Декрет, провозглашающий отмену законов о максимуме

ДЕКРЕТ, ПРОВОЗГЛАШАЮЩИЙ ОТМЕНУ ЗАКОНОВ О МАКСИМУМЕ ОТ 9 НИВОЗА III Г. (29 ДЕКАБРЯ 1794 Г.)

Национальный Конвент декретирует, что следующее воззвание будет отпечатано и разослано всем органам управления, существующим в Республике.
«Французы, разум, справедливость, интересы Республики давно уже возмущались законам о максимуме. Национальный конвент уничтожил его; и этот спасительный декрет заслужит у вас тем большее доверие, чем более станут известны мотивы, которыми он продиктован. Принимая эту меру, Конвент нимало не заблуждается относительно окружающих его трудных обстоятельств; он предвидит, что злонамеренность приложит все силы, дабы убедить легковерие в том, что все зло, вызванное самим максимумом, есть последствие его отмены. Но ваши верные представители забыли об этих опасностях и имели в виду лишь общественную пользу.
Самые непросвещенные умы знают сейчас, что закон о максимуме уничтожал день за днем торговлю и земледелие; чем более суровым был этот закон, тем более он становился неприемлемым; тщетно насилие принимало всевозможные формы: закон встречал тысячу препятствий; от него или постоянно укрывались или он лишь жестокими и отвратительными средствами отнимал и вскоре истощил бы скудные запасы.
Итак, этот закон, ставший столь ужасным, довел нас до изнурения. Тех обстоятельств, которые, быть может, оправдывали его появление, более не существует; но его неизбежным последствием стала бы полная нищета, если бы Конвент, отменив его, не сбросил оков с промышленности.
Только освобожденная от пут промышленность, только возрожденная торговля смогут умножить наши богатства и достаток. Конкуренция и свобода – единственная основа торговли и земледелия – будут отныне снабжать Республику продовольствием.
Но после стольких бедствий их благодетельные последствия не явятся так скоро, как нам надо. Любой внезапный переход к новому порядку вещей, любое изменение, каким бы полезным оно ни было, никогда не проходит без потрясений и почти всегда создает какое-нибудь неудобство. В этот трудный момент нетерпеливые граждане пожелали любой ценой запастись необходимым продовольствием; по этой причине и из-за суровой зимы оно сразу же вздорожало; пройдет еще несколько дней, и мы увидим счастливые последствия декрета, который несомненно будет оклеветан недоброжелателями, но который был вызван заботой о спасении народа. Пусть исчезнут все страхи; правительство бдит день и ночь. Ваши представители полагаются на великодушный характер, отличающий французскую нацию, и продовольствие будет обеспечено.
Братство не будет для нас пустым звуком; оно отразит как расчеты скупости, так и ложные тревоги, которые, искусственно создавая нищету, еще лучше служат алчности спекулянтов.
Пять лет трудов и жертв были не напрасны, и дух Свободы восторжествует сейчас над всеми страстями, даже над собственными нашими нуждами и над суровостью стихий, как он торжествовал надо всеми тиранами Европы.
Ваши враги копошатся в тени и норовят сбить с пути народ; но он останется глух к коварным инсинуациям и отзовется только на голос Родины.
Вчера опять казалось, что монархия строит козни со дна своей могилы. Ее проклятья раздавались у ворот святилища Свободы; но этот последний крик королевского фанатизма, вызвав взрыв негодования всех республиканцев, объединил их и придал им новую энергию; справедливость и разум мало-помалу восстановят изобилие, самый великодушный из народов соберет наконец плоды своих доблестей, и вознаграждением его представителям станет зрелище счастья».