Древний Восток. Том 1. Хрестоматия

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА

ТОМ І. ДРЕВНИЙ ВОСТОК
ПОЛНЫЙ ВАРИАНТ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Чем дальше от наших дней в глубь веков и тысячелетий удаляется историк-исследователь, тем большие трудности приходится ему преодолевать на своем пути. Если в распоряжении ученого для изучения недавнего прошлого имеются тысячи, а иногда и десятки тысяч самых разнообразных документов, понимание которых с точки зрения филологии не вызывает никаких сомнений, то историку древности приходится восстанавливать былое исчезнувших народов и угасших цивилизаций по обрывочным и разрозненным, случайно уцелевшим источникам.
История одних стран, как, например, Греции, Рима, Китая, известна лучше. Полностью традиция здесь никогда не обрывалась, документов сохранилось достаточное количество, в том числе немало весьма содержательных. Тем не менее отдельные периоды их истории, особенно ранние, до сих пор ещё неясны. Так, например, мы очень плохо осведомлены о Греции VIII–VII вв. до н. э. или о времени правления «царей» в Риме. Прошлое других стран стало лишь недавно достоянием науки благодаря совместным усилиям нескольких поколений археологов. Они извлекли из развалин исчезнувших городов и храмов, из погребений и жилых домов архивы, победные надписи, письма и договоры, фрески и рельефы, с помощью которых мы теперь в состоянии, с большей или меньшей полнотой представить основные события и факты истории народов древности, в том числе и народов Ближнего Востока, а также восполнить наши знания о древнейших периодах античных стран. Однако ученый находится здесь нередко во власти случая. В то время как история некоторых народов или периодов нам почти неизвестна благодаря отсутствию источников, об иных государствах и эпохах мы осведомлены лучше. Следует принять во внимание и другие обстоятельства: сравнительно ограниченное количество письменных памятников, их фрагментарность, односторонность содержания, трудность понимания, обусловленная как недостаточным знанием древневосточных языков (многие слова и обороты до сих пор ещё не разгаданы или представляются спорными), так и неясностью и неполнотой изложения.
Если в буржуазной историографии новой и новейшей истории, где, казалось бы, документы меньше дают возможности для различного рода кривотолков и фальсификаций, мы обычно встречаемся с сознательным искажением исторической действительности, с тенденциозной интерпретацией источников и подтасовкой фактов, то с тем большей свободой обращаются буржуазные ученые с источниками древней истории, в частности, с текстами. Отрывочность и неполнота последних, неясность и трудность языка предоставляют широкие возможности для самых произвольных и надуманных толкований в угоду предвзятой точке зрения того или иного буржуазного исследователя, стремящегося сознательно или бессознательно выполнить социальный заказ своих хозяев. Этими обстоятельствами в значительной степени и объясняется то, почему с такой охотой современные англо-американские социологи, историки, экономисты, философы и т. д. обращаются к далекому прошлому. Они заимствуют оттуда материал для всякого рода сомнительных сравнений и сопоставлений в целях оправдания капиталистического строя, для пропаганды различных человеконенавистнических расовых теорий. Недаром, например, американский сенатор Теодор Бильбо в своей книге, вышедшей в 1947 г. под сенсационным заглавием: «Выбирайте между изоляцией и превращением в ублюдков», стремится доказать, пользуясь всеми методами фашистского расизма, что древние «арийские» цивилизации Египта, Индии, Финикии, Карфагена, Греции и Рима погибли в результате того, что правящие классы, принадлежавшие к «кавказской расе», допустили смешение, слившись с неарийскими расами. Отсюда им делается вывод об угрозе гибели цивилизации белого человека, об угрозе самому существованию США в результате смешения крови белого человека с представителями других рас, в первую очередь с неграми .
Не случайно, конечно, наиболее распространенная в современной буржуазной науке в различных версиях и модификациях концепция развития общества – пресловутая «циклическая» теория Э. Мейера – была им основана преимущественно на материале памятников древности, ибо именно они предоставили ему и его ученикам и последователям широкие возможности произвольного и тенденциозного истолкования благодаря указанным особенностям, присущим им.
Только при помощи единственного научного метода, метода диалектического и исторического материализма, установившего законы общественного развития и наметившего основные этапы его, можно определить основные черты первой классовой формации – рабовладельческой, присущей древнему миру. Только когда ученые подошли к изучению источников с позиций марксистско-ленинской теории, они смогли выяснить, чем было обусловлено возникновение, существование и гибель первых классовых, рабовладельческих государств, независимо от того, представляли ли последние одну из разновидностей древневосточной деспотии или античного полиса – города-государства. В этом заключается основная заслуга советской науки. И здесь особенно следует подчеркнуть принципиальную необходимость работы над первоисточниками, ибо исключительно путём тщательного анализа, глубоко продуманной интерпретации каждого слова, каждого термина, каждого положения, в результате точного уяснения общей направленности текста можно прийти к обоснованным и научным, соответствующим объективной истине выводам.
Источники не только блестяще подтвердили справедливость учения о развитии общества Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, но, в свою очередь, подкрепили его конкретным материалом, дав, таким образом, новое доказательство гениальности основоположников научного социализма.
Конечно, успехи советской исторической науки были достигнуты не сразу. Пришлось преодолевать и косность, и традиции, унаследованные от буржуазной науки, и присущее некоторым специалистам преклонение перед непререкаемостью авторитета «корифеев» ученых Запада, и сознательное стремление вредителей представить искаженную картину развития общества. Многое еще неясно, некоторые проблемы еще служат предметом разногласий и споров, но главное – характер рабовладельческого общества и основные законы его развития, в частности, древневосточного, уже сомнений не возбуждает.
Подводя итог достигнутому марксистской историографией, обогащенной трудами Ленина и Сталина, мы можем прийти к следующим выводам по некоторым важнейшим проблемам.
Первые классовые общества возникли там, где географическая среда в наибольшей степени благоприятствовала ускорению развития производительных сил и социальных отношений и способствовала переходу от общинно-родового строя к рабовладельческому, ибо географическая среда «…бесспорно, является одним из постоянных и необходимых условий развития общества и она, конечно, влияет на развитие общества, – она ускоряет или замедляет ход развития общества» .
При этом, конечно, надо помнить, что «…её влияние не является определяющим влиянием, так как изменения и развитие общества происходят несравненно быстрее, чем изменения и развитие географической среды» .
Племена кочевых охотников и скотоводов, населявшие тысячелетия тому назад беспредельные степи Центральной Азии, Аравии и Африки, стояли на низшей и средней ступени варварства.
«Только оставаясь в небольшом числе, они могли продолжать быть варварами. То были пастушеские племена, охотники и воины; их способ производства требовал обширного пространства земли для каждого отдельного индивидуума, как то имеет место еще поныне у индейских племен Северной Америки. Когда они увеличивались в числе, то сокращали друг другу площадь производства. Поэтому избыточное население было вынуждено пускаться в те великие сказочные странствия, которые положили начало образованию народов в древней и новой Европе» . Так эти племена попали в долины Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ, где зарождаются первые классовые общества, основой хозяйства которых было земледелие, ибо именно здесь, в долинах великих рек, условия для его развития были наиболее благоприятны.
«Государство возникло на основе раскола общества на враждебные классы, возникло для того, чтобы держать в узде эксплоатируемое большинство в интересах эксплоататорского меньшинства», – говорит товарищ Сталин. «Две основные функции характеризуют деятельность государства: внутренняя (главная) – держать эксплоатируемое большинство в узде и внешняя (не главная) – расширять территорию своего, господствующего класса за счет территории других государств, или защищать территорию своего государства от нападений со стороны других государств» .
Первобытно-общинный строй, не подвергшийся воздействию более развитого общества, не мог миновать в своем развитии рабовладельческого способа производства. Он становился рабовладельческим, а не феодальным. Это одно из основных положений марксизма, относящихся к общественным формациям. Так как классовое общество стран Древнего Востока сложилось на заре цивилизации самобытно, без воздействия других классовых обществ, то всякого рода попытки доказательства существования в них элементов полуфеодального строя приводят объективно к ревизии важнейших законов марксистско-ленинского учения о развитии общества.
В древневосточных деспотиях существовала двойная форма эксплоатации по отношению к двум различным социальным группам. Первая из них, право получения ренты-налога с сельских обшин – «земледельческого населения», восходит к глубокой древности, к эксплоатации родовой знатью своих соплеменников, к отношениям еще полупатриархальным. Например, эту ренту-налог платили в эпоху разложения родового строя свободные греческие крестьяне гомеровского периода своему басилевсу. Фараон Египта мог передавать своему приближенному одну или несколько сельских общин во владение, чтобы получить налоги, подобные тем, которые вносились сельскими общинами в закрома басилевса. Необходимо подчеркнуть, что ни в коем случае не следует сопоставлять только что названную повинность, налагаемую на сельские общины в условиях древневосточной деспотии, или гомеровской Греции, или царского периода Рима, с рентой феодальной, как это делали и делают буржуазные историки, а вслед за ними и некоторые советские ученые. Рента-налог, «дань», взимаемая со свободных общинников, является повинностью, созданной в условиях разлагающегося патриархального строя.
Вторая форма эксплоатации, присущая древневосточному обществу, согласно высказываниям Маркса, – эксплоатация рабовладельческая, эксплоатация царями, жрецами, знатью, а затем и наиболее зажиточными слоями свободных «неземледельческого населения» – рабов. По сравнению с первой формой она более прогрессивна. Ибо если эксплоатация «земледельческого населения» восходит к полупатриархальным повинностям, то эксплоатация рабов создалась в условиях классового общества и выразилась, в первую очередь, в работе над созданием гигантских сооружений, прежде всего ирригационных. Наличие этих двух форм эксплоатации – патриархальной и рабовладельческой – и создает особенность первого классового общества, сложившегося еще в глубокой древности в Азии и в Египте. Отсюда можно вывести ясное и четкое определение древневосточного общества, как полурабовладельческого-полупатриархального.
Ведущей, прогрессивной на Востоке была тогда, естественно, эксплоатация рабовладельческая. Поэтому мы вправе называть эти раннеклассовые общества, существовавшие в Азии и в Египте в древности, в эпоху, предшествующую античному миру, также и примитивно-рабовладельческими.
Таким образом, древневосточные деспотии являлись организацией, при помощи которой господствующий класс (царь-деспот, знать, жречество, торгово-ростовщическая прослойка, иногда военная каста и т.д.) осуществлял эксплоатацию общинников и рабов. Многочисленные войны, обычные для государств Древнего Востока, велись в интересах господствующего класса с целью захвата рабов, богатств и территорий соседних стран.
Для буржуазной науки обычно стремление противопоставить или отделить прошлое стран и народов Ближнего Востока от древнейших периодов истории Индии и Китая. Первые рассматриваются ею как предшественники античной, а следовательно, и европейской культуры, что было закреплено в конце XIX в. французским ученым Г. Масперо в термине «классический Восток», который особенно резко подчеркнул различие между древними цивилизациями Средиземноморья и прилегающих к нему областей и странами Дальнего Востока. Первым уделялось особое внимание при построении всемирной истории.
Между тем для Индии и Китая, внесших свою долю в сокровищницу общечеловеческой культуры, в эпоху зарождения и существования там рабовладельческого строя характерны те же самые социально-экономические отношения, те же общие законы развития, что и для стран Переднего Востока. Все они представляют единое целое – одну формацию. Это подтверждается не только данными последних археологических раскопок, но и беспристрастным изучением письменных источников.
Ошибочно, однако, безоговорочно отождествлять все страны Древнего Востока, не различая особенностей развития отдельных государств, как не следует, например, стирать отличия в истории Аттики, Спарты, Беотии, Македонии. Следует учитывать конкретные условия, определившие отличительные черты исторического бытия каждого народа. Если Египет и Вавилон могут быть охарактеризованы как земледельческие рабовладельческие деспотии, причем в первой из них неограниченная власть царя достигла апогея, то финикийские города-государства служат примером типичного торгово-рабовладельческого общества, в котором власть царя ограничивалась знатью и наиболее богатыми купцами. Точно так же Ассирия является образцом хищнического, военно-грабительского государства, основывавшего свое благополучие на безжалостной эксплоатации и грабеже покоренных стран.
История примитивно-рабовладельческих деспотий Древнего Востока тесно связана с античным миром. Греция и Рим качественно, принципиально не выделяются среди прочих древних обществ. Они представляют лишь высший этап развития рабовладельческой формации. В Нововавилонском царстве VII-VI вв. до н. э. мы сталкиваемся с такими формами эксплоатации рабов, как, например, пекулии, которые заставляют вспомнить об императорском Риме, а Спарта с ее коллективным рабовладением может быть сопоставлена в этом отношении с городами-государствами Шумера начала III тысячелетия. Только что приведенные примеры не единичны.
Однако нельзя пройти мимо некоторых особенностей, присущих примитивно-рабовладельческим обществам, отличающих их от античных. Эти особенности проявляются прежде всего в сохранении пережитков первобытно-общинного строя и элементов патриархальных отношений, в длительном существовании сельской общины и замедленными, застойными формами ее развития, объясняемыми в значительной степени тем обстоятельством, что основой хозяйства у ведущих восточных народов является ирригация, искусственное орошение. «Земледелие здесь построено главным образом на искусственном орошении, а это орошение является уже делом общины, области или центральной власти» . Отсюда, как следствие, – чрезвычайная стойкость общинных форм собственности на землю. «В азиатской (по крайней мере преобладающей) форме не существует собственности отдельного лица, а существует лишь его владение; действительный, настоящий собственник – это община…» . Связано с этим и патриархальное домашнее рабство, столь характерное для большинства стран Древнего Востока.
Далее, для примитивно-рабовладельческих обществ весьма типично нерасчлененное единство города и деревни. Города существуют обычно только как административные, религиозные или торговые центры, н значительная часть их населения занята в сельском хозяйстве. Ремесло и земледелие еще объединены.
Необходимость сплочения усилий отдельных обшин для сооружения ирригационной системы создает на определенном уровне развития производительных сил предпосылки для формирования политической, надстройки в форме восточной деспотии, достигшей своего наиболее совершенного воплощения в неограниченной власти египетского фараона, уподобленного богу. Им, как и царями других стран Древнего Востока, осуществлялось «…связующее единство, реализованное в деспоте…» , сплотившее в единое целое сельские общины. Именно они составляли «…солидную основу для застойного азиатского деспотизма» .
Развитие частной собственности, связанное с освоением земель, не орошаемых общинной системой ирригации, так называемых высоких полей, и с эксплоатацией труда рабов, приводит к более или менее быстрому, в зависимости от конкретных условий развития каждой страны, расслоению сельской общины. Появляются лица, лишенные средств производства, вынужденные идти в кабалу к богатеям. С течением времени последние их полностью порабощают. Долговое рабство и тяжелый гнет, которому подвергались массы рядовых общинников в восточных деспотиях, препятствуют использованию в большом количестве труда рабов-военнопленных. Число рабов-иноплеменников было сравнительно невелико, и труд их не проник в такой степени в ремесло и сельское хозяйство, вытеснив оттуда свободных производителей, как это имело место в Греции и Риме.
Непосредственным производителем в странах Древнего Востока наряду с рабом оставался общинник, который, если он трудился в течение всего года не для себя, занимал положение раба.
В иных случаях, когда община сохраняла еще достаточно сил для сопротивления гнету господствующего, класса, вспыхивали восстания, подобные переворотам в Лагаше при Урукагине или в Египте в конце Среднего царства, подтачивавшие основы рабовладельческого строя и ускорявшие его гибель. Однако это сопротивление общинников было в конечном итоге подавлено, и угнетение продолжалось попрежнему; а так как именно общинники пополняли ряды войска, то разорение и закабаление их приводили обычно к ослаблению военного потенциала государства. Нередко оно подпадало поэтому под иго другого, более сильного в данное время государства, и тогда массы трудящегося населения испытывали двойной гнет до тех пор, пока в силу тех же причин завоеватели сами не становились добычей новых завоевателей. История древневосточных деспотий Египта, Вавилонии, Ассирии, Персии, так же как и позднейших эллинистических монархий, даёт тому множество примеров. Они включали в себя разные племена и народы, связанные воедино лишь силой оружия победителя. Их не объединяли ни политические, ни экономические, ни национальные интересы, так как наций тогда еще не существовало. Они могли распадаться и распадались в результате обострения внутренних противоречий, в результате ударов извне. «Это были не нации, а случайные и мало связанные конгломераты групп, распадавшиеся и объединявшиеся в зависимости от успехов или поражений того или иного завоевателя» .
Современная буржуазная наука стремится умалить или обойти молчанием значение вклада, сделанного «неарийскими» народами древневосточных стран в сокровищницу общечеловеческой культуры, и всячески превозносит «творческий гений» древних эллинов и римлян, хотя и те и другие сами указывали на египтян и вавилонян как на своих учителей. Действительно, чем лучше мы знакомимся с историей и историей культуры стран Древнего Восгока, тем больше мы убеждаемся в том, что именно здесь следует искать начало многих наук (хотя они еще неотделимы от религии) – астрономии, математики, медицины. Здесь возникают и первый алфавит, и первые письменные литературные произведения. Здесь создаются величайшие памятники изобразительного искусства и литературы. В Греции и Риме наука, литература и искусство рабовладельческого общества достигают своего расцвета и впервые в истории пытаются освободиться от оков религиозного мировоззрения. Вместе с культурным наследием Греции и Рима человечество получило и культурное наследие великих цивилизаций Древнего Востока.
Пока не завершена дешифровка критских письмен, невозможно дать точную характеристику социально-экономического строя древнего Крита. Однако, чем полнее становятся благодаря успехам археологии наши знания о нем, тем определеннее можно утверждать, что сложившееся на этом острове в начале II тысячелетия до н. э. государство следует уподобить другим современным ему примитивно-рабовладельческим государствам восточного Средиземноморья. Критская морская держава, подчинившая часть островов Эгейского моря, управлявшаяся царем-деспотом и находившаяся в оживленных торговых связях с окружающими странами, напоминает финикийские города, хотя политический строй ее, видимо, отличался от политического строя последних. Процветанию острова в значительной степени способствовало его выгодное положение в центре морских торговых путей. По ряду косвенных признаков можно установить существование на нем рабства, ибо только рабы могли использоваться в качестве гребцов на многочисленных судах критян, сочетавших торговлю с разбоем; только рабы вместе с подневольным местным населением могли возвести огромные, роскошные дворцы Феста и Кносса, проложить дороги или работать в мастерских, выпускавших товары для сбыта. Естественно предположить, что усиление эксплоатации и разорение широких масс населения в конечном итоге привело к ослаблению Критской державы и облегчило завоевание ее в XIV в. Микенским государством, объединявшим Пелопоннес, острова, прилегавшие к нему, и некоторые области средней и северной Греции. Социально-политический строй Микенского государства во многом напоминал организацию критского общества. Можно думать, что аристократические роды, благосостояние которых основывалось на сельском хозяйстве, эксплоатации земледельческого населения, в особенности покоренных стран, на грабительских войнах и набегах, пользовались здесь большим влиянием, ими ограничивалась деспотическая власть царя.
Крит соединял страны Азии, Африки и Европы. Особенно велико значение его культуры, яркой, самобытной, но все же испытавшей воздействие культуры других народов (например, египтян и хеттов), на которую он в свою очередь оказал существенное влияние. Истоки греческой мифологии, религии и искусства и даже законодательства (например, Гортинские законы) несомненно следует искать на этом острове, который являлся связующим звеном между древневосточными деспотиями и античным миром.
Стадиально общество гомеровской Греции (XII-VIII вв. до н. э.) более примитивно, чем Критская морская держава или Микенское государство, так как оно являлось обществом дорабовладельческим, доклассовым. Однако путь его развития был иным, отличным от пути развития стран Древнего Востока, к которому могут быть отнесены последние. Поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея» – наши основные источники – свидетельствуют, что это был «Полный расцвет высшей ступени варварства…» ; каждый взрослый мужчина в племени был воином, не существовало еще отделенной от народа публичной власти, которая могла бы быть ему противопоставлена.
«Первобытная демократия находилась еще в полном расцвете…» . Классическую по четкости и глубине анализа характеристику гомеровского общества дает Ф. Энгельс в заключении IV главы («Греческий род») своего бессмертного труда «Происхождение семьи, частной собственности и государства»: «Мы видим, таким образом, в греческом общественном строе героической эпохи еще в полной силе древнюю родовую организацию, но, вместе с тем, и начало ее разрушения: отцовское право с наследованием имущества детьми, что благоприятствует накоплению богатств в семье и усиливает семью в противовес роду; влияние имущественных различий на общественный строй путем образования первых начатков наследственного дворянства и монархии; рабство, сперва одних только военнопленных, но уже подготовляющее возможность порабощения собственных соплеменников и даже сородичей; совершающееся уже вырождение былой войны между племенами в систематический разбой на суше и на море в целях захвата скота, рабов и сокровищ, превращение ее в регулярный промысел; одним словом, восхваление и почитание богатства как высшего блага и злоупотребление древними родовыми учреждениями для оправдания насильственного грабежа богатств» .
Постоянные войны, которые способствовали объединению общин, были основным средством добывания рабов. Однако рабство носило тогда патриархальный, домашний характер. Труд рабов использовался преимущественно для домашних услуг или в хозяйствах родовой знати, которая стремится к закабалению своих соплеменников. Таким образом, в недрах родового общества формируются классы. «Недоставало только одного: учреждения, которое обеспечивало бы вновь приобретенные богатства отдельных лиц не только от коммунистических традиций родового строя, которое не только сделало бы прежде столь мало ценившуюся частную собственность священной и это освящение объявило бы высшей целью всякого человеческого общества, но и приложило бы печать всеобщего общественного признания к развивающимся одна за другой новым формам приобретения собственности, следовательно и к непрерывно ускоряющемуся накоплению богатства; нехватало учреждения, которое увековечивало бы не только начинающееся разделение общества на классы, но и право имущего класса на эксплоатацию неимущих и господство первого над последними.
И такое учреждение появилось. Было изобретено государство» .
Но было бы неверно отождествлять все греческие государства. Каждое из них шло своим неповторимым путем развития. И наиболее типичны в этом отношении два – Спарта и Афины, сыгравшие ведущую роль в истории Эллады.
Государство в Спарте возникло раньше, в результате перенаселения Пелопоннеса после проникновения туда дорийцев, стремившихся силой овладеть плодородными землями и поработить окружающие племена. На основании свидетельств античных авторов , закабаление илотов должно быть объяснено завоеванием, а не «экономическими условиями», как пытаются доказать буржуазные ученые и в частности Э. Мейер. Этот способ эксплоатации, напоминающий по форме крепостнический, явился следствием завоевания и был более примитивным, чем эксплоатация рабов. «Чтобы извлекать из него (раба. – Ред.) пользу, необходимо заранее приготовить, во-первых, материалы и орудия труда, во-вторых, средства для скудного пропитания раба» . Спартиатам этого не требовалось. Они силой оружия покорили илотов и заставили их платить дань.
Различие между рабами и илотами сводилось в основном лишь к тому, что в первом случае победители отрывали побежденных от средств производства и уводили их к себе для работы в своем собственном хозяйстве или продавали, а во втором случае они оставляли покоренных на земле и принуждали выполнять различного рода повинности. Для устрашения илотов и удержания их в покорности применялись такие средства террора, как криптии. Согласно Плутарху, эфоры ежегодно объявляли илотам войну, чтобы предоставить спартиатам право безнаказного истребления их .
Столь жестокое обращение могло иметь место в античном обществе лишь по отношению к потомкам покоренных силой оружия членов враждебных общин или племен, а не по отношению к обедневшим членам своей общины. Илоты поэтому обычно всегда противопоставлялись лакедемонянам, членам господствующей городской общины, и другим представителям класса свободных, например, периекам. Эксплоатация илотов (а также близких к ним по положению пенестов, кларотов и т. д.) характерна именно для наиболее отсталых обществ, например, Спарты, Фессалии, Крита, древнейшей Ассирии и т. д. По сравнению с ними даже примитивно-рабовладельческие государства архаического Шумера или Египта несомненно более прогрессивны.
Иными были причины возникновения и пути развития классового общества в Аттике, которое «…является в высшей степени типичным примерам образования государства, потому что оно, с одной стороны, происходит в чистом виде, без всякого вмешательства внешнего или внутреннего насилия, – захват власти Пизистратом не оставил никаких следов своего короткого существования,– с другой стороны, потому, что в данном случае очень развитая форма государства, демократическая республика, возникнет непосредственно из родового общества, и, наконец, потому, что мы в достаточной степени знаем все существенные подробности образования этого государства» .
Развитие производительных сил общин, объединившихся постепенно вокруг Афин, социальное расслоение внутри них, выделение земледельческой аристократии, жестоко эксплоатировавшей своих соплеменников, концентрация земель, увеличение количества рабов, ростовщичество, расширение торговли и, как следствие, – рост денежного хозяйства, проникавшего «…точно разъедающая кислота, в основанный на натуральном хозяйстве исконный образ жизни сельских общин» . Все это «взрывало» прежние социальные установления и экономические связи.
«Одним словом, родовой строй приходил к концу. Общество с каждым днем все более вырастало из его рамок; даже худшие отрицательные явления, которые возникали у всех на глазах, он не мог ни ослабить, ни устранить. А тем временем незаметно развилось государство» .
Реформы Солона, проведенные в интересах частных землевладельцев и торговцев, устанавливали отчуждение и дробление земельных участков. Этим была отменена общинная собственность и разрушены основы общинно-родового строя. «Так как родовой строй не мог оказывать эксплоатируемому народу никакой помощи, то оставалось только возникающее государство. И оно действительно оказало помощь, введя конституцию Солона и в то же время снова усилившись за счет старого строя. Солон… открыл ряд так называемых политических революций, и притом с вторжением в отношения собственности. Все происходившие до сих пор революции были революциями для зашиты одного вида собственности против другого вида собственности… в революции, произведенной Солоном, должна была пострадать собственность кредиторов в интересах собственности должников. Долги были попросту объявлены недействительными» . Вот почему Афины, как и другие греческие полисы, не знали кабального рабства. Последние остатки родового строя были уничтожены законодательством Клисфена. «В какой степени сложившееся в главных своих чертах государство оказалось приспособленным к новому общественному положению афинян, свидетельствует быстрый расцвет богатства, торговли и промышленности. Классовый антагонизм, на котором покоились теперь общественные и политические учреждения, был уже не антагонизм между аристократией и простым народом, а между рабами и свободными, между неполноправными жителями и гражданами» .
Огромное значение для Греции имели связи с Северным Причерноморьем, на которые следует обратить особое внимание при изучении истории этой страны. Через Геллеспонт во время «великой колонизации» VII в. туда устремляются предприимчивые торговцы в поисках наживы, политические изгнанники, разоренные крестьяне и ремесленники в надежде на лучшую жизнь в далеких, неведомых краях. В устьях рек, впадающих в Черное и Азовское моря, в Крыму были основаны десятки колоний, которые вели оживленную торговлю с могущественной скифской державой. Трудно представить Афины, Коринф, Милет и другие полисы Эллады без скифского хлеба, сушеной рыбы, шерсти, мехов и рабов. В частности, снабжение Афин хлебом всегда было одним из основных моментов, определявших внешнюю и внутреннюю политику различных политических партий. Дешевый привозной хлеб способствует интенсификации сельского хозяйства торговых полисов. Благосостояние многих ремесленников и торговцев основывалось на обмене с Северным Причерноморьем.
Не меньше было его значение и в римскую эпоху, когда вывоз отсюда продуктов, сырья и рабов стал еще более интенсивным и распространился за пределы Балканского полуострова на западные провинции Римской империи. Проникновение греков на север оказало влияние не только на скифов, воспринявших отдельные черты эллинской культуры, и соседние с ними народы, но наложило также заметный отпечаток на греческие колонии, окаймлявшие побережье Черного и Азовского морей; в их искусстве, ремесле и быте в свою очередь сказывается существенное воздействие скифов. Римская культура заметного следа, как известно, в областях Северного Причерноморья не оставила.
Одна из основных проблем истории Рима – вопрос происхождения плебса – во многом еще остается неясной из-за скудости источников. Однако несомненно, что, подобно илотам в Спарте, плебеи появились в результате завоевания, а не вследствие социально-экономического расслоения общества. «Между тем, население города Рима и римской области, расширившейся благодаря завоеванию, возрастало; этот рост происходил отчасти за счет новых поселенцев, отчасти – за счет населения покоренных, по преимуществу латинских, округов. Все эти новые граждане… стояли вне старых родов, курий и племен и, следовательно, не составляли части populus romanus, собственно римского народа» .
Реформы Сервия Туллия сыграли в истории Рима ту же роль, что реформы Солона и Клисфена в истории Афин. Это была по существу революция, положившая конец общинно-родовому строю и знаменовавшая переход к государству; «…причина ее коренилась в борьбе между плебсом и populus» . Новое, классовое общество определялось территориальными, а не родовыми связями, основное значение при установлении политических прав имело имущественное положение, а не происхождение. «Так был разрушен и в Риме, еще до отмены так называемой царской власти, древний общественный строй, покоившийся на личных кровных узах, а вместо него создано было новое, действительное государственное устройство, в основу которого были положены территориальное деление и имущественные различия. Общественная власть сосредоточилась здесь в руках граждан, обязанных отбывать военную службу, и была направлена не только против рабов, но и против так называемых пролетариев, не допущенных к военной службе и лишенных вооружения» .
Последующие столетия существования Римской республики насыщены острой политической борьбой между патрициями и плебеями за расширение прав последних, за землю, за ограничение произвола ростовщиков. Она осложняется, особенно во II-I вв. до н.э., массовым движением угнетаемого класса рабов, к которым присоединяется беднота.
«Богатые и бедные, эксплоататоры и эксплоатируемые, полноправные и бесправные, жестокая классовая борьба между ними – такова картина рабовладельческого строя» . Сначала протест рабов, как, например, это было в Греции в V-IV вв. до н. э., носил обычно пассивный характер. Рабы портили орудия и инструменты, убегали от своих господ, что особенно часто случалось во время войн, когда силы рабовладельческого государства отвлекались внешней опасностью. Иногда рабы переходили на сторону противника. Так, во время Пелопоннесской войны более двадцати тысяч рабов после поражения афинян при Декелее в 413 г. до н. э. перебежали к спартанцам. Впоследствии рабовладельческие полисы дипломатическим путём договаривались о мерах, долженствующих оградить интересы господствующего класса. Той же цели служили и средства устрашения, и специально поставленная служба розыска беглых рабов. Однако даже пассивные формы борьбы подрывали устои экономики рабовладельческих городов-государств, а иногда, особенно во время войны, ставили под угрозу их политическую независимость. Ещё опаснее для эксплоататоров были открытые формы протеста – восстания рабов. Они начались в Греции в V в. до н. э. и чаще всего вспыхивали на Пелопоннесе и в Сицилии, где число рaбoв было особенно велико. По существу политический строй спартанцев и их административное устройство преследовали одну цель – удерживать в повиновении илотов и предотвращать какие бы то ни было попытки сопротивления с их стороны. И обычно восставали рабы именно в Спарте, ибо илоты в Мессении принадлежали к одной народности и им легче было сплотиться против угнетателей. Таковы были восстания в 464 и 425 гг. до н. э. Первое из них длилось свыше 10 лет. Нередко к рабам присоединялись и бедняки.
Еще более характерны восстания рабов для Рима, где рабовладельческий строй достиг своего наивысшего развития и, следовательно, классовые противоречия, присущие античному обществу, были особенно остры. Десятки и сотни тысяч рабов, скопившихся в городах и латифундиях в результате победоносных войн, жестокие формы эксплоатации, невыносимо тяжелый гнет, которому они подвергались, концентрация земель и богатства, обезземеливание крестьянства, не могущего конкурировать с дешевым трудом рабов, – все это создавало предпосылки для проявления протеста в открытой и резкой форме. Недаром на протяжении II и I вв. до н. э. в Сицилии, в Малой Азии, наконец, в самом Риме неоднократно поднимаются рабы и свободная беднота. Они пытаются добиться силой от рабовладельцев того, чего они не могут получить от них мирным путём: свободы и возможности обеспеченного существования. Восстания рабов и люмпен-пролетариата, гражданские войны конца Римской республики подтачивали устои существующего социально-экономического строя и в конечном итоге привели его к гибели. Рабовладельцы вынуждены были для сохранения своего господства перейти к новой, более совершенной организации – принципату – скрытой форме монархии, а затем и к открытой – доминату. В обострении противоречий рабовладельческого общества и, следовательно, темпов его развития заключается прогрессивное, всемирно-историческое значение восстаний рабов и бедноты. На данном этапе, однако, они не привели к смене одной формации другой, более прогрессивной, так как не были носителями нового способа производства, новых производственных отношений. Вот почему неверно говорить о революции рабов во II-I вв. до н. э. «Рабы, как мы знаем, восставали, устраивали бунты, открывали гражданские войны, но никогда не могли создать сознательного большинства, руководящих борьбой партий, не могли ясно понять, к какой цели идут, и даже в наиболее революционные моменты истории всегда оказывались пешками в руках господствующих классов» .
Только когда развитие производительных сил античного общества подготовило почву для возникновения новых социальных отношений, когда в недрах рабовладельческого государства стали складываться предпосылки феодализма в форме колоната, только тогда рабы и колоны выступили как класс революционный, сметающий на своем пути, пусть под лозунгом возвращения к общинно-родовому строю, устои изжившей себя рабовладельческой формации. Именно революция рабов и колонов «…ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплоатации трудящихся» . Она облегчила также варварским племенам завоевание Рима – «…все «варвары», объединились против общего врага и с громом опрокинули Рим» . Таким образом, эта революция способствовала установлению более прогрессивного в то время общества – общества феодального.
Зти вводные замечания дают лишь общее представление о закономерности развития рабовладельческого общества и стремятся облегчить ознакомление с основными его противоречиями. Разумеется, ими далеко не исчерпываются проблемы истории первой классовой формации, разобраться в которых должны помочь читателю документы, помещённые в этой книге.
* * *
Настоящая хрестоматия составлена заново и существенно отличается от вышедшей в 1936 г. под моей редакцией «Хрестоматии по древней истории». Она не только превосходит последнюю объемом, но и совершенно отлична по составу вошедших в нее текстов и по принципам, положенным в основу их подбора, и по методу оформления документов.
Хрестоматия предназначается прежде всего для студентов исторических факультетов высших учебных заведений и для преподавателей истории в средней школе. Студентам хрестоматия должна дать материал для семинаров и просеминаров, дополнить и углубить читаемые им курсы по древней истории. Преподавателям она стремится облегчить подбор текстов и наглядных примеров для использования на классных и внеклассных занятиях.
При ее составлении было решено ограничиться документами, отражающими только социально-экономическую и политическую историю стран и народов древнего мира. Привлечение культурно-исторических памятников заставило бы при сравнительно ограниченном объеме хрестоматии значительно сократить одни тексты и вовсе отказаться от помещения других, даже весьма ценных. Поэтому источники по истории культуры предполагается включить в особый сборник, который составители надеются в скором времени выпустить в свет. Литературные произведения привлекались лишь в той мере, в какой они удовлетворяли только что указанному принципу.
Значительное количество привлеченных документов впервые появляется на русском языке. Многие тексты переведены вновь, остальные в своем большинстве сверены с подлинниками. Перед переводчиками была поставлена задача не только как можно точнее передать содержание памятника, но и воспроизвести по мере возможности его стиль и особенности языка, с тем чтобы дать почувствовать своеобразие эпохи и каждого народа, и само собой разумеется, что они стремились осуществить это, не нарушая строя русского языка (но в иных случаях сознательно прибегая к архаизмам). Что касается собственных имен и географических названий, то в подавляющем большинстве случаев оставлена общепринятая транскрипция.
Особое внимание во всех трех томах обращено на памятники, которые помогают увязать историю древнего мира с историческим прошлым нашей родины (Урарту, скифы и киммерийцы, Средняя Азия, Боспорское царство, Кавказ в греко-римскую эпоху).
При размещении документов в основу положены географический и хронологический принципы. Введены новые разделы в соответствии с программами средней школы и исторических факультетов высших учебных заведений: античная историография, крито-микенское общество, Северное Причерноморье с X в. до н. э. по IV в. н. э.
Расширены вводные статьи к документам. В них содержатся основные сведения и дана им краткая оценка и характеристика. Дополнения и разъяснения к трудным и непонятным местам читатель найдет в комментариях и примечаниях, помещенных после каждого текста. Все разделы сопровождаются краткими методическими указаниями, предназначенными для преподавателей средней школы. Они расположены в порядке, соответствующем изложению школьного учебника.
Однако хрестоматия не может заменить учебник. Она только дополняет содержащийся в нем материал и дает возможность преподавателю и студенту при помощи содержащихся в ней документов углубить свои знания по древней истории.
Акад. В.В. Струве.
ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ ПЕРВОГО ТОМА
Первый том хрестоматии включает документы по социально-экономической истории стран Древнего Востока, а именно: Египта, Двуречья, Сирии, Финикии, Малой Азии, Урарту, Ирана, Индии и Китая.
Он содержит большое количество текстов, впервые появляющихся в переводе на русском языке. Например, документы по истории хеттов и Китая почти целиком специально переведены для настоящего издания.
Памятники по истории культуры привлечены лишь постольку, поскольку в них отразились факты политической и социальной истории.
Полнее, чем в прежних изданиях, представлены разделы «Индия» и «Китай», ибо недостаток источников по истории этих стран, доступных для массового читателя, особенно ощутителен.
Хронологические даты, в особенности по истории Двуречья, приведены в соответствии с открытиями последних лет, заставившими пересмотреть и исправить хронологию III и II тысячелетий до н. э.
Хрестоматия предназначается для семинарских занятий студентов исторических факультетов вузов и преподавателей истории средней школы. Методические введения, предваряющие отдельные главы хрестоматии, имеют целью облегчить преподавателю использование ряда документов в школьном преподавании.
Египет и Нубия
Изучение истории Египта затруднено тем, что дошедшие до нас документы-папирусы и надписи на стенах храмов, гробниц, каменных плитах и т. п. далеко не равномерно освещают различные стороны жизни этой страны. При изучении истории Египта, как и истории других стран Древнего Востока, в центре внимания учителя должны быть прежде всего вопросы социально-экономической жизни этих стран. Положение трудящихся масс – жизнь рабов, общинников, городских ремесленников, эксплоатация их царской властью, светской и храмовой знатью, факты классовой борьбы и сопротивления угнетению – все эти моменты должны быть как можно ярче и живее изложены на уроках. К сожалению, в то время как огромное количество религиозных текстов (в частности, заупокойных) сохранилось, число источников по социально-эокономической и политической истории сравнительно невелико. Поэтому для восстановления некоторых исторических событий и характеристики положения эксплоатируемых масс мы вынуждены нередко обращаться к памятникам художественной литературы.
В настоящем разделе приведены документы, которые могут быть использованы для иллюстрации большинства уроков, посвященных истории Египта. На вводном занятии, где характеризуется природа страны, следует обратиться к отрывку из сочинения греческого географа Страбона (№ 1). Учитель должен пересказать его своими словами и при этом показать на карте течение Нила, Дельту, Красное море (Аравийский залив), Меридово озеро. Надо спросить учеников, почему население Египта было сосредоточено почти исключительно по берегам Нила, почему нельзя было обрабатывать земли, лежащие вдали от реки, и для облегчения ответа обратить их внимание на рельеф местности и высоту горных цепей, окаймляющих нильскую долину.
Говоря о плодородии Египта, следует все время обращать внимание на неравномерное распределение земли. Особенно нужно подчеркивать могущество жрецов, забравших себе лучшие земли, и для пояснения этого зачитать статистические данные из дарственной грпмоты Рамсеса IV (№ 29), где упомянуты не только размеры храмовых поместий, но и число рабов, занятых на них, а также взносы храмовых подданных, не имеющих своей земли и полностью зависящих от произвола жрецов.
Кроме жречества, землю получали от фараона также военачальники. Указание на это имеется в автобиографии начальника гребцов Яхмоса (№ 16). Чтобы выяснить организацию египетской деспотии и роль бюрократического аппарата, рекомендуем обратиться к жизнеописаниям египетских вельмож Уны (№ 6) и Хуефхора (№ 7). Некоторые места из них следует прочитать в классе и объяснить, например, эпизод с отстранением четырех начальников (из надписи Уны), прекрасно характеризующий придворные интриги, или поэтическое описание похода против бедуинов, в котором Уна наивно хвалится избиением и ограблением азиатских областей. Особое внимание следует обратить на упоминание пленных и поставить перед учениками вопрос: для чего были нужны египетскому вельможе эти пленные? Надо навести их на мысль, что завоевательные войны были неизбежны для рабовладельческой страны, нуждавшейся в даровой рабочей силе.
Стоит упомянуть и о главной награде, полученной Уной от фараона,– каменном гробе, и пояснить, что, с точки зрения тогдашних египтян, подобный дар не был насмешкой, ибо у знатных и богатых людей было в обычае задолго до смерти подготовлять себе все необходимое для пышного погребения.
Из надписи Хуефхора следует прочесть перечисление богатств, награбленных в Нубии, и показать при этом на карте местоположение этой страны. Затем надо поставить вопрос: на что тратил фараон огромные средства, собираемые с самих египтян и выкачиваемые из соседних стран? – и вместо ответа зачитать описание постройки пирамиды (№ 5). Предложив ученикам самим вычислить, сколько средств понадобилось Хеопсу на постройку здания, преподаватель делает вывод о том, какой ущерб наносился экономике Египта нецелесообразным расходованием рабочей силы (можно поручить ученикам вычислить приблизительное количество трудодней строителей пирамиды за 30 лет). Затем необходимо перейти к положению народных масс, за счет которых жили фараон, его вельможи и чиновники.
Обязательно следует привести красочные характеристики из «Поучения Ахтоя, сына Дуау» (осо бенно описание работы подневольного ткача, запертого в мастерской (№ 11), а также сцену из повести о «красноречивом крестьянине» (№ 12), где описывается ограбление и избиение ни в чем не повинного труженика.
Тяжелое положение бедняков и полное бесправие рабов привели к крупному восстанию в 1750 г. до н. э. Для того чтобы наглядно изобразить это восстание, целесообразно зачитать в классе отрывки из «Речения Ипувера» (№ 13). При этим надо пояснить, кто был Ипувер, и предупредить учеников, что к его произведению нужно относиться критически. Во-первых, оно является поэтическим и в нём не дано систематического и последовательного изложения событий; следует обратить внимание на расположение строф, построенных по определенному шаблону, повторение одних и тех же восклицаний, поэтических противопоставлений, например: «Смотрите, тот, который не имел своего имущества, стал владельцем богатств: собственники богатств стали неимущими». Во-вторых, особенно важно подчеркнуть пристрастие автора. Лучше всего, если сами ученики сделают этот вывод. Для этого нужно умело поставить вопросы: Как Ипувер относится к описываемому им восстанию? Сочувствует ли он восставшим? Подбирая подходящие отрывки, необходимо дать ученикам понять, что Ипувер, как типичный рабовладелец считал всякое покушение на частную собственность преступлением и рассматривал восстание как результат нравственной испорченности людей (его жалобы на ожесточение людских сердец, отсутствие братской любви и дружбы). Нужно затем объяснить ученикам, что во все времена эксплоататоры в страхе перед народными движениями призывали угнетённых к милосердию и гуманности, и подчеркнуть лицемерие всех этих призывов.
Когда станет ясной классовая подоплёка «Речения Ипувера», можно вызвать одного из учеников, поручить ему прочесть строфу за строфой и установить, чему мы можем верить, что является явным преувеличением (например, фраза «Нил потёк кровью»), где чувствуется искажение действительных событий или умолчание. Надо установить социальный состав восставших (крестьянин-бедняк, тот, который не имел упряжки быков, т. е. должен был сам запрягаться в плуг или обрабатывать поле мотыгой; раб, которого заставляли поливать поле; надо пояснить, что это был самый тяжелый труд). Вместе с тем желательно разобрать вопрос о положении тех социальных групп, против которых было направлено восстание (придворные и князья, чиновники, зажиточные ремесленники, например, золотых дел мастера, и т. д.). Важно объяснить приемы борьбы (отказ от уплаты податей, затем открытое восстание, избиение эксплоататоров, уничтожение документов в государственных учреждениях; надо объяснить, что на основании этих документов чиновники производили сбор недоимок, и показать рисунок в учебнике «Привлечение к ответу сельских жителей, не уплативших налог»).
Очень важно показать ученикам, что религия всегда служит опорой господствующего класса и особенно это проявляется во время широких народных движений. Ипувер религиозен (надо зачитать те места, где это особенно сильно чувствуется). Он ждет спасения от бога Ра. Его особенно огорчает равнодушие людей к религии, оскудение храмов, невозможность выполнять все предписания культа. Нужно показать связь государственной власти и жречества в Египте и объяснить, что падение авторитета фараона (привести описание штурма дворца) должно было вызвать ослабление религиозных верований, сомнение во всемогуществе богов (ибо сам фараон считался богом, сыном Ра).
На вопрос о результатах восстания должны ответить сами ученики, конечно, при помощи преподавателя, зачитав те места, где говорится об угнетенных, которые сами становятся рабовладельцами, о бедняках, захватывающих богатства, о переходе частной собственности из одних рук в другие, о том, что не делалось попыток отменить частную собственность и рабовладение. Ученик должен понять, что восстание было стихийным и не вело к переустройству общества на новых началах, но его разрушительная сила сыграла положительную роль, расшатывая устои рабовладельческого строя, хотя сами повстанцы не сознавали этого.
В связи с социальными потрясениями надо изучать и внешнюю политику. Нашествие гиксосов на Египет имело успех в значительной степени в результате восстания бедняков и рабов, ослабившего страну. При описании этого вторжения и последующей борьбы учитель может использовать выдержки из труда Манефона (№ 14), победную надпись фараона Камоса (№ 15) и автобиографию вельможи Яхмосз (№ 16), пересказывая их своими словами. Надо обратить внимание учеников на разделение Египта. Гиксосы утверждаются в Дельте, а юг скоро добивается независимости. Для вытеснения гиксосов используется речной флот, происходят комбинированные бои на суше и на воде (№ 16). Гиксосы, попадающие в плен, обращаются в рабство (целый ряд примеров в № 16).
Далее следует перейти к завоевательной политике фараонов Нового царства. Необходимо познакомить учеников с разными типами источников, характеризующих внешнюю политику: с анналами фараонов (№ 18), носящими строго официальный характер, систематически излагающими ход военных действий, и со сказкой, сюжетом которой служит реальное событие, описание которого прикрашено поэтическими вымыслами (№ 20).
Все время надо заострять внимание учащихся на вопросе о причинах войн, их цели и значении, указывать, что египетские летописцы и поэты не думают скрывать грабительского характера походов прославленных фараонов. Важно подчеркнуть, что всякое рабовладельческое общество нуждается в новых рабах и это делает неизбежной агрессивную внешнюю политику. Надо отчетливо и наглядно выяснить, кому была выгодна такая политика. Рядовой крестьянин и ремесленник, зачисленный в армию и проливающий кровь во славу фараона, ничего не выигрывал от победоносных экспедиций в Азию и Нубию. Это ясно видно из школьных поучений (№ 30), которые желательно зачитать в классе целиком, и в то же время напомнить, что подавляющая часть военной добычи попадала в руки жречества, военачальников (примеры из № 16), высших чиновников.
Следует показать на карте арену военных действий, очертить границы Хеттского царства, ставшего в XV-XIII вв. главным врагом Египта, коснуться вопросов военной техники, используя иллюстрации из учебника или атласа (бой колесниц, штурм крепости), а также отдельные выражения из анналов Тутмоса III, характеризующие приемы ведения войны (например, осаду Мегиддо).
Надо показать, что рабовладельческие государства после ряда кровопролитных войн готовы прийти к соглашению, когда им угрожают внутренние враги – порабощенные народы. Очень показателен в этом отношении договор Рамсеса II с хеттским царем Хаттушилем (№ 27). Из него целесообразно зачитать то место, где говорится о взаимной помощи при подавлении восстаний. Вчерашние враги становятся друзьями, когда это оказывается выгодным, и совместными усилиями подавляют своих подданных. Очень важно остановиться на организации государственного аппарата в Египте. Обильный материал для этого дают предписания верховному сановнику (№ 21). В этом документе весьма рельефно обрисована централизация Египетского государства. Все нити управления и суда сходятся в руках одного сановника, которому доверяет фараон. Основными задачами государственного аппарата являются ограбление собственного народа (отметить упоминания о взимании податей) и организация ирригационной системы (наблюдение за исправностью каналов и плотин, установление времени раздития Нила и т. д.) в дополнение к третьей функции, с которой познакомили учеников предыдущие документы (ограбление завоеванных стран). Для характеристики внешней торговли надо привлечь описание экспедиции Хатшепсут в далекий Пунт (нын. Сомали) и перечислять те товары, которые были привезены из этой страны в Египет, обратив внимание на то, что это были почти исключительно предметы роскоши, нужные для царицы, жрецов и знати (№ 17).
В заключение нужно показать ученикам, что могущество Египта и его процветание было сравнительно недолгим и непрочным.
Конец господства египетских фараонов в Финикии и Палестине можно проследить по «Путешествию Унуамона». Этот документ особенно интересен для нас тем, что он был обнаружен русским ученым (В.С. Голенищевым) и хранится в Москве (в Государственном музее изобразительных искусств). Подробное содержание его надо пересказать своими словами и сравнить обстановку, сложившуюся в западной Азии в XI в. (время составления данного документа) с обстановкой в начале XV в. (время Тутмоса). Нужно предложить самим ученикам ответить на вопрос, почему могущество Египетской державы оказалось таким недолговечным.
Развал крупной рабовладельческой державы завершили вторжения внешних врагов (ливийцев, нубийцев, ассирийцев, персов). В качестве примера можно привести отрывки из красочной и подробной надписи Пианхи – нубийского царя, покорившего Египет в VIII в. до н. э. (№ 34). Особенно необходимо подчеркнуть раздробление Египта в этот период, наличие в каждом городе своего независимого царька (в надписи Пианхи это отражено с полной отчетливостью). Распад Египта на отдельные мелкие государства и обнищание народных масс ослабило страну и сделало её жертвой чужеземных завоевателей.
Страбон. «Нил и его разливы». «Природа Нубии»
№ 1. НИЛ И ЕГО РАЗЛИВЫ (Страбон, География, XVII, 1, 3-5.)
Страбон – один из виднейших географов древности. Родился в г. Амасии (Малая Азия) в 60-х гг. до н. э., умер в 24г. н. э. В 24 г. до н. э. в свите римского наместника Египта Элия Галла посетил эту страну и проехал ее от Александрии до границы Нубии. Кроме того, по его словам, он посетил земли от Армении до Сардинии и от Черного моря до Эфиопии. О странах, в которых Страбон не бывал, он заимствовал сведения у других писателей, в том числе у одного из выдающихся ученых Александрийской школы Эратосфена из Кирены (275–195 гг. до н. э.), автора многих сочинений по математике, философии, хронологии и т. д. Наиболее известная работа последнего – «География» в 3 книгах, в которой он положил основание изучению этой науки. Ею часто пользовался Страбон. Сам Страбон написал труд, также под названием «География», в 17 книгах, где описал все известные в древности страны. Это сочинение является чрезвычайно важным историческим источником, так как содержит огромное количество фактического материала.
…3. Должно, однако, сказать больше и сперва об относящемся к Египту, чтобы продвигаться от более известного к более отдаленному. И эта страна [Египет], и прилегающая к ней, и находящаяся за ней страна эфиопов получают от Нила некоторые общие свойства, ибо во время подъема воды река поит их, делая обитаемой только ту их часть, которая покрывается [водой] во время половодья, лежащую же выше и дальше от течения оставляя с обеих сторон ненаселенной и пустынной из-за безводья. Однако Нил протекает не через всю Эфиопию, и протекает он не один, и не по прямой линии, и по земле недостаточно хорошо населенной: по Египту же он протекает один через всю страну и по прямой линии, начиная от малого порога за Сиеной и Элефантиной , которые являются границей Египта и Эфиопии, до впадения в море. И действительно, живут эфиопы большей частью, как кочевники , бедно из-за скудости страны и неумеренности климата и отдаленности от нас; египтянам же выпало все наоборот, ибо они живут с самого начала государственной и культурной жизнью и обосновались в известных местах, так что и порядки их известны. Египтяне пользуются хорошей репутацией, так как считается, что они достойным образом пользуются благоденствием своей страны благодаря разумному разделению ее и заботе о ней. Выбрав царя, они разделили массу народа и назвали одних воинами, других – земледельцами, третьих же – жрецами; попечению жрецов подлежат священные дела, а попечению остальных – человеческие; из последних одни занимались делами военными, другие же мирными – земледелием и ремеслами, от них именно и поступали подати царю. Жрецы же занимались философией и астрономией и были царскими собеседниками. Страна первоначально разделялась на номы , причем десять номов имела Фиваида , десять – область в Дельте и шестнадцать – область, лежащая посередине; некоторые говорят, что всех номов было столько, сколько дворов в лабиринте , а этих последних было [не] меньше тридцати [шести]; номы опять-таки имели другие подразделения, ибо большинство разделялось на топархии, которые в свою очередь делились на части, наименьшими же подразделениями были отдельные поля.
Нужно же было это точное и мелочное деление из-за постоянного смешения границ, которые производит Нил при наводнениях, уменьшая и увеличивая отдельные части, изменяя их формы и уничтожая всевозможные знаки, по которым различается чужое от своего; поэтому требовались новые измерения. Говорят, что отсюда и возникла геометрия, подобно тому как у финикиян искусство счета и арифметика возникли благодаря торговле. Как все население и весь народ в каждом номе делились на три части, так и страна разделялась на три равные части. Работы на реке настолько разнообразны, насколько нужно побеждать природу постоянным трудом. По самой уже природе страна приносит множество плодов, а благодаря орошению – еще больше; естественно, больший подъем реки орошает больше земли, но старание иногда восполняло то, в чем отказывала природа, так что и при меньшем подъеме воды орошается столько же земли, сколько при большем благодаря каналам и плотинам; так, во времена до Петрония наибольшее плодородие и подъем воды были тогда, когда Нил поднимался на четырнадцать локтей, когда же на восемь [локтей], наступал голод; когда же он [Петроний] управлял страной и высота Нила дошла только до двенадцати локтей, плодородие было величайшим, и даже когда однажды высота воды доходила всего до восьми [локтей], никто не чувствовал голода.
4. Нил течет от границ Эфиопии по прямой линии к северу до так называемой местности Дельты. Потом он, разделяясь у верховьев, как говорит Платон , превращает эту местность как бы в вершину треугольника. Стороны же треугольника образуют разделяющиеся в двух направлениях рукава, спускающиеся до моря, с правой стороны по направлению к Пелусию , с левой же к Канону и соседнему так называемому Гераклею , основанием же служит берег между Пелусием и Гераклеоном. Таким образом, течением двух рукавов и морем отрезан остров, который по сходству формы называется Дельтой; однако точно так же называется местность у вершины, потому что она является началом упомянутой фигуры, и расположенная там деревня также называется Дельтой. Итак, у Нила [имеется] два этих устья, из которых одно называется Пелусийским, другое же – Канопским и Гераклейским; между ними [находятся] пять других устьев, достойных упоминания, меньших же – еще больше, ибо многие рукава, разветвляющиеся от самого начала по всему острову, образовали множество потоков и островов, так что весь остров стал судоходным, поскольку в большом количестве прорыты каналы, по которым плавают с такой лёгкостью, что некоторые пользуются глиняными лодками. Итак, весь остров имеет в окружности примерно три тысячи стадиев, называют его вместе с противолежащей речной площадью Дельты Нижней страной; она вся скрывается при разливах Нила и, за исключением жилищ, становится морем; последние воздвигаются на естественных холмах или насыпях, так что значительные города и деревни имеют издали вид островов. Больше сорока дней держится летом вода на высоте, пока не начинает понемногу спадать; так же обстоит дело и при подъеме [воды]; в течение шестидесяти дней равнина окончательно обнажается и высыхает; чем быстрее происходит высыхание, тем скорее совершаются пахота и посев, и скорее всего там, где жарче. Таким же образом орошается и земля над Дельтой; кроме того, река примерно на протяжении четырех тысяч стадиев течет в прямом направлении по одному и тому же руслу, кроме как если где-нибудь попадется какой-нибудь остров, из которых наиболее значительный тот, который заключает Гераклейский ном, или если где-нибудь течение реки отклоняется каналом в какое-либо большое озеро или область, которую оно может орошать, как, [например], обстоит дело с [каналом], орошающим Арсинойский ном и Меридово озеро , и [каналами], изливающимися в Мареотиду . Говоря коротко, орошаемой областью является только та часть Египта, которая лежит по обеим сторонам Нила, начинаясь от границ Эфиопии и доходя до вершины Дельты, причем непрерывное протяжение обитаемой земли лишь кое-где достигает трехсот стадиев. Таким образом, за исключением значительных отклонений, река похожа на вытянутый пояс. Эту форму речной долине, о которой я говорю, и всей стране придают горы, спускающиеся с обеих сторон от окрестностей Сиены к Египетскому морю и на сколько они простираются и на какое расстояние они удалены друг от друга, на столько суживается и разливается сама река и различным образом меняет форму обитаемой земли; за горами страна большей частью необитаема.
5. Древние писатели преимущественно на основании догадок (жившие же позднее как очевидцы) утверждали, что Нил наводняется от летних дождей, которые идут в верхней Эфиопии и преимущественно в крайних горах, и что по мере прекращения дождей прекращается понемногу и половодье. Это является очевидным преимущественно для тех, кто плавает по Аравийскому заливу до киннамононосной страны , и для тех, кто посылается на охоту за слонами… Итак, древние называли Египтом только ту часть страны, которая обитаема и орошается Нилом, – начинающуюся от окрестностей Сиены до моря; позднейшие писатели до нашего времени прибавляли к Востоку почти все пространство между Аравийским заливом и Нилом, из западных же областей страну до авасеев и на побережье от Канопского устья до Катабатмы и области киренцев .
Перев. О.В. Кудрявцева
№ 2. ПРИРОДА НУБИИ (Страбон, География, 1, 2, 25.)
…Эфиопия лежит по прямой линии непосредственно за Египтом, в подобном же отношении находится к Нилу, но имеет другую природу местности. Ибо она и узка и длинна и подвержена наводнениям. Находящееся же вне пределов затопляемой [части] и пустынно и безводно и способно к незначительному заселению как по направлению на восток, так и по направлению на запад.
Перев. О.В. Кудрявцева
Из древнеегипетских анналов
Древнейшие из сохранившихся египетских погодных анналов начертаны на так называемом «Палермском камне» (по музею в г. Палермо, в Италии, где он хранится). Надпись весьма трудна для понимания по причине архаичности языка и письма и фрагментарности текста. Она высечена с двух сторон диоритовой плиты, от которой уцелел незначительный обломок – 43,5 см × 25 см. Начиная со второго ряда, каждый прямоугольник, на которые разделены строки, содержит краткую запись основных событий, случившихся в это время. В промежутке между строками, наверху каждого ряда, стояло имя царя. На передней стороне стелы были начертаны имена додинастических царей (верхний ряд) и I–III династий. Все остальные, кончая V династией, находились на обратной стороне. Как уже указывалось, текст весьма фрагментарен, и только немногие места поддаются связному переводу. Ниже помещены отрывки, в которых перечисляются события отдельных годов времени правления Снофру (последнего фараона III династии), Шепсескафа (последнего фараона IV династии) и Усеркафа (первого фараона V династии), правивших в первой четверти III тысячелетия: строительство судов и храмов, пожертвования храмам, установление праздников, походы и т. п.
Перевод сделан по изданию: Н. Schafer, Ein Bruchstuck altagyptischer Annalen. Abhandlungen der Koniglichen preussischen Akademie der Wissenschaften. Berlin, 1902.
Начало обломано: нехватает перечня событий 10 или 11 лет.
Год Х+1. [Рождение] обоих детей царя Нижнего Египта .
Год Х+2. Постройка из дерева-мер судна в сто локтей «Поклонение обеих земель» и 60 шестнадцати [локтевых?] царских барок. Разорение страны Нехси . Доставление 7000 пленных, мужчин и женщин, 200 000 голов крупного и мелкого скота . Постройка стены Южной и Северной страны [под названием]: крепости (?) Снофру. Доставление 40 судов с (?) Кедровы деревом.
Подъем Нила: 2 локтя, 2 пальца.
Сооружение 35 крепостей…..Постройка судна «Поклонение обеих земель» из кедрового дерева и двух судов в сто локтей из дерева-мер. Счисление 7-й раз .
Подъем Нила: 5 локтей, 1 ладонь, 1 палец.
Год Х+4. Сооружение [зданий?] «Высока корона Снофру на Южных вратах» и «Высока корона Снофру на Северных вратах». Изготовление дверей для царского дворца из кедрового дерева. Счисление 8-й раз . Подъем Нила: 2 локтя, 2 ладони, 2 3/4 пальца.
(Далее разрушено.)
Фараон Шепсескаф.
Год 1. Явление царя Верхнего Египта. Явление царя Нижнего Египта. Соединение обеих земель. Обход [вокруг] стен. Праздник – Сешед . Рождение обоих Упуат .
Царь поклоняется богам, объединившим обе земли… Избрание места для пирамиды «Небо Шепсескафа ».
(Далее, кроме указания на высоту подъема Нила, сохранились только нижние части двух столбцов текста.)
Фараон Усеркаф.
Год Х+2. Царь Верхнего и Нижнего Египта Усеркаф пожертвовал (дословно: сделал) в качестве своего памятника для: Духов Гелиополя 20 жертвенных рационов в каждый… праздник, пахотной земли 36 сечат (арур) … в… земле Усеркафа.
Богам (святилища бога солнца…) Сеп-ра пахотной земли 24 сечат… 2 быков и 2 гусей ежедневно.
[Богу] Ра – пахотной земли 44 сечат в номах Севера (богине) Хатор – пахотной земли 44 сечат в номах Севера.
Богам «Дома Гора» Джеба Херут (?) пахотной земли 54 сечат. Постройка часовни его (Гора) в храме Буто в Ксоисском номе .
Сена – пахотной земли 2 сечат. Сооружение его храма.
[Богине] Нехебт в «Священном дворце» Юге – 10 жертвенных рационов ежедневно.
Богам «Священного дворца» Нега 48 жертвенных рационов ежедневно.
3-й раз счисление скота.
Подъем Нила: 4 локтя, 2 1/2 пальца.
Пер. И.С. Кацнельсона
Из автобиографии Метена
Автобиография Метена важна не только как один из первых документов подобного рода, получивших широкое распространение к концу Древнего Царства, но и как исторический источник, сохранившийся от первых веков существования Египетского государства, столь скудных письменными памятниками. Метена жил в конце правления III династии – начале правления IV династии (ок. 2900 г. до н. э.) В иероглифической надписи, высеченной в его гробнице, рассказывается о его служебной карьере и перечисляется накопленное им при жизни имущество, что позволяет уточнить структуру государственного аппарата и определить некоторые особенности экономического и социального уклада той поры. Характерно, что основным источником благосостояния этого вельможи, вышедшего из служилого сословия, были пожалования фараона, одарившего его большими поместьями.
Перевод сделан по изданию: К. Sethe, Urkunden des Alten Reiches, Leipzig, 1903. Urkunden des agyptischen Altertums. Abt. IV.
НАСЛЕДСТВО, ПОЛУЧЕННОЕ МЕТЕНОМ
Было дано ему имущество отца его Инпуэманха, судьи и писца: не было (ни) зерна, (ни) имущества всякого домашнего, были же люди и мелкий скот.
[КАРЬЕРА МЕТЕНА]
Он был сделан первым писцом пищевых складов (?),
начальником имущества пищевых складов(?),
он был сделан…
(он) был номархом Бычьего нома после того как (был) судьей Бычьего нома…
он был сделан начальником всего царского льна,
он был сделан правителем поселений Перкеда …
он был сделан номархом Деп ,
правителем великого укрепления Перми и Персепа, номархом Саиса …
ИМУЩЕСТВО, НАКОПЛЕННОЕ МЕТЕНОМ
Было приобретено им. (т. е. Метеном).
200 арур поля с многочисленными царскими людьми: ежедневная жертва (для) святилища в 100 хлебов от храма Души, царской матери Энмаатхап; дом длиной в 200 локтей и шириной в 200 локтей, построенный, снабженный: посажены деревья прекрасные, сделан в нем огромный пруд, посажены смоковницы и виноград.
Это написано здесь, как на царском документе; имена их здесь, как на царском документе.
Посажены деревья и виноградник огромный, делают там вина очень много. Сделал он виноградник в две тысячи арур внутри стен; посажены деревья.
Пер. И.М. Лурье

Геродот. «Строительство пирамид»
№ 5. СТРОИТЕЛЬСТВО ПИРАМИД (Геродот, История, II, 124–125.)
Геродот род. ок. 484 г. до н. э. в Галикарнассе (Малая Азия), ум. ок. 425 г. до н. э. Автор первого исторического трудн, названный последующей традицией «отцом истории». Геродот совершил ряд далеких путешествий: он посетил Египет (ок. 445 г. до н. э.), где поднялся по течению Нила до Элефантины, был в Тире, Сирии, Палестине, Северной Аравии, в Вавилоне и, повидимому, в окрестностях Суз, а может быть, и в Экбатане; путешествовал по северным берегам Понта и Колхиде, Фракии, Македонии и т. д.
«История» Геродота состоит из 9 книг, названных именем девяти муз (деление это введено позже), и включает описание почти всего известного тогда древним мира. Не зная восточных языков, Геродот вынужден был обращаться за разъяснениями к переводчикам, проводникам, греческим купцам, дававшим ему не всегда правильные объяснения. Египетские и вавилонские жрецы, являвшиеся монопольными обладателями знаний того времени, избегали общения с «варварами», какими для них были иноземцы. Поэтому Геродот вынужден был пользоваться рассказами, народными преданиями, ходячими анекдотами и т. п. Этим и объясняются те многочисленные неверные сведения, в частности полное извращение исторической перспективы, которые характерны для его труда. Вместе с тем он добросовестно описывал все лично виденное им, постоянно ссылаясь на осмотренные им памятники, и цитируя некоторые надписи. В «Истории» сохранились также отрывки из сочинений других путешественников и историков, до нас не дошедших.
Таким образом, при критическом отношении к труду Геродота, при тщательном сличении его с подлинными документами и археологическими памятниками, из него можно извлечь чрезвычайно ценные сведения, которые и позволяют справедливо считать «Историю» незаменимым и важнейшим источником для истории стран Древнего Востока.
Нижеприведенный отрывок – первое описание пирамид. Вместе с тем он подтверждает, что еще в V в. до н. э., несмотря на два с половиной тысячелетия, протекших со времени правления Хеопса, в народной памяти продолжали храниться воспоминания о притеснениях и бедствиях, в которые этот фараон поверг Египет, заставив всю страну трудиться над сооружением своей гробницы. Описание процесса сооружения пирамиды, как показывают последние изыскания, близко к действительности.
124. Говорили, что до царя Рампсинита в Египте были благие во-всех отношениях законы, и Египет весьма процветал; Хеопс же, царствовавший над ними [египтянами], поверг страну во всевозможные беды, ибо он сперва запер все святилища и воспретил им [египтянам] приносить жертвы, после же принудил всех египтян работать на него. Одним было, как говорят, приказано из каменоломен в Аравийских горах таскать камни к Нилу; после же того, как камни переправлялись через реку на судах, другим он приказал принимать их и тащить к хребту, называемому Ливийским.
Работали же непрерывно каждые три месяца по сто тысяч людей. Времени же прошло, как говорят, десять лет, пока народ томился над проведением дороги, по которой таскали камни, труд только немного легче сооружения пирамиды, как мне кажется (ибо длина ее – пять стадиев , ширина же – десять оргий , высота же, где она всего выше – восемь оргий, причем она сделана из шлифованного камня с высеченными на нем изображениями живых существ); и вот на постройку этой дороги и подземных помещений в том холме, на котором стоят пирамиды, пошло десять лет; эти помещения он [Хеопс] сделал себе усыпальницей на острове, проведя канал от Нила. На сооружение же самой пирамиды пошло, как говорят, двадцать лет; каждая ее сторона имеет восемь плетров , причем сама она – четырехугольная, и столько же высоты; сделана она из шлифованного камня, наилучшим образом пригнанного друг к другу; ни один из камней не меньше тридцати футов .
125. Сама же пирамида сделана следующим образом: при помощи уступов, которые некоторые называют зубцами, иные же алтарчиками. Когда сперва ее сделали такой, остающиеся камни стали поднимать машинами, сделанными из коротких кусков дерева; камень поднимали с земли на первый ряд уступов; когда же камень попадал на свое место, его клали на вторую машину, стоявшую на первом ряду уступов; отсюда на второй ряд камень поднимали с помощью другой машины; ибо сколько было рядов уступов, столько было и машин, или же была одна и та же машина, легко передвигаемая с одного ряда на другой, когда хотели поднять камень; итак, мы рассказали об обоих способах, именно так, как говорится. Сперва были отделаны верхние части пирамиды, после же – несущие их части, последними были отделаны ее наземные и самые нижние, что лежат на земле. В египетской надписи, начертанной на пирамиде, обозначено, сколько истрачено на редьку, лук и чеснок для рабочих; и как я хорошо помню, переводчик, читавший письмена, сказал мне, что было истрачено тысяча шестьсот талантов серебра . Если же это обстоит так, сколько могло быть еще истрачено на железо, которым работали, и пищу и одежду для рабочих? Если сказанное время пошло на эти работы, то, как я думаю, прошло немалое время также и в том, что ломали камни и перетаскивали их и устраивали подкоп под землей.
Пер. О.В. Кудрявцева
Жизнеописание вельможи Уны
Иероглифическая надпись на плите, найденной в Абидосе в Верхнем Египте и хранящейся в настоящее время в Каирском музее. Биография дает разностороннюю картину административного, военного и придворного быта и строительной деятельности фараонов конца Древнего Царства (фараоны VI династии Тети, Пиопи I и Меренра). Описание победоносного возвращения войска дано в форме военной песни. Лучшее издание: К. Sethe, Urkimden des Alten Reiches, Leipzig, 1903, стр. 93–110.
ВСТУПЛЕНИЕ
[Князь, начальник Верхнего Египта], находящийся во дворце страж Нехена , глава Нехеба , единственный друг [фараона], чтимый Осирисом, стоящим во главе умерших, Уна (говорит):
НАЧАЛО СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
[Я был юноша], опоясавшийся поясом [зрелости] при величестве Тети , причем должность моя была начальника дома шна . Я был смотрителем дворцовых хентиу-ше .
…старейшина дворца при величестве Пиопи . Его величество возвел меня в сан друга и смотрителя жрецов города при своей пирамиде.
НАЗНАЧЕНИЕ СУДЕЙ
Когда должность моя была…, его [величество назначил меня] судьей и устами Нехена , так как он полагался на меня больше, чем на любого другого своего слугу. Я вел допрос наедине с главным судьей – верховным сановником в случае любого тайного дела… от имени царя, царского женского дома и 6 верховных судебных присутствий, так как его величество полагался на меня больше, чем на любого другого своего сановника, больше, чем на любого другого своего вельможу, больше, чем на любого своего слугу.
ОБОРУДОВАНИЕ ГРОБНИЦЫ УНЫ ФАРАОНОМ
Я просил у величества моего господина, чтобы мне, был доставлен известняковый гроб из [мемфисских каменоломен] Ра-ay . Его величество распорядился, чтоб [сановник] казначей бога переправлялся через [Нил] с партией рабочих капитана корабля (?), его помощника (?), чтобы доставить мне этот гроб из Ра-ay. Он (гроб) прибыл с ним в резиденцию на большом грузовом судне вместе со [своей] крышкой, гробничной плитой с нишей, руит , двумя гемех и одною сатс . Никогда не было сделано подобного ни одному (другому) слуге, так как я пользовался расположением его величества, так как я был угоден его величеству, так как его величество полагался на меня.
НАЗНАЧЕНИЕ НАЧАЛЬНИКОМ ДВОРЦОВЫХ ХЕНТИУ-ШЕ
В бытность мою судьею и устами Нехена его величество назначил меня единственным другом и начальником дворцовых хентиу-ше. Я отстранил 4 начальников дворцовых хентиу-ше, бывших там. Я действовал так, что вызвал одобрение его величества, организуя охрану, уготовляя путь царя и организуя стоянку. Я делал все так, что его величество хвалил меня за то чрезвычайно.

ПРОЦЕСС ПРОТИВ ЖЕНЫ ЦАРЯ УРЕТХЕТЕС (?)
Велось дело в царском женском доме против жены царя Уретхетес (?) в тайне. Его величество велел мне спуститься (?), чтобы вести одному допрос, причем не было там ни одного главного судьи – верховного сановника, ни одного [другого] сановника, кроме меня одного, так как я пользовался расположением и был угоден его величеству и так как его величество полагался на меня. Это я вел запись наедине с одним судьею и устами Нехена, причем должность моя была [только] начальника дворцовых хентиу-ше. Никогда раньше человек моего положения не слушал тайного дела царского женского дома, но его величество велел мне слушать, так как я пользовался расположением его величества больше, чем другой его сановник, больше, чем любой другой его вельможа, больше, чем любой другой его слуга.
ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ВОЙНЕ С БЕДУИНАМИ
Его величество отражал азиатов-бедуинов. Его величество набрал войско из многих десятков тысяч во всем Верхнем Египте, от Элефантины на юге до Афродитопольской области на севере , в Нижнем Египте, в западной и восточной половине Дельты на всем их протяжении, в крепости(?), в крепостях, у нубийцев Ирчет, нубийцев Меджа, нубийцев Има, нубийцев Уауат, нубийцев Каау и в стране ливийцев.
ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПОХОД ПОД НАЧАЛЬСТВОМ УНЫ
Его величество отправил меня во главе этого войска; местные князья, казначеи царя Верхнего Египта, единственные друзья дворца, главы и градоначальники Верхнего и Нижнего Египта, друзья, начальники переводчиков, начальники жрецов Верхнего и Нижнего Египта и начальники [управлений] гес-пер стояли во главе отрядов подвластных им верхне- и нижнеегипетских селений и деревень и нубийцев этих стран. Это я начальствовал над ними, причем должность моя была [только] начальника дворцовых хентиу-ше, ввиду… моего положения, так что ни один из них не причинял зла другому, так что никто из них не отнимал хлеба и сандалий у путника, так что никто из них не отбирал одежды ни в одном селении, так что никто из них не отбирал ни единой козы ни у одного человека. Я привел их на Северный остров, во Врата Ихотепа и округ [Гора] справедливого , состоя в этой должности… Мне было сообщено число (людей) этих отрядов, – (его) никогда не сообщали ни одному другому слуге.
ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОБЕДОНОСНОГО ВОЙСКА
Это войско вернулось благополучно,
разворотив страну бедуинов.
Это войско вернулось благополучно,
разорив страну бедуинов.
Это войско вернулось благополучно,
снеся ее крепости.
Это войско вернулось благополучно,
срубив ее смоковницы и виноград.
Это войско вернулось благополучно,
зажегши огонь во всех ее…
Это войско вернулось благополучно,
перебив в ней отряды в числе многих десятков тысяч.
Это войско вернулось благополучно,
[захватив] в ней пленными премногие [отряды].
Его величество хвалил меня за это чрезвычайно.
ВОССТАНИЕ ПОБЕЖДЕННЫХ
Его величество посылал меня пятикратно водить [это] войско и усмирять страну бедуинов, каждый раз, как они восставали, с помощью (?) этих отрядов. Я действовал так, что [его] величество хвалил меня [за то].
ПОХОД МОРЕМ И СУШЕЮ В СТРАНУ «ГАЗЕЛИЙ НОС», СЕВЕРНЕЕ СТРАНЫ БЕДУИНОВ В ЮЖНОЙ ПАЛЕСТИНЕ
Доложили, что бунтари… среди этих чужеземцев на Газельем Носу . Я переправился на судах с этими отрядами и пристал у высоких отрогов горы севернее страны бедуинов, причем целая половина этого войска [шла] сухопутным путем. Я пришел и захватил их всех. Были перебиты среди них все бунтари.
НАЗНАЧЕНИЕ НАЧАЛЬНИКОМ ВЕРХНЕГО ЕГИПТА
Когда я был дворцовым ачу и носителем сандалий [фараона], царь Верхнего и Нижнего Египта Меренра , мой господин, который да живет вечно, назначил меня местным князем и начальником Верхнего Египта от Элефантины на юге до Афродитопольской области на севере, так как я пользовался расположением его величества, так как я был угоден его величеству, так как его величество полагался на меня.
Когда я был ачет и носителем сандалий, его величество хвалил меня за бдительность и за охрану, организованную мною на месте стоянки, больше, чем любого другого своего сановника, больше, чем любого своего вельможу, больше, чем любого другого своего слугу. Никогда раньше эта должность не давалась ни одному другому слуге. Я был ему начальником Верхнего Египта на радость, так что никто в нем не причинял зла другому. Я производил все работы; я налагал все, подлежавшее наложению в пользу резиденции, здесь, в Верхнем Египте, дважды и все повинности, подлежавшие наложению в пользу резиденции, здесь, в Верхнем Египте, дважды. Я исполнял должность сановника образцово здесь, в Верхнем Египте. Никогда раньше не делалось подобного здесь, в Верхнем Египте. Я делал все так, что его величество хвалил меня за то.
ЭКСПЕДИЦИЯ В КАМЕНОЛОМНИ НУБИЙСКОЙ ИБХАТ И ЭЛЕФАНТИНЫ НА ЮГЕ ЕГИПТА
Его величество посылал меня в Ибхат доставить саркофаг «Ларь живущего» вместе с его крышкой и драгоценной и роскошной верхушкой для пирамиды: «Является и милостив Меренра», госпожи.
Его величество посылал меня в Элефантину доставить гранитную плиту с нишей вместе с ее сатс и гранитные двери и руит, и доставить гранитные двери и сатс верхнего покоя пирамиды «Является и милостив Меренра», госпожи.
Они плыли со мною вниз по Нилу к пирамиде «Является и милостив Меренра» на 6 грузовых и 3 перевозочных судах 8 месяцев (?) и 3… в течение одной экспедиции. Никогда ни в какие времена не посещали Ибхат и Элефантину за одну экспедицию. И что бы ни было приказано его величеством, я выполнил все, согласно всему, что его величество повелел о том (?).
ЭКСПЕДИЦИЯ В АЛЕБАСТРОВЫЕ КАМЕНОЛОМНИ ХАТНУБ В СРЕДНЕМ ЕГИПТЕ
(Его величество посылал меня в Хатнуб доставить большую жертвенную плиту из хатнубского алебастра. Я спустил для него эту плиту, выломанную в Хатнубе) в течение всего лишь 17 дней . Я отправил ее вниз по Нилу на этом грузовом судне – я построил ему грузовое судно из акации в 60 локтей длиной и 30 локтей шириной, причем постройка заняла всего лишь 17 дней – в 3-м летнем месяце, несмотря на то, что вода не покрывала [еще] отмелей. Я причалил благополучно у пирамиды «Является и милостив Меренра». Мною было осуществлено все, согласно приказу, отданному величеством моего господина.
ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ К НИКОЛЬСКИМ ПОРОГАМ НА ЮГЕ ЕГИПТА И В НУБИЮ ЗА СТРОИТЕЛЬНЫМ МАТЕРИАЛОМ ДЛЯ ПИРАМИДЫ
Его величество посылал меня прорыть 5 каналов в Верхнем Египте и построить 3 грузовых и 4 перевозочных судна из акации Уауат. При этом правители Ирчет и Меджа поставляли для них дерево. Я выполнил все за один год. Они были спущены на воду и нагружены до отказа гранитом [в путь] к пирамиде «Является и милостив Меренра». Я сделал, далее,… для дворца по всем этим 5 каналам, так как мощь царя Верхнего и Нижнего Египта Меренра, который да живет вечно, величава,… и внушительна в большей степени, чем всех богов, так как все осуществляется согласно приказу, отданному им.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Я был воистину человеком, любимым своим отцом и хвалимым своей матерью, …пользующимся расположением своих братьев, местный князь, исправный начальник Верхнего Египта, чтимый Осирисом, Уна.

Автобиография Хуефхора
Биография Элефантинского номарха Хуефхора – современника фараонов VI династии Меренра I и Пиопи II (ок. 2500 г. до н. э.), начертанная на его гробнице, высеченной в скалах около первого порога – один из важнейших текстов конца Древнего Царства. Гробница была открыта в 1891 г. Хуефхор повествует о трех путешествиях, совершенных им по приказанию фараонов в Нубию, и приводит в заключение копию письма, направленного к нему от имени Пиопи II, которая является одним из древнейших известных нам египетских документов подобного рода.
Биография Хуефхора не только характеризует внешнюю политику Египта на юге и уточняет список доставлявшихся оттуда продуктов, но значительно дополняет и расширяет сведения о Нубии и социальной организации местных племен, постоянно враждовавших друг с другом, что обычно для высшей ступени варварства, переживаемой ими в ту эпоху.
Историческая часть надписи переведена полностью, опущены повторяющаяся титулатура Хуефхора, его самовосхваления и просьба к живущим произнести жертвенные магические формулы, начертанные на стенах гробницы.
Перевод сделан по изданию: К. Sethe, Urkunden des Alien Reicher, Leipzig, 1903. Urkunden des agyptischen Altertums. Abt. IV.
ВСТУПЛЕНИЕ
Князь, единственный друг [фараона], жрец-херихеб, находящийся во дворце (?) (т.е. придворный) «страж (?) Нехена», глава Нехеба , хранитель сокровищницы (?) Нижнего Египта, жрец-херихеб, начальник переводчиков, хранитель тайн всех дел «Главы юга» , доверенный господина своего [фараона] Хуефхор. Хранитель сокровищницы Нижнего Египта, единственный друг, жрец-херихеб, начальник переводчиков, доставляющий своему господину произведения всех стран, приносящий дары царю, начальник всех стран «Главы юга», распространяющий страх перед Гором во [всех] странах, делающий то, за что хвалит его господин, хранитель сокровищницы Нижнего Египта, единственный друг, жрец-херихеб, начальник переводчиков, почитаемый Пта-Сокаром , Хуефхор. Говорит он:
ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ИАМ
Послал меня величество господина моего Меренра вместе с отцом [моим] единственным другом, жрецом-херихебом, Ири в Иам , чтобы открыть путь в эту страну. Выполнил я это в семь месяцев и доставил оттуда дары всевозможные драгоценные. Был я за это весьма и весьма похвален.
ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ИАМ
Послал меня его величество во второй раз, причем я был один. Вышел я на дорогу Элефантины, спустился я из Ирерчета, Махер, Теререса, Ирчета , [совершив] поручение в восемь месяцев. Спустился я (т. е. возвратился) и принес дары из этих стран в весьма большом количестве. Никогда не доставляли подобного в землю эту искони. Спустился я от жилища правителя Сечу и Ирерчета, исследовав эти страны. Ни разу не было найдено, что [подобное] совершил единственный друг или начальник переводчиков, выходивший прежде из Иама.
ТРЕТЬЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ИАМ
Послал меня его величество в третий раз в Иам. Вышел я из … по пути оазиса. Встретил я правителя Иама, когда он направлялся к стране ливийцев, чтобы поразить ливийцев до западного угла неба. Вышел я следом за ним к стране ливийцев, умиротворил ее, дабы она молила богов всех за царя.
…чтобы оповестить величество Меренры, моего владыки… следом за правителем Иама, ибо я умиротворил этого правителя Иама…перед Ирерчетом, позади Сечу, встретил я правителя Ирерчета, Сечу и Уауата…
Спустился я с 300 ослов, нагруженных благовониями, эбеновым деревом, притираниями, продуктами – сат , шкурами пантер, слоновой костью, изделиями – чениа и всевозможными превосходными вещами.
Тогда увидал правитель Ирерчета, Сечу и Уауата силу и многочисленность войск Иама, спускавшихся со мной ко двору, и воинов, посланных со мной; привел и отдал мне быков и коз и сопровождал меня до гор Ирерчета, ибо я был превосходнее и бдительнее какого-либо иного единственного друга или начальника переводчиков, спускавшегося в Иам искони.
Тогда поплыл я вниз по течению ко двору и был послан князь, единственный друг, начальника палат кебех Хуни навстречу с судами, нагруженными финиковым вином, продовольствием, хлебом и пивом.
Князь, хранитель сокровищницы Нижнего Египта, единственный друг, жрец-херихеб, казначей бога, хранитель тайн, отдающий приказы, почтенный Хуефхор.
УКАЗ ФАРАОНА ПИОПИ II ХУЕФХОРУ
Собственная печать царя. Год 2-й, третий месяц времени наводнения, день 15-й.
Указ царя единственному другу, жрецу-херихебу, начальнику переводчиков – Хуефхору.
«Мне известно содержание этого письма твоего, посланного тобою царю во дворец, чтобы дать знать о том, что ты благополучно спустился в Иам вместе с воинами, бывшими с тобою. Сообщил ты в этом письме своем, что доставил ты дары всякие великие и прекрасные, пожалованные Хатор , владычицей Имемаау для духа царя Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара , живущего во веки веков. Сказал ты в этом своем письме, что доставил ты карлика (для) плясок бога, из страны Духов подобного карлику, доставленному казначеем бога Баурджедом из Пунта во времена царя Асеса . Сказал ты его величеству: «Никогда не был приведен подобный ему никем другим, совершавшим (путешествие) в Иам искони». Каждый, раз ты совершал то, что любит и хвалит господин твой. И днем и ночью ты был занят выполнением того, что любит, хвалит и приказывает господин твой. Выполнит его величество желания твои многочисленные превосходные, дабы они были полезными для сына сына твоего во веки, чтобы говорили все люди, когда услышат они, что сделал для тебя [его] величество: – «Неподобно ли это тому, что было сделано для единственного друга Хуефхора спустившегося из Иама, за бдительность, проявленную им при исполнении того, что любит, хвалит и приказывает господин его». Итак, плыви вниз по течению ко двору немедленно, посылай [донесения]. Доставь с собой этого карлика, которого привел ты из страны духов живым, здравым и невредимым, для плясок бога, для увеселений, для развлечения царя Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара, живущего вечно. Когда будет спускаться он с тобою на судне, поставь надежных людей, которые бы находились позади его на обеих сторонах судна. Сторожи, чтобы [не] упал он в воду. Когда он будет спать ночью, поставь надежных людей, чтобы спали они позади его в палатке (на палубе). Проверяй по десяти раз ночью. Желает мое величество видеть карлика этого более, чем дары [синайских] рудников и Пунта.
Если прибудешь ты к двору и действительно будет карлик этот с тобою жив, здрав и невредим, сделает мое величество для тебя больше, чем было сделано для казначея бога Баурджеда во времена царя Асеса, ибо согласно с желанием моего величества видеть этого карлика».
Были доставлены повеления правителю нового города «другу», начальнику жрецов («слуг бога»), дабы он приказал взять от него (т. е., чтобы он распорядился выдать) продовольствие в каждом городе, [где имеются] амбары, в каждом храме, не освобождая их от взносов.
Пер. И.С. Кацнельсона
Декрет «А» из Коптоса (с дополнениями из декрета «В»)
Иероглифическая надпись на стеле. Найдена при раскопках в 1910 г.
В конце Древнего Царства, после того как была создана единая оросительная система, деспотическая власть фараонов и громоздкий государственный аппарат стали в тягость усиливающейся номовой знати. Поэтому она стремится получить для контролируемых ею храмовых хозяйств номов освобождение от повинностей в пользу царского, т. е. всеегипетского, хозяйства.
Декреты, освобождающие храмовое хозяйство от работ и тягот для «дома царя», сохранились от времени правления царя Пиопи II (2500–2400 гг. до н э.) из города Коитоса, находившегося в Верхнем Египте, севернее Фив. Они избавляют всех лиц, связанных с хозяйством бога Мина, почитавшегося в Комтосе, начиная от рабов и кончая номархом, от каких бы то ни было обязанностей для дома царя, декретированных во всеегипетском масштабе. На особом положении были работы для «дома царя», производимые в самом номе. Щедрая раздача льготных грамот еще в большей степени усиливала независимость отдельных номов и способствовала распаду страны на отдельные области, во главе которых находились политически независимые правители.
Перевод сделан из публикации: R. Weill, Les Decrets royaux de l’ancien empire egyptien. Paris, 1912, и исправлениям К. Sethe, Gottingische gelehrte Anzeigen, 1912, стр. 705–726.
1. Гор Нечер-Хау (Пиопи II). Год после 11 раза (счета имущества). Второй месяц лета, 28 день.
2. Царский приказ начальнику города, верховному судье, визирю, начальнику писцов царских документов Джау, князю, начальнику Верхнего Египта Хеви, начальнику жрецов, надзирателям жрецов и главам Коптосского нома .
3. Начальник жрецов Мина города Коптоса в Коптосском номе, надзиратели жрецов, все рабы владений дома Мина, надсмотрщики, слуга и хранительница Мина, наличный состав рабочего дома, строительные рабочие этого храма, которые в нем, – не допускает мое величество, чтобы они были отправлены во владения царя, на луга быков, луга ослов и мелкого скота пастушьего дома, на какие-либо часы, какие-либо тяготы, насчитываемые в доме царя во веки веков. Они защищены для Мина Коптоса сегодня снова и снова по приказу и для блага царя Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара , живущего вечно.
4. Что же касается начальника Верхнего Египта, который произведет их набор, или же какого-либо главы, какого-либо начальника отрядов Верхнего Египта, какого-либо начальника деклараций, какого-либо родственника царя, какого-либо начальника…, какого-либо начальника царских людей, который мобилизует их согласно документу о наборе, который будет принесен в канцелярии дома царских документов, дома настоятелей угодий, дома документов, снабженных печатью, чтобы они были отправлены на какие-либо работы дома царя, тот впал в дело враждебное.
5а. Что же касается документа о наборе для нома, который будет принесен к начальнику Верхнего Египта, чтобы действовать согласно ему, после того как он был принесен к знатным, то мое величество приказал, чтобы он был очищен от имен этих жрецов и надсмотрщиков этого храма.
5б. Каждый знатный, каждый писец царских документов, писец полей, начальник писцов [документов], снабженных печатью, какой-либо надсмотрщик, который примет документ о наборе и напишет приказ, чтобы поставить имена начальников-жрецов, надзирателей жрецов, надсмотрщиков, слуг и хранительниц Мина, рабов всех владений дома Мина, личный состав рабочего дома и строительных рабочих этих , принадлежащих Мину Кошоса в Коптосском номе, на какие-либо работы царского дома, тот впал в дело враждебное.
6. Приказал царь Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара, живущий вечно, чтобы был принесен документ с этим приказом и был увековечен на стеле из твердого камня у врат храма Мина Коптоса в Коптосском номе, чтобы видели надсмотрщики этого нома и не призвали они этих жрецов для какой-либо работы царского дома во веки веков.
7. Что же касается того, что говорится моему величеству, что снабжаются печатью приказы царя для Верхнего Египта, чтобы произвести работы царя в виде несения или рытья, или какой-либо другой работы , приказанной сделать в этом Верхнем Египте… Египте, – то мое величество не допускает, чтобы какой-либо человек храма Мина Коптоса в Коптосском номе производил переноски или рытье, или какую-либо работу, производимую в этом Верхнем Египте. Приказал царь Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара, живущий вечно, чтобы они были защищены для блага его и для Мина Коптоса во веки веков. Мое величество дал составить приказ царя о защите их для Мина Коптоса, чтобы ты действовал согласно ему.
Не допускает мое величество, чтобы входил посланник какого-либо знатного в какое-либо место храма Мина, да живет царь Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара, живущий вечно, чтобы взяли их для какой-либо работы, кроме выполнения своих часов для Мина Коптоса. Хочет Ноферкара, чтобы действовали согласно слову этого приказа.
Каждый знатный, каждый надсмотрщик, который не будет поступать согласно слову этого приказа, который дан в широкий дворец Гора, после того как мое величество приказало его выполнение, не допускает мое величество, чтобы они свершали жреческую службу при пирамиде «Пребывает жизнь Ноферкара».
Каждое поле, каждая работа, которые положены на жрецов этого храма, мое величество приказало, чтобы они были защищены, подобно собственности Мина Коптоса, сегодня снова и снова по приказу и для блага царя Верхнего и Нижнего Египта Ноферкара, живущего вечно.
8. Наложена печать рядом со мною самим царем.
Пер. акад. В.В. Струве
Из «Поучения гераклеополитанского царя своему сыну царю Мерикара»
Текст сохранился в трех иератических папирусах эпохи Нопого Царства (XVIII династии), восходящих к оригиналу времени распада Египта между Древним и Средним Царством. Основной текст хранится в Государственном Эрмитаже (Ленинград). Имя царя, поучающего своего сына, не сохранилось. Однако по некоторым намекам можно установить, что это был фараон Ахтой III, один из последних правителей Гераклеополитанской династии (IX и X династии Манефона), правивший около 2100 г. до н. э. Он продолжал борьбу с кочевниками, обитавшими к востоку от Дельты, и положил конец их набегам на Египет. На восточной границе были основаны укрепленные города. Обеспечив рубежи страны, Ахтой III занялся организацией управления, ибо в стране было далеко не спокойно. О росте внутренних противоречий рассказывает его поучение, в котором царь предостерегает своего наследника от врагов государственной власти. По мнению Ахтоя, самый опасный враг – бедняки. Их не следует привлекать в ряды войска. Из надписей того времени известно, что правители номов призывали не всех жителей номов, а только «избранных». Сановников царь рекомендует назначать лишь из среды богатых людей. С простолюдинами и бунтовщиками следует расправляться решительно и беспощадно. Таким образом, поучение дает ценный материал для суждения о социальных отношениях и об организации государства в конце III тысячелетия до н. э.
Начало текста испорчено. Можно, однако, определить, что речь идет о мерах, которые царь советует сыну применять к восставшим подданным.
Перевод с сокращениями испорченных и неясных мест сделан по изданию: В. С. Голенищев, Папирусы 1115 и 1116 Императорского Эрмитажа, С.-Петербург, 1913.
[Начало поучения, которое царь Верхнего и Нижнего Египта Ахтой написал] для своего сына Мерикара…
…Подстрекатель – это вредящий, истреби его, убей [его], сотри его имя, [уничтожь] его близких, истреби память о нем и о его людях, любящих его. Беспокойный человек – это смута для горожан, ибо он создает две партии среди молодежи…
Да будешь ты праведен пред богом… Будь искусен в речи… и ты победишь, ибо язык это… оружие (царя). Сильнее речь, чем любое оружие… Мудрец – это [прибежи]ще для князей, не поборют его, не случится [ложь] в его присутствии, ибо приходит к нему истина готовою, подобно изречению предков.
Следуй твоим отцам, твоим предкам… вот, их слова пребывают в писаниях – открой, читай, следуй премудрости, ибо из обучающегося становится искусный.
Не будь злым, прекрасно самообладание, создавай свои памятники твоей любовью, обогащай… и горожан, и возблагодарят за дары… восхваляя за твою благость, молясь за твое здоровье.
Уважай вельмож и заботься о твоем народе. Укрепляй твои границы и твои пределы, – ибо хорошо творить для грядущего… Преступен захватывающий себе землю беззаконно. Завидующий (тому,) (что) другие имеют – это глупец, ибо проходит [жизнь] на земле, не длинна она, оставляющий же [добрую] память о себе – это счастливец… Есть ли [человек], живущий вечно?..
Возвеличивай твоих вельмож, и они исполнят твои постановления. Тот, кто обеспечен в своем доме, – не пристрастен, ибо он богат и не нуждается. Бедняк же не говорит согласно истине. Несправедлив говорящий «я хочу!» Он пристрастен к тому, кого он любит, он склоняется к владельцу его подношений. Могуч царь, имеющий свиту, славен богатый знатными. Говори истину в своем доме, и вельможи в стране будут бояться тебя…
Твори истину, и ты пробудешь на земле. Успокой плачущего, не притесняй вдову, не отстраняй человека от имущества его отца, не удаляй вельмож с их мест. Не убивай – это не полезно для тебя, но наказывай ударами и заключением, и тогда эта земля процветет, за исключением мятежника, чьи замыслы открыты, ибо бог знает подстрекателя и бог карает его грехи его кровью… Но не убивай человека, достоинства которого ты знаешь, с которым ты пел писания…
Читай о суде… пред богом и иди спокойно в «Место таинственное» , ибо когда идет душа к месту, которое она знает, не отклоняется она от путей вчерашних, и никакие чары не удержат ее…
Судьи же, судящие грешников, – знай, не мягки они в тот день судилища несчастных, в час совершения их обязанностей. Горе осужденному! …Не надейся на долготу лет, ибо они глядят на жизнь, как на час. Когда остаётся человек после смерти, дела его сложены кучей пред ним. Вечно пребывание там. Глупец, кто легко относится к этому. Но тот, кто достиг этого, не делая греха, – пребудет там, подобно богу, смело ступая, подобно «Владыке вечности» .
Поднимай молодых воинов, да возлюбит тебя столица… Возвышай твоих вельмож, выдвигай твоих [воинов], увеличивай [число] молодых воинов, следующих за тобою, снабжая имуществом, одаряя землей, награждая скотом.
Не делай различия между сыном знатного и простолюдином, привлекай человека по его деяниям, да будут творимы все ремесла…
Оберегай твою границу, строй твои памятники. Полезны отряды рабочих своему господину. Создавай [прекрасные] памятники для бога; это заставит жить имя того, кто это сделает…
Посещай храм, молчи о таинствах, входи в святилище, ешь хлеб в доме бога. Наполняй жертвенник, увеличивай хлеб, умножай ежедневные жертвы, полезно это для делающего.
Укрепляй твои памятники согласно твоему могуществу, ибо один день даст вечность, один час украшает для грядущего. Бог знает творящего для него…
Воины будут отражать воинов, подобно предсказанному предками об этом: «Египет сражается на кладбище». Не разрушай гробниц, ибо я сделал подобное, и случилось подобное же (со мной), подобно тому, как случается с преступившим подобное пред богом. Не поступай плохо с Югом, ибо ты знаешь пророчество столицы об этом… я захватил это подобно потоку воды. Хорошо творить для грядущего. Ты хорош с Югом, приходят к тебе носильщики грузов с приношениями. Я делал то же, что и предки… Будь удовлетворен своим хлебом и своим пивом. Доставляется к тебе красный гранит без препятствий. Не порть памятников другого, но ломай камень в Ра-ау .
Нет врагов внутри твоих границ!.. Я усмирил весь Запад, вплоть до просторов Фаюма… Не восстанет мятежник, (пока) тебе не сделает плохо Нил – не выйдет . Подати Севера будут в твоей руке…
Так говори о кочевнике. Вот – презренный азиат, плохо место, в котором он находится, – скудное водой, трудное из-за обилия деревьев; путь там тяжел из-за гор. Он не живет на одном месте, ноги его бродят из-за недостатка. Он сражается со времени Гора. Он не побеждает, но и не побежден. Он не возвещает о дне сражения, подобно вору, избегающему отрядов…
Строй укрепленные поселения на Севере. Не мало ведь имя человека в его поступках. Не вредят укрепленному городу… Обогащай жертвенники, почитай бога. Не говори, что это – слабость сердца, и не распускай своих рук, работай бодро… Нет никого без врага. Мудр правитель Обоих Берегов , и царь, обладающий вельможами, – не невежда, он – разумен уже с рождения, и возвысил его бог пред миллионами людей…
Поколения людей проходят… Почитай бога на пути его. Высекают из камня, творят из бронзы… Душа идет к месту, которое она знает. Укрепи твое жилище на Западе , украшай твое место на кладбище, как праведник, как творящий истину. В этом – успокоение людских сердец. Твори для бога, да сотворит он тебе подобное – жертвами, наполняющими алтари, и надписями – это сохранение твоего имени, ибо знает бог творящего для него.
Сохраняй людей, стадо бога. Сотворил он небо и землю по их желанию, уничтожил он ужас воды, сотворил воздух, чтобы жили их ноздри. Это – подобия его, вышедшие из тела его . Он восходит на небо по их желанию. Он сотворил для них травы, скот, птиц и рыб, чтобы питать их. Он убил своих врагов, уничтожил своих детей, ибо они замыслили сделать мятеж. Он сотворил свет по желанию их и плывет [по небу], чтобы видеть их. Он воздвиг святилище позади них, плачут они – он слышит. Он сотворил для них правителей прирожденных – поддержку, чтобы поддерживать спину слабого. Он сотворил для них чары, как оружие для отражения грядущих [бед], сны ночью и днем. [Но] он убил мятежника, подобно тому, как поражает человек своего сына ради своего брата. Ибо бог знает каждое имя. Да не сотворишь ты зла моими устами, дающими всякие правила о царе! Направляй лицо твое (прямо), стой как человек! Да достигнешь ты меня без своего обвинителя! Не убивай никого близкого к тебе… Возбуди любовь к себе во всей стране. Поведение благое – это память!..
Вот, я сказал тебе мои лучшие думы , закрепи их твердо пред твоим лицом!
Пер. М.Э. Матье
Надпись номарха Антилопьего нома Амени
Иероглифическая надпись на стене гробницы номарха Антилопьего нома Амени, расположенной в скалах на восточном берегу Нила, около современной деревни Бенихассана. Амени был современником фараона XII династии Сенусерта I (1980–1934 гг. до н.э.). В автобиографии, составленной по образцу автобиографии конца Древнего Царства, он рассказывает о деятельности при дворе фараона, о выполненных им поручениях царя и о своих обязанностях в качестве номарха, в частности о сборе налогов для царской сокровищницы.
Перевод сделан по изданию: К. Sethe, Urkunden des mittleren Reiches. Urkunden des agyptischen Altertums, VII, 14–16.
ВВЕДЕНИЕ
Год 43 при величестве царя Верхнего и Нижнего Египта Сенусерта I , живущем вечно, вовеки, что соответствует в Антилопьем номе 25 году наследственного князя… Амени, правогласного.
Год 43, месяц времени наводнения, день 15. О, любяшие жизнь, ненавидящие смерть! Говорите: тысяча хлебов, тысяча быков и птиц для духа наследственного князя Антилопьего нома, начальника жрецов, Амени, правогласного .
ПЕРВЫЙ ПОХОД
Сопровождал я моего владыку, когда он плыл к югу, чтобы уничтожить своих врагов – четырех варваров . Плыл я к югу в качестве княжьего сына, хранителя царской печати, главнокомандующего войсками Антилопьего нома, в качестве человека, заменяющего своего престарелого отца, в соответствии с хвалой его (т. е. отца Амени) во дворце, с любовью его при дворе.
Прошел я Куш , плывя к югу, достиг я границы земли; принес я все дары. Хвала моя достигла неба. Тогда его величество возвратился в мире, уничтожив всех врагов своих в подлом Куше. Вернулся я, сопровождая его с сияющим лицом; не было потерь в войске моем.
ВТОРОЙ ПОХОД
Поплыл я к югу, чтобы принести золотую руду для величества царя Верхнего и Нижнего Египта Сенусерта I, живущего вечно, вовеки. Плыл я к югу вместе с наследственным князем, старшим царским сыном от плоти его, Амени , жизнь, здравье, благополучие. Плыл я к югу в числе 400 человек избраннейших из моих войск. Вернулся я в мире. Не потерял я их. Принес я золото, которое мне было приказано доставить. Хвалим я из-за этого во дворце.
ТРЕТИЙ ПОХОД
Тогда поплыл я к югу, чтобы доставить руду к городу Коптос , вместе с наследственным князем, начальником города, визирем Сенусертом, да будет он жив, здрав и благополучен. Плыл я во главе 600 из сильнейших Антилопьего нома. Вернулся я в мире, войска мои невредимы. Сделал я все сказанное мне.
УПРАВЛЕНИЕ НОМОМ
Я возлюбленный, привлекающий любовь, правитель любимый в городе своем.
Провел я годы в качестве правителя Антилопьего нома. Все подати царского дома проходили через руки мои. Тогда дал мне начальник отряда пастухов Антилопьего нома 3 000 быков в качестве подати их. Хвалим я за это во дворе при ежегодном счете уплаты податей крупного скота . Приносил я все их подати для дворца; не было недоимок у меня для какого-либо управления его. Работал для меня весь Антилопий ном с умноженным усердием.
ЗАБОТА О НАСЕЛЕНИИ НОМА
Не было дочери бедняка, которую я бы обидел; не было вдовы, которую бы я притеснял; не было…, которого бы я отверг; не было пастуха, которому бы я отказал, не было начальника «пятерок» (?), людей которого захватил бы я из-за податей; не было нуждающихся около меня; не было голодающих в мое время.
Когда настали годы голода, тогда возделал я все поля Антилопьего нома до границ его южных и северных. Дал я жить населению его и снабжал я его пищей. Не было голодных среди них; давал я вдове равно как замужней. Не различал я великого от малого , во всем, что давал я, было много ячменя, полбы и всяких вещей; не отбирал я недоимки с полей.
Пер. И.М. Лурье
Из «Поучений Ахтоя»
Иератический текст, сохранившийся в двух папирусах Британского Музея (Саллье II и Анастази VII) и нескольких остраконах, датируемых Новым Царством (XIX династия). Само поучение восходит к Среднему Царству и особенно охотно использовалось для обучения в школах, что вполне объяснимо его содержанием. Это обстоятельство послужило причиной крайней безграмотности дошедших до нас списков (вышедших из рук школяров), что в иных случаях делает невозможным перевод некоторых мест.
Из наставления можно заключить, что сам Ахтой был писцом, ибо едва ли представитель другой профессии мог бы с такой убежденностью и страстностью превозносить преимущества карьеры чиновника. Социальная принадлежность его неясна. Однако несомненно, что он был человеком зажиточным, ибо обучение стоило немало средств. Кроме того, Ахтой стремится поместить своего сына среди детей знати. Едва ли на это мог претендовать рядовой общинник. Таким образом, естественно напрашивается вывод, что автор поучения происходил из знати или, скорее, из той прослойки средних рабовладельцев и землевладельцев, которая в ту пору упрочняла свое благосостояние и стремилась к политическому влиянию. Выставляя преимущества карьеры писца, открывавшей путь к занятию высоких должностей, Ахтой с нескрываемым презрением описывает положение крестьян и ремесленников, вынужденных физическим трудом добывать себе пропитание. В поучении длинной чередой проходят все отрасли ремесла и земледелия и описывается тяжелое положение тех, кто ими занимается. Этот памятник – свидетельство значительного расслоения и разложения сельской общины в эпоху Среднего Царства.
Перевод сделан по публикации: Q. Maspero. Du genre epistolaire chez les egyptiens de l’epoque pharaonique. Paris, 1872.
Начало поучений, сделанных человеком по имени Ахтой, сыном Дуау, сыну его по имени Пиопи, когда он плыл на юг к столице, чтобы отдать его в школу писаний… детей знатных…
И сказал он ему: «Видел я удары, видел я удары. Обрати же сердце твое к книгам. Я смотрел на свободного от принудительной работы его, – смотри, нет ничего выше книги…
Ты найдешь такое изречение там, говорящее: «если писец имеет какую-либо должность в столице, то не будет он нищим там»…
О, если бы я мог заставить тебя полюбить книги больше, чем свою мать, если бы я мог показать красоты их перед тобой.
Лучше это всех других должностей… Когда он (писец) еще ребенок, уже приветствуют его. Посылают его для исполнения поручения и не возвращается он, чтоб надеть передник.
Не видывал я скульптора посланником или ювелира посланным, но я видел медника за его работой у топок его печи. Его пальцы были, как кожа крокодила, и он пахнул хуже, чем рыбья икра.
Каждый ремесленник, работающий резцом, устает больше, чем землепашец. Поле его – дерево, орудие его – металл. Ночью, когда свободен он, он работает больше, чем могут сделать его руки. И ночью зажигает он свет.
Каменотес ищет работу по всякому твердому камню. Когда же он кончает, руки его падают, и он утомлен. И так сидит он до сумерек, колени его и спина его согнуты.
Брадобрей бреет до вечера… Он бродит с улицы на улицу, чтоб найти кого побрить. Он напрягает свои руки, чтобы наполнить свой желудок, подобно пчелам, проедающим свои труды…
Я расскажу тебе еще о строителе стен. Он постоянно болен, так как предоставлен ветрам. Строит он с трудом, привязанный к лотосам (т. е. к верхушках колонны в форме цветов лотоса)… все одежды его – лохмотья… Моется он только один раз… Хлеб, отдает он его домой; избиты, избиты его дети…
У земледельца одежда вечная. Высок голос его, как у птицы «абу»… Устает он… и спокойно ему так, как спокойно кому-нибудь под львом. Болеет он постоянно… И едва он возвращается домой вечером, ему вновь надо идти.
Ткач – внутри дома, хуже ему, чем женщине. Ноги его на желудке его. Не дышит он воздухом. Если за день не выработает он достаточно тканья, он связан, как лотос в болоте. Дает он хлеб привратнику, чтобы мог он увидеть свет…
Когда курьер выходит в чужую страну, завещает он свое имущество своим детям, из-за страха перед львами и азиатами. И если вернулся он в Египет, едва достиг он сада, едва достиг он дома своего вечером, и вновь ему надо идти…
У красильщика пальцы издают зловоние, как от дохлой рыбы,… рука его не останавливается.
Сандальщику совсем плохо, он всегда нищенствует. Ему так же спокойно, как спокойно кому-либо среди дохлых рыб. Жует он кожу.
Прачечник стирает на берегу рядом с крокодилом… Не спокойное это занятие перед тобой… Говорят ему: если ты опоздаешь принести, будут избиты твои губы…
Я расскажу тебе еще о рыбаке, достается ему хуже, чем во всякой другой должности. Смотри, разве не работает он на реке в перемежку с крокодилами…
Смотри, нет должности, где бы не было начальника, кроме должности писца – ибо он сам начальник.
Если кто знает книги, то говорится ему: «хорошо тебе это». Не так с занятиями, которые я тебе показал… Не говорят писцу: «поработай для этого человека»…
Смотри, я совершаю это, плывя на юг, в столицу. Смотри, я совершаю это из любви к тебе. Полезен для тебя день в школе, работа в ней вечна, подобно горам… Смотри, я совершаю это, плывя на юг, в столицу. Смотри, нет писца, который не кормится от вещей дома царя… Вот, на что указываю я тебе и детям твоих детей».
Пер. М.Э. Матье
Из «Повести о красноречивом крестьянине»
Иератический текст, сохранившийся в четырех папирусах Среднего Царства, написанный вычурным и искусственным языком, что делает его трудным для понимания. Эта искусственность и запутанность речей крестьянина составляли с точки зрения современников, очевидно, главное достоинство настоящего произведения. В нем отображены произвол и самоуправство чиновников и вельмож, бесконтрольно грабивших население. Автор разоблачал устами крестьянина продажность бюрократического аппарата, действовавшего исключительно в интересах господствующих слоев. Царь и его сановники так же подверглись резким нападкам, но тенденция настоящего текста, взятого в целом, не направлена против существующего социального уклада. Автор рассказа о «Красноречивом крестьянине» наивно верит в то, что речами и увещаниями можно заставить взяточников и самоуправцев «творить правду ради владыки правды». Поэтому злоключения крестьянина кончаются благополучно. Конец папируса поврежден, но можно понять все же, что пострадавшего восстанавливают в правах и вознаграждают за понесенные обиды.
Перевод с сокращениями сделан по сводному изданию текста: F. Vogelsang. Kommentar zu den KJagen des Bauern, Leipzig, 1913.
Был человек по имени Хевинануп, крестьянин Натронового Оазиса . И была жена у него по имени Мерит.
И вот этот крестьянин сказал своей жене: «Вот я спущусь в Египет, чтобы принести оттуда еды моим детям. Пойдем же, отмерь мне ячменя, который в амбаре»…
И она отмерила ему [26] мер ячменя.
И вот этот крестьянин сказал своей жене: «Вот, [остается] 20 мер ячменя для еды (тебе) с твоими детьми. Приготовь же мне 6 мер ячменя для хлеба и пива на каждый день, да буду я [жив] этим».
Спустился этот крестьянин в Египет и нагрузил он своих ослов растениями «наа», растениями «редемт», натром, солью, деревом из страны… тиу, деревом «аунт» из «Бычьей Земли» , шкурами пантер, мехом волков, растениями «неша», камнем «ану»… камнем «сенет»… голубями, птицами «пару», птицами «угес»… (и) всякими прекрасными приношениями Натронового Оазиса.
Отправился этот крестьянин на юг, к Ненинисут , достиг он области Пер-Фефи к северу от Меденит и нашел человека, стоящего на плотине; имя его – Тхутинахт, сын это человека по имени Исери, – это люди начальника дома Ренси, сына Меру. И вот сказал этот Тхутинахт, когда он увидел ослов этого крестьянина, которые ему понравились: «Если бы у меня было какое-нибудь замечательное изображение бога, с помощью которого я захватил бы имущество этого крестьянина!»
Дом же этого Тхутинахта стоял на прибрежной дороге, узкой, не широкой. Она имела ширину… одеяния, и с одной ее стороны была вода, а с другой – ячмень.
И вот этот Тхутинахт сказал своему служителю: «Поторопись, принеси мне ткань из моего дома».
И она была тотчас принесена. И он расстелил эту ткань на прибрежной дороге, и один ее конец упал на воду, а ее бахрома – на ячмень.
Шел же крестьянин по общественной дороге.
И вот этот Тхутинахт сказал: «Остановись, крестьянин! Разве ты наступишь на мою одежду?»
Тогда этот крестьянин сказал:
«Я сделаю то, что ты пожелаешь! Мой путь хорош!»
И он пошел повыше.
Тогда этот Тхутинахт сказал:
«Разве мой ячмень – дорога тебе?»
Этот крестьянин сказал: «Мой путь хорош! Берег высок, дорога – по ячменю, а ты загородил дорогу своей тканью. Разве ты не дашь мне пройти по дороге?»
Тогда один из этих ослов схватил пучок ячменя.
Этот Тхутинахт сказал: «Вот, я заберу твоего осла, крестьянин, потому что он ест мой ячмень! Вот он будет топтать [колосья] при молотьбе!»
Этот крестьянин сказал: «Мой путь хорош, и он единственный, загорожен! И я повел своего осла по тому [пути], которым не следовало, а ты [теперь] отнимаешь его (осла) потому, что он схватил пучок ячменя! Но ведь я знаю господина этого округа, – он принадлежит начальнику дома Ренси сыну Меру. Он изгнал всякий грабеж во всей этой стране, – неужели же я буду ограблен в его округе?»
Этот Тхутинахт сказал: «Вот пословица, которую говорят люди – упоминают имя бедняка [только вместе с именем] его господина! С тобой говорю я, а ты вспоминаешь начальника дома!»
И он взял ветку зеленого тамариска, избил все его члены, отнял его ослов и увел в свой округ.
Тогда этот крестьянин громко заплакал от причиненной ему боли.
Этот Тхутинахт сказал: «Не поднимай твоего голоса, крестьянин! Вот, ты у поселения Владыки Молчания!»
И этот крестьянин сказал: «Ты меня бьешь, ты грабишь мое добро и отнимаешь еще и жалобу из моих уст! О, Владыка Молчания! Отдай же мне мое имущество! Пусть я не буду вопить [благодаря] твоей мощи!»
Этот крестьянин простоял 10 дней, умоляя Тхутинахта, но он не сбоатил на это своего внимания.
Тогда этот крестьянин отправился в Ненинисут, чтобы пожаловаться начальнику дома Ренси, сыну Меру. Он его нашел, когда он выходил из ворот своего дома, чтобы спуститься в свою ладью судебной палаты. И этот крестьянин сказал:
«О, пусть тебе сообщат о моем деле! Может быть велят пойти ко мне твоему доверенному слуге, чтобы я мог послать его к тебе [рассказать] относительно этого?»
И начальник дома Ренси, сын Меру, велел своему доверенному слуге пойти к нему, и этот крестьянин послал его [обратно, рассказав] об этом деле, как оно все [произошло].
Начальник дома Ренси, сын Меру, сообщил об этом Тхутинахте серам , бывшим подле него. Они ему сказали: «Вероятно, это его крестьянин, пришедший к другому по соседству; вот, крестьяне это делают – ходят к другим по соседству. Вот, они это делают. Можно ли наказывать этого Тхутинахта за незначительное количество натра и незначительное количество соли? Пусть ему прикажут это возместить, и он это возместит».
Начальник дома Ренси, сын Меру, промолчал, не ответил он этим серам, [и не] ответил он этому крестьянину.
Тогда этот крестьянин пришел умолять начальника дома Ренси и сказал:
«Начальник дома, господин мой, великий из великих, руководитель всего того, чего нет и что есть! …Ты ведь отец бедняка, муж вдовы, брат разведенной, одежда [для] не имеющего матери! Сделай, чтобы я превознес твое имя в этой стране выше всякого прекрасного закона! Руководитель, лишенный жадности, великий, лишенный низости, уничтожающий ложь и творящий истину, приходящий на голос зовущего! Я говорю, чтобы ты услышал. Сотвори истину!.. Вот, я отягощен печалью, вот, мне тяжко, защити меня, вот – я в беде!»
«Вот, этот крестьянин произносил эту речь во время величества царя Верхнего и Нижнего Египта Неб-Кау-Ра,правогласного . Начальник дома Ренси, сын Меру, отправился к его величеству и сказал: «Мой господин, я нашел одного из этих крестьян, который воистину прекрасно говорит. Его имущество ограблено человеком, который при мне, и вот, он пришел ко мне жаловаться на это».
Его величество сказал: «Если ты хочешь видеть меня здоровым, задержи его здесь, без ответа на все то, что он говорит, чтобы он еще говорил. Пусть доставят нам [это] в записи, да услышим мы это. Однако позаботься, чтобы была жива его жена с его детьми, – вот один из этих крестьян может приходить, чтобы изгнать нужду из его дома. Сделай же, чтобы был жив и сам этот крестьянин. Распорядись, чтобы давали ему пищу так, чтобы он не знал, что это ты ее даешь ему».
И давали этому крестьянину ежедневно 4 хлеба и 2 кружки пива, давал их начальник дома Ренси, сын Меру, и он их давал своему другу, а тот давал их ему (крестьянину). И начальник дома Ренси, сын Меру, послал к начальнику поселения Натронового Оазиса, чтобы давали еду жене этого крестьянина в количестве 3 мер ежедневно.
(Затем крестьянин произносит еще 8 речей, в которых, как и в первой речи, он умоляет Ренси вернуть ему его имущество. Приводим отдельные места из этих речей.)
«О начальник дома, господин мой! Великий из великих, богатый из богатых!.. Ты – руль неба, ты – столп земли!.. Руль, не упади, столп, не покачнись!.. Знающий вещи всех людей, разве ты не знаешь моего имущества?.. Ты подобен волне, ты – Нил, озеленяющий поля!.. Накажи грабителя, защити пострадавшего!.. Берегись,– приближается к тебе вечность… Не лги – ты велик, не будь колеблющимся – ты имеешь вес; не лги, ты – весы… стрелка весов – твой язык; гиря – твое сердце, коромысла их (весов) – твои губы. И если уж ты укроешь твое лицо от сильного, – кто же отразит нечестие?.. Вот, ты подобен городу без его управителя, подобен племени без его старейшины, подобен кораблю без его кормчего, подобен отряду без его вожатого… Ты поставлен, чтобы слушать дело, чтобы рассудить тяжущихся, чтобы уничтожить грабителя, – однако ноша вора – вот содеянное тобою!.. Ты – ученый, ты – воспитан, ты – образован, но не для грабежа, а ты уподобляешься всем людям!.. О начальник дома, господин мой! Ты – руль всей земли, и управляется земля по приказу твоему. Ты – второй после бога Тота, судящий беспристрастно. Господин мой, позволь, чтобы воззвал к тебе человек по своему правому делу!.. Мое тело полно, мое сердце перегружено… вот, [когда] пролом в плотине, вода стремится: [так и] уста мои открыты для речи!.. Не закрывай же твоего лица от того, кого ты знаешь, не будь слепым по отношению к взирающему на тебя… Нет друга у глухого к истине, нет радостного дня у жадного! …Вот, я жалуюсь тебе, но ты не слушаешь этого, и я пойду и буду жаловаться на тебя [богу] Анубису!»
Тогда начальник дома Ренси, сын Меру, приказал двум служителям пойти и привести его. Этот крестьянин испугался, ибо он подумал, что это делается для того, чтобы наказать его за эти слова, которые он сказал…
Начальник дома Ренси, сын Меру, сказал: «Не бойся, крестьянин, вот, ты останешься со мной».
И этот крестьянин поклялся: «Воистину, я буду есть твой хлеб и пить твое [пиво] вечно!»
Тогда начальник дома Ренси, сын Меру, сказал: «Подожди же здесь, да услышишь ты твои жалобы!» И он приказал прочесть [их] с нового свитка папируса, каждую жалобу согласно ее дню. И начальник дома Ренси, сын Меру, послал его (свиток) к величеству царя Верхнего и Нижнего Египта Неб-Кау-Ра, правогласному. И это было приятнее сердцу его величества, чем какая-либо вещь во всей этой земле. Тогда сказал его величество: «Суди сам, сын Меру!» Начальник дома Ренси, сын Меру, приказал двум служителям пойти и [привести Тхутинахта]. Он был приведен и был составлен перечень [всего его имущества (?)]… его… 6 человек… его ячмень, его полба, его ослы… [и дом] этого Тхутинахта [был дан этому] крестьянину… все его… Тхутинахт…
(Конец папируса поврежден.)
Пер. М.Э. Матье
Речение Ипувера
Основное свидетельство о социальном перевороте в Египте, случившемся в конце Среднего Царства (ок. 1750 г. до н. э.), – папирус № 344 музея в Лейдене (Нидерланды). Он был найден в некрополе Саккара, около Мемфиса. Начало и конец текста разрушены, в середине также имеются значительные лакуны. Судя по письму и орфографии, его можно отнести к концу эпохи Нового Царства (ок. 1300 г. до н. э.). Язык же текста указывает на время гораздо более раннее: 2000–1700 гг. до н. э. Из этого обстоятельства можно сделать вывод, что писец, живший около 1300 г. до н. э., скопировал текст значительно более древний.
Вопреки мнениям многих буржуазных ученых Запада, работавших над этим памятником и определявшим его то как произведение мессианистической литературы, то как диалог – поучение, то как чисто литературный текст, не имеющий какой-либо социологической ценности, акад. В. В. Струве в 1917 г. пришел к выводу, что Лейденский папирус описывает события крупного социального переворота, случившегося в конце Среднего Царства. Эта датировка также отличалась от датировки упомянутых выше ученых, которые относили «Речение Ипувера» к эпохе перехода от Древнего Царства к Среднему Царству. Впоследствии определение, данное акад. В. В. Струве, подтвердилось публикацией так называемых «черепков проклятия».
Весь сохранившийся текст папируса состоит из 7 стихотворных разделов и нескольких прозаических отрывков. Стихотворные части построены по обычному для египетской литературы приему, причем каждый стих начинается одним и тем же словом – рефреном. Ниже приводятся отрывки из первых двух частей, описывающих бедствия страны. Первая из них начинается рефреном «воистину», вторая – рефреном «смотрите». Не заботясь о последовательности, они описывают картину Смуты, воцарившейся в Египте. Порою обе части совпадают в описании одних и тех же событий, отличаясь только незначительными подробностями. Основное внимание обращается на то, что все описываемое в этих частях противоположно тому, чего следовало бы ожидать при обычном порядке вещей.
Последующие части сохранились хуже. Они говорят также о бедствиях, постигших страну, о вторжении иноземцев, о необходимости исполнять предписания культа и т. д.
В заключительной части предсказывается восстановление прежнего порядка и будущее благоденствие Египта.
Стихотворения вложены в уста Ипувера, видимо, человека имущего и знатного, принадлежавшего к социальной прослойке, пострадавшей от восстания. Поэтому его описания дышат ненавистью к народным массам, поднявшимся против своих угнетателей, этим же объясняются и преувеличения при повествовании о бедствиях, постигших Египет.
IV. Воистину: азиаты все стали подобны египтянам, а египтяне (1) [стали] подобны чужеземцам, выкинутым на дорогу. Воистину: волосы выпали у всех. Не различается сын мужа от такого, который не имеет отца. Воистину: [страдают] (2) из-за шума. Не прекращается шум в годы шума. Нет конца шуму. Воистину: большие и малые (говорят): «я желаю, чтобы я умер». Маленькие дети (3) говорят: «О если бы он (т. е. отец) не дал бы мне жизнь». Воистину: дети знатных разбиваются об стены. Дети любимые кинуты на высоты (4). Хнум скорбит из-за бессилия своего. Воистину: те, которые лежали в месте бальзамирования, они кинуты на высоты. Тайны бальзамировщиков раскрыты. Воистину: (6) вся Дельта, она (больше) не защищена. То, что дорого стране севера, находится на путях, (открытых) удару. Что (7) нам делать, чтобы не было доступа всюду? Пусть скажут: держись вдали от места тайн! (ибо) смотри! оно в руках, не знающих его, как будто они знали бы (8) его. Варвары стали искусны в работах Дельты .
Воистину: люди зажиточные поставлены к работе над ручными мельницами. Те, которые были одеты (9) в тонкое полотно, они избиваются палками. Те, которые не видели (сияния) дня, они выходят беспрепятственно . Те, которые лежали на ложах мужей своих, пусть спят они на баржах … Скажут они: Тяжело мне на барже с миррой (11), то пусть нагрузят их сосудами, полными с … Пусть узнают они носилки. Что касается слуг, (то ведь) те больны! (А) это хорошее лекарство для них (12), (когда) из-за них страдают благородные женщины, подобно рабыням. То, что поют певцы в хоромах (13) богине Мерт , это скорбь, повесть (о муках) над жерновом. Воистину: рабыни все стали владеть устами своими. Если говорят (14) их госпожи, то это тяжело переносить рабыням.
VI. Воистину: зерно гибнет на всех путях. Люди лишены платья, мази и масла. Все (4) говорят: нет ничего. Закром разрушен. Страж его повержен на землю. Это несчастие для сердца моего. Я подавлен (5) совсем. О! если бы я мог дать (услышать) мой голос в этот час, чтобы он спас меня от того несчастья, в котором я нахожусь. Воистину: прекрасная судебная палата.
Расхи(6)щены ее акты, лишены хранилища ее тайн (своего) содержания. Воистину: магические формулы стали общеизвестными. Заклинания «шем» и заклинания «сехен» (7) сделались опасными, ибо они запоминаются (теперь всеми) людьми. Воистину: вскрыты архивы. Расхищены их податные декларации. Рабы стали владельцами (8) рабов . Воистину: (чиновники) убиты. Взяты их документы. О, как скорбно мне из-за бедствий этого времени. Воистину: (9) писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием. Воистину: свитки законов (10) судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на (11) улицах. Воистину: бедные люди достигли положения Эннеады, (ибо) то ведение дел дома Тридцати лишилось своей замкнутости. (12) Воистину: великая судебная палата стала (местом) выхождения и вхождения в нее. Бедные люди выходят и входят в великие дворцы . Воистину: (13) дети вельмож выгнаны на улицу. – Человек знающий подтвердит все это, глупец [же] будет отрицать, [ибо] невежде будет казаться прекрасным [все свершающееся] перед ним.
В. ВТОРАЯ ЧАСТЬ ОПИСАНИЯ БЕДСТВИИ СТРАНЫ
(Отдельные абзацы вводятся стереотипным «смотрите:»)
VII. (1) Смотрите: огонь поднялся высоко; пламя его исходит от врагов страны. Смотрите: свершились дела которые никогда (казалось) не могли бы свершиться. (2) Царь захвачен бедными людьми. Смотрите: погребенный соколом (т. е. царь) он лежит на (простых) носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым (т. е. гробница царя). Смотрите: было приступлено к лишению (3) страны царской власти немногими людьми, не знающими закона. Смотрите: приступили люди к мятежу против урея, (глаза) Ра, умиротворяющего (4) обе земли. Смотрите: сокровенное страны, границы которой не знали, стало всем известно. Столица, она разрушена в один час. Смотрите: Египет (сам) начал (5) лить воду. Тот, который лил только воду на землю, он захватил сильного во время бедствия . Смотрите: змея (т. е. урей) взята из гнезда своего (т. е. из головного убора царя). Тайны (6) царей Верхнего и Нижнего Египта стали всем известны. Столица встревожена недостатком. Все стремятся разжечь гражданскую войну. Нет возможности сопротивлять (7) ся. Страна, она связана шайками грабителей. (Что касается) сильного человека, то подлый берет его имущество. Смотрите: червь [гложет] [знатных] покойных (8); тот, который не мог сделать себе саркофага, он [теперь] стал владельцем гробницы. Смотрите: владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов. Тот, который не смог сделать себе (даже) гроба, он стал «владельцем» заупокойного имения. (9) Смотрите: это свершилось [теперь] с людьми. Тот, который не мог себе построить (даже) хижину, он стал [теперь] владельцем дома.
Смотрите: придворные изгнаны из домов (10) царя. Смотрите: благородные женщины находятся на шеду-баржах. Вельможи пребывают в закромах. Тот, который не спал [даже] рядом со стеной, он стал [теперь] собственником ложа. Смотрите: владелец богатства (11) проводит ночь (теперь), страдая от жажды. Тот, который выпрашивал осадок [(напитков), (теперь)] собственник кувшинов, кидающих наземь . Смотрите: владельцы роскошных одеяний [теперь] в лохмотьях. Тот, который никогда не ткал (12) для себя, (теперь) владелец тонкого полотна. Смотрите: тот, который никогда не строил себе (даже) лодки, стал (теперь) владельцем кораблей. Настоящий же их собственник смотрит на них, но они уже не принадлежат ему. (13) Смотрите: тот, который не имел тени [опахал], стал [теперь] собственником тени. [Бывшие же] собственники тени [охлаждаются только] при дуновении ветра. Смотрите: тот, который не знал [даже] лиру, стал [теперь] владельцем арфы (14). Тот, который (даже) для себя не пел, он восхваляет [теперь] богиню Мерт.
VIII. Смотрите: собственники поставцев из меди не украшают больше сосудов ни на одном из них. Смотрите: тот, который спал (1) без жены из-за бедности, он находит [теперь] благородных женщин. Тот, который не смотрел на него, [теперь] стоит, уважая [его]. Смотрите: тот, который не имел своего имущества, стал [теперь] владельцем богатств. (2) Вельможи восхваляют его. Смотрите: простолюдины страны стали богатыми. Собственники богатств стали неимущими. Смотрите: [Руководимые (3) стали собственниками рабов. Тот, который был (сам) посыльным, посылает другого. Смотрите: тот, который не имел своего хлеба, [стал] собственником закрома.
Снабже(4)на его кладовая собственностью другого. Смотрите: тот, волосы которого выпадали потому, что он не имел своего масла, стал собственником [целых] кувшинов со сладким мирром. (5) Смотрите: не имевшая [даже] ящика [с добром] стала владычицей [целого] груза. Та, которая смотрела на свое лицо в воде, [стала] владелицей зеркала. Смотрите… Смотрите: хорош тот человек, который кушает свой хлеб. Питайся своим имуществом в радости сердца. Не отворачивайся от него, (ибо) полезно человеку кушать свой хлеб. Бог повелевает это тому, (7) кто восхваляет его… Смотрите: тот, который не [з]нал своего бога, тот жертвует ему воскурения другого. Тот, который не знал […Смотри] (8) т е: Благородные женщины великого рода, собственницы драгоценностей, отдают своих детей в качестве наложниц. Смотрите: человек [знатный брал себе] (9) благородную женщину в качестве жены, и его защищал отец ее. [Теперь же] не имеющий такого тестя и убивает его. Смотрите: дети сановников [теперь] в лох[мотьях, скот] (10) стад их принадлежит грабителям. Смотрите: мясники режут [теперь] скот бедня[ков, ибо скот в руках гра](11)бителей . Смотрите: тот, который ничего для себя не резал, тот режет [теперь] откормленных быков. Тот, который не знал [даже] ящерицы , види[т теперь яства] (12) всевозможные. Смотрите: мясники режут гусей, и они (т. е. гуси) жертвуются богам вместо быков. Смотрите: Рабыни… (13) жертвуют апех-вещество. Благородные женщины… Смотрите: благородные женщины бегут. Начальники (?)…[…]… (14) их повержены страхом смерти. Смотрите: начальники страны спасаются бегством, они не находят (даже) милостыни (?) из-за скудости. Владелец наг[рад бедствует (?)]. Смотрите: (1) владельцы ложа спят на земле. Тот, который проводил ночь в грязи, приготовляет себе кожаное ложе. Смотрите: благородные женщины голодны, мясники же сыты (2) тем, что они закололи [для других]. Смотрите: все должности, они не на своих местах, подобно испуганному стаду без своих пастухов. Смотрите: скот разбегается. Нет никого, который бы собирал (3) его. Каждый приводит себе его, клеймя своим именем. Смотрите: убивают человека рядом с братом своим. Тот оставляет его, чтобы спасти себя. Смотрите: (4) тот, который не имел [даже] свою упряжку (т.е. 2 быков), стал владельцем стада. Тот, который не мог найти себе быков для распашки, стал собственником большого количества скота. Смотрите: тот, который не имел своего зерна, стал владельцем амбаров. (5) Тот, который брал в долг зерно, [теперь] сам дает его. Смотрите: тот, который не имел [даже] временных рабов, стал [теперь] собственником наследственных рабов. Тот, который был «вельможей», [теперь] сам исполняет поручения. Смотрите: сильным (т.е. знатным) не до (6) клады[вается положение народа. (Все) приближается к гибели.
Смотрите: все ремесленники, они не работают. Похитили враги страны ее ремесла. (7) Смотрите: тот, который собрал жатву, он не получает ее. Тот, который не пахал [для] себя, [он получает жатву. Жатва] созревает, [но] об ней не доносит [никто]. Писец (8) [сидит в своей канцелярии], руки его бездействуют в ней.
Пер. акад. В.В. Струве
Времена гиксосов
(Манефон, Египетская история, фр. 42 – Иосиф Флавий, Против Апиона, I, 14.)
Манефон – египетский жрец родом из Себеннитского нома, современник Александра Македонского и Птолемея I. Манефон на греческом языке написал историю Египта, в которой использовал документы египетских храмовых и государственных архивов, не дошедшие до нас и содержащие иногда важные данные по истории и хронологии. Труд этот не сохранился. Отрывки приведены из вторых рук еврейским историком I в. Иосифом Флавием в полемическом сочинении, направленном против Апиона, а также в работах некоторых христианских писателей III и IV вв. (Африкана, Евсевия). Манефон историю Египта делил на три периода – Древнее, Среднее и Новое Царства; перечисляя всех царей от основателя Египетского государства Менеса до Александра Македонского, он сгруппировал их в тридцать династий. Несмотря на условность этого деления, оно, с некоторыми изменениями, до сих пор сохранилось в науке. Царские списки Манефона представляют большую ценность для восстановления хронологии, хотя дошли они до нас в сильно искаженном виде.
Помещаемый отрывок – один из немногих источников, повествующий о смутном времени владычества гиксосов и об их изгнании из Египта.
Fragmenta Historicorum Graecorum ed. C. Miiller. Vol. II. (1848).
Манефон же был по происхождению муж-египтянин, причастный эллинскому воспитанию, что совершенно ясно; ибо он написал, пользуясь эллинской речью, отеческую историю, переложив ее, как он говорит сам, из священных письмен, и во многом упрекает Геродота, как ошибающегося в своей «Египетской истории» по незнанию. Сам же Манефон, таким образом, во второй книге «Египетской истории» пишет относительно нас следующее (прилагаю слова его, как бы самого его приводя свидетелем):
«Был царь у нас по имени Тимай ; при нем, не знаю почему, бог разгневался, и неожиданно люди из частей, расположенных к востоку, неизвестные по происхождению, расхрабрившись, вторглись в страну, и легко без боя захватили всю ее силой. И подчинив правивших в ней, они в остальном жестоко пожгли города и разрушили святилища богов; по отношению же ко всем туземцам они вели себя враждебнейшим образом, убивая одних, у других же и детей и жен уводя в рабство. Наконец же и царем сделали одного из своей среды, которому имя было Салатис . И он находился в Мемфисе, собирая дань и с верхней и с нижней страны и оставив охрану в наиболее подходящих местах. Более же всего он укрепил части, расположенные к востоку, предвидя, что у ассирийцев , тогда более, чем другие, сильных, будет желание вторгнуться в это царство. Найдя же в Сетроитском номе город, наиболее подходящий для него, лежащий к востоку от реки Бубастита , названный же от древней религиозной традиции Аварисом , заселил его и укрепил при помощи стен, поселив в него и множество тяжело вооруженных до 240 000 мужей для охраны. Туда он приходил летом, отчасти для выдачи хлеба и выплаты жалования, отчасти, чтобы заботливо упражнять вооруженных к опасности извне. Процарствовав же девятнадцать лет, он окончил жизнь. После него же второй царствовал сорок четыре года, которого звали Бнон . После этого – Апахнас – тридцать шесть лет и семь месяцев. Потом Апофис – шестьдесят один год, и Ианнас – пятьдесят лет и шесть месяцев. После же всех – Ассес – сорок девять лет и два месяца. Эти шесть среди них были первыми правителями, постоянно воевавшими и желавшими более всего истребить корень Египта.
«Назывался же весь народ их «гиксосы», то-есть цари-пастухи; ибо «гик» на священном языке означает царя, «сос» – «пастухи» на общем диалекте, и, таким образом, вместе получается «гиксосы». Некоторые же говорят, что они арабы. В другом же списке не цари обозначаются через прозвище «гик», но, напротив, оно обозначает пленников – пастухов; ибо «гик» опять-таки на египетском языке, «гик» с густым придыханием означает именно пленников. И это мне представляется более убедительным и соответствующим древней истории».
Эти же вышепоименованные цари так называемых пастухов и произошедшие от них властвовали над Египтом, говорит Манефон, пятьсот одиннадцать лет . После же этого, говорит он, произошло восстание царей из Фиваиды и остального Египта против пастухов, и возгорелась война с ними, великая и продолжительная. При царе же, которому имя Мисфрагмутосис , пастухи, говорит он, побежденные им, были изгнаны из всего Египта и заключены в месте, имевшем периметр в десять тысяч арур. Аварис – имя месту его, говорит Манефон, целиком великой и крепкой стеной окружили пастухи, чтобы иметь все имущество в укрепленном месте, а также свою добычу. Сын же Мисфрагмутосиса Тутмосис сделал де попытку взять их при помощи осады силой, обложив стены с четырьмястами восемьюдесятью тысячами; когда же он разочаровался в осаде, то заключил соглашение, чтобы они, покинув Египет, все отошли без всякого вреда для себя, куда хотят. Они же на основании договоров отправились со всеми семействами и с имуществом, будучи числом не меньше двухсот сорока тысяч, из Египта через пустыню в Сирию. Опасаясь же могущества ассирийцев, ибо последние властвовали тогда над Азией , и основав в стране, ныне называемой Иудеей, город, достаточный для стольких десятков тысяч людей, назвали его Иерусалимом .
Перев. О.В. Кудрявцева
Война фараона Камоса с гиксосами
Деревянная таблетка, найденная в окрестностях Фив в 1908 г. экспедицией предпринятой на средства лорда Карнарвона и названная поэтому «таблеткой Карнарвона». Настоящий текст, один из немногих памятников, описывающих борьбу Египта за освобождение от господства гиксосов, представляет собой школьную копию недавно открытого официального документа, сделанную учеником по указанию учителя. Этим объясняются неясности, пропуски текста и ошибки.
Перевод сделан по публикации: А. Н. Gardiner. The defeat of the Hyksos by Kamose: thу Carnarvon tablet. No I. The Journal of Egyptian archaeology, London, vol. III (1916), стр. 95–116.
Камос – последний фараон XVII династии, продолживший борьбу с гиксосами, начатую его старшим братом и предшественником Секененра. Умер в 1584 г. до н. э.
РЕЧЬ КАМОСА
Год 3… Царь Верхнего и Нижнего Египта Уадж-Хепер, [сын Ра], Камос, которому дана жизнь вечно в качестве царя превосходного. Сделал его Ра подлинным царем и даровал ему победу во истину. И вот сказал его величество в своем дворце совету вельмож, которые находились при нем: – «[Если бы] я знал, к чему мое могущество, когда один властитель в Аварисе, а другой в Куше . Я сижу вместе с азиатом и нубийцем, и каждый (из них) держит свою часть в Египте, деля землю со мной… Смотрите, он владеет Гермополем , не остается ни одного (довольного) человека, ибо люди угнетены работой на азиатов. Я схвачусь с ним [врагом] и распорю ему живот. Мое желание освободить Египет и поразить азиатов».
ОТВЕТ ВЕЛЬМОЖИ
«Смотри, азиаты удерживают Кус и держат народы на равном положении, но мы обеспечены обладанием Египта. Элефантина сильна, и середина страны принадлежит нам [досл. с нами] вплоть до Кус. Вспахиваются для нас лучшие их поля, быки наши в Дельте, полба доставляется для наших свиней . Не отнимают быков наших… Он владеет страной азиатов, а мы Египтом. Если придут и нападут на нас, то мы будем действовать [тогда] против него». И вот они [советы] были не по сердцу его величеству.
ВТОРАЯ РЕЧЬ КАМОСА
«Что касается вашей мысли [то она противна мне, и я буду сражаться] с азиатами. Вся страна [провозгласит меня победоносным правителем] в Фивах: «Камосом, который защитил Египет».

РАССКАЗ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ
Отправился я победоносно вниз по течению, чтобы ниспровергнуть азиатов согласно повелению Амона, помыслы которого справедливы. Храброе мое войско двигалось передо мной подобно пылающему огню. Вспомогательные отряды маджаев были нашим авангардом (?), чтобы выискивать азиатов и уничтожать места их пребывания. Восток и Запад приносили жир, и войско было снабжено питанием повсеместно. Послал я сильный отряд маджаев (вперед)…, а сам проводил время, осаждая (?) Тети, сына Пиопи в Ноферуси . Я не дал ускользнуть ему и отразил азиатов… Провел я ночь в корабле своем, и радостно было сердце мое. На рассвете был я над ним подобно соколу. Когда наступило время «запаха рта» (?) , я опрокинул его и разрушил стену его и перебил людей его, я заставил его жену спуститься к берегу реки . Солдаты мои были подобно львам со своей добычей, со своими рабами, стадами, жиром и медом и делили свои веши, причем радовались сердца их.
(Далее идет несколько испорченных и бессвязных фраз, не поддающихся переводу, после которых текст обрывается).
Пер. И.С. Кацнельсона
Жизнеописание начальника гребцов Яхмоса
Текст написан иероглифами на стенах гробницы начальника гребцов Яхмоса, высеченной в скале за древним городом Нехебом, современным Эль-Кабом, в Верхнем Египте. Надпись содержит в форме автобиографии часть военной истории начала Нового Царства (фараоны Яхмос I, Аменхотеп I, Тугмос I (т. е. XVI в. до н. э.). Особенно важны те места, где повествуется об изгнаний фараоном Яхмосом I азиатских завоевателей – гиксосов и постепенном обогащении воина, получающего в награду, кроме золотых украшений, наделы пахотной земли и рабов – военнопленных. Часть этих последних была захвачена им лично вместе с боевыми трофеями в виде рук, отрубленных у убитых врагов, и т. п. В конце приводится список его рабов и рабынь.
К. Sethe, Urkunden der 18., Dynastie, Leipzig, 1905–1909, стр. 1–110.

ВСТУПЛЕНИЕ
Начальник гребцов Яхмос, сын покойной Абен, говорит: Я, обращаясь к вам, все люди, я сообщаю вам о милостях, выпавших на мою долю. Я был награжден семикратно золотом перед всей страной, а также рабами и рабынями. Я был наделен огромным количеством пахотной земли. Имя героя [живет] в содеянном им, оно не исчезнет в этой стране во веки.
ЮНОСТЬ
Он говорит:
Я вырос в городе Нехебе . Мой отец был воином царя Верхнего и Нижнего Египта, покойного Секененра ; Беб, сын Раинет, было его имя. Я стал воином вместо него на судне «Дикий Бык» во дни повелителя обеих стран покойного Неб-Пехти-Ра , когда я был юношей, еще не женился, но спал в юношеской одежде.
ИЗГНАНИЕ ГИКСОСОВ
После же того, как я обзавелся домом, я был взят на судно «Северный», потому что я был храбр. И я следовал за царем, который да будет жив, невредим и здоров, пешком, сопровождая его выезд на колеснице.
Когда осаждали город Аварис , я выказал свою доблесть пешим перед его величеством. И я был назначен на судно «Явление в Мемфисе».
И бились на воде в [канале?] Паджедку Авариса. И я взял добычу и захватил руку , причем о ней было доложено царскому докладчику. И дали мне золото доблести.
И бой был возобновлен на этом месте. И я вторично взял там добычу и захватил одну руку. И дали мне снова золото доблести.
И бились в [части] Египта, расположенной к югу от этого города. И я захватил одного пленника – мужчину: я сошел в воду – он был взят в плен на стороне города – и переправился с ним по воде, [и о нем] было доложено царскому докладчику. И вот я был снова награжден золотом.
И овладели Аварисом. И я захватил там добычу: 1 мужчину и 3 женщин, всего 4 головы. И его величество отдал их мне в рабы.
И осаждали Шарухен в течение 3 лет. И его величество овладел им. И я захватил там добычу: (2) женщин и одну руку. И дали мне золото доблести. И вот, отдали мне в рабы.
НУБИЙСКИЙ ПОХОД ФАРАОНА ЯХМОСА
После ж того, как его величество перебил соседние азиатские племена, он поплыл вверх по Нилу в северную Нубию, с целью истребить нубийских кочевников. И его величество произвел среди них страшное опустошение. И я захватил там добычу: 2 живых мужчин и 3 руки. И меня снова одарили золотом. И вот мне дали 2 рабынь. Его величество поплыл вниз по Нилу, с радостным сердцем, сильный и победоносный, пленив южан и северян.
ПОДАВЛЕНИЕ ДВУХ ВОССТАНИЙ
Тут пришел южный мятежник, чью смерть приблизил его рок, в то время как боги Верхнего Египта схватили его. Он был настигнут его величеством в Тенттаа . И его величество захватил его в качестве военнопленного и всех его людей, как легкую добычу. И я взял в плен двух молодых воинов с судна мятежника. И дали мне 5 голов [рабов] и земельные наделы, 5 сечат пахотной земли, в моем [родном] городе. Одинаковым образом было поступлено и по отношению ко всем гребцам.
Тогда пришел тот супостат, по имени Тетиан, и собрал вокруг себя злонамеренных. И его величество убил его, причем дружина его перестала существовать. И мне дали 3 головы [рабов] и 5 сечат пахотной земли в моем городе.
НУБИЙСКИЙ ПОХОД ФАРАОНА АМЕНХОТЕПА I
И я вез на гребном судне царя Верхнего и Нижнего Египта, покойного Джосеркара когда он плыл вверх по Нилу в Нубию с целью расширить границы Египта. И его величество сразил того нубийского кочевника посреди его воинов. Они были взяты в добычу крепко связанные (??), причем никто из них не ускользнул. Тот, кто (пытался) бежать, остался лежать убитым, как если бы его никогда не существовало. И вот, я был в первых рядах нашего войска. Я бился по-настоящему, и его величество видел мою доблесть. Я захватил 2 руки, которые и были принесены его величеству. И стали искать его (нубийского вождя) людей и скот. И я захватил пленного, который и был приведен к его величеству. Я доставил [его] величество в 2 дня в Египет от Верхнего Колодца . И меня одарили золотом. И я захватил 2 рабынь в добычу, помимо тех, которые были приведены мною к его величеству. И меня назначили бойцом государя.
НУБИЙСКИЙ ПОХОД ФАРАОНА ТУТМОСА I
И я вез на гребном судне царя Верхнего и Нижнего Египта, покойного Охеперкара , когда он плыл вверх по Нилу в северную Нубию с целью покарать мятеж в зарубежных странах и отразить вторжение из области пустыни. И я выказал свою доблесть перед ним в нильских порогах,… суда на опасном месте. И меня назначили начальником гребцов. И его величество, который да будет жив, невредим и здоров … Его величество свирепствовал против них, как пантера. Его величество выпустил первую стрелу, которая и засела в теле того супостата. И эти … оробев перед его богиней-змеей . Это было сделано там в мгновение резни. Их присные были захвачены как военнопленные. Его величество поплыл вниз по Нилу, имея все зарубежные страны у себя в кулаке и того подлого нубийца-кочевника висящим вниз головой на носу царского судна его величества. [И] причалили в Карнаке .
СИРИЙСКИЙ ПОХОД ФАРАОНА ТУТМОСА I
После этого отбыли в Сирию отвести свой боевой пыл на зарубежных странах. Его величество прибыл в северную Месопотамию. Его величество, который да будет жив, невредим и здоров, застал того супостата вступающим в бой. И его величество произвел среди них страшное опустошение. Не было числа военнопленным, захваченным его величеством в виде своей добычи при победе. И вот, я находился в первых рядах нашего войска, и его величество видел, какую я выказывал доблесть. Я захватил колесницу, ее упряжку и того, кто был на ней в качестве военнопленного, и они были доставлены его величеству. И снова одарили меня золотом.
СТАРОСТЬ
Я состарился, я достиг старости, и оказанные мне милости подобны первой… Я покоюсь в высеченной в скале гробнице, приготовленной мною самим.
НАГРАДЫ, ПОЛУЧЕННЫЕ ЯХМОСОМ ЗА ВРЕМЯ ЕГО ЖИЗНИ
Земельные наделы в Бехи. Далее мне было дано царем Верхнего и Нижнего Египта [таким-то]… 60 сечат в Хеджа. Всего [столько-то]… [сетчат].
ВОЕННОПЛЕННЫЕ И РАБЫНИ
Список рабов и рабынь из военнопленных…
Раб Памеджаи
Раб Паиабеджу
Раб Сенебнеб (еф)
Раб Па…
Раб Кенпахека
Раб Тхутисенбу
Раб Собекмос
Раб Хери (?)
Раб Пааам
Рабыня Та
Рабыня Седжмефни (?)
Рабыня Бакет
Рабыня Кч…иси
Рабыня Таметс
Рабыня Уабентасохмет
Рабыня Истерим
Рабыня Итефкофре
Рабыня Хедеткаш
Рабыня Аменхерсеснеб
Экспедиция Хатшепсут в страну Пунт
Иероглифические тексты на стенах великолепного храма царицы XVIII династии Хатшепсут (1525–1503 гг. до н. э.) в Дейр-эль-Бахри на западном берегу Нила около Фив. Торгово-грабительские экспедиции египтян в страну Пунт, находившуюся на восточном побережье Африки примерно в районе соврем. Сомали, начались еше в эпоху IV и V династий. Во всяком случае, к указанному времени относятся первые упоминания об этой стране, откуда привозились ароматические смолы, шкуры экзотических животных, драгоценные породы деревьев и тому подобные ценимые египтянами товары. Однако только рельефы и надписи храма в Дейр-эль-Бахри сохранили более полные и подробные сведения о Пунте и о экспедиции, совершенной туда. Судя по изображениям и надписям, корабли из Нила непосредственно вышли в Красное море и таким же образом вернулись в Фивы на 9 г. правления Хатшепсут. Поэтому очевидно, что царица предварительно соединила каналом восточный рукав Нила с западным заливом Красного моря.
Сам храм в Дейр-эль-Бахри – одно из лучших произведений древнеегипетского зодчества – должен был быть по замыслу его строителей сооружен как подобие «божественной» страны Пунт, откуда доставлялись драгоценные товары. Он террасами спускался к Нилу и был украшен многочисленными колонками.
На террасах должны были быть посажены мирровые деревья и другие растения, дающие благовонные смолы.
Ниже приводятся отрывки, содержащие заявление Хатшепсут о благополучном возвращении экспедиции и о своем намерении построить храм, а также список привезенных товаров.
Перевод сделан по изданию: Е. Naville, The Temple of Deir el-Bahari. London, 1894–1908. Vol. III. PI. 86, 74.
В год 9 было заседание в приемном зале, появление фараона в короне атеф на великом троне из электрона, посреди красот его дворца. Собрались вельможи и семеры двора…
РЕЧЬ ХАТШЕПСУТ
Я сияю вовеки перед вашими лицами по воле моего отца… Того, что мои отцы, предки не знали, я совершаю… Я сделаю, что будут говорить потомству: «Как прекрасна она, из-за которой это случилось»… Я дала приказ моего величества, чтобы жертвы тому, кто зачал меня (т. е. Амону), были бы великолепны, чтобы умащения были увеличены… Я возвещу вам то, что было приказано мною, [когда] я услышала от отца моего,… что приказал он мне устроить ему Пунт в его доме, посадить деревья «Земли бога» по обе стороны его храма в его саду, согласно тому, как он приказал… И я сделала ему Пунт в его саду, так как он приказал мне для Фив. Он велик и он (т. е. Амон) ходит по нем.
ПЕРЕЧЕНЬ ПРИВЕЗЕННОЙ ИЗ ПУНТА ДОБЫЧИ
Погрузка кораблей великой чудесами страны Пунт: всяким прекрасным благовонным деревом «Земли бога», кучами мирры, зеленеющими мирровыми деревьями, эбеновым деревом, чистой слоновой костью, необработанным золотом Азии, деревом шепсет, деревом хесит, благовонием ихмут, ладаном, мазью для глаз, павианами, обезьянами, охотничьими собаками, шкурами леопардов, людьми и их детьми. Никогда не было привезено подобного этому ни для какого царя, который был издревле.
Пер. М.Э. Матье
Из анналов Тутмоса III
Иероглифические надписи на стенах Карнакского храма в Фивах. Наиболее длинный и один из самых значительных по содержанию из сохранившихся иероглифических исторических текстов, заключающий подробный отчет о походах в Азию, совершенных фараоном XVIII династии Тутмосом III (1525–1473 гг. до н. э.). Этот памятник не только подробно знакомит с военными событиями, в результате которых фараону-завоевателю удалось распространить свою власть до верховьев Евфрата на севере и четвертого Нильского порога на юге, и с тактическими приемами египтян, но и доказывает существование у них летописей, куда заносились все достойные памяти события. В отчете о первом походе упоминается некий Танени. Возможно, он и был автором анналов. В надписях в его гробнице, обнаруженной в скалах на западном берегу Нила около Фив, отмечается, что он следовал за Тутмосом III и «записал победы, одержанные им во всякой земле, изложив их письменно, согласно фактам». С кожаных свитков, не дошедших до нас, они с сокращениями были перенесены на стены храма.
Наиболее ярким эпизодом, образно и подробно описанным в анналах, является битва во время первого похода при городе Мегиддо в Северной Палестине, где собрались и укрепились сирийские князьки со своими войсками во главе с царем Кадета. Тутмос III победил союзников, но взять город ему удалось лишь после длительной осады.
Во время следующих походов он дошел до Кадета, и при шестом походе разрушил город и разорил страну. Затем, во время восьмого похода египтяне одержали победу над Митаннийским государством, которое вступает впоследствии в тесный союз с Египтом. На восточном берегу Евфрата в его верховьях Тутмос III устанавливает свою пограничную стелу. Далее египтяне не проникали ни до ни после этого. Цари Вавилона, Ассирии, Кипра и Хеттского государства, а также нубийские вожди ежегодно доставляли Тутмосу III дары, которые обычно перечисляются в анналах. Всего он совершил 17 походов в Азию, длившихся в общей сложности 19 лет и надолго закрепивших там господство египтян. Ниже приводятся отрывки из описаний первого, шестого, восьмого и девятого походов, в которых описываются упоминавшиеся выше события и факты. Они дополняются помещаемыми далее отрывками из стелы Тутмоса III, найденной в Нубии у Гебел Баркала.
Перевод сделан по изданию К. Sethe, Urkunden der 18-Dynastie, Leipzig, 1905–1908, Bd. IV. 684 след., 689–690. 696–697, 698, 699, 700–701, 707–709.
НАЧАЛО ПОХОДА
В год 23, в первый месяц лета, в четвертый день, в день коронования царя [прибыл он] к городу «Владенье владыки», Гаджату (имя его сирийское).
В год 23, в первый месяц лета, в пятый день отбытия из этого места в могуществе, [в силе], в мощи, в победе, чтобы повергнуть того презренного врага, чтобы расширить границы Египта, как приказал отец его Амон-Ра…
ВОЕННЫЙ СОВЕТ
В год 23, в первый месяц лета, в день 16 [прибыл царь] в город Иехем .
Назначил [его величество] совет со своими храбрыми военачальниками, говоря: «Этот враг из Кадеша пришел и вошел в Мегиддо, и он [там] сейчас. Он собрал к себе предводителей всех стран, которые подчинены Египту, Нахарину , Сирию, Кеду, их лошадей, их воинов, [их людей], и он говорит так: «Я поднялся, чтобы [сражаться против его величества] в Мегиддо» . Скажите же вы мне, [что вы думаете?].
И они сказали пред его величеством:
«Как же мы пойдем по этой дороге, которая узка? Ведь приходят [и докладывают], что враг там стоит и [ждет и они держат] дорогу против многих. Разве не пойдет лошадь за [лошадью и человек за] человеком так же? Разве не будет наш авангард сражаться там в то время, как наш арьергард будет еще стоять в Аруну не сражаясь? А ведь есть еще две дороги: одна дорога – смотри, она правильна для владыки нашего, ибо выходит она к Таанаке , другая – вот, она [приведет] к дороге севернее Джефти так, что мы выйдем к северу от Мегиддо. Пусть наш победоносный господин следует как [найдет правильным] сердце его, но да не пойдем мы по той [трудной] дороге»…
«[Клянусь], как любит меня Ра и как хвалит меня отец мой Амон, как освежается дыхание жизнью и силой, мое величество пойдет той дорогой на Аруну! Пусть кто хочет из вас идет по дорогам, о которых вы говорили, и пусть кто хочет из вас следует за моим величеством! Неужели будут говорить у этих врагов, которых ненавидит Ра: «Разве его величество идет по другой дороге? Он боится нас – подумают они».
И они сказали пред его величеством:
«Да сотворит отец твой Амон, владыка Фив, первый в Карнаке, согласно твоему сердцу! Вот мы последуем за твоим величеством всюду, куда пойдет твое величество, ибо слуга – позади своего господина».
[Приказ его величества, отданный] всему войску:
«[Да будет храбр каждый из нас, да будут тверды ваши шаги по той дороге, которая [узка]».
[И вот его величество дал] клятву, говоря: «Не [позволю я идти никому из моих воинов] перед моим величеством [здесь».]
И пошел он сам во главе своего войска, указывая своими шагами путь каждому человеку, и лошадь (шла) за лошадью, а его величество был во главе своего войска…
И вот арьергард победоносного войска его величества (был еще) у города Аруну, а авангард вышел уже в долину [Ки]ны и заполнили они вход в эту долину.
Тогда сказали его величеству, – жизнь, здоровье, благополучие: «Вот его величество вышел с своим победоносным войском, и наполнили они долину. Пусть же наш победоносный господин послушает нас на этот раз! Пусть защитит нам наш господин арьергард своего войска и своих людей! Пусть выйдет арьергард войска, и тогда мы сразимся с этими чужеземцами, и тогда мы не будем думать об арьергарде нашего войска!»
И его величество остановился снаружи, защищая арьергард своего победоносного войска. И вот когда отряд вышел на эту дорогу, повернулась тень, а когда его величество прибыл к югу от Мегиддо на берег потока Кины, был 7-й час после поворота солнца.
ЛАГЕРЬ У МЕГИДДО
Стал его величество там лагерем и приказал всему войску, говоря:
«Приготовьтесь! Отточите ваше оружие, ибо мы выступим, чтобы сразиться утром с тем презренным врагом»…
И [царь] отдыхал в царском шатре, и вельможи были устроены, и свита снабжена.
И войсковая стража ходила, и они говорили: «Крепитесь! Крепитесь! Бодрствуйте! Бодрствуйте же! Стерегите жизнь и шатер царя, да будет он жив, здрав и благополучен!»
Пришли сказать его величеству: «Земля здорова, и войско южное и северное также».
БИТВА ПРИ МЕГИДДО
В год 23, в первый месяц лета, в день 21, день праздника Новолуния, [соответствующий] дню восшествия царя на престол, утром – вот был дан приказ всему войску к наступлению…
Вышел и его величество на колеснице электроновой, снабженный своим боевым оружием, подобно Гору-Победоносцу, владыке мощи, подобно Монту-Фиванскому ; и отец его Амон укреплял его руки.
Южный рог войска его величества был у горы к югу [от потока] Кины, северный рог – к северо-западу от Мегиддо, а его величество был посередине них, и Амон – защитник его тела…
Тогда стал одолевать их его величество во главе своего войска, и когда они увидели, что его величество одолевает их – побежали они в беспорядке к Мегиддо с устрашенными лицами. Они бросили своих лошадей и свои колесницы из золота и серебра. И подняли их в этот город, втаскивая за их одежды, ибо жители этого города заперлись от них [и спустили одежды], чтобы втащить их в этот город.
И вот, если бы войско его величества не предалось грабежу имущества врагов, – они захватили бы Мегиддо в тот час, когда презренного врага Кадешского и презренного врага из этого города втаскивали второпях, чтобы ввести их в их город, ибо страх пред его величеством вошел в их члены, и руки их были бессильны, [и вот] одолел их его урей.
Тогда были захвачены их лошади, и их колесницы из золота и серебра стали добычей, их силачи лежали распростертыми, подобно рыбам на берегу пруда, а могучее войско его величества считало их имущество.
Вот, был захвачен шатер того презренного врага [украшенный серебром]…
И всё войско ликовало и воздавало хвалы Амону за победу, которую он даровал своему сыну в этот день. И воздавали они восхваление его величеству, прославляя его мощь.
И вот они принесли добычу, которую они взяли, – руки , живых пленников, коней, колесницы из золота и серебра…
Тогда его величество издал приказ своему войску, говоря: «Сражайтесь хорошо, хорошо, войска мои храбрые! Вот, [находятся все чужеземные страны в этом городе согласно приказу] Ра сегодня, ибо все князья всех стран собраны в этом городе, ибо взятие тысячи городов – это взятие Мегиддо. Сражайтесь храбро, храбро!» (В последующих поврежденных строках описывается осада Мегиддо.)
И все, что делал его величество против этого города, против того презренного врага с его презренным войском, – отмечалось ежедневно… и было оно запечатлено на кожаном свитке в храме Амона…
СДАЧА МЕГИДДО
И вот князья этих стран приползли на своих животах, чтобы нюхать землю пред силой его величества, чтобы вымолить дыханье их носам из-за величия его могущества…
[И все князья] принесли силе его величества свои дары – серебро, золото, лазурит, малахит, принося зерно, вино, крупный и мелкий скот для войска его величества…
ДАРЫ МЕГИДДО
Перечень добычи, принесенный войском его величества из города Мегиддо: пленных 340, рук 83, лошадей 2041, жеребят 191, жеребцов 6… Колесница, украшенная золотом, с золотым дышлом, принадлежащая тому врагу; прекрасная колесница, украшенная золотом, принадлежащая князю Мегиддо… колесниц его презренного войска 892, всего (колесниц) 924, прекрасный бронзовый панцырь того врага; прекрасный бронзовый панцырь князя Мегиддо; [кожаные] панцыри его презренного войска 200; луков 502; шестов от палатки того врага из дерева мери, украшенных серебром, 7.
Вот, войско [его величества] захватило [скота этого города]… 387, крупного скота 1929, мелкого скота 2000, мелкого скота белого 20500.
Пер. М.Э. Матье
ОПИСАНИЕ ШЕСТОГО ПОХОДА ТУТМОСА III
Год 30. Его величество было в стране Ретену в своем шестом победоносном походе.
РАЗГРОМ КАДЕША
Он прибыл к поселению Кадеш, разрушил его, срубил деревья его, захватил его жатву.
РАЗГРОМ ДВУХ ГОРОДОВ
Он приплыл к стране Сешериту , он прибыл к поселению Джамиру, он прибыл к поселению Ирчету и сделал с ними то же самое.
ДАНЬ СТРАНЫ РЕТЕНУ
Список дани, доставленной в этом году из-за мощи его величества князьями страны Ретену.
Были увезены дети князей и их братья, чтобы пребывать в Египте как заложники. Если кто-либо из этих князей м умирал, его величество отправлял его сына поставить на его месте.
Список княжеских детей, приведенных в этом году: 36 человек.
Рабов и рабынь 181.
Лошадей 188.
Колесниц, обработанных золотом и серебром и раскрашенных, 40.
ИЗ ОПИСАНИЯ ВОСЬМОГО ПОХОДА ТУТМОСА III
Год 33. Его величество был в стране Ретену…

УСТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНОЙ СТЕЛЫ
Переплыл его величество Евфрат, во главе своего войска на восток от этой реки. Установил он другую (стелу) подле стелы своего отца, царя Верхнего и Нижнего Египта Тутмоса I.
Спустился его величество, чтобы полонить город, чтобы опустошить страну, особенно эту презренную Нахарину.
ЗАХВАЧЕННАЯ ЗДЕСЬ ДОБЫЧА
[Список добычи, принесенной из этого места] всем войском: Князей 3
Их женщин 30
Военнопленных 80
Рабов и рабынь вместе с детьми их 606.
ДАНЬ СТРАНЫ РЕТЕНУ
Список дани, принесенной его величеством из этой страны.
Рабов и рабынь 513
Лошадей 260
Золота 45 дебенов и 1/9 кит
Серебряных сосудов как подати страны Джахи…
Всякого воинского [снаряжения]…
[Колесниц, обработанных серебром]…
Быков иуа, безрогих быков, быков тепи 28
Быков ка 564
Мелкого скота 5323
Ладану сосудов мен 2028.
ДАНЬ СТРАНЫ СЕНГЕР
Дань князя Сенгер :
Лазурита настоящего 4+ x дебенов
Лазурита искусственного 24 дебена
Лазурита вавилонского…
Баранья голова – лазурита настоящего
ДАНЬ АССИРИИ
[Дань князя Ашшура в этом] году:
Лазурита настоящего 15 кит и сосуды…
Дань великой Хетта в этом году:
Серебро колец 8, что составляет 401 дебен
Драгоценного светлого камня (хрусталь?) 2 больших куска …
ИЗ ОПИСАНИЯ ДЕВЯТОГО ПОХОДА ТУТМОСА III (ОТ 34-го ГОДА)
ДАНЬ КИПРА
Дань князя Иси в этом году:
Меди брусков 108
Меди в неправильных брусьях 2040 дебен
Свинца брусков 5
Свинца в комьях 1 200
Лазурита 110 дебенов
Слоновой кости 1 клык
Палок из дерева чага 2
ПОДАТИ НУБИИ
Подати презренного Куша
Золото дебенов 300 + х
[Рабов и рабынь не]гров 300 + х
Сын князя Ирму…
Итого 64
Быков иуа и быков безрогих 105
Быков ка 170
Итого 275
[Судно], груженное слоновой костью, эбеном настоящим всяким этой страны равно как продуктами Куша.
Пер. И.М. Лурье
Надпись Тутмоса III из Баркала
Иероглифическая надпись, найденная у Гебел Баркала (Напата) в Нубии. Она была установлена там в память побед Тутмоса III и описывает события и факты, приведенные в Карнакских анналах этого царя, несколько дополняя их в деталях. Эта стела служит примером триумфальных надписей фараонов XVIII династии, которым стремились подражать их преемники XIX и XX династий, иногда просто списывавшие описания подвигов и победу своих великих предшественников даже в тех случаях, когда они никаких военных действий не вели.
Перевод сделан по изданию: М. В. Reisner and G. A Reisner, The Granite Stela of Thutmosis III. Zeitschrift fur agyptische Sprache und Altertumskunde. Bd. LXIX (1933).
47-го года царствования 3-го месяца наводнения 10-е число при [его] величестве Гора… царя Верхнего и Нижнего Египта, Менхеперра, сыне Ра родного, возлюбленного его, владыке всех чужеземных стран Тутмосе, прекрасного образом…
(Следует продолжение титулатуры и восхваление мощи… фараона.)
ПОВЕСТВОВАНИЕ О РАЗГРОМЕ МИТАННИ
Многочисленное войско Митанни было повержено в течение часа, исчезнув совсем, как если бы оно не возникло… добрый бог, великий силою в бою, делающий груду трупов из всех сам, совершенно один, царь Верхнего и Нижнего Египта, Менхеперра, да будет он жив вечно! Он – Гор, мощный рукою, превосходная крепость своему войску, убежище для подданных, побеждающий все страны… спасающий [Египет?] на бранном поле, защищающий, не убоявшись завистников. Он – смелый телец , чья южная граница до «отрогов земли» , до крайнего юга этой (?) земли (?) , а северная – до северных окраин Азии , до столбов неба. Они приходят к нему, склонив голову, из-за его дыхания жизни. Он – царь доблестный как Монт , хватающий без того, чтобы выхватили из его руки, топчущий все мятежные страны, и нет им защитника в той стране Нахарины , покинутый от страха своим владыкой. Я разорил его города и поселения, я предал их огню, мое величество превратило их в места, которые не будут населены, я захватил всех их людей, доставленных пленниками, и их скот в бесконечном количестве, а также их вещи. Я отнял от них жито, я вырвал их ячмень, я вырубил их сады, все их плодовые деревья. Их округа, они были… мое величество уничтожило ее (т. е. Нахарину), она превратилась в …, на котором нет деревьев.
И вот, мое величество переправилось в северные окраины Азии. Я велел построить много судов из кедра гор «Земли бога» , что около «Владычицы Гебала» , причем они были положены на повозки, и [их] влекли быки, и они поплыли перед моим величеством, чтобы переправиться через ту большую реку , образующую [то, что находится?] между этой страной и Нахариной. Он – царь, достойный хвалы за [деяния] своих рук в бою, пересекший Великий Круговорот вслед за напавшим на него во главе своего войска, ища того жалкого супостата… страна (?) Митанни, когда он бежал от страха перед моим величеством в другую страну, отдаленное место. Тогда мое величество установило свою [пограничную] плиту на той Нахаринской горе, высеченную в горе на западном берегу Великого Круговорота.
НОВОЕ ВОСХВАЛЕНИЕ МОЩИ ФАРАОНА ПОСЛЕ РАЗГРОМА МИТАННИ
Нет у меня противника в южных странах. Северяне приходят, склонившись перед моей мощью. Это Ра передал их мне. Я объял (все), что охватывает его око , он дал мне землю в длину ее и ее ширину. Я связал 9 луков , острова среди моря, греческие острова, мятежные страны. Я отправился на юг в Египет, после того как я дал [почувствовать?] руку [мою] Нахарине, слывущую ужасной в устах кочевников пустыни: из-за нее их двери были заперты, они не выходили наружу из страха [перед] тельцом. Он – доблестный царь, превосходная крепость своему войску, стена из меди… он побеждает все страны своим мечом, не имея тьмы тех людей за собой; стреляющий метко каждый раз, когда он подступает, причем не бьют мимо его стрелы; мощный рукою, подобного которому не случалось быть; Монт, доблестный на бранном поле.
ОХОТА НА СЛОНОВ
Другое победоносное дело, предоставленное мне Ра: он дал мне повторить великую доблесть у водопоя (??) Ни . Он повелел мне сделать загоны слонов; билось с ними мое величество – со стадом слонов в 120 [голов]. Никогда не было совершено подобное [египетским] царем со [времен] бога, принимавшим белый венец.
УВЕРЕНИЯ ФАРАОНА В ПРАВДИВОСТИ ЕГО ПОВЕСТВОВАНИЯ
Я сказал это без преувеличения, и нет неправды в том: я совершил это согласно приказу мне [моего отца Амона-Ра, владыки престолов обеих земель], ведшему мое величество по доброму пути своими благими мыслями. Он соединил для меня Египет и заграницу; в моем кулаке [все], что окружило солнце.
ПОХОД НА МЕГИДДО
Далее я повторяю вам: слушайте, люди!! Он передал мне страны Сирии в первый поход, когда они пришли встретиться с моим величеством в количестве миллионов и сотен тысяч из лучших, [которые только имелись] во всех чужеземных странах, стоя на своих упряжках и в [количестве] 330 владетелей, причем каждый был со своим войском.
И вот, [находились] они в долине Кина , разбив стан у (?) нее… и произошло обстоятельство удачное для меня среди них. Мое величество напало на них, и они тотчас бежали, и были немедленно повержены. Они вошли в Мегиддо, и мое величество заперло их сроком на 7 месяцев, пока они не вышли наружу, моля мое величество, со словами: «Дай нам твое дыхание, наш влалыка. Не восстанут на тебя вновь другой раз страны Сирии!»
Тогда тот супостат и владетель, что были с ним, отправили к моему величеству детей (?) их всех с обильной данью золотом и серебром, всеми их лошадьми и тех, кто с ними, их колесницами, колесницами из золота и серебра и теми, что пестро расписаны, всеми их бронями, их луками, их стрелами, всем их боевым оружием. Это [было] то, с чем они пришли, будучи готовы (?) биться против моего величества. И они доставили это в виде дани моему величеству. И они стояли на своих стенах, воздавая славу моему величеству, дабы было дано им дыхание жизни.
Тогда мое величество велело заставить их принести клятву в следующих выражениях: «Мы не будем впредь плохими относительно Менхеперра – да будет он жив вечно! – нашего владыки, в течение всей нашей жизни, так как мы видели его могущество, и он дал нам дыхание, как он желает. Это его отец [Амон-Ра, владыка престолов обеих земель] совершил это, воистину, то [была] не рука человеческая»! Тогда мое величество велело их отпустить в их города. Они отправились все на ослах, так как я отобрал их лошадей. Я захватил их горожан в Египет, а также их имущество.
СЛАВОСЛОВИЕ АМОНУ И ПОВЕСТВОВАНИЕ О ВЛАДЫЧЕСТВЕ ФАРАОНА НАД НУБИЕЙ И СИРИЕЙ
Это [мой] отец отдал их мне [Амон-Ра, владыка престолов обеих земель], бог благодетельный и удачливый в делах, чьи планы не били мимо цели, отправивший мое величество овладеть [всеми] дольними и гористыми странами вкупе. Я поверг их согласно его приказу, [следуя] путем, который он уготовляет. Он дал мне побить всех чужеземцев: нет никого, кто бы подступился ко мне. Это моя булава повергла азиатов, моя палица побила 9 луков. Мое величество подчинило все страны: Сирия под моими подошвами, нубийцы – подданные моего величества. Они работают для меня, как один, обложенные податями в виде тьмы тем многообразных вещей «Отрогов земли» и бессчетным количеством золота из Уауат . Там строят ежегодно [для отправки] ко двору – да будет он жив, невредим и здоров! – «осьмерные» суда и корабли, многочисленнее, чем команды [корабельщиков], кроме податей, [доставляемых] нубийцами, слоновой костью и черным деревом. Ко мне приходит [нечто из дерева] из Куша: бревна из пальмы дум и деревянные изделия (?) в бесконечном множестве из [тернистой] акации крайнего юга земли. Их обработали мои воины в Нубии, что находились там в несметном числе… множество кораблей из пальмы дум, доставленных моим величеством после победы.
[Для меня] строятся [суда] в [Фин]икии ежегодно из настоящего ливанского кедра, и доставляются во дворец – да будет он жив, невредим и здоров! Ко мне приходит [нечто из дерева] в Египет. Везут на юг (?)… настоящий кедр из Негау из самого отборного, что есть в стране бога… в столицу, не минуя своих сроков ежегодно. Приходят мои воины, что в [гарнизонных] войсках в Уллазе … [что] из (?) кедра, военной добычи моего величества по замыслам моего отца Амона-Ра, передавшего мне всех чужеземцев. Не оставил я в них [ничего] азиатам: [ведь] это дерево, которое он любит. Он подчиняет… владыке…
(Конец надписи фрагментирован. В нем содержится описание небесного знамении, повествование о каком-то походе на юг, речи фараона к приближенным, в которых он славословит Амона и похваляется своими храбростью и благочестием, и ответы придворных.)
Пер. Н.С. Петровского
Взятие Яффы
Иератический текст на обороте папируса «Гаррис 500», хранящегося в Британском музее. Он был записан скорее всего во времена Рамсеса II (1317–1251 гг. до н. э.).
Сохранилась только вторая половина папируса. Повидимому, вначале рассказывалось об осаде Яффы египетским войском под командой полководца Тхутия, одного из военачальников фараона Тутмоса III и участника ряда походов в Сирию: Тхутий, видя, что силой взять осажденный город он не может, приглашает к себе в лагерь на пир князя Яффы, обещая перейти на его сторону. Сохранившаяся часть папируса начинается с рассказа об этом пире.
Победы египетского войска в Азии и Африке способствовали возникновению нового вида литературы – приключенческой, посвященной рассказам о боевых подвигах. Примером подобных произведений может служить и сказка о взятии Яффы. Она описывает один из эпизодов многочисленных войн Тутмоса III, о котором ничего не известно из других источников. В основе его лежат, возможно, подлинные события.
Во всяком случае, среди современников Тутмоса III был вельможа по имени Тхутий, судя по титулам, занимавший одну из важнейших дипломатических и военных должностей. Гробница его сохранилась в Фиванском некрополе, а вещи, происходящие, видимо, из этой гробницы, хранятся в различных музеях. Эта сказка доказывает попутно, сколь обычной была охота на людей, которая являлась одним из важнейших стимулов грабительских походов египетских фараонов.
Перевод сделан по изданию: А. Н. Gardiner, Late-Egyptian Stories. Bruxelies, 1932.
И вот после того как прошло время пирования, сказал Тхутий [князю Яффы]: «Пожалуйста, я скроюсь вместе с женой и детьми в твоем собственном городе. Прикажи же, чтобы вошли мои конники со своими лошадьми, и пусть дадут им корм».
И ввели их, и стреножили лошадей, и дали им корм.
[И захотел князь Яффы увидеть булаву ] царя Тутмоса, и пришли, и сообщили об этом Тхутию.
И вот после этого князь Яффы сказал Тхутию: «Мое желание – посмотреть булаву великую царя Тутмоса, которая называется… прекрасная. Клянусь царем Тутмосом! Она ведь сегодня у тебя, [сделай милость], принеси ее мне». Он сделал это и принес булаву царя Тутмоса. [Он схватил князя Яффы за] одежду и встал перед ним и сказал:
«Взгляни сюда, о князь Яффы! [Вот булава великая царя Тутмоса, льва свирепого, сына Сохмет».]
И он поразил князя Яффы в висок, и тот упал без [сознания] перед ним.
[И он связал его кожаными ремнями, и заковал цепями] медными князя Яффы, и надели на ноги его оковы в четыре кольца.
И велел он (т.е. Тхутий) принести 500 вместилищ, которые он приказал сделать, и велел он спуститься в них двумстам воинам. И наполнили другие [триста вместилищ] веревками и колодками, и запечатали их печатью, и снабдили их плетенками и носилками… И погрузили их на крепких воинов, числом 500 человек.
И оказали им: «Когда вы войдете в город, выпустите ваших товарищей и схватите всех людей в городе и перевяжите их тотчас же».
И вышли и сказали колесничему князя Яффы: [Приказал] господин твой: «Иди и скажи твоей владычице: радуйся, ибо Сутех дал нам Тхутия вместе с женой его и детьми его. Смотри, вот их вещи», разумея под этим 200 вместилищ, наполненных людьми, веревками и колодками. И он пошел во главе их, чтобы приветствовать свою владычицу и сказать: «Схватили мы Тхутия!»
И открыли ворота города перед воинами. И вошли они в город, и выпустили они своих товарищей. И овладели они городом, и малыми и великими, и связали их, и надели колодки тотчас же.
Пер. М.Э. Матье
Предписание о служебных обязанностях верховного сановника
Текст сохранился в трех иероглифических списках на стенах фиванских гробниц верховных сановников (чати-«визирей») Рехмира, Усера и Аменемопета (XVI–XV вв. до н. э.). Он определяет порядок служебной деятельности и права и обязанности верховного сановника Верхнего Египта, выступающего в инструкции не как глава объединенных ведомств, а как непосредственный верховный вершитель дел, занимающийся самыми различными вопросами центрального и местного управления, вплоть до мельчайших, в подведомственной ему половине государства.
Специальные административные термины и обороты, а также повреждения делают многие места текста трудными для понимания и перевода. В основу перевода положен список Рехмира, современника Тутмоса III, с восстановлением поврежденных мест по двум другим, менее сохранившимся спискам.
В эту эпоху назначаются два «визиря». Один из них ведал делами Нижнего Египта, граница которого достигала Гермополя, и замещал царя в Фивах в тех случаях, когда последний отправлялся в поход, другой управлял Нижним Египтом. Причиной разграничения функций было, во-первых, расширение границ Египта и связанное с этим усложнение и увеличение обязанностей «визиря» и, во-вторых, стремление фараона несколько ослабить влияние этого сановника, которое становилось опасным при частых отлучках царя из столицы во время походов.
Лучшее издание текста; К. Sethe, Urkunden der 18. Dynastie, Leipzig, 1905–1909, стр. 1 103 след, и, особенно Q. Farina, Le funzioni del visir faraonico, Roma, 1917, «Reale Academia dei Lincei», Rendiconti, vol. 26.
ПОРЯДОК СЛУЖЕБНОГО ПРИЕМА У ВЕРХОВНОГО САНОВНИКА
Предписание о том, как должен будет заседать градоначальник и верховный сановник Фив и резиденции, в палате верховного сановника.
Что касается всего, что будет делать этот сановник, когда верховный сановник будет слушать в палате верховного сановника, то он будет восседать на седалище со спинкой, на полу будет цыновка, на нем плетенка, за его спиною кожаная подушка, под его ногами кожаная подушка, на нем…, рядом с ним жезл: перед ним будет разложено 40 кожаных свитков [с законами], по обе стороны перед ним будут находиться вельможи, принадлежащие к числу 10 верхнеегипетских, направо от него будет начальник приемного чертога, налево от него заведующий приемом (?), рядом с ним писцы верховного сановника.
Один будет говорить (??) после (??) другого, [после] каждого человека, [стоящего] против него. Будут выслушивать одного за другим, не допуская, чтобы пришедший последним был выслушан раньше пришедшего первым. Если пришедший первым скажет: «Рядом со мною нет никого, кого следовало бы выслушать (?)», то он будет схвачен доверенными верховного сановника.
ДОКЛАДЫ ВЕРХОВНОМУ САНОВНИКУ
Ему будут докладывать о закрытии запоров в урочное время и открытии их в урочное время. Ему будут докладывать о состоянии крепостей юга и севера.
Когда будет выходить все, что имеет право на выход из дворца, ему будет доложено [о том], когда будет входить все, что имеет доступ во дворец, ему будет доложено [о том]. Что же касается всего, что имеет доступ, и всего, что имеет право на выход, на территорию резиденции, когда они будут входить и когда они будут выходить, это его доверенный будет впускать и выпускать их.
Ему будут докладывать начальники сотен (чиновники) шенту и начальники …о своих делах.
ПОСЕЩЕНИЕ ВЕРХОВНЫМ САНОВНИКОМ ФАРАОНА
Затем он войдет приветствовать владыку, который да будет жив, невредим и здоров. [Он ??] будет докладывать ему о состоянии обеих [египетских] стран в его доме ежедневно. Он войдет во дворец одновременно с начальником казны. Тот остановится у северного столба для флажков. Затем верховный сановник выйдет из двери дворца. Тогда начальник казны встретит его и доложит ему следующее: «Все твои дела в полном порядке; все должностные лица доложили мне следующее: «Все твои дела в полном порядке, дворец цел и невредим». Тогда [верховный сановник] доложит начальнику казны следующее: «Все твои дела в полном порядке, все учреждения резиденции целы и невредимы. Мне было доложено о закрытии запоров в урочное время и открытии их в урочное время всеми должностными лицами». После ж того, как эти два сановника доложат друг другу верховный сановник пошлет открыть все двери дворца, чтобы впустить всех кто имеет доступ, и выпустить всех кто имеет право на выход. Это его доверенный будет заботиться, чтобы [все] было записано.
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СУДЕБНЫЕ ПРАВА ВЕРХОВНОГО САНОВНИКА
Пусть ни один сановник не присваивает себе права приговора в его палате. Если возникнет жалоба на одного из сановников, присутствующих в его палате, то он велит привести его в судебное присутствие. Это верхновный сановник накажет его соответственно его проступку. Пусть ни один сановник не присваивает себе права телесного наказания в его палате. Ему будут докладывать о каждом деле, касающемся его палаты, с тем чтобы он передал в нее.
ОБРАЩЕНИЕ С ДОВЕРЕННЫМИ ВЕРХОВНОГО САНОВНИКА
Что касается каждого доверенного, посылаемого верховным сановником с поручением к [другому] сановнику, от самого высокопоставленного сановника до наименее высокопоставленного, то пусть его не обременяют и не приводят [к] сановнику. Он будет передавать поручение верховного сановника, стоя перед сановником при передаче его поручения и выходя, чтобы стоять в знак почтения к нему (?). Это его доверенный будет доставлять местных князей и градоправителей в судебное присутствие, это его доверенный будет давать предписание… жалуясь, его доверенный будет докладывать следующим образом: «Я был послан с поручением к такому-то сановнику; он велел меня привести и устроил, что мне возложили что-то на шею»… сановник и… (будут наказаны) соответственно тому, о чем они были допрошены верховным сановником в его палате любою карою, кроме наказания отсечением части тела.
Что же касается всего, что верховный сановник будет делать, слушая в своей палате, что касается каждого, кто будет (?) таким, как следует… все, о чем он будет (?) его допрашивать, кто не удовлетворит его (?), когда он будет допрашивать о случившемся с… (?), то занесут в книгу преступника, что в главной тюрьме, как и того, кто не удовлетворит (?) его доверенного. Если они окажутся виноватыми в другой раз, то доложат…, что они (?) стоят в книге преступника, и, будет оглашено дело, за которое они были занесены в эту книгу, в соответствии с их проступком.
ОБРАЩЕНИЕ С ДОКУМЕНТАМИ, ЗАПРОШЕННЫМИ ВЕРХОВНЫМ САНОВНИКОМ.
Что касается любого документа, за которым верховный сановник посылает в какую-либо палату, из числа не подлежащих сохранению в тайне, то он будет доставлен ему вместе с книгами соответствующих хранителей за печатью судей (?), причем за ними будут [смотреть?] соответствующие писцы. Тогда он развернет его. После ж того, как он посмотрит его, он будет доставлен на свое место, запечатанный печатью верховного сановника.
Если же он попросит документ, подлежащий сохранению в тайне, пусть он не будет доставлен соответствующими хранителями. Что же касается любого доверенного, посланного верховным сановником по поводу его из-за какого-нибудь просителя, то он препроводит его к нему.
СЛУЖЕБНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ВЕРХОВНОГО САНОВНИКА
Что же касается всякого, кто обратится к верховному сановнику по поводу пахотных земель, то он потребует его к себе, помимо допроса заведующего пашнями и… присутствия. Он предоставит ему отсрочку на 2 месяца для его пашен в Верхнем и Нижнем Египте. Но что касается его пашен, расположенных по соседству с Фивами и резиденцией, то он предоставит ему отсрочку на 3 дня согласно тому, что стоит в законе. Он будет выслушивать каждого просителя согласно этому закону, что у него в руке.
Далее, это он будет вызывать окружных чиновников, и это он будет посылать их, чтобы они докладывали ему дела своих округов. Ему будут доставляться все завещания; это он будет запечатывать их. Это он будет отводить наделы на всех земельных участках.
Что же касается всякого просителя, который скажет: «наша граница была передвинута», то посмотрят, что оно [снабжено] печатью соответствующего сановника, и тогда он взыщет взысканное в пользу присутствия, передвинувшего ее. Что же касается каждого … и всего, что случится с нею во время рассмотрения чего-либо в нем (??), то будут записывать [заявление] каждого просителя, не допуская его обращаться к судье.
Ему будут докладывать о каждом просителе, обращающемся к владыке, после того как он изложит [свою просьбу] письменно. Это он будет отправлять всех доверенных дворца, посланных к местным князьям и градоправителям. Это он будет отправлять всех путешественников и все экспедиции дворца.
Это он будет назначать исполняющих должности сановников Верхнего и Нижнего Египта, южной части Верхнего Египта и Тинитской области . Они будут докладывать ему обо всем случившемся у них каждые четыре месяца. Они будут доставлять ему записи о том от (?) себя и своих присутствий. Это он будет устанавливать общее количество войска, которое будет двигаться следом за владыкой при путешествии на север и юг. Это он будет устанавливать недоимки (?), имеющиеся в Фивах и резиденции, согласно сказанному во дворце. К нему будут приводить надзирателя государевой… и войсковое присутствие для дачи им воинского предписания. Пусть, далее, все должностные лица, от первого до последнего, являются в палату верховного сановника приветствовать его.
Это он будет посылать рубить смоковницы согласно сказанному во дворце. Это он будет посылать окружных чиновников проводить обнесенные плотинами каналы во всей стране. Это он будет посылать князей и градоправителей по поводу урожая (?) летом (?). Это он будет назначать начальников (чиновников) шенту в палате дворца. Это он будет слушать местных князей и градоправителей, отбывших (?) его именем (?) из (??) Верхнего и Нижнего Египта. Ему будут докладывать все дела. Ему будут докладывать о состоянии крепости юга и каждый арест лица, которое будет грабить … Это он будет делать … для каждой области, и это он будет слушать о нем. Это он будет посылать воинов и писцов … выполнять распоряжения владыки. Документ области будет находиться в его палате, чтобы можно было слушать [дела] о любых пашнях. Это он будет устанавливать границы каждой области, каждого пастбища, каждого храмового хозяйства, каждого владения (?).
Это он будет делать каждое … Это он будет выслушивать жалобу, когда кто-либо пойдет говорить со своим товарищем. Это он будет назначать всех подлежащих назначению в судебное присутствие. К нему будут поступать из дворца все дела. Это он будет слушать каждый приказ. Это он будет допрашивать о недостачах каждого храмового хозяйства. Это он будет налагать все подати доставкой продовольствия (?) в пользу (?) всякого, кому они будут даваться. Это он будет делать каждое … в Фивах и резиденции; это он будет запечатывать его своей печатью. Это он будет слушать все дела. Это он будет взимать подати в пользу … управлений. Ему будет докладывать главное судебное присутствие о своих податях … Это он будет слушать… все, доставляемое судебному присутствию, и все, подносимое в дар судебному присутствию, это он будет слушать о нем. Это он будет открывать сокровищницу совместно с начальником казны. Это он будет осматривать подати … главный домоправитель и главное судебное присутствие. Это он будет составлять списки всех быков, подлежащих внесению в списки. Это он будет осматривать питье каждые десять дней … Это он будет слушать о каждом деле судебного присутствия. Местные князья, градоправители и все простолюдины будут сообщать ему обо всех своих податях. Все окружные начальники и все чиновники шенту будут сообщать ему о всяком оскорблении (??) … будут докладывать ему о потребностях на (?) месяц … податей. [Ему будут докладывать] бережливые казначеи … Ему будут докладывать восход Сириуса и … Нила. Ему будут докладывать о дожде … начальнику округа, [чиновнику] шенту … резиденции. Это он будет предоставлять суда в случае каждого лица, имеющего право на их предоставление. Это он будет посылать всех доверенных дворца к …, когда владыка будет путешествовать. Это он будет делать доклад (?) … владыка в … доложенное ему всеми присутствиями передней части флота и задней части флота. Это он будет запечатывать приказы … посылаемого с поручением дворца.
Каждый доклад (?) будет доложен ему привратником судебного присутствия, докладывающим (?) о нем все, что он будет делать, слушая в палате верховного сановника, надзиратель…
Документ о найме рабынь и купчая на землю времени Нового Царства
Оба документа происходят из архива пастуха Мосе из местности у входа в Фаюмский оазис в Среднем Египте. Они были записаны вместе с третьим, не приведенным здесь документом на одном листе папируса в начале правления Аменхотепа IV – Эхнатона (ок. 1415 г. до н. э.), хотя первый документ датирован еще правлением предшественника Эхнатона – Аменхотепа III (1455–1424 гг. до н.э.). Все документы из архива Мосе (числом 7), за исключением купчей на землю, касаются найма рабынь. Тот факт, что наниматель и хозяева рабынь принадлежат к непривилегированным слоям свободных, особенно интересен, так как указывает, насколько глубоко было внедрено рабовладение в египетском обществе Нового Царства. Любопытны меновые отношения, засвидетельствованные документами: обмен производится натурой, даже в случае покупки земли, изредка с присоединением примитивных «денег» – серебряного кольца определенного веса, но расценка предметов при обмене дается в металле (в данном случае серебре), являющемся уже мерилом ценности.
А. Н. Gardiner, Four papyri of the 18 Dynastie from Kahun. Zeitschrift fur agyptische Sprache und Altertumskunde. Leipzig, 1906, Bd. 43, стр. 28–35.
I
27-го года [царствования] 3-го летнего месяца 20-го числа при величестве царя Верхнего и Нижнего Египта Небмаатра , сына Ра Аменхотепа, бога и властителя Фив, который да будет жив во веки вечные, как его отец Ра, во все дни.
[Сего] числа Небмехи, в бытность его пастухом дома [царя] Аменхотепа, обратился к пастуху рогатого скота Мосе со следующими словами: «Я наг. Пусть мне заплатят покупную цену 2 рабочих дней рабыни Херит». И пастух рогатого скота Мосн дал ему 1 тюк (?) полотна стоимостью в 3 ½ кольца, и… стоимостью в 1/2 кольца.
Он повторил обращение дважды и сказал при этом: «Пусть мне заплатят покупную цену 4 рабочих дней рабыни Хенут». И пастух Мосе дал ему … зерна стоимостью в 4 кольца, 6 коз стоимостью в 3 кольца и 1 кольцо серебра, всего 12 колец.
И 2 рабочих дня выпали у рабыни Хенут. Он дал мне 2 рабочих дня Мериремтсефа и 2 рабочих дня раба Нехсетхи при многих свидетелях. Список этих последних: при пастухе Апере, при пастухе Пене, при Кеф, при…, при…, при…, при Пен…, при нубиянке Меркешет … Составил писец Чеч сего дня.
II
2-го (?) года [царствования], … зимнего месяца 27-го числа при величестве этого [доброго] бога, царя Верхнего и Нижнего Египта Нофер-Хепру-Ра Уаэнра , сына Ра Аменхотепа, бога и властителя Фив, который да будет жив во веки вечные, как его отец Ра, во все дни.
Сего числа Небмехи повторно обратился к пастуху Мосе со следующими словами: «Пусть мне заплатят одну корову; как покупную цену 3 сечат пахотной земли». И Мосе дал ему 1 корову, стоимостью в 1/2 дебена [серебра], при многих свидетелях? при Яхмосе и его сыне Небамоне, при Асетс и его сыне …, при Хай, при Нене. Составил писец Чеч сего дня.

Из надписи в гробнице Маи
Иероглифическая надпись в гробнице одного из приближенных фараона Эхнатона (1424–1398 гг. до н. э.) – Май, высеченной в скалах около Телль-Амарны. Май был один из тех «гнемху» – простолюдинов, на которых опирался Эхнатон в своей борьбе со знатью и жречеством. Он сделал блестящую карьеру, достигнув высших должностей и званий при дворе: «наследного князя, хранителя печати, начальника «Дома Управления Атона», носителя опахала справа от царя, истинного царского писца, начальника войск владыки обеих Земель, начальника всех работ царя».
Издание текста: М. Sandman, Texts from the time of Akhenaton. Bruxelles, 1938.
…«Очи все, великие и малые, я расскажу всем о благах, которые сотворил мне владыка , и вы скажете – «о, как велико сотворенное этому немху!»
[Молите] для него вечность в юбилеях, бесконечность в господстве над Египтом, и он сотворит вам подобное [тому, как] он сотворил мне, [ибо он] – бог, дающий жизнь.
Я – немху по отцу и по матери, и создал меня царь. Дал он, что стал я… духом его он меня… когда я не обладал имуществом. Дал он, что стало у меня много людей, возвысил он моих братьев… и когда я стал господином поселения, он причислил меня к вельможам и семерам, хотя я и был на последнем месте. Он давал мне пищу ежедневно, а [раньше] я просил хлеба.
Пер. М.Э. Матье
Рабочие песенки
Иероглифические тексты на стенах гробницы Пахери в Эль-Кабе, Время –XVIII династии (XVI в. до н. э.).
а) Песенка пахарей
Торопись, вожатый,
Погоняй быков!
Погляди, князь стоит
И смотрит на нас.

б) Песенка молотильщиков
Молотите себе, молотите себе,
О быки, молотите себе!
Молотите себе на корм солому,
А зерно для ваших господ.
Не останавливайтесь,
Ведь сегодня прохладно.
в) Песенка носильщиков зерна
Должны ли мы день целый
Таскать зерно и белую полбу?
Полны ведь уж амбары,
Кучи зерна текут выше краев,
Полны корабли,
И зерно ползет наружу,
А нас все заставляют таскать.
Воистину, из меди наши сердца!
Пер. М.Э. Матье
Декрет Сети I из Наури
Декрет фараона XIX династии Сети I (1337–1317 гг. до н. э.) – один из важнейших документов, оставленных этим царем. Он содержит перечисление льгот и их гарантий, дарованных царем храмовым владениям бога Осириса. Текст начертан на отвесной скале в местности Наури, в 35 километрах к северу от третьего Нильского порога. Памятник занимает на скале площадь около 5 метров и имеет вид стелы. Обнаружен в 1924 г. Впервые издан в 1927 г.
Памятники царствования Сети I говорят о походах его в страны Передней Азии. При перечислении трофеев этих победоносных походов тексты неизменно подчеркивают, что царь приводил в Египет массу пленных и превращал их в рабство. Одна из надписей этого фараона прямо говорит о рабах, преподнесенных богу Амону: «Вот приношение даров доброму богу Амону – мятежными державцами стран, не признавших Египет, причем дары их на спинах их, чтобы наполнить склады твои рабами и рабынями – благодаря победе, которую ты даешь мне во всех чужеземных странах». О том же говорится и в другой надписи – в храме бога Пта в Фивах. Таким образом, ряд текстов Сети I свидетельствует о том, что пленные обращались в рабство и дарились храмам. Очевидно, что и рабы (хему) во владениях Осириса были такого же происхождения, т. е. пленниками, приведенными Сети I из его походов.
В помещаемом ниже отрывке декрета запрещается уводить «какого-либо человека Дома Менмаатра в порядке реквизиции из округа в округ или по договоренности в качестве обязанного пахать или в качестве обязанного убирать жатву; [что касается] равным образом того, кто уведет какую-либо женщину или какого-либо человека Дома Менмаатра, равным образом их рабов в порядке реквизиции для производства какой-либо работы где бы то ни было в стране». Совершенно ясно, что мужчины и женщины, о которых здесь идет речь, непосредственные производители: воспрещается их похищать с целью использовать их на земледельческих и других работах.
Конечно, никто не стал бы похищать из корыстных побуждений храмовую администрацию или жрецов: объектом похищения могло быть лишь такое лицо, которое можно было бы эксплоатировать и заставить на себя работать, т. е. непосредственного производителя. И очень существенно, что жрецы в храмовых владениях имели рабов, конечно, из военнопленных.
Египетские памятники совершенно бесспорно доказывают, что частное рабовладение было широко распространенным явлением. В декрете царя – предшественника этой династии Хоремхеба, изданном для восстановления пришедшей в упадок законности в стране, значится: «пришел другой, чтобы пожаловаться, говоря: похитили у меня раба и [рабыню]». Эта фраза является в тексте декрета примером нарушения законности. Несомненно, что в подобных документах идет речь о массовых явлениях. Следовательно, частное рабовладение было далеко не редкостью.
Данные настоящего декрета о рабах интересны тем, что говорят о наличии рабов у мелких непосредственных производителей. Целый ряд египетских памятников подтверждает эти свидетельства.
Год 4-й, первый месяц зимы, день первый… при его величестве Горе… царе Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра, сыне Ра Мернепта Сети, одаренном жизнью на веки вечные.
Декрет, адресованный в его величества дворце – да будет он жив, невредим и здрав – и этот день: визирю, серам семерам , судебному присутствию, царскому сыну Куш , начальникам отрядов, заведующему золотом, князьям и вождям кочевникоя Верхнего и Нижнего Египта, возницам, начальникам конюшен, носителям знамен, агентам царского дворца, всем людям, посланным с поручением в Куш.
Этот декрет гласит:
Приказал его величество привести в порядок Дом миллионов лет царя Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра (под названием) «Сердце удовлетворено в Абидосе» на водах и на земле, повсюду в номах Верхнего и Нижнего Египта, чтобы воспретить преступления против какого-либо человека Дома миллионов лет царя Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», находящегося где бы то ни было во всей стране, – будь то мужчина или женщина; чтобы воспретить преступления против всякого имущество этого Дома – где бы оно нк находилось во всей стране; чтобы воспретить увод какого-либо человека Дома в порядке реквизиции, из округа в округ или по договоренности в качестве обязанного пахать или в качестве обязанного собирать жатву – со стороны всякого царского сына Куш, всякого начальника отрядов, всякого князя, всякого агента и всякого человека, [посланного с] поручением [в] Куш;
чтобы воспретить задержание их [людей дома] судов-иму на воде каким-либо стражником;
чтобы воспретить преступления против полей этого Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», в поле… со стороны всякого царского сына Куш, всякого начальника отрядов, всякого агента Дома, агента царского дворца и человека, посланного с поручением в Куш;
чтобы воспретить увод быков, ослов, свиней, коз и всякого животного… (Дома) миллионов лет царя Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра (под названием) «Сердце удовлетворено в Абидосе» посредством грабежа или беспрепятственно со стороны всякого царского сына Куш, всякого начальника отрядов, всякого князя, [всякого] вюзницы, всякого [начальника ко]нюшни, всякого начальника негров, [всякого] агента [царского дворца] и всякого человека, посланного с поручением в Куш;
чтобы воспретить преступление против какого-либо ловца птиц и рыб этого Дома миллионов лет Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» на его болотах охоты, на его водах (?) ловли птиц и рыб, на полях, и мешать [ему];
чтобы воспретить притеснение рыболова Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» на его прудах ловли, которые во всей стране Куш со стороны всякого царского сына Куш, всякого начальника отряда, всякого князя, агента всей земли Куш;
чтобы воспретить действия против всех подчиненных людей Дома миллионов лет царя Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», которые находятся в Куш – будь то мужчина или женщина, сторожа полей, агенты, пчеловоды, земледельцы, садовники, виноградари, [рабочие] судов…? … торговые агенты для чужеземных стран , промыватели золота, судостроители и всякий, выполняющий свои обязанности в этом Доме миллионов лет Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», не будучи тревожимым со стороны всякого царского сына Куш, всякого начальника конюшни, всякого носителя знамен, всякого воина войска и всякого человека, посланного с поруганием в Куш.
Что касается всякого царского сына Куш, всякого начальника отряда, всякого князя, всякого агента, всякого человека, который уведет какого-либо человека Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» в порядке реквизиции, из округа в округ, [или] по договоренности в качестве обязанного пахать и в качестве обязанного убирать жатву, равным образом того, который уведет какую-либо женщину или какого-либо человека Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», равным образом их рабов в порядке реквизиции для производства какой-либо работы где бы то ни было во всей стране;
равным образом (относительно) всякого возницы, всякого начальника конюшни и всякого человека царского дворца, посланного с каким-либо поручением – да будет он жив, здрав и невредим, – который уведет какого-либо человека этого Дома Менмаатра (под названием) «Сердце удовлетворено в Абидосе» из округа в округ, [или] по договоренности в качестве обязанного пахать, [или] в качестве обязанного собирать жатву, а равным образом для производства какой-либо работы – закон будет применен против него путем нанесения ему 200 ударов и 5 рваных ран, и будет взыскана работа человека Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» с него [виновника] за каждый день, который он [похищенный] будет работать у него [похитителя], причем он будет отдан в Дом Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе».
Что касается всякого царского сына Куш, всякого князя, всякого агента, всякого сера и всякого человека, посланного с поручением в Куш, который задержит какое-либо судно Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе»;
а равным образом какое-либо судно, какого-либо агента Дома, который отшвартует его хотя бы на один единственный день, говоря: «я возьму его [судно] насильно (?) для какой-либо работы фараона – да будет он жив, здрав и невредим,– закон будет применен против него путем нанесения ему 200 ударов и 5 рваных ран, и будет взыскана работа судна с него [виновника] за каждый день, который оно будет ошвартовано, причем он будет отдан в Дом Менмаатра «Сердце удовлетворено в Абидосе».
Что касается всякого сера, всякого начальника Дома, всякого … (?) пахания, всякого агента, который совершит преступление против границ пашен Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», чтобы передвинуть границы их, – закон будет применен против него отрезанием носа и ушей, причем он будет сделан земледельцем в Доме Менмаатра «Сердце удовлетворено в Абидосе»;
равным образом всякого человека во всей стране, который будет чинить препятствия ловцу птиц и рыб Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе»;
на его болотах охоты и на его пруде ловли – закон будет применен против него путем нанесения ему 100 ударов и 5 рваных ран.
Что касается какого-либо человека, который будет застигнут в хищении какого-либо имущества Дома Менмаатра (под названием) «Сердце удовлетворено в Абидосе», – закон будет применен против него путем нанесения ему 100 ударов, и будет взыскана с него собственность Дома Менмаатра (под названием) «Сердце удовлетворено в Абидосе» в виде возмещения 100 за 1.
Равным образом повелел его величество:
привести в порядок стадо быков, стадо коз, стадо ослов, стадо свиней, стадо птиц, стадо… Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» на водах и на земле;
воспретить всякие преступления против какой-либо скотины из них;
воспретить преступления против пастухов их;
воспретить увод быков, ослов, свиней, коз и любой головы скота из них либо насильно, либо беспрепятственно;
воспретить притеснение всякого пастуха Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», быка, осла, козы Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» [чтобы продать его] другому или пожертвовать другому богу, не жертвуя его Осирису – их владыке в его благородном Доме, выстроенном его величеством;
воспретить притеснение всякого пастуха Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» на его пастбище для быков со стороны всякого сера, всякого князя, всякого начальника быков, всякого агента, всякого начальника собак и всякого человека по всей стране: воспретить увод их жен и их рабов, реквизированных для какой-либо работы фараона – да будет он жив, невредим и здрав.
Против всякого, кто нарушит этот декрет и уведет пастуха Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» в порядке реквизиции или из области в область для какой-либо работы, и пастух скажет: «с тех пор как я похищен, произошла убыль в моем стаде в одну голову скота, или две, или три, или четыре, – закон будет применен против него путем нанесения ему 200 ударов, и будет взыскана с него голова скота Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» в размере 100 за 1.
Равным образом всякий, который будет застигнут в хищении головы скота Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе»,– закон будет применен против него путем отрезания носа и ушей, причем он будет сделан земледельцем в Доме Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» [за свое преступление], и будут отданы его жена и дети в челядь начальника этого Дома.
Что же касается всякого начальника быков, всякого начальника собак или всякого пастуха Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», который отдаст голову какого-либо скота Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» другому, равным образом того, кто пожертвует ее на другом пути , не принося ее в жертву Осирису, хозяину ее в Доме Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», – закон будет применен против него путем убиения его, причем будет он посажен на кол и будут взяты (?) его жена и дети и все его имущество в Дом Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», и будет взыскана голова скота с того, кому он ее дал, как возмещение в пользу Дома миллионов лет царя Верхнего и Нижнего Египта Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» в размере 100 за 1.
Что же касается всякого человека во всей стране, который притеснит пастуха этого Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» на его пастбище для скота,– закон будет применен против него путем нанесения ему 100 ударов и 5 рваных ран;
равным образом повелел его величество упорядочить суда для дани из Куш для Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе»;
чтобы воспретить похищать всякому начальнику крепости, который будет в крепости Мернепта Сети в Сохмет (?) что-либо с них (судов) – будь то золото, шкуры, [какая либо (?) дань] крепости, какие-либо вещи… беспрепятственно – навсегда и навеки;
равным образом воспретить [уводить] какого-либо солдата с судна, привозящего дань для Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», чтобы заставить его работать на другом маршруте;
равным образом воспретить всякому царскому сыну Куш, всякому начальнику отряда, всякому начальнику негров страны Куш совершать что-либо против Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» и их экипажей. Что касается всякого начальника крепости, всякого писца крепости или всякого агента [крепости], который вступит на судна Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» и возьмет золото,., шкуру леопарда, шкуру шавашти , хвост жирафы, шкуру жирафы… травы (?) или какую-либо вещь из Куша, привезенную в качестве дани Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», – закон [будет применен против него] путем [нанесения] ему 100 ударов, и будет взыскано с него имущество как возмещение Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» в размере 100 за 1.
Что касается всякого царского сына Куш, всякого начальника собак, всякого агента, всякого писца страны Куш, который вступит беспрепятственно на судно Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» и похитит какое-либо имущество с него;
равным образом того, [кто] уведет какого-либо солдата судна Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», чтобы послать с поручением… закон будет применен против него и будет взыскано [имуще]-ство с него, в виде возмещения [в пользу] Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе»…, и будет взыскан [каждый день], который он проведет у него;
равным образом приказал его величество устроить… жрецов-уаб, жрецов хери-хебов, рабочих… всех; чтобы воспретить преступления [против них, их рабов и их имущества со стороны кого бы то ни было во всей стране, чтобы воспретить увод кого-либо из них] и их женщин и рабов, [в порядке реквизиции, из области в область, или по договоренности, как обязанного пахать и обязанного] собирать жатву – со стороны всякого сера, всякого князя и всякого человека [во всей стране].
[Что же касается всякого, который совершит преступление] против них, против какого-либо их человека или против какого-либо их имущества, [закон будет применен против него путем нанесения ему 10 ударов и 5 рваных ран].
Если произойдет убыль в каком-либо имуществе Дома [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» – убыль должна быть пополнена. [и если] какой-либо [чело]век Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе» [пожалуется какому-либо присутствию какого-либо города и скажет: «такой-то агент], такой-то возница, такой-то начальник конюшни, такой-то солдат [притеснял меня и отобрал мое имущество» – судебное присутствие должно взыскать] имущество, которое пропадет у него [и он получит его обратно от того человека], который совершил против него преступление. Но его величество сделал, [чтобы тот, который притеснял их] (т. е. людей Дома) не [был убит, будучи поса]жен на кол, но чтобы был он (преступник) осужден любым судом любого города, куда он пожалуется.
[Что же касается каких бы то ни было людей, кото]рые во всей стране, которым пожалуются (?) какие-либо люди Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», говоря: «[такой-то]… совершил преступление [против меня] и похитил моего быка, похитил он мою козу или какое-либо имущество, которое похитят у человека»; или «такой-то агент увел моего человека в порядке реквизиции для производства какой-либо работы» – и они (те, к кому были обращены жалобы) не бросятся на его зов, чтобы велеть привести его противника на суд поспешно, чтобы судить его (обидчика),
будет Осирис Хентиаментет, хозяин людей и хозяин всех вещей, преследовать его жену и детей, чтобы покарать его имя, чтобы уничтожить его душу, чтобы не дать его телу успокоиться на кладбище.
Что же касается [какого-либо члена (?) любого суда (?), который находится в любом городе, к котор[ому] обратится какой-либо человек Дома Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе», чтобы пожаловаться ему, и он (член суда) останется глухим к нему и не поспешит на зов его, чтобы спешно рассудить его, – закон будет применен против него путем нанесения ему 100 ударов, [причем он будет отрешен] от своей должности и отдан в земледельцы [Дома] Менмаатра [под названием] «Сердце удовлетворено в Абидосе».
Его величество сделал этот [декрет] в виде добрых дел отцу своему Осирису Хентиаментет, владыке Абидоса, [что]бы оградить для него…
Битва Рамсеса II с хеттами при Кадеше
Иероглифические надписи, большая часть которых повторяется с некоторыми вариантами на стенах храмов Абу Симбела (Нубия), Рамессеума и Луксора (Фивы). Они сопровождают рельефы, изображающие сцены битв египтян с хеттами и триумфа фараона.
Эти тексты не только описывают военные и политические события, сопровождавшие напряженную и длительную борьбу между Египтом и Хеттским государством во второй половине XIV в. до н. э. за преобладание в Сирии, но и дают обширный материал для изучения военного искусства народов Древнего Востока.
Особенно подробно описано сражение при г. Кадете на р. Оронте в Сирии. Оно произошло на 5-м году правления фараона XIX династии Рамсеса II (1317–1251 гг. до н. э.) в 1312 г. до н. э. во время его второго похода в Сирию.
Рамсес II и хеттский царь Муваталлу усиленно готовились к войне. Первый включил в состав своего войска отряды наемников, а второй заключил договоры с некоторыми окружающими странами, опасающимися усиления Египта. Фараон разделил свое войско на четыре армии и взял на себя командование одной из них.
Стремясь как можно скорее встретиться с противником, он с небольшим отрядом вырвался вперед, оставив позади пехоту и часть колесниц. Эта поспешность была обусловлена ложными сведениями, доставленными двумя подосланными хеттами лазутчиками-бедуинами. Они рассказали, что будто Муваталлу медлит, опасаясь египтян. Поэтому Рамсес II решил направиться вперед и овладеть крепостью Кадешем на р. Оронте. Однако здесь он попал в ловушку вместе со своим передовым отрядом. С большими усилиями ему удалось пробиться сквозь кольцо неприятельских войск и таким образом избежать плена. Только после этой стычки, изображенной придворными поэтами как блестящая победа, произошло столкновение основных сил, которое едва не кончилось разгромом египтян. Лишь через 15 лет Рамсесу удалось овладеть Кадешем, после того как он постепенно вытеснил хеттов из Палестины и Сирии.
Ниже помещается с сокращениями отрывок из анналов, содержащий описание авангардного боя при Кадеше.
Перевод сделан по изданию: Ch. Kuentz, La bataille de Qadesh. Le Caire, 1928, 1934.
(ДАТА)
Год 5-й, 3-й месяц лета день 9. При величестве Гора, могучего тельца, возлюбленного Маат , царя Верхнего и Нижнего Египта Рамсеса II, которому дана жизнь вовеки.
ЛАГЕРЬ К ЮГУ ОТ КАДЕША
Его величество находилось в Джахи во время своего второго победоносного похода. Занялось затем утро на высотах, к югу от Кадеша . Когда настало утро, его величество появилось подобно лучам солнца, надел он украшения отца своего Монту .
СОГЛЯДАТАЙ ХЕТТСКОГО ЦАРЯ СООБЩАЮТ ФАРАОНУ ЛОЖНЫЕ СВЕДЕНИЯ
Проследовало его величество к северу, прибыло его величество к югу от города Шабтун . Пришли два шасу из племени шасу, чтобы сказать его величеству: «Наши братья – вожди племени, находящегося при побежденном князе страны хеттов, послали нас к его величеству, чтобы сказать: мы хотим стать подданными фараона, да будет он жив, здрав и невредим, и мы хотим убежать от побежденного князя страны хеттов». Сказал им его величество: «Где они, ваши братья, [которые] послали вас посоветовать его величеству?» Они сказали его величеству относительно пребывания этого побежденного князя страны хеттов: «пребывает побежденный князь страны хеттов в Алеппо , к северу от Тунипа , ибо услышал он: фараон, да будет он жив, здрав и невредим, отправился к югу».
Слова, которые сказали эти шасу, сказали они его величеству ложно, ибо побежденный князь страны хеттов послал их, чтобы высмотреть, где находится его величество, и не дать войскам его величества приготовиться к битве с побежденным князем страны хеттов.
РАСПОЛОЖЕНИЕ ОБЕИХ АРМИЙ
Пока же шасу были посланы побежденным князем страны хеттов, чтобы сказать эти слова его величеству, он (т. е. царь хеттов) направился вместе со своими войсками, своими колесницами и знатью со всех стран, которые в пределах земли страны хеттов, войсками и колесницами, которые он привел с собой силой, чтобы сразиться с войсками его величества, и остановился, готовый к битве, позади изменнического Кадеша. И его величество не знало [этого], сказав: «отпустят (?) этих двух шасу, которые перед мной». Отправился его величество на север и достиг северо-запада Кадеша, и войска его величества расположились там лагерем.
ПОЙМАННЫЕ ХЕТТСКИЕ ЛАЗУТЧИКИ СООБЩАЮТ О РАСПОЛОЖЕНИИ ХЕТТСКИХ ВОЙСК
Когда его величество сидел на золотом троне, пришел патруль из числа телохранителей его величества, и они привели двух пленных патрульных этого побежденного князя страны хеттов. Они были приведены перед [ним], и его величество сказал им: «Кто вы?» Они ответили: «Мы знатные побежденного князя страны хеттов, и он послал нас, чтобы высмотреть, где находится его величество». Сказал им его величество: «А где он, побежденный князь страны хеттов? Я слышал, как говорили, что он в стране Алеппо, к северу от Тунипа». Они сказали его величеству: «Смотри, побежденный князь страны хеттов расположился вместе с многочисленными странами, которые вместе с ним и которые он привел силой из всех областей, которые в границах земли страны хеттов, страны Нахарина , страны Каш-Каш , страны Маса , страны Педаса и, страны Киркиша и Рака , земли Кархемиша , земли Ирзу , земли Икерич , страны Ируна , земли Иупса , страны Мушанеч , страны Кадеша, страны Алеппо и всей страны Кед . Они снабжены пехотой и колесницами… Многочисленней они, чем песок на берегу. Смотри, стоят они, подготовившись к битве, позади изменнического Кадеша».
ВОЕННЫЙ СОВЕТ
Тогда его величество созвал знатных перед собой и сообщил им все сказанное этими пленными патрульными побежденного князя страны хеттов, которые перед ним. Сказал им его величество: «Смотрите, каким образом эти начальники гарнизонов и знатные, под которыми земля фараона… да будет он жив, здрав и невредим, ежедневно стояли, говоря фараону, да будет он жив, здрав и невредим, этот побежденный князь страны хеттов находится в земле Алеппо, к северу от Тунипа, он бежал перед его величеством, когда услышал, что говорят: «его величество идёт». Так они говорили его величеству ежедневно. Смотрите, услышал я сейчас от этих пленных патрульных побежденного князя страны хеттов: «Побежденный князь страны хеттов пришел вместе с многочисленными странами, которые вместе с ним, с людьми и лошадьми многочисленны, подобно песку». Смотрите, они стоят позади изменнического Кадеша. И не сообщили начальники чужеземных стран и старейшины, под которыми земля фараона».
Сказали серы, которые перед его величеством: «Великое преступление сделали начальники чужеземных стран и вельможи фараона, не сообщая, что побежденный князь страны хеттов находится там же, где владыка, хотя они ежедневно докладывали его величеству». Тогда повелели визирю поторопить войска его величества, которые маршировали к югу от города Шабтуна, чтобы привести их туда, где находился его величество.
НАПАДЕНИЕ ХЕТТОВ ЗАСТАЕТ ЕГИПЕТСКОЕ ВОЙСКО ВРАСПЛОХ
И вот, когда его величество сидел, беседуя со своими серами, пришел этот побежденный князь страны хеттов вместе со своим войском и своими колесницами, равно как со всеми многочисленными странами, которые вместе с ним. Переправились они через канал, который к югу от Кадеша, и они проникли внутрь войска его величества, когда оно маршировало и не ожидало их. И тогда отступило войско и колесницы его величества перед ними, к северу от того места, где находился его величество. И враги (т. е. войско) этого побежденного князя страны хеттов окружили телохранителей его величества, которые были подле него.
РАМСЕС ПРОРЫВАЕТСЯ СКВОЗЬ НЕПРИЯТЕЛЬСКОЕ ОКРУЖЕНИЕ
Когда увидел их его величество, стал он торопиться и разгневался против них, подобно отцу его Монту, владыке Фив. Схватил он оружие, и надел он сам свой панцырь. Был он подобен Ваалу в его час. Тогда вскочил он на свою колесницу «Победа в Фивах», и он быстро стал впереди (войска), один во главе его… Он врезался в середину врагов (т. е. войска) этого побежденного князя страны хеттов и многочисленных стран, которые вместе с ними. Его величество был подобен Сутеху , великого мощью, был подобен Сохмет , когда она неистовствует. Его величество убивал всех врагов (т.е. войско) этого побежденного князя страны хеттов вместе с его великими старейшинами, со всеми его братьями, равно как со всеми его знатными всех стран, которых он привел вместе с собой, войском и колесницами, побеждая их одного за другим. Его величество убивал их там, где они находились, и они падали перед его лошадьми. Его величество был один, не было другого вместе с ним. Его величество низвергал врагов (т. е. войско) этого побежденного князя страны хеттов, и они падали один за одним в воды Оронта.
Победил я все страны, я единственный, когда бросило меня мое войско и мои колесницы. Ни один из них не вернулся. Клянусь я, как любит меня Ра, как почитает меня отец мой Атум, что все сказанное его величеством сделано им воистину перед войском и колесницами.
Пер. И.М. Лурье
Союзный договор между хеттским царем Хаттушилем и египетским фараоном Рамсесом II
Иероглифический текст, высеченный на стенах храмов Карнака и Рамессеума (Фивы). Он является копией перевода с оригинала, составленного на другом языке, скорее всего хеттском: вавилонской клинописью, которая в ту эпоху служила для международной переписки. К основному тексту египетский писец прибавил дату и сообщение о прибытии послов, привезших проект договора. В архиве хеттских царей, обнаруженном в Богазкеой, также сохранилось несколько фрагментированных копий хеттской редакции договора на глиняных таблетках, часть которых хранится в Государственном Эрмитаже.
Настоящий договор является первым по времени сохранившимся документом подобного рода и чрезвычайно важен для истории международных отношений. Он был заключен по инициативе хеттского царя Хаттушиля, сменившего на престоле своего брата Муваталлу. Обе стороны были изнурены длительной войной, продолжавшейся 16 лет. В хеттоком войске даже начались восстания, вызванные тяготами затянувшейся борьбы. Мир был заключен на 21-м году правления Рамсеса II (1295 г. до н. э.). Хаттушиль прислал проект мирных предложений, начертанных на серебряной таблетке. Рамсес на основании его выработал свой проект, который был послан хеттскому царю.
Оба царя закрепляли вечный мир и обещали друг другу помогать, удерживать захваченные ими страны в Азии. Обе стороны обязывались также выдавать друг другу политических беглецов. Договор был закреплен женитьбой Рамсеса на дочери хеттского царя.
Лучшее издание египетского текста: W. М. Muller, Der Bundnisvertrag-Ramses II und des Chetiterkorigs. Mitteilungen der Vorderasiatischen Gesellschaft. Bd. V. (1905).
Год 21, первый месяц зимнего времени, день 21, при царе Верхнего и Нижнего Египта Усер-Маат-Ра Сотеп-эн-Ра , сыне Ра, Рамесу Мериамоне, одаренном жизнью навеки веков…
(Далее следует титулятура фяраона.)
ПРИБЫТИЕ ХЕТТСКИХ ПОСЛОВ
В этот день, когда его величество пребывало в городе Пер Рамсес , чтобы почтить отца своего Амона-Ра, Горахути, Атума, владыку обеих земель Гелиополя, Амона Рамессейского, Пта Рамессейского и [Сутеха] великого мощью, сына Нут , подобно тому как делают они ему вечно в праздник хебседа вечные годы благоденствия и простирают навеки низменности и возвышенности под его сандалии, пришли… царский посланник,… царский посланник… и посланник страны хеттов, чтобы доставить серебряную таблетку, которую послал великий князь страны хеттов Хаттушиль к фараону, да будет он жив, здрав и невредим, чтобы испросить мир от царя Верхнего и Нижнего Египта Рамсеса II, одаренного жизнью ежедневно, вечно, вовеки, подобно отцу его Ра.
ЗАГОЛОВОК ТЕКСТА ДОГОВОРА
Копия серебряной таблетки, которую доставил великий князь страны хеттов Хаттушиль к фараону…, через посредство своего посланника Тартисебу и его посланника Рамоса чтобы испросить мир от величества Рамсеса II, тельца правителей, устанавливающего свои границы в каждой стране, по своему желанию.
ДОГОВАРИВАЮЩИЕСЯ СТОРОНЫ
Договор, который учинили на серебряной таблетке великий князь страны хеттов Хаттушиль, могучий сын Муршиля могучего, великого князя, страны хеттов, внук Суппилулиумы могучего [великого князя страны хеттов], и Рамсес II могучий, великий правитель Египта, сын Сети I могучего, великого правителя Египта, внук Рамсеса I могучего, великого правителя Египта – прекрасный договор мира и братства, дающий мир… навеки.
ЦЕЛИ ДОГОВОРА [Вводная часть]
Впредь и до конца вечности, в соответствии с замыслами великого правителя Египта, равно как великого князя страны хеттов, бог не даст благодаря договору случиться вражде между нами.
Хотя во времена Муваталлу , великого князя страны хеттов, моего брата, он воевал с [Рамсесом II] великим правителем Египта, однако отныне, начиная с этого дня, Хаттушиль, великий князь страны хеттов, наметил себе договор, учреждающий план, который сделал Ра и который сделал Сутех для земли Египта, равно как для страны хеттов, чтобы не случилась вражда между нами вовеки.
Вот учинен им, Хаттушилем, великим князем страны хеттов, договор вместе с Рамсесом II, великим правителем Египта, чтобы был, начиная с этого дня, прекрасный мир и прекрасное братство было между нами вовеки. И он в братстве со мной и в мире со мной, а я в братстве с ним, и в мире с ним вовеки.
Когда Муваталлу, великий князь страны хеттов, мой брат, достиг границ своего удела (умер) и Хаттушиль воссел как великий князь страны хеттов на трон своего отца, он пожелал быть вместе с Рамсесом II, великим правителем Египта… в мире и братстве, лучшем, нежели мир и братство, бывшие прежде нэ земле.
УСТАНОВЛЕНИЕ ВЕЧНОГО МИРА
И вот я, великий князь страны хеттов, вместе с [Рамсесом II], великим правителем Египта, [нахожусь] в мире прекрасном и братстве прекрасном. И дети детей великого князя страны хеттов [будут] в братстве и мире вместе с детьми детей Рамсеса II, великого правителя Египта. Они будут придерживаться наших планов братства и наших планов [мира. И земля египетская] вместе с землей хеттской [будут] в мире и братстве, подобно нам, вовеки, и не будет вражды между ними вовеки.
ВЗАИМНОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО НЕ ВОЕВАТЬ
И вовеки не вступит великий князь страны хеттов на землю египетскую, чтобы захватить имущество ее, и вовеки не вступит Рамсес II, великий правитель Египта, на землю [хеттскую, чтобы захватить имущество] ее.
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ СТРАНЫ ХЕТТОВ ВЫПОЛНЯТЬ ПРЕЖНИЕ ДОГОВОРЫ
Что же касается справедливого договора, который был во времена Суппилулиумы, великого князя страны хеттов, справедливого договора, который был во времена моего отца Муваталлу, великого князя страны хеттов, я придерживаюсь его.
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО PAМCECA II ВЫПОЛНЯТЬ НАСТОЯЩИЙ ДОГОВОР
Вот придерживается Рамсес II, великий правитель Египта [мира, который] он учинил с нами, начиная с этого дня. И мы будем делать согласно с этим справедливым планом.

ВЗАИМНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ОКАЗЫВАТЬ ДРУГ ДРУГУ ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ
Если придет другой враг против земли Рамсеса II, великого правителя Египта, и он пошлет к великому князю страны хеттов, говоря: «приди ко мне и дай силу против него», – великий князь страны хеттов должен [прийти к нему]. Великий князь страны хеттов поразит его врагов.
Если же великий князь страны хеттов [сам] не придет, он должен послать свои войска, свои колесницы, и он поразит его врагов.
(Судя по сохранившимся словам в сильно поврежденных строках 17–20, дальше шло совершенно аналогичное обязательство Рамсеса II помогать в подобных же случаях великому князю страны хеттов.)
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ХЕТТСКОГО КНЯЗЯ НЕ ПРИНИМАТЬ БЕГЛЕЦОВ ИЗ ЕГИПТА
[Если знатный человек убежит с земли египетской и он придет в землю] великого князя страны хеттов, или горожанин или [принадлежащий] земле Рамсеса II, великого правителя Египта, и они придут к великому князю страны хеттов – великий князь страны хеттов не примет их. Великий князь страны хеттов отправит их к Рамсесу II, великому правителю Египта, их владыке.
Или если один человек, или два человека, которых не знают, убегут в землю страны хеттов, чтобы стать данниками другого, они не будут оставлены на земле страны хеттов и их доставят к Рамсесу II, великому правителю Египта.
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ФАРАОНА НЕ ПРИНИМАТЬ БЕГЛЕЦОВ ИЗ СТРАНЫ ХЕТТОВ
Если убежит знатный человек из земли страны хеттов, чтобы прийти в землю Рамсеса II [великого правителя] Египта, или горожанин, или из области, или принадлежащий земле страны хеттов и они придут к Рамсесу II, великому правителю Египта, Рамсес II, великий правитель Египта, не примет их. Рамсес II, великий правитель Египта, отправит их к [великому] князю [страны хеттов]. Он не оставит их.
Точно так же, если один человек, или два человека, которых не знают, убегут в землю египетскую, чтобы стать слугами другого, – Рамсес II, великий правитель Египта, не оставит их: он отправит их к великому правителю страны хеттов.
(Дальше почти пять строк заполнены именами египетских и хеттских богов, являющихся свидетелями настоящего договора.)
УГРОЗЫ НАРУШИТЕЛЯМ ДОГОВОРА И ОБЕЩАНИЕ БОЖЬЕЙ МИЛОСТИ, СОБЛЮДАЮЩИМ ЕГО
…Что же касается слов, которые на этой серебряной таблетке, для земли страны хеттов и для земли египетской, и кто-нибудь не остережется их – тысяча из богов земли страны хеттов, равно как тысяча из богов земли египетской – уничтожат его дом, его землю, его слуг.
Того же, кто остережется слов, которые на этой серебряной таблетке, будь они из страны хеттов или из людей Египта, и они не поступят вопреки им , тысяча из богов земли страны хеттов, равно как тысяча из богов земли египетской, дадут ему благополучие и жизнь вместе с его домом, вместе с его [землей], вместе с его слугами.
ВЫДАЧА БЕГЛЕЦОВ
Если убежит из земли египетской один человек, или два или три, чтобы пойти к великому князю страны хеттов, великий князь страны хеттов должен схватить их и повелеть отправить обратно к Рамсесу II, великому правителю Египта. Что же касается человека, которого приведут к Рамсесу II, великому правителю Египта, пусть не взыщут с него его вины, пусть не уничтожат его дом, его жен и его детей, [пусть не убьют его], пусть не повредят его глаз, его ушей, его рта и ног… все его.
Точно так же, если убежит из страны хеттов один человек, или два, или три и они придут к Рамсесу II, великому правителю Египта, Рамсес II, [великий] правитель [Египта], пусть схватит [их и повелит] отправить к великому князю страны хеттов, и пусть великий князь [страны хеттов] не [взыщет] с них их вины, пусть не уничтожит его [дома], его жен и его детей, пусть не убьет его, пусть не повредит его ушей, его глаз, его рта и ног, пусть не взыщет с него всей его вины.
(В заключение дано описание изображений, имеющихся на серебряной таблетке, содержащей текст договора.)
Пер. И.М. Лурье
Восхваление резиденции Рамсеса II в Дельте
Иератический папирус (Анастази III), хранящийся в Британском музее и относящийся к числу школьных текстов, т.е. таких, которые служили примерами для учеников, обучавшихся в школах писцов, или же являлись результатом их собственных упражнений. В частности, ученикам предлагались для списывания различные письма, иногда специально для этой цели составленные, иногда подлинные, могущие по своему стилю служить образцами. К их числу относится и помещаемое ниже письмо, на которое, возможно, оказали влияние и распространенные тогда хвалебные гимны. В нем описываются богатства новой резиденции, основанной Рамсесом II в восточной части Дельты около Пелусийского рукава Нила и названной «Пер-Рамсес» (Дом Рамсеса). Возможно, что он воздвиг свою столицу на месте Авариса, который был центром гиксосов во время их пребывания в Египте. Отсюда было удобнее управлять и собственной страной, и сирийскими владениями, чем из отдаленных Фив.
Перевод сделан с некоторыми сокращениями по публикации: А. Н. Gardiner, Late-egyptian Miscellanies. Bruxelles, 1937.
Писец Пабеса приветствует своего господина, писца Аменемопет. В жизни, здравии, благополучии! Послание это – чтобы известить моего господина.
Другое приветствие моему господину: «Я прибыл в Пер-Рамсес-Мериамон, будет он жив, здрав и невредим, и нашел его весьма, весьма процветающим.
Это прекрасная область, нет похожей на нее, и, подобно Фивам, сам [Ра основал] ее. Столица, приятная для жизни, поля ее полны всяким изобилием, и [она снабжается] пищей ежедневно. Ее пруды [полны] рыб, а ее озера – птиц. Ее поля зеленеют травами, и растительность – в полтора локтя. Плоды в садах подобны вкусу меда, закрома ее полны ячменем и полбой, и они поднимаются до неба. Лук и чеснок в…, цветы в роще, гранаты, яблоки, маслины, фиги в плодовых садах. Сладкое вино Каэнкема превосходит мед. Красные рыбы «удж» из канала столицы… (следует перечисление различных сортов рыб, которыми богаты воды новой столицы).
«Воды Гора» дают соль и натр «пехер»; корабли ее отбывают и прибывают, и обилие пищи в ней ежедневно.
Радостно пребывание в столице, нет пожелания (оставшегося) словами, малые там подобны великим. Пойдемте, отпразднуем ее праздники неба и начала времен года! – Приходят к ней заросли с папирусом, «Воды Гора» – с тростником, растение «себер» из садов, гирлянды из виноградников…
Юноши «Великого Победой» в праздничном одеянии ежедневно, сладкое оливкое масло на их головах с новыми прическами. Они стоят у своих дверей, и их руки полны ветвями, зеленью храма и богини Хатор , букетами «Вод Пехер»…
Пребывай будь счастлив, ходи, [но] не покидай ее, о Усер-Маат-Ра Сотеп-эн-Ра , Монт Египта , Рамсес, возлюбленный Амоном, бог!
Пер. М.Э. Матье
Из большого папируса «Гаррис»
Найден в тайнике близ Мединет-Абу (в окрестностях Фив) в 1885 г. Папирус был приобретен у лиц, случайно нашедших его, английским коллекционером Гаррисом, от которого получил свое современное название. Позднее он попал в Британский музей в Лондоне, где находится и поныне.
Большой папирус «Гаррис» представляет собой самую большую древнеегипетскую рукопись, дошедшую до нас. Он состоит из 79 больших листов, склеенных в один свиток. Текст написан каллиграфически четкими иератическими знаками на так называемом новоегипетском языке (разговорном языке, ставшем литературным только в конце XV в. до н. э.). Сохранность прекрасная. В текст вклеено несколько цветных иллюстраций, изображающих фараона в молитвенной позе перед богами.
Рассматриваемый документ является исключительно ценным для изучения экономической истории Египта в конце Нового Царства. Он представляет собой официальный манифест, изданный от имени фараона Рамсеса IV, погибшего от руки заговорщиков. Сын и преемник его Рамсес V расправился с главными участниками заговора и, стремясь обеспечить свой шаткий трон путем союза со жрецами, закрепил за ними все дарения своего отца и прежних фараонов. Для этой цели были составлены подробнейшие описи храмовых имуществ, включенные в манифест. Таким образом, сохранилось огромное количество очень ценных статистических данных. Все подсчеты основаны на точных архивных документах.
Текст распадается на шесть разделов. Первые три посвящены заслугам царя перед богами трех главных городов Египта: Фив (бог Амон), Гелиополя (бог Ра) и Мемфиса (бог Пта) и их супруг.
Повествовательная часть в каждом разделе сопровождалась статистическими сводками (опись храмового имущества, нормы ежегодных взносов храмовых подданных, личные дары Рамсеса IV, особые пожертвования на старые и новые праздники). Все это завершалось молитвой. Четвертый раздел посвящен всем остальным богам Египта. В пятом разделе подводятся цифровые итоги. Совершенно иной характер носит шестой раздел. Здесь сообщается о смутах, происходивших в Египте в конце XIX династии, о восстании рабов под предводительством некоего самозванца – сирийца Ирсу, о подавлении восстания Сетнахтом (отцом Рамсеса IV) и о благоденствии Египта при самом Рамсесе IV.
Изучение Большого папируса «Гаррис» проливает свет на социальные отношения в Египте в XII в. до н. э. Основными производителями в храмовом хозяйстве были рабы. Наряду с ними на храмовых землях сидели свободные египтяне, уступленные храмам фараонами, так называемые «семдет» – подданные, обязанные вносить жрецам ежегодную подать.
Жречество пользовалось в этот период огромным влиянием, представляя из себя наиболее могущественную группу рабовладельцев. Недаром сто лет спустя верховный жрец Амона Херихор добился царской власти.
Ниже приводится (с пропусками) первый раздел документа, посвященный описанию культа бога Амона. Издан: S. Birch, Facsimile of an Egyptian Papyrus of the reign of Ramses III. London, 1876.
ДАТИРОВКА
Год правления 32-й, третий месяц лета, день 6, при величестве царя Верхнего и Нижнего Египта Усер-Маат-Ра-Мериамоне , да будет он жив, невредим и здоров, сыне, Ра-Рамсесе-хека-Иуну , да будет он жив, невредим и здоров, возлюбленным всеми богами и богинями. (Далее следуют титулы фараона и торжественное заявление об его заслугах перед всеми богами.)
Прославление и восхваления полезных деяний, совершенных им (фараоном) для дома его почтенного отца Амона-Ра, царя богов, Мут , Хонса , всех богов Фив (далее следует молитва фараона Амону).
Утвердил ты меня на месте отца моего, подобно тому как сделал ты [это] для Гора, [посаженного] на место Осириса . Не притеснил я [никого] и не отнял я у другого его места, не нарушил я приказов твоих, которые [всегда находятся] перед лицом моим.
Дал ты покой и довольство моему народу. Все страны возносят мольбы лику моему, познавая меня в своих благодеяниях, которые я совершил, будучи царем. Я умножил для тебя полезные дела и всевозможные заботы.
Воздвиг я тебе достойный «Дом миллионов лет», пребывающий на «Горе Владыки жизни» , пред ликом твоим, причем он был построен из песчаника, красноватокоричневого песчаника и черного гранита, а ворота его из электрона и кованой меди. Пилоны его из камня, устремляющиеся к небу [дословно «глядящие на небо»], снабженные надписью, выгравированной резцом, во имя великое величества твоего.
Построил я обводную стену его, совершенную по выполнению, с комнатами и коридорами из песчаника. Я вырыл озеро перед [ним], переполненное небесной водой, окаймленное древесными насаждениями и цветами подобно Нижнему Египту. Наполнил я его сокровищницы произведениями египетских земель: серебром, зелотом, всевозможными драгоценными камнями, исчисляемыми сотнями тысяч: амбары его ломятся от ячменя и полбы; его поля и стада многочисленны, как песок на берегу. Я заставил Верхний Египет и Нижний Египет, Нубию и Финикию вносить ему подати своими произведениями; наполнен он пленными, которых ты дал мне [захватить] среди Девяти Луков , и юношами , которых взрастил я, исчисляемыми десятками тысяч.
Я изваял великую статую твою, покоящуюся внутри его (храма); ее достойное имя – «Амон соединен с вечностью»; она украшена настоящими драгоценными каменьями, подобно горизонту, когда сияет она, радуются созерцанию ее.
Изготовил я ему сосуды для жертвенных возлияний из доброкачественного золота, а другие из серебра и меди, нет им числа.
Умножил я новые жертвоприношения пред лицом твоим, хлеба, вино, пиво, гусей, быков, молодых бычков, безрогих быков, многочисленные стада, антилоп и газелей на бойне его [храма]. Доставил я волоком статуй величиною с гору из алебастра и камня бехес, изваянные, как живые, покоящиеся направо и налево от входа, покрытые резьбой во имя великое твоего величества вовеки, и другие изваяния из гранита и красновато-коричневого известняка, камня хепрер и черного гранита внутри его.
Изваял я [образы] Пта-Сокара , Нофертума и Девятку богов – владык неба и земли, покоящихся в его (храма) святилище, изготовленные из доброкачественного золота и серебра, чеканной работы, с инкрустациями из настоящих превосходных драгоценных камней. Устроил я для тебя достойный царский дворец внутри его (храма), подобный дворцу Атума , находящемуся на небе, колонны, косяки, двери [его] из электрона, [а] великое «окно появлений» из доброкачественного золота.
Соорудил я для него (храма) транспортные суда, нагруженные ячменем и полбой, чтобы плыли они к амбарам его без устали. Устроил я для него великие корабли-сокровищницы на реке, нагруженные многочисленными вещами для достойной сокровищницы его (храма).
Окружен он (храм) садами, священными площадками (?), древесными насаждениями, переполненными (дословно – «нагруженными») плодами и цветами для лика твоего. Построил я их беседки со строениями кеху. Вырыл я пруд перед ними, снабженный лотосами.
(Далее следуют аналогичные описания других храмов Амона, построенных по приказу Рамсеса IV)
Устроил я для тебя помещения для [проведения] праздников [обслуживаемые] рабами и рабынями. Снабдил я их хлебом, пивом, быками, птицами, вином, ладаном, фруктами, зеленью, овощами настоящими и чистыми, [выставленными] перед тобою в качестве ежедневных приношений, постоянно увеличивая, существовавшие до меня [жертвы].
Соорудил я для тебя морские суда, корабли и барки с командою и со снастями их, [плывущие] по морю. Дал я тебе начальников команды, капитанов кораблей, снабженных многочисленными матросами, которым нет числа, чтобы доставлять водный путем богатства Финикии, чужеземных стран Азии для твоих великих сокровищниц в Фивах могущественных. Я дал тебе пастбища в Верхнем и Нижнем Египте, со стотысячными стадами быков и [стаями] птиц, с многочисленными начальниками стад, надзирателями, чиновниками и пастухами, обслуживающими их (дословно: позади них), и с кормом для быков, чтобы доставлять их (стада) духу твоему во все твои праздники. Да будет удовлетворено сердце твое ими, о владыка Девятки богов.
Я создал для тебя виноградники в Великом Оазисе и Малом Оазисе, которым нет числа, и другие [виноградники] на юге в большом количестве. Умножил я их (виноградники) на севере, в количестве сотен тысяч. Я снабдил их садовниками из военнопленных чужеземных стран, в них имеются пруды, вырытые мною, снабженные лотосами, они изобилуют суслом и вином, подобно потокам воды, чтобы приносить его пред лицо твое в Фивах могущественных. Насадил я в городе твоем Фивах деревья, кустарники, цветы хер и менхет для [услаждения] ноздрей твоих. (Далее описывается сооружение храма Менту и храма Амону в Финикии.)
ДВИЖИМОЕ И НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО, ЗАКРЕПЛЕННОЕ ЦАРЕМ
ЗА ХРАМАМИ АМОНА
Список ценностей, скота, садов, полей, кораблей, верфей, городов, которые дал фараон, да будет он жив, невредим и здоров, дому отца своего достойного Амона-Ра, царя богов, Мут и Хонса, всем богам Фив в собственность во веки веков.

КОЛИЧЕСТВО РАБОВ, ЗАКРЕПЛЕННЫХ ЗА ОТДЕЛЬНЫМИ ХРАМАМИ И ХРАМОВЫМИ ПАСТБИЩАМИ
Храм царя Верхнего и Нижнего Египта Усер-Маат-Ра-Мери-Амона в Доме Амона , на юге и на севере, под надзором храмовых вельмож. Дом этот снабжен всевозможным имуществом. (Число) его голов (рабов) 62 626.
Дом Усер-Маат-Ра-Мериамона в Доме Амона , на юге и севере, под надзором вельмож, снабженный всевозможным имуществом. (Число голов) его 970.
Дом Рамсеса-хека-Иуну в Доме Амона , на юге и на севере, под надзором вельмож, снабженный всевозможным имуществом. (Число голов) его 2623.
Храм Рамсеса-хека-Иуну, обретающего радость в Доме Амона , под надзором главного жреца, снабженный всевозможным имуществом. (Число голов) его 49.
Пастбище Усер-Маат-Ра-Мериамона в Доме Амона, которое находится в «Усер-маат-Ра-мери-Амон, забирающий в плен мятежников» на Великой реке . (Число голов) его 113.
Пастбище «Усер-Маат-Ра-Мериамона, уничтожающий машуашей» на Водах Ра под надзором начальника Дома Пиа… Машуашей . (Число голов) 971.
Пастбище Рамсеса-хека-Иуну в Доме Амона на Великой реке . (Число голов) его 1 867.
Пастбище Усер-Маат-Ра-Мериамона в Доме Амона, устроенное людьми Великой реки под надзором визиря Юга. (Число голов) 34.
Пастбище Рамсеса-хека-Иуну в Доме Амона, под надзором начальника (стад) быков Каи. (Число голов) 279.
Дом Рамсеса-хека-Иуну, великого победами, город, созданный для тебя фараоном на севере, во владении Дома Амона-Ра, царя богов. «Победа твоя пребывает она для тебя в вечности». (Число голов) 7872.
Дом Рамсеса-хека-Иуну в Доме Хонсу. (Число голов) 294.
Люди, которых он дал Дому Хонса в Фивах. «Прекрасен и доволен Гор, владыка радости». (Число голов) 247.
Сирийцы, нубийцы, из захваченных в плен его величеством, которых он дал Дому Амона, царя богов, Дому Мут и Дому Хонса голов 2 607.
Отряды Усер-Маат-Ра-Мериамона, делающие превосходным его храм в Доме Амона, люди снаряженные (для работ), которых он дал Дому этому, 770.
Статуй, образов и кумиров , которые обслуживаются вельможами, знаменосцами и чиновниками, людьми страны, которых дал фараон для владения Дома Амона, царя богов, для побед, чтобы отвечать пред лицом их во веки веков; ботов 2856, что составляет голов 5164.
Всего голов 86 486.
Быков, различного скота 421 362.
Садов и рощ 433.
Пахотной земли 864 168 1/4 арур.
Морских судов и кораблей 83.
Верфей из кедра и акации 46.
Городов в Египте 56.
Городов в Сирии 9.
Всего 65.
ДЕНЕЖНЫЕ И НАТУРАЛЬНЫЕ ВЗНОСЫ ХРАМОВЫХ ПОДДАННЫХ
Установленные предметы, дань всех подданных храма царя Верхнего и Нижнего Египта Усер-Маат-Ра-Мериамона, в Доме Амона , находящихся в Южном и Северном Египте под надзором вельмож Дома Усер-Маат-Ра-Мериамона в городе, Дома Рамсеса-хека-Иуну в Доме Амона, храма Рамсеса-хека-Иуну, обретающего радость в Доме Амона, в Ипете, Дома Рамсеса-хека-Иуну в Доме Хонса и пяти пастбищ, совершаемое для этого Дома, то, что дал царь Усер-Маат-Ра-Мериамон, великий бог их (т. е. храмовым) сокровищницам, кладовым и амбарам, в качестве их ежегодной подати.
Золота доброкачественного 217 дебенов 5 кит. Золота из Коптосской пустыни 61 дебенов 3 кит. Золота из Иубии 290 дебенов 8 1/2 кит. Всего золота доброкачественного и золота пустыни 569 дебенов 6 1/2 кит.
Серебра 10964 дебенов 9 кит. Всего золота и серебра 11 546 дебенов 8 кит. Меди 26 320 дебенов.
Царских одежд, тончайшего верхнеегипетского полотна, различных верхнеегипетских цветных одежд 3 722. Тканей 3 795 дебенов. Ладана, меда, масла, различных сосудов 1 047. Сусла и вина, различных сосудов 25 405.
Серебра в обмен за [натуральные] подати людей, внесенных для жертвоприношений богу, 3 606 дебенов 1 кит.
Зерна молотого из подати земледельцев 30 995 хар.
Овощей 24 650 меру.
Льна 64 000 наху.
Водяных птиц, в качестве подати птицеловов 289530.
Быков, различных молодых бычков, безрогих быков, крупный рогатый скот кедет – египетский скот 847.
Быков, молодых бычков, различных длиннорогих быков, в качестве подати Сирии, 19.
Всего 866.
Гусей живых 744.
[Из] кедра кораблей и речных судов 11.
[Из] акации кораблей, «пловучих хлевов» , судов «черет», плотов для перевозки скота 71.
Всего судов из кедра и акации 82.
Продукты оазиса в огромном количестве для жертвоприношений богу.
Пер. Д.Г. Редера
Из школьных поучений
Иератические папирусы времени XIX–XX династий, хранящиеся (за исключением Болонского) в Британском музее.
1. Папирус Честер Битти IV, оборотная сторона 3, 11, 4–6
2. Саллье, 1, 6, 9–7–9.
3. Анастази V. 15, 6–17, 3.
4. Анастази III. 3, 10 след.
5. Болонский 1094, 3, 5 след.
6. Анастази IV. 11, 8 след.
7. Анастази V. 17, 5 след.
8. Анастази V. 22, 8 след.
Все они относятся к так называемым школьным текстам. Изучая и переписывая их, будущие писцы должны были выработать хороший почерк, усвоить орфографию и развить вкус к изящному стилю.
Помимо образцов деловых документов, писем, литературных произведений, им давались также и наставления, долженствующие внушить нормы поведения и восхваляющие избранную ими профессию. Действительно, в условиях древнеегипетской деспотии должность писца обеспечивала максимум основных благ жизни: материальный достаток, относительную власть и личную независимость. Преимуществам профессии писца противопоставляются тяготы, невзгоды и лишения, связанные с занятиями ремеслами и земледелием или службой в армии. Развитие рабовладения, частной собственности и обмена, концентрация имущества в руках служилой и военной знати делали положение бесправных масс крестьян, ремесленников и рядовых воинов чрезвычайно тяжелым, что и нашло отображение, иногда даже в сгущенных красках, в приводимых ниже отрывках из школьных поучений.
1) Сделайся писцом! Он освобожден от повинностей, он охранен от всяких работ, он удален от мотыки и кирки. Ты не будешь носить корзину, избавит это тебя от [доли] гребущего веслом. Он удален от тягот. Ты не будешь под многими господами, под многочисленными начальниками. Из всех дел и обязанностей – писец первый.
Писец – это тот, кто облагает Верхний и Нижний Египет; он – тот, кто получает [подати] от них; он – тот, кто исчисляет [имущество] всякого. Все солдаты подчинены [ему]. Он – тот, кто вводит серов в Присутствие и направляет каждого человека к ногам его (т. е. царя). Он – тот, кто повелевает всей земле целиком; все ценности под началом его.
Сделайся писцом! Гладки его члены, и станут твои руки мягкими. Когда ты выходишь, ты разодет, тебя возвеличивают, тебя вопрошают придворные. Когда ищут умелого, – находят тебя. Ничего не знающие ищут ученого. Он [же] возвышается вплоть до получения им [звания] сера, восхваляемый за свое прекрасное поведение.
2) Глава стражи документов сокровищницы фараона Амо-неминт говорит писцу Пентауру: «Когда будет принесено тебе это письмо, – знай! Сделайся писцом! Он освобожден от повинностей, он охранен от всяких работ…
Когда человек выходит из [чрева] своей матери, он уже подчинен своему начальнику. Мальчиком [он] становится прислужником воина, а юношей – рекрутом. Когда же он станет мужем, определят его в земледельцы, а бедняка – в конюхи.
Когда начальник конюшен отбывает повинности, его упряжка остается на поле, зерно брошено его жене, а его дочь на плотине . Когда его упряжка убежит, его тащат в отряд пехоты.
Воин приходит в Сирию без посоха и сандалий, и он не знает, жив ли он или мертв из-за дикого льва. Противник прячется в траве, враг готов к сражению, и воин идет, взывая к своему богу: «приди ко мне, спаси меня!»…
Когда хлебопек стоит, и печет, и ставит [хлеба] в огонь, то его голова внутри отверстия печи. Его сын держит его ноги, но если однажды он выскользнет из рук своего сына, то он падает в печь.
3) Мне сказали, что ты забросил письмо и предался развлечениям, что ты обратил лицо твое к работам на поле и не задумываешься о писаниях. Разве ты не помнишь облик земледельца при исчислении налога с урожая, когда гусеницы уничтожили половину [зерна] на полях; птицы [опускаются] грабить; скот пожирает. Воробьи навлекают несчастье на земледельца. Остаток, который, наконец, на гумне – он ограблен. Измученный скот (?) утратил цену. Упряжка (быков) подыхает при [молотьбе] и пахоте.
Писец причаливает к берегу, чтобы исчислить налог с урожая, стражники с прутьями, а нубийцы с палками, и они говорят: подай зерно! и его нет , они избивают батогами, он связан и брошен в колодец (?), он погружается с головой, его жена связана перед ним, его дети в путах, его соседи бросили их – они бежали, уничтожено их зерно! Только писец – это тот, кто руководит всем: не облегают работающего по письму, у него нет податей. Знай это.
Пер. И.М. Лурье
4) Пиши твоей рукой и читай твоим ртом, и спрашивай совета того, кто знает больше тебя… Не проводи дня праздно, иначе побьют тебя, ибо ухо мальчика на его спине, и он слушает, когда его бьют.
5) Не будь человеком без разума, не имеющим воспитания! И ночью тебя учат, и днем тебя воспитывают, но ты не слушаешь никаких наставлений и делаешь то, что задумал… И львов обучают, и лошадей укрощают, – что же касается тебя, не знают подобного тебе во всей стране. Заметь это себе!
6) Мне говорят, что ты забрасываешь ученье, ты предаешься удовольствиям, ты бродишь из улицы в улицу, где пахнет пивом… А пиво совращает людей, расстраивает оно твою душу… Ты похож на молельню без ее бога, на дом без хлеба. Тебя учат петь с флейтой… Ты сидишь перед девушкой, и ты умащен благовонием. Твой венок из цветов висит на твоей шее…
7) …Я свяжу твои ноги, если ты будешь бродить по улицам, и ты будешь избит гиппопотамовой плетью…
8) Вставай на твое место! Книги [уже лежат] перед твоими товарищами. Возьми свое платье и позаботься о своих сандалиях… Читай прилежно книгу… Не проводи дня праздно, [иначе] горе твоему телу!..
Пер. М.Э. Матье
Путешествие Унуамона
Иератический папирус, купленный русским египтологом В. С. Голенищевым в 1891 г. в Верхнем Египте и впервые им изданный и переведенный в 1899 г. Время описываемых событий относится к 5-му году правления последнего фараона XX династии Рамсеса XII (нач. XI в. до в. э.). В настоящее время хранится в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в Москве.
Акад. Б. А. Тураев предполагает, что настоящий текст является литературной версией подлинного отчета, составленного жрецом Карнакского храма Амона Унуамоном, который был послан в Сирию для закупки леса, необходимого для священной барки Амона. В этом документе превосходно отразились внутреннее и внешнее положение ослабевшего и вновь распавшегося на отдельные области Египта и характер торговых отношений восточного Средиземноморья. В Фивах правил верховный жрец Амона Херихор, в Танисс (Дельта) – Несубанебджед (Смендес). Таким образом, власть Рамсеса XII была номинальной и не распространялась на всю страну. Ощущался недостаток и в средствах, так как налоги поступали c ограниченной территории. Поэтому было решено отправить в Библ изображение Амона, чтобы с его помощью добиться получения нужных материалов. Однако авторитет Египта в ту пору был так ничтожен, что князь Библа, выполняя просьбу, счел возможным подчеркнуть свою полную независимость и добровольность даров, подносимых Амону, так как он не является слугой фараона.
Перевод сделан по последнему изданию текста: А. Н. Gardiner, Late-Egyptian Stories. Bruxelles, 1932
Год 5, 3-й месяц летнего времени, 16-й день. В этот день отбыл Унуамон, старейшина залы храма Амона, владыки Карнака , чтобы доставить дерево для большой и священной ладьи Амона-Ра, царя богов, которая находится на [воде, по имени] Усерхетамон.
В тот день, когда я прибыл в Танис , где пребывание Несубанебджеда и Танутамон , передал я им послание Амона-Ра, царя богов. Они повелели прочитать его перед ними и сказали: «Воистину, я сделаю то, что говорит Амон-Ра, царь богов, наш владыка».
Вплоть до 4-го месяца летнего времени я находился при дворе в Танисе. Несубанебджед и Танутамон отправили меня вместе с капитаном корабля Мангабути , и в 4-й месяц летнего времени в 1-й день я отбыл в великое Сирийское море.
Я прибыл в Дор , один из городов страны Чакал , и Бодэль, князь ее, доставил мне 50 хлебов, 1 меру вина и ногу быка.
Один человек с моего корабля убежал, украв:
золота… сосудов [что составляет] дебен 5,
серебра 4 кружки, что составляет дебен 20,
серебра мешок, что составляет дебен 11.
[Итого украл] он: золота дебен 5, серебра дебен 31.
Я встал рано утром и пришел к местному князю. Я сказал ему: «Меня обокрали на твоем берегу, и так как ты князь этой страны и ее судья, [то] отыщи мои деньги. Воистину, эти деньги принадлежат Амону-Ра, царю богов, владыке мира, принадлежат Несубанебджеду, принадлежат Херихору , моему владыке и другим знатным Египта. Они для тебя, для Уарота, для Макамара, для Закар баала, князя Библа» .
Он ответил мне: «В твоем гневе и в твоей милости . Но вот я не знаю о жалобе, что ты рассказал мне. Если грабитель, который вошел на твой корабль и который ограбил твои деньги, принадлежит к моей стране, то я возмещу тебе их из моего имущества, но сначала пусть найдут твоего грабителя по имени его. Но, воистину, этот грабитель, который ограбил тебя, он из твоих, он принадлежит к твоему кораблю. Подожди же несколько дней, побудь у меня, я поищу его».
Прошло 9 дней, и я провел их в его гавани. И я пошел к нему и сказал: «вот ты не нашел моих денег, [так я уеду] вместе с капитаном и вместе со спутниками в море».
(Дальше идут 12 сильно поврежденных строк текста. Насколько можно судить по сохранившимся отрывкам, Унуамон, ничего не добившись от князя города Дора, покидает гавань и решает поправить свои дела тем, что нападает на чакальцев и отнимает у них 30 дебенов серебра. Жалобой этих последних, видимо, объясняется столь неприветливый прием Унуамона в Библе. Поэтому же выход Унуамона из Библа поджидают 11 кораблей чакальцев.)
Я пробыл 29 дней в гавани, и он постоянно посылал ко мне ежедневно говорить: «Покинь мою гавань».
И вот, когда он принес жертву своим богам, бог схватил одного из его отроков и заставил его неистовствовать, и он сказал ему: «Выведи наверх бога , выведи посланника, который его имеет. Амон послал его, это он, кто привел его».
Так неистовствовал одержимый в эту ночь. Я же находился на корабле, который отправлялся в Египет. Я нагрузил на него все принадлежащее мне. И я высматривал темноту, говоря: «Пусть наступит она: я погружу [тогда] бога, чтобы не дать увидеть его чужому глазу». Тогда пришел ко мне начальник гавани и сказал: «Останься до завтра в соответствии с желанием князя». Я ответил ему: «Разве ты не тот, кто постоянно приходил ко мне, ежедневно говоря – покинь мою гавань?» И не говоришь ли ты сегодня «оставайся», чтобы дать уйти кораблю, который я нашел, а затем приходить говорить опять «уходи»?
И он ушел, и он рассказал это князю. И князь послал к капитану корабля сказать: «Останься до завтра в соответствии с желанием князя».
И вот когда настало утро, он послал и он привел меня наверх в то время, как совершали жертву богу во дворце, в котором он находился на берегу моря. Я нашел его сидящим на балконе, со спиной, обращенной к одному из окон, а волны великого Сирийского моря разбивались позади него.
И я сказал ему: «Да возлюбит тебя Амон!» И он сказал мне: «Велико ли время, что ты ушел от местопребывания Амона?» И я сказал ему: «5 месяцев и один день до этого дня»… И он сказал мне: «Вот, если ты правдив, где же рукопись письма Амона, который в твоей руке, где же рукопись письма этого верховного жреца Амона, которая в твоей руке?» И я сказал ему: «Я отдал их Несубанебджеду и Танутамон». И он очень разгневался, и он сказал мне: «Но вот рукопись и писем нет в твоей руке, где же корабль из кедрового дерева, который дал тебе Несубанебджед, где же его сирийский экипаж? Ведь не поручил же он тебя чужому капитану судна, чтобы тебя убили и бросили в воду? У кого искали бы бога, у кого искали бы тебя самого ?» Так сказал он мне.
И я сказал ему: «Корабль египетский, к экипаж, который гребет для Несубанебджеда, также египетский, и нет на нем сирийцев». И он сказал мне: «Разве нет здесь в моей гавани 20 судов, которые имеют дела с Несубанебджедом, да и в Сидоне, куда ты также направляешься, разве нет в нем других 50 судов, которые также имеют дела с Биркатэлем и которые направляются к себе домой?» И я промолчал в этот великий час. И он тогда ответил, сказав мне: «С каким же поручением ты прибыл сюда?» И я сказал ему: «Я прибыл сюда за досками для великой и священной ладьи для Амона-Ра, царя богов. Делал это твой отец, делал это твой дед, сделай и ты подобное». Так сказал я ему. И он сказал мне: «Они, воистину, делали это, и если ты мне дашь, чтобы сделать это, – я это сделаю. Мои [предки] выполняли подобные поручения, но и фараон присылал 6 судов, груженных египетскими вещами, и их выгружали в наши склады. Так и ты принеси мне также». И он повелел принести документы времени своих предков, и он повелел прочитать их в моем присутствии и обнаружили в этих документах тысячу дебенов разного серебра .
И он сказал мне: «Если бы правитель Египта был владыкой моей [страны], а я его слугой, то он не посылал бы серебро и золото, говоря «сделай поручение Амона». Это не было и царским подарком, который он сделал моему отцу . Что же касается меня, я тоже, я не твой слуга, так же как я не слуга пославшего тебя . Если я громко закричу к ливанским лесам, разверзется небо и деревья лягут здесь, на берегу моря. Дай же мне твои паруса, которые ты принес, чтобы доставить твои суда в Египет, нагруженные твоими бревнами. Дай же мне твои канаты, которые ты принес, [чтобы связать де]ревья, которые я спилю, чтобы сделать тебе… (повреждена 1/2 строки), и я сделаю тебе паруса к твоим ладьям, то эти большие балки тяжестью поломают их (т.е. ладьи), и ты умрешь посреди моря. Вот Амон загремит в небе, и он даст Сутеха подле него. Ведь Амон сделал все земли. Он создал их, а землю египетскую, из которой ты вышел, он создал вначале. Ведь мастерства вышли из нее и достигли моего местопребывания, ведь знания вышли из нее и достигли моего местопребывания, что же это за бессмысленное путешествие, которое тебе велели сделать?»
И я сказал ему: «Неверно. Путешествие, которое я сделал, вовсе не бессмысленное! Нет никакого корабля на воде, который не принадлежал бы Амону! Моря его и ливанские леса, о которых ты говорил «Мои они!», [они тоже] его. Он (т. е. лес) произрастает для «Усерхетамон» , владычицы [всех] кораблей. Воистину, сказано Аманом-Pa, царем богов, Херихору, моему, владыке: «Пошли меня». И он послал меня вместе с этим великим богом, ты же задержал этого великого бога 29 дней, (после того) как он причалил в твою гавань. Разве ты не знал, что он здесь, разве он (т. е. Амон) не тот, которым он был, а ты стоишь и торгуешься относительно ливанского леса с Амоном, твоим господином. Относительно же того, что ты говоришь, что были прежде цари, которые присылали золото и серебро, если они посылали «жизнь и благополучие» , то они же не посылали вещей. Если же посылали вещи твоим предкам, то (посылали их) вместо «жизни и благополучия». Ведь Амон-Ра, царь богов, есть владыка жизни и благополучия, и он был владыкой твоих предков, которые проводили жизнь, принося жертвы Амону. И ты – ты [тоже] слуга Амона, и если ты скажешь Амону: «Я сделаю, сделаю» и исполнишь его поручение, ты будешь жив, ты будешь здоров, ты будешь благополучен и ты будешь любим всей твоей страной и твоими людьми. Не желай себе имущества Амона-Ра, [царя] богов. Воистину, лев любит свое.
Приведи мне твоего (?) писца, я пошлю его Несубанебджеду и Танутамон, этим повелителям земли, которую дал [им] Амон на севере своей земли, и они пришлют все нужное, за чем я пошлю, говоря: «Пришли его [вещи], пока я не вернусь на юг, и я тебе отошлю все, все одолженное». Так сказал я ему.
И он передал мое письмо в руки своего посланца, и он погрузил килевую балку, передние и задние балки, равно как другие четыре обработанных бревна, а всего 7, и отослал в Египет.
И его посланец отправился в Египет и вернулся ко мне в Сирию в 1-й месяц зимнего времени. Несубанебджед и Танутамон прислали:
Золота 4 сосуда и сосуд какмен.
Серебра 5 сосудов.
Одеяний из верхнеегипетской материи 10.
Верхнеегипетской материи 10 тюков.
Связок папируса 500.
Бычьих шкур 500.
Канатов 500.
Чечевицы 20 мешков.
Рыб 30 корзин.
Она (т. е. Танутамон) послала мне одеяний из верхнеегипетской материи 5.
Верхнеегипетской материи 5 тюков.
Чечевицы 1 мешок.
Рыб 5 корзин.
Князь обрадовался, и он поставил 300 людей и 300 быков и назначил надсмотрщиков во главе их, чтобы пилили бревна.
Они пилили их, и они дали им там пролежать зиму. В 3 месяца лета их притащили на берег моря.
Князь вышел и стал подле них. И он послал ко мне сказать: «Приходи». Вот, когда я приблизился и стал подле него, упала на меня тень (?) его убора . И Пенамон, один из телохранителей, которые при нем, приблизился ко мне и сказал: «Тень (?) фараона, твоего владыки, упала на тебя» . А он (т. е. князь) разгневался на него и сказал: «Оставь его». Я приблизился и стал подле него, и он ответил мне, говоря: «Смотри, поручения, которые прежде делали мои предки, я их [тоже] сделал, хотя ты и не сделал мне того, что сделали твои предки моим. Смотри, самые последние из твоих бревен лежат. Сделай же мне удовольствие и погрузи их, ибо они даны тебе. Не смотри на ужасы моря, [но] если ты посмотришь на ужасы моря, то посмотри и на меня . Воистину, я не сделал тебе того, что было сделано посланцам Хаемуаса , которые пробыли 17 лет в этой стране и которые умерли здесь». И он сказал своему телохранителю: «Возьми его и покажи ему их гробницу, в которой они упокоились».
И я сказал ему: «Не показывай мне ее. Если Хаемуас посылал тебе посланниками людей, то он сам человек . Но [я] не один из его посланников, а ты говоришь «пойди посмотри подобных тебе ». Ты не радуешься и [не] велишь сделать памятник и сказать на нем: «Послал мне Амон-Ра, царь богов, своего посланца Амона, вместе с Унуамоном, посланцем-человеком, за деревом для барки великой, священной, для Амона-Ра, царя богов. И я спилил их, я погрузил их, и я отправил их своими кораблями и своим экипажем, и я дал им достигнуть Египта, чтобы вымолить себе 50 лет жизни от Амона сверх сужденных». И если случится в другое время прийти какому-нибудь посланцу из земли египетской и он знает письмена, он прочтет имя твое на памятнике, и ты получишь воду на Западе , подобно тамошним богам».
И он сказал мне: «Слова, которые ты говоришь мне, – великое свидетельство».
И я сказал ему: «Если [случится] многое, которое ты сказал мне, и я достигну местопребывания верховного жреца Амона и он увидит твое поручение , то твое поручение доставит тебе нечто».
И я пошел к беречу моря, где находилось дерево, и заметил 11 кораблей, которые появились на море. А они принадлежали чакальцам [и пришли с поручением]: «Захватите его и не пропустите судов от него в землю египетскую». И я сел и заплакал.
И вышел ко мне писец князя, и он сказал мне: «Что с тобой?» И я сказал ему: «Не видишь ли ты птиц, которые вторично возвращаются в Египет . Смотри на них, они направляются к прохладной воде. Доколе же я останусь здесь? Разве ты не видишь этих, пришедших, чтобы захватить меня опять»
И он ушел, и он сказал это князю, и князь стал плакать по поводу этих слов, которые сообщили ему и которые печальны. И он выслал мне своего писца, и он принес мне две меры вина и одного барана. И он послал мне Тентнут, некую египетскую певицу, которая была при нем, говоря: «Спой ему, пусть не отягащают его скверные мысли».
И он послал мне сказать: «Ешь и пей, и пусть тебя не отягащают скверные мысли, а завтра ты услышишь все, что я скажу».
И вот когда наступил следующий день, он воззвал к своим водам и землям , и он встал посреди них, и он сказал чакальцам: «Почему вы пришли?» И они сказали ему: «Мы преследуем эти весьма битые суда , которые ты посылаешь в Египет вместе с нашими недругами». И он сказал им: «Я не могу задержать посланника Амона в моей стране. Дайте мне его отправить, а затем преследуйте его, чтобы захватить его».
И он погрузил меня, и он отправил меня… [из] морской гавани. И ветер пригнал меня к земле Ирса . И обитатели города вышли против меня, чтобы убить меня. И я был протиснут и протащен к местопребыванию Хетеб, княгини города. И я застал ее, когда она выходила из одного здания и входила в другое . Я поклонился ей и спросил людей, которые стояли вокруг нее, нет ли среди них кого-нибудь, кто понимает египетскую речь. Один из них сказал: «Я понимаю». И я сказал ему: «Скажите моей госпоже – я слышал, вплоть до Фив, местопребывания Амона: во всех поселениях делают несправедливости, но в земле Ирса поступают справедливо, но и здесь делают несправедливости каждый день». И она сказала: «Что это, что ты говоришь?» И я сказал ей: «Когда море разбушевалось, ветер пригнал меня к земле, на которой, ты находишься, так не позволь схватить меня, чтобы умертвить. Ведь я посланник Амона; смотри, заметен я, меня будут искать во все дни. Что же касается команды князя Библа, которую они ищут убить, разве их господин не найдет 10 твоих команд, и он их убьет за это». Она приказала позвать людей и поставила их. И она сказала мне: «Ложись спать»…
(Конец текста отсутствует, однако по смыслу всего повествования, следует полагать, что дальше описывалось благополучное возвращение Унуамона на родину.)
Пер. И.М. Лурье
Учреждение частного землевладения при Осорконе III
Большая стела (2,67 метра X 1.25 метра) из красного гранита, найденная в Карнакском храме (Фивы). Ныне хранится в Каирском музее. 32-строчная иероглифическая надпись увенчана двумя рельефами (справа и слева), изображающими жреца, одетого в шкуру пантеры и приносящего жертвы богам.
Стела поставлена верховным жрецом Амона Иуаротом, сыном фараона XXIII династии Осорконом III (ок. 30 г до н. э.). В эту пору Египет распался на отдельные области, во главе которых стояли независимые и полунезависимые владетели, о которых мы узнаем из стелы Пианхи (см. ниже). Власть Осоркона III простиралась только на районы Таниса и Бубастиса.
Областью Фив правили верховные жрецы Амона, обычно сыновья фараонов XXIII династии.
Учрежденное им земельное владение Иуарот завещает своему сыну Хаенуасу. Декрет, как это вошло в обычай со времени XXI династии, составлен от имени бога Амона. Он подтверждает широкое распространение частного владения землей и рабами, а также концентрацию земли путем покупки в зпоху правления ливийских династий.
Перевод сделан по изданию: A. Erman, Zu den Legrainischen Inschriften Zeitschrift fur agyptische Sprache und Altertumskunde. Bd. XXXV (1897).
Говорит Амон-Ра, царь богов, бог великий, старший из сущих: это земельное владение, которое учредил верховный жрец Амона-Ра, царя богов, начальник войск, великий князь Иуарот, правогласный, находящийся во глазе войск великих Верхнего Египта, вплоть до области Сиута , и которое расположено в округе высоких земель, северо-западнее местности, называемой Иатнофер, когда он был [еще] юношей, во времена отца своего царя Верхнего Египта Мериамона Осоркона, в 10-й год, 3-й месяц летнего времени, в последний день: это 556 мер земли немху-на , которой принадлежат ее колодцы, деревья, мелкий и крупный скот, которые он приобрел в обмен [на] деньги от немху страны, удовлетворенных и без обмана..
Он повелел принести описи земель дома Амона, которые [находятся] у писцов счета зерна дома Амона округов всего Верхнего Египта. Он повелел отделить земли, за которые он дал в оплату деньги, от земель дома Амона равно как от земельных владений (?) фараона.
Они приписали ему 556 арур земли немху вместе с их колодцами и их деревьями, и они составили документы, по поручению дома Амона, для своих управлений в соответствии с обстоятельствами, при которых дали их ему (т. е. Иуароту) их владельцы: каждый человек по имени его и поля, которые передал ему (т. е. Иуароту), и обстоятельства, при которых он (т. е. Иуарот) дал им в уплату.
Рабы и рабыни, которых он приобрел за деньги от немху страны, а именно: мужчин и женщин 32, что составляет 15 дебен и 1 1/3 кит вместе с 3 северными рабами, которые он дал за это.
Итого: земли разной 556 арур; мужчин и женщин 35; их колодцы, деревья, мелкий и крупный скот.
[РЕЧЬ АМОНА]
Я закрепляю их навеки для жреца Амона-Ра, царя богов Великого округа Хаенуаса, его сына, которого родила ему дочь царского сына Тадентенбаст. Пусть другие дети, которые родятся ему, или иные дети его отца не войдут, чтобы … делить их впоследствии, ибо они для Хаенуаса, жреца Амона, царя богов Великого округа: дает их ему его отец, и он передает их опять от сына своего к сыну, от своего наследника к наследнику …
Что же касается того, кто нарушит указ этот ошибочно или преднамеренно вопреки слов моих – я разгневаюсь тотчас против преступника …
(Дальше, до конца текста, заклятия против нарушителя указа Амона.)
Пер. И.М. Лурье
Стела Пианхи
Иероглифическая надпись на большой стеле (1,8 метра Х 1,84 метра) розового гранита, найденной в 1862 г. в храме у Гебел Баркала (Напата) в Нубии. Ныне хранится в Каирском музее.
Этот памятник – один из важнейших сохранившихся египетских документов от эпохи, последующей за концом Нового Царства. Четкое и сжатое списание событий и политических отношений в раздробленном на отдельные номы Нижнем и Среднем Египте, упоминания о фактах, которые позволяют определить характерные особенности отдельных, постоянно враждовавших между собою правителей номов и царьков, объединявших под своей властью несколько областей, указания на политическую географию страны делают эту надпись чрезвычайно ценной. Не менее существенно описание и похода в Египет самого Пианхи, вступившего на престол в Напате около 740 г. до н. э. На некоторое время ему удалось закрепить свою власть вплоть до болот Дельты. Однако господство эфиопов не было продолжительным. После того как Пианхи удалился в Нубию, Египет снова распался на отдельные области, во главе которых стали мелкие царьки и правители. Немало сведений, определявших военное искусство той поры, также содержится в настоящем документе.
Несколькр архаический, но ясный и простой язык надписи напоминает лучшие образцы письменности эпохи Среднего Царства.
Перевод сделан по изданию: Н. Schafer, Urkunden der altesten Athiopen-kоnige. Leipzig, 1905. Urkunden des agyptischen Altertums. Abt. Ill с некоторыми сокращениями.
ДАТИРОВКА
Год правления 21, месяц первый времени наводнения при его величестве царе Верхнего и Нижнего Египта Мериамоне Пианхи, живущем вечно. (Далее следуют самовосхваления царя.)
ВЕСТИ О ВЫСТУПЛЕНИИ ТЕФНАХТА
Пришли сообщить его величеству: «Властитель Запада, великий князь в Нетери Тефнахт … захватил весь Запад от «болотной страны» до Ит-тауи , плывя на юг с многочисленной армией в то время как обе земли объединены позади него, а князья и правители крепостей подобны собакам у ног его. Не закрыты для него крепости… номов юга Мер-Атум , Пер-Сехем-Хепер-Ра , Хат-нечер-Собек , Пер-меджед , Чек-Неш . Все города Запада открыли ворота из-за страха перед ним. Повернул он к восточным номам, они также открыли ему [ворота]: Хатбенну , Таиуд-жит , Хат-несу , Пер-неб-тепу-их . Смотри, победонссно выступил [он] против Гераклеополя и полностью окружил его, не давая выходить выходящим, не допуская входить входящим, сражаясь ежедневно. Измерил он его (Гераклеополь) в окружности его. Каждый князь знает свою стену . Каждому из князей и правителей крепостей приказывает он сидеть на участке его».
И вот выслушал [это его величество] мужественно, смеясь и радуясь сердцем.
НОВЫЕ ВЕСТИ О ВЫСТУПЛЕНИИ ТЕФНАХТА
Властители, князья и военачальники из своих городов ежедневно посылали [вести] его величеству, говоря: «Почему ты молчишь, забывая о стране Юга и о номах, [принадлежащих] двору, в то время как Тефнахт захватывает [ее], не встречая отпора?»
ПОДЧИНЕНИЕ НЕМАРАТА ПРАВИТЕЛЯ ГЕРМОПОЛЯ ТЕФНАХТУ
Немарат… князь Хат-ура , разрушил он стены Ноферуси , срыл он свой собственный город из страха, чтобы не захватил он его с целью продвинуться к другому городу. Смотри, он отправляется, чтобы следовать за ним (Тефнахтом) по пятам. Отпадает он от его величества. Пребывает он с ним (Тефнахтом) в качестве одного из [подручных] в Оксиринхском номе и дает ему дары, сколько тому угодно из всех вещей, которых он находит.
ПИАНХИ ПРИКАЗЫВАЕТ СВОИМ ВОЙСКАМ АТАКОВАТЬ ГЕРМОПОЛЬ
И вот послал его величество к князьям и военачальникам, находившимся в Египте, командующему Пуарем, командующему Лемерсекени и всем командующим его величества, находящимся в Египте, [приказывая]: «Выступите в боевом порядке, начинайте битву, окружайте …, захватите людей его, скот его, суда его, находящиеся на реке. Не давайте земледельцам выходить в поле, не давайте пахарям пахать. Наступайте на южную окраину Гермопольского нома, воюйте против него ежедневно». И они поступили согласно этому.
ПИАНХИ ПОСЫЛАЕТ В ЕГИПЕТ СВОЮ АРМИЮ И ДАЕТ ЕЙ УКАЗАНИЯ
И вот послал его величество войско в Египет, строжайше приказывая: «Не [действуйте] ночными и скрытыми способами, [но] сражайтесь вы открыто (?). Объявите ему сражение издали. Если он скажет «Торопитесь» войску и колесницам другого города, то засядьте [ожидать] прихода его войска. Вы должны сражаться согласно его (Пианхи) приказу. Если будут медлить его отряды из другого города, не медлите, но ступайте на них. Князьям этим, которые он (Тефнахт) привел на помощь себе, ливийцам и отряду телохранителей, дайте им первыми начать битву. Говорите: «Мы не знаем, о чем он взывает, осматривая войска свои» . Запрягайте коней, лучших из своей конюшни. Выстраивайтесь в боевые порядки. Ты знаешь, что Амон – [это] бог, пославший нас».
ПИАНХИ ДАЕТ УКАЗАНИЯ О ПОВЕДЕНИИ ВОЙСК В ФИВАХ
«Когда достигнете Фив и [окажетесь] перед Карнаком, войдите в воду, очиститесь в реке, оденьтесь в лучшие полотняные одежды, отложите луки, положите стрелы. Не похваляйтесь чрезмерно силой. Нет могущества у незнающих его (Амона). Делает он слабого сильным так, что обращается в бегство множество от немногих, что один человек захватывает тысячу. Окропитесь водой алтаря его. Поцелуйте землю перед ним. Скажите ему: «Проложи нам путь. Да сразимся мы под сенью десницы твоей. [Что касается] отрядов новобранцев, которых ты послал, когда они будут атаковать, да ужаснется перед ними множество».
ВОЙСКО ВОСХВАЛЯЕТ ПИАНХИ
Упали они на животы свои перед его величеством [восклицая]: «Имя твое – придает оно силу нам! Увещание твое доходит (?) до войска твоего. Хлеб твой в чреве нашем на любом пути. Пиво твое утоляет жажду нашу. Могущество твое придает оно силу нам. Защищает воспоминание об имени твоем. Не совершенно войско, командир которого трус. Кто равен тебе там? Ты царь могущественный, действующий руками своими, руководитель боевых трудов».
ВОЙСКА НАПРАВЛЯЮТСЯ НА СЕВЕР. БИТВА НА РЕКЕ
Поплыли они вниз по течению, достигли они Фив. Совершили они все согласно всему сказанному его величеством.
Поплыли они [дальше] по реке, вниз по течению, нашли они много кораблей, направляющихся вверх по течению с воинами, гребцами и всевозможными сильными отрядами Нижнего Египта, снабженными оружием для борьбы против войска его величества. И вот была нагромождена великая груда трупов из них, неведомо число их. Захвачены воины их вместе с судами иx и приведены в место, где находился его величество .

ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ ВРАГОВ ПИАНХИ
Отправились они к южным окраинам Гераклеополя и начали битву.
(Список князей и царей Нижнего Египта):
Царь Немарат , царь Иуапет , начальник Ма, Шешонк из Бусириса , великий начальник, Ма Джедамониуфаих из Мендеса вместе с сыном его старшим, начальником армии Гермополя Малого , армия владетельного князя Бакненефи вместе с сыном его старшим, начальником Ма Неснекеди из Кинопольского нома , все князья, носящие [страусовые] перья из Нижнего Египта , вместе с царем Осорконом, который находится в Бубастисе и области Ранофер. Все князья и начальники крепостей запада, востока и островов (Дельты) объединились в союз как приверженцы великого властителя Запада, правителя крепостей Нижнего Египта, пророка Нейт , владычицы Саиса , жреца Пта, Тефнахта.
БИТВА ПРИ ГЕРАКЛЕОПОЛЕ И БЕГСТВО ВРАГОВ
Выступили они [воины Пианхи] против них [воинов Тефнахта]. И вот нагромоздили они из них великую груду трупов, больше чего бы то ни было, и захватили они корабли их по реке. Остаток [врагов] переправился [через реку] и причалил около Пер-Пега .
БИТВА ПРИ ПЕР-ПЕГЕ И БЕГСТВО ВРАГОВ В ДЕЛЬТУ
Рано утром, на рассвете переправилось войско его величества против них. Смешались воины с воинами [вражескими]. И вот убили они многих людей из них и лошадей бессчетно. Ужас охватил оставшихся. Бежали они в Нижний Египет от ударов весьма сильных и болезненных.

ОСАДА ГЕРМОПОЛЯ
Направился царь Немарат вверх по течению на юг. Было сказано ему: «Перед Гермополем враги из войска его величества, захватывают людей его и скот его». И вот подступил он к Гермололю, [в то время как] войско его величества находилось на реке у гавани Гермопольского нома. И вот услыхали они это и окружили они Гермопольский ном с четырех сторон, не давая выходить выходящим, не давая входить входящим.
Послали они сообщить величеству царя Верхнего и Нижнего Египта Пианхи Мериамону, которому дана жизнь, о всех нападениях, которые они совершили, и о всех победах его величества.
РЕШЕНИЕ ПИАНХИ ЛИЧНО ОТПРАВИТЬСЯ В ЕГИПЕТ
И вот рассвирепел его величество подобно пантере, [узнав] об этом, [говоря]: «Оставили разве они остаток войска Нижнего Египта? Разве дали они выйти выходящему из него, чтобы рассказать о его походе? Не заставили они их умереть, чтобы уничтожить остаток их. Клянусь любовью Ра и хвалой отца моего Амона – я сам отправлюсь на север, разрушу я стену, которую сделал он, заставлю отказаться его от битвы навеки».
(Далее Пианхи выражает желание посетить фиванские храмы и принять участие в празднествах в честь бога Амона. Войска царя, сражающиеся а Египте, захватывают города Оксиринх, Техен и Хатбенну, находящиеся в Верхнем Египте.)
ПИАНХИ НАПРАВЛЯЕТСЯ В ГЕРМОПОЛЬ
Месяц [первый] времени наводнения, [день] 9. Отправился его величество на север к Фивам, и справил он праздник Амона в Луксоре . Проследовал его величество [далее] на север в область Гермопольского нома. Вышел его величество из каюты корабля, лошади были запряжены, и взошел на колесницу. Страх перед его величеством достиг границ азиатов, каждое сердце дрожит перед ним.
ПИАНХИ УКОРЯЕТ СВОЕ ВОЙСКО
И вот его величество выступил, чтобы побранить свое войско, разъярясь на него подобно пантере: «Разве медлительность, с которой выполняли поручение мое, это [называется] стойкостью в битве? Разве завершился год, распространив страх в Нижнем Египте и нанесен удар им мощный и болезненный?»
ОСАДА ГЕРМОПОЛЯ
Разбил он (Пианхи) для себя лагерь к юго-западу от Гермополя и нападал на него (город) ежедневно. Был насыпан вал, чтобы окружить стену, и возведены осадные сооружения, чтобы поднять лучников для обстрела и метательные орудия для метания камней, причем ежедневно убивались их люди.
ГОРОД ПРОСИТ О ПОЩАДЕ
Настали дни, когда жители Гермополя были в отчаянии, ибо носы их были лишены свежего воздуха. И вот пал Гермополь на живот свой, умоляя царя. Вышли посланцы и спустились, неся всякие прекрасные видом вещи: золото, всевозможные превосходные драгоценные камни, одежду в сундуках, диадему, которая была на его (Немарата) голове, урей, распространяющий страх: перед ним, не переставая много дней умолять его (Пианхи) корону.
(Далее следуют переговоры Немарата и членов его семьи с Пианхи о сдаче, в результате которых Немарат преподнес победителю богатые дары.)
ВСТУПЛЕНИЕ ПИАНХИ В ГЕРМОПОЛЬ
И вот вступил его величество в дворец его (Немарата) и направился в храм Тота, владыки Гермополя. Заклал он быков, телят и гусей для отца своего Тота, владыки Гермополя и восьми богам в храме восьми богов . Воины Гермопольского нома радовались и восклицали; говорили они: «Сколь прекрасен бог, покоящийся в городе своем, сын Ра, Пианхи. Справишь ты нам юбилей согласно тому, как ты защищаешь Гермопольский ном».
ПИАНХИ ПОСЕЩАЕТ ДВОРЕЦ НЕМАРАТА
И вот его величество вступил в его (Немарата) дом, обошел он каждую комнату дворца, его сокровищницу и его амбары. Приказал он, чтобы были приведены ему царские жены и царские дочери. Приветствовали они его величество по обыкновению женщин, [но] не обратил его величество лика своего к ним.

ПИАНХИ ОСМАТРИВАЕТ КОНЮШНЮ НЕМАРАТА И ЗАХВАТЫВАЕТ ЕГО СОКРОВИЩА
Отправился его величество в конюшню и в помещение для жеребят. Увидел он, что они голодают, и сказал: «Клянусь любовью ко мне Ра и обновлением жизни дыханием – мерзостно это для сердца моего, что лошади терпят голод, больше всякого преступления, совершенного тобою …
(Далее следуют самовосхваления Пианхи.)
И вот было передано имущество его (Немарата) в сокровищницу, амбары его для жертвоприношений Амону в Карнаке.
ПОДЧИНЕНИЕ ГЕРАКЛЕОПОЛЯ
Правитель Гераклеополя Пефнефдибаст прибыл с дарами для дворца: золотом, серебром, всякими драгоценными камнями, отборными лошадьми из конюшни. Упал он на живот свой перед его величеством и сказал он: «Привет тебе, Гор, царь могучий, телец, одолевающий [других] тельцов. Был я схвачен преисподней, я был поглощен мраком, среди которого [ныне] мне воссиял свет. Не нашел я друга в злой день, который устоял бы в день битвы. Но ты, о могущественный царь, отогнал мрак от меня. Стану я слугой твоим вместе с подданными моими. Будет платить Гераклеополь подати в сокровищницу твою. Ты образ Горахути, властителя нетленных звезд. Подобно ему, ты являешься царем. Как не погиб он, так не погибнешь и ты, о царь Верхнего и Нижнего Египта, Пианхи, живущий вечно».
(Затем следует описание подчинения еще некоторых городов Верхнего Египта, в том числе Медума и Итгауи Фаюмского оазиса.)
ПЕРЕГОВОРЫ С МЕМФИСОМ, ОСАДА ГОРОДА И ШТУРМ
Направился его величество на север к Мемфису. И вот послал он к ним, говоря: «Не замыкайся, не сражайся, изначальное обиталище Шу . Входящий, да входит он, выходящий, да выходит он, да не задерживаются идущие. Принесу я жертву Пта и богем, обитающим в Мемфисе. Пожертвую я Сокару в таинственном обиталище его. Увижу я «Находящегося к югу от стены своей» . Поплыву я в море вниз по течению… Мемфис будет в сохранности и здравии. Не будут оплакиваться дети. Взгляните на номы юга. Не был там убит ни один человек, кроме врагов, говоривших дурное против бога, которые были казнены, как преступники».
И вот замкнули они крепость свою. Выслали они войско свое против немногих [воинов] его величества, состоящее из ремесленников, начальников, строителей, корабельщиков … гавани Мемфиса.
И вот этот властитель Саиса (Тефнахт) прибыл в Мемфис, приказывая войскам своим и гребцам своим, отборной части войска своего – 8000 людей, строжайше наказывая им: – «Вот, Мемфис наполнен войсками, наилучшими в Нижнем Египте, ячменем, полбой, зерном всяким. Амбары переполнены. Оружие всякое … [укреплены] валом. Построен большой заслон мастерами искусными. Река обтекает восточную сторону. Не найти [здесь] места, удобного для приступа. Хлева полны быками, снабжена сокровищница вещами всякими: серебром, золотом, медью, одеждами, ладаном, медом, маслом. Я отправлюсь, чтобы дать нечто вождям севера. Открою я им номы их . Стану я … к приходу моему». Сел он на лошадь, не потребовал он колесницы своей. Отправился он на север в страхе перед его величеством.
На рассвете, рано утром, прибыл его величество к Мемфису. Причалил он на северной стороне города. Заметил он, что вода поднимается к стене, и корабли пристали к [стенам] Мемфиса. И вот увидел его величество, что они (стены) мощны и вздымаются заново построенные укрепления, стены укомплектованы силачами. Нет подступа для атаки его (Мемфиса). И вот каждый человек из армии его величества высказывал свое мнение как указание для битвы: «Давайте ополчимся [на него] … вот, многочисленны войска его». Другие же говорили: «Сделаем насыпь против него и подымем [уровень] земли до стен его. Свяжем осадные приспособления. Воздвигнем и сделаем перекладины по краям ее насыпи . Разделим его таким образом с каждой его (города) стороны насыпями вместе с … для того, чтобы поднять землю до [уровня] стен его с тем, дабы найти путь для ног наших». И вот его величество разъярился против них, подобно пантере. Сказал он: «Клянусь любовью Ра ко мне и хвалой отца моего Амона, создавшего меня. Должно совершиться это согласно приказу Амона. Это то, что говорят люди … и номы юга, открыты они ему издали, не пустили они Амона в сердце свое, не знают они то, что повелевает он. Сделал он так, что проявилась его (Пианхи) слава, дабы заставить узреть могущество его. Захвачу я его (Мемфис), подобно водному потоку. Приказано…»
И вот выслал он корабли свои и войско свое, чтобы атаковать гавань Мемфиса. Доставили они ему всевозможные речные судна, паромы, судна-сехери и транспортные судна согласно количеству их, причалили они к гавани Мемфиса и привязали [корабельные] канаты к домам его …
Поплыл его величество самолично, чтоб выстроить корабли согласно количеству их.
Приказал его величество войску своему: «Выстраивайтесь (?) перед городом, разрушайте (досл.: опрокидывайте) стены! Вторгайтесь в дома, находящиеся на реке! Если ступит один из вас на стену, не останавливайтесь около него, дабы не отразили вас отряды [врага]. Было бы скверно, если бы мы замкнулись на юге, причалим мы на севере и расположимся на «Грани (досл.: весах) обоих земель» . И вот был захвачен Мемфис [как будто] водным потоком. Было убито в нем множество людей и приведено пленных к месту, где находился его величество.
(Вступив в город, Пианхи принимает меры к охране храмов, приносит жертвы богам и посещает храм Пта. Враги оставляют окрестные города к обращаются в бегство.)
ПРАВИТЕЛИ ДЕЛЬТЫ ИЗЪЯВЛЯЮТ ПОКОРНОСТЬ
Пришел царь Иуапет вместе с вождем Ма Акенешем, наследственным князем Педиисе, и всеми князьями Нижнего Египта с дарами их, чтобы узреть красоту его величества. И вот были переданы сокровищницы и амбары Мемфиса для совершения жертвоприношений Амону, Пта и «Божественной Эннеаде» , находящейся в Мемфисе.
(Пианхи посещает различные храмы и святилища и приносит жертвы богам. Затем он направляется в Гелиополь, где в храме Ра также возносит моления этому богу и совершает жертвоприношения.)
ПРИБЫТИЕ В ХРАМ АТУМА И ПОДЧИНЕНИЕ ЦАРЯ ОСОРКОНА
Он (Пианхи) пришел и вступил в храм Атума и воскурил мирру статуе (?) Атума-Хепри Великому из Гелиополя. Пришел царь Осоркон, дабы лицезреть красоту его величества.
ПОХОД ПРОТИВ АТРИБИСА
На рассвете рано утром отправился его величество на корабле своем и переправился к гавани Атрибиса. Был поставлен шатер его величества к югу от Кахени , на восток от Атрибиса. Пришли эти цари и князья Нижнего Египта, все вожди, носители страусовых перьев, все визири, все приближенные царя с запада и востока и с островов середины (Дельты), дабы лицезреть красоту его величества.
(Наследственный князь Педиисе предлагает Пианхи посетить Атрибис. Нчрь принимает приглашение и направляется в эют город, где Педиисе вручает ему дары.)
ПОДЧИНЕНИЕ ПРАВИТЕЛЕЙ ДЕЛЬТЫ
Сказали эти цари и князья его величеству: «Отпусти нас в города наши, и откроем мы сокровищницы наши, дабы могли выбрать мы то, что угодно сердцу твоему. Приведем мы лучшее кз конюшен наших – отборнейших лошадей». И вот поступил его величество соответственно [этому].
СПИСОК ПРАВИТЕЛЕЙ НИЖНЕГО ЕГИПТА
Список имен их:
Царь Осоркон из Бубастиса, области Ранофер.
Царь Иуапет из Чентрему и Тааяна ,
Князь Джедамониуфанх из Мендеса и Та-мер-Ра .
Его старший сын, его военачальник из Пер-Тхутиупрехуи, Анхгор.
Князь Акенеш из Себеннита , Пер-хеби и Сема-худ .
Князь, начальник Ма, Паченеф из Пер-собед и Мер-пени-неб-хедж .
Князь, начальник Ма, Пема из Бусириса, владыки Джета.
Князь, начальник Ма, Неснекеди из Хесебка.
Князь, начальник Ма, Нахт-Гор-на-шену из Пергерера .
Начальник Ма Пентаур.
Начальник Ма Пенти-Бехент.
Жрец Гора, повелитель Сехема Педи-Гор-сема-тауи.
Князь Хурабас из Пер-Сохмет-небет-Са и Пер-Сохмет-небет-Рехтауи .
Князь Джедхиу из Хентнофер .
Князь Пебес из Хериаха и Пер-Хали с их всевозможными прекрасными дарами…
(Пианхи сообщают о восстании в городе Меседе, местоположение которого точно не установлено. Воуможно, что он находился в западной части Дельты. Пианхи подавляет восстание и отдает город в вознаграждение наследному князю Педиисе.)
ТЕФНАХТ ПОСЫЛАЕТ ПОСОЛЬСТВО С ИЗЪЯВЛЕНИЕМ ПОКОРНОСТИ
И вот услышал об этом начальник Ма Тефнахт и велел отправиться послу к месту, где находился его величество, льстиво говоря: «Мир тебе! Не видал я лица твоего в дни гнева [твоего]. Не могу устоять я перед пламенем твоим, ужасаюсь я вида твоего. Вот Сет , возглавляющий Верхний Египет, Монту , бык, могучий дланью. Ко всему обращаешь ты лик свой. Не нашел ты слугу [твоего], пока не достиг я островов моря, трепеща перед могуществом твоим и говоря: «То пламя твое враждебно мне». Разве не охладилось (т. е. не успокоилось) сердце твоего величества тем, что совершил ты против меня? Воистину скверен я! Да не буду я наказан соответственно преступлению …
(Следуют дальнейшие похвалы Пианхи и просьбы о прощении и милости.)
«Да будет очищен слуга [твой] от прегрешений его, пусть будет взято имущество мсе в сокровищницу твою в виде золота, всевозможных драгоценных камней и наилучших коней в возмещение за все. Пошли ко мне послов тотчас, дабы изгнали они страх из сердца моего. Дай выйти мне к храму пред лик его (бога), дабы мог я очиститься божественной клятвой» .

ТЕФНАХТ ПРИНОСИТ ПРИСЯГУ В ВЕРНОСТИ
Послал его величество главного жреца-херихеба Педиамон-Нестауи и военачальника Пуарема. Одарил он (Тефнахт) его [посла] серебром, золотом, одеждами и всевозможными драгоценными камнями. Вышел он к храму, воздал он хвалу богу и очистил себя клятвой, говоря: «Да не преступлю я повелений царя, да не нарушу я того, что изрекает его величество. Да не совершу я злоумышления, против князя без ведома твоего. Буду я действовать согласно сказанному царем. Не преступлю я приказаний его». И вот его величество был удовлетворен этим.
ПОДЧИНЕНИЕ ОСТАЛЬНЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ ДЕЛЬТЫ
Пришли сказать его величеству: (жители) «Храма Собека открыли они, крепость его (жители) Метена пали на животы свои (т. е. сдались). Нет более нома, запертого для его величества из номов юга и севера, запада и востока, острова середины [Дельты] на животах своих из страха перед ним, принося имущество свое к месту, где находится его величество, подобно подданным дворца».
Когда рассвело, рано утром прибыли эти два правителя юга и два правителя севера с уреями , дабы поцеловать землю перед могуществом его величества. Что же касается этих царей и князей Нижнего Египта, пришедших узреть красоту его величества, то ноги их [ослабели], подобно ногам женщин. Не вошли они во дворец, ибо были они не обрезаны, и ели рыбу; мерзость это для дворца. Но царь Немарат вошел он во дворец, ибо он был чист и не ел он рыб. Стояли трое на ногах своих, [но только] один вошел во дворец.
ПИАНХИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА ЮГ
Вот были нагружены транспортные суда золотом, серебром, медью, одеждами, всякими вещами Нижнего Египта, всякими продуктами Сирии и благовониями «Страны бога» . Его величество отправился вверх по течению, и сердце его радовалось…
(Далее следуют восхваления Пианхи.)
Пер. И.С. Кацнельсона
Государства Двуречья
В отличие от древнего Египта, экономическая, социальная и политическая история государств Двуречья известна нам гораздо лучше благодаря десяткам тысяч глиняных таблеток, найденных в архивах храмов и дворцов. Они содержат летописи, юридические тексты, дипломатическую переписку, деловые документы, договоры, счета, расписки, отчеты надсмотрщиков, свадебные контракты и т. п. Кроме того, от древнего Вавилона дошел единственный в своем роде памятник – свод законов царя Хаммурапп, позволяющий восстановить многие стороны жизни вавилонского общества XVIII в. до н. э.
Для характеристики страны, славившейся в древности своими исключительно богатыми урожаями, которыми она была обязана плодородию почвы и труду человека, следует зачитать отрывки из Геродота.
Надо вызвать к карте одного из учеников, предложить ему найти реки Тигр и Евфрат (с которыми он должен был познакомиться на уроках географии) и объяснить огромное значение этих рек в жизни страны. Обязательно нужно показать рисунки, наглядно иллюстрирующие способы искусственного орошения в древности (например, в атласе «Древний Восток», Л. 1937, табл. 118) и поручить ученикам, умеющим хорошо рисовать, увеличить эти рисунки.
Следует также обратить внимание на значение Тигра и особенно Евфрата как путей сообщения и показать на карте, в какие страны жители Двуречья могли отправляться по водным путям, а заодно показать изображения древневавилонских транспортных судов (табл. 121 в том же «Атласе»).
После ознакомления с природой страны необходимо задать ученикам вопрос: почему в долинах крупных рек возникли государства раньше, чем в соседних горных странах, и привести им указание товарища Сталина (История ВКП(б). Краткий курс, стр. 113) о природных условиях, ускоряющих развитие общества или замедляющих его.
Особое внимание надо обратить на Кодекс Хаммурапи (№40). Целесообразно показать ученикам рисунок, дающий представление о внешнем виде этого памятника, и рассказать об обстоятельствах его находки. Затем следует зячитать несколько строк из «Введения», где царь торжественно заверяет, что он издал законы, чтобы «защищать слабых и угнетенных», и поставить вопрос, являются ли эти слова правдивыми. Для выяснения этого вопроса лучше всего зачитать статьи, в которых особенно ярко подчеркивается бесправие раба (например, ст. 16 Кодекса, карающая смертью человека, давшего приют беглому рабу, или ст. 199, где говорится, что всякий, выбивший глаз рабу, должен уплатить половину его стоимости, тал же как за повреждение глаза вола, в ст. 247).
После разбора этих статей следует поставить вопросы: чьи интересы защищают законы Хаммурапи? Какой класс был в Вавилонии господствующим? Какой класс подвергался эксплоатации?
Далее, учитель должен спросить учеников, мог ли в Вавилонии раб законным путем добиться свободы, и для выяснения этого вопроса зачесть ст. 282, предписывающую отрезать ухо рабу, который станет требовать освобождения.
Следует разъяснить учащимся, что и среди свободных вавилонян не было равенства, и описать положение крупного землевладельца (§§ 45, 60), купца (§§ 101 – 106), ростовщика (§§ 113–117), крестьянина (§§ 48, 257), ремесленника (§ 274), врача (§§ 215–218), архитектора (§§ 228–231). Надо объяснить, что крестьяне не всегда имели свою землю и нередко должны были арендовать поле у богатого соседа (§ 28) или даже наниматься в батраки (§§ 257–258), и в то же время подчеркнуть, что свободный крестьянин или ремесленник находился в лучшем положении, чем раб, что закон кое в чем его защищал (например, в случае неурожая ом получал право не платить ростовщику долг и проценты в течение целого года (§ 48). Таким образом, мелкий собственник хотя и эксплоатировался крупным, но не был таким бесправным и беззащитным, как раб. Требуется объяснить, почему царю было невыгодно отдавать мелкого собственника полностью во власть ростовщика (§§ 115–120), почему обедневший рабовладелец нередко оказывался в цепких лапах последнего (§ 118) и лишался своих рабов. Таким образом, Хаммурапи, ограничивая деятельность ростовщиков, защищал одну группу господствующего класса рабовладельцев от другой.
Особенно следует остановиться на положении воинов (§§ 26–39) и рассказать, какую выгоду получал царь, обеспечивая их земельными наделами. Если ученики спросят, каким образом воин, находясь в походе, мог обрабатывать свою землю, то нужно пояснить, что он мог купить раба и заставить его работать на своем поле, или нанять батрака, или, в крайнем случае, поручить обработку участка жене и детям.
Письма Хаммурапи позволяют уточнить организацию государства и круг деятельности наместника царя в отдельных городах. На основании частноправовых документов можно определить степень развития обмена, в частности работорговли, и охарактеризовать аграрные отношения. Урок, посвященный завоеваниям Ассирии, следует оживить описаниями агрессивных грабительских походов ассирийских царей Салмансара III, Синахериба и Ашшурбанипала (№№ 44–46), взятыми из их летописей, подчеркивая при этом исключительную жестокость поработителей по отношению к завоеванным странам.
Общий ход военных действий лучше пересказать своими словами, однако отдельные фразы из летописей, ярко характеризующие грабительский характер ассирийских походов, надо зачитать.
Говоря об ассирийских завоеваниях, учитель должен все время использовать карту, показывая страны, области и города, упоминаемые в ассирийских летописях. Обязательно нужно указать караванный путь, ведущий из Двуречья в Египет, и объяснить его значение. Тогда станет ясной упорная борьба за лежащий на этом пути Дамаск, начавшаяся при Салманасаре III (см. отрывки из его анналов № 44). Надо объяснить, что успехам ассирийского оружия способствовали не только многочисленность и хорошая организация ассирийской армии, как и презосходство ассирийской военной техники, но не в меньшей степени разногласия между соседями Ассирии. Особенно следует обратить внимание на дипломатические приемы царя Ашшурбанипала (№ 46), который стремился противопоставить царьков Нижнего Египта (особенно Нехо, правившего в Caиce нубийскому царю Тарке, утвердившемуся в Фивах. Таким образом, умело разделяя своих противников, ассирийский царь укреплял свое господство.
В то же время необходимо показать, что это господство не было прочным и длительным, нужно подчеркнуть, что в одни и те же страны ассирийским царим приходилось вторгаться снова и снова, ибо при каждом удобном случае покоренные области восставали. И никакими силами и ухищрениями нельзя было обеспечить их верность. Между стрэнами, покоренными Ассирией, не было внутренней связи, они были объединены лишь силой оружия, и поэтому Ассирийская держава так быстро и легко распалась. Надо поручить одному из учеников измерить по карте расстояние от Ниневии до Фив и сравнить незначительные размеры основной территории Ассирии с огромной площадью подчиненных ей стран (во время Ашшурбанипала). В то же время необходимо осветить внутренние противоречия в ассирийском обществе, ослаблявшие военную мощь страны. Для этого следует использовать текст некоторых ассирийских законов (например, суровые законы о должниках, § 44). Тогда станет понятной неустойчивость Ассирийской державы и внезапность ее падения.
Для внеклассных занятий можно использовать некоторые другие документы из данного раздела. Например, поручить одному из участников исторического кружка проработать тему «Реформы царя Урукагины». В этом документе очень ярко характеризуются уступки, сделанные рядовым крестьянам – общинникам. Ученику, занявшемуся этой темой, нужно объяснить, что он должен критически подходить к первоисточнику, учитывая, что последний является официальным документом, составленным от имени царя, изображающим себя великодушным правителем и защитником народа. На самим деле реформы были вынужденными и половинчатыми. Они лишь частично ограничивали самоуправство знати, чиновников и жрецов. Надо показать на данном примере, что реформы, на которые соглашается господствующий класс, не могут привести к коренному переустройству общества.
Другой темой для внеклассных занятий может послужить «Вторжение киммерийцев и скифов в страны Передней Азии» (по документу № 47). Эта тема дает возможность связать историю стран Древнего Востока с прошлым нашей родины. Можно документально доказать, что уже в VIII–VII вв. до н. э. народы, жившие в причерноморских степях, играли крупную роль в международной политике того времени.
Когда киммерийцы и скифы перешли Кавказский хребет, то они навели страх даже на могущественную Ассирию, цари которой стремились задобрить воинственных кочевников, надвигавшихся с севера, и, по возможности, разъединить различные племена, входившие в их состав.
Геродот. “Природные условия и богатства Двуречья”
(Геродот, I, 193)
Сведения, сообщаемые Геродотом о природе Двуречья, почти полностью подтверждаются клинописными документами. Забота «хороших правителей» о сохранении и расширении оросительной системы нашла яркое отражение в законах Хаммурапи и письмах этого царя. Оросительная система Двуречья поддерживалась в порядке до XIII в н. э., когда она пришла в упадок в резулыате опустошительного нашествия монголов. Данные о баснословных урожаях и огромных размерах различных культурных растений, конечно, преувеличены. Финики созревали только в южной части страны, где они действительно служили одним из основных продуктов питания. В северном Двуречье их насаждали в качестве декоративных растений. Асфальт часто упоминается в вавилонских и ассирийских документах.
193. Земля же ассирийцев орошается дождем мало, и это сперва питает корни хлеба; однако посев вырастает, и хлеб вызревает при помоши орошения из реки, но не так, как в Египте, где сама река разливается на поля, но с помошью орошения руками или насосами . Вся вавилонская земля, так же как и египетская, изрезана каналами; и наибольший из каналов – судоходный, обращенный на юг, тянется от Евфрата к другой реке, к Тигру, у которого был построен город Нин . Страна же эта – много лучше всех стран, которые мы видели, в отношении того, как она приносит плод Деметры , ибо других деревьев она совсем не производит, ни смоковницы, ни винограда, ни маслины . В отношениях же принесения плода Деметры она настолько хороша, что обычно дает сам-двести, когда же бывает наилучший урожай, приносит сам-триста. Листья здесь и пшеницы, и ячменя имеют часто в ширину четыре пальца. А что касается проса и сезама , которые вырастают величиной с дерево, я, хотя и хорошо знаю, не сделаю упоминания, прекрасно понимая, что не бывавшим в вавилонской земле и сказанное о плодах покажется полной неправдой. Оливковым же маслом не пользуются совершенно, но делают масло из сезама. Финиковые пальмы растут у них по всей равнине, большинство их плодоносны, из них [местные жители] приготовляют себе и хлеб, и вино, и мед.
Пер. О.В. Кудрявцева
Реформы царя Урукагины
Надпись на двух глиняных конусах, найденных во время раскопок на холме Телло, где были обнаружены развалины древнего Лагаша. В настоящее время оба конуса хранятся в Париже, в Луврском музее. Текст написан на шумерийском языке и сохранился хорошо.
Урукагина, от имени которого составлен данный документ, вступил на лагашский престол насильственным путем, отстранив своего предшественника Лугальанду. Для упрочения своей власти он стремился опереться на рядовых крестьян-общинников, в интересах которых провел ряд реформ, ограничиваюших засилие знати.
Надпись Урукагины дает возможность ясно представить картину социальной борьбы и попытку восстановления общинного землевладения на землю, скот и т. д. Эта попытка окончилась полной неудачей. Из других документов мы узнаем о том, что Урукагина, процарствовав около 6 лет, погиб в борьбе с соседним городом Уммой.
Перевод сделан по изданию: A. Deimel, Orientalia, ч. II, 1920.
Для Нингрису , воина Энлиля , Урукагина, царь Лагаша, построил дворец тираш . Здание антасурра он ему построил. Храм богини Бау он ей построил Пур-саг (буквально: «Главный сосуд»), дом постоянных приношений он ей построил. Ее дом для стрижки овец в Уруазагга он ей построил. Для богини Нины он вырыл канал, текущий в город Нина, любимый ею канал. Его пруд-резервуар он соединил с морем. Стену города Гирсу он ей построил.
С далеких дней и с начала при корабле был поставлен надзиратель корабля. У ослов был приставлен надзиратель за пастухами, у овец был приставлен надзиратель за овчарями. У рыболовных сетей был приставлен надзиратель за рыбаками. Жрецы должны были сдавать налог на поле перед начальником закрома. Пастухи овец, предназначаемых для получения шерсти, должны были при отсутствии шерсти белых овец отдавать надзирателю соответствующее серебро. Получатели налога, начальник заупокойных жрецов, начальник дома трав, начальник пивоварни, начальники воинов должны были вместо ягненка сдавать соответствующее серебро. Быки богов должны были на огороде патеси выполнять работу. На хорошем поле богов, на огороде совершалось все по желанию патеси. Ослы, тягловые быки жрецов использовались патеси. Зерно жрецов получали воины патеси в качестве награды. Одежды, нитки, бронзовые изделия, козью шерсть, птицу должны были сдавать жрецы в виде налога.
Жрец, заведующий складами, мог в саду рядового воина взять и дерево, и плоды.
Если труп погребался в могиле, то плата за похороны для заупокойного жреца была: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежда, козленок с прорастающими рогами и одно ложе. Плакальщик требовал 36 мер зерна.
Если мертвый погребался в тростнике бога Энки , то заупокойный жрец требовал: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежду, 1 ложе, 1 кресло. Плакальщик требовал 36 мер зерна. Ремесленники получали приношение в виде ремесленных орудий. Помощники похоронного жреца получали кружку.
В дворце патеси управлялись поля бога Нингирсу , в доме жены патеси управлялись поля храма богини Бау, а в доме детей патеси управлялись поля храма детей бога Нингирсу.
Начиная с северной границы области Нингирсу до моря , были поставлены надзиратели в качестве судей.
Если воин на высоком поле вырывал себе колодец, то раб патеси брал из него воду для садов патеси. Если он вырывал себе ров, то раб патеси брал оттуда воду.
Прежде порядок (правителей Лагаша) существовал [тогда], когда Нингирсу, мощный воин Энлиля, передал Урукагине царство в Лагаше и среди 36 000 людей установил его власть, он восстановил древние повеления (Нингирсу) и дал силу слову, которое сказал ему его царь Нингирсу.
От корабля удалил он надзирателя за кораблем. От ослов и от овец он удалил надзирателя за пастухами. От рыболовных сетей он удалил надзирателя за рыбаками. От налогового зерна жреца он удалил начальника закрома. От платежа серебром при отсутствии белой овцы или отсутствии ягненка он удалил надзирателя .
От приношений, которые должны были жрецы приносить к дворцу патеси, он удалил надзирателей.
В дворце патеси, на поле патеси он поставил Нингирсу снова как их царя. В доме женского храма, на поле женского храма он снова восстановил богиню Бау как их хозяйку. В доме детей, на поле детей он восстановил сына бога Нингнрсу как их царя. Начиная с северной границы области Нингирсу вплоть до моря не было больше судей-надзирателей.
Если мертвый клался в могилу, то заупокойный жрец получал как свое пиво 3 кружки, как свои хлебы 140 штук. Далее, 1 ложе, 1 козленка, 18 мер зерна получал плакальщик.
Если мертвый хоронился в тростнике бога Энки, то заупокойный жрец получал 4 кружки как свой напиток, 240 (штук) как свои хлебы и 36 мер ячменя.
18 мер была доля плакальщика, 1 особый хлеб, 1 мера мази для богини-госпожи, 420 сухарей как хлеб для хранения, 40 свежеиспеченных хлебов для еды, 10 свежих хлебов как настоянные хлеба, и 5 хлебов для человека, взимающего (поборы). Наконец, два больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Гирсу, 490 хлебов, 2 больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Лагаша, 406 хлебов, 1 большой сосуд, 1 меньший сосуд пива для певца, 250 хлебов, 1 большой сосуд пива для помощников заупокойного жреца, 180 хлебов, 1 большой сосуд пива для жреца города Нина. Раб, который клал труп на ложе (?), получал к своей еде, к своему ежедневному вознаграждению 1 хлеб, 5 черных хлебов, 1 белый хлеб к своему месячному вознаграждению и 6 черных хлебов как свое ежегодное вознаграждение. 60 хлебов, 1 большой сосуд пива и 18 мер ячменя получал начальник изготовителей гробов (?). Он отменил получение помощниками заупокойного жреца кружки. Он отменил получение ремесленником платежа за ремесленные орудия .
Жрец, заведующий складами, не имел права больше входить, и выходить в сад воина.
Если у воина имелся хороший осел и его начальник ему говорил: «я хочу его у тебя купить», то если он действительно покупает, тот (т. е. воин) должен ему сказать: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то начальник не должен дать ему (т. е. воину) почувствовать свой гнев.
Если дом великого примыкает к дому воина и этот великий ему скажет: «Я хочу его у тебя купить», если дело действительно дойдет до покупки, то воин пусть скажет великому: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то великий не должен дать воину почувствовать свой гнев.
Он издал в городе повеления и освободил граждан Лагаша от опасностей жизни, обмана, кражи зерна и сокровищ, от убийства и взлома. Он установил наказание, чтобы сильный не обижал сироту и вдову.
С богом Нингирсу установил Урукагина этот порядок…
В середине этого года он вырыл заново «Малый канал», который протекает через Гирсу, для Нингирсу. Прежнее имя его он ему снова дал. Канал «бог Нингирсу могучий Ниппура» , это имя дал ему снова Урукагина.
Канал, который течет в город Нина , он очистил. Этот канал священный. Его содержимое чисто. Пусть дает богиня Нина ему текущую воду.
Пер. акад. В.В. Струве
Шумерские законы времени правления династий Исина и Ларсы
До нас дошли фрагменты самого древнего кодекса законов, относящегося ко времени династий Исина (2023–1798) и Ларсы (2023–1961 гг. до н.э.), правивших одновременно. При всей своей отрывочности они сохранили ценные сведения о шумерском рабовладельческом обществе и выработанных им юридических нормах.
Некоторые шумерские законы весьма сходны с соответствующими статьями Кодекса Хаммурапи, что дает основание предполагать известное влияние более древнего шумерского права на вавилонское, чему способствовала близость социально-экономических условий.
Перевод сделан по изданиям: Sheil, Revue d’Assyriologie XVII, 1919, стр. 37. A. Deimel, Sumerische Crammatik, 1924, стр. 226–227.
(О БЕГЛЫХ РАБАХ)
5. Если раб или рабыня убежали от кого-нибудь в пределах города и было установлено, что он в чьем-нибудь доме пребывал в течение месяца, то он (т. е. укрыватель раба) даст раба за раба .
(НАКАЗАНИЕ ЗА ВЫКИДЫШ)
1. Если кто-нибудь толкнул (нечаянно) дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 10 сиклей серебра .
2. Если кто-нибудь ударил дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 1/3 мины серебра.
(НАКАЗАНИЕ СТРОПТИВОГО ПРИЕМЫША)
3. Если приемыш сказал своему отцу и своей матери: «Ты не мой отец, не моя мать», то он оставит дом, поле, сад, рабов, скарб, скот .
Из надписей царей Аккада
Древняя копия надписей со статуй, стоявших в Экуре – общешумерском святилище Энлиля в Ниппуре. Глиняная таблетка, ок. 2000 г. до н. э. Эти тексты доказывают, что объединение Двуречья под властью царей Аккада было весьма непрочным. Преемникам Саргона Аккадского приходилось подавлять бесконечные восстания, главным образом в Шумере.
Перевод дан по публикации текста: A. Poebel, Publications of the Babylonian Section of the University of Pennsylvania, т. IV, стр. 173.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Лакуны частично восполнены по другой надписи:)
Римуш , царь вселенной, в битве Ур и Убме поверг и 8040 мужей уложил; 5460 пленных захватила его рука; и Какуга, царя Ура, захватила его рука: и (всех) его энси (патеси) захватила его рука; и [… ] захватила его рука; и до самого Нижнего моря …, и 5700 мужей из городов Шумера он вывел и на гибель отдал (?), и города их он поверг, и стены их он разрушил.
Когда при возвращении его город Казаллу возмутился, он поверг…
(Конец отбит. Следует еще несколько плохо сохранившихся надписей Римуша. Затем еще одна его же аккадская надпись:)
Римуш, царь вселенной, в битве с Казаллу, 12650 мужей уложил, 5 864 пленных захватила его рука; и [в] области Элама [все] города захватила его рука; и стены их он разрушил.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Дополняется по тексту Thureau-Dangin, Revue d’Assyriologie, 1911, p. 136.)
Римуш, царь вселенной, в битве поразил Абалгамаша, царя Барахси , и Сидгау, наместника его, захватила его рука; и… гаву, наместника За[бшали??], захватила его рука. Между Аваном и Сузами на реках… и… на каменные глыбы (?) города их он развалил; и города Элама он поверг и стены их разрушил; и корень Барахси из племени Элама он исторг; так Римуш, царь вселенной, Эламом овладел и [для?] Энлиля его удержал (?), Уту и Забабе … он подарил (??).
Пер. Н.М. Дьяконова
Кодекс законов царя Хаммурапи
Текст на базальтовом столбе, найденном в 1901 г. французской археологической экспедицией в Сузах, куда он был завезен после одного из набегов эламитян на Вавилонию. В настоящее время хранится в Луврском музее (Париж). Памятник датируется XVIII в. до н. э. Язык классический старовавилонский. Лицевая сторона наверху украшена рельефным изображением Хаммурапи, стоящего перед богом солнца Шамашем и получающим из его рук судейский жезл.
По повелению эламского царя, увезшего эту надпись в качестве трофея, несколько строк было стерто, очевидно, с целью поместить имя этого царя. Однако большая часть (247 из 282) статей законов сохранилась. Позднее были обнаружены в библиотеке Ашшурбанипала копии некоторых частей кодекса, с помощью которых поврежденные места были почти полностью восстановлены.
Кодекс 6 царя Вавилонской династии Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э.)- один из самых ценных источников по истории Древнего Востока. В его статьях, а также в введении и заключении четко вырисовываются наиболее характерные черты вавилонского рабовладельческого общества. Это древнейший из сохранившихся в достаточно полном виде свод законов, так как более ранние – шумерийские – законы дошли только в отрывках.
Перевод всего текста дан по изданию: I. Kohler, A. Ungnad und F. Peiser, Hammurabis Gesetze, B-de I-III. Leipzig, 1904-1909. A. Ungnad, Die Keilschrifttexte der Gesetze Hammurabis.
Когда великий бог , царь ануннаков , Энлиль , владыка небес и земли, судящий судьбы страны, вручил Мардуку , первому сыну Эа , господство (буквально: энлильство) над всеми людьми и возвеличил его среди игигов , назвал Вавилон его великим именем, сделал его могущественнейшим среди стран света и утвердил в нем вечное царство, чье основание прочно, подобно небесам и земле, – тогда меня, Хаммурапи, славного, богобоязненного князя, для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого, чтобы я, как Шамаш , восходил над черноголовыми и освещал страну, – призвали Ану и Энлиль для благоденствия людей.
Я, Хаммурапи, пастырь, названный Энлилем, накопивший богатство и изобилие, все свершивший для Ниппура , связи небес и земли, славный покровитель Э-Кура ; победоносный царь, восстановивший Эриду , очистивший обряды Э-Абзу ; покровитель (?) четырех стран света, возвеличивший имя Вавилона, ублаживший сердце Мардука, своего владыки, [все] дни свои ходивший к Э-Сагиле;
семя царственности, созданный Сином , давший обилие Уру и, смиренный богомолец, приносящий плодородие в Э-Кишширгал ;
царь законный, послушный Шамашу, сильный, укрепивший основание Сиппара , одевший зеленью могилу Айи , вознесший храм Э-Барры, подобно жилищу небес;
воитель, пощадивший Ларсу , обновивший Э-Баббар для Шамаша, своего союзника;
владыка, дающий жизнь Уруку , давший воду обилия его людям, возвысивший Э-Ану, накопивший богатство для Ану и Иштар;
сень страны, собравший рассеянных людей Исина , умноживший обилие для храма Э-Галмах; повелитель царей, близнец Забабы , укрепивший жилище города Киш , окруживший блеском Э-Метеурсаг, упрочивший великие обряды Иштар, заботящийся о храме Хурсагкаламы, твердыни против врагов (?);
тот, чьи желанья исполнил друг его, Ирра , укрепивший город Куту , умноживший все для Мезлама;
буйный телец, забодавший врагов, любимец Туту , возвеселивший Борсиппу , непрестанно пекущийся об Э-Зиде;
бог царей, ведающий мудрость, расширивший пашню Дильбата , наполнивший амбары для могучего Ураша ;
владыка, достойный скипетра и тиары, которыми украсила его мудрая [богиня] Мама , установивший границы Кеша (Описа? ), сделавший пышными чистые яства для Нинту ;
несравненно разумный, определивший пастбище и водопои для Лагаша и Гирсу , держащий [в руках] большие жертвенные дары для Э-Нинну;
схвативший врагов, любимец Высокой , исполнивший оракульские предсказания Халлаба , веселящий сердце Иштар;
светлый князь, молитву которого знает Адад , успокоивший сердце Адада-воина в городе Бит-Каркара (?), приведший в надлежащий порядок все в Э-Угалгале;
царь, даровавший жизнь Адабу , покровитель храма Э-Мах; владыка царей, неодолимый боец, тот, что даровал жизнь городу Машкан-шабрим , напоивший обилием Э-Мезлам; мудрый правитель, тот, что достиг исполнения всякого замысла, укрывший людей Малгума во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, [а] для Эа и Дамгалнунны , возвеличивших его царственность, навеки назначивший чистые жертвы; первейший из царей, покоривший евфратские селенья силой Дагана , своего создателя, тот, что помиловал людей Меры и Тутуля ;
славный князь, просветливший лицо Иштар, установивший чистые яства для Ниназу , помогший (?) людям своим во время беды, утвердивший стопы их среди Вавилона благополучно;
пастырь народа, дела которого Иштар приятны, водворивший Иштар в Э-Ульмаше посреди широкоуличного Аккада;
давший воссиять правде, ведущий прямым путем племена, возвративший городу Ашшуру его милостивую богиню-хранительницу;
усмиряющий (??) пламя (??), царь, в Ниневии , в Э-Мишмише, давший воссиять имени Иштар.
Я – славный, покорный великим богам, потомок Суму-лаилу , могучий наследник Син-мубаллита , вечный царственный отпрыск, могучий царь, солнце Вавилона, озаривший светом страну Шумера и Аккада, царь, приведший к послушанию, четыре страны света, любимец Иштар.
Когда Мардук послал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я вложил правду и справедливость в уста страны, [и] дал благоденствие народу. Отныне:
(§ 1) Если человек, обвинив под клятвой человека, бросит на него [подозрение в] убийстве и не докажет этого, – обвинившего его должно убить.
(§ 2) Если человек бросит на человека [подозрение в] чародействе и не докажет этого, – тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к Реке и броситься в Реку. Если Река овладеет им, – обвинивший его может забрать его дом; а если Река этого человека очистит [от обвинения] и он останется невредим, – того, кто бросил на него [подозрение в] чародействе, должно убить, а бросавшийся в Реку получает дом своего обвинителя.
(§ 3) Если человек, выступив в судебном деле со свидетельством о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если это – судебное дело о жизни, этого человека должно убить.
(§ 4) Если же он выступил со свидетельством в судебном деле о хлебе или серебре, – он должен понести наказание, определенное в таком судебном деле.
(§ 5) Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ с печатью, а потом свой приговор изменит, – этого судью должно изобличить в изменении приговора, и он должен уплатить в 12-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, а также должен быть в совете свергнут со своего судейского кресла и не должен никогда вновь восседать с судьями на суде.
(§ 6) Если человек украдет имущество бога или дворца, – его должно убить; и того, кто примет из его рук украденное, должно убить.
(§ 7) Если человек купит из руки сына человека или из руки раба человека без свидетелей и договора или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла, или что бы то ни было, – этот человек вор, его должно убить.
(§ 8) Если человек украдет вола, или овцу, или осла, или свинью, или лодку, то, если это божье [или] если это дворцовое, он должен отдать это в 30-кратном размере, а если это принадлежит мушкенуму , – он должен возместить в 10-кратном размере; если же вору нечем отдать, то его должно убить.
(§ 9) Если человек, у кого пропало что-либо, найдет свою пропавшую вещь в руках [другого] человека, и тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь, скажет: «Мне, мол, продал ее продавец, я купил ее при свидетелях, мол», а хозяин пропавшей вещи скажет: «Я представлю, мол, свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь, и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и свидетели, знающие потерянную вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают. Продавец – вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно, покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца.
(§ 10) Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, а только хозяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, покупатель – вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь.
(§11) Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, – он лжец, возводит клевету, его должно убить.
(§ 12) Если продавец умер, – покупатель получает в 5-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, из дома продавца.
(§ 13) Если свидетелей этого человека нет близко, – судьи назначают ему срок до 6-го месяца. Если на 6-й месяц своих свидетелей он не приведет, – он лжец, должен понести наказание, [определенное] в таком судебном деле.
(§ 14) Если человек украдет малолетнего сына человека,- его должно убить.
(§ 15) Если человек выведет за ворота раба дворца, или рабыню дворца, или раба мушкенума, или рабыню мушкенума, – его должно убить.
(§ 16) Если человек укроет в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или мушкенуму, и не выведет его на клич глашатая, – этого домохозяина должно убить.
(§ 17) Если человек поймает в степи беглого раба или рабыню и доставит его хозяину, – хозяин раба должен уплатить ему 2 сикля серебра.
(§ 18) Если этот раб не назовет своего господина, – должно привести его во дворец, затем исследовав обстоятельства его дела, возвратить его хозяину его.
(§ 19) Если же он удержит этого раба в своем доме и потом раб будет найден в его руках, – этого человека должно убить.
(§ 20) Если раб бежит из рук того, кто его задержал, – этот человек должен поклясться богом хозяину раба и быть свободным [от ответственности].
(§ 21) Если человек сделает пролом в доме, – его должно убить и зарыть перед этим проломом.
(§ 22) Если человек совершит грабеж и будет пойман, – его должно убить.
(§ 23) Если грабитель не будет схвачен, – ограбленный должен клятвенно показать перед богом все пропавшее у него, а община и рабианум , на земле или в округе которых произведен грабеж, должны возместить ему, что у него пропало.
(§ 24) Если [при этом загублена] жизнь, – община и рабианум должны отвесить 1 мину серебра его родственникам.
(§ 25) Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, [и] человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на имущество домохозяина и возьмет себе [что-нибудь из] имущества домохозяина,- этого человека должно бросить в этот огонь.
(§ 26) Если редум или баирум , которому приказано выступить в царский поход, не пойдет или, наняв наемника, пошлет его своим заместителем, – этого редума или баирума должно убить; нанятый им получает его дом.
(§ 27) Если редум или баирум будет угнан [в плен?], будучи на царской службе, и после него его поле и сад будут отданы другому, который будет нести его [воинскую] повинность, – если тот, вернувшись, достигнет своей общины, должно отдать обратно ему его поле и сад, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 28) Если редум или баирум угнан [в плен?], будучи на царской службе, и его сын может нести повинность, – должно отдать ему поле и сад, и он будет нести повинность своего отца.
(§ 29) Если сын его малолетен и не может нести повинность своего отца, – должно отдать 1/3 поля и сада его матери, и мать его вырастит его.
(§ 30). Если редум или баирум из-за своей повинности бросит свое поле, сад и дом, и будет находиться вдалеке, и после него другой возьмет его поле, сад и дом, и будет нести его повинность в течение 3 лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, – не должно отдавать их ему, и тот, кто взял их и нес его повинность, должен будет нести [ее].
(§ 31) Если же он будет отсутствовать только один год и вернется, – должно отдать ему его поле, сад и дом, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 32) [Ес]ли редум или баирум, который угнан [в плен] (?) во время царского похода, будет выкуплен тамкаром и доставлен в свою общину, то если в его доме есть чем выкупиться, он должен выкупить себя сам; если в его доме нечем выкупиться, он должен быть выкуплен от храма своей общины, а если у храма его общины нечем выкупить, его должен выкупить дворец. Его поле, сад и дом не должно отдавать на его выкуп.
(§ 33) Если декум или лубуттум получит себе отряд, изъятый (от военной службы) или во время царского похода, приняв наемника [в качестве] заместителя, пошлет его, – этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 34) Если декум или лубуттум возьмет себе имущество редума, причинит вред редуму, отдаст редума в наем, предаст редума на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный редуму царем, – этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 35) Если человек купит у редума волов или овец, пожалованных редуму царем, – он теряет свое серебро.
(§ 36) Поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать [или арендную плату] не могут быть отданы за серебро.
(§ 37) Если человек купит поле, сад или дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?), – его документ должно разбить, и он теряет свое серебро, [а] поле, сад и дом возвращаются их [прежнему] хозяину.
(§ 38) Редум, баирум или приносящий подать (арендную плату?) не может отписывать из своих поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 39) Из поля, сада или дома, которые он, купив, приобрел, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 40) Божья жена , тамкар, или обязанный другой повинностью, могут отдать свое поле, сад или дом за серебро. Покупатель должен нести повинность, связанную с купленными им полем, садом или домом.
(§ 41) Если человек обменяет [на свои] поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?) и сделает приплату, то редум, баирум или приносящий подать может вернуться к своему полю, саду и дому и может забрать сделанную ему приплату.
(§ 42) Если человек, взявший поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, – (то) изобличенный в том, что он не произвёл на поле работы, и он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи.
(§ 43) Если он, не обработав поля, оставит его под паром, – он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи, и поле, оставленное им под паром, должен вспахать (?), взборонить (?) и вернуть хозяину поля.
(§ 44) Если человек возьмет на 3 года целину для поднятия, но, по лености, не возделает поля, – на 4-й год он должен вспахать, (?) вскопать (?) и взборонить (?) поле и вернуть его хозяину поля (?), а также отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 45) Если человек отдаст свое поле земледельцу за арендную плату и получит арендную плату за свое поле, [а] потом Адад затопит поле или наводнение унесет [жатву], то убыток падает (только) на земледельца.
(§ 46) Если он не получает (определенной) арендной платы, (и) либо отдал поле исполу, либо из третьей доли, (то) находящийся на поле хлеб земледелец и хозяин поля должны делить сообразно соотношению [их частей] (?).
(§ 47) Если земледелец не получит з первый год [пользы от] своих трудов (и) скажет: «Я обработаю поле для себя (т. е. на свой риск?)», – хозяин поля не должен противиться этому; поле его должен обрабатывать только этот его земледелец, и при жатве он получит хлеб сообразно с договором.
(§ 48) Если человек имеет на себе процентный долг, [а] Адад затопит его поле или наводнение унесет [его жатву], или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, – ок может не возвращать в этом году хлеб заимодавцу и смывает свой документ; также и проценты за этот год он может не отдавать.
(§ 49) Если человек, взяв взаймы серебро у тамкара, отдаст тамкару годное для обработки хлебное или сезамное поле, говоря ему: «Возделай поле, собери хлеб или сезам и возьми его себе», если земледелец [тамкар] вырастит на поле хлеб или сезам, – выросший на поле хлеб и сезам должен во время жатвы взять (только) хозяин поля и должен отдать тамкару хлеб за серебро, взятое им у тамкара, с процентами на него, а также за издержки тамкара по обработке.
(§ 50) Если он отдаст [уже] возделанное хлебное или сезамное поле, – находящийся на поле хлеб или сезам должен взять (только) хозяин поля и должен вернуть тамкару серебро с процентами на него.
(§ 51) Если у него нет серебра для уплаты, – он должен отдать тамкару [хлеб или] сезам в размере цены занятого им у тамкара серебра с процентами на него согласно царским постановлениям.
(§ 52) Если земледелец (тамкар) не вырастит на поле хлеба или сезама, – это не меняет его договора.
(§ 53) Если человек поленится укрепить плотину своего поля, и, вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв и водой будет затоплен полевой участок, – человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить погубленный им хлеб.
(§ 54) Если он не может возместить хлеб, – должно отдать его и его имущество за серебро, и [это серебро] должны разделить между собою хозяева полевых участков, хлеб которых унесла вода.
(§ 55) Если человек, открыв свой арык, по небрежности допустит, что водою будет затоплено поле его соседей, – он должен отмерить хлеб, как у его соседей.
(§ 56) Если человек выпустит воду, и водою будет затоплено подготовленное для посева поле его соседа, – он должен отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 57) Если пастух не договорится с хозяином поля о корме мелкого скота травой и без [дозволения] хозяина поля скормит поле мелкому скоту, то хозяин поля должен сжать свое поле; пастух, без [дозволения] хозяина поля скормивший траву мелкому скоту, должен, сверх того, отдать хозяину поля 20 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 58) Если после того, как мелкий скот поднимется с поля [и] все стадо (?) будет заперто в городских воротах, пастух пустит мелкий скот на поле [и] скормит поле мелкому скоту, – пастух должен сторожить поле, которое он скормил [скоту и] во время жатвы отмерить хозяину поля 60 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 59) Если человек срубит в саду человека дерево без [позволения] хозяина сада, – он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 60) Если человек предоставит садоводу поле для насаждения сада, [и] садовод разведет сад и будет растить его в течение 4 лет, – на 5-й год садовладелец и садовод делят плоды между собой поровну , садовладелец должен выбрать и взять свою часть [первым].
(§ 61) Если садовод не окончит разведение сада на поле, оставит часть невозделанною, – невозделанная часть входит в его долю.
(§ 62) Если он не превратит данного ему поля в сад, то если это – обработанная земля, садовод обязан отмерить хозяину поля арендную плату, как у соседей, за годы, в которые она находилась в запустении, а также выполнить работу на поле и возвратить его хозяину поля.
(§ 63) Если это – целина, он должен выполнить работу на поле и вернуть хозяину поля, а также отмерить за 1 год 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 64) Если человек предоставит сад садоводу для оплодотворения [пальм] , то садовод, пока он держит сад, должен отдавать 2/3 садового дохода садовладельцу, а 1/3 должен брать себе.
(§ 65) Если сад он не будет оплодотворять и уменьшит доход, то садовод [должен отдать] арендную плату, как у соседей.
(§ 66) Если человек займет серебро у тамкара и его тамкар потребует у него уплаты [долга] (?), а ему нечем будет отдать и он отдаст тамкару свой сад после оплодотворения и скажет: «Все финики, выросшие в саду, возьми за твое серебро», то этот тамкар не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять садовладелец и удовлетворить тамкара серебром, с процентами на него согласно своему документу, а остальные финики, выросшие в саду, должен взять (только) садовладелец.
(§ 71) Если человек отдаст хлеб, серебро или [другое] движимое имущество [в уплату] за связанный с повинностью дом своего соседа, который он хочет купить, – он теряет все, что он отдал; дом должно вернуть его хозяину. Если этот дом не связан с повинностью, то он может купить и дать за него хлеб, серебро или [другое] движимое имущество.
(§ 78) [Если…..], живущий [в доме] человек отдаст домовладельцу полностью годовую наемную плату, но домовладелец заставит жильца уйти до истечения срока, – домовладелец, [за принуждение] жильца [остав]ить его дом до истечения срока, [теряет] серебро, отданное жильцом.
(§ 96) [Если человек, имея на себе долг хлебом] или серебром, не имеет хлеба или серебра [для уплаты], но имеет [другое] движимое имущество, то он может отдать тамкару перед свидетелями сколько взял (?) всем, что бы ни было в его руках, и тамкар не должен отказываться], а должен принять.
(§ 100) [Если там, куда отправится шамаллум , он наживет барыш], – он должен записать доход (буквально: проценты) на все серебро, сколько получил; затем должно сосчитать его дни, и он должен удовлетворить тамкара.
(§ 101) Если он не найдет барыша [там], куда направится, то шамаллум должен отдать тамкару взятое серебро в двойном размере.
(§ 102) Если тамкар ссудит шамаллума серебром для предприятия, а тот потерпит убыток [там], куда отправится, то он должен вернуть тамкару капитал.
(§ 103) Если на пути неприятель отнимет у него все, что он нес, то шамаллум должен поклясться перед богом и быть свободным [от ответственности].
(§ 104) Если тамкар даст шамаллуму хлеб, шерсть, масло или другое имущество для торговли, то шамаллум должен записать серебро и отдать тамкару. Шамаллум должен получить документ с печатью о серебре, отданном купцу.
(§ 105) Если шамаллум будет небрежен, не возьмет документа с печатью о серебре, отданном тамкару, то серебро, на которое не дано документа с печатью, нельзя причислять к счету.
(§ 106) Если шамаллум, взяв у тамкара серебро, отопрется перед своим тамкаром, – тамкар этот должен изобличить шамаллума перед богом и свидетелями в получении серебра; шамаллум должен вернуть тамкару все взятое им в тройном размере.
(§ 107) Если тамкар поручит [что-либо] шамаллуму и шамаллум вернет своему тамкару все, что дал ему тамкар, а тамкар отопрется перед ним [в том], что это уже отдано ему шамаллумом, – этот шамаллум должен изобличить тамкара перед богом и свидетелями; тамкар, за то, что он отпирался перед своим шамаллумом, должен вернуть шамаллуму все полученное им в 6-кратном размере.
(§ 108) Если корчемница не принимает хлеб в уплату за сикеру , принимает серебро по слишком большой гире и эквивалент сикеры уменьшает по отношению к эквиваленту хлеба, – эту корчемницу должно изобличить и бросить в воду.
(§ 109) Если в доме корчемницы соберутся преступники и она не задержит этих преступников и не приведет ко дворцу, – эту корчемницу должно убить.
(§ 110) Если божья жена или божья сестра , не живущая в обители , откроет (дверь в) корчму или войдет в корчму для питья сикеры, то эту [свободную] женщину должно сжечь.
(§ 111) Если корчемница отпустит в долг 60 сила пива (?), – во время жатвы она должна получить 50 сила хлеба.
(§ 112) Если человек, находясь в пути, отдаст другому серебро, золото, [драгоценные] камни или [другое] имеющееся у него движимое имущество, с поручением доставить как посылку, [но] этот человек не доставит того, что должен был доставить, туда, куда должен был доставить, [а] заберет (себе), – хозяин посылки должен изобличить этого человека в том, что он не отдал того, что должно было быть послано, и этот человек должен вернуть хозяину посылки все данное ему в 5-кратном размере.
(§ 113) Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и без [дозволения] хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или с гумна, – этого человека должно изобличить во взятии им хлеба из житницы или с гумна без (дозволения) хозяина хлеба, и он должен вернуть весь взятый им хлеб и теряет все, данное им [взаймы].
(§ 114) Если человек, не имея за человеком долга хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, – за каждое взятое лицо он обязан уплатить 1/3 мины серебра.
(§ 115) Если человек, имея за человеком долг хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, и взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью, то это судебное дело не ведет к иску.
(§ 116) Если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, – хозяин взятого в залог должен изобличить своего тамкара (заимодавца); если [взятый в залог] – сын человека, должно убить его сына, если он – раб человека, он должен отвесить 1/3 мины серебра и теряет все, данное им взаймы.
(§ 117) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро или отдаст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, – они должны служить в доме их покупателя или заимодавца (только) 3 года; на 4-й год должно отпустить их на свободу.
(§ 118) Если он отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, [и] тамкар передаст [его или ее] дальше, то он [или она] не может быть требуем [или требуема] назад судебным порядком.
(§ 119) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро свою рабыню, родившую ему детей, и серебро, какое отвесил тамкар, хозяин рабыни отвесит ему, – свою рабыню он может освободить.
(§ 120) Если человек ссыпает свой хлеб на хранение в доме человека и хлебная кладовая подвергнется взлому, или домохозяин, открыв кладовую, возьмет хлеб, или совершенно отопрется, что хлеб ссыпан в его доме, – хозяин хлеба должен клятвенно указать перед богом свой хлеб; домохозяин должен вернуть хозяину хлеба взятый им хлеб в двойном размере.
(§ 121) Если человек ссыпет свой хлеб в доме человека,- он должен отдать в год 5 сила за каждый курру хлеба.
(§ 122) Если человек отдаст человеку на хранение свое серебро, золото или другую вещь, – он должен предъявить свидетелям все отдаваемое им, заключить договор и может отдавать на хранение.
(§ 123) Если он отдаст на хранение без свидетелей и договора и [там], куда он отдал, станут отпираться, – это судебное дело не ведет к иску.
(§ 124) Если человек отдаст человеку на хранение серебро, золото или другую вещь перед свидетелями и тот отопрется,- этого человека должно изобличить, и он должен вернуть все, от чего отпирался, в двойном размере.
(§ 125) Если человек отдаст что-нибудь на хранение, [и там] куда он отдал, вследствие взлома или лестницы пропадет что-нибудь [из этого] вместе с имуществом домохозяина, то домохозяин, который был небрежен и дал пропасть отданному ему на хранение, должен возместить хозяину имущества все отданное ему на хранение в полном размере. Домохозяин может разыскивать пропавшее у него и взыскивать [пропажу] с вора.
(§ 126) Если человек, у кого ничего не пропало, скажет: «У меня пропало нечто», и клятвенно покажет свой убыток,- так как он клятвенно показал в качестве своего убытка то, что у него не пропадало, он должен, к ущербу для себя, отдать то, на что он предъявил иск, в двойном размере.
(§ 127) Если человек, протянув палец против божьей сестры или жены человека, не докажет [обвинения], то этого человека должно повергнуть перед судьями и обрить ему виски .
(§ 128) Если человек, взяв жену, не заключит с нею договора, – эта женщина не жена.
(§ 129) Если жена человека будет захвачена лежащею с другим мужчиною, то должно их связать и бросить их в воду. Если хозяин жены пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба .
(§ 130) Если человек изнасилует жену человека, не познавшую мужчины и живущую в доме своего отца, и будет захвачен лежащим в ее лоне, – этого человека должно убить; эта женщина остается свободною [от ответственности].
(§ 131) Если жена человека будет под клятвою обвинена своим мужем, не быв захвачена лежащею с другим мужчиною, то она должна произнести клятву богом и может вернуться в свой дом.
(§ 132) Если против жены человека будет протянут палец из-за другого мужчины, хотя она не была захвачена лежащею с другим мужчиною, то ради своего мужа она должна броситься в реку.
(§ 133) Если человек будет уведен в плен и в его доме есть [средства для] пропитания, – его [жена] должна […и хранить] свое [имущество, а в дом дру]гого [не должна вхо]дить. Если эта женщина не будет хранить своего имущества и войдет в дом другого, – эту женщину должно изобличить и бросить в воду.
(§ 134) Если человек будет уведен в плен и в его доме нет [средств] для пропитания и его жена войдет в дом другого, – эта женщина не виновна.
(§ 135) Если человек будет уведен в плен, и в его доме нет [средств для] пропитания, и поэтому его жена войдет в дом другого и родит детей, [а] потом ее муж вернется и достигнет своей общины, то эта женщина должна вернуться к своему первому мужу; дети следуют за отцом.
(§ 136) Если человек, бросив свою общину, убежит, и после этого его жена войдет в дом другого, то если этот человек, вернувшись, захочет взять свою жену, – так как он, презрел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу.
(§ 137) Если человек решит отвергнуть наложницу, родившую ему детей, или божью жену, давшую ему детей получить, то должно вернуть этой женщине ее приданое и дать ей часть поля, сада и [движимого] имущества, чтобы она могла вырастить своих детей. Когда она вырастит детей, должно выдать ей из всего данного ее детям часть, равную доле одного наследника; ее может взять [замуж] любимый ею муж.
(§ 138) Если человек решит отвергнуть свою [первую] супругу, не родившую ему детей, то он должен отдать ей все серебро ее выкупной платы и возместить ей приданое, принесенное ею из дома ее отца, и может отвергнуть ее.
(§ 139) Если выкупной платы не было, то он должен дать ей в качестве разводной платы 1 мину серебра.
(§ 140) Если он мушкенум, – он должен дать ей 1/3 мины серебра.
(§ 141) Если жена человека, живя в доме своего мужа, вознамерится оставить его, станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа,- ее должно изобличить; если муж ее выскажется за отвержение ее, – он может отвергнуть ее [и] не должен давать ей в ее путь ничего в качестве ее разводной платы. Если ее муж не выскажется за отвержение ее,- муж ее может взять другую [жену]; эта женщина должна жить в доме своего мужа как рабыня.
(§ 142) Если женщина возненавидит своего мужа и скажет ему: «Не касайся меня», то должно исследовать ее дело в отношении [возможного] с ее стороны порока. Если она целомудренна и беспорочна, а ее муж ходит из дома и очень позорит ее, – эта женщина невиновна; она может взять свое приданое и вернуться в дом своего отца.
(§ 143) Если она не целомудренна, ходит из дома, разоряет свой дом, позорит своего мужа, – эту женщину должно бросить в воду.
(§ 144) Если человек возьмет [замуж] божью жену, эта жена даст своему мужу рабыню и создаст [таким образом] детей, а этот человек вознамерится взять себе наложницу – этого не должно позволять ему, он не может взять наложницу.
(§ 145) Если человек возьмет божью жену, она не даст ему детей, [и] он вознамерится взять себе наложницу, – этот человек может взять себе наложницу [и] ввести ее в свой дом; эта наложница не должна равняться с женою.
(§ 146) Если человек возьмет себе божью жену, она даст своему мужу рабыню, и та родит детей, а потом эта рабыня станет равнять себя с своею госпожою, – так как она родила детей, ее хозяйка не может отдать ее за серебро; она может наложить на нее знак рабства и причислить ее к рабыням.
(§ 147) Если она не родила детей, ее хозяйка может отдать ее за серебро.
(§ 148) Если человек возьмет жену, ее постигнет проказа (?), [и] он вознамерится взять себе другую, – он может взять, [но] не должен отвергать жену, которую постигла проказа; она может жить в доме, который он построит, и он должен содержать ее, пока она жива.
(§ 149) Если эта женщина не согласится жить в доме своего мужа, – он должен вернуть ей приданое, принесенное ею из дома ее отца; она может уйти.
(§ 150) Если человек подарит своей жене поле, сад, дом или [движимое] имущество и выдаст ей документ с печатью, то после смерти ее мужа ее дети не могут требовать от нее ничего по суду; мать может отдать свое наследство своему любимому сыну; брату она не должна отдавать .
(§ 151) Если женщина, живя в доме человека, договором обяжет своего мужа, чтобы заимодавцы ее мужа не подвергали ее задержанию, и заставит его выдать ей документ [относительно этого], то, если этот человек имел на себе долг до взятия [замуж] этой женщины, его заимодавцы не могут подвергать его жену задержанию. Также, если эта женщина имела на себе долг до своего вступления в дом мужа, ее заимодавцы не могут задержать ее мужа.
(§ 152) Если у них образуется долг по вступлении этой женщины в дом человека, – они совместно отвечают перед тамкаром.
(§ 153) Если жена человека даст умертвить своего мужа из-за другого мужчины, – эту женщину должно посадить на кол.
(§ 154) Если человек познает свою дочь,- этого человека должно изгнать из общины.
(§ 155) Если человек сосватает невесту своему сыну, его сын познает ее, а потом он сам будет захвачен лежащим в ее лоне, – должно его связать и бросить в воду.
(§ 156) Если человек сосватает невесту своему сыну и его сын не познает ее, а он сам ляжет в ее лоно, – он должен отвесить ей 1/2 мины серебра и возместить ей все принесенное ею из дома ее отца; ее может взять [замуж] любимый ею муж.
(§ 157) Если человек после [смерти] своего отца ляжет в объятия своей матери, – должно сжечь их обоих.
(§ 158) Если человек после [смерти] своего отца будет захвачен в лоне своей мачехи, родившей детей, этого человека должно извергнуть от имущества дома его отца.
(§ 159) Если человек принесет брачный дар в дом своего тестя, отдаст выкупную плату, [но] обратит свой взор на другую женщину [и] скажет своему тестю: «Я не возьму твоей дочери», – отец девушки может забрать все принесенное ему.
(§ 160) Если человек принесет в дом своего тестя брачный дар и отдаст выкупную плату, а потом отец девушки скажет: «Я не отдам тебе моей дочери», – он должен вернуть в двойном размере все принесенное ему.
(§ 161) Если человек принесет в дом своего тестя брачный дар, отдаст выкупную плату, [а потом] его друг оклевещет его и тесть скажет хозяину жены: «Ты не возьмешь моей дочери»,- он должен вернуть все принесенное ему в двойном размере; а его жену его друг не может взять замуж.
(§ 162) Если человек возьмет жену, она родит ему детей, (а затем эта) женщина умрет (буквально: уйдет к судьбе своей), – ее отец не может возбуждать иска из-за ее приданого – оно принадлежит (только) ее детям.
(§ 163) Если человек возьмет жену, эта женщина не даст получить ему детей и умрет, то если его тесть вернет ему выкупную плату, принесенную этим человеком в дом своего тестя, – ее муж не может возбуждать иска из-за приданого этой женщины – ее приданое принадлежит только дому ее отца.
(§ 164) Если тесть не вернет ему выкупной платы, – он должен, вычтя из ее приданого всю выкупную плату, вернуть ее приданое в дом ее отца.
(§ 165) Если человек подарит своему сыну, приятному в его глазах, поле, сад или дом и выдаст ему документ с печатью, а потом отец умрет, – когда братья станут делиться, он [любимый сын] должен взять подарок, данный ему отцом, и, сверх того, они должны разделить между собою имущество в доме их отца поровну.
(§ 166) Если человек возьмет жен для сыновей, которых он имеет, [а] для своего младшего сына жены не возьмет, а потом отец умрет, – когда братья станут делиться, из имущества отцовского дома их отца, они должны установить младшему брату, не взявшему жены, кроме его доли, серебро на выкупную плату и дать ему взять жену.
(§ 167) Если человек возьмет жену и она родит ему детей, [а затем] эта женщина умрет, после [смерти] ее он возьмет себе другую женщину и она также родит детей, а потом отец умрет, – дети не должны делиться по матерям, они должны взять приданое своих матерей и разделить имущество в доме их отца поровну.
(§ 168) Если человек решит изгнать своего сына [и] скажет судьям: «Я изгоню моего сына», судьи должны расследовать его дело; если сын не совершил тяжкого греха, [достаточного] для изгнания его от наследства, – отец не может лишить своего сына наследства.
(§ 169) Если он совершил по отношению к отцу тяжкий грех, [достаточный] для изгнания его от наследства, они должны на первый раз простить его; если же он совершил тяжкий грех во второй раз, – отец может лишить своего сына наследства.
(§ 170) Если человеку его супруга родит детей и его рабыня (также) родит детей, [и] отец при своей жизни скажет детям, рожденным ему рабыней: «Мои дети», причислит их к детям супруги, а потом отец умрет, – дети супруги и дети рабыни должны делить между собою имущество, в доме их отца поровну; наследник, сын супруги, при разделе должен выбрать и взять [свою часть первым].
(§ 171) А если отец при своей жизни не скажет детям, рожденным ему рабыней: «Мои дети», а потом отец умрет, – дети рабыни не могут делить с детьми супруги имущество в доме их отца. Рабыня и ее дети должны быть отпущены на свободу, дети супруги не могут предъявлять к детям рабыни иска об [обращении в] рабство. Супруга должна получить свое приданое и подарок [вдовью долю], который ей дал и отписал посредством документа ее муж, жить в жилище своего мужа и пользоваться [всем этим], пока жива; она не может отдавать [это] за серебро; что останется после нее, принадлежит только ее детям.
(§ 172) Если ее муж не дал ей подарка [вдовьей доли], то должно возместить ей все ее приданое, и она должна получить из имущества дома своего мужа часть, равную доле одного наследника. Если ее дети станут притеснять ее, чтобы выгнать ее из дома ее мужа, то судьи должны расследовать ее дело и наказать детей, [а] эта женщина не обязана оставлять дом своего мужа. Если эта женщина решит оставить его, то она должна оставить своим детям подарок [вдовью долю], данный ей ее мужем, [а себе] взять приданое своего отцовского дома, и ее может взять любимый ею муж.
(§ 173) Если [там], куда эта женщина выйдет замуж, она родит детей своему второму мужу, а потом эта женщина умрет, то ее приданое дети от первого и второго мужа должны разделить между собою.
(§ 174) Если она не родит детей своему второму мужу, то ее приданое должны получить только дети ее [первого] супруга.
(§§ 175-176) Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмет замуж дочь человека [и] она родит детей, [то] хозяин раба не может предъявлять к детям дочери человека иска об [обращении] в рабство. И если раб дворца или раб мушкенума возьмет замуж дочь человека и она, когда он брал ее замуж, вошла в дом раба дворца или раба мушкенума с приданым из дома своего отца, [и] после того как они поселились вместе, они создали дом и приобрели имущество, а потом либо раб дворца, либо раб мушкенума умрет, (то) дочь человека должна получить свое приданое, а все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части: половину должен взять хозяин раба, другую – дочь человека для своих детей. Если у дочери человека не было приданого, – все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части; половину получает хозяин раба, другую – дочь человека для своих детей.
(§ 177) Если вдова, имеющая малолетних детей, решит войти в дом другого, она не может войти без [дозволения] судей. Когда она входит в дом другого, судьи должны расследовать дела дома ее первого мужа, передать дом ее первого мужа в заведование ее второму мужу и этой женщине и взять с них документ. Они должны хранить дом, воспитывать малолетних детей, не могут отдавать утвари за серебро. Покупатель, купивший утварь детей вдовы, теряет свое серебро; имущество должно вернуться его хозяевам.
(§ 178) Если божьей сестре, божьей жене или блуднице , которой отец дал приданое (и) написал документ, но не напишет в написанном им документе, что она может отдать свое наследство, куда захочет, не предоставит ей свободного распоряжения, а потом отец ее умрет, – ее братья получают ее поле и сад и должны давать ей сообразно с размером ее доли хлеб, масло и шерсть и (этим) продовольствовать ее. Если ее братья не станут давать ей сообразно с размером ее доли хлеб, масло и шерсть и [этим] продовольствовать ее, – она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, и ее земледелец должен содержать ее. Она может пользоваться полем, садом и всем, данным ей ее отцом, пока жива, [но] не может ни отдавать за серебро, ни оплачивать долги другому; ее наследство принадлежит только ее братьям.
(§ 179) Если божьей сестре, божьей жене или блуднице, которой ее отец дал приданое и написал документ с печатью, он напишет в написанном им документе, что она может отдать свое наследство (?), куда захочет, предоставит ей свободное распоряжение, а потом отец ее умрет, – она может отдать свое наследство, куда захочет; ее братья не могут [ничего] требовать с нее.
(§ 180) Если отец не дал своей дочери, божьей жене, живущей в обители, или блуднице приданого, а потом отец ее умрет, – она получает из имущества в доме её отца часть, равную доле одного наследника, и пользуется ею, пока жива. Ее наследство (?) принадлежит только ее братьям.
(§ 181) Если отец посвятит [дочь] богу в качестве божьей жены, храмовой блудницы или храмовой девы и не даст ей приданого, а потом отец ее умрет, – она должна отделить из имущества в доме отца 1/3 своей наследственной доли и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит только ее братьям.
(§ 182) Если отец не даст приданого своей дочери – божьей жене Мардука Вавилонского, не напишет ей документа с печатью, а потом отец ее умрет, – она должна отделить у своих братьев и получить из имущества в доме отца 1/3 своей наследственной доли; повинности она не должна нести; свое наследство божья жена Мардука может отдать, куда захочет.
(§ 183) Если отец даст своей дочери от наложницы приданое, отдаст ее замуж и напишет ей документ с печатью, а потом ее отец умрет, – она не имеет доли в имуществе в доме ее отца.
(§ 184) Если отец не даст своей дочери от наложницы приданого и не отдаст ее замуж, а потом отец ее умрет, – ее братья должны дать ей приданое, сообразно с возможностями отца в доме, и отдать ее замуж.
(§ 185) Если человек усыновит малолетнего на свое имя и вырастит его, – этот приемыш не может быть потребован обратно.
(§ 186) Если человек усыновит малолетнего и когда его примут, он нанесет обиду (?) своему [приемному] отцу или матери [или: он найдет своего отца или мать], – этот приемыш должен быть возвращен в дом своего отца.
(§ 187) (Приемный) сын евнуха (?), служащего во дворце, и сын блудницы не может быть потребован обратно.
(§ 188) Если ремесленник возьмет малолетнего (?) приемыша и научит его своему ремеслу, – он не может быть потребован обратно.
(§ 189) Если он не научит его своему ремеслу, – этот приемыш может вернуться в дом своего (родного) отца.
(§ 190) Если человек усыновит малолетнего, вырастит его, но не причислит его к своим детям, – этот приемыш может вернуться в дом своего родного отца.
(§ 191) Если человек вырастит усыновленного им малолетнего, [но] создаст свой дом и потом получит детей и решит изгнать приемыша, – этот сын не должен уйти с пустыми руками; приемный отец должен выдать ему из своего движимого имущества 1/3 его наследственной доли, (и лишь тогда) он уйдет; из поля, сада и дома он не обязан давать ему ничего.
(§ 192) Если сын евнуха (?) или блудницы скажет своему приемному отцу или приемной матери: «Ты не отец мне» [или] «Ты не мать мне», – ему должно отрезать язык.
(§ 193) Если сын евнуха (?) или сын блудницы узнает о доме своего [естественного] отца и возненавидит своего приемного отца или приемную мать и уйдет в дом своего отца, – ему должно вырвать глаз.
(§ 194) Если человек отдаст своего ребенка кормилице и этот ребенок умрет в руках кормилицы, [а] кормилица без ведома его отца и его матери подменит его другим ребенком,- ее должно изобличить, и за то, что она без ведома его отца и его матери подменила его другим ребенком, должно отрезать ей груди.
(§ 195) Если сын ударит своего отца, – ему должно отрезать пальцы.
(§ 196) Если человек повредит глаз сына человека, – должно повредить его глаз.
(§ 197) Если он сломает кость [сына?] человека,- должно сломать его кость.
(§ 198) Если он повредит глаз мушкенума или сломает кость мушкенума, – он должен отвесить 1 мину серебра.
(§ 199) Если он повредит глаз раба человека или сломает кость раба человека, – он должен уплатить половину его покупной цены.
(§ 200) Если человек выбьет зуб равного себе, – должно выбить его зуб.
(§ 201) Если он выбьет зуб у мушкенума, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 202) Если человек ударит по щеке высшего [по положению], чем он сам, – должно в собрании (публично) ударить его 60 раз плетью из воловьей кожи.
(§ 203) Если сын человека ударит по щеке равного себе сына человека, – он должен отвесить 1 мину серебра.
(§ 204) Если мушкенум ударит по щеке мушкенума, – он должен отвесить 10 сиклей серебра.
(§ 205) Если раб человека ударит по щеке сына человека,- должно отрезать ему ухо.
(§ 206) Если человек ударит человека в драке, причинит ему повреждение, – этот человек должен поклясться: «Я ударил его не умышленно», и оплатить врача.
(§ 207) Если тот умрет от побоев, то он должен поклясться, и если [потерпевший] – сын человека, он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 208) Если [потерпевший] – сын мушкенума, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 209) Если человек ударит дочь человека и причинит выкидыш ее плода, – он должен уплатить за ее плод 10 сиклей серебра.
(§ 210) Если эта женщина умрет, – должно убить его дочь.
(§ 211) Если он причинит побоями дочери мушкенума выкидыш ее плода, – он должен отвесить 5 сиклей серебра.
(§ 212) Если эта женшина умрет, – он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 213) Если он ударит рабыню человека и причинит выкидыш ее плода, – он должен отвесить 2 сикля серебра.
(§ 214) Если эта рабыня умрет, – он должен отвесить 1/3 мины серебра.
(§ 215) Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и излечит [этого] человека или снимет бельмо (?) у человека бронзовым ножом и вылечит глаз человека, – он должен получить 10 сиклей серебра.
(§ 216) Если [больной] – мушкенум, – он должен получить 5 сиклей серебра.
(§ 217) Если [больной] – раб человека, – хозяин раба должен отдать врачу 2 сикля серебра.
(§ 218) Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом, причинит смерть [этому] человеку или снимет бельмо (?) у человека бронзовым ножом и повредит глаз человека, – ему должно отрезать пальцы.
(§ 219) Если врач сделает тяжелый надрез бронзовым ножом рабу мушкенума, причинит ему смерть, – он должен возместить раба за раба .
(§ 220) Если он снимет бронзовым ножом бельмо (?) и повредит его глаз, – он должен отвесить серебром половину его покупной цены.
(§ 221) Если врач выправит сломанную кость человеку или вылечит болезненную опухоль (?), – [больной] должен отвесить врачу 5 сиклей серебра.
(§ 222) Если [больной] – сын мушкенума, то должно отвесить 3 сикля серебра.
(§ 223) Если [больной] – раб человека, – хозяин раба должен отвесить врачу 2 сикля серебра.
(§ 224) Если лекарь волов или овец сделает тяжелый надрез волу или овце, излечит [животное], – хозяин вола или овцы должен дать в качестве его платы 1/6 сикля серебра.
(§ 225) Если он сделает тяжелый надрез волу или овце, причинит смерть [животному], – он должен отдать хозяину вола или овцы 1/4 [или: 1/5] покупной цены.
(§ 226) Если цирюльник без [дозволения] хозяина раба сбреет (?) [или: наложит] знак непродажного (?) раба, – этому цирюльнику должно отрезать пальцы.
(§ 227) Если человек обманет цирюльника [и] тот сбреет [? или: наложит] знак непродажного раба, – этого человека должно убить и зарыть в его воротах; цирюльник должен поклясться: «Я сбрил [или: наложил] знак «неумышленно», и быть свободным [от ответственности].
(§ 228) Если строитель построит человеку дом и завершит его, – он (домохозяин) должен дать ему подарок – 2 сикля серебра за каждый cap [площади] дома.
(§ 229) Если строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть домохозяину, – этого строителя должно убить.
(§ 230) Если он причинит смерть сыну домохозяина, – должно убить сына строителя.
(§ 231) Если он причинит смерть рабу домохозяина, – он должен отдать домохозяину раба за раба.
(§ 232) Если он погубит имущество, – он должен возместить все погубленное им; а за то, что построил дом непрочно, так что он обвалился, должен отстроить обвалившийся дом за свой счет.
(§ 233) Если строитель, строя человеку дом, не укрепит свою работу, так что стена обрушится, – он должен упрочить стену за свое серебро.
(§ 234) Если корабельщик соорудит человеку судно [вместимостью] в 60 курру, – он (судохозяин) должен дать ему в подарок 2 сикля серебра.
(§ 235) Если корабельщик, сооружая человеку судно, сделает свою работу ненадежно, так что судно станет течь (?), получит недостаток в том же году, – корабельщик должен сломать это судно, сделать прочное на свой счет и отдать прочное судно судохозяину.
(§ 236) Если человек отдаст свое судно в наем корабельщику, а корабельщик будет небрежен и потопит или погубит судно, – корабельщик должен возместить судно судохозяину.
(§ 237) Если человек наймет корабельщика и судно, нагрузит его хлебом, шерстью, маслом, финиками или другим грузом, а этот корабельщик будет небрежен и потопит судно или погубит находящееся в нем, – корабельщик должен возместить потопленное им судно и все погибшее.
(§ 238) Если корабельщик потопит судно, но поднимет его [из воды], то он должен отдать серебром половину его покупной цены.
(§ 239) Если челов[ек наймет] корабельщика, – он должен давать ему 6 [курру хлеба] в год.
(§ 240) Если судно, идущее навстречу течению (т. е. под парусами), набежит на судно, идущее вниз по течению (т. е. гребное судно), и потопит его,- судохозяин, чье судно было потоплено, должен клятвенно показать перед богом все погибшее на его судне, и [хозяин] судна, шедшего навстречу течению, потопившего судно, шедшее вниз по течению, должен возместить ему судно и все погибшее.
(§ 241) Если человек возьмет под залог вола, – он должен отдать 1/3 мины серебра.
(§ 242-243) Если человек наймет на год (скотину)- наемную плату за рабочего (?) вола, 4 курру хлеба, наемную плату за скотину (буквально: быка – корову) упитанную (буквально: лоснящуюся) первого качества, 3 курру хлеба он должен отдать его [или ее] хозяину.
(§ 244) Если человек наймет вола [или] осла и его умертвит в степи лев, – убыток ложится только на его хозяина.
(§ 245) Если человек наймет вола и причинит eму смерть, вследствие небрежности или побоев, – он должен хозяину вола отдать вола за вола.
(§ 246) Если человек наймет вола и сломает ему ногу или рассечет ему жилу на затылке, – он должен хозяину вола отдать вола за вола.
(§ 247) Если человек наймет вола и повредит ему глаз, – он должен отвесить хозяину вола серебром половину его покупной цены.
(§ 248) Если человек наймет вола и сломает ему рог, отрежет ему хвост или повредит ему ноздри (?), – он должен отдать серебром 1/5 его покупной цены.
(§ 249) Если человек наймет вола и его поразит бог, так что он падет, – взявший его в наем должен произнести клятву богом и быть свободным [от ответственности].
(§ 250) Если вол, идя по улице, забодает человека и причинит ему смерть, – это судебное дело не ведет к иску.
(§ 251) Если вол человека бодлив, ему (хозяину) будет заявлено о его пороке, [а именно], что он бодлив, а тот не притупит ему рогов и не спутает своего вола и этот вол забодает сына человека и причинит ему смерть, – он должен отдать 1/2 мины серебра.
(§ 252) [Если] [погибший] – раб человека, – он должен отдать 1/3 мины серебра.
(§ 253) Если человек наймет человека для заведования своим полем, поручит зерно, необходимое для хозяйства, вверит скот [и] договором обяжет его обрабатывать поле, то если этот человек украдет семена или корм и это будет найдено в его руках, – должно отрезать ему палыты.
(§ 254) Если он, присвоив себе зерно, необходимое для хозяйства, изнурит скот, – он должен возместить соответствуюшее количество (?) зерна, которое он получил.
(§ 255) Если он отдаст скот человека в наем или украдет семена и не вырастит хлеба на поле, – этого человека должно изобличить, и он должен отмерить во время жа[твы] 60 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 256) Если он не состоянии оплатить то, за что он ответственен,- должно разорвать (?) его на этом поле с помощью скота.
(§ 257) Если человек наймет пахаря (?), – он должен давать ему 8 курру хлеба в год.
(§ 258) Если человек наймет погонщика волов, – он должен давать ему 6 курру хлеба в год.
(§ 259) Если человек украдет плуг с обрабатываемой земли, то должен уплатить хозяину плуга 5 сиклей серебра.
(§ 260) Если он украдет плуг-сеялку (?) или борону, он должен отдать 3 сикля серебра.
(§ 261) Если человек наймет пастуха пасти крупный или мелкий скот, – он должен давать ему 8 курру хлеба в год.
(§ 262) Если человек вола или овцу (текст уничтожен)
(§ 263) Если он погубит данного ему [вола] или [овцу], – он должен возместить хозяину вола за [вола] и овцу за [овцу].
(§ 264) Если [пастух], которому даны для [пастьбы] круп[ный] или мелки[й скот], получит всю заработную плату и (ею) будет удовлетворен, [но несмотря на это] станет уменьшать число крупного или мелкого скота или уменьшать прирост, то он должен отдать прирост и доход сообразно со своим договором.
(§ 265) Если пастух, которому даны для пастьбы крупный или мелкий скот, будет нечестен, изменит клеймо или отдаст {скот] за серебро, – его должно изобличить, и он должен возместить украденный им крупный или мелкий скот хозяину в 10-кратном размере.
(§ 266) Если в загоне произойдет прикосновение бога (т. е падеж) или лев убьет [животное], – пастух должен перед богом очистить себя, а хозяин загона должен простить падеж в загоне.
(§ 267) Если пастух будет небрежен и допустит [случиться] в загоне белокровию (?), – пастух должен возместить хозяину причиненный им в загоне ущерб от белокровия (?) крупным или мелким скотом.
(§ 268) Если человек наймет вола для молотьбы, – его наемная плата – 20 сила хлеба.
(§ 269) Если он наймет осла для молотьбы, – его наемная плата 10 сила хлеба.
(§ 270) Если он наймет козленка (?) для молотьбы, – его наемная плата 1 сила хлеба.
(§ 271) Если человек наймет волов, повозку и погонщика,- он должен давать 180 сила хлеба в день.
(§ 272) Если человек наймет одну только повозку, – он должен давать 40 сила хлеба в день.
(§ 273) Если человек наймет работника, – он должен давать ему от начала года до пятого месяца 6 ше серебра в день. С шестого месяца до конца года он должен давать 5 ше серебра в день.
(§ 274) Если человек наймет ремесленника, – то плату… 5 ше серебра, плату… 5 [ше сер]ебра, плату – […ше] серебра, [плату камне]реза – […ше] серебра, [плату… ше] серебра, плату кузнеца [..ше се]ребра, [плату] плотника 4 ше серебра, плату кожевника [… ше серебра], плату судостроителя [… ше серебра], [плату] строителя [… ше серебра в д]ень он должен давать.
(§ 275) Если человек наймет судно [длинное (т. е. судно, которое тянут бечевой), – он должен давать за него 3 ше серебра в день в качестве платы.
(§ 276) Если человек наймет судно, идущее навстречу течению (парусное судно),- он должен давать за него 2 1/2 ше серебра в день в качестве платы.
(§ 277) Если человек наймет судно [вместимостью] в 60 курру, – он должен давать за него 1/6 [сикля] серебра в день в качестве платы.
(§ 278) Если человек купит раба [или] рабыню [и] по прошествии месяца его постигнет падучая, – покупатель может вернуть [их] своему продавцу и получить обратно отвешенное им серебро.
(§ 279) Если человек купит раба [или] рабыню [и] подвергнется [виндикационному] иску, – по иску отвечает только его продавец.
(§ 280) Если человек купит во враждебной стране раба [или] рабыню человека и, когда придет в [свою] страну, хозяин раба или рабыни признает своего раба или рабыню, то если эти раб и рабыня – дети страны (т. е. Вавилонии), – их должно отпустить на свободу без [вознаграждения в виде] серебра.
(§ 281) Если они дети другой страны, то покупатель должен назвать перед богом отвешенное им серебро, [а] хозяин раба или рабыни может отдать тамкару отвешенное им серебро и освободить [для себя] своего раба или рабыню.
(§ 282) Если раб скажет своему хозяину: «Ты не хозяин мне», – он должен изобличить его как своего раба, и затем его хозяин может отрезать ему ухо.
(Вот) справедливые законы, утвержденные Хаммурапи, победоносным царем, водворившим истинное благополучие и доброе управление в стране.
Я – Хаммурапи, несравненный царь. Я никогда не пренебрегал черноголовыми, которых даровал мне Энлиль и пасти которых поручил мне Мардук, никогда не был нерадив, отыскивал для них безопасные места [жительства], облегчал великие беды, давал сиять на них свету. Могучим оружием, врученным мне Забабою и Иштар, премудростью, сужденной мне Эа, мощью, данной мне Мардуком, я изгнал врагов вверху и внизу, погасил раздоры, даровал стране благоденствие, дал людям жить в огражденных селениях, не допускал их до тревог. Меня призвали великие боги, и вот я – благодетельный пастырь, жезл которого прям; моя благая сень распростерта над моим градом, в моем лоне я держу людей Шумера и Аккада, с помощью моей богини-покровительницы [и] ее братьев (?) я правил ими в мире, укрывал их своею мудростью.
Для того чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, – в Вавилоне, городе, главу которого вознесли Ану и Энлиль, в Э-Сагиле, храме, основание которого прочно, как небо и земля, – чтобы судился суд в стране, чтобы решались приговоры в стране, чтобы притесненному оказать справедливость, я начертал мои драгоценные слова на моей стеле и поставил перед изображением моим, царя справедливого.
Я – царь, превосходящий всех царей, мои слова превосходны, моя мощь не имеет равных. По велению Шамаша, великого судьи небес и земли, да сияет моя справедливость в стране, по слову Мардука, моего владыки, да не найдет мой памятник никого, кто бы удалил ее. В Э-Сагиле, которую я люблю, вечно да поминается мое имя во благо.
Угнетенный, имеющий тяжбу, пусть придет к изображению моему, царя справедливого, заставить прочесть себе мою надписанную стелу, пусть услышит мои драгоценные слова, пусть моя стела объяснит ему дело, пусть найдет он свое право, пусть даст своему сердцу вздохнуть (свободно) и пусть скажет громко: «Хаммурапи, мол, – владыка, который для людей как бы отец родной; он преклонялся пред словом Мардука, своего владыки, и одержал для Мардука победу вверху и внизу, радовал сердце Мардука, своего владыки, судил навсегда благоденствие людям, а страною правил справедливо». Пусть от всего своего сердца он помолится за меня перед Мардуком, моим владыкою, [и] Сарпанит , моею владычицей, [а бог] – хранитель, богиня-покровительница [и] боги, входящие в Э-Сагилу, и кирпичи Э-Сагилы, ежедневно да одобряют его помышления перед Мардуком, моим владыкою, и Сарпанит, моею владычицей.
Будущим временем, навеки царь, который будет в стране, да соблюдает справедливые слова, написанные на моей стеле, да не изменит он суда страны, как судился он мною, приговоров страны, как решались они мною, да не разрушит моего памятника.
Если этот человек, будучи благоразумным, может справедливо править своей страною, то пусть он чтит слова, написанные мною на моей стеле. Эта стела пусть укажет ему ход управления, суд страны, что судил я, приговоры страны, что решал я, и пусть справедливо он правит черноголовыми, пусть судит их суд, пусть решает их приговоры, пусть истребит в стране своей беззаконных и злых, пусть даст благоденствие своим людям.
Я – Хаммурапи, царь справедливый, которому Шамаш даровал постановления права. Мои слова превосходны, мои дела бесподобны, лишь для безумного – пусты, а для мудрого сияют во славу.
Если этот человек будет чтить мои слова, написанные на моей стеле, не отменит моего законодательства, не исказит моих слов, не изменит моего памятника, этот человек – как я, справедливый царь. Да удлинит ему Шамаш жезл, пусть пасет он людей своих справедливо.
Если же этот человек не будет чтить мои слова, написанные на моей стеле, позабудет мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит суд, что я судил, исказит мои слова, изменит мой памятник, выскоблит мое написанное имя и впишет свое, [или] из страха перед этими проклятиями побудит другого, то – будет ли это царь или владыка, или правитель, или какой бы то ни было человек, носящий имя, – пусть великий Ану, отец богов, назвавший годы моего правления, лишит его царского блеска, сломает его жезл, проклянет его судьбу; Энлиль, владыка, судящий судьбы, повеления которого неотменимы, возвеличивающий мою царственность, да разожжет против него в его доме неподавимые смуты, мятежи, ведущие его к гибели, да назначит ему на долю жалкое правление, краткие дни, голодные годы, беспросветную тьму, внезапную смерть, да провозгласит своим могучим словом погибель его города, рассеяние его людей, порабощение его царства, небытие его имени и его памяти в стране; Нинлиль , великая мать, слово которой почтенно в Э-Куре, княгиня, милостивая ходатаица за мои помыслы, да обратит в дурную сторону его дело в месте суда и приговора пред Энлилем, да вложит она в уста царя Энлиля опустошение его страны, погибель его людей, излитие его жизни подобно воде; Эа, великий князь, чьи определения судьбы идут издревле, мудрец среди богов, всеведущий, продлевающий дни моей жизни, да отнимет у него разум и мудрость, да ввергнет его в забвение, да заткнет его реки у истока, да не вырастит в его стране хлеба – жизни людей; Шамаш, великий судья небес и земли, управляющий живыми существами, владыка, моя надежда, да сокрушит его царство, да не судит его дела, да спутает путь его, да поколеблет стопы его войска, да пошлет ему при его жертвенном гаданье дурное предзнаменование исторжения корней его царства н погибели его страны, да постигнет его в скорости дурное слово Шамаша, да искоренит он его вверху из среды живущих, а внизу, в преисподней, да жаждет его дух воды; Син, владыка небес, бог, создавший меня, блеск которого сияет среди богов, да отнимет у него тиару и царский престол, да введет его в тяжкий грех, да возложит на него тяжкую кару, что не сойдет с его тела, да кончит он дни и месяцы и годы своего правления во вздохах и слезах, да сделает ему тяжким бремя царского звания, жизнь, подобную смерти, да судит ему на долю; Адад, владыка плодородия, ороситель небес и земли, мой союзник, да отнимет у него дождь на небе и половодье в истоке [рек], да погубит страну его голодом и нуждой, да закричит гневно над его городом, да превратит страну его в развалины потопа; Забаба, великий воитель, первый сын Э-Кура, выступающий одесную меня, да разобьет его оружие на месте сражения, да превратит ему день в ночь, да направит на него его врага; Иштар, владычица войны и битвы, открывающая [путь] моему оружию, моя милостивая богиня-хранительница, любящая мое правление, да проклянет в своем яростном сердце, в своем великом гневе его царство, да превратит его добрые дела в злые, да разобьет его оружие в месте войны и битвы, да пошлет ему смуту и восстание, да повергнет его воинов, да напоит землю их кровью, да набросает трупы войска его кучами среди степи, да не помилует его войска, да предаст его самого в руку его врага, да отведет его в цепях в страну его врага; Нергал, сильный среди богов, неодолимый боец, ниспосылающий мне победу в своей великой мощи, как яростный огонь в тростнике, да сожжет его людей, да рассечет его своим могучим оружием, да раздробит его суставы, как глиняное изваянге; Нинту, высокая княгиня стран, мать, родившая меня, да отнимет его наследника, да не даст быть его имени, да не создаст среди людей его семени человека; Нинкаррак дочь Ану, рекущая мне благо, да пошлет из Э-Кура на его тело тяжкую болезнь, злого демона, мучительную язву, от которых нет облегчения, сути которых не ведает врач, которых не успокоить перевязкой, которые, подобно смертельному укусу, неистребимы, пусть выступают они из его суставов до тех пор, пока жизнь его не угаснет; великие боги небес и земли, все ануннаки, бог хранитель храма, кирпичи Э-Барры, страшным проклятием да проклянут его самого, его семя, его страну, его воинов (?), его людей и его войско; Энлиль непреложным изречением своих уст да проклянет его могучими проклятиями, и немедленно они его да постигнут!
Текст кодекса дан в переработанном И. М. Дьяконовым переводе И. М. Волкова.
Из переписки царя Хаммурапи
Глиняные таблетки первой половины XVIII в. до н. э. из архива царя I Вавилонской династии Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.).
Письма Хаммурапи и получавшиеся им донесения, содержащие много сведений о земельных отношениях в Вавилонии, иллюстрируют примерами из жични некоторые установления кодекса этого царя. Особенно интересны тексты, в которых сообщается о спорах за воду для орошения и земельные участки. Документы эти показывают также, как активно царь Вавилона вмешивался в отношения между подданными и контролировал деятельность старейшин и собраний жителей различных городов.
Перевод сделан по публикации текстов Е. Thureau-Dangin, La correspondence de Hammurabi avec Samas-hasir, №№ 64, 40, 39, 36.
ПИСЬМО ПРИБЛИЖЕННОГО ЦАРЯ ХАММУРАПИ К ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВИЛЬНОЙ ВЫДАЧИ НАДЕЛА СЕМЬЕ ЦАРСКИХ СЛУГ
Шамаш-хасиру скажи: так говорит Авель-Нинурта. Шамаш да животворит тебя.
Пирхум, сын Мутум-эля, известил меня о следующем, говоря так: «В доме моего отца мы выполняли одну должность в качестве гонцов [и] одну должность в качестве волопаса; [а теперь] поле дому нашего отца дано полностью только на волопаса». Если должность только одна, то они наделены полностью. Расследуй дело: если в доме отца их две должности, то раздели им их доли надвое. Он не должен обращаться во дворец.
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ПО ПОВОДУ СУДЕБНОГО ДЕЛА О ЗЕМЕЛЬНОМ НАДЕЛЕ
Шамаш-хасиру и Мардук-насиру скажи: так говорит Хаммурапи.
Иби-Адад,… (название должности), известил меня о следующем, говоря так: «Поле дома отца моего, которое мы с давних пор держали, оспорил у меня Шеп-Син Глухой, сын Абиятума; затем Шамаш-хасир, город[ской совет] и старейшины собрались и рассмотрели дело об этом поле, установили клятвенными показаниями, что Абиятум, отец Глухого, этого поля не держал, [что] это поле – наше держание, и выдал мне таблетку. А в таблетке, которую они мне дали, Абиятум, отец Глухого, записан в свидетели. Теперь же Глухой, сын Абиятума, опять оспорил у меня мое поле, и даже ячмень мой он сторожит». Так он известил меня. Если это так, как сказал Иби-Адад,… (название должности) и дело об этом поле Шамаш-хасир, город[ской совет] и старейшины рассмотрели и установили клятвенными показаниями, что поле [принадлежит] только Иби-Ададу, а в таблетке Абиятум, отец Глухого, записан в свидетели, то верните поле и ячмень Иби-Ададу; если же дело об этом поле не рассматривалось, Шамаш-хасир не установил [принадлежности] этого поля клятвенными показаниями и затем не отдал Иби-Ададу, то пусть оружие бога сойдет к полю, а затем вы, город[ской совет] и старейшины, перед богом установите дело об этом поле клятвенными показаниями и передайте это поле в вечное владение .
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО НЕРАВНОГО ЗАХВАТА ПОЛЯ
Шамаш-хасиру, Син-Мушаллиму и товарищам их скажи: так говорит Хаммурапи.
Уруш-мубаллит, старшина «Западных» , поместил стражу на поле, которое держит плотник Идин-Нана, что между Забнатумом и Эгиккирумом, которое прежде Ирра-каррад ограбил у Идин-Наны.
Уруш-мубаллиту я написал настоятельно, чтобы он убрал стражу, которую он поместил на поле Идин-Наны. А вы же сами уберите стражу, которую Ураш-мубаллит поместил на поле Идин-Нана, и поле подтвердите за плотником Идин-Наной.
ПИСЬМО ЦАРЯ ХАММУРАПИ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО НЕКОТОРЫХ ИРРИГАЦИОННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ
Шамаш-хасиру и товарищам его скажи: так говорит Хаммурапи. Маниум и Авель-илим, воины, написали мне о следующем, говоря так: «В канале Угдимша спала вода, и до арендованного нами поля не доходит». Так они написали мне. Пойдите к устью канала Угдимша, и если вода спала и до арендованного ими поля вода не доходит, то устройте им в устье канала Угдимша проточную воду. Если воды, которая сейчас подымается в канал Угдимша, не мало и достаточно, чтобы увеличить [подачу] на арендованное ими поле, то никакого [оросительного] сооружения в устье канала Угдимша не ставьте. А кроме того, Маниум и Авель-илим, воины, оспаривают [друг у друга] их арендованное поле. Согласно таблетке пожалования (?), которую я пожаловал (?) им, подтвердите за ними арендуемое поле.
Пер. И.М. Дьяконов
Частноправовые документы времени I Вавилонской династии
Глиняные таблетки из Ларсы (южн. Вавилония), Дильбата и Сиппара (сев. Вавилония) содержат акты купли-продажи, мены, найма и аренды. Эти документы доказывают наличие во II тысячелетии до н. э. развитых форм частного владения на землю и рабов, что подтверждается разнообразием форм деловых сношений между отдельными лицами и разработанными во всех деталях и твердо установившимися юридическими формулами. Они дополняют и конкретизируют правовые нормы кодекса Хаммурапи. (Из собраний Государственного музея изобразительных искусств и Ленинградского отделения Института истории АН СССР.) (А. П. Рифтин. Старовавилонские юридические и административные документы в собраниях СССР, М.–Л. 1937, №№ 16, 24, 25, 28, 31, 35, 36, 38, 39).
А. Таблетка из Ларсы; 31-й год правления Римсина (1821 –1761 гг. до н. э.). Апиль-Амурру купил у Син-ублама 1 ику целины за 3 сикля серебра в присутствии 8 свидетелей, включая писца. Документ написан по-аккадски.
1 ику целины рядом с [полем] Апиль-Амурру, рядом с податным полем, рядом с [полем] Битум-раби и Шеп-Сина, его брата, целина Син-ублама, от Син-ублама Апиль-Амурру купил. Полную цену, 3 сикля серебра, он отвесил. В том, что в будущем он не нарушит договора, Наннаром [Шамашем и] Рим-Сином, ца[рем], он поклялся.
Перед Мардук-эришем гон[цом], Магиру, наместником, Варад-Титурру, Хаблу, лека[рем], Нидитту, Ипку-Бабой Синимгуранни, Пирхум, писцом. Печать свидетелей. Месяц шабат [11-й], день 5-й. Год: 2-й [как] Исин [был взят].
Б. Таблетка из Ларсы; 15-й год правления Римсина: Балму-намхе покупает некоего Залилуму у матери последнего Син-нури за 11 сиклей серебра в присутствии 9 свидетелей.
[Некоего] Залилум по имени, сына Син-нури, у Син-нури его матери Балму-намхе купил. 11 сиклей серебра в качестве полной цены он отвесил. В том, что в будущем она не предъявит претензий, своим царем она поклялась. Перед Варад-Наннаром перед Сингамилем, птицеловом, перед Иби-Илабратом, ювелиром, перед Син-Ирибам, перед Аху-вакаром, перед Лу-Ниншубуркой, перед Илима-ахи. Печать свидетелей. Месяц ташрит [7-й], день 23. Год: Каида и город Насару своим могучим орудием он (царь) взял.
В. Таблетка из Ларсы, 15-й год правления Римсина. Тот же Балму-намхе покупает у Нитени раба и платит 13 сиклей серебра. Сделка совершена в присутствии 10 свидетелей.
Одного раба, по имени Шу-Амурру, раба [принадлежащего] Нитени, у Нитени Балму-намхе купил, 13 сиклей серебра в качестве его [продавца] полной цены, он ему отвесил. Перед Ману, куркурру , перед Варой, кабатчиком, перед Риш-Иррой, ювелиром, перед Лиззам-или…, перед Шаман-Гамилем, пивоваром, перед Шуа, сыном Таппи-илу, перед Нидитту,…, перед Лакипу, тамкаром, перед Лу-Ниншубуркой, сыном Шеме-Или, перед Аху-вакру… Печать свидетелей Месяц адлар [12-й]. Год: Каидда и город Насару своим могучим оружием он (царь) взял.
Г. Таблетка из Ларсы, 19-й год правления Римсина. Тот же Балму-намхе берт у Тарибу сад с 33 финиковыми пальмами и 40 cap целины. В обмен он дает Тарибу 33 пальмы в двух различных местах, а за целину платит 3 сикля серебра. Сделка совершена в присутствии 12 свидетелей.
14 cap сада, в нем 33 финиковых пальмы, 40 cap целины садовой – сад Тарибу; у Тарибу Балму-намхе взял Мена за его сад – 20 финиковых пальм возле Ил-Амурру, 13 финиковых пальм возле Яен-тинум, а за 40 cap целины садовой 3 сикля серебра, ее полная цена Балму-намхе в качестве ее полной цены отдал. В том, что в будущем, когда бы то ни было, вещный иск [к саду Тарибу возместит], Наннаром, Уту и Римсином царем он (Тарибу) поклялся (следуют имена 12 свидетелей). Печать свид[етелей]. Месяц вар[ахсаму], [8-й] [день…]. Год: Тигр, [реку богов до моря он прорыл].
Д. Таблетка из Ларсы; 5-й год правления Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.). Или-унени нанимает на 1 год у Идин-Эа дом за 1 сикль 15 ше (1) серебра. Из наемной платы Идин-Эа взял вперед 1/2 сикля 15 ше . Сделка совершена в присутствии 3 свидетелей, из которых один писец.
Дом Идин-Эа у Идин-Эа, владельца дома, Или-унени за наемную плату на 1 год нанял. В качестве наемной платы за 1 год 1 сикль 15 ше (1) серебра Или-унени Идин-Эа серебро отвесит. Из нее (т. е. наемной платы) 1/2 сикля 15 ше серебра Идин-Эа берет (следуют имена свидетелей). Печать свидетели приложили. Месяц нисан (1-й), день 1-й Год: войско Турукку.
Е. Таблетка из Ларсы; 2-й год правления Самсуилуны (1749–1712 гг. до н. э.). Гильгамеш-Гамиль нанял на 3 месяца Или-у-шамаш у его матери Ламассум за 23/s гура ‘ зерна. Из наемдой платы Ламассум получила вперед ‘А сикля. Сделка совершена в присутствии 4 свидетелей. Или-у-шамаш по имени, – сына Ламассум, у Ламмассум, его матери, Гильгамеш-Гамиль на 3 месяца нанял. Наемную плату за 3 месяца 23/s гура зерна он отмерит. Из наемной платы за 3 месяца ‘А [сикля] серебра [она получила?] (следуют имена свидетелей). Печать свидетели приложили. Месяц нисан [1-й], день 20-й. Год: Новый (год) Самсуилуна царь. 1 1 гур равен 252,6 литра. Ж. Таблетка из Ларсы; 11-й год Самсуилуны. Набу-Дамгальнунна нанимает на 10 месяцев Апиль-Амурру. В качестве его содержания наниматель будет давать по 60 ка зерна в месяц, а также обязуется дать 1 платье стоимостью в 1 сикль серебра. Сделка заключена при 2 свидетелях.
Апиль-Амурру, по имени, от него самого от месяца думузу (4-го), 1-го дня, до месяца Нисан [1-го], вечера 30-го дня, Набу-Дамгальнунна нанял. По 60 ка зерна в месяц [в качестве] содержания он дает ему, и платьем в 1 сикль серебра он оденет его. Перед Эриду-ливиром, перед Син-италсой. Печать свидетели приложили. Месяц думузу (4-й), день 1-й. Год: Царь Самсуилуна стену Ура (построил).
З. Таблетка из Дильбата; 13-й год правления Аммизадуга (1646– 1626 гг. до н. э.). Мардук-мубаллит нанимает Эриб-Ураш у Идин-Ураш на два месяца для производства помола за 2 1/5 гура зерна и за ежедневное содержание из еды и вина. При краже чего-либо наемная плата пропадает. Из наемной платы 2/3 сикля получено вперед. При сделке присутствовало два свидетеля.
Эриб-Ураш […] у Идин-Ураш, его господина, Мардук-мубаллит, для производства помола на два месяца нанял. [За то, что] по 60 ка тонкой муки [в день] он будет молоть, [по] 10 ведер (?) воды он будет черпать, – по 2 ка еды [в день] – его содержание, по 3 ка финикового вина – его питье. Его наемную плату за 2 месяца – 2 1/5 гур зерна – Идим-Урашу, его господину, он отмерит. [Если] что-либо в руке его будет найдено, [то] свою наемную плату он теряет. Из его наемной платы 2/3 сикля серебра он получил (следуют имена свидетелей). Месяц аияр (2-й), день первый. Год: царь Аммизадуга. Возвышенный царский стандарт из меди.
И. Таблетка из Сиппара; время правления Хаммурапи. Варад-илишу арендует у жрицы Япхатум 12 ику поля для возделывания. Арендную плату в 12 гур зерна в храме Шамаша он отмерит. К 6 праздникам он снабдит ее продуктами. Кроме того, 1/2 сикля серебра – возмещение за поле. Сделка заключена в присутствии 5 свидетелей.
12 ику поля в (местности) Шамкану у Япхатум, дочери Изи-гатар, Варад-илишу поле для возделывания арендовал. Арендную плату (с) поля, 12 гур зерна, в храме Шамаша (он отмерит ). К 6 праздникам 20 ка ячменной муки 1 (куском) мяса он обеспечит ее. 1/2 сикля серебра – «баран» поля – он даст ей. Перед Шамаш-эрибам, перед Илишу-ибишу, сыном Шамаш-каррада, перед Лишару?, дочерью Ахушины (перед) Амат-Шамаш (…)
Пер. А.П. Рифтина
Ассирийские законы
Глиняные таблетки второй половины II тысячелетия до н.э. из г. Ашшура. Язык – среднеассирийский диалект аккадского.
Сборник ассирийских законов не является официальным кодексом, что подтверждается также отсутствием введения и заключения, как, например, в кодексе Хаммурапи. Скорее всего это сборник отдельных постановлений, случаев из судебной практики и решений по различным делам По сравнению с кодексом Хаммурапи ассирийские законы гораздо более суровы. Особенно показательно совершенно бесправное положение должника (табл. А, § 44). В очень тяжелом положении находились женщины. После замужества они переходили в полную власть мужа, и закон не защищал их от произвола с его стороны.
Таким образом законодательство рабовладельческого общества выступает в Ассирии в особенно резкой и откровенной форме, лишенным тех смягчений и частичных уступок свободным беднякам (в частности, должникам), которые имеются в законах других древневосточных рабовладельческих государств (кодекс Хаммурапи).
Последние статьи сборника ассирийских законов содержат ценные сведения о сельской общине в Ассирии.
Перевод сделан с некоторыми сокращениями по изданию: Driver and Miles, The Assyrian Laws.
Таблица А
[§ 1.] [Ес]ли женщина – [будь то] жена человека , [будь] то дочь человека , – вступив в дом бога, [из] дома бога что-либо [принадлежащее свят]ыне украдет и [оно] будет схвачено [в ее руках, и ее] уличат клятвенным показанием или докажут [против нее, то должно возвести] обвинение и [воп]росить бога; что он повелит [сделать с женщиной], то должно с ней сделать.
[§ 2.] Если женщина – будь то жена человека, будь то дочь человека – скажет мерзость или впадет в хуление, то эта женщина должна нести свою вину; к ее мужу, ее сыновьям и ее дочерям нельзя предъявлять требований.
[§ 3.] Если человек заболеет или умрет, а его жена украдет что-либо в его доме или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то жена человека и принявшие от нее должны быть убиты. А если жена человека, чей муж здрав, украдет в доме своего мужа или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то человек должен клятвенным показанием уличить свою жену и наложить на нее наказание; а принявший из рук жены человека должен отдать покражу, а также должно наложить на него наказание, какое человек наложит на свою жену.
[§ 4.] Если раб или рабыня примут что-либо из рук жены человека, то должно отрезать нос и уши рабу и рабыне, восполнить покражу. Человек может отрезать уши своей жене. А если жене своей он отпустит грех и не отрежет ей уши, то не должно отрезать рабу и рабыне (и) возмещать покражи.
[§ 5.] Если жена человека в доме другого человека украдет что-либо превышающее [стоимостью] 5 мин олова, то владелец покражи должен поклясться: «[Будь я проклят] если позволил ей взять! В моем доме произошла кража!» Если ее муж согласится, он может отдать покражу и выкупить ее, отрезав ей [при этом] уши. Если муж ее не согласится выкупить ее, то владелец покражи может взять ее [себе], а также отрезать ей нос.
[§ 6.] Если супруга мужа заложит что-либо на стороне, то принявший отвечает, как за покражу.
[§ 24.] Если жена человека удалилась от своего мужа, будь то в том городе, будь то в окрестных поселениях, где он ей указал дом, войдет в дом ассирийца, поселится у хозяйки дома, переночует трижды-четырежды, а хозяин дома не будет знать, что в его доме живет жена человека, [но] наконец эта женщина будет схвачена, то хозяин дома, чья жена от него удалилась, жену свою, (отрез]ав [ей (что-либо)], может взять; жене человека, у которой жила его жена, должно отрезать уши; если захочет, ее муж может отдать ее цену – 3 таланта 30 мин олова; а если захочет, его жену могут взять [у него]. А если хозяин дома знал, что у его жены живет жена человека, то он должен отдать втрое. А если он отопрется, говоря: «Я действительно не знал», то они должны пойти к Реке. И если человек, в доме которого жила жена человека, вернется из Реки, то он должен отдать втрое. Если же человек, от которого удалилась жена, вернется из Реки, то тот свободен, он выполнил все, что касалось Реки . А если муж, от которого бежала жена, (уши) своей жене не отрежет и возьмет обратно свою жену, то не должно быть никакого наказания.
[§ 25.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее умер и братья ее мужа «неразделенные», а детей у нее нет, то все украшения, которые возложил на нее ей ее муж и которые не пропали, могут взять «неразделенные» братья ее мужа; относительно прочего они должны без привлечения (имени) богов изобличить [и тогда] могут взять. К богу Реки и к клятве их не должно брать.
[§ 26.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее умер, то все подарки, которые делал ей ее муж, если есть дети ее мужа, они могут взять, а если нет детей ее мужа, она сама может взять.
[§ 27.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее постоянно ходил к ней, то всякое «нудунну» (выделенное имущество), которое дал ей ее муж, он сам может взять, [но] на принадлежащее дому отца ее он не имеет прав.
[§ 28.] [Ес]ли вдова вошла в дом человека и принесла с собой своего сына-младенца и он возрос в доме взявшего ее, но таблетки об усыновлении его не было написано, то он не получает надела в доме своего воспитателя, не отвечает за долги и получает надел согласно своей доле в доме своего родителя.
[§ 29.] Если женщина войдет в дом своего мужа, то ее приданое и все, что она принесет из дома отца своего или что ей дал ее свекор при ее приходе, – свободное и бесспорное имущество для ее детей; дети ее свекра не должны предъявлять прав. Но если муж получит (это) от нее (после ее смерти), то может отдать, что хочет, своим детям.
[§ 30.] Если отец принес, доставил «библу» (калым) в дом тестя своего сына, а женщина его сыну (еще) не будет дана, а другой его сын, жена которого живет в доме своего отца, умер, то жену своего умершего сына он может дать в качестве «ахузйту» своему другому сыну, в дом тестя которого он внес («библу»). Если владелец дочери, принявший «зубуллу» (калым), не согласится отдать свою дочь, то отец, принесший «зубуллу», если хочет, может взять свою невестку и отдать своему сыну, а если хочет, может взять [обратно] все, что он принес – олово, серебро, золото, – только основную сумму , кроме съедобного; на съедобное он не имеет прав .
[§ 31.] Если человек принес в дом своего тестя «зубуллу», а жена его умерла, а у его тестя есть [еще] дочери, то если хочет тесть, он может взять дочь своего тестя вместо своей умершей жены, или если он хочет, то он может взять серебро (в смысле «деньги»), которое он отдал; ячменя или овец или чего-либо съедобного ему не должно давать, он должен получить только серебро.
[§ 34.] Если человек возьмет себе вдову и не составит договора и она проживет в его доме 2 года, то она жена и уйти не может.
[§ 35.] Если вдова войдет в дом человека, то все, что она принесет, [принадлежит] ее мужу. А если человек придет к женщине, то все, что он принесет, [принадлежит] женщине.
[§ 36.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, или если ее муж поселил ее отдельно и ее муж отправится в поле и не оставит ей ни масла, ни шерсти, ни одежды, ни корма, ни вообще чего бы ни было и не пришлет ей ничего из поля, то эта женщина должна быть 5 лет верной своему мужу и не должна поселяться у [другого] мужа; если у нее есть дети, то они должны наниматься и [тем] питаться, а женщина должна ждать своего мужа и не должна поселяться у [другого] мужа. Если у нее нет детей, то 5 лет она должна ждать своего мужа, при наступлении же 6-го года она может поселиться у какого хочет мужа. Когда придет ее муж, он не будет иметь на нее прав, она свободна для ее последующего (т. е. второго) мужа. Если более 5 лет он задержался, но отсутствовал не по своей вине – либо враг города (?) схватил его, (и) он пропал , либо он был схвачен по лож[ному (доносу)] и задержался, то по приходе он должен дать клятвенное показание и дать женщину вместо своей жены и может взять свою жену. А если царь пошлет его в чужую страну и он задержится долее 5 лет, то жена его должна его ждать и не должна поселяться у [другого] мужа. А если до истечения 5 лет она поселится у [другого] мужа и родит [ему], то муж ее по возвращении может взять ее и ее потомство, потому что она не выждала [срока] договора и дала себя взять [в жены].
[§ 37.] Если человек оставит свою жену, то, если найдет нужным, может дать ей что-нибудь, если не найдет нужным, может ей ничего не давать: она должна уйти с пустыми руками.
[§ 38.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее оставит ее, то подарки (украшения), которые он сам ей делал (буквально: на нее возложил), он может взять, [но] на «терхёту» (брачный дар), который он принес, он не имеет прав, оно свободно для женщины .
[§ 39.] Если человек отдаст мужу не свою дочь и если прежде ее отец задолжал и она была поселена [в доме кредитора] в качестве залога, [и если] прежний кредитор придет к продавцу женщины, то он должен быть удовлетворен относительно ее цены; если у продавца будет нечего дать, то человек (тот) может взять продавца. А если в бедственном положении она жила, то она свободна для своего оживителя . А если человеку, взявшему женщину, либо дали написать таблетку (т. е. взять на себя обязательство), либо иным образом дали принять на себя [ответственность перед] вчиняющим иск, то он должен в[зместить] цену женщины, а продавец [свободен].
[§ 40.] …Рабыни не должны покрываться; кто увидит покрытую рабыню, должен схватить ее и привести к воротам (?) дворца. Ей должно отрезать уши, схвативший ее может взять ее одежды. Если человек увидит покрытую рабыню и отпустит, не схватит ее и не приведет к воротам (?) дворца и против него выступят свидетельским показанием, изобличат его, – то ему должно дать 50 ударов палкой, просверлить ему уши, продернуть веревку и завязать сзади; [его донос]чик (?) может взять его одежды. Один полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 42.] Если человек в день праздника возольет масло на голову дочери человека или на пиру принесет «хуруппате», то возвращения быть не может (т. е. помолвка не может быть аннулирована).
[§ 43.] Если человек либо возольет на голову масло, либо принесет «хуруппате», а сын, которому он предназначал [эту] жену, умрет или пропадет, то он может отдать [ее] какому хочет из своих сыновей от старшего до младшего, которому будет 10 лет. Если отец умрет и сын, которому он предназначал [эту] жену, также умрет, то сын умершего сына, которому будет 10 лет, может взять ее. Если сыновья сына моложе 10 лет, то отец девушки, если хочет, может отдать свою дочь или, если хочет, может вернуть [принесенное] в равном количестве . Если сына не будет, то все, что он получил из цветных камней, и всего, что не съедобно, он должен вернуть, а съедобного он не должен возвращать.
[§ 44.] Если ассириец или ассириянка, которые живут в доме человека за свою цену в качестве залога, взяты за полную цену , то он может его бить, таскать [за волосы], бить по ушам и просверливать [их].
[§ 46.] Если женщина, чей муж умер, по смерти мужа не выйдет из его дома и если ее муж ничего не отписал ей, то она может жить в доме своих детей, где хочет; дети ее мужа должны содержать ее; они должны заключить договор, [чтобы давать ей] прокормление и питье, как невест[к]е, которую они любят. Если она последующая (т. е. вторая жена) и не имеет своих детей, то она может жить у одного (из пасынков), но они должны содержать ее совместно. Если у нее есть дети, то дети первой [жены] могут не соглашаться содержать ее, а она может жить в доме своих собственных детей, где хочет. Ее собственные дети должны содержать ее, и их работу она должна выполнять. А если [ес]ть (кто-либо) из детей ее мужа, кто возьмет ее, то только [взяв]ший ее [должен содержать ее, а ее другие дети могут н]е содержать ее.
[§ 47.] Если человек или женщина приготовят чары и они будут схвачены в их руках, против них выступят свидетельским показанием и изобличат их, то приготовившего чары должно убить. Человек, который видел изготовление чар [или] от видевшего чары слыхал, что он говорил ему: «Я сам видел», [этот] слышавший должен прийти и сообщить царю. Если видевший отопрется от того, что тот сказал царю, то он должен сказать перед Быком, сыном Шамаша : «[Будь я проклят], если он не говорил»; он свободен; видевший, который сказал и отперся – царь как сочтет нужным, должен допросить его и выяснить его подноготную (?). Заклинатель, когда его приведут, должен заставить говорить [того] человека и сказать [ему] так: «От клятвы, которой ты заклят для царя и его сына, вас (!) не освободят, но, согласно таблетке, которой ты заклят для царя и его сына, ты будешь заклят».
[§ 58.] Во всех наказаниях – [будь то отрывание], будь то отрезание [жене человека], также и жрец – «галлу» пусть узнает [и пусть] придет, согласно тому, [что написано на [этой] таблетке (?)].
[§ 59.] Кроме наказаний [жене человека, написанных] на [этой] таблетке, человек может свою жену [бить], выщипывать [волосы], бить по у[шам] и ко[лотить(?)], вины его [в том] нет.
Месяца ша сарате, дня 2-го эпонима Са-…-у.
Таблица Б
[§ 1.] […] из невозделанных земель (??) [… из (?)] бесплодной земли старший брат 2 части [… в качестве своей наследственной доли] должен выбрать и взять, и братья его друг за другом должны выбрать и взять. Всякое поле «шилухли» и все [произведения] трудов их младший сын должен разделить; старший сын должен выбрать и взять 1 часть, а о второй части его он должен метать жребий со своими братьями .
[§ 2.] Если человек из неразделенных братьев погубит живое существо, [то] его должно отдать хозяину живого существа; если хочет, хозяин живого существа может убить его, а если хочет может помиловать [и] взять его наследственную долю.
[§ 3.] Если человек из неразделенных братьев скажет слово измены (?) или бежит, (то) с его наследственной долей царь (поступит), как желает.
[§ 6.] [Если человек скажет человеку: «Я] возь[му] твой [дом и поле] за серебро», то прежде чем он [возьм]ет поле и дом за серебро, в течение полного месяца глашатай трижды должен выкликать в поселении бога Ашшура и трижды он должен выкликать в поселении, где тот берет поле и дом: «Поле и дом такого-то, сына такого-то, на возделываемой земле такого-то поселения я возьму за [серебро]; у кого есть [право] взять или претензии, пусть они предъявят свои документы и положат их перед «надзирателями», пусть возбудят иск, пусть освободят [имущество от сторонних претензий] и пусть возьмут». Кто в течение этого полного месяца, пока есть срок не забыть (старое право), предъявит свои документы и положит их перед «надзирателями» – [этот] человек в отношении поля своего должен быть удовлетворен (?) и может взять [его]. Когда глашатай выкликает в городе бога Ашшура, должны присутствовать один из советников («суккаллу» ), что перед царем, писец города, глашатай и царские «надзиратели». В поселении, где он берет поле и дом, должны присутствовать староста и трое «великих» поселения. Они должны заставить глашатая выкликнуть, должны написать свои документы и отдать [их]: «В течение этого полного месяца, кто не принес своего документа, не положил перед «надзирателями», потерял свою часть, в поле и доме; они «свободны» [принадлежат] просившему глашатая выкликнуть». Из трех документов о кличе глашатого, которые должны написать судьи, 1 документ должны взять надзиратели …
[§ 8.] Если человек [нарочно] спутает большую межу своих товарищей , то его должно уличить клятвенным показанием и доказать против него; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 9.] Если человек нарушит малую межу между жребиями , то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 10.] Если человек выроет колодец или построит укрепленный двор не на своем поле, то он теряет свою часть в колодце своем и (укрепленном дворе) своем, ему должно дать 30 ударов палки, и 1 полный месяц он должен [выполнять] царскую работу.
(Конец параграфа настолько фрагментирован, что не поддается переводу.)
[§ 12.] Если человек разобьет сад или [выроет] колодец и вырастит деревья на поле [товарища своего], а хозяин поля будет смотреть (с ведома его) и не [возразит], то сад [«свободен» (т.е. принадлежит) разбившему его, [но] он должен [отдать] хозяину (поля, превращенного в) сад поле за поле.
[§ 13.] Если человек не на своей невозделанной земле разобьет сад, выроет колодец и вырастит овощи или деревья, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его, и когда придет хозяин поля, то он может взять и сад вместе [с произведениями] трудов.
[§ 14.] Если человек не на своей невозделанной земле огородился (?) и будет формовать кирпичи, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; землю он должен отдать втрое, и кирпичи его возьмут. Ему должно дать 50 ударов палки, и [1 полный месяц] он должен выполнять царскую работу.
[§ 17.] Если в колодцах (цистернах) есть вода, которая для орошения (и) [для обработки (полей) [прих]одит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле; а если в их числе есть несогласные, то тот в числе их, кто согласен, должен спросить судей, взять документ от судей и выполнять работу; эту воду он может взять себе и орошать свое поле; никто другой не должен орошать.
[§ 18.] Если есть вода Адада (т.е. дождевая), которая для орошения (и) для обработки (полей) приходит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле. А если в их числе есть несогласные, то тот в их числе, кто согласен, может взять документ от судей против несогласных. [Староста] и 5 «великих», [поселения должны присутствовать…], ему должны дать уд]аров [палкой, и 1 (?) полный месяц он должен] выполнять [царскую работу].
Пер. И.М. Дьяконова
Переписка Вавилонских царей с Египетскими фараонами
В 1888 г. близ деревушки Телль-эль-Амарны (на месте, где в конце XV в. до н. э. находилась столица фараона-реформатора Эхнатона-Ахетатон) было найдено несколько сот глиняных таблеток, покрытых клинообразными надписями. Они были приобретены частью Каирским, частью Берлинским и Британским музеями. Несколько таблеток удалось купить русскому исследователю В.С. Голенищеву, и они в настоящее время находятся в Москве (в Государственном музее изобразительных искусств). При изучении найденных таблеток выяснилось, что это часть государственного архива фараонов Аменхотепа III и его сына Аменхотепа IV (Эхнатона).
Телль-амарнские письма являются ценнейшими источниками по истории международных отношений и дипломатии в древнем мире. Почти все они написаны на вавилонском языке, который был в ту эпоху общепринятым языком для дипломатической переписки. В Телль-амарнском архиве имеются письма вавилонского, хеттского, митанийского, ассирийского царей, подвластных фараону царьков Палестины, Финикии и Сирии, а также ответные письма египетских владык. Сохранность большинства текстов хорошая. Ниже приводятся три документа из переписки фараонов с вавилонскими царями.
Перевод сделан по изданию: J. A. Knudtzon, Die EI-Amarna Tafeln. Leipzig, 1909–1912. №№ 1, 4, 9.
I. ПИСЬМО ФАРАОНА АМЕНХОТЕПА III ЦАРЮ ВАВИЛОНА
Кадашман-Харбе , царю Кардуниаша , моему брату, скажи – так говорит Нибмуариа , царь великий, царь Египта, твой брат. Предо мной благополучие, пусть пред тобой будет благополучие! Твой дом, твои жены, твои дети, твои вельможи, твои кони, твои колесницы в странах твоих да будут очень благополучны. Я благополучен, мой дом, мои жены, мои дети, мои вельможи, кони, колесницы, воины премного благополучны, и в странах моих очень благополучно.
Теперь я слышу [эти] слова, которые ты писал мне: «Вот ты ищешь мою дочь в жены себе, а сестра моя, которую дал тебе отец мой, – там у тебя, и никто ее не видел ныне – жива ли она или умерла». Вот твои слова. А разве ты когда-нибудь посылал «камиру» , который знал бы твою сестру и мог бы говорить с ней и обновил бы знакомство с ней? – и пусть бы он говорил с ней. Люди, которых ты посылаешь – далекие люди (т. е. тебе): [один–слуга (?)] Закары, другой – погонщик ослов из стр]аны […]; нет среди них ни одного, который [был бы (?)] близок к твоему отцу и […] уже [хотя бы] гонцы, [котор]ые е[сть] у тебя и [пусть бы?] она сказала [им]. (Следует пропуск…) для ее матери И когда ты писал, говоря следующее: «Ты говорил моим гонцам, когда твои жены были собраны и стояли перед тобой: «смотри[те], [вот] ваша госпожа, что стоит перед вами», – а гонцы мои не узнали ее. Сестра ли это моя, что [находится] у тебя?» – и еще ты писал: «не узнали ее мои гонцы», и ты говорить, «кто ее может узнать?» – зачем же ты не пошлешь «камиру», который скажет тебе правдивое слово и такой же (?) привет от сестры твоей? И ты скажи ему, чтобы он вошел, чтобы видеть (?) ее дом и ее отношения с царем. А когда ты мне пишешь «может, это дочь какого-нибудь мушкену , либо какого-нибудь гагайца , либо дочь ханигальбатца , или, может быть, из Угарита , которую видели мои гонцы? И кто скажет им – вот [это] та (?), что у тебя? Она рта не раскрыла и ничего не сказала им!» Вот твои слова. А если умерла сестра твоя – кто это станет скрывать, …или подставит другую? [Бог] Амон [благосклонен?] к [сестре твоей, она (?) – се]стра главной жены, [……] к (?) хозяйке дома […] одной служанки, который […..] более всех жен […..] царей Египта…] в Египте.
А когда ты мне писал: «Мои дочери, которые замужем за царями, которые …[…], то если прибывают мои гонцы туда, то говорят с ними, и они пересылают мне подарок»… Вот твои слова. Пожалуй, соседние с тобой цари – большие…; твои дочери получают что-нибудь у них и посылают тебе. А что [есть] у нее, у сестры твоей? (Это то,) что у меня. Если она получит что-нибудь, то я пошлю тебе [что-нибудь] хорошее, раз ты отдаешь твоих дочерей, чтобы получать добро от соседей твоих.
А когда ты мне писал, что я оставил слова отца моего, то ты не сообщаешь его слов. И еще: «установи доброе братство между нами». Вот слова, которые ты написал. А ныне мы с тобой братья – я и ты, мы оба и я высказываю жалобу на твоих гонцов, потому что они говорят перед тобой следующим образом: «Он не дает ничего нам, которые входят в страну египетскую». (Вот что я скажу) о тех, кто приходит ко мне, – вот, приходит один из них [ко мне] и взял серебра, золота, масла, тканей, все хорошее [в (?)] страну (?) чужую, а говорит неправду тому, кто послал его. Первые пришли гонцы к твоему отцу, и уста их говорят ложь; вторые пришли [и] говорят ложь тебе. И я решил: дам ли им что-нибудь или не [да]м, всегда будут говорить [л]о[жь], и установил не да[вать] им [ничего] больше.
А когда ты мне писал: «Ты сказал моим гонцам: «нет воинов у вашего господина, и некрасива девушка, что он мне дал», – вот твои слова – нет, неправду говорят тебе твои гонцы всегда. Есть ли у тебя избранные воины или нет – [это] они сообщают мне. Что я буду спрашивать, есть ли у тебя воины, есть ли у тебя кони? Да не слушай ты их, гонцов твоих, уста которых лживы! То, что ты пишешь, [происходит] таким образом (?): если они боятся тебя, то говорят ложь, чтобы спастись от руки твоей.
Когда ты сказал: «отданы мои колесницы в число колесниц городских правителей, и чужая (страна) не видела их; ты послал их в страну такую-то, и чужая (страна) не видела их». Это так, и в отношении колесниц это так; коней они потребовали у меня, всех моих коней [для] колесниц.
Когда ты мне писал чер[ез] далекого (для тебя человека, чтобы возложить елей на [гол]ову девушки, [то ведь] ты послал мне [всего] одну выдачу (?) … масла.
(Конец не сохранился.)
II. ПИСЬМО КАДАШМАН-ХАРБЕ, ЦАРЯ ВАВИЛОНА, ФАРАОНУ АМЕНХОТЕПУ III.
[Вот] о том, что нельзя выда[ть] дочери твоей замуж, как ты писал: «Издревле царевны египетские никому не отдаются!», – зачем ты, брат мой, [говоришь так?] Ты – царь, можешь пос[тупать], как хочешь. Если ты отдашь, кто может что-либо [сказать?]. Когда, мне сказали это слово, я написал [брату моему] следующее: «Есть взрослые дочери и красивые женщины; пошли одну красивую женщину по т[воему выбор]у; кто сможет сказать: она не царевна? Ты же, [решив] не посылать, не послал. Разве ты не искал братства и дружбы, когда писал о браке, чтобы мы породнились между собой? И я поэтому же, ради братства и дружбы, чтобы мы породнились между собой, написал тебе о браке. Брат мой, почему он не послал мне ни одной женщины? Пожалуй, раз ты не прислал мне женщины, то и я, подобно тебе, откажу тебе в женщине? [Но н]ет, мои дочери будут [у тебя], я не отказываю тебе в них.
(Следует, повидимому, просьба о присылке диковинных зверей.)
А относительно золота, что я писал тебе, то пошли мне много всякого золота, прежде чем гонец твой [прибудет] ко мне, теперь быстро, [еще] этим летом, будь то в [месяце] таммузе, будь то в [месяце] абе, чтобы я мог выполнить работу, которую я предпринял.
Если этим летом, в таммузе или абе, ты пришлешь мне золота, о котором я писал тебе, [то] я дам тебе мою дочь, а ты пришли в последствии (?) золота, [сколько] хочешь. А если в таммузе или абе ты не пришлешь золота и я не смогу выполнить работу, которую я предпринял, то зачем тебе в последствии (?) присылать – когда я выполню работу, которую я предпринял и зачем мне будет желать золота? Пусть хоть 3000 талантов золота ты пришлешь, я не приму и верну тебе и дочь мою замуж не отдам за тебя.
III. ПИСЬМО БУРРАБУРИАША, ЦАРЯ ВАВИЛОНА, К ФАРАОНУ ЭХНАТОНУ (Начало не сохранилось.)
Нибхурририе , царю Е[гипта] скажи: так говорит Буррабуриаш , царь Кард[ун]иаша, твой брат. Я благополучен; ты, твой дом, твои жены, твои сыновья, твои дочери, твоя страна, твои вельможи, твои кони, твои колесницы да будут очень благополучны.
С тех пор как мои предки и твои предки заключили между собой дружбу, они посылали друг другу хорошие подарки и не отказывали друг другу в хороших желаемых вещах.
Сейчас мой брат послал мне в подарок 2 мины золота, а сейчас золота много пришли, сколько [посылали] твои предки. А если [его] мало, пришли половину того, [что посылали] твои предки. Почему ты прислал [только] 2 мины золота? Сейчас я усердно предпринял многочисленные работы в храме и выполняю [их]. Пришли мне много золота, а сам ты, чего желаешь в стране моей, напиши, и пусть возьмут для тебя.
При Куригальзу , предке моем, все ханаанеяне писали ему: «К пределам страны [давай спусти]мся, давай восстанем, давай [с тобой] соединимся!» Предок мой написал им так: «Оставьте [мысль о] соединении со мной! Если вы желали враждовать с царем Египта, моим братом, объединитесь с [кем-нибудь] другим; разве не должен я пойти и разграбить вас, ибо он (т. е. царь Египта) соединился со мной? Предок мой не послушал их ради предка твоего. А сейчас – ассирийцев, подчиненных мне, я не посылал тебе, зачем же они по собственному решению пришли в твою страну? Если ты любишь меня, пусть они не сделают никакого дела (?) (т. е. пусть посольство будет безрезультатным), отпусти их с пустыми руками .
В подарок тебе я послал 3 мины хорошего лазурного камня и 5 упряжных коней для 5 деревянных колесниц.
Пер. И.М. Дьяконова
Анналы и надписи ассирийских царей. Битва при Каркаре
Анналы и надписи ассирийских царей IX–VII вв. до н. э. преимущественно передают события захватнических и грабительских войн, которые почти непрерывно в эти столетия вела Ассирия. Они излагаются, как правило, в хронологическом порядке и датируются по годам «лимму» (специальных чиновников–эпонимов, сменявшихся ежегодно). В первый год после своего вступления на престол эпонимом был сам царь. Так как списки лимму сохранились с достаточной полнотой, то хронология Ассирии в последние три века ее существования воссоздается почти полностью.
В ассирийских летописях особенно подробно описываются и восхваляются жестокости и насилия, чинимые царями и их воинами: разрушения каналов, разорение городов, уничтожение посевов и садов, казни и т. п. В то же время, и это гораздо существеннее, они во многих случаях являются единственным источником, позволяющим восстановить не только международную обстановку той поры, но и внутренние события некоторых стран, например Урарту.
Ниже приводятся отрывки из анналов и надписей Салманасара III, Сэргона II, Синахериба и Ашшурбанипала, содержащие описание их походов в Сирию, Урарту и Египет.
№ 44. БИТВА ПРИ КАРКАРЕ
Из надписи Салманасара III на большом монолите из Карха (древний Тушхан) на верхнем Тигре. Около 853 г. до н э. Ассирийский диалект аккадского. Е. Schrader, Keilinschnftliche Bibliothek, I. H. Rawlinson, Cuneiform inscriptions of Western Asia, vol. Ill, 7–8.
В эпонимат Даян-Ашшура , месяца айяра 14-го дня, я выступил из Ниневии ; переправился через Тигр и приблизился к поселениям Гиамму у реки Балих . Они убоялись ужаса, моего владычества, горечи моего яростного оружия и убили своим собственным оружием своего владыку Гиамму. Я вступил в Китлалу и Тиль-ша-марахи и во дворцы его поместил моих богов, во дворцах его устроил праздник. Я открыл хранилище, нашел его сокровища, захватил его богатство и его имущество и доставил в мой город Ашшур .
Я выступил из Китлалы, приблизился в Кар-Шульман-ашареду , на судах из мехов во второй раз переправился через Евфрат при полной воде. Я принял в Ашшур-утир-асбате на том берегу Евфрата, что над рекой Сагуром и который хетты называют Питру, дань серебром, золотом, оловом, бронзой, бронзовыми котлами от царей, что по ту сторону Евфрата,– от Сангара, кархемишца , Кундаспа, куммухца , Арама, битагусийца , Лалла, мелидца , Хаяни, бит-габарца , Кальпаруды, хатти-нейца , Кальпаруды, гургумца . Я выступил от Евфрата, приблизился к Алеппо ; битвы они убоялись, обняли мои ноги; я принял их дань серебром и золотом, принес жертву Шамашу.
Я выступил из Алеппо, приблизился к поселениям Ирхулени, хаматца , покорил Аденну, Баргу [и] Аргану, его царский город . Его добычу, его имущество, богатство дворцов его я унес, дворцы его зажег. Я выступил из Арганы, приблизился к Каркаре . Кар-кару, его царский город, я разрушил, снес, спалил огнем.
1 200 колесниц, 1 200 конников, 20 000 воинов Адад-идри дамаского , 700 колесниц, 700 конников, 10000 воинов Ирхулени хаматского; 2000 колесниц, 10000 воинов Ахаббу (Ахава) израильского , 500 воинов [царя] куйского , 1000 воинов [царя] египетского (?) , 10 колесниц, 1000 воинов [царя] ирканатского , 200 воинов Маттину-баала арвадского , 200 воинов [царя] усанатского , 30 колесниц, 1 000 воинов Адуни-ба’ала шианского , 1 000 верблюдов Гиндибу, араба , 1 000 (?) воинов Ба’сы, сына Рухуба, аммонитянина , – этих 12 царей он (т. е. Ирхулени) взял в союзники, и они выступили против меня на войну и на битву. С помощью высокой силы, данной Ашшуром, и могучего оружия, дарованного Нергалом , моим предводителем, я с ними сразился, нанес им поражение от Каркары до Гильзау , поверг оружием 14000 их бойцов, излил над ними свой ливень, подобно Ададу , разбросал (?) их трупы, многочисленным воинством их наполнил пространство пустыни, оружием пролил их кровь… Прежде чем вернуться, я достиг реки Оронта; в этом бою я отнял у них колесницы, конников, упряжных коней.
Пер. М.И. Дьяконова
Из анналов Синахериба, царя Ассирии
№ 45. ИЗ АННАЛОВ СИНАХЕРИБА, ЦАРЯ АССИРИИ (705–681 гг. до н. э.)
СИРИЙСКИЙ ПОХОД
Язык – литературный вавилонский с небольшой примесью ассиризмов. Глиняная призма. Н. Rawlinson, Cuneiform Inscriptions of Western Asia vol. I, 37–42; F. Delitzsch, Assyrische Lesestiicke, 5.
В третий поход мой я направился против страны Хатти , Лули , царя Сидона , ниспроверг ужас блеска моего владычества, он бежал далеко в море и там скончался. Сидон Большой, Сидон Малый, Бит-Зитте , Сарипту , Махаллиба , Ушу , Акзиб , Акку – его сильные города и крепости, места пастбищ и водопоев, которые ниспроверг страх оружия Ашшура, моего владыки, склонились к моим ногам. Я посадил над ними Туба’ла на престол царственности и ежегодную, непрестанную возложил на него подать и дань моему владычеству. Обширные дары и тяжелое приношение от Минахима самсимурунскогои, Туба’ла сидонского, Абдили’та арвадского , Урумилька библского , Митинта асдодского , Пудуила аммонитского , Каммусунадба моавитского , Айарама идумейского – всех царей страны Амурру – они (т. е. эти цари) принесли ко мне в четырехкратном размере и целовали мои ноги. А Цидку, царя Аскалона , не склонившегося под мое ярмо, – я переселил и увел в Ассирию богов его рода (буквально – дома отца его), самого его, его жену, его сыновей, его дочерей, его братьев и семя его рода. Над жителями Аскалона я поставил Шаррулудари, сына Рукибти, их прежнего царя, и повелел ему приносить подарки моему владычеству, и он стал влачить мое ярмо. В продолжение моего похода Бит-Даганнэ, Иаппу , Банайбарку и Азуру, города Цидки, которые не склонились поспешно под мое ярмо, я осадил, покорил и захватил их добычу.
Правители, князья и жители Амкаруна , бросившие в железные оковы своего царя Пади, принесшего Ассирии клятву и присягу, и выдавшие его враждебно Хазакияу (Езекии) иудейскому, поступив злодейски (?), убоялись они и призвали к себе царей Египта, лучников, колесницы и коней царя Эфиопии , и те пришли им на помощь. Они построились предо мною в окрестностях Аль-таку и точили свое оружие. С помощью Ашшура, моего владыки, я сразился с ними и нанес им поражение. В этой битве попали живыми в мои руки начальник колесниц, а также сыновья царя страны египетской, вместе с начальником колесниц царя Эфиопии.
Города Альтаку и Тамну я осадил, покорил, захватил их добычу. Я приблизился к Амкаруну и перебил правителей и князей, совершивших грех, и трупы их повесил на столбы вокруг города; виновных и преступных граждан города я причислил к добыче, остальных же, не свершивших греха и преступления, вины коих не было, я повелел освободить. Я вывел Пади, их царя, из Иерусалима и посадил его над ними на престол владычества и наложил на него дань моему владычеству. А Хазакияу иудейского, не склонившегося под мое ярмо, я осадил и покорил 46 его сильных городов и крепостей и мелких поселений их округов без счета – при помощи взбирания на насыпи и натиска таранов, ударов пехоты, подкопов, пробоин (?) и осадных орудий (?), увел и причислил к добыче 200 150 людей малых и больших, мужского и женского пола, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот. Самого же его я запер, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе; установил против него укрепления и сделал выход из городских ворот мерзостью для него. Города его, что я захватил, я отделил от его страны и отдал Митинту, царю Асдода, Пади, царю Амкаруна, Силли-Белу, царю Газы , уменьшив его страну. К прежней подати я прибавил ежегодное приношение дани и подарков моему владычеству и наложил на них. А этот Хазакияу – его ниспроверг ужас блеска моего владычества, и при том арабы и лучшие его воины, которых он ввел для подкрепления в Иерусалим, свой царский город, отказались сражаться,– он послал вслед за мной в Ниневию, город моего владычества, для принесения дани и выполнения службы своего гонца с 30 талантами золота, 800 талантами серебра, наилучшей сурьмой, большими кусками сердолика, ложами слоновой кости, креслами слоновой кости, слоновой кожей, слоновой костью, эбеновым и буковым (?) деревом, пестрыми тканями, пурпуром, бронзой, железной, медной (и) оловяной утварью, колесницами, щитами, копьями, панцырями, железными кинжалами, поясами, луками и стрелами, мечами, боевой утварью без счета, вместе со своими дочерьми, своими наложницами двора, певцами и певицами.
Пер. И.М. Дьяконова
Из анналов Ашшурбанипала, царя Ассирии
Глиняная призма, закладывавшаяся в фундамент храма, 30-е годы VII в. до н. э. Язык– литературный аккадский (вавилонский) с примесью ассиризмов. Текст: Н. Winckler, Die. Keilschrifttexte Assurbanipals, (Sammtung von Keilschrifttexten. IU), R. M. 1 и др.
В первый мой поход на Маган и Мелухху воистину я пошел: Тарку , царь Египта и Эфиопии, которому Ашшурахиддин , отец, мой создатель, нанес поражение, овладев его страной, – этот-то Тарку забыл силу Ашшура и Иштар , великих богов, моих владык, и положился на собственную силу. Против царей и надзирателей, которых назначил в Египте отец, мой создатель, он пошел, чтобы убивать, грабить и [чтобы] отнять Египет. Он вошел в Мемфис , город, который отец, мой создатель, завоевал и присоединил к пределам Ассирии. Скороход прибыл в Ниневию и сообщил мне. Из-за этих дел сердце мое разъярилось, распалилась моя печень. Поднял я руки, взмолился к Ашшуру и к Иштар ассирийской. Собрал я мои славные войска, которые вручили мне Ашшур и Иштар, и направил путь на Египет и Эфиопию. Во время моего похода 22 царя, раба, подчиненных мне на берегу моря, среди моря и на суше, принесли мне свои тяжкие приношения и облобызали мои ноги. Этих царей с их войсками и кораблями по морю и по суше вместе с моими воинами я послал путем и дорогой. На спешную подмогу царям и наместникам, которые в Египте были подчиненными мне рабами, я быстро погнался и дошел до Карбаниту .
Тарку, царь Египта и Эфиопии, услыхав о приближении моего похода, собрал своих бойцов на бой, на битву и сражение. С помощью Ашшура, Бела и Набу , великих богов, моих владык, идущих на моей стороне, в битве в широком поле я нанес поражение его воинам. Тарку в Мемфисе услыхал о поражении своих воинов, сияние Ашура и Иштар охватило его, и он обезумел; блеск царственности моей покрыл его, коей украсили меня боги небес и земли. Мемфис он покинул и для спасенья души своей бежал в Фивы. Тот город (т. е. Мемфис) я взял, ввел в него моих воинов и поселил там.
(Следует длинный список правителей отдельных городов Египта.)
Этих царей, наместников и надзирателей, которых в Египте назначил отец, мой создатель, и которые пред наступлением Тарку оставили свои должности и рассеялись в степи (буквально: наполнили степь), я вернул и назначил на их места по их должностям. Египет и Эфиопию, которые завоевал отец, мой создатель, я заново взял . Я усилил охранную службу более прежнего и заключил договоры. С большой добычей и многими пленными я вернулся в Ниневию.
Потом эти цари, все, кого я назначил, согрешили против присяги мне, не соблюли клятвы великих богов, забыли добро, что я им сделал, и сердце их замыслило злое. Они говорили коварные речи, посоветовали себе пагубный совет: «Тарку из Египта изгонят – а что до нас, то как нам усидеть?» К Тарку, царю Эфиопии, они послали своих гонцов для принесения присяги и [заключения] дружбы: «Пусть меж нами установится дружество, и пусть мы будем друг с другом в согласии; страну поделим между собою, и да не будет среди нас другого владыки». Против воинов Ассирии, войск моего величества, которые я поставил для военного союза с ними, они искали [сделать] злое дело. Мои доверенные люди услыхали эти слова, перехватили их гонцов с посланиями и связали их по рукам и ногам железными узами и железными оковами. Клятва Ашшуром, царем богов, постигла их, ибо они согрешили против присяги; великие боги взыскали в руках их добро, – ибо я делал им благо. А людей Саиса, Мендеса, Таниса (?) и прочих городов, всех, кто были с ними и замышляли злое, от мала до велика они повергли оружием, не оставили из них ни одного человека; тела их они повесили на столбы, содрали с них кожу, покрыли [ею] стену города. Этих царей, которые искали [сделать] злое против воинов Ассирии, они прислали живыми ко мне в Ниневию. Из них я помиловал Нику и оживил его душу; я увеличил клятвы более прежнего и заключил с ним [клятвенный договор]. Я одел его в пеструю одежду, наложил на него золотую цепь (?), признак царственности, золотыми кольцами унизал его пальцы, дал ему железный поясной кинжал с золотой оправой, написав на нем мое имя; колесницы, коней, мулов для езды его величества я подарил ему, моих доверенных лиц, наместников для военного союза с ним я послал с ним вместе. Туда, куда отец, мой создатель, назначил его на царство в Саисе, я возвратил его на место; а Набушезибанни , его сына, я назначил в Атрибис . Я сделал ему больше добра и милости, чем отец, мой создатель.
Тарку там, куда он бежал, ужас от оружия Ашшура, моего владыки, охватил его, и он скончался (дословно: ушел судьбой своей ночи). Затем Ташдамане , сын Шабаку , сел на престол его царства. Фивы и Гелиополь он сделал своей опорой, собрал свои воинские силы. Чтобы биться с моими воинами, сынами Ассирии, что были в Мемфисе, он собрал свои боевые отряды. Этих людей он запер и захватил их выходы. Быстрый посланец пришел в Ниневию и сказал мне [об этом].
Во втором моем походе я направил путь свой на Египет и Эфиопию. Ташдамане, услыхав о движении моего похода – что я вступил в пределы Египта, – оставил Мемфис и для спасения души своей бежал в Фивы. Цари, наместники и надзиратели, коих я поставил в Египте, пришли ко мне и облобызали мои ноги. Вслед за Ташдамане я направил путь; он увидел наступление моей сильной битвы, покинул Фивы и бежал в Кипкипи . Тот город (т. е. Фивы) целиком с помощью Ашшура и Иштар захватили мои руки. Серебро, золото, отборные каменья, всякое богатство дворца его, пестрые и полотняные одежды, больших коней, людей – мужчин и женщин, – 2 высоких обелиска, изделие из чистого золотого сплава весом в 2500 талантов , стоявшие у ворот храма, я исторг из их мест и [все это] взял в Ассирию. Я полонил многих пленных без счета из Фив, сделал горьким Египту и Эфиопии мое оружие и утвердил [свою] победу. С полными руками я благополучно вернулся в Ниневию, город моего владычества.
В третий мой поход я воистину пошел на Ба’ала, царя Тира , живущего среди моря, что не соблюдал приказов моей царственности, не слушал слов моих уст. Я воздвиг против него укрепленья, захватил его пути на море и на суше, стеснил, укоротил их дыханье, склонил их под мое ярмо. Свою родную дочь и дочерей своих братьев он послал ко мне в наложницы. Яхимилька, своего сына, который никогда не переправлялся через море , он прислал одновременно для несения моей службы. Я принял у него его дочь и дочерей его братьев с богатым приданым; я помиловал его и его родного сына вернул и отдал ему.
Якинлу, царь Арвада , живший среди моря, не склонявшийся пред царями, моими отцами, склонился под мое ярмо; дочь свою с богатым приданым он прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги. Мугаллу, царь Табала , который против царей, отцов моих, говорил возмутительные речи, свою родную дщерь с богатым приданым прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги. Я назначил на Мугаллу ежегодную дань конями.
Сандашарме киликийский , не склонявшийся пред царями, моими отцами, не влачивший их ярма, свою родную дочь с богатым приданым прислал мне в наложницы в Ниневию и облобызал мои ноги.
Когда Якинлу, царь Арвада, скончался (дословно: поставил свою гору), Азиба’ал, Абиба’ал, Адуниб’ал, Сапатиба’ал, Будиба’ал, Ба’ал-яшуб, Ба’алханун, Ба’алмалук, Абимильк и Ахимильк, сыновья Акинлу, жившие среди моря, из средины моря поднялись и с тяжким приношеньем пришли и облобызали мои ноги. Я радостно взглянул на Азиба’ала и поставил его на царство в Арваде. Абиба’ала, Адуниба’ала, Сапатиба’ала, Будиба’ала, Ба’ал-яшуба, Ба’алхануна, Ба’алмалука, Абимильк и Ахимильк я одел в пестрые одежды, золотыми кольцами унизал их пальцы и поставил их предо мною.
Гуггу , царю Лидии , области по ту сторону моря, – далекое место, имени которого не слыхали цари, отцы мои, – имя мое явил во сне Ашшур, бог, мой создатель, говоря: «Обними ноги Ашшурбанипала, царя Ассирии, и именем его побеждай твоих врагов». Как только он увидел этот сон – он послал своего гонца меня приветствовать; об этом сне, что он увидел, он [написал и] прислал мне через своего посланца, и тот сообщил мне. С тех пор как он обнял ноги моей царственности, с помощью Ашшура и Иштар, богов, моих владык, он покорил киммерийцев , угнетавших его страну, не боявшихся отцов моих, да и моей царственности ног не обнимавших. Из числа вождей [буквально: начальников поселений] киммерийцев, которых он покорил, двух вождей он заковал в железные цепи, узы и оковы и с тяжким приношением прислал пред меня.
Гонца своего, которого он постоянно присылал приветствовать меня, он [впоследствии] удержал. За то, что он не соблюл приказания Ашшура, бога, моего создателя, положился на собственную силу и возгордился сердцем, послал свои войска для военного союза с Пишамилку , царем Египта, сбросившим ярмо моего владычества, я, услышав, взмолился к Ашшуру и Иштар: «Да будет труп его брошен пред его врагами, да растащут его кости!» Как я просил Ашшура, так и исполнилось, и труп его был брошен перед его врагами, а его кости растащили. Киммерийцы, которых именем моим он попрал под ноги, поднялись и ниспровергли всю страну его.
Потом сын его сел на престол его, о злом деле, которое против отца его по моему молению совершили боги, мои помощники, он [написал мне и] прислал со своим гонцом и обнял ноги моей царственности. «Ты – царь, коего ведают боги! Отца моего ты проклял, и ему учинилось зло; меня, раба , чтущего тебя, благослови, и пусть я буду влачить твое ярмо!»
Пер. И.М. Дьяконова
Вторжение киммерийцев и скифов в Ассирию
Из сообщений античных авторов, особенно Геродота, и, отчасти библии давно было известно о вторжении киммерийцев, а затем скифов в Переднюю Азию. Оно началось в VIII в. до н. э. и достигло апогея в VII в. до н. э. При фараоне Псамметихе I (665–311 гг. до н. э.) передовые отряды скифов достигли южном Палестины, разгрябити город филистимлян Аскалон и начали угрожать Египту. Псамиетих I был вынужден откупиться от них щедрыми дарами. Археологические находки подаверждают сведения письменных источников о широком размахе нашествия киммерийцев и скифов. Типичные трехгранные наконечники стрел, обнаруженные во многих странах Восточного Средиземноморья, доказывают пребывание в них скифов.
В то время в Причерноморье и Приазовье появляются во все возрастающем числе изделия древневосточных мастеров, свидетельствующие об усилении экономических и культурных связей между странами, расположенными к югу и северу от Кавказского хребта.
Тем более интересны ассирийские и вавилонские тексты, упоминающие о киммерийцах и скифах. Из этих документов видно, насколько серьезную опасность представляли для могущественной Ассирии северные народы. Первоначально они обрушились на Урарту (см. ниже «Разведка Ассирии против Урарту»), затем наступила очередь Ассирии. Лишь путем дипломатических интриг, сея рознь между различными племенами и вступая в союз с теми или иными племенными вождями (такими, как, например, Бартатуа, ставшим впоследствии зятем Асархаддона), ассирийские цари ослабляли эту опасность.
Нижеприведенные документы являются, таким образом, материалами не только для истории Древнего Востока, но в перчую очередь для древнейшей истории народов СССР, подтверждая и пополняя прежние данные о значительной роли киммерийцев и скифов в международных отношениях VIII– VII вв. до н. э.
а) ЗАПРОСЫ ОРАКУЛУ ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЛАМ
Глиняные таблетки времени ассирийского царя Асархаддона (681–668). Язык аккадский J.A. Knudtzon. Assyrische Gebete an den Sormengott, 1893, №№ 1, 2, 29.
I
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ: с этого дня, с третьего дня этого месяца айяра (2-й месяц) до 11 дня месяца аба (5-й месяц) этого года, на 100 дней и 100 ночей – срок свершения гадания. В течение этого срока – будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев , будь то войско мидян, будь то войско маннеев , будь то какой бы то ни было враг – задумывают (?) ли они, замышляют ли они? Будь то осадой, будь то силой, будь то боевыми действиями, битвой и сражением, будь то проломом (?), будь то подкопом, ….и…, будь то тараном, будь то осадным орудием, будь то голодом, будь то клятвой именем бога или богини, будь то доброй речью и мирным договором, будь то какой-либо хитростью для взятия городов – возьмут ли они город Кишассу , войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет ли причислен к их владению? – Твоя великая божественность знает.
Взятие этого города Кишассу рукою какого бы то ни было врага с этого дня и до дня моего срока – приказанием, устами твоей великой божественности приказано ли, установлено ли? Увидит ли видящий, услышит ли слышащий?
Прости, если [гадание свершается] после моего срока; прости, если с ним сердце их замыслило и они обратились во врагов, прости, если он[и] совершил[и] убийство и разграбил[и] их полевую добычу; прости, если приговор этого дня – добрый ли он или дурной – будет днем бурным, [который] польет дождем; прости, если нечистый нечистоту в место гадания принес и сделал нечистым; прости, если ягненок твоей божественности, что взят для гаданья, имеет недостаток или грех; прости, если прикасающийся ко лбу ягненка – свою обрядовую одежду надел грязной, что-либо нечистое съел, выпил, умастился,… руки … изменил (?) наступил (?); прости, если в устах одного из гадателей, раба твоего, слово спуталось (?) – будь то…, будь то… – я вопрошаю тебя, Шамаш, великий владыка:
Что с этого дня, 3 дня этого месяца айяра до 11 дня месяца аба этого года, будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско маннеев, будь то войско мидян, будь то какой бы то ни было враг – захватят ли они этот город Кишассу, войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет ли причислен к их владенью?
(Следует описание признаков в печени ягненка, по которой производилось гаданье.)
II
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ.
Каштарити, начальник поселения Каркашши , что писал Мамитиаршу, начальнику поселенья мидян: «Объединимся против Ассирии» – послушает ли его Мамитиаршу; согласится ли с ним, [оберн]ет ли к нему лицо свое, в этом году будет ли враждовать с Ашшурахиддином , царем Ассирии? – Твоя великая божественность знает.
Вражда Мамитиаршу, начальника поселения мидян, с Ашшурахиддином, царем Ассирии, приказанием, [устами твоей великой божественности приказана ли, установлена ли?…]
Я вопрошаю тебя, Шамаш, великий владыка, что Мамитиаршу, начальник поселения мидян, вступит ли в союз с Каштарити, начальником поселения Каркашши, [с кем (?) Мамитиар]шу [вступ]ит в союз, будет ли враждовать с Ашшурахиддином, царем Ассирии?
[Это] заключено в этом ягненке, дай мне увидеть верный ответ, благоприятные начертания, добрые, благоприятные оракулы [твоего] приказания, уст твоей великой божественности. Пусть дойдет до твоей великой божественности, Шамаш, великий владыка, а ты ответь мне предсказаньем.
III
Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, дай мне верный ответ.
Бартатуа, царь скифов , который сейчас прислал гонца к Ашшурахиддину, царю Ассирии, [в …] – если Ашшурахиддин, царь Ассирии, отдаст в жены [Бартатуе, царю скифов] дочь царя из «дома воспитания» […… вступит ли] с ним Бартатуа, царь скифов, [в союз], слово верное, мирное, [слово дружбы (?)] скажет ли Ашшурахиддину, царю Ассирии, клятву [верности] Ашшурахиддину, царю Ассирии, будет ли выполнять поистине? – Твоя великая божественность знает.
Далее аналогично № 1.
Пер. И.М. Дьяконова
б) ИЗ НАДПИСИ АСАРХАДДОНА (631–668 до н. э.)
Призмы А и С
«И Теушпу киммерийца, уманманда , обитающего далеко, поразил я на земле страны Хубушна вместе с его войсками моим оружием» .
Перевод Д. Г. Редера.
Привилегии вавилонских городов
В I тысячелетии до н. э. крупнейшие города Вавилонии – Вавилон, Сиппар и Ниппур – добивались целого ряда льгот и привилегий (освобождения от военной повинности и строительных работ, запрещения казнить жителей города без суда и т. д.). Ассирийские цари, борющиеся за обладание Вавилонией с халдеями и эламитами, вынуждены были считаться с этими привилегиями и подтверждать их. Во время междоусобной борьбы ассирийского царя Ашшурбанипала со своим братом вавилонским царем Шамашшумукином положение вавилонских городов было особенно благоприятным, обе борющиеся стороны стремились склонить их на свою сторону путем всевозможных уступок.
Таким образом, в VIII–VII вв. власть вавилонского царя была далеко не такой деспотической, как во времена Хаммурапи.
Написаны около 700 г. и, повидимому, адресованы Синахерибу, царю Ассирии.
Глиняная таблетка из библиотеки Ашшурбанипала, царя Ассирии, середины VII в. до н. э.
[I. Если] царь право не чтит – люди его возмутятся, страна его опустеет.
[II. Если] право страны своей он не чтит – Эа , царь судеб, судьбу его изменит и назначит ему другую; [если] мудреца своего он не чтит – дни его будут кратки; если визиря он не чтит – страна его на него восстанет, [если] злодея он чтит – разум (или: совет) страны помрачится (буквально: изменится); [если же] дело Эа он чтит – великие боги согласно мудрости (буквально: совещанию) и знанию справедливости назначат ему [судьбу].
[III. Если] сиппарца он притеснит и решит судебное дело в пользу чужого – Шамаш , судья неба и земли, установит в стране его право чужое, а мудреца и судей для суда не станет.
[IV. Если] ниппурцы обратятся к нему по судебному делу, а он взяток ради притеснит их – Энлиль , владыка стран, чужого врага на него воздвигнет и воинов его даст [врагу] повергнуть; князь и доверенное лицо его по улице будут гонимы в презренье.
[V. Если] серебро вавилонян он возьмет и его внесут в сокровищницу, [если] судебное дело вавилонян он выслушает, [но решит] обратиться к пристрастию – Мардук , владыка небес и земли, поставит над ним его неприятеля, имущество [и] богатство его врагу его подарит.
[VI. Если повелит он] возложить вину на ниппурца, сиппарца [или] вавилонянина, [так что] они будут введены в темницу, где была возложена вина, – город будет низвергнут в бездну [и где] они были введены в темницу – войдет чужой враг.
[VII. Если] Сиппар, Ниппур и Вавилон целиком он подымет (?) , этим людям [повелит] наложить «строительную корзину» [или если] «воинскую повинность» [и] «клич глашатого» на них назначат – Мардук, мудрейший из богов, князь разумный, страну его обратит к его врагу, и народ страны его будет нести «строительную корзину» для врага его; Ану, Энлиль и Эа , великие боги, обитающие на небесах и на земле, в своем совете назначат этим людям привилегии (?).
[VIII. Если повелит он] фураж сиппарцев, ниппурцев и[ли] вавилонян отдать боевым коням, – кони, которые пожрали их фураж, будут угнаны в числе неприятельского «побора [скотом]».
[IX. Если] эти люди в ополчение войска страны… царя будут взяты – Ирра мощный (?), [идущий пе]ред его войском, войско его поразит и пойдет с его врагом, упряжь волов его развяжут, поля [и сады (?) его] изменят, для рук потрудившегося (??) …[……] опустошит.
[X. Если] «побор мелким скотом» [……] будут собирать – Адад , ороситель небес и земли, его степное зверье поразит голодом и жертвы Шамаша осквернит (?).
[XI. Если] визирь и[ли] доверенное лицо, приближенный царя, дела свои сделают дурными, примут (?) у них взятки – по велению Эа, владыки океана, визирь и[ли] доверенное лицо умрут от оружия, место их обратится (буквально: насыпется) в пустыню, дела (?) их унесет ветер, их деяния причислятся к буре, их договоры расторгнут, их стелы изменят, их выведут на дорогу, [вверг]нут в оковы; Набу , писец Эсагилы, сеть всех небес и земли, правящий всем, научающий царственности, расторгнет установления его страны, а провозгласят (?) другую.
[XII] Будь то пастырь, будь то настоятель храма , будь то доверенное лицо царя, что в Сиппаре, Ниппуре или Вавилоне, будут в [должности] настоятеля храма, [если они] возложат на них «строительную корзину храмов великих богов» – великие боги разгневаются, удалятся от своих обиталищ, не войдут в свои святилища. «[Если] царь право не чтит».
Дворец Ашшурбанипала, царя вселенной, царя Ассирии, коему Набу и Ташмет подарили премудрость (буквально: широкое ухо), ученость, проникновение (буквально: ясное око), цвет писцового искусства, какового дела не постиг никто из царей, бывших до меня, мудрость Набу, всяческие строки клинописи на таблетках я написал, изложил (?), проверил и положил во дворце моем, как дар (для) моего чтения.
Пер. И.М. Дьяконова
Протокол переговоров с городом Вавилоном царя Ашшурбанипала и его брата Шамашшумукина, правителя Вавилонии
Глиняная таблетка из царского архива в Ниневии. Около 669–654 г. до н. э. Язык – нововавилонский диалект аккадского. Harper, Assyrian and Babylonian Letters, № 878.
Слова, сказанные вавилонянами перед царем: «Цари, наши господа, восходя на престол, выразили желание закрепить наши привилегии и наше благополучие, и нам, которые были рассеяны в степи, у которых жены эламитянки, табалитянки и ахламитянки , дать благополучие. Пусть цари, господа наши, установят, как сказали, и боги пусть даруют вам разум и щедрость, семя стран (?).
Так как Вавилон – центр стран, то кто входит в него, тому привилегии его закреплены, и вступающий (??) в дом Вавилона – имя его становится «пользующийся привилегиями». Даже собака, войдя в него (т. е. в Вавилон), не может быть убита. Цари, господа наши, знают, что Этеру и его сыновья обнимали ноги царя Ассирии, отца вашего , пока Шузубу, сын Гахала , не пришел и не убил их всех. Они обнимали ноги [царя] Ассирии […] и несли службу дома господина своего».
(Следует в весьма разрушенном контексте история вовлечения вавилонян во вражду с Ассирией и их расселения и просьба исполнить обещание о восстановлении привилегий.)
Пер. И.М. Дьяконова.
Письмо Ашшурбанипала вавилонянам
Глиняная таблетка иэ царского архива в Ниневии. Около 652 г. до н. э. Язык – аккадский (вавилонский диалект). Harper, Assyrian and Babylonian Letters, № 301.
РЕЧЬ ЦАРЯ ВАВИЛОНЯНАМ
Я благополучен, сердце ваше да будет спокойно. Слова ветра, который лжебрат сказал вам, – все мне сказаны, я слышал их: это ветер, не обращайте на него внимания.
Клянусь Ашшуром и Мардуком , моими богами, что это скверные слова, которые он сказал обо мне; [так] я думаю про себя и [так] говорю вслух. Кроме того, это хитрость: он надеется – «оскверню имя вавилонян, любящих его, вместе с моим», – но я не стану этого слушать. Ваше братство с ассирийцами и ваши привилегии, которые я установил, до сих пор я помню. Вы же ни мгновенья не слушайте его лжи, не оскверняйте вашего имени, которое прекрасно предо мной и пред всеми странами, да и самих себя пред богом не вводите в грех. А кроме того, дело, о котором, я знаю, вы думаете про себя: «может быть, теперь, за то, что мы поступили враждебно против него, он вернется к [взыманию] подати с нас?» – это не подать, нет . Разве это [только] по имени жертвенный дар? А то, что вы встали [бы на сторону] моего супостата, то это все равно, что установление подати на самих себя и грех в отношении договора пред богом. Теперь же я написал вам, что этими словами вы не запятнали себя вместе с ним.
Я хочу немедленно увидеть ответ на мое послание, чтобы полк, который я приписал для Бела , этот поверженный Мардуком не погубил в моих руках.
Месяца айяра 23 дня, эпонимат Ашшурдурусура .
Шамашбалатсуикби отвез .
Пер. И.М. Дьяконова
Юридические документы нововавилонского царства
Глиняные таблетки VII–V вз. до н. э. Язык – нововавилонский диалект аккадского. Для Нововавилонского (Халдейского) царства, возникшего в 626 г. до н. э. и просуществовавшего до 538 г. до н. э., характерен расцвет торговли и усиление активности ростовщического капитала.
Образцы приводимых ниже документов дают представление об оживленной коммерческой деятельности вавилонских купцов, владельцев мастерских и ростовщиков того времени.
Перевод сделан по публикации текстов: A. Ungnad, Selected Business Documents of the New-Babylonian Period, No 2.
A. Ungnad, Aus den neubabylomshen Privaturkunden. Bd. I Nos 4. 37, 10, 5.
ЗАЕМНАЯ СДЕЛКА
1 1/3 мины и 5 сиклей серебра, которые Икиша, сын Белусура, сына ювелира, [дал] Белишуну, сыну Мубаллитсу, сына жреца Шамаша, (и) Белушабши, сыну Айи, сына рыбака.
С первого дня месяца сиван за месяц на одну мину один сикль на них возрастет.
Один за другого отвечает.
Свидетели: Набузериддин, сын Инакибибела, сына жреца Адада; Белишуну, сын Силлая, сына Синтабни; Шумукин, сын Шаду (?), сына Шамашбари и жрец Набузерукин, сын Белибни, сына жреца Белит-Эанны.
Вавилон, месяц айяр, день пятый, год двадцать первый Навуходоносора , царя Вавилона.
ЗАЕМНАЯ СДЕЛКА
12 мин серебра, [принадлежащих] сыну царя [и] доверенных [некоему] Набусабиткати, дворецкому сына царя, [были даны] Шумукину, сыну Мушаллимили. В месяце нисан серебро, 12 мин, только капитал он должен отдать.
Все имущество, что в поселении и поле, сколько его имеется, – [есть] залог сына царя. Кредитор другой на него не должен иметь власти.
До тех пор, пока Набусабиткати серебро не возьмет, [ответственность] за взятое серебро несет Набухаиддин, сын Шулая, сына Эгиби.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
[Город] Вавилон, месяц элул, день десятый, год второй Нериглисора , царя Вавилона.
III ПРОДАЖА СЫНА
Адиили, сын Набузериддина, и Хулиити, его жена, отдал(и] Мардукаплу, своего сына, за установленную цену Шулаю, сыну Зерукина.
За требования и иски, которые появятся по поводу Мардукаплы, Адиили и Аккаду [ответственность] несут.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
Деревушка (?) Мушаллиммардука. Месяц шебат, день двадцать шестой, год восьмой Навуходоносора, царя Вавилона.
IV РАСПИСКА
Проценты за свое серебро до конца месяца сиван, шестнадцатого года Набонида , царя Вавилона, Гимиллу, сын Мардукшумибни, сына кузнеца, от Набубалатсуикби, сына Гимиллу, сына жреца Адада, получил. По одному документу они получили.
(Перечень свидетелей, имя писца.)
Вавилон, месяц таммуз, день десятый, год шестнадцатый Набонида, царя Вавилона.
СВАДЕБНЫЙ КОНТРАКТ
4 мины серебра, остаток приданого Хаммаи, дочь Аплая, сына Белихаиддина, сына гончара, жена Балатсу, сына Мардукзерибни, сына Эапаттану, – [дала]. Аплаю, своему отцу, сыну Белихаиддина, сына гончара. Все его имущество, что в поселении и поле, сколько его имеется, – [есть] залог Хаммаи. Другой кредитор не должен иметь на него власть до тех пор, пока Хаммая не получит серебра 4 мин, остатка ее приданого.
(Свидетели.)
Вавилон. Месяц тишри, день 27-й, год одиннадцатый Навуходоносора, царя Вавилона.
Пер. Л.А. Липина.
Завоевание Вавилонии персами
В 546–538 гг. до н. э. персидский царь Кир постепенно покорил Вавилонию и, наконец, овладел столицей страны.
По утверждению Геродота (I, 191), Вавилон был взят благодаря внезапному нападению персидского отряда, проникшего в город по осушенному руслу Евфрата.
Приведенный ниже документ иначе рисует эти события: «Манифест» самого царя-завоевателя Кира подчеркивает, что персы мирно вступили в Вавилон. Город был взят благодаря измене. Умелыми дипломатическими приемами Кир склонил на свою сторону влиятельных вавилонян, в частности жрецов. Недаром он так настойчиво подчеркивает свое уважение к вавилонской религии и выступает в качестве благочестивого поклонника Мардука, Энлиля и Набу. Из библии (речи пророка Исайи II и кн. Эздры) известно, что он пользовался также поддержкой иудеев, насильственно переселенных в Вавилон Навуходоносором. Все же некоторое сопротивление внутри Вавилона Кир встретил. Царевич Валтасар заперся во внутренней укрепленной цитадели Вавилона и продолжал несколько дней борьбу, но был взят в плен и казнен.
Надпись на глиняном цилиндре, около 535 г. до н. э. Язык – аккадский, Th. G. Pinches, Cuneiform Inscriptions of Western Asia, vol. V, pi. 35. E. H. Weissbach, Die Keilinschriften der Achameniden, 1911, стр. 4.
Я – Кураш , царь вселенной, царь великий, царь могучий, царь Вавилона, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран света, сын Камбузи , царя великого, царя г. Аншана , внук Кураша , царя великого, царя г. Аншана, потомок Шишпиша , царя великого, царя г. Аншана, семя вечного царства, правление которого любезно Энлилю и Набу , царствования которого они желают для радости своего сердца. Когда я мирно вступил в Вавилон и при радости и ликовании занял престол повелителей в княжеском дворце, Мардук , великий господин, [склонил (?)] ко мне великодушное (буквально: широкое) сердце жителей Вавилона, а я ежедневно следил за его почитанием. Мои многочисленные войска мирно [и] торжественно вошли в Вавилон. Всему [Шумеру] и Аккаду я не дал иметь врага. Я благосклонно следил за внутренними [делами] Вавилона и его святилищ. А жители Вавилона [и… были освобождены] от неподобающего им ига. Я восстановил их разрушенные жилища и разогнал их скорбь. Мардук, великий владыка, возрадовался моим деяниям и милостиво благословил меня, Кураша, царя, ищущего его, и Камбузи, моего родного сына, и все мое войско, а мы искренно и радостно возносили перед ним хвалу его великой [божественности]. Все цари, живущие во дворцах всех стран, от Верхнего Моря до Нижнего , живущие…, цари стран Запада [и] живущие в шатрах, – все они принесли свою тяжелую дань и в Вавилоне целовали мои ноги. От……до г. Ашшура и Суз : Агаде, Эшнунак , Замбан , Метурну , вместе с областью страны Гутиум , города, что [по ту сторону] Тигра, поселения которых основаны с древнейших времен (?), – богов, живших в них, я вернул на их места и основал [для них] вечные обители. Всех их людей я собрал и восстановил их жилища. А богов Шумера и Аккада, которых Набонид к огневу владыки богов привел в Вавилон, я, по повелению Мардука, великого владыки, невредимо вернул в их чертоги – обиталища, радующие сердце . Все боги, возвращенные мною в свои храмовые города, да провозгласят ежедневно перед Энлилем и Набу долготу моих дней, да объявят мои благие дела и да скажут Мардуку, моему владыке, что Кураш – царь, почитающий тебя, и его сын Камбузи.
(Далее текст сильно фрагментирован).
Пер. Л.А. Липина.
Урарту
На уроке, посвященном истории Ассирии, следует особенно остановиться на прошлом Урарту, государства, расположенного в Закавказье.
Надо пересказать подробное описание похода ассирийского царя Саргона II против священного города урартов Мусасира (№ 57), обращая внимание учеников на богатство этого города, на широкое развитие в Урарту сельского хозяйства, ремесла и торговли.
О военном могуществе Урарту свидетельствуют надписи царей Менуи, Аргишти и Сардура (№ 53, 54 и 55). Необходимо показать на карте направление их походов, в особенности в район озера Севан (совр. Армянская ССР), и сообщить, что на берегах этого озера до сих пор сохранились клинописные урартские надписи, высеченные на скалах.
В IX в. до н. э. разрозненные племена, населявшие Армению, объединились в единое сильное государство, которое ассирийцы называли Урарту. Сами урартские цари называли свою страну Биайна (название, переделанное впоследствии в совр. Ван)
Урарту достигло особого могущества при царях Менуа (810–781 гг до н. э.), Аргишти (781–760 гг. до н. э.) и Сардуре, сыне Аргишти (760– 730 гг. до н. э.). В его пределы входила территория от озера Урмия на востоке до Каппадокии на западе и озера Севан на севере. Урартские цари совершили ряд завоевательных походов в Закавказье, а на юге нанесли жестокие удары Ассирии. Отовсюду они угоняли толпы пленных, превращаемых в рабов. Широко используя рабский труд, они сооружали обширные дворцы и крепости из тесаного камня, прорывали грандиозные каналы, насаждали виноградники и т. д. Успехи внешней политики урартских царей характеризуют нижеприведенные надписи, сделанные клинописными знаками заимствованными у их злейших врагов – ассирийцев. Это письмо было приспособлено к урартскому языку.
Борьба с Урарту оказалась для Ассирии весьма тяжелой. Ассирийцы прибегали не только к чисто военным, но и к дипломатическим средствам. Они собирали самые тщательные сведения о внутреннем состоянии враждебной страны и ее взаимоотношениях с соседями. Для выполнения этих задач ассирийские цари засылали в Урарту своих многочисленных агентов, систематически доносивших о всех важных событиях.
В нижеприведенных отчетах этих агентов особенно интересны первые сведения о вторжении киммерийцев, пришедших в конце VIII в. до н. э. с берегов Азовского моря и поселившихся на западных окраинах Урарту.
Необходимо сопоставить эти сведения с сообщениями Геродота об этих же событиях (см. ниже «Образование Мидийского государства»).
Борьба с киммерийцами ослабила Урарту и этим воспользовался ассирийский царь Саргон II для нанесения решительного удара урартскому царю Русе I в 714 г. (см. «Письмо Саргона II богу Ашшуру», где подробно описывается победа над Урарту).
Надписи Менуи, сына Ишпуина
1. Клинописная надпись на камне. Доставлена в Музей Грузии (Тбилиси) из с. Муш. Начало строк отсутствует. Текст сообщает о военном походе царя Менуи, сына Ишпуина, и о покорении страны Урмии.
Г. В. Церетели. Урартские памятники Музея Грузии, Тбилиси, 1939, стр. 41–42.
Могуществом бога Халда отправился Менуа, сын Ишпуина, бог Халд (предшествовал) . Менуа (говорит…) наложил я дань (?). Надпись я воздвиг. Страну Биульмери великую , четыре (?) страны вместе с… (?) город Атауни. Отправился я в страну Урмия, поставил эту надпись. В страну Архие…
2. Клинописная надпись на плите. Доставлена в Музей Грузии из с. Зивин, расположенного по дороге в Арзерум. Она рассказывает о походе Менуи, сына Ишпуина и о покорении Шашилу – главного города страны Диауэхи (Даиани–ассирийских источников), расположенной между Арзерумом и Черным морем.
Издана там же, стр. 43–44.
…Менуа говорит: покорил я город Шашилу, поставил я эту стелу богу Халду, владыке моему. Величием бога Халда Менуа, сын Ишпуина, царь могущественный, царь страны Биаина (князь города Тушпаграда , Менуа [говорит]: Кто эту страну разрушит…
Пер. акад. Г. В. Церетели.
Поход царя Аргишти, сына Менуи. Поход царя Сардура, сына Аргишти на Ассирию
№ 54. ПОХОД ЦАРЯ АРГИШТИ, СЫНА МЕНУИ (781–760 гг. до н. э.)
«AННАЛЫ АРГИШТИ». СТОЛБЕЦ IV, стр. 30–41.
Аргишти, сын Менуа, говорит: бог Халд могуч, могуче Халдово воинство. Величием бога Халда я выступил в страну Мана [и] забрал страну Иркиуни, я продвинулся до Ассирии – страны горной, из 6471 людей за год одних я убил, других живыми увел, [да еще] 236 коней, 2251 быка, 8205 овец.
Аргишти говорит: с помощью бога Халда эти прекрасные деяния в один год я совершил.
Пер. Н. П. Ушакова.
№ 55. ПОХОД ЦАРЯ САРДУРА, СЫНА АРГИШТИ, НА АССИРИЮ (Около 760–730 гг. до н. э.)
Сардур говорит: я поднялся на Вавилонию – на всю страну; я захватил Вавилона страну, я отправился за добычей во всю страну Баруат… Бога Халда величием Сардур говорит: я взял три дворца, бывшие укреплениями, штурмом (буквально: силою) я взял, двадцать три города в один день я забрал, дворцы разграбил, город поджег, страны объел, мужчин (и) жен их угнал я; 8 135 юношей я угнал, кроме 25000 народу – 6000 воинов, 2500 коней я захватил, 12300 (голов) рогатого скота, 32 100 овец; это царю досталось (буквально: пришло), а то, что воины захватили, захватили особо, когда я (им) велел занимать страну.
Пер. Н. П. Ушакова.
Разведка Ассирии против Урарту
Письменные донесения разведчиков царю Саргону. Глиняные таблетки конца VIII в. до н. э. из царского архива в Ниневии. Язык – ассирийский диалект аккадского.
Harper, Assyrian and Babylonian Letters; Waterman, Royal Correspondence of the Assyrian Empire (HABL).
ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ (?) ЦАРЮ САРГОНУ II .
(Приветствие не сохранилось, кроме слов: мир царю, моему господину.)
5 наместников У[рарту] приш[ли] в Уаси : Ситину, начальник области […] тени, Каккадану , который [в области, что] напротив страны уккийцев , Сакута, [начальник] области Каниун, Сиплия , [начальник] области Альши , Туту(??), [начальник] области Армиралиу – вот их имена. Они пришли в Уаси из го[рода?] начальника (?)… Сейчас они подняли свои тамошние силы, войско их будет с[ильным (?)]. Царь выступил из Турушпы и пошел в Каниун .
О том, что писал царь, господин мой: «Пошли лазутчиков» – я послал двумя частями. Одни прибыли и рассказали эти известия, а другие пока еще не выходили (из Урарту).
II
РАЗВЕДОВАТЕЛЬНОЕ ДОНЕСЕНИЕ ЦАРЕВИЧА СИНАХЕРИБА ЦАРЮ САРГОНУ II
Царю, моему господину, – твой раб Синахериб . Да будет мир царю, моему господину. Ассирия благополучна, храмы благополучны, все крепости царя благополучны; сердце царя, моего господина, да будет весьма довольно.
Уккийцы писали мне: «Царь урартский как пошел в страну Гамир , так войско его было полностью перебито. Сам он и наместники его с войсками их засели [в ……]. Два областеначальника [……] пришел [……], захватил [……], пусть не приходит; [наместни]ки (?) страны его [……], которые установлены (?) [……]» [Тако]ва весть уккийцев.
Ашшуррисуа писал мне: «Весть об урартском [царе]: То, что я писал прежде – это так. У них была большая резня. Теперь страна его успокоилась. Великие его ушли каждый в свою страну. Каккадану, его туртан , схвачен. Царь урартский сам находится в [области] Уазаун» . Такова весть Ашшуррисуи.
Набу-ли, наместник г. Хальсу , писал мне: «Я писал гарнизонам крепостей, что на границе, относительно вести об урартском царе. Как он пошел в страну Гамир, (так) войско его было полностью перебито. Перебито трое великих его с войсками их. Сам он бежал и вступил в свою страну. К лагерю его они еще не подошли». Такова весть Набу-ли.
Мусасирский [правитель] , его брат и его сын пошел приветствовать царя урартского. Гонец хубушкийского [правителя] также пошел приветствовать его. Так сообщают мне все гарнизоны крепостей, что на границе.
Письмо, которое принес из Табала Набу-ли, начальник дома Ахат-абиши , я отправил к царю, моему господину.
III
ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ САРГОНУ II
Царю, моему господину, – твой раб Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину.
Маннеи среди поселений урартского [царя] в области морского побережья восстали, грабили [и] поднялись [в горы]. Абалукуну, наместник Мусасира , и Туннаун, Кар-Сипара , отправились к границе страны маннеев для [охранной] службы. Урартский [царь] – в Турушпе, приносит жертвы. Все наместники при нем.
IV
ПИСЬМО НАМЕСТНИКА САРГОНУ II
Царю, моему господину, – твой раб Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину.
Относительно Нараче, военачальника, о котором я писал царю моему господину: «20 командиров, которые говорили против царя, схвачены». Теперь царь урартский вступил в Турушпу и осадил (или запер?) их. Остальные люди, которые грабили (?) вместе с ними, вместе с командирами, вместе с «бородачами» всего 100 человек – убиты.
Урсине, второй туртан, брат Аблиукну, [был] схвачен в Турушпе. Аблиукну пришел в Турушпу к нему, к своему брату этому. Он спросил у них кинжал. Никто не приблизился. Он поднял [кинжал], и они отпустили их.
Относительно Исияу, о котором писал царь, господин мой, – никто [ничего] не знает. Дом свой он [покин]ул (?). Я неоднократно спрашивал, но никто не может сказать – жив он или умер. Гонец, которого я послал в Бит-ки[…(?)] – его нет, я его не видел. Он не раз спрашивал, но никто не мог ему сказать. Теперь я пишу – они должны спросить. Я разузнаю и напишу царю.
V
ПИСЬМО АГЕНТА ЦАРЯ К ЦАРЮ САРГОНУ II
Царю, моему господину, – твой раб Габбу-ана-Ашшур .
Относительно приказания, которое дал мне царь, господин мой, относительно службы, так как урартский [царь] вошел якобы в дом (храм?) в г. Курбане (?) : Мои гонцы, которые должны были пойти, пойдут к Набу-ли, к Ашшурбелдану, к Ашшуррисуе. Мы не [забыли] за[писать ни од]ного имени. [Ка]ждый [де]лает свою работу, лишнего никого нет.
Мы неоднократно слыхали следующее: урартский [царь] не выходил из г. Турушпы, [а м]ы службу, о которой ц[арь д]ал нам приказание, н[есем], не небрежем [ею]. В 16 (?) день месяца ду’уза я прибыл в Курбан, в 20 день месяца аба написал письмо царю, моему господину.
VI
ПИСЬМО НАМЕСТНИКУ ОБЛАСТИ ВЕРХНЕГО ЗАБА ОТ УРЗАНЫ, ПРАВИТЕЛЯ МУСАСИРА
Таблетка Урзаны – глашатаю дворца. Да будет тебе мир. О том, что ты писал: «Придет ли к тебе (?) царь урартский? Где он находится?» наместник Уаси и наместник округа уккийцев приходили, совершили обряды (или: работу) в храме. Он говорит : «Царь придет, [сейчас] он находится в Уаси. Наместники задерживаются, они придут, будут совершать обряды в Мусасире» . О том, что ты писал: «Без разрешения царя никто не должен приступать к обрядам» – когда царь Ассирии приходил, разве я звал (?) его? Что он делал, этот делает, и на это нет отчета.
VII
ПИСЬМО ОТ БЕЛИДДИНА, ЦАРЬКА АЛЛАБРИИ (?) САРГОНУ II
Царю, моему господину, – твой раб Белиддин.
Относительно вести о [царе] урартском: В Уаси прибыли гонец [царя] андийского и гонец [царя] зикиртийского и сообщили ему: «Царь Ассирии [идет] на нас». Как только он повидал гонцов, он отправился в Зикирту – сам он со своим войском – и хуб[уш]кийский царь [тоже] на 5 переходов удалился (?) и повернул. Своим вельможам он сказал: «Собирайте ваши войска для разгрома царя Ассирии. Я строю [войска] в боевой порядок из-за этого наступления (?), поэтому [и ты] строй (их) в боевой порядок из-за наступления».
VIII
ПИСЬМО АГЕНТА ЦАРЯ ОТ УПАХХИР-БЕЛА ЦАРЮ САРГОНУ II
Царю, моему господину,– твой раб Упаххир-Бел . Да будет мир царю, моему господину. Страна царя благополучна, крепость благополучна, сердце царя, моего господина, да будет довольно.
Я посылал лазутчиков за вестью о [царе] урартском. Они вернулись и сообщили следующее: «Наместник, который напротив нас , – а с ним заместитель наместника – несет [охранную] службу напротив [области] визиря. От города к городу вплоть до Турушпы тамошние собираются в строй. Прибыл гонец от Аргишти [и сказал]: «Относительно работы, о которой я известил тебя – [эту] работу не делай. Корми своих лошадей, пока я не пришлю к тебе гонца».
О балках, которые задержали в Эзиате : я посылал итуайцев с начальником поселения.. На походе я послал их на разведку (?) и заместитель их начальника поселений и с ним 9 человек были ранены, двое из них умерло. 3 наших людей они ранили. Таково известие о них.
IX
ПИСЬМО АШШУРРИСУА К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ЦАРЯ
Заместителю , моему господину, – твой раб Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину.
Почему, господин мой, я отвергнут? Я жалуюсь (?), как пёс! До сих пор я послал господину моему три письма, – почему господин мой не смилостивится, не велит прислать мне ответа на письмо? Пусть господин мой вернет меня на мою должность. Я бегал, как сын, у твоего отца, и у тебя …… я бегал, руки были полны [хлопот]. То, что я написал, господин мой, пусть сделают! Вот теперь, я написал, господин мой пусть прикажет быстро прислать ответ на письмо!
Пер. И. М. Дьяконова.
ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ ЦАРЮ САРГОНУ II
Царю, моему господину, твой слуга Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину. В благополучии страна царя, в благополучии укрепленный город. Да будет в благополучии царь, мой господин.
Страна Гуриания [и] страна Нагну [находятся] между страной Урарту и страной Гамир . Последняя платит дань народу Урарту. Когда народ Урарту двинулся против страны Гамира [и] когда было нанесено поражение народу Урарту, воины в таком количестве как оттуда … 8 000 людей … (Далее текст сильно фрагментирован.)
Пер. Д. Г. Редера.

Из письма Саргона II к богу Ашшуру с описанием похода против Урарту
Большая глиняная таблетка. Язык – литературный вавилонский. F. Thureau-Uangin, Une Relation de la 8-me Campagne de Sargon II, Paris, 1912
Ашшуру, отцу богов, владыке великому, моему владыке, живущему в Эхурсаггалькуркурре , своем великом храме, – большой, большой привет!
Богам судеб и богиням, живущим в городе Ашшуре, их великом храме, – большой, большой привет!
Граду и людям его – привет! Дворцу и живущим в нем – привет!
Шарру-кин, светлый первосвященник, раб, чтущий твою великую божественность и войско его – весьма, весьма благополучны.
В Сурикаш, область страны маннейской , соседящей с Караллу и Аллабрией , я спустился. Уллусуну маннейский, – так как я ежегодно не переставал мстить за него, – услышав о подходе моего войска (буквально: похода), сам со своими великими, старейшинами, советниками, семенем рода своего , наместниками и надзирателями, правящими его страной, с ликующим сердцем, с радостным лицом поспешно вышел без заложников из страны своей и из Изирту, своего царского города, до Синизини, пограничной крепости страны своей, пришел пред меня; принеся дань упряжных коней с их утварью, крупный и мелкий скот – он поцеловал мои ноги. Я прибыл в Латаш, крепость, что над рекой в области Ларуэте, в Аллабрии, принял дань Бел-апал-идины Аллабрийского – коней, крупный и мелкий рогатый скот, – спустился в Парсуаш . Владыки поселений [стран] Намара, Сангибуту, Бит-Абдадани и страны мидян, услыхав о подходе моего войска, вспомнили опустошение стран своих в прошлом году моем, и ужас пролился на них. Они принесли мне из своих стран свою тяжкую дань, и в Парсуаше они изъявили свою покорность (буквально: заставили смотреть в мое лицо).
Я отправился из Парсуаша и прибыл в Мисси, область страны маннеев. Уллусуну с людьми страны своей в сердечной готовности служить [мне] поджидал моего подхода в своей крепости Зирдакка. Словно мой доверенный, ассирийский областеначальник, он заготовил муки и вина для прокорма моего войска, поручил мне своего старшего сына с подношением и приветственным даром и для укрепления своего царства посвятил мне свою стелу. Я принял больших упряжных коней, крупный и мелкий скот, его дань, и он повергся ниц [предо мной] (буквально: сплющил нос) ради своего отомщенья. Чтобы стопы какмийцев , злых врагов, были отвращены от страны его, чтобы Урcе в полевой битве было нанесено пораженье, чтобы рассеянные маннеи были возвращены на место, чтобы ему попрать врагов своих победоносно и достигнуть желания сердца, сам и великие, решающие совет страны его, молили меня и предо мной на четвереньках ползали, как собаки. Я оказал им милость, принял их молитвы, слова их просьбы я услышал и сказал им «помилование». Ради отменной силы, которую подарили мне Ашшур и Мардук, возвеличив оружие мое более, чем всем князьям вселенной, я обещал им низвергнуть Урарту, восстановить их границы, дать мир угнетенным маннеям – и они уповали сердцем. Пред царем Уллусуну, их владыкой, я поставил накрытый стол, возвысил престол его выше, чем Иранзу, отцу его, его родителю; их с ассирийцами я посадил за веселую трапезу, и мою царственность перед Ашшуром и богами страны их они благословили.
Я отправился из маннейской крепости Зирдакки, 30 «беру» я стремительно продвигался между страной маннейской, Бит-Капси и страною могучих мидян, и прибыл в Панзиш, его большую крепость, заложенную для охраны против Зикирту и Андии , воздвигнутую против обеих областей, дабы не ушел беглец и стопы врага чтобы были удержаны. Этой крепости укрепление я усилил и приказал внести туда ячмень, ма[сло и вин]о.
Я отправился из Панзиша, перешел через ре[чку] Иштараура и прибыл в Аукане, область [страны] Зикирту. Метатти, зикиртец, сбросивший ярмо Ашшура, презревший Уллусуну, своего владыку, забывший свою службу, полагался на Урсу, урарта, – что, как и сам он, не ведал порядка, – на союзника, не способного спасти его жизнь, в страхе поднялся он на Уашдирику, трудную гору, и как увидел он издали движение моего войска – оцепенела плоть его; всех людей страны своей он собрал, заставил их подняться с трудом в далекие горы, и не было найдено их место. А сам он – Парда, его царский город ему не был дорог, покинул он имущество дворца своего и вышел наружу; своих коней и бойцов он собрал (?) и послал подмогой на помощь Урсе. Я перебил его грозных воинов, расположенных для охраны на перевале [горы] Уашдирики, и покорил Иштаиппу, Сактатуш, Нанзу, Аукане, Кабани, Гуррусупу, Ракси, Гимдакрикку, Барунакку, Убабару, Ситеру, Таштами и Тесаммию, 12 его крепких поселений, обнесенных стенами, вместе со всеми 84 окрестными поселениями. Стены их я снес, дома в них я предал огню, разрушил, как потоп, насыпал холмами.
Я отправился из Аукане и прибыл в Уишдиш , маннейскую область, отнятую Урсой.
Я не дал страждущим войскам [бога] Ашшура, ходившим дальним путем, уставшим и утомившимся, без счета перешедшим высокие горы, трудные при спуске и при подъеме, изменившимся в лице, упокоить их усталость, не поил я их водою, [утоляющей] жажду, не разбивал я стана, не укреплял я лагерных стен,– бойцов моих я не послал, не собирал я полка моего, те, что были справа и слева, не [успели] вернуться ко мне, не ожидал [тех], что позади, не страшился множества войск его, презирал его коней, многочисленность его панцырных воинов не удостоил я взгляда – с единственной личной моей колесницей и с конями, идущими рядом со мной, не покидающими [меня] во враждебных и чуждых местах, отряд табуна (?) Син-ах-усура, как яростное копье, по нему я ударил, нанес ему поражение, отвратил его наступление, устроил ему большое побоище, и трупы воинов его я раскидал, как полову, наполнил горные провалы; по пропастям и ущельям кровь их я заставил течь, как реки; степи, равнины, высоты я окрасил, как алую шерсть (?).
Бойцов его, надежду его войска, лучников и копьеносцев, у ног его, как ягнят, я зарезал, головы им отрубил; его лучшим людям, советникам и приближенным, в схватке я поломал оружие, их забрал вместе с конями: 260 [человек] семени его царского рода, его доверенных лиц, его наместников, его конников захватил я в свои руки, рассеял боевые ряды; а его я запер в толпе (?) его лагеря, упряжных коней его остриями стрел под ним я побил; для спасения жизни своей он оставил свою колесницу и верхом на кобыле бежал впереди своего войска. Метатти зикиртский с окрестными царями я поверг их воинство, их полк рассеял; войскам Урарту, злого врага, и его союзникам я нанес поражение, на горе Уауш обратил их в бегство; их конями я наполнил горные пропасти и ущелья, а сами они, как муравьи в беде, отправились трудными путями. В ярости моего оружия вслед за ними и я поднялся, подъемы и спуски покрыл телами бойцов. На 6 «беру» расстояния от Уауша до Зимура , яшмовой горы, гнал я его острием стрелы: прочих людей его, что бежали для спасения жизни, я оставил славить победу Ашшура, моего владыки; Адад, мощный сын Ану, храбрый, поверг на них свой великий гром, тучами ливня и градом небесным покончил с остатком. Урса, их правитель, преступивший предначертания Шамаша и Мардука , не почтивший присяги Ашшура, царя богов, убоялся грома моего сильного оружия, и, как у птицы, что спасается от орла, содрогнулось его сердце; как проливший кровь, он покинул Турушпу ; свой царский город, как бегущий от охотника, он достиг краев своих гор; как роженица, бросился он на ложе, отвергал от уст своих хлеб и воду, неизлечимый недуг на себя навел он. Победу Ашшура, моего владыки, на вечные времена установил я над Урарту, страх его без забвенья на будущее я оставил; в грозном бою я сделал горькой для Урарту силу мощи моей превеликой и натиска моего оружия; людей Андии и Зикирту я покрыл смертной пеной. Стопы злого врага отвратил я от страны маннеев, сердце Уллусуну, их владыки, я ублаготворил и для страждущих людей его дал сиять свету.
На Андию и Зикирту, куда лицо мое было обращено, прекратил я поход мой, на Урарту обратил лицо я. Уишдиш, область страны маннеев, которую отнял и взял себе Урса, – ее многие поселенья, что, как звезды небесные, не имели числа, покорил я, их укрепленные стены, вместе с насыпью их основания, я разбил, как горшки, и сравнял с землею, многочисленные их амбары без числа я открыл и ячменем без счета накормил мое войско. Я отправился из Уишдиша и прибыл к Ушкайе, большой крепости, началу пределов Урарту, которая на перевале области Заранда была закрыта, как дверь, удерживала гонцов, на Маллуа , кипарисовой горе, блестела, как веха, и над окрестностью Суби была одета сияньем. Люди, живущие в этой области, во всем Урарту не имеют равных в уменье [обучать] лошадей для конницы – малые жеребята, порождение страны его обширной, которых он взращивает для своего царского полка и ежегодно берет как подать – пока они не будут взяты в область Суби, которую люди Урарту называют страной маннеев, и стать их не будет рассмотрена, на них не ездят верхом, выходам, вольтам и поворотам, всему, что нужно для битвы, их не учат, [они ходят] расседланные . Эти люди крепости и области увидали поражение Урсы, их господина, и ослабели их ноги, как корень на берегу потока. Их предводители, сведущие в битве, которые бежали от моего оружия и были покрыты смертной пеной, прибыли к ним; славу Ашшура, моего владыки, который не оставил ни одного беглеца изо всех их бойцов, они им поведали, и те стали как мертвые.
Ушкайю, надежду страны его, вместе с поселеньями они сделали пустой, покинули свое имущество и отправились путем без возврата. Натиском моего сильного оружия я поднялся в эту крепость, разграбил обильное ее имущество и заставил перенести в мой лагерь. Ее крепкую стену, чей фундамент был утвержден на скале и имел 8 локтей в толщину, – от зубцов ее начав, пока не достиг ее высокого основания, зараз я снес и сравнял с землей. Дома внутри нее я предал огню, их длинные балки обратил я в пламя. 115 ее окрестных поселений я запалил, как костры, дымом их, как ураганом, я застлал лицо небес. Ее местность я сделал [подобной тому как если б] потоп ее погубил, грудами насыпал ее обитаемые поселенья. Аниаштанию, дом его табунов, построенный на границе Сангибуту, между Ушкайей и Тармакисой , вместе с 17 ее окрестными поселениями, я снес и сравнял с землей, длинные балки кровель их спалил я огнем. Урожай их и солому их я сжег, полные амбары я открыл, ячменем без счета накормил мое войско. На луга его я пустил скот моего лагеря, как полчища саранчи; они вырвали траву, его упованье, и опустошили его нивы.
Из Ушкайи я отправился, прибыл в Бари, упованье скота его, называемую Сангибуту , Таруи и Тармакису…
Из Тармакисы я отправился, прибыл в […..]. Ульху , укрепленный город, [расположенный] у подножья [горы…], – а люди их, как рыбы [на суше жаждут], не пьют и не насыщаются – Урса, царь, правитель их, по желанию сердца своего […..] указал выход вод. Он вырыл канал, несущий проточную воду, и [… воду(?)] изобилия, как Евфрат, он заставил течь. Он вывел бесчетные арыки от его русла и […] воистину оросил нивы. Его (г. Ульху) пустынные земли, которые издревле [… он…] и, как дождь, пролил [на них] плоды и виноград. Платанам, высоким (?) деревьям, украшению дворца его, [……] как лесу, над его окрестностью он дал простереть тень, а на невозделанной земле его [……] и, как бог, дал его людям возгласить радостное «аллалу» . 300 имеров (1 имер – мера площади, на посев которой шло 84,2 метра зерна) посева, […] хлеба при урожае он дал расти, и при продаже зерна (?) они увеличивали доход (?). Его пустынные земли он превратил в луга, и [зеленели они] весьма сильно в начале года, трава и пастбище не прекращались ни зимой, ни летом. Он превратил их в загон для коней и стад, сделал всей своей закрытой (?) стране известными верблюдов, и они работали при насыпке плотин. [Он построил] для своего удовольствия на берегу канала дворец, царственное жилище, перекрыл его кипарисовыми стволами и сделал приятным его аромат. Крепость Сардурихурда он [заложил] для охраны его на горе Киште и поставил там […] тинейцев, опору его страны.
Люди этой области услыхали дурные вести о том, что я учинил Урсе, и воскликнули «увы!», ударяя себя по бедрам. Они покинули укрепленный город Ульху и крепость Сардурихурду, свою надежду, и ночью бежали на труднодоступные края гор. В ярости сердца моего я, как ураган, покрыл всю окружность этой области и, как тучей, обложил [ее] с фланга и с фронта. Я, как владыка, вошел в Ульху, город запасов (?) Урсы, я вошел победоносно во дворец, в его царственное жилище. Его (Ульху) крепкую стену, сделанную из острых горных камней, я велел разбить железными кирками и мечами, как глиняный горшок, и сравнять с землей. Длинные кипарисовые стволы, кровлю дворца его я сорвал, заставил обработать [топо]рами (?) и забрал в Ассирию. Я открыл его полные амбары, его обильными запасами без числа накормил мое войско. Я вступил в его сокрытые винные подвалы, и многочисленные воинства Ашшура черпали из больших (?) и малых (?) мехов душистое вино, как речную воду. Каналу, реке, питающей его, я заткнул выход, и св[ежу]ю воду его превратил я в болото, арыки, [отведенные] от его русла, я […], их подземные трубы (?) показал я солнцу. В его прекрасные сады, украшение его города, полные плодовых деревьер и лоз, и, как небесный ливень… во[рвал]ись мои сильные воины и дали греметь железным топорам, как Ададу.
Многочисленные их плодовые деревья они порубили, чтобы в битве никогда [жители] не оставляли сердечного страха, на веки веков чтоб томились [неисполнимым] желаньем. Его большие стволы, украшенье дворца его, я рассыпал, как полову (?), город славы его я предал позору, ниспроверг его область. Эти стволы и деревья, сколько я нарубил, я собрал, насыпал кучей и сжег огнем. Их обильный урожай, как тростник, не имеющий счета, я вырвал с корнем, ни колоса не оставил для восстановления разрухи. Его прекрасную землю, имевшую цветом вид лазурного камня, [ибо] в окрестности были насажены цветы и растения, я затопил, как Адад, повозками, конницей, поступью воинов, и луг, надежду коней его, превратил я в пустырь. Сардурихурду, их великую крепость, вместе с 57 ее окрестными поселениями в области Сангибуту – все их я разрушил, сравнял с землей, балки кровель их спалил огнем, обратил их в пламя.
Из Ульху я отправился, прибыл в […] униате, первый из укрепленных городов области Сангибуту. Эта область была родиной его храма, на которую прежний царь, живший до него, тратился для того, чтобы расширить свою страну.
При моем возвращении Урзана – мусасирский негодяй и злодей, преступивший клятву богам, не покорившийся владычеству, горец злой, согрешивший против присяги Ашшура, Шамаша, Набу и Мардука, возмутился против меня, прекратил возвратное продвижение моего похода, [ибо] с тяжелым своим приношеньем не поцеловал моих ног. В гневе сердца моего я дал всем моим колесницам, многочисленным коням, всему моему стану направить путь на Ассирию, [сам же]…
С одной лишь единственной личной моей колесницей и 1 000 моих пылких конников, лучников, щитоносцев и копьеносцев – моими храбрыми воинами, сведущими в битвах, я построил войска(?) и, направив путь в Мусасир дорогою трудной, я заставил войско мое подняться на Арсиу, могучую гору, подъем на которую, как на иглу, невозможен (буквально: подъем которой, как восход на иглу, не имеет подъема). Я перешел Верхний Заб , который люди Наири и Хабхи называют Эламуния; между Шейаком, Ардикши, Улаяу и Аллуриу, высокими горами, громадными холмами, недоступными иглами гор, отвергающими счет, – между ними нет тропинки для прохода пехоты, водопады могучие там низвергаются, и шум их паденья гремит на «беру» , словно Адад, поросли они всякими желанными плодовыми деревьями и лозами, как тростником, где не проходил ни один еще царь и чьих троп не видывал князь, живший до меня, – их большие стволы повалил я и, воистину, я стесал недоступные иглы их топорами из бронзы; узкий путь, (проход, проулок), где пехота шла бочком, я улучшил для продвижения моего войска. Мою колесницу на затылки [людей] я поставил и сам верхом на коне стал во главе моего войска, а воинов моих с конями, шедшими со мною, я заставил растянуться поодиночке и пройти с трудом. Чтобы он (т. е. Урзана) не уклонялся, послал я приказ моим поверенным людям, областеначальникам с их полками, написал [им] поспешно.
Над этим городом великому грому моего войска дал я греметь, как Адад; жители [………] его люди, старики и старухи поднялись на крыши домов своих, горько плачут […….] ради спасения душ своих, на четвереньках ползали, руки свои [простирали]
Так как Урзана, царь, их советник, не постыдился имени Ашшура, сбросил ярмо, моего владычества, забыл свою службу мне (буквально: свое рабство мне), – я задумал увести в полон людей этого города и повелел увести Халда , надежду Урарту. Против ворот его города я посадил его (Халда) победоносно и полонил его (Урзаны) жену, его сыновей, его дочерей, его людей, семя рода (буквально: дома отца) его; я причислил [их] к 6 110 людям, 12 мулам, 380 ослам, 525 быкам, 1 235 баранам и ввел [их] за стену моего лагеря. В Мусасир, обиталище Халда, вошел я победоносно, как повелитель, поселился я во дворце, жилище Урзаны. С [кладовых его], изобиловавших скопленными сокровищами, я велел снять их хранительные печати.
Имуществом дворца Урзаны и Халда и многим богатством его, которое я похитил из Мусасира, я нагрузил мои многочисленные войска во всем обилии их и заставил тащить в Ассирию. Людей области Мусасира я причислил к людям Ассирии, повинность воинскую и строительную я наложил на них, как на ассирийцев. Услышав, Урса поник на землю, разодрал свои одежды, опустил свои руки, сорвал свою головную повязку, распустил свои волосы, прижал (?) обе руки к сердцу; повалился на брюхо; его сердце остановилось, его печень горела, в устах его были горестные вопли; во [всем] Урарту до пределов его я распространил рыданья, плач на вечные времена я устроил в Наири.
С высокими силами Ашшура, моего владыки, с победою мощи Бела и Набу, богов, моих помощников, с благосклонным согласием Шамаша, великого судии богов, открывавшего стези, простиравшего сень над моим войском, с величием Нергала, сильнейшего из богов, шедшего со мною, хранившего мой стан, из области Сумбу между Никиппой и Упои, горами трудными, я вступил в Урарту; по Урарту, Зикирту, стране маннеев, Наири и Мусасиру я прошел повелителем, как оскаленный пес, и не видел я того, кто меня бы успокоил. У Урсы урартского и Метатти зикиртского войско поверг я в полевом сражении, 430 поселений семи областей Урсы урартского все покорил я и страну его опустошил. У Урзаны мусасирского Халда, его бога, и Багмашту , его богиню, вместе с многим имуществом дворца его, с 6 110 людьми, 12 мулами, 380 ослами, 525 быками, 1 285 баранами, женой его, сыновьями его, дочерьми его я похитил; через перевалы Андарутты, горы трудной, против г. Хиппарны я вышел благополучно, вернулся в мою страну.
Один колесничий, 2 конника, 3 сапера были убиты . Донесение (?) Таб-шар-Ашшура, великого «абаракку», я послал принести к Ашшуру, моему владыке.
Таблетка Набу-шаллимшуну, великого царского писца, главного мудреца, визиря Шаррукина, царя Ассирии, первенца Хармакку, царского ассирийского писца. Принесено в эпонимат Иштар-дури, наместника г. Аррапхи .
Пер. И. М. Дьяконова.
Государства Малой Азии и Сирии
Документы, относящиеся к прошлому народов, некогда населявших восточную часть Малой Азии и Сирию, по своему характеру весьма неоднородны. В то время как наши знания по истории хеттского общества, о котором сравнительно недавно еще ничего не было известно, кроме его названия, с каждым годом становятся все более полными, благодаря обширным архивам, содержащим тысячи клинописных таблеток, история Финикии до сих пор остается фрагментарной.
От финикиян до нас дошли единичные надписи (если не считать архива храма Эла в Угарите, найденном в 1928 г.), и поэтому для восстановления их прошлого необходимо обратиться к египетским, ассирийским и нововавилонским текстам, а также к произведениям греческих авторов.
В связи с археологическими открытиями последних десятилетий в Малой Азии и в Закавказье все с большей четкостью и определенностью выясняется значение Хеттского царства в политической и культурной жизни народов древнего мира. Не вызывает никаких сомнений существование тесной связи между хеттами и народами Кавказа. Так как в учебнике для средней школы о хеттах говорится чрезвычайно кратко, рекомендуется пополнить этот пробел на внеклассных занятиях. С этой целью лучше всего использовать хеттский судебник (№ 59), сопоставив его с кодексом Хаммурапи, законами ассирийскими, а также с законами Ману, что поможет уточнить особенности социального и политического строя древневосточных рабовладельческих обществ. Хеттский судебник дополняется дарственной грамотой на рабов, землю и скот царя Арнуванды II (№ 61).
Гораздо шире следует использовать материалы по истории Финикии. Надо полностью зачитать отрывок из Геродота (№ 66), сообщающий о грандиозном путешествии финикийских моряков вокруг Африки, и напомнить, что только две тысячи с лишним лет спустя (1497 г) Васко да Гама был в состоянии повторить это морское путешествие. Обязательно надо показать на карте путь финикиян и путь Васко да Гама.
Необходимо поставить вопрос о том, можно ли верить сообщениям Геродота, и обратить внимание на астрономические наблюдения финикийских моряков, которые могли быть сделаны только в южном полушарии. Геродот сомневается в точности этих наблюдений, ибо он сам никогда не пересекал экватора.
Современная астрономия прекрасно объясняет явления, не понятные Геродоту.
Если ученики спросят, почему финикиянам понадобилось три года, чтобы проделать путь, который в настоящее время преодолевается за 2–3 месяца, то нужно показать рисунок, изображающий утлые суда того времени, передвигающиеся с помощью вёсел или паруса (школьный учебник Мишулина, стр. 54).
Следует остановиться и на вопросе о роли финикиян в развитии греческой науки. Надо использовать сообщения Геродота и Страбона (№ 65), считавших финикийских учёных учителями эллинов.
Но в то же время необходимо пояснить, что финикияне знакомили Грецию главным образом с достижениями не своей, а египетской и вавилонской культуры, следовательно, являлись посредниками между Востоком и Европой.
Порядок престолонаследия в Хеттском царстве
В 1906 г. археологическая экспедиция произвела раскопки столицы Хеттской державы Хаттушаша (совр. Богазкеой). В развалинах дворца хеттских царей был обнаружен государственный архив, состоящий из глиняных таблеток, покрытых клинописными знаками.
В их числе был найден и нижеприводимый документ, написанный на несийскам языке, который являлся официальным языком Хеттского царства. Из этого текста ясно видно, что хеттский царь не обладал неограниченной деспотической властью. В отличие от египетского фараона и некоторых других древневосточных царей, он должен был считаться с требованиями рабовладельческой аристократии.
Перевод сделан по изданиям: Keilschrifttexte aus Boghazkoi, Heft III, No 3; Die Boghazkoi-Texte in Umschrift, Bd. 11, No 23.
(Постановлениям государственного права в надписи Телипинуша предшествует описание предшествовавших им придворных переворотов).
Теперь убийство стало обычным в царской семье, и Иштапарниш, царица, умерла, и затем Аммунаш, царевич, умер. Теперь боги и люди объявили: «Смотри же! В Хаттушаше убийство стало обычным». Теперь я, Телипинуш, созвал совет (тулия) в Хаттушаш. С настоящего времени никто не сделает вреда члену [царской] семьи или ударит его кинжалом.
Царем пусть будет царевич, сын первой [жены]. Если нет царевича первой очереди, (но лишь) тот, который второй очереди сын, и он царем станет. Если царевича нет, то (для той) которая дочь первой очереди мужа, они должны взять, и царем он станет.
Сегодня, завтра кто после меня царем станет, то [в его время] братья его, сыновья его, свойственники его, члены его семьи и воины его пусть будут объединенными, и ты должен [в поход] идти, [чтобы] врагов страны силой ты в подчинении держал. Так ты не говори: «я прощаю». Ты не должен ничего прощать, и ты действительно должен притеснять [врагов страны]. Ты не должен убивать кого-либо из [царской] семьи. Это нехорошо.
Затем, кто царем станет и против брата или сестры зло замыслит, то вы, собрание (панкуш) для него говорите свободно ему: «Это дело убийства». В документе прочитай: «прежде в Хаттушаше убийства были многочисленные и их [поэтому] боги передали [на решение] большой [царской] семьи.
Тот [царь], который среди братьев [и] сестер злое совершит, то он царской головой отвечает, и совет [тулия] созовите. Если дело его пройдет, то он головой должен искупить [его]. Пусть тайком [его] не убивают. Пусть не причинят зла дому его, жене его [и] детям его. Если царевич совершает преступление, то он головой должен искупить [его]. Пусть не причинят зла его дому и его детям. За какое бы (дело) царевичи были казнены, [оно] не [имеет отношения] к домам их, пашням их, виноградникам их, закромам их, рабам их, крупному скоту их и мелкому скоту их».
Теперь, если какой-нибудь царевич совершит преступление, то он головой должен искупить [его]. Да не причините зла его дому [и] его сыну. Отдавать человека или вещь царевичей неправильно. Эти злые дела, кто бы ни подготовлял, будь это люди [свободные]…, начальник слуг дворца, начальник телохранителей, начальник виночерпиев, потому что они желают взять имущество царевича, и они скажут: «такой-то город пусть будет моим», и они владыке города (т. е. богу-покровителю города) сделают зло.
Теперь с этого дня в Хаттушаш вы – слуги дворца, телохранители, золотых дел мастера, виночерпии, стольники, повара, носители скипетра, люди «шалашхияш» , знатные тысяцкие – помните это дело. Пусть Тануваш, Тахарваилиш [и] Тарухшуш будут знамением перед вами. Затем, если кто-нибудь злое сделает – или отец дома, или начальник слуг дворца, [или] начальник виночерпиев, [или] начальник телохранителей, [или] начальник знатных тысяцких… и вы – собрание (панкуш) захватите [его] и его предайте наказанию.
Пер. акад. В.В. Струве.
Судебник хеттских царей
Кодекс хеттских законов сохранился на двух клинописных таблетках: на одной – 101 статья, на другой – 86 статей, найденных в Богазкеойском архиве. Они написаны на так называемом несийском (или канесийском) языке, являвшемся официальным языком страны. Многие слова переданы навллонскими идеограммами, без хеттской транскрипции. Дошедший до нас текст, очевидно, копия, сделанная каким-нибудь любознательным писцом.
Совершенно отсутствуют введение и заключение. Этим рассматриваемый памятник резко отличается от кодекса Хаммурапи и библейских законов.
Статьи расположены довольчо бессистемно. Иногда наблюдаются повторения (с некоторыми вариантами). Порой делаются ссылки на прежние, уже отмененные статьи.
Содержание кодекса представляет большой интерес для изучения хозяйства, производственных отношений, семейного права и государственного строя хеттского рабовладельческого общества. Бросается в глаза чрезмерная жестокость наказаний за преступления, совершенные рабами, в то время как к преступникам из среды господствующего класса законодатель относится весьма снисходительно. Самым обычным наказанием для них является денежный штраф или штраф натурой. Кодекс относится к XIV–XIII в. до н. э.
Перевод ниже приведенных статей сделан по тексту: F. Hrozny, Le code hittile. Paris, 1922.
1. Если мужа [свободного] или женщину [свободную] в ссоре кто-нибудь убьет, его он хоронит. Также 4 головы (т. е. рабов) он дает, будь это мужчины или женщины. Свой дом он отдает как обеспечение.
3. Если мужа [свободного] или женщину [свободную] кто-нибудь ранит так, что он умрет, [причем] рука [лишь] его согрешит, то он [его] похоронит, также 2 головы (т. е. рабов) он дает. Свой дом он отдает как обеспечение .
7. Если у свободного человека кто-нибудь повредит глаз (дословно: ослепит) или выбьет ему зубы, то раньше давали 1 мину серебра, теперь он дает (лишь) 20 сиклей серебра, свой дом он дает как обеспечение .
20. Если кто-нибудь из города Хатти хеттского рода раба из Лувийской страны украдет и в страну Хатти уведет, а его хозяин его найдет, то он (т. е. похититель) уплатит ему 12 сиклей серебра и он дает свой дом как обеспечение .
21. Если кто-нибудь раба лувийского мужа из Лувийской страны украдет и в страну Хатти его уведет и его хозяин его найдет, то он возьмет назад своего раба.
24. Если раб или рабыня сбежит, то [муж], в доме которого его хозяин его найдет, даст плату для мужчины за 1 месяц 12 сиклей серебра, а для женщины за 1 месяц даст плату 6 сиклей серебра.
40. Если [надел] человека оружия (воина) освобождается [и] человек, несущий повинность, назначен, тогда человек, несущий повинность, скажет: «Это моя военная служба и это моя повинность царю». Тогда он надел человека оружия берет себе, военную службу он несет и повинность царю он выполняет. Если от военной службы он откажется, то надел человека оружия [снова] освобождается, он теряет [его] и его люди общины (селения) обрабатывают. Если царь пленного даст, тогда ему надела не дают и он человеком оружия становится .
55. Если свободный человек убьет змею и назовет при этом имя кого-либо, то он должен уплатить за это 1 мину серебра, если же это сделал раб, то он должен за это умереть .
57. Если свободного человека в голодный год кто-нибудь оживит , тогда он (т. е. свободный человек) заместителя своего даст, если раб, то 10 сиклей серебра он дает.
95. Если раб ограбит дом, то он должен отдать его неповрежденным (т. е. вернуть украденное). За кражу он должен дать 6 сиклей. Нос и уши раба отрезают и [в таком виде] отдают его хозяину. Если он много украл, то на него налагают много. Если он мало украл, то на него налагают мало. Если его хозяин скажет: «я возмещу убытки за него», то пусть он возмещает. Если же он откажется [от возмещения], то теряет своего раба.
98. Если свободный подожжет дом, то он должен вновь построить дом .
99. Если раб подожжет дом и хозяин возместит убыток, причиненный им, то нос и уши рабу отрезают и [в таком виде] отдают его хозяину. Если же тот не возмещает убытки, то теряет раба.
Пер. акад. В. В. Струве.
Документ Хаттушиля III, посвященный оправданию узурпации им царского престола
1
Документ написан клинописными знаками на несийском языке и происходит из Богазкеойского архива. Шествованию придана автобиографическая форма.
Сохранность текста не очень хороша. Имеются пробелы: некоторые слова, заимствованные из других языков или, написанные шумерийскими идеограммами, не поддаются переводу. Содержание его весьма интересно и помогает восстановить сложную картину внутренней и внешней политики Хеттского царства на рубеже XIII и XII вв. до н. э. Следует учитывать ясно выраженную тенденцию данного документа. Хаттушиль III (или неизвестный автор, написавший это повествование по поручению царя) стремится оправдать свою узурпацию и, повидимому, с этой целью умело подтасовывает и искажает факты. Использование настоящего текста требует особенной осторожности.
Перевод сделан по изданию: Е. N. Sturtevant and G. Bechtee, Hittile Chrestomaty.
Так [говорит] табарна Хаттушиль, царь великий, царь страны города Хатти, сын Муршиля, царя великого, царя страны города Хатти, внук Шупилулиума, царя великого, царя страны города Хатти, потомок Хаттушиля, царя города Кушшар .
2
Иштари божественную мощь я возвещаю, и это человечество пусть услышит и в будущем, и пусть среди богов Солнца (т. е. Хаттушиля III), сына его, внука его, потомка Солнца, пусть для Иштари почитание будет.
3
Отец мой Муршиль четырех детей – Халпашулупа, Муватала, Хаттушиля, Дингирмешир, дочь, произвел. Я же из всех их последним ребенком был. Когда же еще ребенком я был, конюшенным был, Иштар, владычица моя, к Муршилю, отцу моему, в сновидении Муватала, брата моего, (послала) сказать следующее: «Для Хаттушиля (суждены) годы краткие, и он не принадлежит жизни. Теперь его мне передай, и он жрецом пусть будет, и он будет принадлежать жизни». Тогда меня отец мой ребенком взял и меня для божества в качестве раба дал. Для божества же, неся службу жреца, я свершал возлияния, и я рукой Иштари, владычицы моей, благополучие видел, и меня Иштар, владычица моя, за руку взяла и тогда меня божественной силой наполнила.
Когда же отец мой Муршиль божеством стал, брат мой Муватал на престол отца своего сел, а я перед братом моим начальником [военного] лагеря стал. Тогда меня брат мой на должность начальника телохранителей назначил. Область Верхнюю мне для правления дал. Тогда областью Верхней я стал руководить. До меня ею Армадатташ, сын Зиды, управлял. Потому же, что ко мне Иштар, владычица моя, милостивой была [и] брат мой Муватал ко мне благорасположенным был, то и люди ко мне Иштари, владычицы моей, милость [и] брата моего благорасположение увидели, то они стали мне завидовать. Тогда про меня Армадатташ, сын Зиды, вместе с другими людьми злое стали говорить, и они были ко мне враждебными. И я был ввергнут в несчастье, и меня брат мой Муватал на суд бога позвал. Иштар, владычица моя, мне в сновидении явилась и мне в сновидении это возвестила: «Божеству тебя я передаю, но ты не бойся!» Тогда божеством я был очищен [от обвинений], и с того времени богиня, владычица моя, меня за руку держала и меня враждебному божеству, враждебному суду никогда не отдавала. Меня оружие врагов никогда не побеждало. Иштар, владычица моя, во всем меня охраняла. Если у меня была когда-либо болезнь, то, будучи больным, божества силу я наблюдал. Богиня, владычица моя, меня всегда за руку держала, и я потому, что обладавшим божественной силой мужем был, потому, что перед богами с божественной силой шел, людей несчастья никогда не имел. Богиня, владычица моя, ты меня всегда поддерживаешь. Оно (т. е. несчастье) не должно [для меня] существовать, ибо меня богиня, владычица моя, в опасное время никогда не оставляла. Врагам меня никогда не передавала. Моим противникам на суде, завистникам никогда не предавала. Если это была клевета врага, если это была клевета противника на суде, если это была клевета кого-либо в доме царя, то мне Иштар, владычица моя, всегда помощь оказывала. Она всегда меня поддерживала. Врагов моих, завистников Иштар, владычица моя, в руки [мои] предала, и их затем я уничтожал.
10
Когда брат мой однажды на страну Египет походом пошел, то этих стран, которые я снова заселил, пешее войско и колесничих для похода моего брата на страну Египет я повел. Так как перед братом моим пешее войско и колесничие страны Хатти в моих руках были, то я ими командовал. Хотя Армадатташ, сын Зиды Иштари, владычицы моей, [и] брата моего благорасположение ко мне видел, он тем не менее никакого уважения им не оказал, и он против меня вместе с женой своей и детьми своими магические действа производить начал. Город Шамуха, город богини , магической силой он заполнил. Когда из страны Египта я вернулся, то в город Лавазантия для свершения возлияний богини я отправился. Тогда дочь Пентипшара, жреца Путухепу, по повелению богини женою я взял, и мы поженились. Нам богиня мужа и жены любовь дала, и мы сыновей и дочерей произвели. Тогда богиня, владычица моя, мне возвестила: «Вместе с домом мне будь рабом!» И богине вместе с домом моим я был верен. В доме, который мы себе создали, вместе с нами богиня пребывала……Город Хакпиша стал враждебным . Тогда мужей кашкайцев я изгнал и его [снова] подчинил, и я стал царем страны города Хакпиша, царицей же страны города Хакпиша ты стала.
Когда случилось, что со стороны дома царя судебный процесс стал затягиваться, то Иштар, владычица моя, [свою] божественную силу в то время проявила и [своим] решением судебный процесс довела до конца. Тогда со стороны Армадатташа вместе с женой его и с детьми его магическое действо установили, и это ему в вину поставили и то, что он город богини, город Шамуха, магией заполнил. Теперь богиня, владычица моя, его передо мной повергла, и брат мой мне его вместе с женой его, детьми его, домом его передал, и мне брат мой возвестил: «Шиппалуиш не [замешан] в этом». Так как брат мой меня невинного (?) в судебном процессе сделал победителем, то я ему (т. е. Армадатташу) злом в дальнейшем не отплатил и потому, что Армадатташ мне был родственным (?) мужем, вместе с тем стариком был и также больным, то я его не тронул. Шиппалуиша я [также] не тронул. Так как я их не тронул, то я им ничего [злого] не сделал. Армадатташа и сына его я действительно только в город Алашия сослал, и земли его половину я взял и ее Армадатташу возвратил…… [и брат мой умер]. Я почитанию брата моего оставался верным и не действо-вал в своих личных интересах. Так как у моего брата в момент смерти законного сына не было, то я Урхитешупа, сына [его] второй жены, взял и в стране города Хатти владыкой поставил и ему войско все в руки передал, и он в странах хеттских царем великим стал. Я же царем [только] в городе Хакпиша был и с войском и колесничими [в поход] пошел и город Нерик, который со времени Хантиля был полностью разрушен, я захватил и восстановил. Страны, которые город Нерик окружали, и город Нера и город Хашура границей своей сделали, их все себе подчинил и их приносящими дань сделал. Горную область……которые с городом Нерик и с городом Хакпиша воевали, полностью себе подчинил.
11
Когда же Урхитешуп столь большую милость богини ко мне увидел, то он мне стал завидовать, и он мне вред нанес и у меня всех людей моего наместничества отобрал. Город Шамуха он у меня отобрал . Страны, которые были опустошены и я снова заселил, он у меня их все отобрал, и меня он унизил. Город Хакпиша он у меня по приказу божества не отобрал. Потому что для бога Тешупа города Нерик я жрецом был, он у меня его (т. е. город Нерик) не отобрал. Брата моего почитанию оставаясь верным, я в своих личных интересах не действовал и в течение 7 лет подчинялся. Он же меня по повелению бога одного и по слову мужа одного погубить стремился и у меня город Хакпиша и город Нерик отобрал. Тогда я больше [ему] не подчинялся и с ним начал войну Когда же я начал с ним войну, то я это не сделал преступным образом, против него на колеснице восстав или же в дворце восстав. Как явный враг, ему послал я вызов: «Ты начал враждовать со мной. Теперь ты царь великий, у меня же одна [лишь] крепость, которую ты оставил, и [этой] одной [только] крепости я царь. Приходи же! и нам Иштар города Шамуха и Тешуп города Нерик дело решат». Тогда Урхитешупу так я писал, если кто-нибудь так заявил бы: «Зачем его раньше на царство ты предложил, теперь же зачем ты ему войну объявляешь?» Разве он не начинал враждовать со мной, если действительно царь великий для царя маленького был низвергнут. Теперь же, потому что он со мной начал враждовать, то его для меня боги на суде повергли. Когда же я ему эти слова послал: «приходи!», то он из города Марашантия выступил, и он в Страну Верхнюю прибыл. Шиппалуиш, сын Армадатташа, с ним вместе был, и он его для сбора войска Страны Верхней назначил. Потому, что Шиппалуиш против меня враждебным был, то он против меня не имел успеха.
Тогда Иштар, владычица моя, за мной встала, и то, что она мне возвестила, то свершилось, и Иштар, владычица моя, [свою] божественную силу там весьма явно показала. Урхитешуп к каким бы правителям куда бы ни посылал, то им Иштар, владычица моя, во сне являлась, говоря: «Сила ваша требуется, [ко] страны города Хатти во всем их объеме я, Иштар, на сторону Хаттушиля склонила». Тогда Иштари божественную силу там я весьма явно увидел. Хотя Урхитешупа нигде в другое время она не оставляла, то теперь его в городе Шамуха, подобно свинье в хлеве, она заперла. Что же касается меня, то кашкайцы, которые [раньше] враги были, теперь меня стали поддерживать [страны] города Хатти во всем их объеме меня поддержали. Почитанию брата моего оставаясь верным, я не действовал в своих личных интересах, и в город Шамуха к Урхитешупу я направился и его как пленного увел и ему в стране города Нухашши укрепленные города дал, и он там пребывал. Когда же другой замысел он замыслил и в страну города Карадунна отправиться собрался, то я, узнав об [этом] деле, его схватил и его по ту сторону моря сослал.
Шиппалуиша они заставили уйти за границу. Его долю у него я взял, и его Иштари, владычице моей, я дал. И Иштари, владычице моей, я это дал, а Иштар, владычица моя, желание за желанием мне выполняла.
13
Также меня Иштар, владычица моя, когда столь незначительным я был, к себе взяла и меня на высокое место – для страны города Хатти, на царство ты назначила. Я же для Иштари, владычицы моей, дом Армадатташа передал, и его я посвятил и (ей) передал. То, что раньше [в нем было], это ей я передал. То, что я имел, это я отдал и посвятил его и для богини передал. Что же касается дома Армадатташа, который я ей дал, и каких бы то ни было городов, которые принадлежали Армадатташу, то за каждым из них каменные столбы были поставлены и сосуды с возлияниями были вылиты. Иштар – моя богиня, и [поэтому] в честь Иштар всевышней производили возлияния. Тот мавзолей , который я построил, его для богини я передал. Тебе сына моего Дудхалия рабом передал, и домом Иштари Дудхалия, сын мой, пусть управляет. Я ведь раб богини, и он рабом богини пусть будет. Что касается дома, который я богине дал, то пусть каждый для богини ритуал «шеанан марнан» свершит.
14
Если в последующее время потомок Хаттушиля и Путухепы возьмет [кого-нибудь] из рабов Иштари, [или] на пищу дома для парупахис , инвентарь, закром Иштари города Шамуха польстится, то пусть он для Иштари города Шамуха противником на суде будет. Пусть [с дома Иштари] никто не требует ни повинности для царя, ни повинности для области.
Пер. акад. В В. Струве.
Дарственная грамота на рабов, скот и земли царя Арнуванды II
Текст клинописный, на несийском (?) языке. Содержание его, несмотря на ряд разрушенных мест и некоторые непонятные термины, в основном ясно. Это перечисление объектов движимого и недвижимого имущества, дарованного царем.
Особенно интересны данные о количестве рабов. Очень показательно распределение их по возрастным группам, причем весьма незначительно количество стариков, так как, вероятно, лишь немногие рабы доживали до преклонного возраста.
Перевод сделан по изданию: Keilschrifttexte aus Boghazkoi, Heft V No 7.
Первая часть документа, к сожалению, очень разрушена. Связный перевод возможен лишь с 12-й строки оборотной стороны таблетки. Здесь начинается новый раздел, подытоживающий данные дарений, перечисленные в первой, полуразрушенной части текста.
…?Х + 11 домов, 26 мужчин, 16 мальчиков, 4 мальчика, отнятых от груди, 30 женщин, 11 девочек, 2 девочки, отнятые от груди, 1 мужчина старый, 1 женщина старая. Итог: 91 голова. Среди них: 6 [людей] оружия , 2 повара, 1 портной, 1 изготовитель аморейских халатов, 1 кожевник, 1 медик [для] лошадей, мужчина, женщина, ребенок, 10 [голов…] челяди , дома повинности царю , 105 овец, [2] лошади, [3] мула, 37 капунумер по[ля…га]н 3 гипешшар виноградника; из них: 2 ган виноградника… , 3 1/2 ган 7 гип[ешшар…], 3 ган виноградника, 14 ган луга, 6 капуну 4 ган 8 гипешшар гор[ной территории, 6 п]ар домов, 3 гумна вместе с домом для соломы, 7 городов : город Ваштишша, город […] город Улуванта, город […] Манзана, город Каапануванта, город Апи[…]лия, дом Шуппилулиумы , писца дерева , дома повара.
3 капуну 12 1/2 ган поля, 25 ган [луга для] пастбища крупного скота, 2 1/2 ган 3 1/2 гипешшар леса.
Там в пределах [его] 385 деревьев [капу]ну 15 ган поля на дороге к территории города Хатти направо. 28 ган луга для пастбища крупного скота [по дороге] к территории Луурианни направо, отделенные .
28 ган поля, от дома бога Халла[ра] отделенные. 2 1/2 ган 3 гипешшар леса.
Там в пределах [его] 325 деревьев. Комплекс 14 домов дома Карпани и дома женщины Зитхария, которые туда [входили] и от него отделены были.
8 ган поля, из них: 6 1/2 ган 6 гипешшар [поля], 1 ган 5 гипешшар гумна вместе с домом соломы.
Дом Хантипа, слуги дворца , начальника ткачей дома отца Солнца моего в доме города Баркалла.
Дом Тиватапара: 1 мужчина Тиватапар; 1 мальчик Харувандул; 1 женщина Аззия; 2 девочки: Аниттиш, Шантавия. [Итог:] 5 голов, 2 [головы] крупного скота, 22 овцы, 6 быков для плуга дома повинности для царя.
[8] овец-маток; у овец-маток 2 ягненка-самки, у барана 2 барашка; 18 коз; у коз 4 козочки; у козы 1 козленок. Итог: 36 овец. Комплекс домов.. Пастбище крупного екота у города Баркалла: 1 ган луга, 3 1/2 ган виноградника; там в пределах [его] 40 пальм, 42 гранатовых дерева в городе Ханзушра.
[в] доме Хантипа.
Дом Пуллиана: 2 мужчины – Пуллиан, Ашшарта; 3 мальчика– Апаркам, Ирият, …[…] хапил; 4 женщины – […] ешмуш, Зикалдуш, Таккум[…]ла, Хулияшуханиш; 3 девочки – Капашша[.], Капуртиш, Пашкувааш; 2 женщины старые – Аархувашшиш, Туттуваниш. [Итог:] 14 голов. 4 [головы] крупного скота; 2 осла ; 2 коровы, 1 теленок, 2 быка для плуга; у быка большого 1 бычок. [Итог:] 6 голов крупного скота. 10 коз, 7 козлят. 117 коз .
Комплекс домов, виноградник, оливковые деревья, фиговые деревья, дома Пургишара в городе Шаянуванта. 7 1/2 ган виноградника в городе Антарла дома Хантипа.
[…] 3 дома. 30 мужчин , 18 мальчиков , 4 мальчика, отнятых от груди, 35 женщин, 16 девочек, 2 девочки, отнятые от груди, 2 мужчины старые , 2 женщины старые. Итог: 110 голов рабынь, рабов. Из них: 5 [людей] оружия , 2 повара, 1 портной, 1 изготовитель аморейских халатов. 1 кожевник, 1 медик [для] лошадей, мужчина, женщина, мальчик, девочка. 15 [голов] крупного скота , 22 овцы, 2 осла челяди, 22 [головы] крупного скота дома повинности царю. [2]58 овец, 2 лошади, 3 мула. 40 капуну 4 1/2 ган поля, 28 ган луга, пастбища [для] крупного скота. [..] 4 ган поля хорошего [и] луга 14 1/2 ган 6 гипешшар – виноградника– 4 1/2 ган, 1 1/2 гипешшар леса, [..] 3 огорода 6 капуну 4 ган 4 гипешшар гористой территории , 6 пар домов, 3 гумна вместе с домом соломы.
Арнуванда , царь великий… Ашмуникал, жена царя, и Дудхалия, сын царя, тухукинтиш… , для женщины куваталлы…, рабыни их в качестве дара ей они дали, [дара] вечного для женщины куваталла, для детей ее и детей детей ее.
Пер. акад. В. В. Струве.
Письма сирийских правителей фараону
Глиняные таблетки из Телль-Амарнского архива (см. вступление к «Переписке вавилонских и египетских царей»), XV в. до н. э. Язык – плохой вавилонский.
Мелкие царьки Сирии, Финикии и Палестины постоянно враждовали друг с другом, и каждый из них стремился заручиться содействием фараона. Некоторые города не имели царя и управлялись, повидимому, советом старейшин и народным собранием. Все эти мелкие государства признавали официально власть фараона, но фактически в это время мало считались с его приказаниями, так как все внимание Эхнатона было направлено на внутренние дела Египта.
Перевод сделан по изданию: J. A. Knudtzon, Die El-Amarna Tafeln. Leipzig, 1909–1912.
I
А царю Египта, нашему господину, так говорят жители Тунипа , твой раб : Да будешь ты благополучен, и я падаю к ногам нашего господина.
Господин мой, вот что сказал город Тунип, твой раб: Тунип, кто прежде грабил (?) [его], чтобы его не разграбил (?) Манахпериа – аммативуш (?). Боги и ……– наприллан – царя Египта, нашего господина, живут в Тунипе, и пусть господин наш спросит стариков своих – аммати – (?), когда же это мы не принадлежали царю Египта, нашему господину.
А теперь 20 лет мы писали царю, нашему господину , и гонцы наши живут у царя, нашего господина; а теперь мы пожелали [обратно] сына А[к]и-Тешупа у царя, нашего господина, – пусть отдаст же его господин наш.
И господин мой, царь Египта, отдал сына Аки-Тешупа; а зачем же царь, господин наш, с пути его возвращает?
А теперь Азиру , твой раб, слышит о них (т. е. жителях Тунипа) у твоего садовника, и в стране Хатти (?) постигает их горе (?).
И если войска его (т. е. царя) и колесницы его задержатся, то и с нами Азиру сделает, как с городом Ни .
Если же мы жалуемся (?), то и царь Египта, господин наш, будет жаловаться (?) из-за этих дел, которые сделает нам Азиру, когда он отпустит руку к нашему господину .
И когда Азиру вошел в Сумур , то сделал им [жителям Сумура] Азиру, как хотел в доме царя, нашего господина, и из-за этих дел господин наш будет жаловаться (?).
А теперь Тунип, твой город, плачет, и слезы его текут, и никто не подаст нам руки [помощи]. Мы 20 лет пишем царю, нашему господину, и ни одно слово нашего господина не доходит до нас.
II
Царю великому, моему господину, моему богу, моему солнцу, так говорит Азиру, твой раб: семь и семь раз я падаю к ногам моего господина, моего бога, моего солнца.
Господин мой! Я твой раб, и прибыв перед лицо царя, моего господина, и скажу все слова свои перед царем, моим господином . Господин, не слушай лжецов, которые клевещут на меня пред царем, моим господином. Я же раб твой навеки. А что до Хани , [о ком] говорит царь, господин мой,– я находился в Тунипе и не знал, когда он прибыл. Как только я услышал, я отправился вслед за ним, но не застал его. И если Хани прибудет благополучно, пусть царь, господин мой, спросит его, как я принимал его. Мой брат и Баттиэль находились при нем и давали ему рогатого скота, ослов (?), птиц, хлеба и секеру.
Лошадей и ослов я дал ему на дорогу. А царь, господин мой, пусть выслушает мои слова: когда я прихожу к царю, моему господину, то Хани приходит ко мне и принимает меня, как мать, как отца. А теперь господин мой говорит – держался-де ты от Хани вдали (?). Твои боги и Шамаш воистину знают, не находился ли я в Тунипе.
Далее, что до постройки Сумура, [о которой] повелел царь, господин мой : цари Нухашше враждуют со мной и берут мои города по повелению Хатиба, и я не мог его (т. е. Сумур) строить, а теперь в скором времени буду строить его.
И господин мой знает, что половину утвари, которую дал царь, господин мой, забирает Хатиб, и все золото и серебро, которое царь, господин мой, дал мне, забирает Хатиб, и царь, господин мой, воистину знает [это].
Далее, господин мой сказал вдруг (?): зачем-де ты принимаешь гонца царя хеттов, а моего гонца не принимаешь? А это страна моего господина, и царь, господин мой, поставил меня среди градоправителей. Пусть придет гонец царя, моего господина, и все, что я сказал царю, моему господину, я дам: живых душ, кораблей, масла, бука (?) и [другого] леса (?) я дам.
III
Риб-Адди сказал своему [господину], царю стран, ца[рю велико]му, [царю б]итвы : Владычица Библа дала [си]лу царю, моему господину: ceмь и семь раз я падаю к ногам моего господина, моего солнца. Знай, что с тех пор, как ко мне прибыл Аманаппа , все хабиру обернулись против меня по приказанию Абд-Ашерты . И пусть услышит господин мой слова раба своего и [отправит] мне стражу для охраны царского города, по[ка не вы]йдут местные (?) войска . Если нет местных (?) войск, то предадутся все страны Хабиру. И (?) с тех пор, как взят город Бит-А[рха?] [по] приказанию Абд-Ашерты, так же стремятся они [сде]лать с Библом и Беритом , и пре[дадутся] все страны Хабиру. 2 города, что остались мне, и те они стремятся взять из руки царя Отправь, господин, стражу в [эти] два города свои, пока не выйдут местные (?) войска, а также дай чего-нибудь есть им – у меня ничего нет; как птица в силке килубу , так и я в Библе.
Далее, [когда] не может [царь] взять меня из [руки] врага своего, [то] предадутся [все] страны [Абд]-Ашерте; [что] он [за] собака (?), что [хочет взять] страны царя себе?
Пер И. М. Дьяконова.
Надпись Меши, царя Моава
Каменная стела с надписью моавитского царя Меши (IX в. до н. э.) была найдена в 1868 г. в окрестностях Дибона (около 20 километров на восток от Мертвого моря). Между французскими и английскими агентами возник спор из-за этого памятника. И те и другие стремились приобрести его у бедуинов. Когда в спор вмешались турецкие власти (Трансиордания принадлежала тогда Турции), заявившие свои права на ценную находку, то раздраженные бедуины, не желая уступать даром памятник, найденный на их территории, разбили его на куски.
Большая часть фрагментов была позднее собрана, перевезена в Париж и помещена в Луврском музее.
Текст написан на моавитском диалекте хананейского языка (весьма сходном с древнееврейским). Он очень интересен с палеографической точки врения, знакомя нас с одним из древнейших вариантов финикийского алфавита.
Надпись содержит подробное повествование о войнах Моава с Израильским царством. В утраченной заключительной части, возможно, сообщалось о неудачном походе израильтян и иудеев на столицу Моава Кир-Харешт, о чем подробно рассказывается в Библии (II Книга Царей, гл. 3).
Перевод сделан по изданию: М. Lidzbarski, Handbuch der Nordsemiti-schen Epigraphik. 1898.
Я, Меша , сын Кемошмалаха, царь Моава , дибонянин . Отец мой царствовал над Моавом тридцать лет, я же воцарился после него. И соорудил я это святилище Кемошу в Корхо (?) – святилище спасения, ибо спас он меня от всех царей (?) и дал мне насладиться гибелью всех врагов моих. Омри , царь Израиля, – он притеснял Моава многие дни, ибо гневался Кемош на землю свою. И сменил его сын его , и сказал также он: буду притеснять Моав! В мои дни он сказал так. Но я насладился гибелью его и дома его, и Израиль совершенно погиб навеки . И овладел Омри всей землею Махдебы и жил в ней [Израиль] в продолжение его дней и половины дней его сынов – сорок лет; и вернул ее Кемош в мои дни. И построил я Баал-Меон я сделал в нем водоем (?). И построил я Кирьятен . И мужи Гадовы жили в земле Астарот от века. И построил себе царь израильский Астарот; но я воевал против этого города, и взял его, и избил весь народ города в усладительное зрелище для Кемоша и Моава. И пленил я оттуда жертвенник (?) бога его (?), и привлек его перед лицо Кемоша в Кериот ; и поселил я в нем людей Шарона и людей Махарота (?). И сказал мне Кемош: иди, возьми Небо у Израиля, и я пошел ночью, и сражался против него от восхода, зари до полудня, и взял его, и избил его весь – семь тысяч мужей и юношей (?), жен и девушек (?), и рабынь, ибо Аштар-Кемошу обрек я его. И я взял оттуда жертвенники (?) Яхве и приволок их перед лицо Кемоша. Царь же израильский построил Яхас и жил в нем, когда воевал со мною, и прогнал его Кемош от лица моего. И я взял из Моава двести человек – всех отборных (?) его, и поднял их против Яхаса, и взял его, чтобы присоединить к Дибону. Я построил Корхо (?), стену лесов (?) и стену холма; я построил ворота ее, я построил башни ее. Я построил дом царский. Я устроил оба (?) хранилища (?) для воды (?) внутри города. Цистерны не было внутри города, в Корхо (?); я сказал всему народу: сделайте себе каждый цистерну в своем доме. Я вырыл рвы у Корхо (?) при помощи пленных израильтян. Я построил Ароер и провел дорогу через Арнон . Я построил Бет-Бамат , ибо он был разрушен; я отстроил Бесер , ибо он был в развалинах …Дибона – пятьдесят мужей, ибо весь Дибон был мне покорен. Я управлял… сотнями (?) в городах, которые я присоединил к стране. Я отстроил Махдебу, и Бет-Дивлатен , и Бет-Баалмеон, и вознес я там … мелкий, скот страны. И Хоранен жил в нем …сказал мне Кемош: сойди, воюй против Хоранена. И я сошел и… [и вер]нул его Кемош в мои дни. И… оттуда… и я…
Пер. А. Я. Борисова.
Надпись из Самала (Зенджерли)
Город Самал (нын. Зенджирли) был расположен в долине реки Кара-су (притока Оронта) в сев. Сирии.
В 1888 г. и в последующие годы здесь были произведены раскопки, обнаружившие несколько линий укреплений, ворота, башни, дворцы, дома и т. д. При этом были найдены несколько интересных надписей на староарамейском языке с примесью финикийских элементов. Перевод одной из них дается ниже. Самал был основан хеттами, вероятно, еще в ХIII в. Позднее он захвачен арамеями, ассимилировавшими древнейшее хеттское население.
Самал являлся центром маленького государства Яади, достигшего наивысшего расцвета в VIII в.
В 735 г. это государство было присоединено к Ассирии. В начале VII в., во время войн Асархаддона, город был сожжен.
Надпись Киламу датируется серединой IX в. до н. э.
Перевод сделан по изданию: М. Lidzbarski, Ephemeris fur semilische Epigraphik, Bd. Ill, 1912, стр. 218 и след.
– Я – Киламу, сын Хайи. Царствовал Габар над Яади и не действовал; был Бама (?) и не действовал; затем был мой отеи Хайа и не действовал; затем был брат Шеил и не действовал. Я же, Киламу, сын Таммы, то, что я сделал, не делали прежние. Был дом отца моего посреди могучих царей, и всякий простирал руку, чтобы поглотить… Я же был в руках царей, подобно огню, пожирающему бороду, подобно огню, пожирающему руку … Одолел меня царь данов, но нанял я против него царя ассирийского. Молодую женщину отдавали за овцу, мужчину – за одежду …
Я, Киламу, сын Хайи, сел на престол отца моего. Пред лицом прежних царей бродили (?) мушкабы (земледельцы?) , подобно псам… Я же им стал отцом, им стал матерью, им стал братом. Того, кто не видел лика овцы, сделал я владельцем стада, и того, кто не видел лика вола, я сделал владельцем воловьего стада, владельцем серебра, владельцем золота; и тот, кто не видел льна от юности своей, – во дни мои покрыл его виссон . Я поддерживал мушкабов (земледельцев?) за руку (?), и они питали [ко мне] чувство, подобное чувству сироты к матери. Тот среди потомков моих, кто воссядет вместо меня и повредит эту надпись – мушкабы (земледельцы?) да не чтут бариров [кочевников?] , и бариры да не чтут мушкабов. И кто уничтожит эту надпись – пусть уничтожит его голову Баал-Семед Габара, и пусть уничтожит его голову Баал-Хамман Бамы (?) и Рекубел, владыка дома!..
Пер. А. Я. Борисова.
Финикийская культура
Греческие авторы с большим уважением отзываются о достижениях финикиян в различных областях науки. Однако многое из того, что считалось финикийским, на самом деле было заимствовано финикиянами у египтян и вавилонян. Недаром царек Библа Закарбаал (см. выше «Путешествие Унуамона») признавал, что знание и искусство вышли из Египта и проникли в его страну.
Финикияне были посредниками в культурном общении Востока и Европы. Кроме того, они развивали и пополняли знания, полученные от других народов. Особенно велики их достижения в сфере географических открытий. Как видно из приведенного ниже сообщения Геродота, они впервые, и притом единственные из всех древних народов, проникли в южное полушарие.
(Страбон, География, XVI, 2, 24,)
Сидоняне изображаются как люди весьма опытные в многих искусствах, как свидетельствует и поэт (Гомер). Кроме того, они занимались астрономией и арифметикой, начав с искусства счета и ночного мореплавания; ибо и то и другое неотъемлемо для купцов и моряков, точно так же говорят, что геометрия является изобретением египтян , возникшим из измерения земли, которое заставляет производить Нил, снося границы во время наводнений. Считается, что это искусство пришло к эллинам от египтян, а астрономия и арифметика – от финикиян . В настоящее время можно позаимствовать в этих городах много всякой другой мудрости. Если верить Посейдонию , то и учение об атомах древнее и принадлежит сидонянину Моху, жившему до троянских времен . Однако оставим древность; при нас же из Сидона вышли знаменитые философы: Боэт, с которым мы вместе занимались аристотелевой философией, и Диодот , брат его; из Тира же Антипатр и незадолго до нас Аполлоний , издавший список философов и книг от Зенона .
Пер. О. В. Кудрявцева.
(Геродот, История, V, 58.)
Пришедшие с Кадмом эти финикияне, в числе которых были и гифереи , заселив эту страну, принесли эллинам и многие другие знания, между прочим, и письмена, прежде у эллинов, как мне кажется, не существовавшие, сперва те, которыми пользуются все финикияне; после же, по прошествии времени, вместе с изменениями в языке они переменили и начертания письмен. В это время населяли вокруг них из эллинов большинство мест ионяне , которые, переняв от финикиян письмена и преобразовав немногие из них, стали пользоваться ими. При этом, как и требовала справедливость, пользуясь ими, говорили, что так как они введены в Элладу финикиянами, то поэтому и названы финикийскими.
Издревле ионяне и книги называют кожами, потому что при известной редкости книг, написанных на папирусе , они пользовались и овечьими и козьими кожами: еще и в мое время многие из варваров пишут на подобных кожах .
Пер. О. В. Кудрявцева.
Путешествие финикиян вокруг Африки
Совершенно ясно, что Ливия омывается водой со всех сторон, кроме той части ее, которая граничит с Азией ; это первый из тех, кого мы знаем, показал Нехо , царь египтян, который, когда перестал рыть канал, тянущийся из Нила в Аравийский залив , послал финикийских мужей, приказав им проплыть назад через Геракловы Столпы , пока [они] не прибудут в Северное море и, таким образом, в Египет.
Двинувшись, таким образом, из Эритрейского моря , финикияне поплыли по Южному морю; когда же наступала осень, они, пристав к берегу, засевали землю, в каком бы каждый раз месте Ливии они, плывя, не останавливались, и ожидали жатвы; убрав же хлеб, они плыли дальше, так что, обогнув по прошествии двух лет на третий год Геракловы Столпы, они прибыли в Египет. И говорили, как мне кажется, неправду, другому же, конечно, кому-нибудь это, может быть, и покажется правдой, будто, плывя вокруг Ливии, они имели солнце справа . Таким образом эта [страна] впервые стала известна.
Пер. О. В. Кудрявцева.
Древний Иран
Основными источниками по истории древнего Ирана являются надписи персидских царей и сведения, сохраненные Геродотом. На уроке, посвященном этому разделу древней истории, учитель обязательно должен показать на карте первоначальную территорию Персии и затем все страны, на которые распространилось господство персов (от Инда до Эгейского моря и от первого нильского порога до Черного моря). Надо объяснить, каким образом персам удалось подчинить себе множество народов, превосходивших их численностью и уровнем хозяйственного развития.
Однако персидские цари, завоевав силой оружия и отчасти с помощью дипломатии огромные территории, не смогли их сплотить. Монархия Кира, как и позднейшая держава Александра Македонского, представляла собой «…случайные и мало связанные конгломераты групп…» (Сталин). Этот важный момент нужно иллюстрировать фактами, содержащимися в Бехистунской надписи (№ 68). Можно подсчитать, сколько раз в течение года вспыхивали восстания в разных местах Персидского царства.
Надо обратить внимание на официальный характер Бехистунской надписи. Если царь сам признается, что его разноплеменные подданные без конца восстают, то, значит, этого нельзя было скрыть или преуменьшить, значит, восстания принимали слишком широкие размеры.
Что заставляло народы, покоренные персами, идти на риск, поднимая оружие против великого «царя царей»? Ответом на это могут послужить описания Геродота (№ 71). Мы видим здесь, какие огромные средства деньгами и натурой выкачивали персидские сатрапы из покоренных стран. Весьма желательно выписать на доске цифры, приводимые Геродотом, и пояснить, что налоговое бремя, невыносимое само по себе, становилось еще более тяжелым в результате варварских приемов взимания налогов (откупная система). Поэтому понятно, что даже города, покорившиеся Киру без особого сопротивления (например, Вавилон, открывший ему ворота), затем неоднократно восстают, ибо надежды на льготы и милости персидских царей оказались тщетными. Рассказ о внешней политике персидских царей следует сопровождать показом рисунков (персидские воины, царь Дарий, связанные повстанцы и т. д.), которые можно найти в учебнике и атласах.
В заключение следует поставить вопрос: когда приостановилось дальнейшее расширение Персидской державы, и подчеркнуть, что еще до греко-персидских войн, агрессия «царя царей» получила отпор от свободолюбивых скифов.
Нужно напомнить, что скифы жили на территории нашей страны и позднее слились со славянами. Следует зачитать отрывки из Геродота, в которых говорится о позорном отступлении “непобедимой” персидской армии из причерноморских степей (№ 70). Этот отрывок надо широко использовать для воспитания у школьников патриотизма, напоминая им, что начиняя с древнейших времен, всякий враг, вступивший на территорию нашей страны, рано или поздно должен был отступать с огромными потерями.
Образование Мидийского государства
№ 67. ОБРАЗОВАНИЕ МИДИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА. (Геродот, История, кн. I, § 96–106.)
История Мидии известна очень плохо вследствие полного отсутствия туземных письменных памятников. Скудные сведения ассирийских и персидских надписей и памятники материальной культуры не дают возможности восстановить ясную картину прошлого мидян. Поэтому приходится самым широким образом использовать данные греческих историков (преимущественно Геродота и Ктесия), сохранивших обильный фольклорный материал древнего Ирана.
Причины и процесс образования Мидийского государства изображаются Геродотом крайне наивно, однако упоминаемые им цари были, безусловно, историческими личностями. На достоверных источниках основан и ряд бытовых подробностей, например, придворные обычаи, описание Экбатан и пр. Особенно важно описание нашествия киммерийцев и скифов на Переднюю Азию. Ассирийские и библейские сообщения полностью подтверждают сведения, приводимые Геродотом. Таким образом, народы, жившие некогда на территории Советского Союза, сыграли огромную роль в исторических судьбах Древнего Востока в VIII–VII в. до н. э.
95. После того как ассирийцы владычествовали в верхней Азии на протяжении пятисот двадцати лет, первыми начали выказывать им непокорность мидяне, которые, сражаясь за свободу с ассирийцами, проявили, как кажется, мужество и, отвергнув рабство, освободились. После же них и другие народы сделали то же, что и мидяне.
96. Все же народы на материке, будучи автономны, следующим образом опять подпали тиранической власти. Был мудрый муж среди мидян, которому имя было Деиок , сын Фраорта. Этот Деиок, стремясь к тирании, сделал следующее. В то время как мидяне расселялись по деревням, он, будучи в своей деревне и прежде славным, еще больше и тщательнее занимался устанавливанием справедливости; и это, конечно, он делал в то время, когда по всей Мидии было много беззакония, зная, что справедливому враждебно несправедливое. Мидяне же из этой самой деревни, видя его нравы, избрали его своим судьей. Он же, конечно, как стремящийся к власти, был честен и справедлив. Поступая так, он имел не малую похвалу от сограждан, так что жившие в других деревнях, узнав, что Деиок – единственный человек, судящий по правде, и, подвергаясь прежде несправедливым решениям, тогда, когда услышали о нем, с радостью ходили к Деиоку, чтобы и самим судиться у него, и наконец, не стали поручать своих дел никому другому.
97. С постоянным же увеличением числа приходивших к нему, так как узнавали о его справедливых приговорах, Деиок, зная, что все зависит от него, не захотел больше даже сидеть там, где он прежде судил, восседая публично, и сказал, что он не будет больше судить; ибо ему-де невыгодно, пренебрегши своими делами, разбирать целый день дела соседей. Но так как, конечно, грабеж и беззаконие по деревням стали еще много большими, чем были прежде, то мидяне собрались в одно место и стали рассуждать между собой, говоря о происходящем. И как мне кажется, более всего говорили друзья Деиока: «Поскольку, конечно, при существующих порядках мы не можем дольше так жить в нашей стране, давайте поставим одного из нас самих царем; таким образом, и страна будет пользоваться благими законами, и сами мы обратимся к своим делам и не будем изгнаны отсюда людской несправедливостью». Говоря приблизительно так, они убеждают друг друга подчиниться царской власти.
98. Когда же они тотчас стали обсуждать, кого они поставят царем, все мужи наиболее выдвигали и восхваляли Деиока, пока не согласились, чтобы он был у них царем. Он же приказал, чтобы они построили ему дом, достойный царской власти, и оградили его дорифорами . Мидяне, конечно, сделали это, они построили ему палаты и обширные и крепкие в той части страны, где он сам указал, и разрешили ему набрать дорифоров из всех мидян. Он же, как только получил власть, принудил мидян сделать один город и, охраняя его, меньше заботиться о других. Когда же мидяне послушались его и в этом, он воздвигает стены и большие и мощные, те самые, которые ныне названы Экбатанами , причем один круг стен был заключен в другом. Устроена же эта крепость таким образом, что один круг выше другого одними только зубцами. С одной стороны, и местность, будучи холмистой, способствует отчасти тому, что это так, с другой же – еще больше было приложено искусства, причем всех кругов – семь; в последнем же находятся царские чертоги и сокровищницы. Наибольшая же из них стена равна по величине приблизительно обводной стене Афин . Зубцы первого круга – белые, второго – черные, третьего круга – пурпурные, четвертого – темносиние, пятого же – сандараковые. Так зубцы всех кругов расцвечены красками. Два же последние круга имеют зубцы, один – посеребренные, другой же – позолоченные.
99. Итак, Деиок укрепил это для себя и вокруг своих палат, остальному же народу приказал жить кругом крепости. Когда же все было построено, Деиок оказался первым, установившим такой порядок, чтобы никто не входил к царю и чтобы все передавалось через вестников, чтобы царя никто не видел и чтобы смеяться и плевать при нем всеми считалось позорным. Таким величием он окружил себя ради того, чтобы сверстники его, будучи и воспитаны вместе с ним, и не худшего происхождения, и не уступавшие ему личными достоинствами, видя его, не огорчались и не замышляли против него, но чтобы он казался им, не видящим его, отличным от них.
100. Когда же он это установил и укрепил свою тиранию, он, охраняя справедливость, оказался суровым; и люди, составляя жалобы в письменной форме, посылали их к нему, а он, разбирая принесенное ему, высылал решения. Это он делал относительно жалоб, другое же им было устроено так: если он узнавал о ком-нибудь, совершающем насилия, то, пригласив этого человека к себе, он судил по достоинству за каждую несправедливость, и соглядатаи и подслушиватели были по всей стране, которой он правил.
101. Деиок сделал теперь индийский народ единым и правил им. У мидян же столько племен: бусы, паретакены, струхаты, аризанты, будейи, маги. Итак, столько имеется племен у мидян.
102. Сыном же Деиока был Фраорт , который, после того как Деиок, процарствовав пятьдесят три года, умер, принял власть, приняв же, не удовольствовался тем, что он правил одними мидянами, но, отправившись походом на персов, напал на них первым и первых сделал подданными мидян. После же, имея под своей властью эти два народа, оба сильные, он покорил Азию, идя от одного народа к другому, пока не ополчился на ассирийцев и из ассирийцев на тех, которые имели город Нин и прежде властвовали над всеми; последние тогда были лишены союзников, поскольку те отпали от ниx, но в остальном, конечно, находились в хорошем положении; итак, ополчившись на них, Фраорт и сам погиб, процарствовав двадцать два года, и большая часть его войска погибла вместе с ним.
103. По смерти же Фраорта наследовал ему Киаксар , сын Фраорта, сына Деиока. Говорят, что он был еще много воинственнее предков и первый распределил по отрядам живших в Азии и также первый установил, чтобы каждый род войска был отдельно: копьеносцы, лучники и всадники; перед тем же все было вместе смешано без разбора. Он был тот, кто сражался с лидийцами, когда день стал ночью , в то время как они сражались, и тот, кто подчинил себе всю Азию выше реки Галиса . Собрав же всех подвластных ему, он ополчился на Нин, желая отомстить за отца и уничтожить этот город. Но против него, когда он в сражении победил ассирийцев и осаждал Нин, пришло большое войско скифов, вел же их царь скифов Мадия, сын Прототия ; последние вторглись в Азию, выгнав киммерийцев из Европы , и, преследуя бегущих, пришли таким образом в Мидийскую землю.
104. От озера же Меотиды до реки Фасиса и к колхам – тридцать дней пути для неотягченного пешехода, из Колхиды же недалеко перейти в Мидию, причем один только народ есть посередине между ними – саспейры м, пройдя же его, попадаешь в Мидию. Скифы, однако, вторглись не по этой дороге, но, свернув с нее, пошли по верхней дороге, которая была много длиннее, имея с правой стороны Кавказские горы. Здесь мидяне, столкнувшись со скифами и потерпев поражение в битве, потеряли власть, скифы же захватили всю Азию.
105. Отсюда скифы пошли на Египет. И когда они оказались в Палестинской Сирии , Псамметих, царь Египта , выйдя навстречу им, дарами и просьбами уговорил их не идти дальше. Возвращаясь назад, они оказались в Аскалоне , городе, расположенном в Сирии; большинство скифов прошли через город, не причинив ему вреда, однако немногие из них, оставшись, ограбили святилище небесной Афродиты …
106. Итак, скифы владычествовали над Азией двадцать восемь лет, и все было опустошено ими из-за их высокомерия и презрения к покоренным. Ибо, кроме того, что они требовали от всех дани, которую они наложили на всех, они, объезжая страну, еще и грабили все, что у кого было. Киаксар и мидяне, пригласив их в гости и напоив, перебили большинство из них, и таким образом мидяне спасли свою державу и стали повелевать тем же, чем и прежде повелевали; кроме того, они взяли Нин … и подчинили себе ассирийцев, кроме той части, которая называется Вавилонией. После же этого Киаксар, процарствовав сорок лет считая и те годы, когда господствовали скифы, умер.
107. Принял же царство Астиаг, сын Киаксара…
Пер. О. В. Кудрявцева.
Начало царствования Дария I
Большая, так называемая Бехистунская или Бисутунская надпись – наиболее важная из всех известных до сих пор ахеменидских надписей, выселена на высокой Бехистунской скале в Мидии.
Текст её состоит из трёх частей, написанных на разных языках (персидском, эламском и вавилонском) различными видами клинописи. Персидская версия написана алфавитными клинописными знаками. Сопоставление этой версии с вавилонской (являющейся ее переводом) помогло Роулинсону дешифровать (1846–1851) ассиро-вавилонскую клинопись. Этот исследователь и был ее первым издателем.
Бехистунская надпись повествует о смутах, которыми было охвачено Персидское царство после смерти Камбиза, и об упорной борьбе, которую пришлось вести Дарию для сохранения целости державы. Рассказ Геродота (III, 56–88) о тех же событиях получает в настоящей надписи существенные пополнения. Она содержит также ценнейшие сведения по истории народов СССР. В этом тексте впервые появляется название Армении – Армина – в персидской версии как синоним Урарту (в соответствующем месте вавилонской версии).
Очень интересны также новые данные о саках, живущих за морем (Аральским), в глубине Средней Азии. Поход Дария I против этого воинственного и свободолюбивого народа состоялся в 517 г. до н. э., и отчет о нем является, повидимому, позднейшей припиской, и притом только на одном персидском языке.
Сообщения Дария об успешности этого похода, безусловно, сильно преувеличены. Показательно, что персидский царь ограничился заменой племенного вождя заморских саков Скунхи другим знатным саком и воздержался от репрессий, следовательно, не чувствовал себя достаточно сильным для решительных перемен.
Я – Дарий, царь великий, царь царей, царь в Персии, царь провинций, сын Виштаспы , внук Аршамы, Ахеменид .
Говорит Дарий царь: мой отец – Виштаспа, отец Виштаспы – Аршама, отец Аршамы – Ариарамна, отец Ариарамны – Чишпиш , отец Чишпиша – Ахемен. Поэтому мы называемся Ахеменидами. Искони мы пользуемся почетом, искони наш род был царственным. Восемь [человек] из моего рода были до меня царями . Я – девятый. Девять [человек] нас было последовательно царями. По воле Аурамазды , я – царь. Аурамазда дал мне царство.
Следующие провинции мне достались, по воле Аурамазды, я стал над ними царем: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет [провинции] у моря, Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гандара, Скифия, Саттагидия, Арахозия, Мака: всего 23 провинции .
Эти провинции мне достались. По воле Аурамазды, [они] стали мне подвластны. [Они] приносили мне дань. Все, что я им приказывал – ночью ли, днем ли, – они исполняли. В этих провинциях [каждого] человека, который был дружествен (?), я ублаготворял [каждого], кто был враждебен, я строго наказывал. По воле Аурамазды, эти провинции следовали моим законам. [Все], что я им приказывал, они исполняли. Аурамазда дал мне это царство. Аурамазда помог мне, чтобы я овладел этим царством. По воле Аурамазды, этим царством я владею.
Говорит Дарий царь: «Вот, что мною сделано, после того как я стал царем».
Камбиз , сын Кира, из нашего рода, был здесь царем. У Камбиза был брат, по имени Бардия , от одной матери, одного отца с Камбизом. Камбиз убил Бардию. Когда Камбиз убил Бардию, народ не знал, что Бардия убит. Между тем Камбиз отправился в Египет . Когда Камбиз отправился в Египет, народ возмутился, и было великое зло в стране, и в Персии, и в Мидии, и в других провинциях.
Потом появился человек, маг , по имени Гаумата. Он восстал в Пишияваде, у горы, по названию Аркадриш. Это было в 14-й день месяца вияхна , когда он восстал. Народ он так обманывал: «Я – Бардия, сын Кира, брат Камбиза». Тогда весь народ взбунтовался и перешел от Камбиза к нему, и Персия, и Мидия, и другие провинции. Он (Гаумата) захватил царство. Это было в 9-й день месяца гармапада , когда он захватил царство. Вслед за тем Камбиз умер своей смертью .
Царство, которое Гаумата-маг отнял у Камбиза, принадлежало искони нашему роду, И Гаумата-маг отнял у Камбиза и Персию, и другие провинции, захватил [их], присвоил [их] себе, стал царем. Не было человека – ни перса, ни мидянина, ни кого-либо из нашего рода, кто мог бы отнять царство у Гауматы-мага. Народ очень его боялся, что он перебьет многих, которые прежде знали Бардию, дабы никто не узнал, что он – не Бардия, сын Кира. Никто не осмеливался сказать что-либо против Гауматы-мага, пока я не прибыл. Затем я помолился Аурамазде. Аурамазда мне помог. Это было в 10-й день месяца багаядиш , когда я с немногими людьми убил Гаумату-мага и виднейших его приверженцев в крепости, по имени Сикаяватиш, в индийской провинции Нисайя . Царство у него я отнял. По воле Аурамазды, я стал царем. Аурамазда дал мне царство. Царство, которое было отнято у нашего рода, я вернул, восстановил его в прежнем виде. Святилища, которые Гаумата-маг разрушил, я восстановил . [Я вернул] народу [его] пастбища (?), имущество, жилища, которые Гаумата-маг у него отнял. Я восстановил страну в прежнем виде, и Персию, и Мидию, и другие провинции. То, что было отнято, я вернул обратно. По воле Аурамазды, это я совершил. Я добился того, чтобы дом [престол] наш восстановить на прежнее место, чтобы Гаумата-маг не захватил наш престол.
Вот что я сделал, после того как стал царем. Говорит Дарий царь: когда я убил Гаумату-мага, то один человек, по имени Лесина, сын Упадармы, восстал в Эламе. Он говорил народу: «Я – царь Элама». Тогда эламиты взбунтовались, перешли к этому Ассине; он стал царем в Эламе.
И был один человек, вавилонянин, по имени Надинта-байра (Нидинту-Бел), сын Анири, восстал в Вавилоне. Народ он так обманывал: «Я – Навуходоносор, сын Набонида» . И тогда народ вавилонский весь перешел к этому Надинта-байре. Вавилон взбунтовался, [и] он захватил власть в Вавилоне.
Тогда я послал [людей] в Элам. Тот Ассина связанный был приведен ко мне. Я его умертвил.
После этого я отправился в Вавилон против Иадинта-байры, который называл себя Навуходоносором. Войско Надинта-байры занимало [реку] Тигр. Там оно стояло, и тут же находился флот (?). Тогда я посадил войско на меха, других – на верблюдов и лошадей. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, мы перешли Тигр. Там разбил я наголову войско Надинта-байры. Это было в 24-й день месяца ассиядия , когда мы дали сражение. После этого я направился в Вавилон. Не доходя до Вавилона, [там есть) город, называемый Зазана, на Евфрате , – туда прибыл с войском тот Надинта-байра, называвший себя Навуходоносором, чтобы дать мне сражение. Затем сражение мы дали. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, я разбил наголову войско Надинта-байры. Враг был загнан в воду. Вода его увлекла. Это было во 2-й день месяца анамака , когда мы дали сражение.
Надинта-байра с немногими всадниками бежал и прибыл в Вавилон. Тогда я направился в Вавилон. По воле Аурамазды, я взял Вавилон и захватил Надинта-байру. Затем я этого Надинта-байру умертвил в Вавилоне.
Пока я был в Вавилоне, следующие провинции от меня отложились: Персия, Элам, Мидия, Ассирия, Египет, Парфия, Маргиана, Саттагидия, Скифия .
Один человек, по имени Мартия, сын Чичихриша из города Куганака в Персии, восстал в Эламе. Он говорил народу: «Я – Иманиш царь Элама». Я был тогда в мире с Эламом. Эламиты меня побоялись, схватили Мартию, который стал у них главой, и убили его.
Один человек, по имени Фравартиш , мидянин, восстал в Мидии. Народу он так говорил: «Я – Хшагрита , из рода Увахштры » Тогда индийское войско, которое [находилось] во дворце, отложилось от меня и перешло к Фравартишу. Он стал царем в Мидии.
Персидское и мидийское войско, которое было при мне, было незначительно. Тогда я отправил войско. Перса Видарну, моего подчиненного, я сделал над ними начальником [и] так им сказал: «Идите [и] разбейте то индийское войско, которое не признает меня». Затем Видарна отправился с войском. Когда он прибыл в Мидию, [то] у города, называемого Маруш , там дал он сражение мидянам… Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, мое войско разбило наголову мятежное войско. Это было в 27-й день месяца анамака , когда произошло сражение. После этого войско мое поджидало меня в местности, называемой Кампада , в Мидии, пока я не прибыл в Мидию.
Армянина, по имени Дадаршиш, моего подчиненного, я послал в Армению [и] так ему сказал: «Иди и разбей мятежное войско, [которое] не признает меня». После этого Дадаршиш отправился. Когда он прибыл в Армению, мятежники собрались [и] двинулись против Дадаршиша, чтобы сразиться (с ним). У селения Зузза (?) в Армении они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило наголову мятежное войско. Это было в 8-й день месяца туравахара , когда произошло сражение.
Второй раз мятежники собрались [и] двинулись против Дадаршиша, чтобы сразиться [с ним]. У крепости, называемой Тигра , в Армении, там они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило наголову мятежное войско. Это было в 18-й день месяца туравахара , когда произошло сражение.
В третий раз мятежники собрались [и] двинулись против Дадаршиша, чтобы сразиться [с ним]. У крепости, называемой Виама , в Армении, там они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило наголову мятежное войско. Это было в 9-й день месяца тайгарчиш , когда произошло сражение. Затем Дадаршиш поджидал меня в Армении, пока я не прибыл в Мидию.
Перса, по имени Ваумиса, моего подчиненного, я послал в Армению [и] так ему сказал: «Иди [и] мятежное войско, которое не признает меня, разбей». После этого Ваумиса отправился. Когда он достиг Армении, мятежники собрались [и] двинулись против Ваумисы, чтобы сразиться [с ним]. В местности, называемой Изара , в Ассирии, – там они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 15-й день месяца анамака , когда произошло сражение.
Второй раз мятежники собрались [и] двинулись против Ваумисы, чтобы сразиться [с ним]. В местности, называемой Аути-ара , в Армении, там они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было на исходе месяца тарувахара , когда произошло сражение. Затем Ваумиса до тех пор поджидал меня в Армении, пока я не прибыл в Мидию.
Затем я выступил из Вавилона и направился в Мидию. Когда я прибыл в Мидию, то в город, называемый Кундуруш , в Мидии, – туда тот Фравартиш, который называл себя царем Мидии, двинулся с войском, чтобы сразиться со мной. Затем мы вступили в бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско Фравартиша я разбил наголову. Это было в 25-й день месяца адуканиш , когда мы дали сражение.
Фравартиш с немногими всадниками бежал и направился в местность, называемую Paгa , в Мидии. Тогда я послал вслед ему войско. Фравартиш был схвачен и приведен ко мне. Я отрезал ему нос, уши и язык и выколол ему глаза. Его держали в оковах у моих ворот, [и] весь народ его видел. Затем в Экбатанах я посадил его на кол, и людей, которые были его виднейшими приверженцами, я повесил в крепости, в Экбатанах.
Один человек, по имени Чиссатахма, сагартиец, восстал против меня. Он так говорил народу: «Я царь Сагаргии, из рода Увахштры ». Тогда я послал персидское и индийское войско; мидийца Тахмаспаду, моего подчиненного, сделал над ним начальником [и] так им сказал: «Идите [и] мятежное войско, которое не признает меня, разбейте». Тахмаспада с войском двинулся и вступил в бой с Чиссатахмой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову, захватило Чиссатахму [и] привело его ко мне.
Затем я отрезал ему нос и уши и выколол ему глаза. Его держали в оковах у моих ворот, [и] весь народ его видел. После этого я посадил его на кол в Арбеле .
Вот что я совершил в Мидии.
Говорит Дарий царь:
Парфия и Гиркания отложились от меня [и] примкнули к Фравартишу. Мой отец Виштаспа (Гистасп) был в Парфии. Народ его покинул [и] взбунтовался. Тогда Виштаспа двинулся с войском, которое [оставалось] ему верным, [и] у города Вишпау-затиш в Парфии дал бой парфянам. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, Виштаспа разбил наголову мятежное войско. Это было в 22-й день месяца вияхна , когда произошло сражение.
Затем я послал к Виштаспе персидское войско из [местности] Рага. Когда войско прибыло к Виштаспе, то Виштаспа принял это войско [под свое начальство], двинулся [и] у города Патиграбана , в Парфии, дал бой мятежникам. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, Виштаспа разбил мятежное войско наголову. Это было в 1-й день месяца гармапала , когда произошло сражение. После этою страна стала моей.
Вот что мною сделано в Парфии.
Говорит Дарий царь:
Страна, называемая Маргианой , отложилась от меня. Один человек, по имени Фрада, маргиянин, был провозглашен ими правителем. Тогда я послал к персу Дадаршишу, моему подчиненному, сатрапу в Бактрии, [и] так ему сказал: «Иди [и] разбей войско, которое не признает меня». Дадаршиш с войском двинулся [и] дал бой маргиянам. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 23-й день месяца ассиядия , когда произошло сражение.
После этого страна стала моей. Вот что мною сделано в Бактрии.
Говорит Дарий царь:
Один человек, по имени Вахиаздата, находившийся в городе Тарава в местности Иаутия , в Персии, вторым восстал в Персии. Народу он так говорил: «Я Бардия, сын Кира». Тогда персидское войско в столице изменило (?), стало мятежным, перешло к Вахиаздате. Он стал царем в Персии.
Затем я послал персидское и индийское войско, которое было при мне. Перса Артавардию, моего подчиненного, я сделал над ним начальником. Остальное персидское войско пошло со мной в Мидию. Артавардия с войском отправился в Персию. Когда он прибыл в Персию, к городу Раха в Персии, – туда двинулся с войском Вахиаздата, называвший себя Бардией, чтобы сразиться с Артавардией.
Затем они вступили в бой, Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило войско Вахиаздаты наголову. Это было в 12-й день месяца туравахара , когда произошло сражение.
Вахиаздата с немногими всадниками бежал и прибыл в Пишияваду. Оттуда он взял войско [и] снова двинулся против Артавардии, чтобы сразиться [с ним]. У горы, называемой Парга , они вступили в бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило войско Вахиаздаты наголову. Это было в 5-й день месяца гармапада , когда произошло сражение. Вахиаздату он захватил и захватил также людей, которые были его виднейшими приверженцами. Затем я Вахиаздату и людей, которые были его виднейшими приверженцами, посадил на кол в городе, называемом Увадайчайя , в Персии. Вот что мною совершено в Персии.
Говорит Дарий царь:
Тот Вахиаздата, который называл себя Бардией, послал войско в Арахозию , против сатрапа, моего подчиненного, перса Виваны и одного человека сделал над ним [войском] начальником; так им сказал: «Идите, разбейте Вивану и то войско, которое признает [своим] царем Дария». Затем войско, посланное Вахиаздагой, двинулось против Виваны, чтобы сразиться [с ним]. Крепость, называемая Капишаканиш , – там дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 13-й день месяца анамака , когда произошло сражение.
Снова мятежники собрались [и] двинулись против Виваны, чтобы сразиться [с ним]. Местность, называемая Гандутава ,– там они дали бой. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 7-й день месяца вияхна , когда произошло сражение.
После этого человек, который был начальником того войска, которое Вахиаздата послал против Виваны, бежал с немногими всадниками и прибыл в крепость, называемую Аршада (62), в Арахозии. Тогда Вивана с войском двинулся по его следам, захватил его и его виднейших приверженцев [и] умертвил [их]. После этого страна стала моей.
Вот что мною сделано в Арахозии. Говорит Дарий царь:
Пока я был в Персии и Мидии, вавилоняне во второй раз отложились от меня. Один человек, по имени Арака, армянин, сын Халдита, восстал в Вавилоне, в местности, называемой Дубала .
Народ он так обманывал: «Я – Навуходоносор, сын Набонида». Тогда вавилонское войско отложилось от меня [и] перешло к тому Араке. Он захватил Вавилон. Он стал царем в Вавилоне.
После этого я послал войско в Вавилон. Перса Виндафарну, моего подчиненного, сделал над ним начальником. Так им сказал: «Идите и разбейте вавилонское войско, которое не признает меня» Виндафарна с войском двинулся в Вавилон. Аурамазда мне помог. По воле Аурамазды, Виндафарна разбил вавилонян и захватил [их в плен]. Это было в 22-й день месяца маргаджана , когда он захватил того Араку, который называл себя Навуходоносором, и людей, которые были его виднейшими приверженцами. Затем я распорядился, [чтобы] этот Арака и его виднейшие приверженцы были в Вавилоне посажены на кол.
Вот что мною совершено в Вавилоне.
Говорит Дарий нарь:
Вот что я совершил по воле Аурамазды в течение одного года. После того как я стал царем, я дал 19 сражений. По воле Аурамазды, я разбил [противников|и захватил в плен 9 царей:
Один был Гаумата-маг; он обманывал, говоря так: «Я Бардия, сын Кира». Он взбунтовал Персию.
Один – Лесина, эламит; он обманывал, говоря так: «Я – царь Элама». Он взбунтовал Элам.
Один – Надинта байра, вавилонянин; он обманывал, говоря так: «Я – Навуходоносор, сын Набонида». Он взбунтовал Вавилон.
Один – Мартия, перс; он обманывал, говоря так: «Я – Иманиш, царь Элама» Он взбунтовал Элам.
Фравартиш, мидянин, он обманывал, говоря так: «Я – Хшатрита из рода Увахштры (Киаксара)». Он взбунтовал Мидию.
Один – Чиссатахма, сагартиец; он обманывал, говоря так: «Я – царь Сагартии, из рода Увахштры». Он взбунтовал Сагартию.
Один – Фрада, маргианин; он обманывал, говоря так: «Я – царь Маргианы». Он взбунтовал Маргиану.
Один – Вахиаздата, перс; он обманывал, говоря так: «Я – Бардия, сын Кира». Он взбунтовал Персию.
Один – Арака, армянин; он обманывал, говоря так: «Я – Навуходоносор, сын Набонида». Он взбунтовал Вавилон.
Этих 9 царей я захватил в тех битвах.
Эти провинции, которые стали мятежными, – ложь сделала их мятежными , потому что они (самозванцы) обманывали народ, – Аурамазда их предал в мои руки. Как мне было угодно, так я с ними поступил.
Говорит Дарий царь:
О ты, который будешь со временем царем, крепко оберегай себя от лжи. Человека, который будет лжецом, строго наказывай, если хочешь, чтобы страна твоя была невредимой.
Говорит Дарий царь:
Вот, что я совершил, по воле Аурамазды, совершил в течение одного года. Ты, который со временем прочтешь эту надпись, верь тому, что мной сделано, не считай [это] ложью.
Клянусь Аурамаздой, что [все] это – правда, а не ложь, что мною сделано в течение одного года.
По воле Аурамазды, мною совершено еще многое другое, не написанное на этой надписи. Не написанное потому, чтобы тому, кто со временем будет читать эту надпись, не показалось слишком много, что мною сделано, [настолько], что он не поверит, сочтет за ложь.
Те, кто прежде были царями, ими не сделано столько, сколько мною сделано, по воле Аурамазды, в течение одного только года.
Верь тому, что мною сделано… и не скрывай [от других]. Если ты этот манифест не скроешь, [а] сообщишь народу, Аурамазда да будет тебе другом, да умножится твой род, [и] да будешь долголетен.
Если этот манифест ты скроешь [и] не сообщишь народу, – да поразит тебя Аурамазда, и да прекратится твой род.
Говорит Дарий царь:
Вот что я совершил в течение одного года, по воле Аурамазды. Аурамазда мне помог и другие боги, которые есть. Потому мне помог Аурамазда и другие боги, какие есть, что я не был злодеем, не был лжецом, не был обманщиком, ни я, ни мой род… Человека, который старался для моего дома, я благодетельствовал, того, кто вредил, я строго наказывал.
Говорит Дарий царь:
Ты, кто будешь со временем царем, для человека, который является лжецом, обманщиком, не будь другом, строго его наказывай.
Говорит Дарий царь:
Ты, кто со временем увидишь эту надпись, которую я написал, или эти изображения, не разрушай их, но оберегай, пока можешь..
Если ты увидишь эту надпись и эти изображения [и] не разрушишь их, но по мере сил будешь оберегать, то Аурамазда да будет тебе другом, и да умножится твой род, и да будешь долголетен, и что ты делаешь – Аурамазда да возвеличит.
Если [же] ты увидишь эту надпись и эти изображения, [и] разрушишь их и по мере сил не будешь оберегать, то Аурамазда да поразит тебя, да уничтожит твой род, и то, что ты делаешь, да ниспровергнет.
Говорит Дарий царь:
Вот те мужи, которые были при мне, когда я убил Гаумату-мага, который называл себя Бардией; тогда эти мужи действовали со мною [в качестве] моих приверженцев: Виндафарна , сын Вайаспары, перс; Утана , сын Тухры, перс; Гаубарува , сын Мардония, перс; Видарна , сын Багабигны, перс; Багабухша , сын Дадухии, перс; Ардуманиш, сын Вахауки , перс.
Ты, кто будешь со временем царем, оберегай потомство этих мужей.
Говорит Дарий царь:
По воле Аурамаэды, я сделал надписи по-другому (?), по-арийски (?), чего раньше не было … и это было написано и мне прочтено (?). После этого я разослал эти надписи по всем провинциям…
Говорит Дарий царь:
Вот что я сделал в четвертый (?) и пятый (?) год, после того как стал царем. Провинция Элам восстала. Одного человека, по имени… (?), они сделали правителем. Тогда я послал войско в Элам Гаубаруву , перса, моего подчиненного, сделал над ним начальником. Гаубарува с войском двинулся на Элам. Дал бой эламитам. Гаубарува разбил эламитов и разгромил их, а их начальника захватил в плен, привел ко мне, и я его умертвил.
После этого провинция (Элам) стала моей.
Говорит Дарий царь: вместе с войском саков я пошел к стране саков, которая за морем, эта шапку острой носит .
Затем я корабельный мост близко к морю восстановил на его месте. От этого корабельного моста прошел я страну, и я саков сильно разбил, одну часть я схватил, другая часть связанной была приведена ко мне и их первого, наибольшего из них, Скунха по имени, его они захватили и привели ко мне. Там другого наибольшим сделал я, как моя воля была. Затем страна моей стала.
Пер. В. И. Абаева.

Борьба Дария с Гауматой в освещении Геродота
(Геродот, История. Кн. III, §§ 60–61, 67, 78–79.)
Описание событий 522–521 гг., данное Геродотом, во многом расходится с официальной версией, сформулированной в Бехистунской надписи. Геродот отмечает позитивную деятельность мага, овладевшего персидским престолом (освобождение страны от налогов на 3 года). Дарий, согласно Геродоту, признаёт сперва власть мага (которого «отец истории» называет не Гауматой, а Смердисом, тёзкой царевича), а затем, организовав совместно с 6 вельможами против него заговор, убивает его и овладевает троном.
В то время как Камбиз всё ещё находился в Египте и страдал умопомешательством, против него восстали два брата, маги, одному из которых Камбиз оставил свой дворец на попечение.
Этот-то и восстал, зная, что смерть Смердиса содержится в тайне, что лишь немногим персам она известна, а что народ считает его в живых. Имея это в виду, он для захвата царской власти устроил следующее: был у него брат, который, как я сказал уже, восстал вместе с ним; он был очень похож по наружности на Смердиса, сына Кира, умерщвлённого по приказанию Камбиза, родного брата его; он носил и то же самое имя Смердиса. Этого-то человека маг Патизейтес убедил, что всё сделает для него сам, и посадил его на царский престол. Засим он повсюду разослал глашатаев, между прочим, и в Египет, с приказанием по войскам, что впредь они обязаны повиноваться Смердису, сыну Кира, а не Камбизу.
Между тем по смерти Камбиза маг, пользуясь тождеством своего имени с именем Кирова сына, Смердиса, спокойно царствовал в течение семи месяцев, недостававших Камбизу для полных восьми лет его царствования. За это время он сделал много доброго всем своим подданным, так что, когда он погиб, все в Азии жалели по нём, за исключением самих персов. Действительно, маг разослал по всем народам своего царства распоряжение о свободе от военной службы и от податей на три года. Распоряжение это сделал он тотчас по вступлении на царство, а на восьмом месяце после этого его узнали.
Как раз в то время оба мага находились в замке и обсуждали последствия поступка Прексаспеса . Но увидавши и смятение и крики евнухов, они оба кинулись назад и, постигши всё случившееся, бросились к оружию: один поспешно схватил лук, другой взялся за копьё. Тут произошла схватка. Лук в этом положении оказался для мага бесполезен, потому что враги наступали вблизи; другой маг отбивался копьём и ранил Аспатинеса в бедро, а Интаферна в глаз ; от полученной раны Интаферн потерял глаз, но не умер. Этих двух персов ранил один из магов; другой маг ничего не мог сделать своим луком и бросился в спальню, смежную с мужскими покоями, и хотел запере