых и угнетенных», и поставить вопрос, являются ли эти слова правдивыми. Для выяснения этого вопроса лучше всего зачитать статьи, в которых особенно ярко подчеркивается бесправие раба (например, ст. 16 Кодекса, карающая смертью человека, давшего приют беглому рабу, или ст. 199, где говорится, что всякий, выбивший глаз рабу, должен уплатить половину его стоимости, тал же как за повреждение глаза вола, в ст. 247).
После разбора этих статей следует поставить вопросы: чьи интересы защищают законы Хаммурапи? Какой класс был в Вавилонии господствующим? Какой класс подвергался эксплоатации?
Далее, учитель должен спросить учеников, мог ли в Вавилонии раб законным путем добиться свободы, и для выяснения этого вопроса зачесть ст. 282, предписывающую отрезать ухо рабу, который станет требовать освобождения.
Следует разъяснить учащимся, что и среди свободных вавилонян не было равенства, и описать положение крупного землевладельца (§§ 45, 60), купца (§§ 101 – 106), ростовщика (§§ 113–117), крестьянина (§§ 48, 257), ремесленника (§ 274), врача (§§ 215–218), архитектора (§§ 228–231). Надо объяснить, что крестьяне не всегда имели свою землю и нередко должны были арендовать поле у богатого соседа (§ 28) или даже наниматься в батраки (§§ 257–258), и в то же время подчеркнуть, что свободный крестьянин или ремесленник находился в лучшем положении, чем раб, что закон кое в чем его защищал (например, в случае неурожая ом получал право не платить ростовщику долг и проценты в течение целого года (§ 48). Таким образом, мелкий собственник хотя и эксплоатировался крупным, но не был таким бесправным и беззащитным, как раб. Требуется объяснить, почему царю было невыгодно отдавать мелкого собственника полностью во власть ростовщика (§§ 115–120), почему обедневший рабовладелец нередко оказывался в цепких лапах последнего (§ 118) и лишался своих рабов. Таким образом, Хаммурапи, ограничивая деятельность ростовщиков, защищал одну группу господствующего класса рабовладельцев от другой.
Особенно следует остановиться на положении воинов (§§ 26–39) и рассказать, какую выгоду получал царь, обеспечивая их земельными наделами. Если ученики спросят, каким образом воин, находясь в походе, мог обрабатывать свою землю, то нужно пояснить, что он мог купить раба и заставить его работать на своем поле, или нанять батрака, или, в крайнем случае, поручить обработку участка жене и детям.
Письма Хаммурапи позволяют уточнить организацию государства и круг деятельности наместника царя в отдельных городах. На основании частноправовых документов можно определить степень развития обмена, в частности работорговли, и охарактеризовать аграрные отношения. Урок, посвященный завоеваниям Ассирии, следует оживить описаниями агрессивных грабительских походов ассирийских царей Салмансара III, Синахериба и Ашшурбанипала (№№ 44–46), взятыми из их летописей, подчеркивая при этом исключительную жестокость поработителей по отношению к завоеванным странам.
Общий ход военных действий лучше пересказать своими словами, однако отдельные фразы из летописей, ярко характеризующие грабительский характер ассирийских походов, надо зачитать.
Говоря об ассирийских завоеваниях, учитель должен все время использовать карту, показывая страны, области и города, упоминаемые в ассирийских летописях. Обязательно нужно указать караванный путь, ведущий из Двуречья в Египет, и объяснить его значение. Тогда станет ясной упорная борьба за лежащий на этом пути Дамаск, начавшаяся при Салманасаре III (см. отрывки из его анналов № 44). Надо объяснить, что успехам ассирийского оружия способствовали не только многочисленность и хорошая организация ассирийской армии, как и презосходство ассирийской военной техники, но не в меньшей степени разногласия между соседями Ассирии. Особенно следует обратить внимание на дипломатические приемы царя Ашшурбанипала (№ 46), который стремился противопоставить царьков Нижнего Египта (особенно Нехо, правившего в Caиce нубийскому царю Тарке, утвердившемуся в Фивах. Таким образом, умело разделяя своих противников, ассирийский царь укреплял свое господство.
В то же время необходимо показать, что это господство не было прочным и длительным, нужно подчеркнуть, что в одни и те же страны ассирийским царим приходилось вторгаться снова и снова, ибо при каждом удобном случае покоренные области восставали. И никакими силами и ухищрениями нельзя было обеспечить их верность. Между стрэнами, покоренными Ассирией, не было внутренней связи, они были объединены лишь силой оружия, и поэтому Ассирийская держава так быстро и легко распалась. Надо поручить одному из учеников измерить по карте расстояние от Ниневии до Фив и сравнить незначительные размеры основной территории Ассирии с огромной площадью подчиненных ей стран (во время Ашшурбанипала). В то же время необходимо осветить внутренние противоречия в ассирийском обществе, ослаблявшие военную мощь страны. Для этого следует использовать текст некоторых ассирийских законов (например, суровые законы о должниках, § 44). Тогда станет понятной неустойчивость Ассирийской державы и внезапность ее падения.
Для внеклассных занятий можно использовать некоторые другие документы из данного раздела. Например, поручить одному из участников исторического кружка проработать тему «Реформы царя Урукагины». В этом документе очень ярко характеризуются уступки, сделанные рядовым крестьянам – общинникам. Ученику, занявшемуся этой темой, нужно объяснить, что он должен критически подходить к первоисточнику, учитывая, что последний является официальным документом, составленным от имени царя, изображающим себя великодушным правителем и защитником народа. На самим деле реформы были вынужденными и половинчатыми. Они лишь частично ограничивали самоуправство знати, чиновников и жрецов. Надо показать на данном примере, что реформы, на которые соглашается господствующий класс, не могут привести к коренному переустройству общества.
Другой темой для внеклассных занятий может послужить «Вторжение киммерийцев и скифов в страны Передней Азии» (по документу № 47). Эта тема дает возможность связать историю стран Древнего Востока с прошлым нашей родины. Можно документально доказать, что уже в VIII–VII вв. до н. э. народы, жившие в причерноморских степях, играли крупную роль в международной политике того времени.
Когда киммерийцы и скифы перешли Кавказский хребет, то они навели страх даже на могущественную Ассирию, цари которой стремились задобрить воинственных кочевников, надвигавшихся с севера, и, по возможности, разъединить различные племена, входившие в их состав.
Геродот. “Природные условия и богатства Двуречья”
(Геродот, I, 193)
Сведения, сообщаемые Геродотом о природе Двуречья, почти полностью подтверждаются клинописными документами. Забота «хороших правителей» о сохранении и расширении оросительной системы нашла яркое отражение в законах Хаммурапи и письмах этого царя. Оросительная система Двуречья поддерживалась в порядке до XIII в н. э., когда она пришла в упадок в резулыате опустошительного нашествия монголов. Данные о баснословных урожаях и огромных размерах различных культурных растений, конечно, преувеличены. Финики созревали только в южной части страны, где они действительно служили одним из основных продуктов питания. В северном Двуречье их насаждали в качестве декоративных растений. Асфальт часто упоминается в вавилонских и ассирийских документах.
193. Земля же ассирийцев орошается дождем мало, и это сперва питает корни хлеба; однако посев вырастает, и хлеб вызревает при помоши орошения из реки, но не так, как в Египте, где сама река разливается на поля, но с помошью орошения руками или насосами . Вся вавилонская земля, так же как и египетская, изрезана каналами; и наибольший из каналов – судоходный, обращенный на юг, тянется от Евфрата к другой реке, к Тигру, у которого был построен город Нин . Страна же эта – много лучше всех стран, которые мы видели, в отношении того, как она приносит плод Деметры , ибо других деревьев она совсем не производит, ни смоковницы, ни винограда, ни маслины . В отношениях же принесения плода Деметры она настолько хороша, что обычно дает сам-двести, когда же бывает наилучший урожай, приносит сам-триста. Листья здесь и пшеницы, и ячменя имеют часто в ширину четыре пальца. А что касается проса и сезама , которые вырастают величиной с дерево, я, хотя и хорошо знаю, не сделаю упоминания, прекрасно понимая, что не бывавшим в вавилонской земле и сказанное о плодах покажется полной неправдой. Оливковым же маслом не пользуются совершенно, но делают масло из сезама. Финиковые пальмы растут у них по всей равнине, большинство их плодоносны, из них [местные жители] приготовляют себе и хлеб, и вино, и мед.
Пер. О.В. Кудрявцева
Реформы царя Урукагины
Надпись на двух глиняных конусах, найденных во время раскопок на холме Телло, где были обнаружены развалины древнего Лагаша. В настоящее время оба конуса хранятся в Париже, в Луврском музее. Текст написан на шумерийском языке и сохранился хорошо.
Урукагина, от имени которого составлен данный документ, вступил на лагашский престол насильственным путем, отстранив своего предшественника Лугальанду. Для упрочения своей власти он стремился опереться на рядовых крестьян-общинников, в интересах которых провел ряд реформ, ограничиваюших засилие знати.
Надпись Урукагины дает возможность ясно представить картину социальной борьбы и попытку восстановления общинного землевладения на землю, скот и т. д. Эта попытка окончилась полной неудачей. Из других документов мы узнаем о том, что Урукагина, процарствовав около 6 лет, погиб в борьбе с соседним городом Уммой.
Перевод сделан по изданию: A. Deimel, Orientalia, ч. II, 1920.
Для Нингрису , воина Энлиля , Урукагина, царь Лагаша, построил дворец тираш . Здание антасурра он ему построил. Храм богини Бау он ей построил Пур-саг (буквально: «Главный сосуд»), дом постоянных приношений он ей построил. Ее дом для стрижки овец в Уруазагга он ей построил. Для богини Нины он вырыл канал, текущий в город Нина, любимый ею канал. Его пруд-резервуар он соединил с морем. Стену города Гирсу он ей построил.
С далеких дней и с начала при корабле был поставлен надзиратель корабля. У ослов был приставлен надзиратель за пастухами, у овец был приставлен надзиратель за овчарями. У рыболовных сетей был приставлен надзиратель за рыбаками. Жрецы должны были сдавать налог на поле перед начальником закрома. Пастухи овец, предназначаемых для получения шерсти, должны были при отсутствии шерсти белых овец отдавать надзирателю соответствующее серебро. Получатели налога, начальник заупокойных жрецов, начальник дома трав, начальник пивоварни, начальники воинов должны были вместо ягненка сдавать соответствующее серебро. Быки богов должны были на огороде патеси выполнять работу. На хорошем поле богов, на огороде совершалось все по желанию патеси. Ослы, тягловые быки жрецов использовались патеси. Зерно жрецов получали воины патеси в качестве награды. Одежды, нитки, бронзовые изделия, козью шерсть, птицу должны были сдавать жрецы в виде налога.
Жрец, заведующий складами, мог в саду рядового воина взять и дерево, и плоды.
Если труп погребался в могиле, то плата за похороны для заупокойного жреца была: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежда, козленок с прорастающими рогами и одно ложе. Плакальщик требовал 36 мер зерна.
Если мертвый погребался в тростнике бога Энки , то заупокойный жрец требовал: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежду, 1 ложе, 1 кресло. Плакальщик требовал 36 мер зерна. Ремесленники получали приношение в виде ремесленных орудий. Помощники похоронного жреца получали кружку.
В дворце патеси управлялись поля бога Нингирсу , в доме жены патеси управлялись поля храма богини Бау, а в доме детей патеси управлялись поля храма детей бога Нингирсу.
Начиная с северной границы области Нингирсу до моря , были поставлены надзиратели в качестве судей.
Если воин на высоком поле вырывал себе колодец, то раб патеси брал из него воду для садов патеси. Если он вырывал себе ров, то раб патеси брал оттуда воду.
Прежде порядок (правителей Лагаша) существовал [тогда], когда Нингирсу, мощный воин Энлиля, передал Урукагине царство в Лагаше и среди 36 000 людей установил его власть, он восстановил древние повеления (Нингирсу) и дал силу слову, которое сказал ему его царь Нингирсу.
От корабля удалил он надзирателя за кораблем. От ослов и от овец он удалил надзирателя за пастухами. От рыболовных сетей он удалил надзирателя за рыбаками. От налогового зерна жреца он удалил начальника закрома. От платежа серебром при отсутствии белой овцы или отсутствии ягненка он удалил надзирателя .
От приношений, которые должны были жрецы приносить к дворцу патеси, он удалил надзирателей.
В дворце патеси, на поле патеси он поставил Нингирсу снова как их царя. В доме женского храма, на поле женского храма он снова восстановил богиню Бау как их хозяйку. В доме детей, на поле детей он восстановил сына бога Нингнрсу как их царя. Начиная с северной границы области Нингирсу вплоть до моря не было больше судей-надзирателей.
Если мертвый клался в могилу, то заупокойный жрец получал как свое пиво 3 кружки, как свои хлебы 140 штук. Далее, 1 ложе, 1 козленка, 18 мер зерна получал плакальщик.
Если мертвый хоронился в тростнике бога Энки, то заупокойный жрец получал 4 кружки как свой напиток, 240 (штук) как свои хлебы и 36 мер ячменя.
18 мер была доля плакальщика, 1 особый хлеб, 1 мера мази для богини-госпожи, 420 сухарей как хлеб для хранения, 40 свежеиспеченных хлебов для еды, 10 свежих хлебов как настоянные хлеба, и 5 хлебов для человека, взимающего (поборы). Наконец, два больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Гирсу, 490 хлебов, 2 больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Лагаша, 406 хлебов, 1 большой сосуд, 1 меньший сосуд пива для певца, 250 хлебов, 1 большой сосуд пива для помощников заупокойного жреца, 180 хлебов, 1 большой сосуд пива для жреца города Нина. Раб, который клал труп на ложе (?), получал к своей еде, к своему ежедневному вознаграждению 1 хлеб, 5 черных хлебов, 1 белый хлеб к своему месячному вознаграждению и 6 черных хлебов как свое ежегодное вознаграждение. 60 хлебов, 1 большой сосуд пива и 18 мер ячменя получал начальник изготовителей гробов (?). Он отменил получение помощниками заупокойного жреца кружки. Он отменил получение ремесленником платежа за ремесленные орудия .
Жрец, заведующий складами, не имел права больше входить, и выходить в сад воина.
Если у воина имелся хороший осел и его начальник ему говорил: «я хочу его у тебя купить», то если он действительно покупает, тот (т. е. воин) должен ему сказать: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то начальник не должен дать ему (т. е. воину) почувствовать свой гнев.
Если дом великого примыкает к дому воина и этот великий ему скажет: «Я хочу его у тебя купить», если дело действительно дойдет до покупки, то воин пусть скажет великому: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то великий не должен дать воину почувствовать свой гнев.
Он издал в городе повеления и освободил граждан Лагаша от опасностей жизни, обмана, кражи зерна и сокровищ, от убийства и взлома. Он установил наказание, чтобы сильный не обижал сироту и вдову.
С богом Нингирсу установил Урукагина этот порядок…
В середине этого года он вырыл заново «Малый канал», который протекает через Гирсу, для Нингирсу. Прежнее имя его он ему снова дал. Канал «бог Нингирсу могучий Ниппура» , это имя дал ему снова Урукагина.
Канал, который течет в город Нина , он очистил. Этот канал священный. Его содержимое чисто. Пусть дает богиня Нина ему текущую воду.
Пер. акад. В.В. Струве
Шумерские законы времени правления династий Исина и Ларсы
До нас дошли фрагменты самого древнего кодекса законов, относящегося ко времени династий Исина (2023–1798) и Ларсы (2023–1961 гг. до н.э.), правивших одновременно. При всей своей отрывочности они сохранили ценные сведения о шумерском рабовладельческом обществе и выработанных им юридических нормах.
Некоторые шумерские законы весьма сходны с соответствующими статьями Кодекса Хаммурапи, что дает основание предполагать известное влияние более древнего шумерского права на вавилонское, чему способствовала близость социально-экономических условий.
Перевод сделан по изданиям: Sheil, Revue d’Assyriologie XVII, 1919, стр. 37. A. Deimel, Sumerische Crammatik, 1924, стр. 226–227.
(О БЕГЛЫХ РАБАХ)
5. Если раб или рабыня убежали от кого-нибудь в пределах города и было установлено, что он в чьем-нибудь доме пребывал в течение месяца, то он (т. е. укрыватель раба) даст раба за раба .
(НАКАЗАНИЕ ЗА ВЫКИДЫШ)
1. Если кто-нибудь толкнул (нечаянно) дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 10 сиклей серебра .
2. Если кто-нибудь ударил дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 1/3 мины серебра.
(НАКАЗАНИЕ СТРОПТИВОГО ПРИЕМЫША)
3. Если приемыш сказал своему отцу и своей матери: «Ты не мой отец, не моя мать», то он оставит дом, поле, сад, рабов, скарб, скот .
Из надписей царей Аккада
Древняя копия надписей со статуй, стоявших в Экуре – общешумерском святилище Энлиля в Ниппуре. Глиняная таблетка, ок. 2000 г. до н. э. Эти тексты доказывают, что объединение Двуречья под властью царей Аккада было весьма непрочным. Преемникам Саргона Аккадского приходилось подавлять бесконечные восстания, главным образом в Шумере.
Перевод дан по публикации текста: A. Poebel, Publications of the Babylonian Section of the University of Pennsylvania, т. IV, стр. 173.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Лакуны частично восполнены по другой надписи:)
Римуш , царь вселенной, в битве Ур и Убме поверг и 8040 мужей уложил; 5460 пленных захватила его рука; и Какуга, царя Ура, захватила его рука: и (всех) его энси (патеси) захватила его рука; и [… ] захватила его рука; и до самого Нижнего моря …, и 5700 мужей из городов Шумера он вывел и на гибель отдал (?), и города их он поверг, и стены их он разрушил.
Когда при возвращении его город Казаллу возмутился, он поверг…
(Конец отбит. Следует еще несколько плохо сохранившихся надписей Римуша. Затем еще одна его же аккадская надпись:)
Римуш, царь вселенной, в битве с Казаллу, 12650 мужей уложил, 5 864 пленных захватила его рука; и [в] области Элама [все] города захватила его рука; и стены их он разрушил.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Дополняется по тексту Thureau-Dangin, Revue d’Assyriologie, 1911, p. 136.)
Римуш, царь вселенной, в битве поразил Абалгамаша, царя Барахси , и Сидгау, наместника его, захватила его рука; и… гаву, наместника За[бшали??], захватила его рука. Между Аваном и Сузами на реках… и… на каменные глыбы (?) города их он развалил; и города Элама он поверг и стены их разрушил; и корень Барахси из племени Элама он исторг; так Римуш, царь вселенной, Эламом овладел и [для?] Энлиля его удержал (?), Уту и Забабе … он подарил (??).
Пер. Н.М. Дьяконова
Кодекс законов царя Хаммурапи
Текст на базальтовом столбе, найденном в 1901 г. французской археологической экспедицией в Сузах, куда он был завезен после одного из набегов эламитян на Вавилонию. В настоящее время хранится в Луврском музее (Париж). Памятник датируется XVIII в. до н. э. Язык классический старовавилонский. Лицевая сторона наверху украшена рельефным изображением Хаммурапи, стоящего перед богом солнца Шамашем и получающим из его рук судейский жезл.
По повелению эламского царя, увезшего эту надпись в качестве трофея, несколько строк было стерто, очевидно, с целью поместить имя этого царя. Однако большая часть (247 из 282) статей законов сохранилась. Позднее были обнаружены в библиотеке Ашшурбанипала копии некоторых частей кодекса, с помощью которых поврежденные места были почти полностью восстановлены.
Кодекс 6 царя Вавилонской династии Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э.)- один из самых ценных источников по истории Древнего Востока. В его статьях, а также в введении и заключении четко вырисовываются наиболее характерные черты вавилонского рабовладельческого общества. Это древнейший из сохранившихся в достаточно полном виде свод законов, так как более ранние – шумерийские – законы дошли только в отрывках.
Перевод всего текста дан по изданию: I. Kohler, A. Ungnad und F. Peiser, Hammurabis Gesetze, B-de I-III. Leipzig, 1904-1909. A. Ungnad, Die Keilschrifttexte der Gesetze Hammurabis.
Когда великий бог , царь ануннаков , Энлиль , владыка небес и земли, судящий судьбы страны, вручил Мардуку , первому сыну Эа , господство (буквально: энлильство) над всеми людьми и возвеличил его среди игигов , назвал Вавилон его великим именем, сделал его могущественнейшим среди стран света и утвердил в нем вечное царство, чье основание прочно, подобно небесам и земле, – тогда меня, Хаммурапи, славного, богобоязненного князя, для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого, чтобы я, как Шамаш , восходил над черноголовыми и освещал страну, – призвали Ану и Энлиль для благоденствия людей.
Я, Хаммурапи, пастырь, названный Энлилем, накопивший богатство и изобилие, все свершивший для Ниппура , связи небес и земли, славный покровитель Э-Кура ; победоносный царь, восстановивший Эриду , очистивший обряды Э-Абзу ; покровитель (?) четырех стран света, возвеличивший имя Вавилона, ублаживший сердце Мардука, своего владыки, [все] дни свои ходивший к Э-Сагиле;
семя царственности, созданный Сином , давший обилие Уру и, смиренный богомолец, приносящий плодородие в Э-Кишширгал ;
царь законный, послушный Шамашу, сильный, укрепивший основание Сиппара , одевший зеленью могилу Айи , вознесший храм Э-Барры, подобно жилищу небес;
воитель, пощадивший Ларсу , обновивший Э-Баббар для Шамаша, своего союзника;
владыка, дающий жизнь Уруку , давший воду обилия его людям, возвысивший Э-Ану, накопивший богатство для Ану и Иштар;
сень страны, собравший рассеянных людей Исина , умноживший обилие для храма Э-Галмах; повелитель царей, близнец Забабы , укрепивший жилище города Киш , окруживший блеском Э-Метеурсаг, упрочивший великие обряды Иштар, заботящийся о храме Хурсагкаламы, твердыни против врагов (?);
тот, чьи желанья исполнил друг его, Ирра , укрепивший город Куту , умноживший все для Мезлама;
буйный телец, забодавший врагов, любимец Туту , возвеселивший Борсиппу , непрестанно пекущийся об Э-Зиде;
бог царей, ведающий мудрость, расширивший пашню Дильбата , наполнивший амбары для могучего Ураша ;
владыка, достойный скипетра и тиары, которыми украсила его мудрая [богиня] Мама , установивший границы Кеша (Описа? ), сделавший пышными чистые яства для Нинту ;
несравненно разумный, определивший пастбище и водопои для Лагаша и Гирсу , держащий [в руках] большие жертвенные дары для Э-Нинну;
схвативший врагов, любимец Высокой , исполнивший оракульские предсказания Халлаба , веселящий сердце Иштар;
светлый князь, молитву которого знает Адад , успокоивший сердце Адада-воина в городе Бит-Каркара (?), приведший в надлежащий порядок все в Э-Угалгале;
царь, даровавший жизнь Адабу , покровитель храма Э-Мах; владыка царей, неодолимый боец, тот, что даровал жизнь городу Машкан-шабрим , напоивший обилием Э-Мезлам; мудрый правитель, тот, что достиг исполнения всякого замысла, укрывший людей Малгума во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, [а] для Эа и Дамгалнунны , возвеличивших его царственность, навеки назначивший чистые жертвы; первейший из царей, покоривший евфратские селенья силой Дагана , своего создателя, тот, что помиловал людей Меры и Тутуля ;
славный князь, просветливший лицо Иштар, установивший чистые яства для Ниназу , помогший (?) людям своим во время беды, утвердивший стопы их среди Вавилона благополучно;
пастырь народа, дела которого Иштар приятны, водворивший Иштар в Э-Ульмаше посреди широкоуличного Аккада;
давший воссиять правде, ведущий прямым путем племена, возвративший городу Ашшуру его милостивую богиню-хранительницу;
усмиряющий (??) пламя (??), царь, в Ниневии , в Э-Мишмише, давший воссиять имени Иштар.
Я – славный, покорный великим богам, потомок Суму-лаилу , могучий наследник Син-мубаллита , вечный царственный отпрыск, могучий царь, солнце Вавилона, озаривший светом страну Шумера и Аккада, царь, приведший к послушанию, четыре страны света, любимец Иштар.
Когда Мардук послал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я вложил правду и справедливость в уста страны, [и] дал благоденствие народу. Отныне:
(§ 1) Если человек, обвинив под клятвой человека, бросит на него [подозрение в] убийстве и не докажет этого, – обвинившего его должно убить.
(§ 2) Если человек бросит на человека [подозрение в] чародействе и не докажет этого, – тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к Реке и броситься в Реку. Если Река овладеет им, – обвинивший его может забрать его дом; а если Река этого человека очистит [от обвинения] и он останется невредим, – того, кто бросил на него [подозрение в] чародействе, должно убить, а бросавшийся в Реку получает дом своего обвинителя.
(§ 3) Если человек, выступив в судебном деле со свидетельством о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если это – судебное дело о жизни, этого человека должно убить.
(§ 4) Если же он выступил со свидетельством в судебном деле о хлебе или серебре, – он должен понести наказание, определенное в таком судебном деле.
(§ 5) Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ с печатью, а потом свой приговор изменит, – этого судью должно изобличить в изменении приговора, и он должен уплатить в 12-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, а также должен быть в совете свергнут со своего судейского кресла и не должен никогда вновь восседать с судьями на суде.
(§ 6) Если человек украдет имущество бога или дворца, – его должно убить; и того, кто примет из его рук украденное, должно убить.
(§ 7) Если человек купит из руки сына человека или из руки раба человека без свидетелей и договора или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла, или что бы то ни было, – этот человек вор, его должно убить.
(§ 8) Если человек украдет вола, или овцу, или осла, или свинью, или лодку, то, если это божье [или] если это дворцовое, он должен отдать это в 30-кратном размере, а если это принадлежит мушкенуму , – он должен возместить в 10-кратном размере; если же вору нечем отдать, то его должно убить.
(§ 9) Если человек, у кого пропало что-либо, найдет свою пропавшую вещь в руках [другого] человека, и тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь, скажет: «Мне, мол, продал ее продавец, я купил ее при свидетелях, мол», а хозяин пропавшей вещи скажет: «Я представлю, мол, свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь, и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и свидетели, знающие потерянную вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают. Продавец – вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно, покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца.
(§ 10) Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, а только хозяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, покупатель – вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь.
(§11) Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, – он лжец, возводит клевету, его должно убить.
(§ 12) Если продавец умер, – покупатель получает в 5-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, из дома продавца.
(§ 13) Если свидетелей этого человека нет близко, – судьи назначают ему срок до 6-го месяца. Если на 6-й месяц своих свидетелей он не приведет, – он лжец, должен понести наказание, [определенное] в таком судебном деле.
(§ 14) Если человек украдет малолетнего сына человека,- его должно убить.
(§ 15) Если человек выведет за ворота раба дворца, или рабыню дворца, или раба мушкенума, или рабыню мушкенума, – его должно убить.
(§ 16) Если человек укроет в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или мушкенуму, и не выведет его на клич глашатая, – этого домохозяина должно убить.
(§ 17) Если человек поймает в степи беглого раба или рабыню и доставит его хозяину, – хозяин раба должен уплатить ему 2 сикля серебра.
(§ 18) Если этот раб не назовет своего господина, – должно привести его во дворец, затем исследовав обстоятельства его дела, возвратить его хозяину его.
(§ 19) Если же он удержит этого раба в своем доме и потом раб будет найден в его руках, – этого человека должно убить.
(§ 20) Если раб бежит из рук того, кто его задержал, – этот человек должен поклясться богом хозяину раба и быть свободным [от ответственности].
(§ 21) Если человек сделает пролом в доме, – его должно убить и зарыть перед этим проломом.
(§ 22) Если человек совершит грабеж и будет пойман, – его должно убить.
(§ 23) Если грабитель не будет схвачен, – ограбленный должен клятвенно показать перед богом все пропавшее у него, а община и рабианум , на земле или в округе которых произведен грабеж, должны возместить ему, что у него пропало.
(§ 24) Если [при этом загублена] жизнь, – община и рабианум должны отвесить 1 мину серебра его родственникам.
(§ 25) Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, [и] человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на имущество домохозяина и возьмет себе [что-нибудь из] имущества домохозяина,- этого человека должно бросить в этот огонь.
(§ 26) Если редум или баирум , которому приказано выступить в царский поход, не пойдет или, наняв наемника, пошлет его своим заместителем, – этого редума или баирума должно убить; нанятый им получает его дом.
(§ 27) Если редум или баирум будет угнан [в плен?], будучи на царской службе, и после него его поле и сад будут отданы другому, который будет нести его [воинскую] повинность, – если тот, вернувшись, достигнет своей общины, должно отдать обратно ему его поле и сад, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 28) Если редум или баирум угнан [в плен?], будучи на царской службе, и его сын может нести повинность, – должно отдать ему поле и сад, и он будет нести повинность своего отца.
(§ 29) Если сын его малолетен и не может нести повинность своего отца, – должно отдать 1/3 поля и сада его матери, и мать его вырастит его.
(§ 30). Если редум или баирум из-за своей повинности бросит свое поле, сад и дом, и будет находиться вдалеке, и после него другой возьмет его поле, сад и дом, и будет нести его повинность в течение 3 лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, – не должно отдавать их ему, и тот, кто взял их и нес его повинность, должен будет нести [ее].
(§ 31) Если же он будет отсутствовать только один год и вернется, – должно отдать ему его поле, сад и дом, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 32) [Ес]ли редум или баирум, который угнан [в плен] (?) во время царского похода, будет выкуплен тамкаром и доставлен в свою общину, то если в его доме есть чем выкупиться, он должен выкупить себя сам; если в его доме нечем выкупиться, он должен быть выкуплен от храма своей общины, а если у храма его общины нечем выкупить, его должен выкупить дворец. Его поле, сад и дом не должно отдавать на его выкуп.
(§ 33) Если декум или лубуттум получит себе отряд, изъятый (от военной службы) или во время царского похода, приняв наемника [в качестве] заместителя, пошлет его, – этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 34) Если декум или лубуттум возьмет себе имущество редума, причинит вред редуму, отдаст редума в наем, предаст редума на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный редуму царем, – этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 35) Если человек купит у редума волов или овец, пожалованных редуму царем, – он теряет свое серебро.
(§ 36) Поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать [или арендную плату] не могут быть отданы за серебро.
(§ 37) Если человек купит поле, сад или дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?), – его документ должно разбить, и он теряет свое серебро, [а] поле, сад и дом возвращаются их [прежнему] хозяину.
(§ 38) Редум, баирум или приносящий подать (арендную плату?) не может отписывать из своих поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 39) Из поля, сада или дома, которые он, купив, приобрел, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 40) Божья жена , тамкар, или обязанный другой повинностью, могут отдать свое поле, сад или дом за серебро. Покупатель должен нести повинность, связанную с купленными им полем, садом или домом.
(§ 41) Если человек обменяет [на свои] поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?) и сделает приплату, то редум, баирум или приносящий подать может вернуться к своему полю, саду и дому и может забрать сделанную ему приплату.
(§ 42) Если человек, взявший поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, – (то) изобличенный в том, что он не произвёл на поле работы, и он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи.
(§ 43) Если он, не обработав поля, оставит его под паром, – он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи, и поле, оставленное им под паром, должен вспахать (?), взборонить (?) и вернуть хозяину поля.
(§ 44) Если человек возьмет на 3 года целину для поднятия, но, по лености, не возделает поля, – на 4-й год он должен вспахать, (?) вскопать (?) и взборонить (?) поле и вернуть его хозяину поля (?), а также отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 45) Если человек отдаст свое поле земледельцу за арендную плату и получит арендную плату за свое поле, [а] потом Адад затопит поле или наводнение унесет [жатву], то убыток падает (только) на земледельца.
(§ 46) Если он не получает (определенной) арендной платы, (и) либо отдал поле исполу, либо из третьей доли, (то) находящийся на поле хлеб земледелец и хозяин поля должны делить сообразно соотношению [их частей] (?).
(§ 47) Если земледелец не получит з первый год [пользы от] своих трудов (и) скажет: «Я обработаю поле для себя (т. е. на свой риск?)», – хозяин поля не должен противиться этому; поле его должен обрабатывать только этот его земледелец, и при жатве он получит хлеб сообразно с договором.
(§ 48) Если человек имеет на себе процентный долг, [а] Адад затопит его поле или наводнение унесет [его жатву], или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, – ок может не возвращать в этом году хлеб заимодавцу и смывает свой документ; также и проценты за этот год он может не отдавать.
(§ 49) Если человек, взяв взаймы серебро у тамкара, отдаст тамкару годное для обработки хлебное или сезамное поле, говоря ему: «Возделай поле, собери хлеб или сезам и возьми его себе», если земледелец [тамкар] вырастит на поле хлеб или сезам, – выросший на поле хлеб и сезам должен во время жатвы взять (только) хозяин поля и должен отдать тамкару хлеб за серебро, взятое им у тамкара, с процентами на него, а также за издержки тамкара по обработке.
(§ 50) Если он отдаст [уже] возделанное хлебное или сезамное поле, – находящийся на поле хлеб или сезам должен взять (только) хозяин поля и должен вернуть тамкару серебро с процентами на него.
(§ 51) Если у него нет серебра для уплаты, – он должен отдать тамкару [хлеб или] сезам в размере цены занятого им у тамкара серебра с процентами на него согласно царским постановлениям.
(§ 52) Если земледелец (тамкар) не вырастит на поле хлеба или сезама, – это не меняет его договора.
(§ 53) Если человек поленится укрепить плотину своего поля, и, вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв и водой будет затоплен полевой участок, – человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить погубленный им хлеб.
(§ 54) Если он не может возместить хлеб, – должно отдать его и его имущество за серебро, и [это серебро] должны разделить между собою хозяева полевых участков, хлеб которых унесла вода.
(§ 55) Если человек, открыв свой арык, по небрежности допустит, что водою будет затоплено поле его соседей, – он должен отмерить хлеб, как у его соседей.
(§ 56) Если человек выпустит воду, и водою будет затоплено подготовленное для посева поле его соседа, – он должен отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 57) Если пастух не договорится с хозяином поля о корме мелкого скота травой и без [дозволения] хозяина поля скормит поле мелкому скоту, то хозяин поля должен сжать свое поле; пастух, без [дозволения] хозяина поля скормивший траву мелкому скоту, должен, сверх того, отдать хозяину поля 20 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 58) Если после того, как мелкий скот поднимется с поля [и] все стадо (?) будет заперто в городских воротах, пастух пустит мелкий скот на поле [и] скормит поле мелкому скоту, – пастух должен сторожить поле, которое он скормил [скоту и] во время жатвы отмерить хозяину поля 60 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 59) Если человек срубит в саду человека дерево без [позволения] хозяина сада, – он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 60) Если человек предоставит садоводу поле для насаждения сада, [и] садовод разведет сад и будет растить его в течение 4 лет, – на 5-й год садовладелец и садовод делят плоды между собой поровну , садовладелец должен выбрать и взять свою часть [первым].
(§ 61) Если садовод не окончит разведение сада на поле, оставит часть невозделанною, – невозделанная часть входит в его долю.
(§ 62) Если он не превратит данного ему поля в сад, то если это – обработанная земля, садовод обязан отмерить хозяину поля арендную плату, как у соседей, за годы, в которые она находилась в запустении, а также выполнить работу на поле и возвратить его хозяину поля.
(§ 63) Если это – целина, он должен выполнить работу на поле и вернуть хозяину поля, а также отмерить за 1 год 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 64) Если человек предоставит сад садоводу для оплодотворения [пальм] , то садовод, пока он держит сад, должен отдавать 2/3 садового дохода садовладельцу, а 1/3 должен брать себе.
(§ 65) Если сад он не будет оплодотворять и уменьшит доход, то садовод [должен отдать] арендную плату, как у соседей.
(§ 66) Если человек займет серебро у тамкара и его тамкар потребует у него уплаты [долга] (?), а ему нечем будет отдать и он отдаст тамкару свой сад после оплодотворения и скажет: «Все финики, выросшие в саду, возьми за твое серебро», то этот тамкар не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять садовладелец и удовлетворить тамкара серебром, с процентами на него согласно своему документу, а остальные финики, выросшие в саду, должен взять (только) садовладелец.
(§ 71) Если человек отдаст хлеб, серебро или [другое] движимое имущество [в уплату] за связанный с повинностью дом своего соседа, который он хочет купить, – он теряет все, что он отдал; дом должно вернуть его хозяину. Если этот дом не связан с повинностью, то он может купить и дать за него хлеб, серебро или [другое] движимое имущество.
(§ 78) [Если…..], живущий [в доме] человек отдаст домовладельцу полностью годовую наемную плату, но домовладелец заставит жильца уйти до истечения срока, – домовладелец, [за принуждение] жильца [остав]ить его дом до истечения срока, [теряет] серебро, отданное жильцом.
(§ 96) [Если человек, имея на себе долг хлебом] или серебром, не имеет хлеба или серебра [для уплаты], но имеет [другое] движимое имущество, то он может отдать тамкару перед свидетелями сколько взял (?) всем, что бы ни было в его руках, и тамкар не должен отказываться], а должен принять.
(§ 100) [Если там, куда отправится шамаллум , он наживет барыш], – он должен записать доход (буквально: проценты) на все серебро, сколько получил; затем должно сосчитать его дни, и он должен удовлетворить тамкара.
(§ 101) Если он не найдет барыша [там], куда направится, то шамаллум должен отдать тамкару взятое серебро в двойном размере.
(§ 102) Если тамкар ссудит шамаллума серебром для предприятия, а тот потерпит убыток [там], куда отправится, то он должен вернуть тамкару капитал.
(§ 103) Если на пути неприятель отнимет у него все, что он нес, то шамаллум должен поклясться перед богом и быть свободным [от ответственности].
(§ 104) Если тамкар даст шамаллуму хлеб, шерсть, масло или другое имущество для торговли, то шамаллум должен записать серебро и отдать тамкару. Шамаллум должен получить документ с печатью о серебре, отданном купцу.
(§ 105) Если шамаллум будет небрежен, не возьмет документа с печатью о серебре, отданном тамкару, то серебро, на которое не дано документа с печатью, нельзя причислять к счету.
(§ 106) Если шамаллум, взяв у тамкара серебро, отопрется перед своим тамкаром, – тамкар этот должен изобличить шамаллума перед богом и свидетелями в получении серебра; шамаллум должен вернуть тамкару все взятое им в тройном размере.
(§ 107) Если тамкар поручит [что-либо] шамаллуму и шамаллум вернет своему тамкару все, что дал ему тамкар, а тамкар отопрется перед ним [в том], что это уже отдано ему шамаллумом, – этот шамаллум должен изобличить тамкара перед богом и свидетелями; тамкар, за то, что он отпирался перед своим шамаллумом, должен вернуть шамаллуму все полученное им в 6-кратном размере.
(§ 108) Если корчемница не принимает хлеб в уплату за сикеру , принимает серебро по слишком большой гире и эквивалент сикеры уменьшает по отношению к эквиваленту хлеба, – эту корчемницу должно изобличить и бросить в воду.
(§ 109) Если в доме корчемницы соберутся преступники и она не задержит этих преступников и не приведет ко дворцу, – эту корчемницу должно убить.
(§ 110) Если божья жена или божья сестра , не живущая в обители , откроет (дверь в) корчму или войдет в корчму для питья сикеры, то эту [свободную] женщину должно сжечь.
(§ 111) Если корчемница отпустит в долг 60 сила пива (?), – во время жатвы она должна получить 50 сила хлеба.
(§ 112) Если человек, находясь в пути, отдаст другому серебро, золото, [драгоценные] камни или [другое] имеющееся у него движимое имущество, с поручением доставить как посылку, [но] этот человек не доставит того, что должен был доставить, туда, куда должен был доставить, [а] заберет (себе), – хозяин посылки должен изобличить этого человека в том, что он не отдал того, что должно было быть послано, и этот человек должен вернуть хозяину посылки все данное ему в 5-кратном размере.
(§ 113) Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и без [дозволения] хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или с гумна, – этого человека должно изобличить во взятии им хлеба из житницы или с гумна без (дозволения) хозяина хлеба, и он должен вернуть весь взятый им хлеб и теряет все, данное им [взаймы].
(§ 114) Если человек, не имея за человеком долга хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, – за каждое взятое лицо он обязан уплатить 1/3 мины серебра.
(§ 115) Если человек, имея за человеком долг хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, и взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью, то это судебное дело не ведет к иску.
(§ 116) Если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, – хозяин взятого в залог должен изобличить своего тамкара (заимодавца); если [взятый в залог] – сын человека, должно убить его сына, если он – раб человека, он должен отвесить 1/3 мины серебра и теряет все, данное им взаймы.
(§ 117) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро или отдаст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, – они должны служить в доме их покупателя или заимодавца (только) 3 года; на 4-й год должно отпустить их на свободу.
(§ 118) Если он отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, [и] тамкар передаст [его или ее] дальше, то он [или она] не может быть требуем [или требуема] назад судебным порядком.
(§ 119) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро свою рабыню, родившую ему детей, и серебро, какое отвесил тамкар, хозяин рабыни отвесит ему, – свою рабыню он может освободить.
(§ 120) Если человек ссыпает свой хлеб на хранение в доме человека и хлебная кладовая подвергнется взлому, или домохозяин, открыв кладовую, возьмет хлеб, или совершенно отопрется, что хлеб ссыпан в его доме, – хозяин хлеба должен клятвенно указать перед богом свой хлеб; домохозяин должен вернуть хозяину хлеба взятый им хлеб в двойном размере.
(§ 121) Если человек ссыпет свой хлеб в доме человека,- он должен отдать в год 5 сила за каждый курру хлеба.
(§ 122) Если человек отдаст человеку на хранение свое серебро, золото или другую вещь, – он должен предъявить свидетелям все отдаваемое им, заключить договор и может отдавать на хранение.
(§ 123) Если он отдаст на хранение без свидетелей и договора и [там], куда он отдал, станут отпираться, – это судебное дело не ведет к иску.
(§ 124) Если человек отдаст человеку на хранение серебро, золото или другую вещь перед свидетелями и тот отопрется,- этого человека должно изобличить, и он должен вернуть все, от чего отпирался, в двойном размере.
(§ 125) Если человек отдаст что-нибудь на хранение, [и там] куда он отдал, вследствие взлома или лестницы пропадет что-нибудь [из этого] вместе с имуществом домохозяина, то домохозяин, который был небрежен и дал пропасть отданному ему на хранение, должен возместить хозяину имущества все отданное ему на хранение в полном размере. Домохозяин может разыскивать пропавшее у него и взыскивать [пропажу] с вора.
(§ 126) Если человек, у кого ничего не пропало, скажет: «У меня пропало нечто», и клятвенно покажет свой убыток,- так как он клятвенно показал в качестве своего убытка то, что у него не пропадало, он должен, к ущербу для себя, отдать то, на что он предъявил иск, в двойном размере.
(§ 127) Если человек, протянув палец против божьей сестры или жены человека, не докажет [обвинения], то этого человека должно повергнуть перед судьями и обрить ему виски .
(§ 128) Если человек, взяв жену, не заключит с нею договора, – эта женщина не жена.
(§ 129) Если жена человека будет захвачена лежащею с другим мужчиною, то должно их связать и бросить их в воду. Если хозяин жены пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба .
(§ 130) Если человек изнасилует жену человека, не познавшую мужчины и живущую в доме своего отца, и будет захвачен лежащим в ее лоне, – этого человека должно убить; эта женщина остается свободною [от ответственности].
(§ 131) Если жена человека будет под клятвою обвинена своим мужем, не быв захвачена лежащею с другим мужчиною, то она должна произнести клятву богом и может вернуться в свой дом.
(§ 132) Если против жены человека будет протянут палец из-за другого мужчины, хотя она не была захвачена лежащею с другим мужчиною, то ради своего мужа она должна броситься в реку.
(§ 133) Если человек будет уведен в плен и в его доме есть [средства для] пропитания, – его [жена] должна […и хранить] свое [имущество, а в дом дру]гого [не должна вхо]дить. Если эта женщина не будет хранить своего имущества и войдет в дом другого, – эту женщину должно изобличить и бросить в воду.
(§ 134) Если человек будет уведен в плен и в его доме нет [средств] для пропитания и его жена войдет в дом другого, – эта женщина не виновна.
(§ 135) Если человек будет уведен в плен, и в его доме нет [средств для] пропитания, и поэтому его жена войдет в дом другого и родит детей, [а] потом ее муж вернется и достигнет своей общины, то эта женщина должна вернуться к своему первому мужу; дети следуют за отцом.
(§ 136) Если человек, бросив свою общину, убежит, и после этого его жена войдет в дом другого, то если этот человек, вернувшись, захочет взять свою жену, – так как он, презрел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу.
(§ 137) Если человек решит отвергнуть наложницу, родившую ему детей, или божью жену, давшую ему детей получить, то должно вернуть этой женщине ее приданое и дать ей часть поля, сада и [движимого] имущества, чтобы она могла вырастить своих детей. Когда она вырастит детей, должно выдать ей из всего данного ее детям часть, равную доле одного наследника; ее может взять [замуж] любимый ею муж.
(§ 138) Если человек решит отвергнуть свою [первую] супругу, не родившую ему детей, то он должен отдать ей все серебро ее выкупной платы и возместить ей приданое, принесенное ею из дома ее отца, и может отвергнуть ее.
(§ 139) Если выкупной платы не было, то он должен дать ей в качестве разводной платы 1 мину серебра.
(§ 140) Если он мушкенум, – он должен дать ей 1/3 мины серебра.
(§ 141) Если жена человека, живя в доме своего мужа, вознамерится оставить его, станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа,- ее должно изобличить; если муж ее выскажется за отвержение ее, – он может отвергнуть ее [и] не должен давать ей в ее путь ничего в качестве ее разводной платы. Если ее муж не выскажется за отвержение ее,- муж ее может взять другую [жену]; эта женщина должна жить в доме своего мужа как рабыня.
(§ 142) Если женщина возненавидит своего мужа и скажет ему: «Не касайся меня», то должно исследовать ее дело в отношении [возможного] с ее стороны порока. Если она целомудренна и беспорочна, а ее муж ходит из дома и очень позорит ее, – эта женщина невиновна; она может взять свое приданое и вернуться в дом своего отца.
(§ 143) Если она не целомудренна, ходит из дома, разоряет свой дом, позорит своего мужа, – эту женщину должно бросить в воду.
(§ 144) Если человек возьмет [замуж] божью жену, эта жена даст своему мужу рабыню и создаст [таким образом] детей, а этот человек вознамерится взять себе наложницу – этого не должно позволять ему, он не может взять наложницу.
(§ 145) Если человек возьмет божью жену, она не даст ему детей, [и] он вознамерится взять себе наложницу, – этот человек может взять себе наложницу [и] ввести ее в свой дом; эта наложница не должна равняться с женою.
(§ 146) Если человек возьмет себе божью жену, она даст своему мужу рабыню, и та родит детей, а потом эта рабыня станет равнять себя с своею госпожою, – так как она родила детей, ее хозяйка не может отдать ее за серебро; она может наложить на нее знак рабства и причислить ее к рабыням.
(§ 147) Если она не родила детей, ее хозяйка может отдать ее за серебро.
(§ 148) Если человек возьмет жену, ее постигнет проказа (?), [и] он вознамерится взять себе другую, – он может взять, [но] не должен отвергать жену, которую постигла проказа; она может жить в доме, который он построит, и он должен содержать ее, пока она жива.
(§ 149) Если эта женщина не согласится жить в доме своего мужа, – он должен вернуть ей приданое, принесенное ею из дома ее отца; она может уйти.
(§ 150) Если человек подарит своей жене поле, сад, дом или [движимое] имущество и выдаст ей документ с печатью, то после смерти ее мужа ее дети не могут требовать от нее ничего по суду; мать может отдать свое наследство своему любимому сыну; брату она не должна отдавать .
(§ 151) Если женщина, живя в доме человека, договором обяжет своего мужа, чтобы заимодавцы ее мужа не подвергали ее задержанию, и заставит его выдать ей документ [относительно этого], то, если этот человек имел на себе долг до взятия [замуж] этой женщины, его заимодавцы не могут подвергать его жену задержанию. Также, если эта женщина имела на себе долг до своего вступления в дом мужа, ее заимодавцы не могут задержать ее мужа.
(§ 152) Если у них образуется долг по вступлении этой женщины в дом человека, – они совместно отвечают перед тамкаром.
(§ 153) Если жена человека даст умертвить своего мужа из-за другого мужчины, – эту женщину должно посадить на кол.
(§ 154) Если человек познает свою дочь,- этого человека должно изгнать из общины.
(§ 155) Если человек сосватает невесту своему сыну, его сын познает ее, а потом он сам будет захвачен лежащим в ее лоне, – должно его связать и бросить в воду.
(§ 156) Если человек сосватает невесту своему сыну и его сын не познает ее, а он сам ляжет в ее лоно, – он должен отвесить ей 1/2 мины серебра и возместить ей все принесенное ею из дома ее отца; ее может взять [замуж] любимый ею муж.
(§ 157) Если человек после [смерти] своего отца ляжет в объятия своей матери, – должно сжечь их обоих.
(§ 158) Если человек после [смерти] своего отца будет захвачен в лоне своей мачехи, родившей детей, этого человека должно извергнуть от имущества дома его отца.
(§ 159) Если человек принесет брачный дар в дом своего тестя, отдаст выкупную плату, [но] обратит свой взор на другую женщину [и] скажет своему тестю: «Я не возьму твоей дочери», – отец девушки может забрать все принесенное ему.
(§ 160) Если человек принесет в дом своего тестя брачный дар и отдаст выкупную плату, а потом отец девушки скажет: «Я не отдам тебе моей дочери», – он должен вернуть в двойном размере все принесенное ему.
(§ 161) Если человек принесет в дом своего тестя брачный дар, отдаст выкупную плату, [а потом] его друг оклевещет его и тесть скажет хозяину жены: «Ты не возьмешь моей дочери»,- он должен вернуть все принесенное ему в двойном размере; а его жену его друг не может взять замуж.
(§ 162) Если человек возьмет жену, она родит ему детей, (а затем эта) женщина умрет (буквально: уйдет к судьбе своей), – ее отец не может возбуждать иска из-за ее приданого – оно принадлежит (только) ее детям.
(§ 163) Если человек возьмет жену, эта женщина не даст получить ему детей и умрет, то если его тесть вернет ему выкупную плату, принесенную этим человеком в дом своего тестя, – ее муж не может возбуждать иска из-за приданого этой женщины – ее приданое принадлежит только дому ее отца.
(§ 164) Если тесть не вернет ему выкупной платы, – он должен, вычтя из ее приданого всю выкупную плату, вернуть ее приданое в дом ее отца.
(§ 165) Если человек подарит своему сыну, приятному в его глазах, поле, сад или дом и выдаст ему документ с печатью, а потом отец умрет, – когда братья станут делиться, он [любимый сын] должен взять подарок, данный ему отцом, и, сверх того, они должны разделить между собою имущество в доме их отца поровну.
(§ 166) Если человек возьмет жен для сыновей, которых он имеет, [а] для своего младшего сына жены не возьмет, а потом отец умрет, – когда братья станут делиться, из имущества отцовского дома их отца, они должны установить младшему брату, не взявшему жены, кроме его доли, серебро на выкупную плату и дать ему взять жену.
(§ 167) Если человек возьмет жену и она родит ему детей, [а затем] эта женщина умрет, после [смерти] ее он возьмет себе другую женщину и она также родит детей, а потом отец умрет, – дети не должны делиться по матерям, они должны взять приданое своих матерей и разделить имущество в доме их отца поровну.
(§ 168) Если человек решит изгнать своего сына [и] скажет судьям: «Я изгоню моего сына», судьи должны расследовать его дело; если сын не совершил тяжкого греха, [достаточного] для изгнания его от наследства, – отец не может лишить своего сына наследства.
(§ 169) Если он совершил по отношению к отцу тяжкий грех, [достаточный] для изгнания его от наследства, они должны на первый раз простить его; если же он совершил тяжкий грех во второй раз, – отец может лишить своего сына наследства.
(§ 170) Если человеку его супруга родит детей и его рабыня (также) родит детей, [и] отец при своей жизни скажет детям, рожденным ему рабыней: «Мои дети», причислит их к детям супруги, а потом отец умрет, – дети супруги и дети рабыни должны делить между собою имущество, в доме их отца поровну; наследник, сын супруги, при разделе должен выбрать и взять [свою часть первым].
(§ 171) А если отец при своей жизни не скажет детям, рожденным ему рабыней: «Мои дети», а потом отец умрет, – дети рабыни не могут делить с детьми супруги имущество в доме их отца. Рабыня и ее дети должны быть отпущены на свободу, дети супруги не могут предъявлять к детям рабыни иска об [обращении в] рабство. Супруга должна получить свое приданое и подарок [вдовью долю], который ей дал и отписал посредством документа ее муж, жить в жилище своего мужа и пользоваться [всем этим], пока жива; она не может отдавать [это] за серебро; что останется после нее, принадлежит только ее детям.
(§ 172) Если ее муж не дал ей подарка [вдовьей доли], то должно возместить ей все ее приданое, и она должна получить из имущества дома своего мужа часть, равную доле одного наследника. Если ее дети станут притеснять ее, чтобы выгнать ее из дома ее мужа, то судьи должны расследовать ее дело и наказать детей, [а] эта женщина не обязана оставлять дом своего мужа. Если эта женщина решит оставить его, то она должна оставить своим детям подарок [вдовью долю], данный ей ее мужем, [а себе] взять приданое своего отцовского дома, и ее может взять любимый ею муж.
(§ 173) Если [там], куда эта женщина выйдет замуж, она родит детей своему второму мужу, а потом эта женщина умрет, то ее приданое дети от первого и второго мужа должны разделить между собою.
(§ 174) Если она не родит детей своему второму мужу, то ее приданое должны получить только дети ее [первого] супруга.
(§§ 175-176) Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмет замуж дочь человека [и] она родит детей, [то] хозяин раба не может предъявлять к детям дочери человека иска об [обращении] в рабство. И если раб дворца или раб мушкенума возьмет замуж дочь человека и она, когда он брал ее замуж, вошла в дом раба дворца или раба мушкенума с приданым из дома своего отца, [и] после того как они поселились вместе, они создали дом и приобрели имущество, а потом либо раб дворца, либо раб мушкенума умрет, (то) дочь человека должна получить свое приданое, а все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части: половину должен взять хозяин раба, другую – дочь человека для своих детей. Если у дочери человека не было приданого, – все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части; половину получает хозяин раба, другую – дочь человека для своих детей.
(§ 177) Если вдова, имеющая малолетних детей, решит войти в дом другого, она не может войти без [дозволения] судей. Когда она входит в дом другого, судьи должны расследовать дела дома ее первого мужа, передать дом ее первого мужа в заведование ее второму мужу и этой женщине и взять с них документ. Они должны хранить дом, воспитывать малолетних детей, не могут отдавать утвари за серебро. Покупатель, купивший утварь детей вдовы, теряет свое серебро; имущество должно вернуться его хозяевам.
(§ 178) Если божьей сестре, божьей жене или блуднице , которой отец дал приданое (и) написал документ, но не напишет в написанном им документе, что она может отдать свое наследство, куда захочет, не предоставит ей свободного распоряжения, а потом отец ее умрет, – ее братья получают ее поле и сад и должны давать ей сообразно с размером ее доли хлеб, масло и шерсть и (этим) продовольствовать ее. Если ее братья не станут давать ей сообразно с размером ее доли хлеб, масло и шерсть и [этим] продовольствовать ее, – она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, и ее земледелец должен содержать ее. Она может пользоваться полем, садом и всем, данным ей ее отцом, пока жива, [но] не может ни отдавать за серебро, ни оплачивать долги другому; ее наследство принадлежит только ее братьям.
(§ 179) Если божьей сестре, божьей жене или блуднице, которой ее отец дал приданое и написал документ с печатью, он напишет в написанном им документе, что она может отдать свое наследство (?), куда захочет, предоставит ей свободное распоряжение, а потом отец ее умрет, – она может отдать свое наследство, куда захочет; ее братья не могут [ничего] требовать с нее.
(§ 180) Если отец не дал своей дочери, божьей жене, живущей в обители, или блуднице приданого, а потом отец ее умрет, – она получает из имущества в доме её отца часть, равную доле одного наследника, и пользуется ею, пока жива. Ее наследство (?) принадлежит только ее братьям.
(§ 181) Если отец посвятит [дочь] богу в качестве божьей жены, храмовой блудницы или храмовой девы и не даст ей приданого, а потом отец ее умрет, – она должна отделить из имущества в доме отца 1/3 своей наследственной доли и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит только ее братьям.
(§ 182) Если отец не даст приданого своей дочери – божьей жене Мардука Вавилонского, не напишет ей документа с печатью, а потом отец ее умрет, – она должна отделить у своих братьев и получить из имущества в доме отца 1/3 своей наследственной доли; повинности она не должна нести; свое наследство божья жена Мардука может отдать, куда захочет.
(§ 183) Если отец даст своей дочери от наложницы приданое, отдаст ее замуж и напишет ей документ с печатью, а потом ее отец умрет, – она не имеет доли в имуществе в доме ее отца.
(§ 184) Если отец не даст своей дочери от наложницы приданого и не отдаст ее замуж, а потом отец ее умрет, – ее братья должны дать ей приданое, сообразно с возможностями отца в доме, и отдать ее замуж.
(§ 185) Если человек усыновит малолетнего на свое имя и вырастит его, – этот приемыш не может быть потребован обратно.
(§ 186) Если человек усыновит малолетнего и когда его примут, он нанесет обиду (?) своему [приемному] отцу или матери [или: он найдет своего отца или мать], – этот приемыш должен быть возвращен в дом своего отца.
(§ 187) (Приемный) сын евнуха (?), служащего во дворце, и сын блудницы не может быть потребован обратно.
(§ 188) Если ремесленник возьмет малолетнего (?) приемыша и научит его своему ремеслу, – он не может быть потребован обратно.
(§ 189) Если он не научит его своему ремеслу, – этот приемыш может вернуться в дом своего (родного) отца.
(§ 190) Если человек усыновит малолетнего, вырастит его, но не причислит его к своим детям, – этот приемыш может вернуться в дом своего родного отца.
(§ 191) Если человек вырастит усыновленного им малолетнего, [но] создаст свой дом и потом получит детей и решит изгнать приемыша, – этот сын не должен уйти с пустыми руками; приемный отец должен выдать ему из своего движимого имущества 1/3 его наследственной доли, (и лишь тогда) он уйдет; из поля, сада и дома он не обязан давать ему ничего.
(§ 192) Если сын евнуха (?) или блудницы скажет своему приемному отцу или приемной матери: «Ты не отец мне» [или] «Ты не мать мне», – ему должно отрезать язык.
(§ 193) Если сын евнуха (?) или сын блудницы узнает о доме своего [естественного] отца и возненавидит своего приемного отца или приемную мать и уйдет в дом своего отца, – ему должно вырвать глаз.
(§ 194) Если человек отдаст своего ребенка кормилице и этот ребенок умрет в руках кормилицы, [а] кормилица без ведома его отца и его матери подменит его другим ребенком,- ее должно изобличить, и за то, что она без ведома его отца и его матери подменила его другим ребенком, должно отрезать ей груди.
(§ 195) Если сын ударит своего отца, – ему должно отрезать пальцы.
(§ 196) Если человек повредит глаз сына человека, – должно повредить его глаз.
(§ 197) Если он сломает кость [сына?] человека,- должно сломать его кость.
(§ 198) Если он повредит глаз мушкенума или сломает кость мушкенума, – он должен отвесить 1 мину серебра.
(§ 199) Если он повредит глаз раба человека или сломает кость раба человека, – он должен уплатить половину его покупной цены.
(§ 200) Если человек выбьет зуб равного себе, – должно выбить его зуб.
(§ 201) Если он выбьет зуб у мушкенума, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 202) Если человек ударит по щеке высшего [по положению], чем он сам, – должно в собрании (публично) ударить его 60 раз плетью из воловьей кожи.
(§ 203) Если сын человека ударит по щеке равного себе сына человека, – он должен отвесить 1 мину серебра.
(§ 204) Если мушкенум ударит по щеке мушкенума, – он должен отвесить 10 сиклей серебра.
(§ 205) Если раб человека ударит по щеке сына человека,- должно отрезать ему ухо.
(§ 206) Если человек ударит человека в драке, причинит ему повреждение, – этот человек должен поклясться: «Я ударил его не умышленно», и оплатить врача.
(§ 207) Если тот умрет от побоев, то он должен поклясться, и если [потерпевший] – сын человека, он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 208) Если [потерпевший] – сын мушкенума, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 209) Если человек ударит дочь человека и причинит выкидыш ее плода, – он должен уплатить за ее плод 10 сиклей серебра.
(§ 210) Если эта женщина умрет, – должно убить его дочь.
(§ 211) Если он причинит побоями дочери мушкенума выкидыш ее плода, – он должен отвесить 5 сиклей серебра.
(§ 212) Если эта женшина умрет, – он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 213) Если он ударит рабыню человека и причинит выкидыш ее плода, – он должен отвесить 2 сикля серебра.
(§ 214) Если эта рабыня умрет, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 215) Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и излечит [этого] человека или снимет бельмо (?) у человека бронзовым ножом и вылечит глаз человека, – он должен получить 10 сиклей серебра.
(§ 216) Если [больной] – мушкенум, – он должен получить 5 сиклей серебра.
(§ 217) Если [больной] – раб человека, – хозяин раба должен отдать врачу 2 сикля серебра.
(§ 218) Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом, причинит смерть [этому] человеку или снимет бельмо (?) у человека бронзовым ножом и повредит глаз человека, – ему должно отрезать пальцы.
(§ 219) Если врач сделает тяжелый надрез бронзовым ножом рабу мушкенума, причинит ему смерть, – он должен возместить раба за раба .
(§ 220) Если он снимет бронзовым ножом бельмо (?) и повредит его глаз, – он должен отвесить серебром половину его покупной цены.
(§ 221) Если врач выправит сломанную кость человеку или вылечит болезненную опухоль (?), – [больной] должен отвесить врачу 5 сиклей серебра.
(§ 222) Если [больной] – сын мушкенума, то должно отвесить 3 сикля серебра.
(§ 223) Если [больной] – раб человека, – хозяин раба должен отвесить врачу 2 сикля серебра.
(§ 224) Если лекарь волов или овец сделает тяжелый надрез волу или овце, излечит [животное], – хозяин вола или овцы должен дать в качестве его платы 1/6 сикля серебра.
(§ 225) Если он сделает тяжелый надрез волу или овце, причинит смерть [животному], – он должен отдать хозяину вола или овцы 1/4 [или: 1/5] покупной цены.
(§ 226) Если цирюльник без [дозволения] хозяина раба сбреет (?) [или: наложит] знак непродажного (?) раба, – этому цирюльнику должно отрезать пальцы.
(§ 227) Если человек обманет цирюльника [и] тот сбреет [? или: наложит] знак непродажного раба, – этого человека должно убить и зарыть в его воротах; цирюльник должен поклясться: «Я сбрил [или: наложил] знак «неумышленно», и быть свободным [от ответственности].
(§ 228) Если строитель построит человеку дом и завершит его, – он (домохозяин) должен дать ему подарок – 2 сикля серебра за каждый cap [площади] дома.
(§ 229) Если строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть домохозяину, – этого строителя должно убить.
(§ 230) Если он причинит смерть сыну домохозяина, – должно убить сына строителя.
(§ 231) Если он причинит смерть рабу домохозяина, – он должен отдать домохозяину раба за раба.
(§ 232) Если он погубит имущество, – он должен возместить все погубленное им; а за то, что построил дом непрочно, так что он обвалился, должен отстроить обвалившийся дом за свой счет.
(§ 233) Если строитель, строя человеку дом, не укрепит свою работу, так что стена обрушится, – он должен упрочить стену за свое серебро.
(§ 234) Если корабельщик соорудит человеку судно [вместимостью] в 60 курру, – он (судохозяин) должен дать ему в подарок 2 сикля серебра.
(§ 235) Если корабельщик, сооружая человеку судно, сделает свою работу ненадежно, так что судно станет течь (?), получит недостаток в том же году, – корабельщик должен сломать это судно, сделать прочное на свой счет и отдать прочное судно судохозяину.
(§ 236) Если человек отдаст свое судно в наем корабельщику, а корабельщик будет небрежен и потопит или погубит судно, – корабельщик должен возместить судно судохозяину.
(§ 237) Если человек наймет корабельщика и судно, нагрузит его хлебом, шерстью, маслом, финиками или другим грузом, а этот корабельщик будет небрежен и потопит судно или погубит находящееся в нем, – корабельщик должен возместить потопленное им судно и все погибшее.
(§ 238) Если корабельщик потопит судно, но поднимет его [из воды], то он должен отдать серебром половину его покупной цены.
(§ 239) Если челов[ек наймет] корабельщика, – он должен давать ему 6 [курру хлеба] в год.
(§ 240) Если судно, идущее навстречу течению (т. е. под парусами), набежит на судно, идущее вниз по течению (т. е. гребное судно), и потопит его,- судохозяин, чье судно было потоплено, должен клятвенно показать перед богом все погибшее на его судне, и [хозяин] судна, шедшего навстречу течению, потопившего судно, шедшее вниз по течению, должен возместить ему судно и все погибшее.
(§ 241) Если человек возьмет под залог вола, – он должен отдать 1/3 мины серебра.
(§ 242-243) Если человек наймет на год (скотину)- наемную плату за рабочего (?) вола, 4 курру хлеба, наемную плату за скотину (буквально: быка – корову) упитанную (буквально: лоснящуюся) первого качества, 3 курру хлеба он должен отдать его [или ее] хозяину.
(§ 244) Если человек наймет вола [или] осла и его умертвит в степи лев, – убыток ложится только на его хозяина.
(§ 245) Если человек наймет вола и причинит eму смерть, вследствие небрежности или побоев, – он должен хозяину вола отдать вола за вола.
(§ 246) Если человек наймет вола и сломает ему ногу или рассечет ему жилу на затылке, – он должен хозяину вола отдать вола за вола.
(§ 247) Если человек наймет вола и повредит ему глаз, – он должен отвесить хозяину вола серебром половину его покупной цены.
(§ 248) Если человек наймет вола и сломает ему рог, отрежет ему хвост или повредит ему ноздри (?), – он должен отдать серебром 1/5 его покупной цены.
(§ 249) Если человек наймет вола и его поразит бог, так что он падет, – взявший его в наем должен произнести клятву богом и быть свободным [от ответственности].
(§ 250) Если вол, идя по улице, забодает человека и причинит ему смерть, – это судебное дело не ведет к иску.
(§ 251) Если вол человека бодлив, ему (хозяину) будет заявлено о его пороке, [а именно], что он бодлив, а тот не притупит ему рогов и не спутает своего вола и этот вол забодает сына человека и причинит ему смерть, – он должен отдать 1/2 мины серебра.
(§ 252) [Если] [погибший] – раб человека, – он должен отдать 1/3 мины серебра.
(§ 253) Если человек наймет человека для заведования своим полем, поручит зерно, необходимое для хозяйства, вверит скот [и] договором обяжет его обрабатывать поле, то если этот человек украдет семена или корм и это будет найдено в его руках, – должно отрезать ему палыты.
(§ 254) Если он, присвоив себе зерно, необходимое для хозяйства, изнурит скот, – он должен возместить соответствуюшее количество (?) зерна, которое он получил.
(§ 255) Если он отдаст скот человека в наем или украдет семена и не вырастит хлеба на поле, – этого человека должно изобличить, и он должен отмерить во время жа[твы] 60 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 256) Если он не состоянии оплатить то, за что он ответственен,- должно разорвать (?) его на этом поле с помощью скота.
(§ 257) Если человек наймет пахаря (?), – он должен давать ему 8 курру хлеба в год.
(§ 258) Если человек наймет погонщика волов, – он должен давать ему 6 курру хлеба в год.
(§ 259) Если человек украдет плуг с обрабатываемой земли, то должен уплатить хозяину плуга 5 сиклей серебра.
(§ 260) Если он украдет плуг-сеялку (?) или борону, он должен отдать 3 сикля серебра.
(§ 261) Если человек наймет пастуха пасти крупный или мелкий скот, – он должен давать ему 8 курру хлеба в год.
(§ 262) Если человек вола или овцу (текст уничтожен)
(§ 263) Если он погубит данного ему [вола] или [овцу], – он должен возместить хозяину вола за [вола] и овцу за [овцу].
(§ 264) Если [пастух], которому даны для [пастьбы] круп[ный] или мелки[й скот], получит всю заработную плату и (ею) будет удовлетворен, [но несмотря на это] станет уменьшать число крупного или мелкого скота или уменьшать прирост, то он должен отдать прирост и доход сообразно со своим договором.
(§ 265) Если пастух, которому даны для пастьбы крупный или мелкий скот, будет нечестен, изменит клеймо или отдаст {скот] за серебро, – его должно изобличить, и он должен возместить украденный им крупный или мелкий скот хозяину в 10-кратном размере.
(§ 266) Если в загоне произойдет прикосновение бога (т. е падеж) или лев убьет [животное], – пастух должен перед богом очистить себя, а хозяин загона должен простить падеж в загоне.
(§ 267) Если пастух будет небрежен и допустит [случиться] в загоне белокровию (?), – пастух должен возместить хозяину причиненный им в загоне ущерб от белокровия (?) крупным или мелким скотом.
(§ 268) Если человек наймет вола для молотьбы, – его наемная плата – 20 сила хлеба.
(§ 269) Если он наймет осла для молотьбы, – его наемная плата 10 сила хлеба.
(§ 270) Если он наймет козленка (?) для молотьбы, – его наемная плата 1 сила хлеба.
(§ 271) Если человек наймет волов, повозку и погонщика,- он должен давать 180 сила хлеба в день.
(§ 272) Если человек наймет одну только повозку, – он должен давать 40 сила хлеба в день.
(§ 273) Если человек наймет работника, – он должен давать ему от начала года до пятого месяца 6 ше серебра в день. С шестого месяца до конца года он должен давать 5 ше серебра в день.
(§ 274) Если человек наймет ремесленника, – то плату… 5 ше серебра, плату… 5 [ше сер]ебра, плату – […ше] серебра, [плату камне]реза – […ше] серебра, [плату… ше] серебра, плату кузнеца [..ше се]ребра, [плату] плотника 4 ше серебра, плату кожевника [… ше серебра], плату судостроителя [… ше серебра], [плату] строителя [… ше серебра в д]ень он должен давать.
(§ 275) Если человек наймет судно [длинное (т. е. судно, которое тянут бечевой), – он должен давать за него 3 ше серебра в день в качестве платы.
(§ 276) Если человек наймет судно, идущее навстречу течению (парусное судно),- он должен давать за него 2 1/2 ше серебра в день в качестве платы.
(§ 277) Если человек наймет судно [вместимостью] в 60 курру, – он должен давать за него 1/6 [сикля] серебра в день в качестве платы.
(§ 278) Если человек купит раба [или] рабыню [и] по прошествии месяца его постигнет падучая, – покупатель может вернуть [их] своему продавцу и получить обратно отвешенное им серебро.
(§ 279) Если человек купит раба [или] рабыню [и] подвергнется [виндикационному] иску, – по иску отвечает только его продавец.
(§ 280) Если человек купит во враждебной стране раба [или] рабыню человека и, когда придет в [свою] страну, хозяин раба или рабыни признает своего раба или рабыню, то если эти раб и рабыня – дети страны (т. е. Вавилонии), – их должно отпустить на свободу без [вознаграждения в виде] серебра.
(§ 281) Если они дети другой страны, то покупатель должен назвать перед богом отвешенное им серебро, [а] хозяин раба или рабыни может отдать тамкару отвешенное им серебро и освободить [для себя] своего раба или рабыню.
(§ 282) Если раб скажет своему хозяину: «Ты не хозяин мне», – он должен изобличить его как своего раба, и затем его хозяин может отрезать ему ухо.
(Вот) справедливые законы, утвержденные Хаммурапи, победоносным царем, водворившим истинное благополучие и доброе управление в стране.
Я – Хаммурапи, несравненный царь. Я никогда не пренебрегал черноголовыми, которых даровал мне Энлиль и пасти которых поручил мне Мардук, никогда не был нерадив, отыскивал для них безопасные места [жительства], облегчал великие беды, давал сиять на них свету. Могучим оружием, врученным мне Забабою и Иштар, премудростью, сужденной мне Эа, мощью, данной мне Мардуком, я изгнал врагов вверху и внизу, погасил раздоры, даровал стране благоденствие, дал людям жить в огражденных селениях, не допускал их до тревог. Меня призвали великие боги, и вот я – благодетельный пастырь, жезл которого прям; моя благая сень распростерта над моим градом, в моем лоне я держу людей Шумера и Аккада, с помощью моей богини-покровительницы [и] ее братьев (?) я правил ими в мире, укрывал их своею мудростью.
Для того чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, – в Вавилоне, городе, главу которого вознесли Ану и Энлиль, в Э-Сагиле, храме, основание которого прочно, как небо и земля, – чтобы судился суд в стране, чтобы решались приговоры в стране, чтобы притесненному оказать справедливость, я начертал мои драгоценные слова на моей стеле и поставил перед изображением моим, царя справедливого.
Я – царь, превосходящий всех царей, мои слова превосходны, моя мощь не имеет равных. По велению Шамаша, великого судьи небес и земли, да сияет моя справедливость в стране, по слову Мардука, моего владыки, да не найдет мой памятник никого, кто бы удалил ее. В Э-Сагиле, которую я люблю, вечно да поминается мое имя во благо.
Угнетенный, имеющий тяжбу, пусть придет к изображению моему, царя справедливого, заставить прочесть себе мою надписанную стелу, пусть услышит мои драгоценные слова, пусть моя стела объяснит ему дело, пусть найдет он свое право, пусть даст своему сердцу вздохнуть (свободно) и пусть скажет громко: «Хаммурапи, мол, – владыка, который для людей как бы отец родной; он преклонялся пред словом Мардука, своего владыки, и одержал для Мардука победу вверху и внизу, радовал сердце Мардука, своего владыки, судил навсегда благоденствие людям, а страною правил справедливо». Пусть от всего своего сердца он помолится за меня перед Мардуком, моим владыкою, [и] Сарпанит , моею владычицей, [а бог] – хранитель, богиня-покровительница [и] боги, входящие в Э-Сагилу, и кирпичи Э-Сагилы, ежедневно да одобряют его помышления перед Мардуком, моим владыкою, и Сарпанит, моею владычицей.
Будущим временем, навеки царь, который будет в стране, да соблюдает справедливые слова, написанные на моей стеле, да не изменит он суда страны, как судился он мною, приговоров страны, как решались они мною, да не разрушит моего памятника.
Если этот человек, будучи благоразумным, может справедливо править своей страною, то пусть он чтит слова, написанные мною на моей стеле. Эта стела пусть укажет ему ход управления, суд страны, что судил я, приговоры страны, что решал я, и пусть справедливо он правит черноголовыми, пусть судит их суд, пусть решает их приговоры, пусть истребит в стране своей беззаконных и злых, пусть даст благоденствие своим людям.
Я – Хаммурапи, царь справедливый, которому Шамаш даровал постановления права. Мои слова превосходны, мои дела бесподобны, лишь для безумного – пусты, а для мудрого сияют во славу.
Если этот человек будет чтить мои слова, написанные на моей стеле, не отменит моего законодательства, не исказит моих слов, не изменит моего памятника, этот человек – как я, справедливый царь. Да удлинит ему Шамаш жезл, пусть пасет он людей своих справедливо.
Если же этот человек не будет чтить мои слова, написанные на моей стеле, позабудет мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит суд, что я судил, исказит мои слова, изменит мой памятник, выскоблит мое написанное имя и впишет свое, [или] из страха перед этими проклятиями побудит другого, то – будет ли это царь или владыка, или правитель, или какой бы то ни было человек, носящий имя, – пусть великий Ану, отец богов, назвавший годы моего правления, лишит его царского блеска, сломает его жезл, проклянет его судьбу; Энлиль, владыка, судящий судьбы, повеления которого неотменимы, возвеличивающий мою царственность, да разожжет против него в его доме неподавимые смуты, мятежи, ведущие его к гибели, да назначит ему на долю жалкое правление, краткие дни, голодные годы, беспросветную тьму, внезапную смерть, да провозгласит своим могучим словом погибель его города, рассеяние его людей, порабощение его царства, небытие его имени и его памяти в стране; Нинлиль , великая мать, слово которой почтенно в Э-Куре, княгиня, милостивая ходатаица за мои помыслы, да обратит в дурную сторону его дело в месте суда и приговора пред Энлилем, да вложит она в уста царя Энлиля опустошение его страны, погибель его людей, излитие его жизни подобно воде; Эа, великий князь, чьи определения судьбы идут издревле, мудрец среди богов, всеведущий, продлевающий дни моей жизни, да отнимет у него разум и мудрость, да ввергнет его в забвение, да заткнет его реки у истока, да не вырастит в его стране хлеба – жизни людей; Шамаш, великий судья небес и земли, управляющий живыми существами, владыка, моя надежда, да сокрушит его царство, да не судит его дела, да спутает путь его, да поколеблет стопы его войска, да пошлет ему при его жертвенном гаданье дурное предзнаменование исторжения корней его царства н погибели его страны, да постигнет его в скорости дурное слово Шамаша, да искоренит он его вверху из среды живущих, а внизу, в преисподней, да жаждет его дух воды; Син, владыка небес, бог, создавший меня, блеск которого сияет среди богов, да отнимет у него тиару и царский престол, да введет его в тяжкий грех, да возложит на него тяжкую кару, что не сойдет с его тела, да кончит он дни и месяцы и годы своего правления во вздохах и слезах, да сделает ему тяжким бремя царского звания, жизнь, подобную смерти, да судит ему на долю; Адад, владыка плодородия, ороситель небес и земли, мой союзник, да отнимет у него дождь на небе и половодье в истоке [рек], да погубит страну его голодом и нуждой, да закричит гневно над его городом, да превратит страну его в развалины потопа; Забаба, великий воитель, первый сын Э-Кура, выступающий одесную меня, да разобьет его оружие на месте сражения, да превратит ему день в ночь, да направит на него его врага; Иштар, владычица войны и битвы, открывающая [путь] моему оружию, моя милостивая богиня-хранительница, любящая мое правление, да проклянет в своем яростном сердце, в своем великом гневе его царство, да превратит его добрые дела в злые, да разобьет его оружие в месте войны и битвы, да пошлет ему смуту и восстание, да повергнет его воинов, да напоит землю их кровью, да набросает трупы войска его кучами среди степи, да не помилует его войска, да предаст его самого в руку его врага, да отведет его в цепях в страну его врага; Нергал, сильный среди богов, неодолимый боец, ниспосылающий мне победу в своей великой мощи, как яростный огонь в тростнике, да сожжет его людей, да рассечет его своим могучим оружием, да раздробит его суставы, как глиняное изваянге; Нинту, высокая княгиня стран, мать, родившая меня, да отнимет его наследника, да не даст быть его имени, да не создаст среди людей его семени человека; Нинкаррак дочь Ану, рекущая мне благо, да пошлет из Э-Кура на его тело тяжкую болезнь, злого демона, мучительную язву, от которых нет облегчения, сути которых не ведает врач, которых не успокоить перевязкой, которые, подобно смертельному укусу, неистребимы, пусть выступают они из его суставов до тех пор, пока жизнь его не угаснет; великие боги небес и земли, все ануннаки, бог хранитель храма, кирпичи Э-Барры, страшным проклятием да проклянут его самого, его семя, его страну, его воинов (?), его людей и его войско; Энлиль непреложным изречением своих уст да проклянет его могучими проклятиями, и немедленно они его да постигнут!
Текст кодекса дан в переработанном И. М. Дьяконовым переводе И. М. Волкова.
Из переписки царя Хаммурапи
Глиняные таблетки первой половины XVIII в. до н. э. из архива царя I Вавилонской династии Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.).
Письма Хаммурапи и получавшиеся им донесения, содержащие много сведений о земельных отношениях в Вавилонии, иллюстрируют примерами из жични некоторые установления кодекса этого царя. Особенно интересны тексты, в которых сообщается о спорах за воду для орошения и земельные участки. Документы эти показывают также, как активно царь Вавилона вмешивался в отношения между подданными и контролировал деятельность старейшин и собраний жителей различных городов.
Перевод сделан по публикации текстов Е. Thureau-Dangin, La correspondence de Hammurabi avec Samas-hasir, №№ 64, 40, 39, 36.
ПИСЬМО ПРИБЛИЖЕННОГО ЦАРЯ ХАММУРАПИ К ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВИЛЬНОЙ ВЫДАЧИ НАДЕЛА СЕМЬЕ ЦАРСКИХ СЛУГ
Шамаш-хасиру скажи: так говорит Авель-Нинурта. Шамаш да животворит тебя.
Пирхум, сын Мутум-эля, известил меня о следующем, говоря так: «В доме моего отца мы выполняли одну должность в качестве гонцов [и] одну должность в качестве волопаса; [а теперь] поле дому нашего отца дано полностью только на волопаса». Если должность только одна, то они наделены полностью. Расследуй дело: если в доме отца их две должности, то раздели им их доли надвое. Он не должен обращаться во дворец.
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ПО ПОВОДУ СУДЕБНОГО ДЕЛА О ЗЕМЕЛЬНОМ НАДЕЛЕ
Шамаш-хасиру и Мардук-насиру скажи: так говорит Хаммурапи.
Иби-Адад,… (название должности), известил меня о следующем, говоря так: «Поле дома отца моего, которое мы с давних пор держали, оспорил у меня Шеп-Син Глухой, сын Абиятума; затем Шамаш-хасир, город[ской совет] и старейшины собрались и рассмотрели дело об этом поле, установили клятвенными показаниями, что Абиятум, отец Глухого, этого поля не держал, [что] это поле – наше держание, и выдал мне таблетку. А в таблетке, которую они мне дали, Абиятум, отец Глухого, записан в свидетели. Теперь же Глухой, сын Абиятума, опять оспорил у меня мое поле, и даже ячмень мой он сторожит». Так он известил меня. Если это так, как сказал Иби-Адад,… (название должности) и дело об этом поле Шамаш-хасир, город[ской совет] и старейшины рассмотрели и установили клятвенными показаниями, что поле [принадлежит] только Иби-Ададу, а в таблетке Абиятум, отец Глухого, записан в свидетели, то верните поле и ячмень Иби-Ададу; если же дело об этом поле не рассматривалось, Шамаш-хасир не установил [принадлежности] этого поля клятвенными показаниями и затем не отдал Иби-Ададу, то пусть оружие бога сойдет к полю, а затем вы, город[ской совет] и старейшины, перед богом установите дело об этом поле клятвенными показаниями и передайте это поле в вечное владение .
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО НЕРАВНОГО ЗАХВАТА ПОЛЯ
Шамаш-хасиру, Син-Мушаллиму и товарищам их скажи: так говорит Хаммурапи.
Уруш-мубаллит, старшина «Западных» , поместил стражу на поле, которое держит плотник Идин-Нана, что между Забнатумом и Эгиккирумом, которое прежде Ирра-каррад ограбил у Идин-Наны.
Уруш-мубаллиту я написал настоятельно, чтобы он убрал стражу, которую он поместил на поле Идин-Наны. А вы же сами уберите стражу, которую Ураш-мубаллит поместил на поле Идин-Нана, и поле подтвердите за плотником Идин-Наной.
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО НЕКОТОРЫХ ИРРИГАЦИОННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ
Шамаш-хасиру и товарищам его скажи: так говорит Хаммурапи. Маниум и Авель-илим, воины, написали мне о следующем, говоря так: «В канале Угдимша спала вода, и до арендованного нами поля не доходит». Так они написали мне. Пойдите к устью канала Угдимша, и если вода спала и до арендованного ими поля вода не доходит, то устройте им в устье канала Угдимша проточную воду. Если воды, которая сейчас подымается в канал Угдимша, не мало и достаточно, чтобы увеличить [подачу] на арендованное ими поле, то никакого [оросительного] сооружения в устье канала Угдимша не ставьте. А кроме того, Маниум и Авель-илим, воины, оспаривают [друг у друга] их арендованное поле. Согласно таблетке пожалования (?), которую я пожаловал (?) им, подтвердите за ними арендуемое поле.
Пер. И.М. Дьяконов
Частноправовые документы времени I Вавилонской династии
Глиняные таблетки из Ларсы (южн. Вавилония), Дильбата и Сиппара (сев. Вавилония) содержат акты купли-продажи, мены, найма и аренды. Эти документы доказывают наличие во II тысячелетии до н. э. развитых форм частного владения на землю и рабов, что подтверждается разнообразием форм деловых сношений между отдельными лицами и разработанными во всех деталях и твердо установившимися юридическими формулами. Они дополняют и конкретизируют правовые нормы кодекса Хаммурапи. (Из собраний Государственного музея изобразительных искусств и Ленинградского отделения Института истории АН СССР.) (А. П. Рифтин. Старовавилонские юридические и административные документы в собраниях СССР, М.–Л. 1937, №№ 16, 24, 25, 28, 31, 35, 36, 38, 39).
А. Таблетка из Ларсы; 31-й год правления Римсина (1821 –1761 гг. до н. э.). Апиль-Амурру купил у Син-ублама 1 ику целины за 3 сикля серебра в присутствии 8 свидетелей, включая писца. Документ написан по-аккадски.
1 ику целины рядом с [полем] Апиль-Амурру, рядом с податным полем, рядом с [полем] Битум-раби и Шеп-Сина, его брата, целина Син-ублама, от Син-ублама Апиль-Амурру купил. Полную цену, 3 сикля серебра, он отвесил. В том, что в будущем он не нарушит договора, Наннаром [Шамашем и] Рим-Сином, ца[рем], он поклялся.
Перед Мардук-эришем гон[цом], Магиру, наместником, Варад-Титурру, Хаблу, лека[рем], Нидитту, Ипку-Бабой Синимгуранни, Пирхум, писцом. Печать свидетелей. Месяц шабат [11-й], день 5-й. Год: 2-й [как] Исин [был взят].
Б. Таблетка из Ларсы; 15-й год правления Римсина: Балму-намхе покупает некоего Залилуму у матери последнего Син-нури за 11 сиклей серебра в присутствии 9 свидетелей.
[Некоего] Залилум по имени, сына Син-нури, у Син-нури его матери Балму-намхе купил. 11 сиклей серебра в качестве полной цены он отвесил. В том, что в будущем она не предъявит претензий, своим царем она поклялась. Перед Варад-Наннаром перед Сингамилем, птицеловом, перед Иби-Илабратом, ювелиром, перед Син-Ирибам, перед Аху-вакаром, перед Лу-Ниншубуркой, перед Илима-ахи. Печать свидетелей. Месяц ташрит [7-й], день 23. Год: Каида и город Насару своим могучим орудием он (царь) взял.
В. Таблетка из Ларсы, 15-й год правления Римсина. Тот же Балму-намхе покупает у Нитени раба и платит 13 сиклей серебра. Сделка совершена в присутствии 10 свидетелей.
Одного раба, по имени Шу-Амурру, раба [принадлежащего] Нитени, у Нитени Балму-намхе купил, 13 сиклей серебра в качестве его [продавца] полной цены, он ему отвесил. Перед Ману, куркурру , перед Варой, кабатчиком, перед Риш-Иррой, ювелиром, перед Лиззам-или…, перед Шаман-Гамилем, пивоваром, перед Шуа, сыном Таппи-илу, перед Нидитту,…, перед Лакипу, тамкаром, перед Лу-Ниншубуркой, сыном Шеме-Или, перед Аху-вакру… Печать свидетелей Месяц адлар [12-й]. Год: Каидда и город Насару своим могучим оружием он (царь) взял.
Г. Таблетка из Ларсы, 19-й год правления Римсина. Тот же Балму-намхе берт у Тарибу сад с 33 финиковыми пальмами и 40 cap целины. В обмен он дает Тарибу 33 пальмы в двух различных местах, а за целину платит 3 сикля серебра. Сделка совершена в присутствии 12 свидетелей.
14 cap сада, в нем 33 финиковых пальмы, 40 cap целины садовой – сад Тарибу; у Тарибу Балму-намхе взял Мена за его сад – 20 финиковых пальм возле Ил-Амурру, 13 финиковых пальм возле Яен-тинум, а за 40 cap целины садовой 3 сикля серебра, ее полная цена Балму-намхе в качестве ее полной цены отдал. В том, что в будущем, когда бы то ни было, вещный иск [к саду Тарибу возместит], Наннаром, Уту и Римсином царем он (Тарибу) поклялся (следуют имена 12 свидетелей). Печать свид[етелей]. Месяц вар[ахсаму], [8-й] [день…]. Год: Тигр, [реку богов до моря он прорыл].
Д. Таблетка из Ларсы; 5-й год правления Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.). Или-унени нанимает на 1 год у Идин-Эа дом за 1 сикль 15 ше (1) серебра. Из наемной платы Идин-Эа взял вперед 1/2 сикля 15 ше . Сделка совершена в присутствии 3 свидетелей, из которых один писец.
Дом Идин-Эа у Идин-Эа, владельца дома, Или-унени за наемную плату на 1 год нанял. В качестве наемной платы за 1 год 1 сикль 15 ше (1) серебра Или-унени Идин-Эа серебро отвесит. Из нее (т. е. наемной платы) 1/2 сикля 15 ше серебра Идин-Эа берет (следуют имена свидетелей). Печать свидетели приложили. Месяц нисан (1-й), день 1-й Год: войско Турукку.
Е. Таблетка из Ларсы; 2-й год правления Самсуилуны (1749–1712 гг. до н. э.). Гильгамеш-Гамиль нанял на 3 месяца Или-у-шамаш у его матери Ламассум за 23/s гура ‘ зерна. Из наемдой платы Ламассум получила вперед ‘А сикля. Сделка совершена в присутствии 4 свидетелей. Или-у-шамаш по имени, – сына Ламассум, у Ламмассум, его матери, Гильгамеш-Гамиль на 3 месяца нанял. Наемную плату за 3 месяца 23/s гура зерна он отмерит. Из наемной платы за 3 месяца ‘А [сикля] серебра [она получила?] (следуют имена свидетелей). Печать свидетели приложили. Месяц нисан [1-й], день 20-й. Год: Новый (год) Самсуилуна царь. 1 1 гур равен 252,6 литра. Ж. Таблетка из Ларсы; 11-й год Самсуилуны. Набу-Дамгальнунна нанимает на 10 месяцев Апиль-Амурру. В качестве его содержания наниматель будет давать по 60 ка зерна в месяц, а также обязуется дать 1 платье стоимостью в 1 сикль серебра. Сделка заключена при 2 свидетелях.
Апиль-Амурру, по имени, от него самого от месяца думузу (4-го), 1-го дня, до месяца Нисан [1-го], вечера 30-го дня, Набу-Дамгальнунна нанял. По 60 ка зерна в месяц [в качестве] содержания он дает ему, и платьем в 1 сикль серебра он оденет его. Перед Эриду-ливиром, перед Син-италсой. Печать свидетели приложили. Месяц думузу (4-й), день 1-й. Год: Царь Самсуилуна стену Ура (построил).
З. Таблетка из Дильбата; 13-й год правления Аммизадуга (1646– 1626 гг. до н. э.). Мардук-мубаллит нанимает Эриб-Ураш у Идин-Ураш на два месяца для производства помола за 2 1/5 гура зерна и за ежедневное содержание из еды и вина. При краже чего-либо наемная плата пропадает. Из наемной платы 2/3 сикля получено вперед. При сделке присутствовало два свидетеля.
Эриб-Ураш […] у Идин-Ураш, его господина, Мардук-мубаллит, для производства помола на два месяца нанял. [За то, что] по 60 ка тонкой муки [в день] он будет молоть, [по] 10 ведер (?) воды он будет черпать, – по 2 ка еды [в день] – его содержание, по 3 ка финикового вина – его питье. Его наемную плату за 2 месяца – 2 1/5 гур зерна – Идим-Урашу, его господину, он отмерит. [Если] что-либо в руке его будет найдено, [то] свою наемную плату он теряет. Из его наемной платы 2/3 сикля серебра он получил (следуют имена свидетелей). Месяц аияр (2-й), день первый. Год: царь Аммизадуга. Возвышенный царский стандарт из меди.
И. Таблетка из Сиппара; время правления Хаммурапи. Варад-илишу арендует у жрицы Япхатум 12 ику поля для возделывания. Арендную плату в 12 гур зерна в храме Шамаша он отмерит. К 6 праздникам он снабдит ее продуктами. Кроме того, 1/2 сикля серебра – возмещение за поле. Сделка заключена в присутствии 5 свидетелей.
12 ику поля в (местности) Шамкану у Япхатум, дочери Изи-гатар, Варад-илишу поле для возделывания арендовал. Арендную плату (с) поля, 12 гур зерна, в храме Шамаша (он отмерит ). К 6 праздникам 20 ка ячменной муки 1 (куском) мяса он обеспечит ее. 1/2 сикля серебра – «баран» поля – он даст ей. Перед Шамаш-эрибам, перед Илишу-ибишу, сыном Шамаш-каррада, перед Лишару?, дочерью Ахушины (перед) Амат-Шамаш (…)
Пер. А.П. Рифтина
Ассирийские законы
Глиняные таблетки второй половины II тысячелетия до н.э. из г. Ашшура. Язык – среднеассирийский диалект аккадского.
Сборник ассирийских законов не является официальным кодексом, что подтверждается также отсутствием введения и заключения, как, например, в кодексе Хаммурапи. Скорее всего это сборник отдельных постановлений, случаев из судебной практики и решений по различным делам По сравнению с кодексом Хаммурапи ассирийские законы гораздо более суровы. Особенно показательно совершенно бесправное положение должника (табл. А, § 44). В очень тяжелом положении находились женщины. После замужества они переходили в полную власть мужа, и закон не защищал их от произвола с его стороны.
Таким образом законодательство рабовладельческого общества выступает в Ассирии в особенно резкой и откровенной форме, лишенным тех смягчений и частичных уступок свободным беднякам (в частности, должникам), которые имеются в законах других древневосточных рабовладельческих государств (кодекс Хаммурапи).
Последние статьи сборника ассирийских законов содержат ценные сведения о сельской общине в Ассирии.
Перевод сделан с некоторыми сокращениями по изданию: Driver and Miles, The Assyrian Laws.
Таблица А
[§ 1.] [Ес]ли женщина – [будь то] жена человека , [будь] то дочь человека , – вступив в дом бога, [из] дома бога что-либо [принадлежащее свят]ыне украдет и [оно] будет схвачено [в ее руках, и ее] уличат клятвенным показанием или докажут [против нее, то должно возвести] обвинение и [воп]росить бога; что он повелит [сделать с женщиной], то должно с ней сделать.
[§ 2.] Если женщина – будь то жена человека, будь то дочь человека – скажет мерзость или впадет в хуление, то эта женщина должна нести свою вину; к ее мужу, ее сыновьям и ее дочерям нельзя предъявлять требований.
[§ 3.] Если человек заболеет или умрет, а его жена украдет что-либо в его доме или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то жена человека и принявшие от нее должны быть убиты. А если жена человека, чей муж здрав, украдет в доме своего мужа или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то человек должен клятвенным показанием уличить свою жену и наложить на нее наказание; а принявший из рук жены человека должен отдать покражу, а также должно наложить на него наказание, какое человек наложит на свою жену.
[§ 4.] Если раб или рабыня примут что-либо из рук жены человека, то должно отрезать нос и уши рабу и рабыне, восполнить покражу. Человек может отрезать уши своей жене. А если жене своей он отпустит грех и не отрежет ей уши, то не должно отрезать рабу и рабыне (и) возмещать покражи.
[§ 5.] Если жена человека в доме другого человека украдет что-либо превышающее [стоимостью] 5 мин олова, то владелец покражи должен поклясться: «[Будь я проклят] если позволил ей взять! В моем доме произошла кража!» Если ее муж согласится, он может отдать покражу и выкупить ее, отрезав ей [при этом] уши. Если муж ее не согласится выкупить ее, то владелец покражи может взять ее [себе], а также отрезать ей нос.
[§ 6.] Если супруга мужа заложит что-либо на стороне, то принявший отвечает, как за покражу.
[§ 24.] Если жена человека удалилась от своего мужа, будь то в том городе, будь то в окрестных поселениях, где он ей указал дом, войдет в дом ассирийца, поселится у хозяйки дома, переночует трижды-четырежды, а хозяин дома не будет знать, что в его доме живет жена человека, [но] наконец эта женщина будет схвачена, то хозяин дома, чья жена от него удалилась, жену свою, (отрез]ав [ей (что-либо)], может взять; жене человека, у которой жила его жена, должно отрезать уши; если захочет, ее муж может отдать ее цену – 3 таланта 30 мин олова; а если захочет, его жену могут взять [у него]. А если хозяин дома знал, что у его жены живет жена человека, то он должен отдать втрое. А если он отопрется, говоря: «Я действительно не знал», то они должны пойти к Реке. И если человек, в доме которого жила жена человека, вернется из Реки, то он должен отдать втрое. Если же человек, от которого удалилась жена, вернется из Реки, то тот свободен, он выполнил все, что касалось Реки . А если муж, от которого бежала жена, (уши) своей жене не отрежет и возьмет обратно свою жену, то не должно быть никакого наказания.
[§ 25.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее умер и братья ее мужа «неразделенные», а детей у нее нет, то все украшения, которые возложил на нее ей ее муж и которые не пропали, могут взять «неразделенные» братья ее мужа; относительно прочего они должны без привлечения (имени) богов изобличить [и тогда] могут взять. К богу Реки и к клятве их не должно брать.
[§ 26.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее умер, то все подарки, которые делал ей ее муж, если есть дети ее мужа, они могут взять, а если нет детей ее мужа, она сама может взять.
[§ 27.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее постоянно ходил к ней, то всякое «нудунну» (выделенное имущество), которое дал ей ее муж, он сам может взять, [но] на принадлежащее дому отца ее он не имеет прав.
[§ 28.] [Ес]ли вдова вошла в дом человека и принесла с собой своего сына-младенца и он возрос в доме взявшего ее, но таблетки об усыновлении его не было написано, то он не получает надела в доме своего воспитателя, не отвечает за долги и получает надел согласно своей доле в доме своего родителя.
[§ 29.] Если женщина войдет в дом своего мужа, то ее приданое и все, что она принесет из дома отца своего или что ей дал ее свекор при ее приходе, – свободное и бесспорное имущество для ее детей; дети ее свекра не должны предъявлять прав. Но если муж получит (это) от нее (после ее смерти), то может отдать, что хочет, своим детям.
[§ 30.] Если отец принес, доставил «библу» (калым) в дом тестя своего сына, а женщина его сыну (еще) не будет дана, а другой его сын, жена которого живет в доме своего отца, умер, то жену своего умершего сына он может дать в качестве «ахузйту» своему другому сыну, в дом тестя которого он внес («библу»). Если владелец дочери, принявший «зубуллу» (калым), не согласится отдать свою дочь, то отец, принесший «зубуллу», если хочет, может взять свою невестку и отдать своему сыну, а если хочет, может взять [обратно] все, что он принес – олово, серебро, золото, – только основную сумму , кроме съедобного; на съедобное он не имеет прав .
[§ 31.] Если человек принес в дом своего тестя «зубуллу», а жена его умерла, а у его тестя есть [еще] дочери, то если хочет тесть, он может взять дочь своего тестя вместо своей умершей жены, или если он хочет, то он может взять серебро (в смысле «деньги»), которое он отдал; ячменя или овец или чего-либо съедобного ему не должно давать, он должен получить только серебро.
[§ 34.] Если человек возьмет себе вдову и не составит договора и она проживет в его доме 2 года, то она жена и уйти не может.
[§ 35.] Если вдова войдет в дом человека, то все, что она принесет, [принадлежит] ее мужу. А если человек придет к женщине, то все, что он принесет, [принадлежит] женщине.
[§ 36.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, или если ее муж поселил ее отдельно и ее муж отправится в поле и не оставит ей ни масла, ни шерсти, ни одежды, ни корма, ни вообще чего бы ни было и не пришлет ей ничего из поля, то эта женщина должна быть 5 лет верной своему мужу и не должна поселяться у [другого] мужа; если у нее есть дети, то они должны наниматься и [тем] питаться, а женщина должна ждать своего мужа и не должна поселяться у [другого] мужа. Если у нее нет детей, то 5 лет она должна ждать своего мужа, при наступлении же 6-го года она может поселиться у какого хочет мужа. Когда придет ее муж, он не будет иметь на нее прав, она свободна для ее последующего (т. е. второго) мужа. Если более 5 лет он задержался, но отсутствовал не по своей вине – либо враг города (?) схватил его, (и) он пропал , либо он был схвачен по лож[ному (доносу)] и задержался, то по приходе он должен дать клятвенное показание и дать женщину вместо своей жены и может взять свою жену. А если царь пошлет его в чужую страну и он задержится долее 5 лет, то жена его должна его ждать и не должна поселяться у [другого] мужа. А если до истечения 5 лет она поселится у [другого] мужа и родит [ему], то муж ее по возвращении может взять ее и ее потомство, потому что она не выждала [срока] договора и дала себя взять [в жены].
[§ 37.] Если человек оставит свою жену, то, если найдет нужным, может дать ей что-нибудь, если не найдет нужным, может ей ничего не давать: она должна уйти с пустыми руками.
[§ 38.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее оставит ее, то подарки (украшения), которые он сам ей делал (буквально: на нее возложил), он может взять, [но] на «терхёту» (брачный дар), который он принес, он не имеет прав, оно свободно для женщины .
[§ 39.] Если человек отдаст мужу не свою дочь и если прежде ее отец задолжал и она была поселена [в доме кредитора] в качестве залога, [и если] прежний кредитор придет к продавцу женщины, то он должен быть удовлетворен относительно ее цены; если у продавца будет нечего дать, то человек (тот) может взять продавца. А если в бедственном положении она жила, то она свободна для своего оживителя . А если человеку, взявшему женщину, либо дали написать таблетку (т. е. взять на себя обязательство), либо иным образом дали принять на себя [ответственность перед] вчиняющим иск, то он должен в[зместить] цену женщины, а продавец [свободен].
[§ 40.] …Рабыни не должны покрываться; кто увидит покрытую рабыню, должен схватить ее и привести к воротам (?) дворца. Ей должно отрезать уши, схвативший ее может взять ее одежды. Если человек увидит покрытую рабыню и отпустит, не схватит ее и не приведет к воротам (?) дворца и против него выступят свидетельским показанием, изобличат его, – то ему должно дать 50 ударов палкой, просверлить ему уши, продернуть веревку и завязать сзади; [его донос]чик (?) может взять его одежды. Один полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 42.] Если человек в день праздника возольет масло на голову дочери человека или на пиру принесет «хуруппате», то возвращения быть не может (т. е. помолвка не может быть аннулирована).
[§ 43.] Если человек либо возольет на голову масло, либо принесет «хуруппате», а сын, которому он предназначал [эту] жену, умрет или пропадет, то он может отдать [ее] какому хочет из своих сыновей от старшего до младшего, которому будет 10 лет. Если отец умрет и сын, которому он предназначал [эту] жену, также умрет, то сын умершего сына, которому будет 10 лет, может взять ее. Если сыновья сына моложе 10 лет, то отец девушки, если хочет, может отдать свою дочь или, если хочет, может вернуть [принесенное] в равном количестве . Если сына не будет, то все, что он получил из цветных камней, и всего, что не съедобно, он должен вернуть, а съедобного он не должен возвращать.
[§ 44.] Если ассириец или ассириянка, которые живут в доме человека за свою цену в качестве залога, взяты за полную цену , то он может его бить, таскать [за волосы], бить по ушам и просверливать [их].
[§ 46.] Если женщина, чей муж умер, по смерти мужа не выйдет из его дома и если ее муж ничего не отписал ей, то она может жить в доме своих детей, где хочет; дети ее мужа должны содержать ее; они должны заключить договор, [чтобы давать ей] прокормление и питье, как невест[к]е, которую они любят. Если она последующая (т. е. вторая жена) и не имеет своих детей, то она может жить у одного (из пасынков), но они должны содержать ее совместно. Если у нее есть дети, то дети первой [жены] могут не соглашаться содержать ее, а она может жить в доме своих собственных детей, где хочет. Ее собственные дети должны содержать ее, и их работу она должна выполнять. А если [ес]ть (кто-либо) из детей ее мужа, кто возьмет ее, то только [взяв]ший ее [должен содержать ее, а ее другие дети могут н]е содержать ее.
[§ 47.] Если человек или женщина приготовят чары и они будут схвачены в их руках, против них выступят свидетельским показанием и изобличат их, то приготовившего чары должно убить. Человек, который видел изготовление чар [или] от видевшего чары слыхал, что он говорил ему: «Я сам видел», [этот] слышавший должен прийти и сообщить царю. Если видевший отопрется от того, что тот сказал царю, то он должен сказать перед Быком, сыном Шамаша : «[Будь я проклят], если он не говорил»; он свободен; видевший, который сказал и отперся – царь как сочтет нужным, должен допросить его и выяснить его подноготную (?). Заклинатель, когда его приведут, должен заставить говорить [того] человека и сказать [ему] так: «От клятвы, которой ты заклят для царя и его сына, вас (!) не освободят, но, согласно таблетке, которой ты заклят для царя и его сына, ты будешь заклят».
[§ 58.] Во всех наказаниях – [будь то отрывание], будь то отрезание [жене человека], также и жрец – «галлу» пусть узнает [и пусть] придет, согласно тому, [что написано на [этой] таблетке (?)].
[§ 59.] Кроме наказаний [жене человека, написанных] на [этой] таблетке, человек может свою жену [бить], выщипывать [волосы], бить по у[шам] и ко[лотить(?)], вины его [в том] нет.
Месяца ша сарате, дня 2-го эпонима Са-…-у.
Таблица Б
[§ 1.] […] из невозделанных земель (??) [… из (?)] бесплодной земли старший брат 2 части [… в качестве своей наследственной доли] должен выбрать и взять, и братья его друг за другом должны выбрать и взять. Всякое поле «шилухли» и все [произведения] трудов их младший сын должен разделить; старший сын должен выбрать и взять 1 часть, а о второй части его он должен метать жребий со своими братьями .
[§ 2.] Если человек из неразделенных братьев погубит живое существо, [то] его должно отдать хозяину живого существа; если хочет, хозяин живого существа может убить его, а если хочет может помиловать [и] взять его наследственную долю.
[§ 3.] Если человек из неразделенных братьев скажет слово измены (?) или бежит, (то) с его наследственной долей царь (поступит), как желает.
[§ 6.] [Если человек скажет человеку: «Я] возь[му] твой [дом и поле] за серебро», то прежде чем он [возьм]ет поле и дом за серебро, в течение полного месяца глашатай трижды должен выкликать в поселении бога Ашшура и трижды он должен выкликать в поселении, где тот берет поле и дом: «Поле и дом такого-то, сына такого-то, на возделываемой земле такого-то поселения я возьму за [серебро]; у кого есть [право] взять или претензии, пусть они предъявят свои документы и положат их перед «надзирателями», пусть возбудят иск, пусть освободят [имущество от сторонних претензий] и пусть возьмут». Кто в течение этого полного месяца, пока есть срок не забыть (старое право), предъявит свои документы и положит их перед «надзирателями» – [этот] человек в отношении поля своего должен быть удовлетворен (?) и может взять [его]. Когда глашатай выкликает в городе бога Ашшура, должны присутствовать один из советников («суккаллу» ), что перед царем, писец города, глашатай и царские «надзиратели». В поселении, где он берет поле и дом, должны присутствовать староста и трое «великих» поселения. Они должны заставить глашатая выкликнуть, должны написать свои документы и отдать [их]: «В течение этого полного месяца, кто не принес своего документа, не положил перед «надзирателями», потерял свою часть, в поле и доме; они «свободны» [принадлежат] просившему глашатая выкликнуть». Из трех документов о кличе глашатого, которые должны написать судьи, 1 документ должны взять надзиратели …
[§ 8.] Если человек [нарочно] спутает большую межу своих товарищей , то его должно уличить клятвенным показанием и доказать против него; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 9.] Если человек нарушит малую межу между жребиями , то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 10.] Если человек выроет колодец или построит укрепленный двор не на своем поле, то он теряет свою часть в колодце своем и (укрепленном дворе) своем, ему должно дать 30 ударов палки, и 1 полный месяц он должен [выполнять] царскую работу.
(Конец параграфа настолько фрагментирован, что не поддается переводу.)
[§ 12.] Если человек разобьет сад или [выроет] колодец и вырастит деревья на поле [товарища своего], а хозяин поля будет смотреть (с ведома его) и не [возразит], то сад [«свободен» (т.е. принадлежит) разбившему его, [но] он должен [отдать] хозяину (поля, превращенного в) сад поле за поле.
[§ 13.] Если человек не на своей невозделанной земле разобьет сад, выроет колодец и вырастит овощи или деревья, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его, и когда придет хозяин поля, то он может взять и сад вместе [с произведениями] трудов.
[§ 14.] Если человек не на своей невозделанной земле огородился (?) и будет формовать кирпичи, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; землю он должен отдать втрое, и кирпичи его возьмут. Ему должно дать 50 ударов палки, и [1 полный месяц] он должен выполнять царскую работу.
[§ 17.] Если в колодцах (цистернах) есть вода, которая для орошения (и) [для обработки (полей) [прих]одит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле; а если в их числе есть несогласные, то тот в числе их, кто согласен, должен спросить судей, взять документ от судей и выполнять работу; эту воду он может взять себе и орошать свое поле; никто другой не должен орошать.
[§ 18.] Если есть вода Адада (т.е. дождевая), которая для орошения (и) для обработки (полей) приходит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле. А если в их числе есть несогласные, то тот в их числе, кто согласен, может взять документ от судей против несогласных. [Староста] и 5 «великих», [поселения должны присутствовать…], ему должны дать уд]аров [палкой, и 1 (?) полный месяц он должен] выполнять [царскую работу].
Пер. И.М. Дьяконова
Переписка Вавилонских царей с Египетскими фараонами
В 1888 г. близ деревушки Телль-эль-Амарны (на месте, где в конце XV в. до н. э. находилась столица фараона-реформатора Эхнатона-Ахетатон) было найдено несколько сот глиняных таблеток, покрытых клинообразными надписями. Они были приобретены частью Каирским, частью Берлинским и Британским музеями. Несколько таблеток удалось купить русскому исследователю В.С. Голенищеву, и они в настоящее время находятся в Москве (в Государственном музее изобразительных искусств). При изучении найденных таблеток выяснилось, что это часть государственного архива фараонов Аменхотепа III и его сына Аменхотепа IV (Эхнатона).
Телль-амарнские письма являются ценнейшими источниками по истории международных отношений и дипломатии в древнем мире. Почти все они написаны на вавилонском языке, который был в ту эпоху общепринятым языком для дипломатической переписки. В Телль-амарнском архиве имеются письма вавилонского, хеттского, митанийского, ассирийского царей, подвластных фараону царьков Палестины, Финикии и Сирии, а также ответные письма египетских владык. Сохранность большинства текстов хорошая. Ниже приводятся три документа из переписки фараонов с вавилонскими царями.
Перевод сделан по изданию: J. A. Knudtzon, Die EI-Amarna Tafeln. Leipzig, 1909–1912. №№ 1, 4, 9.
I. ПИСЬМО ФАРАОНА АМЕНХОТЕПА III ЦАРЮ ВАВИЛОНА
Кадашман-Харбе , царю Кардуниаша , моему брату, скажи – так говорит Нибмуариа , царь великий, царь Египта, твой брат. Предо мной благополучие, пусть пред тобой будет благополучие! Твой дом, твои жены, твои дети, твои вельможи, твои кони, твои колесницы в странах твоих да будут очень благополучны. Я благополучен, мой дом, мои жены, мои дети, мои вельможи, кони, колесницы, воины премного благополучны, и в странах моих очень благополучно.
Теперь я слышу [эти] слова, которые ты писал мне: «Вот ты ищешь мою дочь в жены себе, а сестра моя, которую дал тебе отец мой, – там у тебя, и никто ее не видел ныне – жива ли она или умерла». Вот твои слова. А разве ты когда-нибудь посылал «камиру» , который знал бы твою сестру и мог бы говорить с ней и обновил бы знакомство с ней? – и пусть бы он говорил с ней. Люди, которых ты посылаешь – далекие люди (т. е. тебе): [один–слуга (?)] Закары, другой – погонщик ослов из стр]аны […]; нет среди них ни одного, который [был бы (?)] близок к твоему отцу и […] уже [хотя бы] гонцы, [котор]ые е[сть] у тебя и [пусть бы?] она сказала [им]. (Следует пропуск…) для ее матери И когда ты писал, говоря следующее: «Ты говорил моим гонцам, когда твои жены были собраны и стояли перед тобой: «смотри[те], [вот] ваша госпожа, что стоит перед вами», – а гонцы мои не узнали ее. Сестра ли это моя, что [находится] у тебя?» – и еще ты писал: «не узнали ее мои гонцы», и ты говорить, «кто ее может узнать?» – зачем же ты не пошлешь «камиру», который скажет тебе правдивое слово и такой же (?) привет от сестры твоей? И ты скажи ему, чтобы он вошел, чтобы видеть (?) ее дом и ее отношения с царем. А когда ты мне пишешь «может, это дочь какого-нибудь мушкену , либо какого-нибудь гагайца , либо дочь ханигальбатца , или, может быть, из Угарита , которую видели мои гонцы? И кто скажет им – вот [это] та (?), что у тебя? Она рта не раскрыла и ничего не сказала им!» Вот твои слова. А если умерла сестра твоя – кто это станет скрывать, …или подставит другую? [Бог] Амон [благосклонен?] к [сестре твоей, она (?) – се]стра главной жены, [……] к (?) хозяйке дома […] одной служанки, который […..] более всех жен […..] царей Египта…] в Египте.
А когда ты мне писал: «Мои дочери, которые замужем за царями, которые …[…], то если прибывают мои гонцы туда, то говорят с ними, и они пересылают мне подарок»… Вот твои слова. Пожалуй, соседние с тобой цари – большие…; твои дочери получают что-нибудь у них и посылают тебе. А что [есть] у нее, у сестры твоей? (Это то,) что у меня. Если она получит что-нибудь, то я пошлю тебе [что-нибудь] хорошее, раз ты отдаешь твоих дочерей, чтобы получать добро от соседей твоих.
А когда ты мне писал, что я оставил слова отца моего, то ты не сообщаешь его слов. И еще: «установи доброе братство между нами». Вот слова, которые ты написал. А ныне мы с тобой братья – я и ты, мы оба и я высказываю жалобу на твоих гонцов, потому что они говорят перед тобой следующим образом: «Он не дает ничего нам, которые входят в страну египетскую». (Вот что я скажу) о тех, кто приходит ко мне, – вот, приходит один из них [ко мне] и взял серебра, золота, масла, тканей, все хорошее [в (?)] страну (?) чужую, а говорит неправду тому, кто послал его. Первые пришли гонцы к твоему отцу, и уста их говорят ложь; вторые пришли [и] говорят ложь тебе. И я решил: дам ли им что-нибудь или не [да]м, всегда будут говорить [л]о[жь], и установил не да[вать] им [ничего] больше.
А когда ты мне писал: «Ты сказал моим гонцам: «нет воинов у вашего господина, и некрасива девушка, что он мне дал», – вот твои слова – нет, неправду говорят тебе твои гонцы всегда. Есть ли у тебя избранные воины или нет – [это] они сообщают мне. Что я буду спрашивать, есть ли у тебя воины, есть ли у тебя кони? Да не слушай ты их, гонцов твоих, уста которых лживы! То, что ты пишешь, [происходит] таким образом (?): если они боятся тебя, то говорят ложь, чтобы спастись от руки твоей.
Когда ты сказал: «отданы мои колесницы в число колесниц городских правителей, и чужая (страна) не видела их; ты послал их в страну такую-то, и чужая (страна) не видела их». Это так, и в отношении колесниц это так; коней они потребовали у меня, всех моих коней [для] колесниц.
Когда ты мне писал чер[ез] далекого (для тебя человека, чтобы возложить елей на [гол]ову девушки, [то ведь] ты послал мне [всего] одну выдачу (?) … масла.
(Конец не сохранился.)
II. ПИСЬМО КАДАШМАН-ХАРБЕ, ЦАРЯ ВАВИЛОНА, ФАРАОНУ АМЕНХОТЕПУ III.
[Вот] о том, что нельзя выда[ть] дочери твоей замуж, как ты писал: «Издревле царевны египетские никому не отдаются!», – зачем ты, брат мой, [говоришь так?] Ты – царь, можешь пос[тупать], как хочешь. Если ты отдашь, кто может что-либо [сказать?]. Когда, мне сказали это слово, я написал [брату моему] следующее: «Есть взрослые дочери и красивые женщины; пошли одну красивую женщину по т[воему выбор]у; кто сможет сказать: она не царевна? Ты же, [решив] не посылать, не послал. Разве ты не искал братства и дружбы, когда писал о браке, чтобы мы породнились между собой? И я поэтому же, ради братства и дружбы, чтобы мы породнились между собой, написал тебе о браке. Брат мой, почему он не послал мне ни одной женщины? Пожалуй, раз ты не прислал мне женщины, то и я, подобно тебе, откажу тебе в женщине? [Но н]ет, мои дочери будут [у тебя], я не отказываю тебе в них.
(Следует, повидимому, просьба о присылке диковинных зверей.)
А относительно золота, что я писал тебе, то пошли мне много всякого золота, прежде чем гонец твой [прибудет] ко мне, теперь быстро, [еще] этим летом, будь то в [месяце] таммузе, будь то в [месяце] абе, чтобы я мог выполнить работу, которую я предпринял.
Если этим летом, в таммузе или абе, ты пришлешь мне золота, о котором я писал тебе, [то] я дам тебе мою дочь, а ты пришли в последствии (?) золота, [сколько] хочешь. А если в таммузе или абе ты не пришлешь золота и я не смогу выполнить работу, которую я предпринял, то зачем тебе в последствии (?) присылать – когда я выполню работу, которую я предпринял и зачем мне будет желать золота? Пусть хоть 3000 талантов золота ты пришлешь, я не приму и верну тебе и дочь мою замуж не отдам за тебя.
III. ПИСЬМО БУРРАБУРИАША, ЦАРЯ ВАВИЛОНА, К ФАРАОНУ ЭХНАТОНУ (Начало не сохранилось.)
Нибхурририе , царю Е[гипта] скажи: так говорит Буррабуриаш , царь Кард[ун]иаша, твой брат. Я благополучен; ты, твой дом, твои жены, твои сыновья, твои дочери, твоя страна, твои вельможи, твои кони, твои колесницы да будут очень благополучны.
С тех пор как мои предки и твои предки заключили между собой дружбу, они посылали друг другу хорошие подарки и не отказывали друг другу в хороших желаемых вещах.
Сейчас мой брат послал мне в подарок 2 мины золота, а сейчас золота много пришли, сколько [посылали] твои предки. А если [его] мало, пришли половину того, [что посылали] твои предки. Почему ты прислал [только] 2 мины золота? Сейчас я усердно предпринял многочисленные работы в храме и выполняю [их]. Пришли мне много золота, а сам ты, чего желаешь в стране моей, напиши, и пусть возьмут для тебя.
При Куригальзу , предке моем, все ханаанеяне писали ему: «К пределам страны [давай спусти]мся, давай восстанем, давай [с тобой] соединимся!» Предок мой написал им так: «Оставьте [мысль о] соединении со мной! Если вы желали враждовать с царем Египта, моим братом, объединитесь с [кем-нибудь] другим; разве не должен я пойти и разграбить вас, ибо он (т. е. царь Египта) соединился со мной? Предок мой не послушал их ради предка твоего. А сейчас – ассирийцев, подчиненных мне, я не посылал тебе, зачем же они по собственному решению пришли в твою страну? Если ты любишь меня, пусть они не сделают никакого дела (?) (т. е. пусть посольство будет безрезультатным), отпусти их с пустыми руками .
В подарок тебе я послал 3 мины хорошего лазурного камня и 5 упряжных коней для 5 деревянных колесниц.
Пер. И.М. Дьяконова
Анналы и надписи ассирийских царей. Битва при Каркаре
Анналы и надписи ассирийских царей IX–VII вв. до н. э. преимущественно передают события захватнических и грабительских войн, которые почти непрерывно в эти столетия вела Ассирия. Они излагаются, как правило, в хронологическом порядке и датируются по годам «лимму» (специальных чиновников–эпонимов, сменявшихся ежегодно). В первый год после своего вступления на престол эпонимом был сам царь. Так как списки лимму сохранились с достаточной полнотой, то хронология Ассирии в последние три века ее существования воссоздается почти полностью.
В ассирийских летописях особенно подробно описываются и восхваляются жестокости и насилия, чинимые царями и их воинами: разрушения каналов, разорение городов, уничтожение посевов и садов, казни и т. п. В то же время, и это гораздо существеннее, они во многих случаях являются единственным источником, позволяющим восстановить не только международную обстановку той поры, но и внутренние события некоторых стран, например Урарту.
Ниже приводятся отрывки из анналов и надписей Салманасара III, Сэргона II, Синахериба и Ашшурбанипала, содержащие описание их походов в Сирию, Урарту и Египет.
№ 44. БИТВА ПРИ КАРКАРЕ
Из надписи Салманасара III на большом монолите из Карха (древний Тушхан) на верхнем Тигре. Около 853 г. до н э. Ассирийский диалект аккадского. Е. Schrader, Keilinschnftliche Bibliothek, I. H. Rawlinson, Cuneiform inscriptions of Western Asia, vol. Ill, 7–8.
В эпонимат Даян-Ашшура , месяца айяра 14-го дня, я выступил из Ниневии ; переправился через Тигр и приблизился к поселениям Гиамму у реки Балих . Они убоялись ужаса, моего владычества, горечи моего яростного оружия и убили своим собственным оружием своего владыку Гиамму. Я вступил в Китлалу и Тиль-ша-марахи и во дворцы его поместил моих богов, во дворцах его устроил праздник. Я открыл хранилище, нашел его сокровища, захватил его богатство и его имущество и доставил в мой город Ашшур .
Я выступил из Китлалы, приблизился в Кар-Шульман-ашареду , на судах из мехов во второй раз переправился через Евфрат при полной воде. Я принял в Ашшур-утир-асбате на том берегу Евфрата, что над рекой Сагуром и который хетты называют Питру, дань серебром, золотом, оловом, бронзой, бронзовыми котлами от царей, что по ту сторону Евфрата,– от Сангара, кархемишца , Кундаспа, куммухца , Арама, битагусийца , Лалла, мелидца , Хаяни, бит-габарца , Кальпаруды, хатти-нейца , Кальпаруды, гургумца . Я выступил от Евфрата, приблизился к Алеппо ; битвы они убоялись, обняли мои ноги; я принял их дань серебром и золотом, принес жертву Шамашу.
Я выступил из Алеппо, приблизился к поселениям Ирхулени, хаматца , покорил Аденну, Баргу [и] Аргану, его царский город . Его добычу, его имущество, богатство дворцов его я унес, дворцы его зажег. Я выступил из Арганы, приблизился к Каркаре . Кар-кару, его царский город, я разрушил, снес, спалил огнем.
1 200 колесниц, 1 200 конников, 20 000 воинов Адад-идри дамаского , 700 колесниц, 700 конников, 10000 воинов Ирхулени хаматского; 2000 колесниц, 10000 воинов Ахаббу (Ахава) израильского , 500 воинов [царя] куйского , 1000 воинов [царя] египетского (?) , 10 колесниц, 1000 воинов [царя] ирканатского , 200 воинов Маттину-баала арвадского , 200 воинов [царя] усанатского , 30 колесниц, 1 000 воинов Адуни-ба’ала шианского , 1 000 верблюдов Гиндибу, араба , 1 000 (?) воинов Ба’сы, сына Рухуба, аммонитянина , – этих 12 царей он (т. е. Ирхулени) взял в союзники, и они выступили против меня на войну и на битву. С помощью высокой силы, данной Ашшуром, и могучего оружия, дарованного Нергалом , моим предводителем, я с ними сразился, нанес им поражение от Каркары до Гильзау , поверг оружием 14000 их бойцов, излил над ними свой ливень, подобно Ададу , разбросал (?) их трупы, многочисленным воинством их наполнил пространство пустыни, оружием пролил их кровь… Прежде чем вернуться, я достиг реки Оронта; в этом бою я отнял у них колесницы, конников, упряжных коней.
Пер. М.И. Дьяконова
Из анналов Синахериба, царя Ассирии
№ 45. ИЗ АННАЛОВ СИНАХЕРИБА, ЦАРЯ АССИРИИ (705–681 гг. до н. э.)
СИРИЙСКИЙ ПОХОД
Язык – литературный вавилонский с небольшой примесью ассиризмов. Глиняная призма. Н. Rawlinson, Cuneiform Inscriptions of Western Asia vol. I, 37–42; F. Delitzsch, Assyrische Lesestiicke, 5.
В третий поход мой я направился против страны Хатти , Лули , царя Сидона , ниспроверг ужас блеска моего владычества, он бежал далеко в море и там скончался. Сидон Большой, Сидон Малый, Бит-Зитте , Сарипту , Махаллиба , Ушу , Акзиб , Акку – его сильные города и крепости, места пастбищ и водопоев, которые ниспроверг страх оружия Ашшура, моего владыки, склонились к моим ногам. Я посадил над ними Туба’ла на престол царственности и ежегодную, непрестанную возложил на него подать и дань моему владычеству. Обширные дары и тяжелое приношение от Минахима самсимурунскогои, Туба’ла сидонского, Абдили’та арвадского , Урумилька библского , Митинта асдодского , Пудуила аммонитского , Каммусунадба моавитского , Айарама идумейского – всех царей страны Амурру – они (т. е. эти цари) принесли ко мне в четырехкратном размере и целовали мои ноги. А Цидку, царя Аскалона , не склонившегося под мое ярмо, – я переселил и увел в Ассирию богов его рода (буквально – дома отца его), самого его, его жену, его сыновей, его дочерей, его братьев и семя его рода. Над жителями Аскалона я поставил Шаррулудари, сына Рукибти, их прежнего царя, и повелел ему приносить подарки моему владычеству, и он стал влачить мое ярмо. В продолжение моего похода Бит-Даганнэ, Иаппу , Банайбарку и Азуру, города Цидки, которые не склонились поспешно под мое ярмо, я осадил, покорил и захватил их добычу.
Правители, князья и жители Амкаруна , бросившие в железные оковы своего царя Пади, принесшего Ассирии клятву и присягу, и выдавшие его враждебно Хазакияу (Езекии) иудейскому, поступив злодейски (?), убоялись они и призвали к себе царей Египта, лучников, колесницы и коней царя Эфиопии , и те пришли им на помощь. Они построились предо мною в окрестностях Аль-таку и точили свое оружие. С помощью Ашшура, моего владыки, я сразился с ними и нанес им поражение. В этой битве попали живыми в мои руки начальник колесниц, а также сыновья царя страны египетской, вместе с начальником колесниц царя Эфиопии.
Города Альтаку и Тамну я осадил, покорил, захватил их добычу. Я приблизился к Амкаруну и перебил правителей и князей, совершивших грех, и трупы их повесил на столбы вокруг города; виновных и преступных граждан города я причислил к добыче, остальных же, не свершивших греха и преступления, вины коих не было, я повелел освободить. Я вывел Пади, их царя, из Иерусалима и посадил его над ними на престол владычества и наложил на него дань моему владычеству. А Хазакияу иудейского, не склонившегося под мое ярмо, я осадил и покорил 46 его сильных городов и крепостей и мелких поселений их округов без счета – при помощи взбирания на насыпи и натиска таранов, ударов пехоты, подкопов, пробоин (?) и осадных орудий (?), увел и причислил к добыче 200 150 людей малых и больших, мужского и женского пола, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот. Самого же его я запер, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе; установил против него укрепления и сделал выход из городских ворот мерзостью для него. Города его, что я захватил, я отделил от его страны и отдал Митинту, царю Асдода, Пади, царю Амкаруна, Силли-Белу, царю Газы , уменьшив его страну. К прежней подати я прибавил ежегодное приношение дани и подарков моему владычеству и наложил на них. А этот Хазакияу – его ниспроверг ужас блеска моего владычества, и при том арабы и лучшие его воины, которых он ввел для подкрепления в Иерусалим, свой царский город, отказались сражаться,– он послал вслед за мной в Ниневию, город моего владычества, для принесения дани и выполнения службы своего гонца с 30 талантами золота, 800 талантами серебра, наилучшей сурьмой, большими кусками сердолика, ложами слоновой кости, креслами слоновой кости, слоновой кожей, слоновой костью, эбеновым и буковым (?) деревом, пестрыми тканями, пурпуром, бронзой, железной, медной (и) оловяной утварью, колесницами, щитами, копьями, панцырями, железными кинжалами, поясами, луками и стрелами, мечами, боевой утварью без счета, вместе со своими дочерьми, своими наложницами двора, певцами и певицами.
Пер. И.М. Дьяконова
Из анналов Ашшурбанипала, царя Ассирии
Глиняная призма, закладывавшаяся в фундамент храма, 30-е годы VII в. до н. э. Язык– литературный аккадский (вавилонский) с примесью ассиризмов. Текст: Н. Winckler, Die. Keilschrifttexte Assurbanipals, (Sammtung von Keilschrifttexten. IU), R. M. 1 и др.
В первый мой поход на Маган и Мелухху воистину я пошел: Тарку , царь Египта и Эфиопии, которому Ашшурахиддин , отец, мой создатель, нанес поражение, овладев его страной, – этот-то Тарку забыл силу Ашшура и Иштар , великих богов, моих владык, и положился на собственную силу. Против царей и надзирателей, которых назначил в Египте отец, мой создатель, он пошел, чтобы убивать, грабить и [чтобы] отнять Египет. Он вошел в Мемфис , город, который отец, мой создатель, завоевал и присоединил к пределам Ассирии. Скороход прибыл в Ниневию и сообщил мне. Из-за этих дел сердце мое разъярилось, распалилась моя печень. Поднял я руки, взмолился к Ашшуру и к Иштар ассирийской. Собрал я мои славные войска, которые вручили мне Ашшур и Иштар, и направил путь на Египет и Эфиопию. Во время моего похода 22 царя, раба, подчиненных мне на берегу моря, среди моря и на суше, принесли мне свои тяжкие приношения и облобызали мои ноги. Этих царей с их войсками и кораблями по морю и по суше вместе с моими воинами я послал путем и дорогой. На спешную подмогу царям и наместникам, которые в Египте были подчиненными мне рабами, я быстро погнался и дошел до Карбаниту .
Тарку, царь Египта и Эфиопии, услыхав о приближении моего похода, собрал своих бойцов на бой, на битву и сражение. С помощью Ашшура, Бела и Набу , великих богов, моих владык, идущих на моей стороне, в битве в широком поле я нанес поражение его воинам. Тарку в Мемфисе услыхал о поражении своих воинов, сияние Ашура и Иштар охватило его, и он обезумел; блеск царственности моей покрыл его, коей украсили меня боги небес и земли. Мемфис он покинул и для спасенья души своей бежал в Фивы. Тот город (т. е. Мемфис) я взял, ввел в него моих воинов и поселил там.
(Следует длинный список правителей отдельных городов Египта.)
Этих царей, наместников и надзирателей, которых в Египте назначил отец, мой создатель, и которые пред наступлением Тарку оставили свои должности и рассеялись в степи (буквально: наполнили степь), я вернул и назначил на их места по их должностям. Египет и Эфиопию, которые завоевал отец, мой создатель, я заново взял . Я усилил охранную службу более прежнего и заключил договоры. С большой добычей и многими пленными я вернулся в Ниневию.
Потом эти цари, все, кого я назначил, согрешили против присяги мне, не соблюли клятвы великих богов, забыли добро, что я им сделал, и сердце их замыслило злое. Они говорили коварные речи, посоветовали себе пагубный совет: «Тарку из Египта изгонят – а что до нас, то как нам усидеть?» К Тарку, царю Эфиопии, они послали своих гонцов для принесения присяги и [заключения] дружбы: «Пусть меж нами установится дружество, и пусть мы будем друг с другом в согласии; страну поделим между собою, и да не будет среди нас другого владыки». Против воинов Ассирии, войск моего величества, которые я поставил для военного союза с ними, они искали [сделать] злое дело. Мои доверенные люди услыхали эти слова, перехватили их гонцов с посланиями и связали их по рукам и ногам железными узами и железными оковами. Клятва Ашшуром, царем богов, постигла их, ибо они согрешили против присяги; великие боги взыскали в руках их добро, – ибо я делал им благо. А людей Саиса, Мендеса, Таниса (?) и прочих городов, всех, кто были с ними и замышляли злое, от мала до велика они повергли оружием, не оставили из них ни одного человека; тела их они повесили на столбы, содрали с них кожу, покрыли [ею] стену города. Этих царей, которые искали [сделать] злое против воинов Ассирии, они прислали живыми ко мне в Ниневию. Из них я помиловал Нику и оживил его душу; я увеличил клятвы более прежнего и заключил с ним [клятвенный договор]. Я одел его в пеструю одежду, наложил на него золотую цепь (?), признак царственности, золотыми кольцами унизал его пальцы, дал ему железный поясной кинжал с золотой оправой, написав на нем мое имя; колесницы, коней, мулов для езды его величества я подарил ему, моих доверенных лиц, наместников для военного союза с ним я послал с ним вместе. Туда, куда отец, мой создатель, назначил его на царство в Саисе, я возвратил его на место; а Набушезибанни , его сына, я назначил в Атрибис . Я сделал ему больше добра и милости, чем отец, мой создатель.
Тарку там, куда он бежал, ужас от оружия Ашшура, моего владыки, охватил его, и он скончался (дословно: ушел судьбой своей ночи). Затем Ташдамане , сын Шабаку , сел на престол его царства. Фивы и Гелиополь он сделал своей опорой, собрал свои воинские силы. Чтобы биться с моими воинами, сынами Ассирии, что были в Мемфисе, он собрал свои боевые отряды. Этих людей он запер и захватил их выходы. Быстрый посланец пришел в Ниневию и сказал мне [об этом].
Во втором моем походе я направил путь свой на Египет и Эфиопию. Ташдамане, услыхав о движении моего похода – что я вступил в пределы Египта, – оставил Мемфис и для спасения души своей бежал в Фивы. Цари, наместники и надзиратели, коих я поставил в Египте, пришли ко мне и облобызали мои ноги. Вслед за Ташдамане я направил путь; он увидел наступление моей сильной битвы, покинул Фивы и бежал в Кипкипи . Тот город (т. е. Фивы) целиком с помощью Ашшура и Иштар захватили мои руки. Серебро, золото, отборные каменья, всякое богатство дворца его, пестрые и полотняные одежды, больших коней, людей – мужчин и женщин, – 2 высоких обелиска, изделие из чистого золотого сплава весом в 2500 талантов , стоявшие у ворот храма, я исторг из их мест и [все это] взял в Ассирию. Я полонил многих пленных без счета из Фив, сделал горьким Египту и Эфиопии мое оружие и утвердил [свою] победу. С полными руками я благополучно вернулся в Ниневию, город моего владычества.
В третий мой поход я воистину пошел на Ба’ала, царя Тира , живущего среди моря, что не соблюдал приказов моей царственности, не слушал слов моих уст. Я воздвиг против него укрепленья, захватил его пути на море и на суше, стеснил, укоротил их дыханье, склонил их под мое ярмо. Свою родную дочь и дочерей своих братьев он послал ко мне в наложницы. Яхимилька, своего сына, который никогда не переправлялся через море , он прислал одновременно для несения моей службы. Я принял у него его дочь и дочерей его братьев с богатым приданым; я помиловал его и его родного сына вернул и отдал ему.
Якинлу, царь Арвада , живший среди моря, не склонявшийся пред царями, моими отцами, склонился под мое ярмо; дочь свою с богатым приданым он прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги. Мугаллу, царь Табала , который против царей, отцов моих, говорил возмутительные речи, свою родную дщерь с богатым приданым прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги. Я назначил на Мугаллу ежегодную дань конями.
Сандашарме киликийский , не склонявшийся пред царями, моими отцами, не влачивший их ярма, свою родную дочь с богатым приданым прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги.
Когда Якинлу, царь Арвада, скончался (дословно: поставил свою гору), Азиба’ал, Абиба’ал, Адуниб’ал, Сапатиба’ал, Будиба’ал, Ба’ал-яшуб, Ба’алханун, Ба’алмалук, Абимильк и Ахимильк, сыновья Акинлу, жившие среди моря, из средины моря поднялись и с тяжким приношеньем пришли и облобызали мои ноги. Я радостно взглянул на Азиба’ала и поставил его на царство в Арваде. Абиба’ала, Адуниба’ала, Сапатиба’ала, Будиба’ала, Ба’ал-яшуба, Ба’алхануна, Ба’алмалука, Абимильк и Ахимильк я одел в пестрые одежды, золотыми кольцами унизал их пальцы и поставил их предо мною.
Гуггу , царю Лидии , области по ту сторону моря, – далекое место, имени которого не слыхали цари, отцы мои, – имя мое явил во сне Ашшур, бог, мой создатель, говоря: «Обними ноги Ашшурбанипала, царя Ассирии, и именем его побеждай твоих врагов». Как только он увидел этот сон – он послал своего гонца меня приветствовать; об этом сне, что он увидел, он [написал и] прислал мне через своего посланца, и тот сообщил мне. С тех пор как он обнял ноги моей царственности, с помощью Ашшура и Иштар, богов, моих владык, он покорил киммерийцев , угнетавших его страну, не боявшихся отцов моих, да и моей царственности ног не обнимавших. Из числа вождей [буквально: начальников поселений] киммерийцев, которых он покорил, двух вождей он заковал в железные цепи, узы и оковы и с тяжким приношением прислал пред меня.
Гонца своего, которого он постоянно присылал приветствовать меня, он [впоследствии] удержал. За то, что он не соблюл приказания Ашшура, бога, моего создателя, положился на собственную силу и возгордился сердцем, послал свои войска для военного союза с Пишамилку , царем Египта, сбросившим ярмо моего владычества, я, услышав, взмолился к Ашшуру и Иштар: «Да будет труп его брошен пред его врагами, да растащут его кости!» Как я просил Ашшура, так и исполнилось, и труп его был брошен перед его врагами, а его кости растащили. Киммерийцы, которых именем моим он попрал под ноги, поднялись и ниспровергли всю страну его.
Потом сын его сел на престол его, о злом деле, которое против отца его по моему молению совершили боги, мои помощники, он [написал мне и] прислал со своим гонцом и обнял ноги моей царственности. «Ты – царь, коего ведают боги! Отца моего ты проклял, и ему учинилось зло; меня, раба , чтущего тебя, благослови, и пусть я буду влачить твое ярмо!»
Пер. И.М. Дьяконова
Вторжение киммерийцев и скифов в Ассирию
Из сообщений античных авторов, особенно Геродота, и, отчасти библии давно было известно о вторжении киммерийцев, а затем скифов в Переднюю Азию. Оно началось в VIII в. до н. э. и достигло апогея в VII в. до н. э. При фараоне Псамметихе I (665–311 гг. до н. э.) передовые отряды скифов достигли южном Палестины, разгрябити город филистимлян Аскалон и начали угрожать Египту. Псамиетих I был вынужден откупиться от них щедрыми дарами. Археологические находки подаверждают сведения письменных источников о широком размахе нашествия киммерийцев и скифов. Типичные трехгранные наконечники стрел, обнаруженные во многих странах Восточного Средиземноморья, доказывают пребывание в них скифов.
В то время в Причерноморье и Приазовье появляются во все возрастающем числе изделия древневосточных мастеров, свидетельствующие об усилении экономических и культурных связей между странами, расположенными к югу и северу от Кавказского хребта.
Тем более интересны ассирийские и вавилонские тексты, упоминающие о киммерийцах и скифах. Из этих документов видно, насколько серьезную опасность представляли для могущественной Ассирии северные народы. Первоначально они обрушились на Урарту (см. ниже «Разведка Ассирии против Урарту»), затем наступила очередь Ассирии. Лишь путем дипломатических интриг, сея рознь между различными племенами и вступая в союз с теми или иными племенными вождями (такими, как, например, Бартатуа, ставшим впоследствии зятем Асархаддона), ассирийские цари ослабляли эту опасность.
Нижеприведенные документы являются, таким образом, материалами не только для истории Древнего Востока, но в перчую очередь для древнейшей истории народов СССР, подтверждая и пополняя прежние данные о значительной роли киммерийцев и скифов в международных отношениях VIII– VII вв. до н. э.
а) ЗАПРОСЫ ОРАКУЛУ ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЛАМ
Глиняные таблетки времени ассирийского царя Асархаддона (681–668). Язык аккадский J.A. Knudtzon. Assyrische Gebete an den Sormengott, 1893, №№ 1, 2, 29.
I
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ: с этого дня, с третьего дня этого месяца айяра (2-й месяц) до 11 дня месяца аба (5-й месяц) этого года, на 100 дней и 100 ночей – срок свершения гадания. В течение этого срока – будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев , будь то войско мидян, будь то войско маннеев , будь то какой бы то ни было враг – задумывают (?) ли они, замышляют ли они? Будь то осадой, будь то силой, будь то боевыми действиями, битвой и сражением, будь то проломом (?), будь то подкопом, ….и…, будь то тараном, будь то осадным орудием, будь то голодом, будь то клятвой именем бога или богини, будь то доброй речью и мирным договором, будь то какой-либо хитростью для взятия городов – возьмут ли они город Кишассу , войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет ли причислен к их владению? – Твоя великая божественность знает.
Взятие этого города Кишассу рукою какого бы то ни было врага с этого дня и до дня моего срока – приказанием, устами твоей великой божественности приказано ли, установлено ли? Увидит ли видящий, услышит ли слышащий?
Прости, если [гадание свершается] после моего срока; прости, если с ним сердце их замыслило и они обратились во врагов, прости, если он[и] совершил[и] убийство и разграбил[и] их полевую добычу; прости, если приговор этого дня – добрый ли он или дурной – будет днем бурным, [который] польет дождем; прости, если нечистый нечистоту в место гадания принес и сделал нечистым; прости, если ягненок твоей божественности, что взят для гаданья, имеет недостаток или грех; прости, если прикасающийся ко лбу ягненка – свою обрядовую одежду надел грязной, что-либо нечистое съел, выпил, умастился,… руки … изменил (?) наступил (?); прости, если в устах одного из гадателей, раба твоего, слово спуталось (?) – будь то…, будь то… – я вопрошаю тебя, Шамаш, великий владыка:
Что с этого дня, 3 дня этого месяца айяра до 11 дня месяца аба этого года, будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско маннеев, будь то войско мидян, будь то какой бы то ни было враг – захватят ли они этот город Кишассу, войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет ли причислен к их владенью?
(Следует описание признаков в печени ягненка, по которой производилось гаданье.)
II
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ.
Каштарити, начальник поселения Каркашши , что писал Мамитиаршу, начальнику поселенья мидян: «Объединимся против Ассирии» – послушает ли его Мамитиаршу; согласится ли с ним, [оберн]ет ли к нему лицо свое, в этом году будет ли враждовать с Ашшурахиддином , царем Ассирии? – Твоя великая божественность знает.
Вражда Мамитиаршу, начальника поселения мидян, с Ашшурахиддином, царем Ассирии, приказанием, [устами твоей великой божественности приказана ли, установлена ли?…]
Я вопрошаю тебя, Шамаш, великий владыка, что Мамитиаршу, начальник поселения мидян, вступит ли в союз с Каштарити, начальником поселения Каркашши, [с кем (?) Мамитиар]шу [вступ]ит в союз, будет ли враждовать с Ашшурахиддином, царем Ассирии?
[Это] заключено в этом ягненке, дай мне увидеть верный ответ, благоприятные начертания, добрые, благоприятные оракулы [твоего] приказания, уст твоей великой божественности. Пусть дойдет до твоей великой божественности, Шамаш, великий владыка, а ты ответь мне предсказаньем.
III
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ.
Бартатуа, царь скифов , который сейчас прислал гонца к Ашшурахиддину, царю Ассирии, [в …] – если Ашшурахиддин, царь Ассирии, отдаст в жены [Бартатуе, царю скифов] дочь царя из «дома воспитания» […… вступит ли] с ним Бартатуа, царь скифов, [в союз], слово верное, мирное, [слово дружбы (?)] скажет ли Ашшурахиддину, царю Ассирии, клятву [верности] Ашшурахиддину, царю Ассирии, будет ли выполнять поистине? – Твоя великая божественность знает.
Далее аналогично № 1.
Пер. И.М. Дьяконова
б) ИЗ НАДПИСИ АСАРХАДДОНА (631–668 до н. э.)
Призмы А и С
«И Теушпу киммерийца, уманманда , обитающего далеко, поразил я на земле страны Хубушна вместе с его войсками моим оружием» .
Перевод Д. Г. Редера.
Привилегии вавилонских городов
В I тысячелетии до н. э. крупнейшие города Вавилонии – Вавилон, Сиппар и Ниппур – добивались целого ряда льгот и привилегий (освобождения от военной повинности и строительных работ, запрещения казнить жителей города без суда и т. д.). Ассирийские цари, борющиеся за обладание Вавилонией с халдеями и эламитами, вынуждены были считаться с этими привилегиями и подтверждать их. Во время междоусобной борьбы ассирийского царя Ашшурбанипала со своим братом вавилонским царем Шамашшумукином положение вавилонских городов было особенно благоприятным, обе борющиеся стороны стремились склонить их на свою сторону путем всевозможных уступок.
Таким образом, в VIII–VII вв. власть вавилонского царя была далеко не такой деспотической, как во времена Хаммурапи.
Написаны около 700 г. и, повидимому, адресованы Синахерибу, царю Ассирии.
Глиняная таблетка из библиотеки Ашшурбанипала, царя Ассирии, середины VII в. до н. э.
[I. Если] царь право не чтит – люди его возмутятся, страна его опустеет.
[II. Если] право страны своей он не чтит – Эа , царь судеб, судьбу его изменит и назначит ему другую; [если] мудреца своего он не чтит – дни его будут кратки; если визиря он не чтит – страна его на него восстанет, [если] злодея он чтит – разум (или: совет) страны помрачится (буквально: изменится); [если же] дело Эа он чтит – великие боги согласно мудрости (буквально: совещанию) и знанию справедливости назначат ему [судьбу].
[III. Если] сиппарца он притеснит и решит судебное дело в пользу чужого – Шамаш , судья неба и земли, установит в стране его право чужое, а мудреца и судей для суда не станет.
[IV. Если] ниппурцы обратятся к нему по судебному делу, а он взяток ради притеснит их – Энлиль , владыка стран, чужого врага на него воздвигнет и воинов его даст [врагу] повергнуть; князь и доверенное лицо его по улице будут гонимы в презренье.
[V. Если] серебро вавилонян он возьмет и его внесут в сокровищницу, [если] судебное дело вавилонян он выслушает, [но решит] обратиться к пристрастию – Мардук , владыка небес и земли, поставит над ним его неприятеля, имущество [и] богатство его врагу его подарит.
[VI. Если повелит он] возложить вину на ниппурца, сиппарца [или] вавилонянина, [так что] они будут введены в темницу, где была возложена вина, – город будет низвергнут в бездну [и где] они были введены в темницу – войдет чужой враг.
[VII. Если] Сиппар, Ниппур и Вавилон целиком он подымет (?) , этим людям [повелит] наложить «строительную корзину» [или если] «воинскую повинность» [и] «клич глашатого» на них назначат – Мардук, мудрейший из богов, князь разумный, страну его обратит к его врагу, и народ страны его будет нести «строительную корзину» для врага его; Ану, Энлиль и Эа , великие боги, обитающие на небесах и на земле, в своем совете назначат этим людям привилегии (?).
[VIII. Если повелит он] фураж сиппарцев, ниппурцев и[ли] вавилонян отдать боевым коням, – кони, которые пожрали их фураж, будут угнаны в числе неприятельского «побора [скотом]».
[IX. Если] эти люди в ополчение войска страны… царя будут взяты – Ирра мощный (?), [идущий пе]ред его войском, войско его поразит и пойдет с его врагом, упряжь волов его развяжут, поля [и сады (?) его] изменят, для рук потрудившегося (??) …[……] опустошит.
[X. Если] «побор мелким скотом» [……] будут собирать – Адад , ороситель небес и земли, его степное зверье поразит голодом и жертвы Шамаша осквернит (?).
[XI. Если] визирь и[ли] доверенное лицо, приближенный царя, дела свои сделают дурными, примут (?) у них взятки – по велению Эа, владыки океана, визирь и[ли] доверенное лицо умрут от оружия, место их обратится (буквально: насыпется) в пустыню, дела (?) их унесет ветер, их деяния причислятся к буре, их договоры расторгнут, их стелы изменят, их выведут на дорогу, [вверг]нут в оковы; Набу , писец Эсагилы, сеть всех небес и земли, правящий всем, научающий царственности, расторгнет установления его страны, а провозгласят (?) другую.
[XII] Будь то пастырь, будь то настоятель храма , будь то доверенное лицо царя, что в Сиппаре, Ниппуре или Вавилоне, будут в [должности] настоятеля храма, [если они] возложат на них «строительную корзину храмов великих богов» – великие боги разгневаются, удалятся от своих обиталищ, не войдут в свои святилища. «[Если] царь право не чтит».
Дворец Ашшурбанипала, царя вселенной, царя Ассирии, коему Набу и Ташмет подарили премудрость (буквально: широкое ухо), ученость, проникновение (буквально: ясное око), цвет писцового искусства, какового дела не постиг никто из царей, бывших до меня, мудрость Набу, всяческие строки клинописи на таблетках я написал, изложил (?), проверил и положил во дворце моем, как дар (для) моего чтения.
Пер. И.М. Дьяконова
Протокол переговоров с городом Вавилоном царя Ашшурбанипала и его брата Шамашшумукина, правителя Вавилонии
Глиняная таблетка из царского архива в Ниневии. Около 669–654 г. до н. э. Язык – нововавилонский диалект аккадского. Harper, Assyrian and Babylonian Letters, № 878.
Слова, сказанные вавилонянами перед царем: «Цари, наши господа, восходя на престол, выразили желание закрепить наши привилегии и наше благополучие, и нам, которые были рассеяны в степи, у которых жены эламитянки, табалитянки и ахламитянки , дать благополучие. Пусть цари, господа наши, установят, как сказали, и боги пусть даруют вам разум и щедрость, семя стран (?).
Так как Вавилон – центр стран, то кто входит в него, тому привилегии его закреплены, и вступающий (??) в дом Вавилона – имя его становится «пользующийся привилегиями». Даже собака, войдя в него (т. е. в Вавилон), не может быть убита. Цари, господа наши, знают, что Этеру и его сыновья обнимали ноги царя Ассирии, отца вашего , пока Шузубу, сын Гахала , не пришел и не убил их всех. Они обнимали ноги [царя] Ассирии […] и несли службу дома господина своего».
(Следует в весьма разрушенном контексте история вовлечения вавилонян во вражду с Ассирией и их расселения и просьба исполнить обещание о восстановлении привилегий.)
Пер. И.М. Дьяконова.
Письмо Ашшурбанипала вавилонянам
Глиняная таблетка иэ царского архива в Ниневии. Около 652 г. до н. э. Язык – аккадский (вавилонский диалект). Harper, Assyrian and Babylonian Letters, № 301.
РЕЧЬ ЦАРЯ ВАВИЛОНЯНАМ
Я благополучен, сердце ваше да будет спокойно. Слова ветра, который лжебрат сказал вам, – все мне сказаны, я слышал их: это ветер, не обращайте на него внимания.
Клянусь Ашшуром и Мардуком , моими богами, что это скверные слова, которые он сказал обо мне; [так] я думаю про себя и [так] говорю вслух. Кроме того, это хитрость: он надеется – «оскверню имя вавилонян, любящих его, вместе с моим», – но я не стану этого слушать. Ваше братство с ассирийцами и ваши привилегии, которые я установил, до сих пор я помню. Вы же ни мгновенья не слушайте его лжи, не оскверняйте вашего имени, которое прекрасно предо мной и пред всеми странами, да и самих себя пред богом не вводите в грех. А кроме того, дело, о котором, я знаю, вы думаете про себя: «может быть, теперь, за то, что мы поступили враждебно против него, он вернется к [взыманию] подати с нас?» – это не подать, нет . Разве это [только] по имени жертвенный дар? А то, что вы встали [бы на сторону] моего супостата, то это все равно, что установление подати на самих себя и грех в отношении договора пред богом. Теперь же я написал вам, что этими словами вы не запятнали себя вместе с ним.
Я хочу немедленно увидеть ответ на мое послание, чтобы полк, который я приписал для Бела , этот поверженный Мардуком не погубил в моих руках.
Месяца айяра 23 дня, эпонимат Ашшурдурусура .
Шамашбалатсуикби отвез .
Пер. И.М. Дьяконова
Юридические документы нововавилонского царства
Глиняные таблетки VII–V вз. до н. э. Язык – нововавилонский диалект аккадского. Для Нововавилонского (Халдейского) царства, возникшего в 626 г. до н. э. и просуществовавшего до 538 г. до н. э., характерен расцвет торговли и усиление активности ростовщического капитала.
Образцы приводимых ниже документов дают представление об оживленной коммерческой деятельности вавилонских купцов, владельцев мастерских и ростовщиков того времени.
Перевод сделан по публикации текстов: A. Ungnad, Selected Business Documents of the New-Babylonian Period, No 2.
A. Ungnad, Aus den neubabylomshen Privaturkunden. Bd. I Nos 4. 37, 10, 5.
ЗАЕМНАЯ СДЕЛКА
1 1/3 мины и 5 сиклей серебра, которые Икиша, сын Белусура, сына ювелира, [дал] Белишуну, сыну Мубаллитсу, сына жреца Шамаша, (и) Белушабши, сыну Айи, сына рыбака.
С первого дня месяца сиван за месяц на одну мину один сикль на них возрастет.
Один за другого отвечает.
Свидетели: Набузериддин, сын Инакибибела, сына жреца Адада; Белишуну, сын Силлая, сына Синтабни; Шумукин, сын Шаду (?), сына Шамашбари и жрец Набузерукин, сын Белибни, сына жреца Белит-Эанны.
Вавилон, месяц айяр, день пятый, год двадцать первый Навуходоносора , царя Вавилона.
ЗАЕМНАЯ СДЕЛКА
12 мин серебра, [принадлежащих] сыну царя [и] доверенных [некоему] Набусабиткати, дворецкому сына царя, [были даны] Шумукину, сыну Мушаллимили. В месяце нисан серебро, 12 мин, только капитал он должен отдать.
Все имущество, что в поселении и поле, сколько его имеется, – [есть] залог сына царя. Кредитор другой на него не должен иметь власти.
До тех пор, пока Набусабиткати серебро не возьмет, [ответственность] за взятое серебро несет Набухаиддин, сын Шулая, сына Эгиби.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
[Город] Вавилон, месяц элул, день десятый, год второй Нериглисора , царя Вавилона.
III ПРОДАЖА СЫНА
Адиили, сын Набузериддина, и Хулиити, его жена, отдал(и] Мардукаплу, своего сына, за установленную цену Шулаю, сыну Зерукина.
За требования и иски, которые появятся по поводу Мардукаплы, Адиили и Аккаду [ответственность] несут.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
Деревушка (?) Мушаллиммардука. Месяц шебат, день двадцать шестой, год восьмой Навуходоносора, царя Вавилона.
IV РАСПИСКА
Проценты за свое серебро до конца месяца сиван, шестнадцатого года Набонида , царя Вавилона, Гимиллу, сын Мардукшумибни, сына кузнеца, от Набубалатсуикби, сына Гимиллу, сына жреца Адада, получил. По одному документу они получили.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
Вавилон, месяц таммуз, день десятый, год шестнадцатый Набонида, царя Вавилона.
СВАДЕБНЫЙ КОНТРАКТ
4 мины серебра, остаток приданого Хаммаи, дочь Аплая, сына Белихаиддина, сына гончара, жена Балатсу, сына Мардукзерибни, сына Эапаттану, – [дала]. Аплаю, своему отцу, сыну Белихаиддина, сына гончара. Все его имущество, что в поселении и поле, сколько его имеется, – [есть] залог Хаммаи. Другой кредитор не должен иметь на него власть до тех пор, пока Хаммая не получит серебра 4 мин, остатка ее приданого.
(Свидетели.)
Вавилон. Месяц тишри, день 27-й, год одиннадцатый Навуходоносора, царя Вавилона.
Пер. Л.А. Липина.
Завоевание Вавилонии персами
В 546–538 гг. до н. э. персидский царь Кир постепенно покорил Вавилонию и, наконец, овладел столицей страны.
По утверждению Геродота (I, 191), Вавилон был взят благодаря внезапному нападению персидского отряда, проникшего в город по осушенному руслу Евфрата.
Приведенный ниже документ иначе рисует эти события: «Манифест» самого царя-завоевателя Кира подчеркивает, что персы мирно вступили в Вавилон. Город был взят благодаря измене. Умелыми дипломатическими приемами Кир склонил на свою сторону влиятельных вавилонян, в частности жрецов. Недаром он так настойчиво подчеркивает свое уважение к вавилонской религии и выступает в качестве благочестивого поклонника Мардука, Энлиля и Набу. Из библии (речи пророка Исайи II и кн. Эздры) известно, что он пользовался также поддержкой иудеев, насильственно переселенных в Вавилон Навуходоносором. Все же некоторое сопротивление внутри Вавилона Кир встретил. Царевич Валтасар заперся во внутренней укрепленной цитадели Вавилона и продолжал несколько дней борьбу, но был взят в плен и казнен.
Надпись на глиняном цилиндре, около 535 г. до н. э. Язык – аккадский, Th. G. Pinches, Cuneiform Inscriptions of Western Asia, vol. V, pi. 35. E. H. Weissbach, Die Keilinschriften der Achameniden, 1911, стр. 4.
Я – Кураш , царь вселенной, царь великий, царь могучий, царь Вавилона, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран света, сын Камбузи , царя великого, царя г. Аншана , внук Кураша , царя великого, царя г. Аншана, потомок Шишпиша , царя великого, царя г. Аншана, семя вечного царства, правление которого любезно Энлилю и Набу , царствования которого они желают для радости своего сердца. Когда я мирно вступил в Вавилон и при радости и ликовании занял престол повелителей в княжеском дворце, Мардук , великий господин, [склонил (?)] ко мне великодушное (буквально: широкое) сердце жителей Вавилона, а я ежедневно следил за его почитанием. Мои многочисленные войска мирно [и] торжественно вошли в Вавилон. Всему [Шумеру] и Аккаду я не дал иметь врага. Я благосклонно следил за внутренними [делами] Вавилона и его святилищ. А жители Вавилона [и… были освобождены] от неподобающего им ига. Я восстановил их разрушенные жилища и разогнал их скорбь. Мардук, великий владыка, возрадовался моим деяниям и милостиво благословил меня, Кураша, царя, ищущего его, и Камбузи, моего родного сына, и все мое войско, а мы искренно и радостно возносили перед ним хвалу его великой [божественности]. Все цари, живущие во дворцах всех стран, от Верхнего Моря до Нижнего , живущие…, цари стран Запада [и] живущие в шатрах, – все они принесли свою тяжелую дань и в Вавилоне целовали мои ноги. От……до г. Ашшура и Суз : Агаде, Эшнунак , Замбан , Метурну , вместе с областью страны Гутиум , города, что [по ту сторону] Тигра, поселения которых основаны с древнейших времен (?), – богов, живших в них, я вернул на их места и основал [для них] вечные обители. Всех их людей я собрал и восстановил их жилища. А богов Шумера и Аккада, которых Набонид к огневу владыки богов привел в Вавилон, я, по повелению Мардука, великого владыки, невредимо вернул в их чертоги – обиталища, радующие сердце . Все боги, возвращенные мною в свои храмовые города, да провозгласят ежедневно перед Энлилем и Набу долготу моих дней, да объявят мои благие дела и да скажут Мардуку, моему владыке, что Кураш – царь, почитающий тебя, и его сын Камбузи.
(Далее текст сильно фрагментирован).
Пер. Л.А. Липина.