Институции Гая Книга 1

ИНСТИТУЦИИ ГАЯ КНИГА 1

О ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ И ЕСТЕСТВЕННОМ
1. Все народы, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью своим собственным правом, частью общим правом всех людей: итак, то право, которое каждый народ сам для себя установил, есть его собственное право и называется правом цивильным, как бы собственным правом, свойственным самим гражданам. А то право, которое между всеми людьми установил естественный разум, применяется и защищается одинаково у всех народов и называется правом общенародным, как бы правом, которым пользуются все народы. Таким образом, и римский народ пользуется отчасти своим собственным правом, отчасти правом, общим всем людям. В своем месте мы укажем на особенности каждого права в отдельности.
2. Цивильное право римского народа состоит из законов, решений плебеев, постановлений сената, указов императоров, эдиктов тех должностных лиц, которые имеют право издавать распоряжения, и из ответов знатоков (права).
3. Закон есть то, что народ римский одобрял и постановил; плебейское решение есть то, что плебеи одобряли и постановили. Плебс же отличается от народа тем, что словом народ обозначаются все граждане, включая сюда и патрициев; наименованием же плебс обозначаются все прочие граждане, за исключением патрициев. Вот поэтому-то патриции некогда утверждали, что постановления плебеев для них не обязательны, так как они составлены без их соизволения и участия. Но впоследствии издан был закон Гортензия1, которым было определено, чтобы постановления плебейских собраний были обязательны для всего народа. Таким образом, решения плебеев поставлены были наравне с настоящими законами.
4. Сенатское постановление есть то, что сенат повелевает и установляет; оно имеет силу закона, хотя это было спорно.
5. Указ императора есть то, что постановил император или декретом, или эдиктом, или рескриптом; и никогда не было сомнения в том, что указ императора имеет силу настоящего закона, так как сам император приобретает власть на основании особого закона (который придавал императорским распоряжениям силу закона).
6. Эдикты суть постановления и предписания тех должностных лиц, которые имеют право их издавать. Право же издавать эдикты предоставляется должностным лицам римского народа; самое важное значение, однако, в этом отношении имеют эдикты двух преторов – городского и перегринского, юрисдикция которых в провинциях принадлежит их наместникам2. То же самое относится к эдиктам курульных эдилов3, юрисдикцию которых в провинциях римского народа имеют квесторы. В императорские же провинции квесторов вообще не назначают, а потому в этих провинциях такой эдикт не обнародуется.
7. Ответы знатоков (права) – это мнения и суждения юристов, которым позволено было установлять и творить право. Если мнения этих лиц сходятся, то приобретает силу закона то, в чем они согласны. Если же мнения юристов не согласны между собою, то судье предоставляется право следовать тому мнению, которое он считает самым лучшим, – что прямо выражается в рескрипте блаженной памяти Адриана.
О РАЗДЕЛЕНИИ ПРАВА
8. Все право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам (объектам), или к искам. Прежде всего рассмотрим значение лиц.
О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ЛЮДЕЙ
9. Главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди – или свободные, или рабы.
10. Далее, из свободных людей одни – свободнорожденные, другие вольноотпущенные.
11. Свободнорожденные суть те, которые отпущены на волю из законного рабства.
12. С другой стороны, есть три рода вольноотпущенных: они или римские граждане, или латиняне, или покоренные. Рассмотрим каждую группу отдельно: сперва поговорим о покоренных с оружием в руках.
О ДЕДИТИЦИЯХ ИЛИ О ЗАКОНЕ ЭЛИЯ СЕНЦИЯ
13. Итак, законом Элия Сенция4 постановлено, чтобы рабы, которые в наказание были заключены господами в оковы, клеймены горячим железом, допрашиваемы пытками за преступление и изобличены в совершении такового, равно и те, которые предназначены были бороться с дикими животными и брошены были или на арену цирка или в тюрьму, а затем были отпущены на волю или тем же самым господином или кем-либо другим, – пользовались теми правами, которые были предоставлены иностранцам, сдавшимся римскому народу.
ОБ ИНОСТРАНЦАХ, ПОКОРЕННЫХ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ.
14. Peregrini dediticii называются те, которые некогда с оружием в руках сражались против римского народа, а затем, будучи побеждены, сдались.
15. Следовательно, рабов, подвергшихся такому бесчестию и отпущенных на волю в каком бы то ни было возрасте и каким бы то ни было образом, никогда не будем считать римскими или латинскими гражданами, хотя бы они были в полной власти господ, но всегда будем их причислять к покоренным и сдавшимся римскому народу.
16. Если же раб не подвергся такому бесчестию, то он, будучи отпущен на волю, делается или римским или латинским гражданином.
17. Именно лицо, удовлетворяющее следующим трем условиям: если оно старше тридцати лет, было у господина по праву квиритов и получило свободу вследствие законного отпущения на волю, то есть или посредством vindicta (на основании юридического акта), или вследствие занесения в цензорский список или в силу завещания, – то такое лицо признается римским гражданином. В случае если одного из этих условий недостает, то оно будет латином.
О МАНУМИССИИ И ЕЕ ЗАКОННОМ ОСНОВАНИИ
18. Условие известного возраста раба было введено законом Элия Сенция. По этому закону только в том случае рабы, отпущенные на волю в возрасте, меньшем тридцати лет, могут сделаться полноправными гражданами, когда они будут освобождены посредством vindicta после исследования перед советом законной причины отпуска.
19. Законной же причиной отпуска на волю будет, например, тот случай, когда в присутствии совета отпускает кто-либо на волю родного сына или дочь, брата или сестру, питомца или воспитателя или раба, для того чтобы иметь в его лице поверенного, или когда кто-либо отпускает на волю рабыню для вступления с нею в брак.
О СОБРАНИИ СОВЕТА
20. Что касается совета, то он состоит в городе Риме из пяти сенаторов и пяти совершеннолетних римских всадников, в провинциях же из двадцати рекуператоров (третейских судей), римских граждан; это собрание бывает в последний день судебных заседаний, в Риме же отпускаются рабы на волю в присутствии совета в определенные дни. Впрочем, рабы старше тридцати лет обыкновенно отпускаются на волю в каждое время, так что они получают свободу даже по дороге (мимоходом), например, когда претор или проконсул идут в баню или в театр.
21. Кроме того, раб моложе 30 лет, будучи отпущен на волю, может сделаться римским гражданином в том случае, когда он в завещании получает свободу и назначается наследником своего господина, несостоятельного должника, – если только другой раб не становится прежде наследником с признанием свободы или кто-нибудь другой в силу сего завещания. Это определяет тот же закон Элия Сенция. То же самое постановление применяет Прокул из уважения к свободе и относительно того раба, которого господин назначил наследником без свободы.
21a. Так как по закону Элия Сенция только тот невольник делается римским гражданином, который перед всеми другими установлен был наследником, то решено, что если кто-нибудь сделает свободными и назначил наследниками детей, рожденных от собственной рабыни, то все-таки дети эти останутся рабами, потому что из его определения нельзя с точностью заключить, кто из них прежде всего назначен наследником; притом убыток нескольких рабов из имущества во вред кредиторам не может иметь места; наконец, по дополнительным постановлениям сената, последовавшим за законом Фуфия Каниния, должник наперед лишался возможности подрывать такою уловкою значение этого закона.
21b. По праву квиритов мы приобретаем в собственность раба не на основании только того, что покупаем его за наши деньги, но законное приобретение раба связано еще с дальнейшими условиями, так как существуют тоже некоторые незаконные способы приобретения: итак, вещи, которые отчуждаются посредством передачи, хотя и принадлежат к разряду res mancipi, но все-таки не приобретаются ни в силу манципации, ни посредством мнимой виндикации, ни на основании давности, а считаются только в имуществе (in bonis) приобретателя5.
22. Латином делается по закону Элия Сенция раб моложе 30 лет, если он в завещании объявляется свободным, хотя сам закон Элия Сенция не делал его еще латином. Равным образом латином считается тот, кто, достигши 30-летнего возраста, отпущен был на волю тем господином, который владел рабом in bonis, хотя бы отпущение на волю производилось по праву квиритов; точно так же латином делается тот, кто между друзьями получил свободу, если нет какого-нибудь другого препятствия, которое могло бы помешать приобретению свободы. Все вышеупомянутые лица прежде считались свободными, потому что претор защищал их свободу, хотя они по праву квиритов были рабами; теперь же, отпущенные на волю при указанных выше обстоятельствах, они в самом деле свободны и называются Latini Juniani; латинами потому, что образовались по образцу латинян, называемых coloniarii; юнианскими, потому что приобрели свободу на основании закона Юния6, между тем как прежде они казались рабами.
23. Однако Юниев закон не позволяет им ни самим составлять завещаний, ни приобретать по завещанию, ни назначать их в завещании опекунами.
24. Ежели мы сказали, что они не могут приобретать по завещанию, то это следует так понимать, что они не могут непосредственно получать ни наследства, ни отказа. Впрочем, они могут приобретать посредством фидеикоммисса.
25. Те же, которые причисляются к покоренным, никоим образом не могут ничего приобретать по завещанию, как каждый иностранец; и по мнению большинства юристов они не могут также составлять завещания.
26. Таким образом свобода тех, которые поступили в число покоренных, самая незавидная; никакой закон, никакое сенатское постановление, никакой императорский указ не дает им прав римского гражданства.
27. Они даже не могут оставаться в Риме или в округе его на сто миль под страхом публичной продажи их самих вместе с имуществом, с тем условием, чтобы не исполняли рабских обязанностей ни в Риме, ни в его округе на сто миль и чтобы никогда не получали свободы. А если бы они были отпущены на волю, то они опять делаются рабами римского народа. Так это выражено в законе Элия Сенция.
О СПОСОБАХ ПРИОБРЕТЕНИЯ ЛАТИНАМИ РИМСКОГО ГРАЖДАНСТВА
28. Латины приобретают права римского гражданства многими способами.
29. Итак, уже по закону Элия Сенция рабы, отпущенные на волю в возрасте, меньшем тридцати лет, и сделавшиеся латинскими гражданами, приобретают римское гражданство после того как они женятся или на римских гражданках, или на латинянках, поселившихся в колониях, или на женщине того же состояния, какого они сами, и засвидетельствуют брак в присутствии совершеннолетних римских граждан, в числе, не меньшем семи, и после того как сыну, которого они приживут, будет год. По упомянутому закону такой латин имеет право обращаться к претору, а в провинциях к наместнику, и доказать, что он, латин, женат по закону Элия Сенция и что у него от жены годовалый сын и, если претор или наместник заявят, что дело доказано, то и сам латин, и жена его, если она того же состояния, что и муж, и их сын, если и он того же состояния, признаются согласно приказу римскими гражданами.
30. Мы прибавили к последнему выражению – если и он (сын) того же состояния, потому что дитя римской гражданки, жены латина, рождается в силу нового сенатского постановления, которое издано по почину блаженной памяти Адриана7, римским гражданином.
31. Хотя право получить римское гражданство имели по закону Элия Сенция только те, которые сделались латинами, будучи отпущены на волю не достигнув 30-летнего возраста, однако впоследствии в силу сенатского постановления, изданного во время консульства Пегаса и Пузиона8, это право предоставлено было и тем, которые, будучи отпущены на волю в возрасте старше тридцати лет, сделались латинами.
32. Впрочем, если бы латин и умер раньше, нежели доказал для годовалого ребенка право римского гражданства, то и мать может защищать дело сына, и в таком случае она получает римское гражданство; сын как рожденный в законном браке становится преемником отцовского наследства в качестве как бы postum’а, т.е. родившегося как бы после смерти отца. Если же родители умерли, то сын, для которого важно получить вместе с римским гражданством и наследство, может сам предъявлять свои права, но так, чтобы опекун несовершеннолетнего доказывал и вел это дело.
32a. Все, что сказано здесь о ребенке мужского пола, имеет силу и в отношении ребенка женского пола.
32b. Если раб оказывается in bonis у одного господина и по праву квиритов – у другого, то один из них может дать начало освобождению, а другой дополнить таковое посредством вторичного отпущения на волю.
32c. Кроме того, латин может приобретать квиритское право, если построил морской корабль, вмещающий не менее десяти тысяч мер хлеба в зерне, или если постарается приобрести другие корабли, или же если тот же самый корабль или другой, предъявленный вместо потонувшего, будет шесть лет доставлять хлеб в Рим. Это постановляется на основании эдикта блаженной памяти Клавдия.
33. Кроме того, эдиктом Нерона9 постановляется, чтобы латин получал квиритское право, когда будет иметь имущество, перешедшее по наследству от отца, ценностью в 10 000 сестерций и коль скоро построит в Риме дом, на который он израсходует не менее половины имущества, перешедшего от отца.
34. Наконец Траян10 постановил, чтобы латину предоставлять квиритское право, если он содержал в Риме в течение трех лет мельницу, вырабатывавшую ежедневно не менее 1000 мер хлеба.
35. Если (раб) приобрел латинскую свободу от господина, которому он только принадлежал in bonis, то он нуждается в соизволении со стороны того господина, которому принадлежит по праву квиритов11. Ибо если раб принадлежит одному и тому же господину и по преторскому, и по квиритскому праву, то, будучи отпущен тем же господином на волю, может, конечно, и сделаться латином, и приобрести квиритское право.
36. Не всякий желающий может отпускать раба на волю.
37. Отпущение раба на волю во вред кредиторам или патрону не имеет силы, так как закон Элия Сенция уничтожает свободу.
38. Точно так же по тому же самому закону господин, которому менее двадцати лет, только тогда может отпускать на волю, когда отпущение совершается посредством суда и когда законное основание отпущения доказано перед советом.
39. Законным же основанием отпущения на волю считается, например, когда кто отпускает на волю отца, или мать, или воспитателя, или молочного брата. Однако и те причины, которые мы исчислили выше, при освобождении раба, не достигшего тридцатилетнего возраста, могут быть отнесены также к настоящему случаю. С другой стороны, основания, изложенные по отношению к господину, которому менее 20 лет, можно отнести также к рабу, которому менее 30-ти лет.
40. Так как законом Элия Сенция для господ, которым менее 20 лет, установлены известные пределы и ограничения при отпущении на волю, то отсюда следует, что достигший 24-летнего возраста, хотя и может составлять завещание, назначать себе в нем наследника и установлять отказы, но не может предоставлять рабу свободы, не достигши 20 лет.
41. Если бы господин, которому меньше 20 лет, захотел сделать раба только латином, то он тем не менее должен исходатайствовать одобрение со стороны совета и затем отпустить раба на волю между друзьями.
42. Кроме того, закон Фуфия Каниния12 установил известные пределы при отпущении рабов на волю по завещательному объявлению.
43. Итак, тому, у кого более двух и не более десяти рабов, дозволяется отпускать на волю половину этого числа; тому же, у кого будет более 10 и не более 30 рабов, дозволяется отпускать на волю не более трети этого. Имеющий от 30 до 100 рабов может по усмотрению отпустить на волю четвертую часть рабов. Наконец тому, кто располагает от 100 до 500 рабов, дозволяется освободить пятую часть рабов. Большее число не
44. Упомянутый закон не относится вообще и к тем, которые отпускают рабов не завещательным объявлением. Посему те, которые отпускают рабов на волю посредством суда или занесением в цензорский список, или в присутствии друзей, могут освобождать всех своих рабов, конечно, если освобождению не препятствует какая-нибудь другая причина.
45. Сказанное нами о числе рабов, отпускаемых по завещанию, следует понимать в том смысле, что из того числа, из которого может быть освобождена половина, третья, четвертая или пятая часть, дозволено во всяком случае отпускать на волю столько, сколько дозволялось из предшествующего числа. Это предусмотрено и самим законом, ибо было бы нелепо, если бы из 10 рабов можно было освободить 5. рабов, так как господину дозволяется отпускать до половины этого числа, а располагающий, например, 12. рабами мог бы освобождать только 4. Но тем, у которых больше 10 и не больше 30 рабов, можно во всяком случае отпускать на волю тоже 5. рабов, подобно тому, кто владеет десятью.
46. Если рабам, перечисленным в завещании без известного порядка, дана будет свобода, то никто не будет свободен, так как нет определенной очереди отпущения на волю, да и закон Фуфия Каниния отменил и уничтожил все то, что совершено во вред и ущерб его; существуют даже особые сенатские постановления, которые делают недействительным все то, что было придумано для обхода этого закона.
47. Вообще следует знать, что на основании закона Элия Сенция рабы, отпускаемые на волю во вред и для обмана верителей, не получают свободы; то же самое относится и к иностранцам, потому что так порешил сенат по приказанию императора Адриана. Остальные определения этого закона не касаются иностранцев.
48. Следует другое деление в праве лиц. Именно: одни лица самовластны, другие подчинены чужому праву.
49. Из подвластных опять одни находятся под властью отца, другие под властью мужа, третьи в кабальной зависимости от другого.
50. Рассмотрим сперва тех, которые подчинены чужому праву, потому что, если мы узнаем, что это за лица, то вместе с тем поймем, какие лица самовластны.
51. Сперва разберем тех, которые находятся под властью другого.
52. Итак, под властью господ состоят рабы; эта власть над рабами есть институт общенародного права; ибо у вообще народов мы можем заметить, что господа имеют над рабами право жизни и смерти и что все, что приобретается рабом, приобретается господину.
53. Но в настоящее время никому из подданных римского народа не дозволяется чрезмерно жестоко поступать со своими рабами без законной причины. Именно, по постановлению императора Антонина Благочестивого13 тот, кто без причины убьет своего раба, подвергается не меньшей ответственности, чем тот, кто убил чужого раба. И даже излишняя суровость господ обуздывается указом того же императора. Ибо Антонин, получив запрос от некоторых наместников провинций, как поступать с теми рабами, которые ищут убежища в храмах или у статуй императоров, предписал: в случае если бы жестокость господ показалась невыносимою, их нужно принуждать продать своих рабов в другие руки. И то, и другое по справедливости, так как мы не должны злоупотреблять предоставленным нам правом. На том же основании расточителям воспрещено управлять своим имуществом.
54. Впрочем, так как римские граждане имеют двойной доминий14 (ибо раб считается находящимся в обладании каждого либо по праву in bonis, либо по праву квиритов, либо по тому и другому вместе), то мы будем считать раба только тогда под властью господина, когда он принадлежит ему по преторскому праву, хотя бы в то же время господин и не обладал по отношению к нему квиритским правом; ибо тот, кто только голое право квиритов на раба имеет, не считается полным его господином.
55. Главным образом под нашею властью состоят наши дети, рожденные в законном браке; право это есть особенность (исключительное достояние) римских граждан, ибо нет почти других народов, которые имели бы над детьми такую власть, какую мы имеем. Это и высказал император Адриан в своем эдикте, объявленном тем, которые ходатайствовали о признании римского гражданства за ними и их детьми: я, впрочем, хорошо знаю, что народ Галатов15 верит, что дети их находятся во власти своих родителей.
56. Римские граждане тогда вступают в законный и действительный брак и имеют над родившимися у них детьми власть, когда они женаты на римских гражданках, или даже латинянках и иностранках, с которыми существовало jus connubii (т.е. признанная за лицом способность к вступлению в римское супружество со всеми юридическими последствиями); а так как connubium дает право детям наследовать состояние своего отца, то они не только делаются римскими гражданами, но состоят также во власти отца.
57. Вследствие этого и некоторым ветеранам предоставляется императорскими указами право вступать в брак с теми латинянками или иностранками, на которых женились после отставки от военной службы, и дети, рожденные от этого брака, делаются римскими гражданами и состоят под отцовской властью.
58. Что касается лиц рабского состояния, то с ними нельзя заключать настоящего брака.
58a. С другой стороны, и не на всякой свободной женщине позволено нам жениться; ибо от брака с некоторыми женщинами надлежит воздержаться.
59. В самом деле, браки не могут быть заключаемы между теми лицами, которые состоят в родственной связи и не обладают jus connubii, как, например, между отцом и дочерью, между сыном и матерью или дедом и внучкою; и если такие лица соединятся, то брак, ими заключенный, считается преступным и кровосмесительным. И это так строго наблюдается, что хотя бы они стали друг к другу в отношении восходящих и нисходящих через усыновление – они не могут сочетаться браком, так что даже по прекращении усыновления существует то же запрещение. Таким образом мы не можем жениться на той, которая в силу усыновления стала нашей дочерью или внучкою, хотя бы мы освободили ее из-под отеческой власти.
60. Нечто подобное, хотя не в столь большой степени, наблюдается между теми лицами, кои соединены узами бокового родства.
61. В самом деле, брак между братом и сестрою безусловно запрещен, рождены ли они от одного и того же отца и от одной и той же матери, или от одного из них. Но, если какая-либо женщина через усыновление сделается моею сестрою, то, пока усыновление существует, конечно, не может быть брака между мною и ею; когда же через освобождение из-под отеческой власти усыновление прекратится, то я могу на ней жениться; но и в том случае, когда и я буду освобожден из-под отеческой власти, нет препятствия к браку.
62. Брат может жениться на дочери брата; это вошло в обычай с тех пор, как блаженной памяти Клавдий16 женился на Агриппине, дочери своего брата. Не позволяется, однако, жениться на дочери сестры: так постановляют указы императоров. Точно так же воспрещено жениться на тетке по отцу и на сестре матери.
63. Нельзя также жениться на той, которая была твоею тещею, невесткою, падчерицею, мачехою. Мы сказали “была”, потому что когда существует то брачное отношение, вследствие которого возникло такое свойство, брак безусловно невозможен уже по той причине, что одна и та же женщина не может быть замужем за двоими, и мужчина не может иметь разом двух жен.
64. Итак, если кто совершил незаконный и кровосмесительный брак, то он, по-видимому, не имеет ни жены, ни детей; поэтому дети, которые рождаются от этой связи, имеют только мать, отец же их неизвестен, вследствие чего они не состоят под отеческой властью; они занимают то же положение, что дети, прижитые в незаконной связи, ибо сии последние признаются неимеющими отца, потому что отец их неизвестен. Поэтому их обыкновенно называют spurii, или от греческого слова σποράδην, т.е. как бы дети без отца.
65. Иногда случается, что дети, которые с момента рождения не состоят под властью восходящих, впоследствии приводятся под отцовскую власть.
66. Если, например, латин, женившийся по закону Элия Сенция17, приживет с женой, латинской гражданкой, сына – латинского гражданина, или с римскою гражданкою сына – римского гражданина; но если впоследствии этот латин доказал причину и получил квиритское право, то сын с этого момента переходит под власть отца.
67. Точно так же, если римский гражданин по неведению вступил в супружество с латинской гражданкой или с иностранкой, считая ее римской гражданкой, то он не имеет над родившимся от этого брака сыном прав отеческой власти, так как сын этот не считается даже римским гражданином, только латинянином или иностранцем, т.е. причисляется к состоянию матери: сын ведь лишь в том случае наследует состояние отца, когда между отцом и его матерью состояло connubium. Но по сенатскому постановлению разрешается судебным путем обнаружить ошибку: тогда мать и сын приобретают права римского гражданства, и с этого времени сын находится под властью отца. То же самое имеет место, когда римлянин по неведению женится на принадлежащей к числу покоренных, с той разве разницей, что жена не сделается тогда римскою гражданкою.
68. Равным образом, если римская гражданка по ошибке выйдет замуж за иностранца, считая его римлянином, то ей разрешается судебным порядком доказать и поправить ошибку: тогда сын и супруг приобретают римское гражданство и, конечно, сын вместе с тем переходит под власть отца. То же самое постановил закон на тот случай, когда римская гражданка вступила в брак, по правилам закона Элия Сенция, с тою разницей, что покоренный остается в том же состоянии, а вследствие этого сын, хотя и считается римским гражданином, не переходит под власть отца.
69. Точно так же, если латинянка выйдет по закону Элия Сенция замуж за иностранца, принимая его за латина, то может, в силу сенатского постановления, после рождения сына доказать и поправить ошибку, а тогда все приобретают права римского гражданства, и сын переходит под власть отца.
70. Таковы же предписания закона на тот случай, когда латин согласно закону Элия Сенция вступил в брак с иностранкой, считая ее по ошибке латинскою или римскою гражданкой.
71. Кроме того, если римский гражданин, который считал себя латином, женился на латинянке, то ему разрешается по рождении сына судебным путем доказать ошибку, как если бы он женился согласно закону Элия Сенция. Точно так же и те, которые, будучи римскими гражданами, считали себя иностранцами и вступили в брак с иностранками, в силу того же сенатского постановления, по рождении сына могут доказать и исправить ошибку; после этого жена получает права римского гражданства, сын же не только делается римским гражданином, но и переходит под власть отца.
72. Все сказанное о сыне имеет силу и по отношению к дочери.
73. Возраст дочери и сына не имеет (ровно) никакого значения при доказывании причины ошибки, так как об этом ничего не упоминается в сенатском постановлении, разве только, если идет речь о латине или латинянке, так как по самому закону Элия Сенция в этом случае действительно причина ошибки может быть доказана лишь тогда, когда ребенку их (сыну или дочери) минет год. Я, впрочем, хорошо знаю, что в каком-то рескрипте блаженной памяти Адриана помещается определение, будто ребенку необходимо иметь не менее года от роду для того, чтобы доказать и поправить ошибку; но не всегда то, что император постановляет в форме рескрипта, должно иметь всеобщее значение и обязательную силу. 74. С другой стороны, позволяется тоже на основании императорского рескрипта иностранцу, который по ошибке женился, доказать причину такой ошибки, так как случилось однажды, что иностранец женился согласно закону Элия Сенция на римской гражданке, которая считала мужа латином, а по рождении сына приобрел римское гражданство иным способом. Когда затем возник вопрос, может ли он доказывать причину ошибки, то император Антонин18 ответил, что названный иностранец может доказывать ошибку совершенно так, как если бы он остался иностранцем; из этого мы заключаем, что даже иностранец может доказывать причину ошибки.
75. Из сказанного видно, что женится ли римлянин на иностранке или иностранец на римской гражданке, сын их родится иностранцем; но если такой брак совершен по ошибке, то на основании сенатского постановления можно ошибку эту исправить согласно тому, что мы прежде сказали. Если же не было никакой ошибки, и вступившие в брак хорошо знали свое состояние, то ни в коем случае недостаток этого брачного союза не может быть исправлен.
76. Не подлежит сомнению, что брак, заключенный между римским гражданином и такой иностранкой, с которой существовало jus connubii,???? как мы это и прежде сказали, считался законным, и тогда дитя от этого брака было римским гражданином и находилось во власти отца.
77. Точно так же, если римлянка выйдет замуж за иностранца, то сын от этого брака, если состояло jus connubii по праву иностранцев, остается иностранцем и законным сыном отца, как если бы отец прижил его от брака с иностранкою. В настоящее время в силу сенатского постановления, изданного по почину блаженной памяти Адриана, сын считается законным сыном отца, хотя между римской гражданкой и иностранцем не было jus connubii.
78. Мы сказали выше, что сын римской гражданки и иностранца рождается иностранцем, хотя бы между ними не было jus connubii. Это уже было прежде постановлено законом Миниция19, который сверх того определяет, что сын от брака между римским гражданином и иностранкой рождается иностранцем, хотя бы не существовало connubium. В первом случае закон Миниция был необходим, ибо иначе всегда тот, который рождается от родителей, между которыми не было jus connubii, по общенародному праву наследовал положение матери, а не отца. С другой стороны, та часть закона, которая определяет, что от римского гражданина и иностранки рождается иностранец, не представляет ничего нового и совсем лишняя, ибо даже без этого закона будет то же самое по началам общечеловеческого права.
79. Это до того установилось, что даже сын от брака между римским гражданином и латинянкой следует состоянию матери, хотя к этому случаю закон Миниция не относится; упомянутый закон обнимает собою ведь не только иностранцев, но даже тех, которые хотя имели собственные области и собственное управление, но причислялись к иностранцам.
80. Наоборот, на том же основании от латина и римской гражданки, будет ли заключен брак по закону Элия Сенция или иначе, происходил римский гражданин. Однако некоторые думали, что от брака, заключенного по закону Элия Сенция, рождается латинянин, так как по-видимому, в этом случае предполагалось существование connubii по закону Элия Сенция и Юния, а connubium имеет всегда последствием то, что дитя наследует состояние отца, в браке же, заключенном иначе, рождающийся наследует по общенародному праву состояние матери и потому он римский гражданин. Но мы пользуемся тем правом в силу сенатского постановления, изданного по почину блаженной памяти Адриана, именно чтобы рождающийся от латинянина и римской гражданки родился во всяком случае римлянином.
81. Сообразно с этим, сенатское постановление, изданное по почину божественного Адриана, определяет, что дитя латина и иностранки, равным образом иностранца и латинянки, наследует состояние матери.
82. С этим согласно и то, что от рабыни и свободного по общенародному праву происходит раб и наоборот, от свободной и раба рождается свободное дитя.
83. Однако мы должны заметить, что ни закон, ни постановление, имеющее силу закона, не изменило в каком-нибудь случае правила общенародного права.
84. Итак, по сенатскому постановлению Клавдия, римская гражданка, которая вступила в половую связь с чужим рабом с ведома его господина, могла сама на основании договора остаться свободною и все-таки родить раба; ибо соглашение между нею и господином этого раба, на основании упомянутого сенатского постановления, считалось действительным. Но затем император Адриан, признавая несправедливость дела и неуместность такого постановления, восстановил (в целях гуманности) правило общенародного права, именно, чтобы от свободной женщины родилось свободное дитя.
85. Равным образом по латинскому закону дети рабыни и свободного признавались свободными; ибо этим законом определяется, чтобы, если кто имеет сношения с чужою рабою, которую считал свободною, рождались свободные, если они только мужского пола, а если родившиеся женского пола, чтобы они принадлежали тому, рабынею которого была мать. Но и в этом случае блаженной памяти Веспасиан20 по поводу неприличия такого закона восстановил положение общенародного права, именно, чтобы родившиеся, даже если они мужского пола, во всяком случае были рабами того, чьей рабынею была и мать.
86. Но осталась в своей силе та часть того же закона, по которой от свободной женщины и чужого раба, которого свободная считала рабом, рождались рабы. Таким образом у тех, у которых не применяется такой закон, дитя наследует, по общенародному праву, состояние матери и потому оно свободно.
87. Нет сомнения, что в тех же самых случаях, в которых дитя наследует состояние матери, а не отца, оно не подчиняется власти отца, хотя бы последний и был римским гражданином, и потому мы указали выше, что в некоторых случаях, в которых брак заключался по ошибке и незаконно, сенат приходит на помощь и исправляет порок брачного союза, и таким образом в большинстве случаев происходит то, что сын переходит под власть отца.
88. Но если рабыня забеременеет от римского гражданина, а затем в силу отпущения на волю делается римской гражданкой и родит, то родившийся, хоть он римский гражданин, как его отец, все-таки не переходит под власть своего отца, так как он незаконно зачатый, и нет сенатского постановления, которое бы считало такую связь законною.
89. По естественным требованиям и соображениям решено, что если рабыня забеременеет от римского гражданина, а затем, отпущенная на волю, родит, то дитя рождается свободным, так как зачатые незаконно приобретают состояние с того времени, когда рождаются. Поэтому они считаются свободными, если рождаются от свободной, и безразлично, от кого мать зачала их, когда еще была рабынею. Но законно зачатые приобретают состояние с момента зачатия.
90. Следовательно, если какая-нибудь беременная римская гражданка будет изгнана из пределов отечества и, сделавшись таким образом иностранкою, родит, то многие думают, что дитя признавалось римским гражданином, если она зачала в законном браке; если же она зачала в незаконной связи, то от нее рождается иностранец.
91. Равным образом весьма многие полагают, что если какая-либо римская гражданка, будучи беременною, сделается, согласно сенатскому постановлению Клавдия, рабынею вследствие того, что вступила в сношения с чужим рабом против воли и запрета его господина, то от нее рождается римский гражданин, если только он был зачал в законном браке; если же он зачат в незаконной связи, то рождается рабом того, чьей рабыней сделалась мать.
92. Точно так же, если иностранка забеременеет в незаконной связи и затем, сделавшись римскою гражданкою, родит, то она рождает римского гражданина; если же она вступила в сношения с иностранцем и от него зачала согласно законам и обычаям иностранцев, то по сенатскому постановлению, изданному по почину блаженного Адриана, рождается римский гражданин, если и его отец приобрел права римского гражданина.
93. Если чужеземец получает для себя и для своих детей права римского гражданства, то сыновья будут под его властью только в том случае, если император подчинит их власти родителя, что он делает лишь тогда, когда после исследования дела такое подчинение окажется выгодным для сыновей. Добросовестнее и подробнее император рассматривает вопрос относительно лиц малолетних и отсутствующих. Все это постановляется на основании эдикта блаженного Адриана.
94. Точно так же, если кто-либо вместе с беременною женою приобретет римское гражданство, то, хотя тот, кто рождается и будет, как выше сказано, римский гражданин, но он все-таки не переходит под власть отца. И это постановлено рескриптом блаженной памяти Адриана. Посему тот, кто знает, что у него жена беременна, должен в то время, когда испрашивает у императора для себя и для жены римское гражданство, вместе с тем у него же ходатайствовать, чтобы иметь под властью будущего ребенка.
95. Другое положение тех, которые по латинскому праву приобретают права римского гражданства вместе с детьми, ибо дети их будут под отцовскою властью.
96. Право это предоставлено было некоторым иноземным общинам, которые пользовались латинским правом большего объема, ибо есть различие между латинским правом больших размеров и меньших; первая форма juris Latini бывает тогда, когда приобретают права римского гражданства как те, которые отправляют высшие должности, так и их родители, дети и жены; вторая имеет место тогда, когда приобретают римское гражданство только те, которые исполняют общественную или почетную должность. И это постановлено на основании многих императорских рескриптов.
97. Однако же не только родные дети, согласно тому, что мы сказали, состоят во власти нашей, но и те, коих мы усыновляем.
98. Акт же усыновления совершается двумя способами: или властью народа, или по приказу высшего сановника, например претора.
99. Властью народа можно усыновлять тех, которые пользуются правовою независимостью; этот вид усыновления называется arrogatio, потому что и того, кто усыновляет, спрашивают, желает ли он того, кого намерен усыновить, считать законным сыном, – и того, кто усыновляется, спрашивают, желает ли он этому подвергнуться; спрашивается и народ, одобряет ли он это усыновление. Властью сановника усыновляем тех, которые состоят под отеческою властью, все равно, занимают ли они первую степень нисходящих, каковы сын и дочь, или дальнейшую, каковы внук и внучка, правнук и правнучка.
100. Первый вид усыновления, т.е. совершающийся при помощи народа, может происходить только в Риме, а второй обыкновенно совершается тоже в провинциях в присутствии их наместников.
101. Равным образом, властью народа не усыновляются женщины (это именно казалось более соответственным). В присутствии же претора (в Риме), а в провинциях перед проконсулом или легатом усыновляются также женщины.
102. Точно так же в одних случаях усыновление малолетнего – в присутствии народа воспрещено, а в других дозволено. В наше время рескриптом императора Антонина, изданным на имя понтификов, усыновление дозволяется при известных условиях, если только причина усыновления окажется законною. Но перед претором, а в провинциях перед проконсулом и легатом мы можем усыновлять всякого, какого бы он ни был возраста.
103. Оба вида усыновления имеют то общее, что даже те, которые не могут рождать, каковы, например, скопцы, могут усыновлять.
104. Женщины же ни в каком случае не могут усыновлять, ибо они и родных детей не имеют в своей власти.
105. Точно так же, если кто-либо усыновит властью народа, или перед претором, или перед наместником провинции, то он может того же отдать на усыновление другому.
106. Известный вопрос: может ли младший усыновить старшего – относится одинаково к обоим видам усыновления.
107. Свойство усыновления, которое совершается властью народа, таково, что если тот, кто имеет детей в своей власти, отдает себя на усыновление другому, то не только сам подчиняется власти усыновителя, но и дети его становятся во власти усыновителя в качестве внуков.
108. Теперь поговорим о тех лицах, которые находятся in manu21; это право свойственно тоже только римским гражданам.
109. In potestate22 обыкновенно бывают и мужчины и женщины, in manum – только женщины.
110. Итак, некогда этот переход in manum совершался тремя способами: давностью, конфарреацией и коэмпцией.
111. Посредством давностного сожительства вступала in manum (мужа) та женщина, которая в продолжении целого года оставалась беспрерывно супругою; сделавшись вследствие как бы годовалого владения собственностью мужа, она вступала в его семью и занимала место дочери. Поэтому законом XII таблиц23 постановлено, что если какая-нибудь женщина не захочет таким образом вступить in manum, то она должна ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи кряду и таким образом прерывать ежегодное давностное владение. Но все это право частью уничтожено законодательным путем, частью исчезло вследствие неприменения.
112. Конфарреационным образом женщины вступают in manum через некоторого рода священнодействие, которое совершается невестой, и при котором употребляется пшеничный хлеб, – почему этот торжественный обряд брака называется также confarreatio. Сверх того, для укрепления этого правоотношения совершается и делается весьма многое при сопровождении известных торжественных слов и в присутствии 10 свидетелей. Это право даже в настоящее время еще применяется. Именно, в старшие фламины, т.е. фламины Дия, Марса и Квирина24, точно так же в первосвященники назначаются только те, которые родились от брака, заключенного посредством торжественного акта конфарреации, потому что без конфарреации они не могут получить священнической должности.
113. Что касается “купли”, то на основании ее женщины вступают in manum путем манципации, т.е. на основании воображаемой продажи; в присутствии не менее 5. свидетелей из совершеннолетних римских граждан, а также весовщика, покупает жену тот, под чью власть она переходит.
114. Женщина же может совершить коэмпцию не только со своим супругом, но также с посторонним лицом; именно, коэмпция совершается, как говорят, или ради брака или ради фидуции; если женщина заключает коэмпцию со своим супругом, чтобы у него занимать место дочери, то говорят, что она заключила coemptio ради брака; если же она вступила в coemptio со своим мужем, или с третьим лицом, для какой-нибудь другой цели или пользы, например для устранения опеки, то говорят, что она совершила коэмпцию ради фидуции (т.е. без намерения совершения брачного союза).
115. Дело это таково. Если какая-нибудь женщина хочет устранить своих прежних опекунов, для того чтобы избрать другого, она с их согласия заключает коэмпцию. Затем coemtionator продаст ее обратно тому, кому сама пожелает, и, отпущенная этим последним vindicta, т.е. посредством суда, она получает в опекуны того, кем была отпущена. Этот опекун называется fiduciarius, как это выяснится ниже.
115a. Некогда совершалась фидуциарная купля также с целью составления завещания; в то время женщины, за некоторыми исключениями, только в том случае имели право составлять завещание, если они, будучи реманципированы и отпущены на волю, вступали в коэмпцию. Но сенат, согласно воле блаженной памяти Адриана, отменил эту необходимость совершать коэмпцию, ибо теперь закон смотрит на женщин, как если бы они совершили коэмпцию.
115b. Впрочем, если женщина совершит со своим мужем только временную коэмпцию, то тем не менее она начинает считаться дочерью. Ибо, если вообще по какой либо причине жена будет in manu, то принято, что она приобретает права дочери.
116. Остается сказать о том, какие лица могут находиться in mancipio25.
117. Итак, все свободные лица, мужского ли они или женского пола, находящиеся под властью родителя, могут быть манципированы отцом тем же самым способом, которым можно манципировать рабов.
118. То же самое применяется к тем лицам, которые находятся in manu. Именно, женщины могут быть манципированы своими коэмпционаторами (фиктивными мужьями) таким же образом, как дети своим отцом, впрочем, лишь настолько, что, хотя бы у коэмпционатора была в качестве дочери единственно та женщина, которая вышла за него замуж, тем не менее, однако, этим последним может быть манципирована даже та, которая не состоит за ним в замужестве и потому не занимает места дочери.
118. По большей части манципируют только восходящие и коэмпционаторы, когда восходящие и коэмпционаторы желают освободить этих лиц из-под своей власти, как это ниже увидим.
119. Манципация состоит, как мы и выше сказали, в мнимой (воображаемой) продаже. Эта форма приобретения собственности свойственна тоже римским гражданам и совершается следующим образом. Пригласив не менее 5-ти совершеннолетних римских граждан в качестве свидетелей и сверх того еще одно лицо того же состояния, которое держало бы в руках медные весы и называющееся весовщиком, покупатель еще держа медь, говорит так: “утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне, и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов”; затем он ударяет этим металлом об весы и передает его как покупную сумму тому, от кого приобретает вещь.
120. Этим способом манципируются рабы и лица свободного состояния, а также животные, которые причисляются к res mancipi, как, например, быки, лошади, мулы, ослы; тем же самым способом обыкновенно манципируются земельные участки, как сельские, так и городские, принадлежащие сами по себе к res mancipi, каковы, например, италийские.
121. Манципация поземельных участков отличается от манципации прочих вещей только тем, что рабы и свободные, а равно животные, причисляющиеся к разряду res mancipi, могут быть манципированы, только непосредственно присутствуя, причем необходимо, чтобы тот, кто приобретает, касался собственноручно того самого предмета, который ему передается; потому-то и акт этот называется mancipatio, так как вещь берется рукой; недвижимые же имения манципируются обыкновенно при их отсутствии.
122. Медь и весы употребляются потому, что некогда пользовались только медными деньгами, так что существовали ассы: dupondii, semisses и quadrantes, а не было в употреблении ни одной золотой или серебряной монеты, как можно узнать из закона XII таблиц; значение и стоимость этих монет заключались не в количестве, а в известном весе металла; так, например, ассы были весом в два фунта, почему монета эта и названа была dupondius, т.е. как бы два фунта; это название удерживается и до сих пор. Конечно, semisses и quadrantes заключали в себе тоже известный вес металла, пропорциональный доли фунта (асса). Точно так же в прежнее время те, которые давали кому-либо деньги, не считали их, а взвешивали, вследствие чего рабы, которым предоставлен был надзор над деньгами, названы dispensatores (от dispensare – равномерно распределяет) и до сих пор так называются.
123. Если мы спросим, почему женщина, заключившая коэмпцию, отличается от манципированных, то следует ответить, что та, по крайней мере, женщина, которая совершила коэмпцию, не считается рабынею, между тем как женщины и мужчины, манципированные родителями и фиктивными мужьями, признаются рабами и притом настолько, что они могут приобретать наследство и отказы от того, под чьею властью находятся, лишь в том только случае, если в том же завещании они делаются свободными, как это бывает с рабами. Но повод этого различия очевиден: именно в том, что родители и коэмпционаторы принимают их in mancipio при помощи тех же формул и слов, какими приобретаются в собственность рабы – чего не бывает при коэмпции.
124. Рассмотрим теперь, каким способом подвластные освобождаются от этой власти.
125. Коснемся прежде всего тех, которые находятся in potestate.
126. Каким образом рабы освобождаются из-под власти, можем узнать из того, что изложено выше относительно отпущения рабов на волю.
127. Те же, которые состоят под властью отца (восходящего), делаются самовластными по его смерти. Но это допускает различие: именно, со смертью отца сыновья или дочери во всяком случае делаются самовластными, а по смерти деда внуки или внучки не всегда делаются самовластными, но лишь в том случае, если они по смерти деда не подпадают под власть своего отца. Таким образом, если во время смерти деда отец их жив и состоит под властью своего отца, тогда после смерти деда они подпадают под власть своего отца; если же отец их в то время, когда дед умирает, или уже умер, или вышел из-под власти отца, тогда дети делаются самовластными, так как не могут подпасть под его власть.
128. Так как тот, кто за какое-либо преступление по Корнелиеву закону26 изгоняется из пределов отечества и теряет права римского гражданства, то из сего следует, что дети перестают быть в его власти, как если бы он умер, так как таким наказанием он исключается из числа римских граждан, ибо несогласно с разумным основанием права, чтобы человек-иностранец имел в своей власти римского гражданина. По той же причине, если находящийся под властью отца будет изгнан из отечества, то он перестает быть во власти родителя, так как несогласно со справедливостью и основанием права, чтобы человек-иностранец был во власти отца – римского гражданина.
129. Поэтому, если восходящий попал в плен к неприятелю, то, хотя он временно делается рабом, однако власть над детьми приостанавливается в силу jus postliminii, по которому возвратившиеся на родину из вражеского плена приобретают все прежние права (на основании юридической фикции, как будто бы они никогда не теряли свободы). Посему возвратившийся будет иметь детей во власти, а если он в плену умрет, то дети, правда, будут самовластными, но можно сомневаться – с того ли времени, когда умер восходящий у неприятелей, или с того, когда он был пленен. Если сам сын или внук будет взят в плен врагами, то мы также скажем, что власть отца по причине jus postliminii приостанавливается.
130. Сверх того, выходят из отеческой власти дети мужского пола, если они посвящаются во фламины Юпитера, и женского пола, если назначаются Весталками27.
131. В прежнее время, когда римский народ основывал колонии в латинских землях, (то и) тот, который по приказанию отца отправлялся в колонию, переставал быть во власти, так как потерявшие таким образом римское гражданство, становились гражданами другого государства.
132. Кроме того, дети перестают быть во власти восходящих вследствие эманципации (освобождения из-под отцовской власти). Но сын только после троекратной эманципации, прочие же дети, мужского ли они пола или женского, освобождаются совершенно из-под отеческой власти после однократной эманципации. Закон XII таблиц только по отношению к сыну упоминает о троекратной эманципации следующими словами: если отец продает сына в кабалу три раза, то да будет сын свободен. Самый акт освобождения совершается следующим образом: отец продает сына кому-либо как бы в кабалу, тот его освобождает из кабалы посредством виндикационной формы. После этого сын возвращается под власть отца. Отец его вторично манципирует или тому же лицу, или другому (но обыкновенно тому же), а этот мнимый покупатель опять его отпускает на свободу в виндикационной форме, вследствие чего сын снова возвращается под власть отца, и наконец отец в третий раз манципирует сына, или тому же лицу, или другому (но господствует такой обычай, что манципируют тому же), и после этой манципации сын перестает быть во власти отца, хотя бы он еще не был отпущен на волю, но оставался в кабальной зависимости.
133. Однако нам нужно заметить, что имеющий в своей власти сына и от него внука, вправе сына отпускать, а внука удержать в своей власти, или наоборот, удержать в своей власти сына, а внука отпустить, или всех сделать самовластными. То же разумеется и о правнуке.
134. Сверх того восходящие (агнаты) перестают также иметь в своей власти детей, отданных в усыновление. Относительно сына требуется три манципации и два отпущения на волю, точно так же как это совершается, когда отец освобождает из-под своей власти сына, чтобы он сделался самовластным. Тогда он или продается обратно отцу, и усыновитель виндицирует (требует назад) его от отца в присутствии претора, утверждая, что сын – его, и когда отец молчит (не требует обратно), то претор присуждает сына тому, кто предъявлял свое право виндикационным образом, или же сын не реманципируется родному отцу, но тот, кто усыновляет (приемный отец), виндицирует сына от того, у кого он находится в третьей манципации, но, конечно, удобнее быть обратно проданным отцу; относительно же прочих лиц, как мужского, так и женского пола, достаточно, конечно, одной мнимой продажи, и они или реманципируются родителю, или же не продаются обратно; то же обыкновенно совершается и в провинциях перед наместником провинции.
135. Тот, кто был зачат от сына, раз или два раза манципированного, остается под властью своего деда, хотя бы он и родился после третьей манципации своего отца, и таким образом может быть дедом и освобожден из-под отеческой власти, и отдаваем в усыновление; но тот, кто зачат от сына, находящегося в третьей манципации, рождается уже не во власти деда; но Лабеон28 думает, что этот находится в mancipium того же господина, во власти которого находится и отец его (во время зачатия). Пользуемся же мы этим правом таким образом, что пока отец считается in mancipio у другого, власть его приостанавливается; а затем, если отец будет отпущен на волю в силу манципации, то и сын переходит под его власть; если же отец умрет в то время, когда остается в mancipium, то сын делается самовластным.
135a. То, что мы сказали относительно сына, находящегося в третьей манципации, имеет применение и относительно внука, хотя бы он был только раз манципирован; ибо что делают по отношению к сыну три манципации, то же самое делает относительно внука одна манципация.
136. Женщина, перешедшая in manum (мужа), не всегда освобождается от отцовской власти, за исключением того случая, когда она вступает в брак путем коэмпции; что касается жены фламина Юпитера29, то по закону Азиния Антистия30, изданному по предложению Корнелия Максима и Туберона, постановлено, чтобы она считалась находящеюся in manum, по-видимому, только касательно сакральных дел, а что касается прочих отношений, чтобы рассматривать ее так, как если бы она совсем не переходила in manum. Те, однако, женщины, которые посредством коэмпции переходят in manum, освобождаются от родительской власти; и все равно, находятся ли они во власти своего мужа, или во власти постороннего лица, хотя место дочери занимают только те, которые находятся in manu.
137. Женщины, которые находятся в супружеской власти, подобно тому как и дочери, остающиеся под родительской властью, освобождаются от этой зависимости или вследствие смерти того, во власти которого они находятся, или по изгнании его из пределов отечества.
137a. Точно так же через мнимую продажу в кабалу женщины выходят из-под власти мужа и, если они из этой манципации будут отпущены на волю, то делаются самовластными; притом та, которая заключает брак фидуциарным образом (т.е. для известных целей без намерения совершения брачного союза) с посторонним лицом, может этого фиктивного мужа принудить к реманципации; но если бы пожелала быть реманципированной та женщина, которая заключила коэмпцию со своим мужем, то она настолько же не может принудить к этому акту мужа, насколько дочь не может принудить отца. Дочь никоим образом не может принудить отца (к реманципации), даже если бы она была усыновлена, но на основании разводного письма эта может принудить мужа совершенно так же, как если бы она никогда не выходила замуж.
138. Так как те, которые находятся в кабале, считаются как бы рабами, то они делаются самовластными после отпущения на волю посредством суда, ценза, завещания.
139. Однако в этом случае не применяется закон Элия Сенция; поэтому не спрашивают, какого возраста тот, который отпускает, и какого возраста вольноотпущенник, а также не предлагают вопроса о том, имеет ли отпускатель патрона или верителя; даже определенный процент рабов, установленный по закону Фуфия Каниния31, не принимается в соображение по отношению к этим лицам.
140. Даже и против желания того, в чьей власти находятся, они могут посредством записки в ценз приобретать свободу за исключением того, кого отец отдал в кабалу под тем условием, чтобы он был ему обратно продан; ибо тогда отец сохраняет до некоторой степени свою власть тем самым, что получает его обратно в манципированной форме. Мало того, и тот, которого отец отдал в кабалу за ущерб, причиненный проступком, как, например, по поводу того, что он был осужден за кражу и отдал его в кабалу истцу (чтобы отклонить от себя ответственность), не получает посредством записки в ценз свободы против воли того, в чьей власти он находится, ибо истец имеет кабального вместо денег.
141. Вообще мы должны заметить, что мы не имеем права не уважать личного достоинства тех, которые находятся у нас в кабале. В противном случае мы подвергаемся иску за обиду и оскорбление чести. И даже не долго остаются люди в этой зависимости, а по большей части это совершается для виду только в течение одного момента, конечно, если они не манципируются вследствие иска за причиненный вред.
142. Перейдем теперь к третьему (ср. § 9 и § 48) разделению лиц. Именно, из тех лиц, которые не находятся ни in potestate, ни in manu, ни in mancipium, некоторые состоят или под опекой, или под попечительством; иные опять не подлежат ни той, ни другой власти. Посмотрим, следовательно, какие лица состоят под опекой, или под попечительством, ибо таким образом мы узнаем прочих лиц, которые не находятся ни в той, ни в другой власти.
143. Рассмотрим прежде тех, которые находятся под опекою.
144. Итак, родителям (восходящим) позволено назначать по завещанию опекунов детям, которых они имеют в своей власти: мужского пола совершеннолетним, а женского как несовершеннолетним, так и совершеннолетним. Ибо древние римляне желали, чтобы женщины, вследствие их легкомыслия, находились под надзором, хотя бы они и достигли полного возраста.
145. Поэтому, если кто назначает по завещанию сыну и дочери опекуна и оба они достигнут полного возраста, то сын освобождается из-под опеки, а дочь тем не менее останется под надзором опекуна, так как по закону Юлия и Папия Поппея32 женщины освобождаются из-под опеки только на основании привилегии детей (как награда); сказанное здесь не касается Весталок, которые даже по мнению древних римлян были свободны от опеки ради чести их священнослужительства: это постановлено также законом XII таблиц.
146. Но внукам и внучкам мы можем назначать завещанием опекунов только в том случае, если они после нашей смерти не должны подпасть под власть своего отца. Поэтому, если сын мой во время моей смерти состоит под моей властью, то внуки от него не получат опекуна по моему завещанию, хотя бы они были в моей власти, именно потому, что они по смерти моей подпадут под власть своего отца.
147. Как в большинстве других случаев, рожденные после смерти отца рассматриваются как бы уже родившимися, так и здесь принято, что завещанием могут быть назначаемы опекуны детям, как рожденным после смерти отца, так и уже родившимся, лишь бы только они были в таком положении, что, в случае рождения при нашей жизни, находились бы в нашей власти; ведь таких мы можем назначать даже наследниками, между тем как чужих Постумов (т.е. родившихся после смерти отца) не позволено назначать наследниками.
148. Жене, которая состоит в супружеской власти, точно так же и дочери, и невестке, которая находится во власти сына, а равно и внучке, можно назначать опекуна.
149. Вполне же правильно и законно может быть назначен опекун следующим образом: Луция Тиция назначаю в опекуны детям моим; а также если будет так написано: детям моим или жене моей пусть будет опекуном Тиций, – то опекун считается назначенным законно и по форме.
150. Однако по отношению к жене, которая находится под супружескою властью, принять даже (по обычаю) выбор опекуна, т.е. чтобы ей было предоставлено по своему усмотрению выбирать себе опекуна таким образом: Тиции, моей жене, предоставляю свободный выбор опекуна. В таком случае жена имеет право выбирать опекуна для управления всем имуществом или для известных дел.
151. Впрочем, выбор предоставляется или полный или ограниченный.
152. Полный выбор дается обыкновенно так, как мы только что выше сказали; ограниченный предоставляется обыкновенно в такой форме: Тиции, жене моей, предоставляю только однократный, – или только двукратный выбор опекуна.
153. Эти роды выбора существенно отличаются один от другого. Именно той женщине, которая имеет полный выбор, можно один и два, и три раза, и даже чаще избирать себе опекуна; а той, которая имеет выбор ограниченный, более одного раза нельзя избирать, если ей предоставлен только однократный выбор; если выбор предоставлен только на два раза, то более двух раз она не имеет права избирать.
154. Называются же те, которые в завещании поименно назначаются опекунами – dativi, а те, которые берутся по выбору, – optivi.
155. Кому по завещанию опекун не назначен, для тех по закону XII таблиц опекунами служат агнаты, которые и называются законными.
156. Агнаты суть родственники, соединенные родством через лиц мужского пола, т.е. как бы когнаты со стороны отца, каковы, например, брат, рожденный от того же отца, сын брата или внук от него, точно так же дядя и сын дяди и внук от него. Но те, которые соединены кровным родством через лиц женского пола, не суть агнаты, а находятся между собою в другой родственной связи, основывающейся на естественном праве. Таким образом между братом матери и сыном сестры существует не агнатское родство, а когнатство. Равным образом сын твоей матери по отцу и тетки со стороны матери не есть мой агнат, но когнат и, разумеется, наоборот, я соединен с ним тою же связью, ибо те, которые рождаются, наследуют состояние отца, а не матери.
157. Некогда, насколько это касается закона XII таблиц, был издан закон Клавдиев33, который по отношению к женщинам уничтожил эти роды опеки, вследствие чего малолетний сын имеет опекуном совершеннолетнего брата или дядю, но женщины такого опекуна иметь не могут34.
158. Право агнатства уничтожается переменою или умалением правоспособности; право же когнатства таким образом не изменяется, ибо гражданский закон может уничтожить гражданские права, естественных же уничтожать не может.
159. Умаление правоспособности есть перемена прежнего состояния: оно случается тремя способами, именно capitis deminutio бывает наибольшая, или меньшая, которую некоторые называют среднею, или же наименьшая.
160. Наибольшая бывает тогда, когда кто-либо теряет одновременно и гражданские права и свободу. Это случается, например, с теми, которых продают в чужую страну за то, что они или не внесли своего имущества в цензорские списки, или уклонились от военной службы, равным образом и с теми, которые, позволив продать себя на родине в рабство, делаются на основании сенатского постановления рабами тех, во вред которых они намеревались действовать. Этому же виду лишения свободы подвергаются и свободнорожденные женщины, которые, согласно сенатскому постановлению Клавдия, делаются рабынями тех господ, против воли и запрета которых они вступили в сношения с рабами.
161. Меньшая или средняя перемена правоспособности бывает тогда, когда теряется право гражданства, а сохраняется свобода. Это случается с теми, кого изгоняют из пределов отечества.
162. Наименьшее умаление правоспособности имеет место тогда, когда сохраняется и гражданство и свобода, но изменяется состояние человека. Это случается с теми, которые усыновляются, а также с теми женщинами, которые вступают во власть мужа посредством коэмпции, и с теми, которые отдаются кому в кабалу и которые отпускаются на волю из манципации; притом, сколько раз кто манципируется или отпускается на волю, столько же раз он подвергается упомянутому виду умаления правоспособности.
163. Да и не только вследствие двух первых видов умаления правоспособности уничтожается право агнатства, но также вследствие наименьшего умаления, и потому, если одно из двух эманципируется отцом, то после смерти последнего ни одно из них не может быть другому опекуном по праву агнатства.
164. Когда опека принадлежит агнатам, то она принадлежит не всем, а только ближайшим по степени родства.
165. По тому же самому закону XII таблиц опека над вольноотпущенниками и вольноотпущенницами принадлежит патронам и их детям. Эта опека называется также законною не потому, чтобы в названном законе заключалось социальное постановление, касающееся этой опеки, но потому, что вследствие толкования смысла закона она понимается совершенно так, как если бы была введена буквою закона. Ибо вследствие того самого, что к наследствам вольноотпущенников и вольноотпущенниц, умерших без завещания, закон призывает патронов и их детей, древние юристы думали, что закон хотел, чтобы и опека принадлежала им, так как тем же агнатам, которых закон призывает к наследству, он приказывает тоже быть опекунами.
166. По примеру опеки патронов принята опять и другая опека, именно фидуциарная опека эманципированным; эта то опека называется собственно фидуциарною; она предоставляется нам на том основании, что мы отпустили на волю свободного человека, манципированного нам или отцом, или фиктивным мужем, т.е. коэмпционатором.
167. Однако опека над несовершеннолетними латинами и латинянками не всегда предоставляется вместе с имуществом отпускающим их на волю, но тем, кому они принадлежали до отпущения на волю по квиритскому праву. Вот почему, если рабыня принадлежит тебе по праву квиритов, а мне in bonis, то она, будучи отпущена на волю одним только мною, даже без тебя, может сделаться латинкою, и ее имущество принадлежит мне, но опека над ней предоставляется тебе; ибо так постановляет закон Юния (прим. 22). Стало быть, если она сделана латинкою тем, чьей она была и по преторскому, и по квиритскому праву, то как имущество, так и опека принадлежит ему же.
168. Агнатам, которые признаются законными опекунами, и отпускающим на волю позволено уступить в суде опеку над женщинами постороннему лицу, а опеку над малолетними не позволено передавать, потому что она не кажется обременительною, коль скоро с наступлением совершеннолетия она прекращается.
169. Тот же, кому уступается опека, получает название tutor cessicius.
170. После его смерти или с умалением его правоспособности опека возвращается к тому опекуну, который уступал. Точно так же, если тот, кто переуступал, умрет или подвергается уменьшению правоспособности, то tutor cessicius теряет опеку, которая переходит к тому, кто после уступившего будет иметь ближайшее право принять на себя опеку.
171. Но поскольку это касается агнатов, то в настоящее время совсем не затрагивается вопрос о переданной опеке, так как закон Клавдия отменил опеку агнатов над женщинами.
172. По мнению некоторых, доверенные опекуны35 не имеют права передавать опеку, так как они сами приняли на себя эту обязанность; хотя это мнение и принято, однако относительно родителя (агнатского восходящего), который отдал дочь или внучку, или правнучку в кабалу с тем условием, чтобы ему реманципировали ее, и реманципированную отпустить на волю, того же сказать нельзя, так как он считается и законным опекуном, и ему не менее, чем патрону должен быть оказан почет.
173. Кроме того, на основании сенатского постановления женщина могла просить о назначении опекуна взамен отсутствующего. Когда таковой назначен, то прежний перестает быть опекуном; и притом безразлично, как долго опекун предполагает отсутствовать.
174. Но если место опекуна было занято патроном, то вольноотпущеннице не позволяется хлопотать о назначении взамен отсутствующего опекуна другого лица.
175. Патроном считаем мы также родителя, который достиг законной опеки тем, что сам отпустил на волю реманципированную ему дочь, или внучку, или правнучку. Дети его считаются доверенными опекунами; дети же патрона получают ту же самую опеку, какую имел их отец.
176. В известных случаях сенат позволяет ходатайствовать о назначении опекуна на место отсутствующего патрона, например, для принятия наследства.
177. То же самое постановил сенат относительно несовершеннолетнего сына патрона.
178. Именно законом Юлия de maritandis ordinibus36 разрешается той, которая остается в законной опеке малолетнего, просить у городского претора опекуна для назначения приданого.
179. Конечно, сын патрона, хотя и малолетний, делается опекуном вольноотпущенницы, однако же он не может дать своего соизволения и утверждения в случае заключения обязательных отношений, так как и он сам не может совершать юридических актов (обязательства) без согласия своего опекуна.
180. Равным образом, если женщина находится в (какой-либо) законной опеке у сумасшедшего или немого, то ей позволяется сенатским постановлением хлопотать о назначении опекуна для установления приданого.
181. Ясно, что в этих случаях опека патрона и его сына отнюдь не нарушается37.
182. Кроме того сенат постановил, что если опекун малолетнего, какого бы то ни было пола, будет устранен от опеки вследствие неблагонадежности, или если он по основательной причине откажется от принятия опеки, то на его место можно назначить другого опекуна, причем прежний опекун теряет опеку.
183. Все это соблюдается одинаково как в Риме, так и в провинциях; в провинциях, конечно, опекун должен быть испрашиваем у наместника.
184. Прежде, когда применялись в судопроизводстве законные (формальные) иски, опекун давался также в том случае, если между опекуном и женщиной или питомцем (опекаемым) возникала тяжба и судебное разбирательство. Именно, так как опекун не мог быть судьею в собственных делах и там предъявлять interpostio auctoritatis, то назначался особый опекун, при участии которого совершалось торжественное судебное действие; он назывался преторским опекуном, так как назначался городским претором. Но некоторые полагают, что после уничтожения системы законных (формальных) исков этот вид назначения опекунов оказался излишним, но он и в новейшем праве применяется в том случае, когда дело производится в Риме между римскими гражданами.
185. Если у кого по каким-либо причинам вовсе не было опекуна, то ему давался опекун в городе Риме городским претором и большинством народных трибунов в силу закона Атилия38, каковой опекун называется (по имени закона) Атилианским; в провинциях же опекуны назначаются наместниками провинции в силу закона Юлия и Тиция39.
186. Вследствие этого, если кому-либо опекун по завещанию был назначен под известным условием или с известного срока, то ему мог быть назначаем (временный) опекун до тех пор, пока срок не истек или условие не исполнилось. Точно так же, если опекун будет назначен без всяких условий, то он по тем же законам должен быть испрашиваем до тех пор, пока кто-нибудь не вступит в наследство. Он же перестает быть опекуном, коль скоро кто-нибудь явился опекуном на основании завещания.
187. Равным образом когда опекун был взят неприятелем в плен, то по выше приведенным законам испрашивался опекун, который переставал быть опекуном, если пленный возвращался на родину, ибо возвратившийся получал опеку на основании juris postliminii.
188. Из этого явствует, сколько есть видов опеки. А если спросим, к скольким родам сводятся эти виды, то об этом пришлось бы долго рассуждать. Ибо между древними юристами по этому поводу не было согласия. Так как мы несколько подробнее рассматривали этот вопрос и при толковании эдикта, а также в тех рассуждениях, которые мы написали на основании сочинений Квинта Муция40, то достаточно будет заметить, что некоторые, как, например, Квинт Муций, принимают 5 родов, другие, как, например, Сервий Сульпиций41, – 3, третьи, как, например, Лабеон42, – 2; наконец иные опять полагают, что родов опеки существует столько же, сколько видов.
189. По праву почти всех государств малолетние находятся под опекою, так как сообразно с естественным правом, чтобы не достигший совершеннолетнего возраста был под покровительством другого лица. И нет почти ни одного государства, в котором не позволялось бы родителям (агнатическим восходящим) назначать завещанием опекуна своим несовершеннолетним детям, хотя, как мы выше сказали, казалось бы, что только одни римские граждане имеют детей в своей отцовской власти.
190. Но кажется, что назначение опеки над женщинами, достигшими совершеннолетия, не имеет справедливого основания, ибо, по общему мнению, женщины состоят под опекою лишь потому, что по своему легкомыслию подвергаются большею частью обману, а потому было бы справедливым, чтобы они оставались под надзором опекунов. Последний довод, однако, кажется, скорее мнимый, нежели действительный; ибо женщины ведь, достигшие совершеннолетия, сами занимаются своими делами, а в некоторых случаях опекун только для формы изъявляет свое согласие; часто опекун даже против своей воли принуждается претором давать соизволение.
191. Вот почему женщине и не предоставляется против опекуна никакой судебной защиты по делам опеки. Но когда опекуны занимаются делами несовершеннолетних обоего пола, то этим, после их совершеннолетия, они дают на суде отчет в своей опеке.
192. Конечно, законная опека патронов и родителей (агнатических восходящих) считается имеющею некоторое значение вследствие того, что опекунов нельзя принуждать к тому, чтобы они давали соизволение на составление завещания, на отчуждение res mancipi, на принятие обязательств, за исключением разве того случая, когда представляется важное обстоятельство для отчуждения res mancipi, или принятия на себя обязательств. И все это установлено было в пользу самих опекунов, именно чтобы они не исключались от наследства в силу завещания, так как они делаются наследниками женщин, умерших без завещания, и чтобы вследствие отчуждения наиболее ценных вещей или принятия на себя чужого долга не досталось им слишком уменьшенное наследство.
193. У иностранцев женщины находятся под опекой не так, как у нас, но все-таки в большинстве случаев они состоят как бы под опекою; так, например, закон вифинцев постановляет, чтобы женщина, если она совершает юридическое действие, получала соизволение от мужа, или совершеннолетнего сына.
194. Свободнорожденные женщины освобождаются от опеки тогда, когда у них трое детей, а вольноотпущенные, находящиеся под законною опекой патрона или его детей, освобождаются тогда, если у них четверо детей; прочие женщины, имеющие опекунов другого рода, как, например, Атилианских или доверенных, освобождаются из-под опеки, если у них трое детей.
195. Отпущенная на волю может равным образом иметь опекуна другого рода, например, если она отпущена на волю женщиною; ибо тогда она должна предъявить просьбу о назначении опекуна на основании Атилиева закона, а в провинциях по закону Юлия и Тиция, так как патронки, находясь сами под опекою, не могут быть опекунами.
195a. Точно так же, если она отпущена на волю мужчиною, и с его согласия совершила коэмпцию, а затем была обратно продана и отпущена на волю, то она перестает иметь опекуном патрона и начинает уже состоять под опекою того, кем она отпущена на волю, который и называется фидуциарным.
195b. Равным образом, если патрон или его сын отдал себя в усыновление, то вольноотпущенная должна хлопотать о назначении себе опекуна по закону Атилия, или Юлия и Тиция.
195c. На основании тех же законов вольноотпущенница должна также предъявить просьбу о назначении опекуна, если патрон умрет, не оставив в семействе ни одного сына.
196. Дети мужского пола освобождаются от опеки, когда достигают возмужалости; притом Сабин43, Кассий и другие приверженцы нашей школы считают возмужалым того, который выказывает половую зрелость, т.е. который может производить потомство; относительно же тех, которые не способны к деторождению, каковы, например, евнухи, spadones (лишенные мужской половой силы), следует ожидать того возраста, в котором они достигают совершеннолетия; но приверженцы других школ полагают, что возмужалость следует определять по годам, т.е. они считают того возмужалым, кому кончилось 14 лет от роду.
197. (Право, на основании которого малолетний остается под опекою совершеннолетнего, пока не) достигнет того возраста, когда может заниматься своими делами, соблюдается также у иностранных племен, о чем мы выше сказали.
198. Но и в провинциях, по тем же самым причинам, наместники назначают обыкновенно попечителей.
199. Однако чтобы имение малолетних и тех, кто состоит под попечительством, не было истрачено и не потерпело ущерба от попечителей или опекунов, претор должен позаботиться, чтобы те и другие представили поручительство, дали особое обещание в том, что отнесутся к исполнению своей обязанности с надлежащею рачительностью.
200. Впрочем, это бывает не всегда, ибо, с одной стороны, опекуны, назначенные по завещанию, не принуждаются представлять поручительства, потому что добросовестность их и усердие признаны самим завещателем; с другой стороны, попечители, которым попечительство принадлежит не по закону, но которые назначаются или консулом, или претором, или наместником провинции, по большей части не представляют поручителей, так как, разумеется, они были выбраны как благонадежные и честные.

ПРИМЕЧАНИЯ

КНИГА I
1. Закон диктатора Квинта Гортензия датируется 287 г. до н.э.
2. Впервые городской претор был избран в 367 г. до н.э. для ведения судебных разбирательств в городе среди римских граждан. Претор перегринов предназначался для судебных разбирательств римлян с иностранцами, начал избираться с 248 г. до н.э.
3. Первоначально (с 494 г. до н.э.) существовали только плебейские эдилы, которые осуществляли контроль за храмами (этимология слова aediles от aedis – здание, храм) вместе с плебейскими архивами и казной, заведовали городской полицией, плебейскими играми и рынком. С 367 г. до н.э. из числа патрициев также стали избираться эдилы, называвшиеся курульными. Они также обустраивали общегосударственные игры, следили за храмами, ведали строительством общественных зданий, осуществляли полицейский надзор и ведали тяжбами, связанными с рыночной торговлей. Их распоряжения (edicta) по такого рода тяжбам и вообще по правилам торговли имели силу закона.
4. Закон датируется 4 г. до н.э.
5. Ф. Дыдынский здесь и далее переводит термин in bonis как “в бонитарной собственности”. Однако такой перевод не вполне адекватен содержанию термина in bonis, так как бонитарной собственности как категории не знают источники римского классического права; в русском же языке вообще нет адекватного юридического термина, поэтому, чтобы не искажать смысл текста, корректнее оставить здесь и далее термин in bonis без перевода. О значении этого термина см.: Савельев В.А. История римского частного права. М., 1986.
6. Закон Юния Норбана издан в 19 г. н.э.
7. Публий Элий Адриан – римский император, родился в Риме 24 января 76 г. н.э. В 117 г. вступил на престол под именем Цезаря Траяна Августа Адриана. Отличался благотворительностью и стремлением к справедливости, омрачаемом, однако, многочисленными казнями. По его приказу был издан известный edictum perpetuum – собрание преторских исковых формул. Умер Адриан 10 июля 138 г. н.э.
8. Senatusconsultum Pegasianum обычно приблизительно датируется 74 г. н.э.
9. Тиберий Клавдий Нерон – римский император, родился 15 декабря 37 г. н.э. в г. Антие. Отличался особой жестокостью и распутством. У власти с 54 г. н.э. под именем Клавдия Цезаря Августа Германика. В 68 г., когда Гальба, провозглашенный солдатами императором, подходил с войском к Риму, Нерон был вынужден покончить с собой.
10. Марк Ульпий Траян – римский император, родился в Италике (Испания) 18 сентября 53 г. н.э. Вступил во власть в 98 г. под именем императора Цезаря Нервы Августа Траяна, прозван “Наилучшим” (Optimus). Покорил Дакию, Армению, часть Аравии и Парфии, подавил восстание евреев. Многочисленные законы Траяна касались внутреннего управления империей. Покровительствовал науке и искусствам. По возвращении из похода заболел и умер в 117 г. н.э.
11. Квиритское право или право квиритов – собственно римское гражданское право, т.к. римляне сами себя издревле называли квиритами. В отличие от преторского права, основывавшегося на эдиктах претора, квиритское право исходило непосредственно из законов.
12. Закон Фуфия Каниния датируется 2 г. до н.э. принимается в расчет, но закон предписывает, чтобы никто не имел права отпускать на волю более сотни, а если кто имеет всего только одного или двух рабов, то закон по отношению к нему ничего не определяет, и вследствие этого ему предоставляется возможность отпускать по усмотрению на волю.
13. Тит Аврелий Фульвий Бойоний Аррий Антонин – римский император, родился 19 сентября 86 г. н.э. в г. Ланувие. Вступил на престол в 138 г. н.э. под именем императора Цезаря Тита Элия Адриана Августа. За строительство в честь покойного императора Адриана храма получил прозвище “Благочестивый” (Pius). Империя достигла при нем процветания. Воевал в Британии и Африке, подавил волнения иудеев. Умер 7 марта 161 г. н.э.
14. Dominium duplex – двойной доминий – есть совпадение цивильного (квиритского) права господства над вещью, которое могло быть чисто формальным, и преторского права, обозначаемого Гаем термином in bonis. Соединение этих прав в одном лице давало наиболее полное право собственности (dominium plenum). Ф. Дыдынский переводит этот термин как “двоякая собственность”, однако слово dominium не вполне адекватно русскому “собственность”, поэтому здесь и далее он оставлен без перевода. Вообще следует отметить, что Гай употребляет этот термин довольно редко (всего шесть раз). Подробнее см.: Савельев В.А. Право собственности в римской классической юриспруденции // Советское государственное право. N 12. 1987.
15. Галатами или галлогреками называлось кельтское (в латинском варианте – галльское) племя, обитавшее с III в. до н.э. в Малой Азии, на границе с Фригией, Понтом, Вифинией и Каппадокией.
16. Тиберий Клавдий Друз Нерон Германик – римский император, родился в 10 г. н.э. в Лугдуне в Галлии. С 41 г. н.э. у власти под именем императора Гая Тиберия Цезаря Августа Германика. Увлекался историей, знал греческий и этрусский. Центролизовал государственную власть, укрепил аппарат, разработал многочисленные правовые нормы. Был отравлен своей племянницей и супругой Агриппиной, матерью будущего императора Нерона, в 54 г. н.э.
17. 4 г н.э.
18. См. прим. 13
19. Закон Миниция датируется 90 г. до н.э.
20. Тит Флавий Веспасиан – римский император, родился 9 ноября 9 г. н.э. В 69 г. провозглашен своим войском императором и после победы при Кремоне вступил на престол под именем императора Цезаря Августа. Покорил Иудею, упорядочил управление провинциями, победил сарматов, подчинил часть Британии. Умер 23 июня 79 г. н.э.
21. Ф. Дыдынский переводит термин in manu как “под властью мужа”. Гай в большинстве случаев имеет в виду именно это значение, однако сам термин данным значением отнюдь не исчерпывается, так как manus обозначает вообще всякую власть (см.: Thorman K.F. Der doppelte Ursprung der Mancipatio. Munchen, 1943. S. 58-102), поэтому в нашей редакции in manu оставляется без перевода.
22. Ф. Дыдынский переводит in potestate как “под властью отца”. Поскольку содержание термина potestas, как и приведенного выше manus, гораздо шире предложенного Ф. Дыдынским, то он оставлен без перевода.
23. Знаменитые законы XII таблиц составлены коллегией децемвиров в 451-450 гг. до н.э. и выставлены на римском форуме для всеобщего обозрения. Эти законы пользовались чрезвычайным авторитетом у римлян вплоть до времени составления кодекса Юстиниана в VI в. н.э.
24. Старшие фламины (этимология от латинского flagrare – “гореть”, т.е. flamen дословно означает “зажигатель огня”) – жрецы богов Юпитера, Марса и Квирина. Особым почетом обладал жрец Юпитера, он имел знаки магистратской власти: ликтора, курульное кресло и тогу-претексту (Gell. 10, 15), а следовательно и место в сенате. Коллегия фламинов была учреждена в конце VIII в. до н.э. царем Нумой Помпилием в количестве 15 жрецов (Liv., I, 20).
25. Ф. Дыдынский переводит термин in mancipio как “в кабале”, что несколько ограничивает и даже искажает его юридическое значение. Вообще соотношение терминов in manu, in potestate, in mancipio, так или иначе обозначавших положение одних лиц, находившихся под властью или в зависимости от других, довольно сложное и противоречивое. Этот вопрос давно дебатируется в науке (см., например: Смирин В.М. Патриархальные представления и их роль в общественном сознании римлян // Культура Древнего Рима. Т. 2. М., 1985. С. 5-78), поэтому в русском тексте они оставлены без перевода.
26. Закон диктатора Луция Корнелия Суллы Счастливого 81 г. до н.э.
27. Весталки – 6 жриц римской богини Весты, хранительницы вечного огня в ее храме, Пенатов римского государства (Liv., I, 20; Ovid. Fast. 6, 291). Жрицы пользовались величайшим почетом, однако давали клятву сохранения целомудрия. Нарушение этой клятвы во все времена каралось смертью.
28. Марк Антистий Лабеон (45 г. до н.э. – 10/21 г. н.э.) – выдающийся римский юрист, ученик Требация. Написал около 400 книг, в том числе комментарии к законам XII таблиц и к преторскому эдикту. От его произведений сохранились лишь немногочисленные фрагменты.
29. Жена фламина Юпитера – фламиника – официально участвовала в жертвоприношениях своего супруга, являясь одновременно как бы супругой или рабой самого бога (Fest. Flammeo, P. 82 L). После ее смерти жрец Юпитера терял свои полномочия фламина.
30. Закон консулов Азиния и Антистия предположительно датируется 23-24 гг. н.э.
31. См. прим. 12.
32. Под законом Юлия и Папия Поппея обычно понимают два закона – закон Августа 18 г. до н.э. и закон консулов Марка Папия и Квинта Поппея 9 г. н.э.
33. Закон императора Клавдия 47 г. н.э.
34. Однако закон сохранил опеку родителей и патронов.
35. Согласно Ф. Дыдынскому, термин “доверенный опекун” (tutor fiduciarius) объясняется тем, что при всех эманципациях к самому акту манципации также прибавлялся фидуциарный договор о манумиссии (pactum fiduciae de manumittendo) или реманципации (de remancipando) – см. Ulp. XI, 5.
36. Закон императора Августа de mari tandis ordinibus датируется 18 г. до н.э.
37. Т.е. назначение временного опекуна не отнимало права опеки ни у патрона, ни у его сына, к которому опека переходила после смерти отца. Из этого явствует, что к опеке патрона относились снисходительно (прим. Ф. Дыдынского).
38. Закон Атилия предположительно датируется около 200 г. до н.э.
39. Закон Юлия и Тиция предположительно датируется 100 г. до н.э. Однако некоторые отождествляют его с законом Августа об опеке 32 г. до н.э.
40. Квинт Муций Сцевола (около 140-82 г. до н.э.) – знаменитый римский юрист, государственный деятель (консул 95 г. до н.э.) и оратор, автор сочинения Ius civile, которое оставило глубокий след во всей римской юриспруденции. К сожалению, сам труд не сохранился, имеются лишь многочисленные ссылки на него и комментарии более поздних юристов, а также незначительные фрагменты в дигестах Юстиниана.
41. Сервий Сульпиций Руф (около 106-43 г. до н.э.) – известный юрист, государственный деятель (консул 51 г. до н.э., проконсул Ахайи 46-45 гг. до н.э.) и оратор. Оставил после себя многочисленные судебные речи, комментарии к преторскому эдикту (ad Brutum) и около 180 книг. Из его огромного наследия сохранились лишь незначительные фрагменты в комментариях более поздних юристов.
42. См. прим. 28.
43. Массурий Сабин из Вероны – известнейший юрист, жил при Тиберии и Нероне, ученик Капитона, написал массу книг юридического и антикварного содержания, от которых сохранились лишь незначительные. Среди них известное произведение Ius civile в 3 книгах, построенное по системе Муция. Его имя дало название известной школе Сабина.