Речь президента Обамы, 2009 г.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗДЕНТА Б.ОБАМЫ (4 ИЮНЯ 2009 Г.)
БЕЛЫЙ ДОМ
Офис Пресс-секретаря
(Каир, Египет)
ДЛЯ НЕМЕДЛЕННОГО ВЫПУСКА
4 ИЮНЯ 2009
Выступление Президента
О НОВОМ НАЧАЛЕ
Каирский университет
Каир, Египет
(Местное время) 13:10
ПРЕЗИДЕНТ ОБАМА: Большое спасибо. Добрый день. Для меня большая честь присутствовать в вечном городе Каире, и быть принятым двумя замечательными учреждениями. Больше тысячи лет Аль-Ажар стоял как маяк исламского обучения; и больше столетия, Каирский университет являлся источником развития Египта. И вместе, вы представляете гармонию между традицией и прогрессом. Я благодарен за ваше гостеприимство, и гостеприимство народа Египта. И я также горжусь тем, что несу со мной добрую волю американского народа и пожелание мира от мусульманских сообществ моей страны: Ассалааму алейкум. (Аплодисменты).
Мы встречаемся во время большой напряженности между Соединенными Штатами и мусульманами во всем мире – напряженность, уходящая корнями в исторические процессы, выходящие за рамки любых текущих политических дискуссий. Отношения между Мусульманством и Западом включают столетия сосуществования и сотрудничества, но также конфликтов и религиозных войн. Совсем недавно, напряженность усиливалась благодаря колониализму, который отрицал права и возможности многих мусульман, а также благодаря холодной войне, в которой страны с преобладающим большинством мусульман слишком часто рассматривались, как доверенные лица, независимо от их собственных стремлений. Кроме того, радикальные перемены, вызванные модернизацией и глобализацией, привели многих мусульман к выводу, что Запад враждебен традициям ислама.
Жестокие экстремисты использовали эти напряженные отношения в малочисленном, но мощном меньшинстве мусульман. Нападения 11 сентября 2001 и постоянные попытки этих экстремистов принимать участие в насилии над гражданскими лицами, принудили некоторых жителей моей страны рассматривать Ислам, как неизбежно враждебный, не только для Америки, но и для стран Запада, а также и для прав человека в целом. Все это породило больше страха и больше недоверия.
До тех пор пока наши взаимоотношения будут определяться имеющимися у нас разногласиями, мы будем придавать силы тем, кто сеет ненависть вместо мира и тем, кто стремится к конфликту вместо сотрудничества, способного помочь всем нашим людям добиться справедливости и процветания. И этот круг подозрений и раздоров должен быть разорван.
Я приехал сюда в Каир, чтобы искать новое начало в отношениях между Соединенными Штатами и мусульманами во всем мире, основанное на взаимном интересе и взаимном уважении, и основанное на истине, что Америка и Ислам не являются взаимоисключающими и не должны конкурировать. Вместо этого они взаимодействуют, и разделяют общие принципы – принципы правосудия и прогресса; Терпимости и человеческого достоинства всех людей.
Я делаю это, признавая, что изменения не могут произойти немедленно. Я знаю, что было много обсуждений об этой речи, но никакая единственная речь не может уничтожить годы недоверия, так же как и я не могу ответить, за то время, которое у меня было после обеда на все сложные вопросы, которые привели нас к этой теме. Но я убежден, что, чтобы продвинуться, мы должны сказать открыто друг другу вещи, которые мы держим в наших сердцах, и которые слишком часто говорятся только за закрытыми дверями. Должны быть приложены упорные усилия, чтобы услышать друг друга; учиться друг у друга; уважать друг друга; и искать точки соприкосновения. Как сказано в Священном Коране: “Бойтесь Аллаха и всегда говорите правду. (Аплодисменты.) Именно это я попытаюсь сделать сегодня – говорить правду, настолько насколько возможно, склоняю голову перед задачей, стоящей перед нами, и тверд в убеждении, что человеческие интересы, которые мы делим, имеют гораздо больше влияния, чем силы, которые ведут нас порознь.
Теперь часть этой веры уходит корнями в мой личный опыт Я – христианин, но мой отец происходил из кенийской семьи, которая включает поколения мусульман. Как мальчик, я провел несколько лет в Индонезии и слышал призывы молитвы на рассвете и перед наступлением темноты. Как молодой человек, я работал в Чикагских сообществах, где многие нашли достоинство и спокойствие в их мусульманской вере.
Как студент истории, я также знаю долг цивилизации перед Исламом. Это был Ислам, – в местах как Аль-Ажар – который нес свет изучения в течение очень многих столетий, прокладывая дорогу для Европейского Ренессанса и Просвещения. Это была инновация в мусульманских сообществах – (аплодисменты) – это было новаторство в мусульманских сообществах, которые разработали порядок алгебры; наш магнитный компас и инструменты навигации; наше владение ручкой и печатание; понимание того, как распространяется болезнь и как её можно излечить. Исламская культура дала нам величественные арки и высокие шпили; неувядающую поэзию и прекрасную музыку, элегантную каллиграфию и уголки для тихого созерцания. И на протяжении всей истории, Ислам продемонстрировал через слова и дела возможности религиозной терпимости и расового равенства. (Аплодисменты).
Я также знаю, что Ислам всегда был частью истории Америки. Первой страной, которая признала мою страну, было Марокко. При подписании Соглашения о Триполи в 1796, наш второй президент, Джон Адамс писал “Соединенные Штаты сами по себе не имеют вражды по отношению к законам, религии или общественному спокойствию мусульман”. И, начиная с нашего основания, американские мусульмане обогатили Соединенные Штаты. Они боролись во время наших войн, они служили в нашем правительстве, они поддержали гражданские права, они начинали бизнес, они преподавали в наших университетах, они выделялись на наших спортивных аренах, они выигрывали Нобелевские премии, построили наше самое высокое здание, и зажигали Олимпийский Огонь. И когда первый мусульманский американец был недавно избран в Конгресс, он принес клятву о защите нашей Конституции на Священном Коране, который принадлежал одному из наших отцов-основателей – Томасу Джефферсону и хранился в его личной библиотеке. (Аплодисменты.)
Таким образом, я узнал Ислам на трех континентах прежде, чем прибыть в регион, где он был впервые открыт. Тот опыт направляет мое убеждение, что партнерство между Америкой и Исламом должно быть основано на том, каков Ислам, а не на том чем Ислам не является. И я считаю частью моей ответственности в роли президента Соединенных Штатов, бороться против отрицательных стереотипов Ислама везде, где они появляются. (Аплодисменты).
Но и такой же принцип должен относиться к восприятию Америки мусульманами. (Аплодисменты). Так же, как мусульмане не соответствуют грубому стереотипу, Америка не является тем грубым стереотипом корыстной империи. Соединенные Штаты были одним из самых больших источников прогресса, который когда-либо знал мир. Мы родились из восстания против империи. Мы взяли за основу, что все созданы равными, и мы проливали кровь, и изо всех сил старались в течение многих столетий чтобы дать смысл этим словам – в пределах наших границ, и во всем мире. Мы сформированы под влиянием всех культур, представляющих каждый уголок Земли, и преданы простому понятию: E pluribus unum – «В многообразии едины»
Сейчас уже много было сделано из того факта, что афроамериканец с именем Барак Хусейн Обама мог быть избран президентом. (Аплодисменты). Но моя личная история не настолько уникальна. Мечта о возможностях для всех людей не осуществилась для каждого в Америке, но надежда на это существует для всех, кто приезжает к нашим берегам – это включает почти 7 миллионов американских мусульман в нашей стране на сегодня, которые, между прочим, обладают доходами и уровнем образования, которые выше чем среднее по Америке. (Аплодисменты).
Кроме того, свобода в Америке неотделима от свободы исповедания религии. Именно поэтому в каждом штате нашего союза есть мечеть, и более чем 1 200 мечетей в пределах наших границ. Именно поэтому правительство Соединенных Штатов обратилось в суд, чтобы защитить право женщин и девочек, чтобы носить хиджэб и наказать тех, кто будет это отрицать. (Аплодисменты).
Так пусть не будет сомнения: ислам является частью Америки. И я считаю, что сердце Америки глубоко запала следующая истина, что независимо от расы, религии, или социального статуса жизни, все мы разделяем общие стремления – чтобы жить в мире и безопасности; получить образование и работать с достоинством; любить наши семьи, наши сообщества, и нашего Бога. Эти вещи мы разделяем. Это надежда всего человечество.
Конечно, признавая нашу общую человечность – это только начало нашей задачи. Только одними словами нельзя удовлетворить потребности наших людей. Эти потребности будут удовлетворены, только, если в ближайшие годы мы будем действовать решительно; и если мы понимаем, что перед нами стоят общие проблемы, и наша неспособность их решать, причинит боль нам всем.
Поскольку из недавнего опыта мы уже знаем, что, когда финансовая система слабеет в одной стране, процветание страдает повсеместно. Когда новый грипп заражает одного человека, все находятся в опасности. Когда одна страна разрабатывает ядерное оружие, риск ядерного удара возрастает для всех стран. Когда жестокие экстремисты действуют в одном протяжении гор, люди подвергаются опасности через океан. Если в Боснии и Дарфуре убиты невиновные люди, это ложиться на нашу общую совесть. (Аплодисменты). Вот, что значит делить этот мир в 21 веке. Это – ответственность, которую мы несем друг перед другом как люди.
И это – трудная ответственность принять. Поскольку история человечества часто видела страны и племена – и, да, религии – порабощающие друг друга в преследовании их собственных интересов. Все же в этом новом веке, такие отношения являются пагубными. С учетом нашей взаимозависимости, любой мировой порядок, возвышающий одну страну или группу людей над другой, неизбежно потерпит неудачу. Так, независимо от того, что мы думаем о прошлом, мы не должны быть заключены в нем. С нашими проблемами нужно иметь дело с помощью партнерства; наш прогресс должен быть общим. (Аплодисменты).
Это не означает, что теперь мы должны игнорировать источники напряженности. В действительности, это предлагает противоположное: мы должны справиться с этими напряженными отношениями непосредственно. И в этом духе мне хотелось бы высказаться предельно четко и так ясно, как я могу, на тему некоторых конкретных вопросов, которым я считаю, мы должны, наконец, противостоять вместе.
Первой проблемой, которую мы должны решить, является сильный экстремизм во всех его формах.
В Анкаре я ясно дал понять, что Америка не является сейчас – и никогда не будет находиться в состоянии войны с Исламом. (Аплодисменты). Однако мы будем неуклонно противостоять жестоким экстремистам, которые представляют серьезную угрозу нашей безопасности – потому что мы отвергаем тоже, что отвергают люди всех вероисповеданий: убийство невиновных мужчин, женщин, и детей. И это моя первая обязанность президента – защитить американский народ.
Ситуация в Афганистане демонстрирует цели Америки, и нашу потребность сотрудничать. Более чем семь лет назад, Соединенные Штаты преследовали Аль-Каиду и Талибан с широкой международной поддержкой. Мы не шли по своему собственному выбору; мы шли из-за необходимости. Я знаю, что все еще есть некоторые, кто подверг бы сомнению или даже оправдал бы события 9/11. Но давайте расставим все точки над i: в тот день Аль-Каида убила почти 3 000 человек. Жертвами стали невиновные мужчины, женщины и дети из Америки и многих других стран, которые не сделали ничего, чтобы навредить кому либо. И все же Аль-Каида выбрала безжалостную смерть для этих людей, взяла на себя ответственность за это нападение, и даже теперь заявляет о своей решимости убивать в крупном масштабе. Они имеют сообщников во многих странах и пытаются расширить сферу своего влияния. Это не тезисы для обсуждения, это факты, которые будут рассматриваться.
Теперь, можете не сомневаться: Мы не хотим держать наши войска в Афганистане. Мы не видим вооруженные силы, и мы не стремимся к размещению военных баз. Это мучительно для Америки, терять наших молодых мужчин и женщин. Это является дорогостоящим и политически трудным продолжать этот конфликт. Мы с удовольствием вернули бы домой каждые из наших войск, если мы могли бы быть уверены, что больше не осталось воинствующих экстремистов в Афганистане, и в настоящее время Пакистан принял решение убить так много Американцев, насколько они смогут. Но это пока еще не имело место.
И именно поэтому мы поддерживаем партнерские отношения с коалицией из 46 стран. И, несмотря на затраты, решимость Америки не ослабнет. Определенно, никто из нас не должен мириться с существованием этих экстремистов. Они убивали во многих странах. Они убивали людей разного вероисповедания – но больше всего они убили мусульман. Их действия несовместимы с правами человека, с прогрессом отдельных стран и с исламом. Святой Коран учит, что, тот, кто убил невиновного – это как будто он убил все человечество. (Аплодисменты). И Коран также говорит, кто спасает человека, это как если бы он спас все человечество. (Аплодисменты). Устойчивая вера более чем миллиарда человек – это намного больше, чем ограниченная ненависть немногих. Ислам не является частью проблемы в борьбе с насильственным экстремизмом – это важная часть процесса содействия миру.
Теперь, мы также знаем, что проблемы в Афганистане и Пакистане собирается решать не только одна военная власть. Именно поэтому мы планируем инвестировать $1,5 миллиарда каждый год в течение следующих пяти лет, чтобы стать партнерами пакистанцев, чтобы построить школы и больницы, дороги и фирмы, и сотни миллионов, чтобы помочь тем, кто был перемещен. Именно поэтому мы предоставляем более чем $2,8 миллиарда, чтобы помочь афганцам развить свою экономику и восстановить службы, от которых зависят люди.
Позвольте мне также рассмотреть проблему Ирака. В отличие от Афганистана, Ирак был войной по выбору, которая вызвала сильные разногласия в моей стране и во всем мире. Хотя я полагаю, что иракскому народу, в конечном счете, гораздо лучше без тирании Саддама Хусейна, я также полагаю, что события в Ираке напомнили Америке, о необходимости использовать дипломатию и добиваться международного согласия при разрешении проблем там, где это возможно. (Аплодисменты). Действительно, мы можем вспомнить слова Томаса Джефферсона, который сказал: “Я надеюсь, что наша мудрость будет расти также как наша власть, и учит нас, что чем меньше мы используем нашу власть, тем больше она будет”.
Сегодня, Америка несет двойную ответственность: помочь Ираку создать лучшее будущее – и оставить Ирак иракцам. И я прояснил иракскому народу – (аплодисменты) – я прояснил иракскому народу, что нам не нужны базы, и мы не претендует на их территории или ресурсы. Суверенитет Ирака является его собственностью. И поэтому я издал приказ о выведении наших боевых отрядов к следующему августу. Именно поэтому мы выполним наше соглашение с демократически избранным правительством Ирака о выводе войск из иракских городов к июлю, и выведем все наши войска из Ирака к 2012. (Аплодисменты). Мы поможем Ираку обучить свои силы безопасности и развить его экономику. Но мы будем поддерживать безопасный и объединенный Ирак в качестве партнера, и никогда в качестве его покровителя.
И наконец, так же, как Америка, никогда не потерпит насилие со стороны экстремистов, мы никогда не должны изменять или забывать наши принципы. Девять одиннадцать – огромная травма для нашей страны. Страх и гнев, которые вызвало это событие, были очевидны, но в некоторых случаях, это вынудило нас действовать вопреки нашим традициям и нашим идеалам. Мы предпринимаем конкретные действия, чтобы изменить курс. Я наложил недвусмысленный запрет на применение пыток со стороны Соединенных Штатов, и я приказал закрыть тюрьму в заливе Гуантанамо, к началу следующего года. (Аплодисменты).
Таким образом, Америка будет защищать себя, уважение суверенитета своего государства и верховенства закона. И мы будем делать это в партнерстве с мусульманскими сообществами, которые также находятся под угрозой. Чем скорее экстремисты будут изолированы и изгнаны из мусульманских общин, тем скорее всем нам будем безопаснее.
Вторым основным источником напряженности, который мы должны обсудить, является ситуация между израильтянами, палестинцами и арабским миром.
Прочные связи Америки с Израилем, хорошо известны. Эти узы нерушимы. Это основано на культурных и исторических связях, и признании того, что стремление к еврейской родине уходит корнями в трагическую историю, которая не может быть опровергнута.
Во всем мире, еврейский народ преследовался в течение многих столетий, и антисемитизм в Европе достиг высшей точки в беспрецедентном Холокосте. Завтра, я посещу Бухенвальд, который был частью сети лагерей, где евреи были порабощены, подвергались пыткам, расстреляны и замучены газом до смерти Третьим Рейхом. Шесть миллионов евреев были убиты – это больше, чем все еврейское население Израиля сегодня. Отрицание этого факта является необоснованным, это невежественно, и это отвратительно. Угроза Израилю разрушением – или повторение мерзких стереотипов о евреях – являются очень неправильными, и служат только, чтобы вызвать в умах израильтян самое болезненное из воспоминаний, лишь предотвращает мир, которого заслуживает народ этого региона.
С другой стороны, это также нельзя отрицать, что палестинский народ – мусульмане и христиане – много страдал в поисках национального очага. Больше 60 лет они выносили боль дислокации. Многие ждут в лагерях беженцев на Западном берегу реки Иордан, Секторе Газа, и соседних землях для жизни в мире и безопасности, который они никогда не были в состоянии вести. Они выносят ежедневные унижения – большие и маленькие, – которые приходят с оккупацией. Так пусть не будет сомнений: ситуация для палестинских людей невыносима. И Америка не будет поворачиваться спиной к законному стремлению палестинского народа к достоинству, возможности, и собственному государству. (Аплодисменты).
В течение многих десятилетий там было безвыходное положение: два народа с законными стремлениями, каждый с болезненной историей, которая делает компромисс труднодостижимым. Это легко показывать пальцем – для палестинцев, чтобы указать на перемещение, вызванное основанием Израиля, а для израильтян, чтобы указать на постоянную враждебность и нападения на протяжении ее истории внутри ее границ так же как извне. Но если мы будем рассматривать этот конфликт только с одной или другой стороны, то тогда мы будем закрывать глаза на правду: единственная резолюция для стремлений обеих сторон, будет достигнута с образованием двух государств, где израильтяне и палестинцы, каждый живет в мире и безопасности. (Аплодисменты).
Это находится в интересе Израиля, интересе Палестины, интересе Америки, и интересе всего мира. И именно поэтому я намереваюсь лично преследовать этот результат со всем терпением и преданностью, которых требует задача. (Аплодисменты). Обязательства – обязательства, на которые согласились стороны, в соответствии с дорожной картой, ясны. Для установления мира, это – время для них – и всех нас – чтобы соответствовать нашим обязанностям.
Палестинцы должны отказаться от насилия. Сопротивление посредством насилия и убийства является неправильным, и в этом нельзя преуспеть. В течение многих столетий темнокожее население в Америке терпело удары плетью кнута, как рабы и оскорбление сегрегацией. Но это не было насилие, которое выиграло полные и равные права. Это была мирная и решительная борьба за воплощение идеалов, на которых была основана Америка. Эта та же самая история может быть рассказана людьми от Южной Африки до Южной Азии; от Восточной Европы до Индонезии. Это – история с простой правдой, что насилие – тупик. Это не признак ни храбрости, ни власти запускать ракеты в спящих детях, или взрывать старух на автобусе. Это не то, как завоевывают моральный авторитет; это – то, как он отдается.
Сейчас время для палестинцев, чтобы сосредоточиться на том, что они могут построить. Палестинская Автономия должна развить свою мощность, чтобы управлять учреждениями, которые удовлетворяют потребности ее людей. У ХAMAC действительно есть поддержка среди некоторых палестинцев, но они также должны признать то, что у них есть и обязанности. Чтобы играть роль в выполнении палестинских стремлений, объединить палестинских людей, ХAMAC должен положить конец насилию, признать прошлые соглашения, признать право на существование Израиля.
В то же самое время, израильтяне должны признать, что так же, как право на существование Израиля не может отрицаться, так не может отрицаться и право Палестины. Соединенные Штаты не признают легитимность израильских поселений. (Аплодисменты). Это строительство нарушает предыдущие соглашения и подрывает усилия по достижению мира. Настало время, чтобы остановить эти поселения. (Аплодисменты).
Израиль также должен выполнить свои обязательства и обеспечить право палестинцев на жизнь, работу и развитие своего общества. Так же, как это опустошает палестинские семьи, продолжающийся гуманитарный кризис в Секторе Газа не служит безопасности Израиля; также этого не делает и продолжающаяся нехватка возможности на Западном берегу реки Иордан. Прогресс в повседневной жизни палестинского народа должен стать важной частью пути к миру, и Израиль должен предпринять конкретные шаги по обеспечению такого прогресса.
И наконец, арабские государства должны признать, что арабская Мирная инициатива была важным началом, а не концом их обязательств. Арабо-израильский конфликт больше не должен использоваться, чтобы отвлечь людей Арабских стран от других проблем. Вместо этого это должно быть поводом для действия, чтобы помочь палестинскому народу развить учреждения, которые будут поддерживать их государство, чтобы признать законность Израиля, и предпочесть прогресс пагубному фокусу на прошлом.
Америка будет ориентироваться в своей политике на тех, кто стремится к миру, и мы скажем публично, что мы говорим конфиденциально израильтянам и палестинцам и арабам. (Аплодисменты). Мы не можем навязывать мир. Но конфиденциально, много мусульман признают, что Израиль не уйдет. Аналогично, многие израильтяне признают необходимость в создании палестинского государства. Это время для нас, чтобы действовать так, как все признают, будет правильным.
Слишком много слез было пролито. Слишком много крови было пролито. Все мы несем ответственность работать так, что, наконец, настанет день, когда матери израильтян и палестинцев смогут видеть, как их дети растут без страха; когда Святая земля трех великих религий станет местом мира, как было предназначено Богом; когда Иерусалим станет безопасным и надежным домом для евреев, христиан и мусульман, и местом для всех детей Авраама чтобы мирно общаться вместе, как в истории Исра – (аплодисменты) – как в истории Исра, когда Моисей, Иисус, и Мохаммед, мир им, участвовали в молитве. (Аплодисменты).
Третий источник напряженности – наш общий интерес к правам и обязанностям стран, имеющим ядерное оружие.
Эта проблема стала источником напряженности между Соединенными Штатами и исламской республикой Иран. На протяжении многих лет Иран позиционирует себя в качестве оппозиции к моей стране, и фактически существует шумная история между нами. В разгар холодной войны Соединенные Штаты сыграли определенную роль в свержении демократически избранного иранского правительства. После Исламской революции Иран участвовал в актах захвата заложников и насилия над американскими войсками и гражданскими лицами. Эта история всем известна. Вместо того, чтобы оставаться заложником прошлого, я ясно дал понять лидерам и народу Ирана, что моя страна готова двигаться вперед. Вопрос теперь не состоит в том, против чего выступает Иран, а скорее в том, какое будущее он хочет построить.
Я признаю, что будет трудно преодолеть десятилетия недоверия, но мы будем действовать, проявляя мужество, честность, и решимость. Будет возникать много вопросов для обсуждения между нашими двумя странами, и мы готовы двигаться вперед без предварительных оговорок, на основе взаимного уважения. Но для всех заинтересованных сторон ясно, что, когда дело доходит до ядерного оружия, мы достигли поворотного момента. Вопрос стоит не просто об интересах Америки. Вопрос о предотвращении гонки ядерных вооружений на Ближнем Востоке, которая может привести этот регион и мир к чрезвычайно опасному пути.
Я понимаю тех, кто протестует, что у некоторых стран есть оружие, а у других нет. Ни одна страна не должна выбирать, какой стране держать ядерное оружие. И именно поэтому я решительно подтверждаю приверженность Америки в создании такого мироустройства, в котором никакие страны не имеют ядерное оружие. (Аплодисменты). И любая страна – включая Иран – должна иметь право получить доступ к мирной ядерной энергии, если она соблюдает свои обязательства по Договору о нераспространении ядерного оружия. Эти обязанности лежат в основе договора, и он должен распространяться на всех, кто полностью его соблюдать. И я надеюсь, что все страны в регионе могут разделить эту цель.
Четвертой проблемой, которую я рассмотрю, является демократия. (Аплодисменты).
Я знаю – я знаю, что велись споры о продвижении демократии в последние годы, и большая часть этих дебатов связана с войной в Ираке. Итак, позвольте мне разъяснить: ни одна система правления не может и не должна быть навязана одной страной для другой.
Однако это не уменьшает моих обязательств перед правительствами, которые отражают желание людей. Каждая страна реализует этот принцип его собственным способом, основанным на традициях своего народа. Америка не может себе позволить знать, что лучше для всех, так же, как мы не можем выбирать результаты мирных выборов. Но у меня действительно есть твердая уверенность в том, что все люди стремятся к определенным вещам: возможности выражать свое мнение и мнение о том, как ими руководят; уверенности в верховенстве закона и в равенстве осуществления правосудия; правительству, которое прозрачно и не ворует у людей; свободе жить, по своему выбору. Все это не только американские идеи; это – права человека. И именно поэтому мы поддерживаем их всюду. (Аплодисменты).
Теперь, не существует конкретной линии для реализации этого обещания. Но ясно одно: правительства, которые поддерживают эти права, в конечном счете, более стабильны, успешны и надежны. Попытки подавить эти идеалы никогда не увенчаются успехом. Америка уважает права всех мирных и законопослушные голосов, чтобы их услышали во всем мире, даже если мы не соглашаемся с ними. И мы будем приветствовать все избранные, мирные правительства – если они управляют с уважением ко всем своим людям.
Этот последний пункт важен, потому что есть те, кто встает на защиту демократии только до тех пор, пока они не у власти; как только они приходят к власти, они безжалостны в подавлении прав других. (Аплодисменты). Независимо от того, где утверждается власть, правление над народом или власть народа, кто бы ни имел власть, для всех устанавливается единая норма – вы должны поддерживать власть через согласие, а не принуждение; вы должны соблюдать права меньшинств, и участвовать с духом терпимости и компромисса; вы должны поставить интересы своих людей и законных работников политического процесса выше своей партии. Без этих компонентов одни только выборы не сделают настоящую демократию.
ЧЛЕН АУДИТОРИИ: Барак Обама, мы любим Вас!
ПРЕЗИДЕНТ ОБАМА: Спасибо. (Аплодисменты). Пятой проблемой, которую мы должны решить вместе, является религиозная свобода.
У ислама есть гордая традиция толерантности. Мы видим это в истории Андалусии и Кордовы во времена Инквизиции. Я непосредственно наблюдал это, когда был ребенком в Индонезии, где набожные христиане свободно исповедуют веру, в преимущественно мусульманской стране. Это – дух, в котором мы нуждаемся сегодня. Люди в каждой стране должны быть свободны выбрать и жить своей верой, основанной на убеждении разума, сердца и души. Эта толерантность важна для процветания религии, но это оспаривается многими различными способами.
Среди некоторых мусульман есть тревожащая тенденция измерить собственную веру путем отвержения чьей-либо другой веры. Богатство религиозного разнообразия должно быть поддержано – будь то Марониты в Ливане или Копты в Египте. (Аплодисменты). И если быть честным, вопрос линии расколов среди мусульман, должен быть закрыт, поскольку такие же разделения между суннитами и шиитами привели к трагическому насилию, особенно в Ираке.
Свобода вероисповедания, является главным условием для способности народов жить вместе. Мы должны всегда исследовать пути, которыми мы защищаем это. Например, в США, правила, касающиеся благотворительной деятельности, усложнили выполнение мусульманами своего религиозного долга. Вот почему я твердо намерен работать с американскими мусульманами, чтобы гарантировать, что они могли исполнять религиозный налог – закат.
Кроме того, для западных стран важно, не препятствовать мусульманским гражданам, практиковать религию на своё усмотрение – например, диктовать, какую одежду должны носить мусульманские женщины. Мы не можем скрывать своего враждебного отношения к какой-либо религии под маской либерализма.
На самом деле, вера должна объединять нас вместе. И именно поэтому мы создаем новые проекты в Америке, чтобы объединит вместе христиан, мусульман, и евреев. Вот почему мы приветствуем усилия межконфессионального диалога короля Саудовской Аравии Абдуллы и руководства Турции в “Альянсе цивилизаций”. Во всем мире, мы можем превратить диалог в межконфессиональную службу, таким образом, мосты между народами приводят к действию – будь то борьба с малярией в Африке или же оказание помощи, после стихийных бедствий.
Шестая проблема – шестой проблемой, которую я хочу решить, являются права женщин. (Аплодисменты). Я знаю – я знаю – и вы можете сказать, находясь в этой аудитории, что существуют большие дебаты по этой проблеме. Я отвергаю точку зрения некоторых на Западе, что женщина, которая хочет покрывать свои волосы, так или иначе менее равная, но я действительно считаю, что женщине, которой отказывают в образовании, отказывают и в равенстве. (Аплодисменты). И это не простое совпадение, что страны, где женщины хорошо образованы, намного более вероятно будут богаты.
Теперь, позвольте мне быть ясным: Проблемы женского равенства ни в коем случае не просто проблема для Ислама. В Турции, Пакистане, Бангладеш, Индонезии, мы видели, что страны с большинством мусульман выбирают женщину для лидерства. Тем временем, борьба за женское равенство продолжается во многих аспектах американской жизни, и в странах во всем мире.
Я убежден, что наши дочери могут так же способствовать обществу как и наши сыновья. (Аплодисменты). Наше общее процветание будет повышаться, если мы разрешим всему человечеству – мужчинам и женщинам – достигнуть их полного потенциала. Я не думаю, что женщины должны делать тот же самый выбор, что и мужчины, чтобы быть равны, и я уважаю тех женщин, которые хотят жить их жизнями в традиционных ролях. Но это должен быть их выбор. И именно поэтому Соединенные Штаты будут партнером любой страны с большинством мусульман, поддерживая расширение грамотности для девочек, и помогая молодым женщинам добиваться приема на работу посредством микро-финансирования, которое помогает людям жить своими мечтами. (Аплодисменты).
Наконец, я хочу обсудить экономическое развитие и возможность.
Я знаю, что для многих, глобализации является противоречивой. Интернет и телевидение могут принести знания и информацию, но также и оскорбительную сексуальность, и бессмысленное насилие в дом. Торговля может принести новое благосостояние и возможности, но также и огромные разрушения, и изменение в сообщества. Во всех странах – включая Америку – эти перемены могут порождать страх. Страх, что из-за современности мы теряем контроль над нашим экономическим выбором, нашей политикой, и что наиболее важно – над нашими личностями – те вещи, которые мы больше всего лелеем в наших сообществах, наших семьях, наших традициях, и нашей вере.
Но я также знаю, что человеческий прогресс не может отрицаться. Не должно быть противоречий между развитием и традицией. Страны как Япония и Южная Корея чрезвычайно развили свои экономические системы, поддерживая особые культуры. То же самое относится к удивительному прогрессу в странах с большинством мусульман от Куала-Лумпура до Дубая. В древние времена и в наше время, мусульманские сообщества были в центре деятельности инновации и образования.
И это важно, потому что никакая стратегия развития не может базироваться только на том, что выходит из земли, и при этом она не может быть устойчива, в то время, как молодые люди остаются без работы. Много страны Персидского залива обладали большим благосостоянием, происходящим из продуктов нефти, и некоторые начинают фокусироваться на более широком развитии. Но все мы должны признать, что образование и инновация будут валютой 21-ого столетия – (аплодисменты) – и в слишком многих мусульманских сообществах, остается недостаток инвестиций в этих областях. Я придаю особое значение таким инвестициям в своей собственной стране. И в то время как Америка в прошлом была сосредоточена на нефти и газе, когда дело доходит до этой части мира, мы теперь ищем более широкое участие.
В области образования мы намерены расширить программы обмена и увеличить количество стипендий, таких как той, по которой мой отец приехал в Америку. (Аплодисменты). В то же самое время, мы поощрим больше американцев учиться в мусульманских сообществах. И мы будем подбирать многообещающих мусульманских студентов для интернатуры в Америке; инвестировать в дистанционное обучение для учителей и детей во всем мире; и создавать новую электронную сеть, так чтобы молодой человек в Канзасе может общаться напрямую с молодым человеком в Каире.
В плане экономического развития мы создадим новый корпус деловых добровольцев, в партнерстве со своими коллегами в странах с мусульманским большинством. И я проведу саммит по проблемам предпринимательства в этом году определить, как можно углубить связи между лидерами делового мира, фондами и социальными предпринимателями в Соединенных Штатах и мусульманских общин по всему миру.
В вопросе науки и техники мы создадим новый фонд, чтобы поддержать технологическое развитие в странах с большинством мусульман, и помочь реализовать идеи на рынке, таким образом, они смогут создать больше рабочих мест. Мы откроем научные центры в Африке, Ближнем Востоке и Юго-Восточной Азии, и назначим новых научных посланников, чтобы сотрудничать в программах, которые разрабатывают новые источники энергии, создают зеленые рабочие места, занимаются оцифровкой записей, чистой водой, выращиванием новых зерновых культуры. Сегодня я объявляю о новом международном сотрудничестве совместно с Организацией Исламской Конференции по борьбе с полиомиелитом. И мы будем также развивать партнерские отношения с мусульманскими странами в деле здоровья матери и ребенка.
Все эти вещи должны быть сделаны в партнерстве. Американцы готовы присоединиться к гражданам и правительствам; организациям, сообществам, религиозным лидерам, и фирмам в мусульманских сообществах во всем мире, чтобы помочь нашим людям стремиться к лучшей жизни.
Проблемы, которые я описал, будет нелегко решить. Но на нас лежит ответственность по объединению от имени мира, к которому мы стремимся – мира, где экстремисты больше не угрожают нашим людям, и американские войска вернулись домой; мира, в котором израильтяне и палестинцы жили бы в безопасности собственного государства, и ядерная энергия использовалась в мирных целях; мира, где правительства служат своим гражданам, и уважает правам детей Бога. Это взаимные интересы. Это мир, к которому мы стремимся. Но мы можем достичь его только вместе.
Я знаю, что есть многие – мусульмане и не мусульмане – кто подвергает сомнению, можем ли мы создать это новое начало. Некоторые стремятся разжечь пламя раздоров и стать препятствием на пути прогресса. Некоторые считают, что это не стоит усилий – что мы обречены на разногласия, а цивилизаций обречены на столкновение. Многие другие просто не верят, что реальные изменения могут произойти. Существует так много страхов и большого недоверия, которые выросли за эти годы. Но если мы хотим быть связанными прошлого, мы никогда не будем двигаться вперед. И я хочу особенно сказать это молодым людям, каждой веры, в каждой стране – вы, более чем кто-либо, имеете возможность переосмыслить мир, чтобы переделать его.
Все мы разделяем этот мир, на краткий момент времени. Вопрос состоит в том, проводим ли мы это время, сосредотачиваясь на том, что двигает нас обособленно, или посвящаем ли мы себя усилию – длительному усилию – чтобы найти точки соприкосновения, сосредоточиться на будущем, которое мы ищем для наших детей, и уважении достоинства всех людей.
Легче начинать войны, чем заканчивать их. Легче обвинить других, чем смотреть внутрь. Легче увидеть то, что отличает человека, чем найти вещи, которые мы разделяем. Но мы должны выбрать правильный путь, а не просто легкий. Есть одно правило, которое лежит в основе каждой религии – поступать с другим так, как бы мы хотели, чтобы он поступил с нами. (Аплодисменты). Эта правда выходит за рамки стран и народов – вера, которая не нова; это не является черным или белым или коричневым; это не является христианским или мусульманским или еврейским. Это – вера, которая пульсировала в колыбели цивилизации, и все еще бьется в сердцах миллиардов во всем мире. Это – вера в других людей, и это – то, что привело меня сюда сегодня.
У нас есть власть сотворить мир, который мы ищем, но только если у нас есть храбрость, чтобы создать новое начало, имея в виду, что было написано.
Священный Коран говорит нам: “О люди Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга!”.
Талмуд говорит нам: “Вся Тора есть для цели содействия миру”.
Библия говорит нам: “Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими”. (Аплодисменты).
Люди мира могут жить вместе в мире. Мы знаем, что это – видение Бога. Теперь, когда мы должны трудиться здесь, на Земле.
Спасибо. И благословит вас Бог. Большое спасибо. Спасибо. (Аплодисменты).